Приглашаем к участию в нашем традиционном конкурсе «Самый яркий праздник года». Правила участия в Положении (левая колонка)
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник
года 2022"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный критик
Алла Райц
Кабинет критика
Диалоги с критиком. Вопросы и ответы
Буфет. Истории
за нашим столом
СИНКВЕЙН
МСП "Новый Современник" представляет
Марина Соколова
Хотела посвятить любви стихи
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Ваагн Карапетян
Объем: 10475 [ символов ]
Всего один вопрос.
Проповедь окончилась, и к пастору подошел мужчина лет шестидесяти пяти: седой, с отекшим лицом пьющего, сгорбившегося под тяжестью лет и невзгод, человека. Правая рука, прижатая к животу, заметно подрагивала. На лице, от подбородка до самого виска, разместился рваный шрам. Левый глаз прикрывала не стиранная повязка, а одежда, несмотря на теплую погоду, состояла из старого свитера грубой вязки и изрядно потрепанного, не по размеру, пиджака. На пиджаке и в седых волосах сохранились былинки сухой травы. Очевидно, он несколько дней не раздевался и не умывался, так как на потрескавшихся губах все еще темнели остатки спекшейся крови, а на грязных, огрубевших руках отчетливо просматривались огромного размера пигментные пятна. Общую неприглядную картину завершали такой же «чистоты и ухоженности», как и все остальное, спортивные обвисшие штаны и солдатские растоптанные ботинки.
- Я хочу поговорить с тобой, – обратился он к пастору, нервно теребя в руках фуражку.
- Хорошо, пожалуйста, присядем, так удобнее будет, – ответил пастор, пригласил незнакомца пройти к расположенным вдоль стены стульям. И, присматриваясь, спросил:
- Как вас зовут?
- Федор Игнатьевич.
- Вы у нас в поселке впервые, наверное, - предположил пастор, - или я ошибаюсь.
Тот замотал головой:
- Местный я. Тут рядом Михайловка - оттуда. Просто дома бываю редко, так уж сложилось. Из тюрьмы только вот, месяц как на свободе.
Пастор дружески улыбнулся:
- Решили прийти в церковь? Нам видимо есть о чем поговорить,- cказал он, и сочувственно осматривая пришельца, потянулся, к стоящему рядом столику, за Библией.
- Да нет, я просто мимо проходил, вижу, свет горит. Дай, думаю,
зайду,-пожал плечами Федор Игнатьевич
– Ну, человек предполагает, а Бог располагает.
Федор Игнатьевич криво усмехнулся, – я не знаю, может быть и так оно и есть, человек я маленький.
– Ну, раз зашли, уж давайте поговорим,- предложил пастор.
Незнакомец тяжело вздохнул. - Со мной Василий Петрович сидел вот... Так он с Библией никогда не расставался. В свободную минуту к какой-нибудь стенке меня прижмет, и давай что-то втолковывать. Не мешал я ему, думаю, пускай выговорится, не денег же просит... Вот его вспомнил и зашел."
- Понятно. У вас, наверное, - пастор настроился на долгую и серьезную беседу, - много вопросов накопилось? Я попытаюсь на них ответить.
Но Федор Игнатьевич лишь хмыкнул в ответ: - Да нет, у меня один вопрос только. Всего один… И, как бы прицениваясь, стоит ли продолжать разговор, покряхтел, задумался, рассматривая стены церкви, а потом прервал молчание:
- Вот ты мне скажи, почему твой Бог меня так невзлюбил, всю жизнь мне искалечил, преследовал меня, можно сказать с самого детства?
Он произносил слова, не торопясь, четко, проговаривал каждую букву, оттого местами сбивался и затягивал речь.
- Я через него столько лишений перенес, незаслуженных наказаний получил, не перечесть. Как вспомню, такая обида берет… А ведь все могло не так сложиться…
В это время раздался скрип, затем последовал хлопок закрывающейся входной двери, Федор Игнатьевич вздрогнул, обернулся к пастору и сдавленным голосом, спросил.
- Я не задерживаю тебя? Может домой пора? Поздно ведь…
- Нет, нет, - вздохнул пастор, - я не тороплюсь. Давайте поговорим, для меня это тоже очень важно.
- Ну, вот смотри: первый срок я еще несовершеннолетним получил.
