Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Домашнее чтение по выбору ведущего портала
Ирина Артюхина
Изночница

Буфет. Истории
за нашим столом
Наступила осень.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама
SetLinks error: Incorrect password!

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Историческая прозаАвтор: Александр Паршин
Объем: 13931 [ символов ]
Крестик
Избранного воина Христова и мученика