У одной старушки велосипед за летней кухней стоял. Под дождем, да под снегом. В ту пору ей лет восемьдесят было, если не больше… Сам посуди, к чему он ей? Вот мы с пацанами ночью велосипед выкрали и подались в райцентр. Хотели там продать. Велосипед-то я заприметил, стало быть и идея была моя, вроде как я виноват, но в том- то и дело, что, ребята загорелись, а мне уже некуда было деваться. Такая вот катавасия.
А пасечник, Семеныч (злобный человек, всем поперек горла стоял) видел, как мы велосипед катили. Он и донес.
– Я слышал об этом пасечнике, - вспомнил пастор, - рассказывали, что у него на пасеке самый лучший мед в районе, да и о нем самом хорошо отзывались.
- Одним словом, повязали нас в райцентре, – не обратил внимания на реплику пастора Федор Игнатьевич, - те двое (у родителей деньжата водились) откупились, а у меня мать одна – уборщицей, вот мне три года и впаяли.
Отшлепать бы нас и отпустить, ан нет, по всей строгости подошли. И я, невинное дитя, можно сказать, еще молоко на губах не обсохло, оказался вместе с уголовниками. Такую школу прошел...
Он внезапно оборвал речь, с минуту помолчал, а потом, словно бы смутившись, добавил:
- Не дай Бог кому-то все это перенести ...
– Понимаю, у нас дров наломать мастера. Особенно когда власть в руки попадает, - пытаясь успокоить Игнатьевича, согласился пастор.
- Вот, вот, - устало закивал тот головой.
Но через минуту его лицо вновь оживилось, и с, какой-то напускной бравадой взглянув на пастора, он рассмеялся:
- Старушка та на меня зла не затаила, нет. Она даже ко мне в тюрьму приехала, пирожков привезла. Как сейчас помню, еще теплые были: платком укутала, чтобы в дороге не остыли. На прощанье прослезилась, обняла меня и говорит: «Как освободишься, зайдешь, велосипед тебе
отдам». Да куда там, - махнул он рукой, - не дождалась меня, померла через год. А моя жизнь пошла кувыркаться дальше.
- Как звали старушку, не помните?- спросил пастор.
- Э-э, столько лет прошло, куда там.
- А я помню. Пелагея Никаноровна, то была,так ее звали. Она, как я теперь понимаю, за вас в нашей церкви молилась. Меня тогда только рукоположили, у меня тоже, как вы говорите, еще молоко на губах не обсохло, мы с вами примерно одного возраста...
- Вот еще такое... - Федор Игнатьевич, явно польщенный вниманием пастора, уселся по удобнее.
- Ну, прямо абсурд какой-то! Как всплывет в памяти тот случай, так сразу мурашки по коже. Остановил меня, значит, прапорщик это я уже второй срок отбывал, на поселении досиживал, в руках у него грязная кружка, где-то на земле подобрал и говорит:
«Отнеси, мол, на кухню, хорошенько помой, чего зря валяется». Понес я ее в столовую, но до кухни не дошел, так слегка помочил под краном и в общую кучу бросил. На ужин чего-то задержался: сел за стол, все кружки с чаем разобрали, одна осталась. Представляешь - эта, со следами грязи, и чаю на кухне ни капли, весь разлили..
Федор Игнатьевич усмехнулся, развел руками:
- Сижу, смотрю на нее, и глазам своим не верю. Ну вот скажи ты, человек триста в тот день в столовой собралось, почему именно мне эта грязная досталась?
Затем, с досадой и с негодованием, добавил:
- Не я дежурный, не мое дело, а из этой грязной кружки я хлебал!
Он заерзал на месте, от нахлынувших воспоминаний в лице изменился, побагровел, и, перекинув ногу на ногу, задумался.
Пастор предположил, глядя на Федора Игнатьевича, что тот, очевидно, выискивает в своей памяти новые случаи, когда, по его разумению, Господь Бог обошелся с ним несправедливо. И не ошибся.
- А один раз через Его наказание и жизни мог лишиться… - прервал тишину Федор Игнатьевич.
- Зашел, значит, в кладовку, а кладовщик у нас ленивый такой был, не просыхал: начинал с утра и до конца смены... Потом задвинули его куда-то. Гляжу - у него ящики с гвоздями, аж до потолка, но не ровно сложены. Верхний, вот-вот упадет. «Кому это посчастливится?» – Подумал я: «На голову ведь, ой, как грохнет! И убить-то может...» И вот, поди ты, на обратном пути, совсем забыл об этом ящике, а он как… хорошо не по голове - в плечо мне угодил, все косточки раздробил! Сознание сразу потерял. Сколько лежал - не помню, когда в чувство привели - не знаю. Нашатырь там, врача вызывали, народу много собралось...
Полтора месяца в больничке... И с тех пор плечо у меня ноет, особенно когда к дождю. Прямо мочи нет. Ну, скажи, зачем не этому остолопу - кладовщику по голове, который за это отвечать должен, а меня покалечило? Вот так всю жизнь. Столько всего на воротилось, что и не перечислишь!
И, чтобы показать свое огорчение обстоятельствами своей жизни, он горько вздохнул, и, стараясь не встречаться с пастором взглядом, как бы забыв про окружающее, уставился в одну точку.
Эта речь произвела угнетающее впечатление на пастора и он, потрясенный этим обстоятелством, не зная как подступиться, как продолжить разговор, молчал. Он рассматривал Федора Игнатьевича и о чем-то думал. В опустевшей церкви воцарилась тишина.
За окном послышались мужские голоса. Там пересчитывали деньги и при этом матерились...
Денег не хватало, а в магазине свет притушили - дело шло к закрытию.
- А когда последний раз попал на зону, четвертый, стало быть, – вновь заговорил Федор Игнатьевич, - и пострадал ни за что и отсидел ни за что.
В сердцах он взмахнул рукой и вытер набежавшую слезу.
- У нас в деревне двое, муж с женой, утонули - лодка перевернулась, а они, дурни, плавать не умели. Трое малолеток сиротами остались. Родственники детей к себе забрали. А дом, (большой дом у них, двухэтажный) заколотили и на окна решетки повесили. Решили: дети подрастут - сами определят, как домом-то распорядиться. Вот я и соображаю: « А решетки тут к чему? Кто туда полезет - пустой ведь?». А моя хата без забора стояла, все руки не доходили.
Значит, подсчитал я решетки - как раз получается. С утра речной песок завез, кум подсобил. Купил шесть мешков цемента за пол цены у Сидорыча, тот на цементном сторожем работал... Думаю, успею за ночь решетки вдоль
моего участка расставить и бетоном залить. К утру подсохнет. А когда хватятся, что решеток нет, так я тут причем? У меня забор уже лет сто стоит... С вечера приготовил раствор и ночью за решетками полез.
На этом я часа полтора потерял - повозиться пришлось: решетки так крепко пригвоздили, что монтировкой с трудом отодрал. Пот градом тек. Несу, значит, последнюю, и споткнулся, зараза, конец решетки мне прямо в глаз. Взвыл я от боли. Ну, из ближайшего дома сосед на мой рев и выскочил…
Понятное дело – суд. Без жалости и понимания. Не приняли во внимание судьи никакие смягчающие обстоятельства: Глаз ведь потерял! Впаяли срок по полной программе…
Федор Игнатьевич притих, посмотрел на пастора:- К чему я тебе про все это? - вдруг занервничал он:
- Вот я сидел и слушал, как ты людям умные вещи рассказываешь, поучительные, можно сказать. Многим бы призадуматься надо. А мне все это… давно известно. Сам кого хочешь обучу...
Со двора еще доносились раздраженные голоса, там пересчитывали деньги.
Он обернулся в сторону окна, задергался, нащупал в кармане медяки, что-то невнятно пробормотав, встал и, не простившись, поковылял из церкви.
Copyright: Ваагн Карапетян, 2020
Свидетельство о публикации №388930
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 08.03.2020 04:08

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
В механической церкви нам будет приют? Давайте обсудим
Артем Виноградов
Евангелие /dev/null
Наши новые авторы
Сергей Седов
Как майор Громов
Кабинет критика
Яна Кауфмана
Кабинет критика Евгения Мирмовича
Кабинет критика
Ольги Уваркиной
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Награды Литературного фонда имени
Сергея Есенина
Именные награды
Награды крупным планом
Награды в новых конкурсах МСП "Новый Современник"
Награды крупным планом
Наши награды за талант
Котировка в граммах чистого юмора
Награды крупным планом
Котировка в талантах
Награды крупным планом
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Региональные отделения МСП "Новый Современник"
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"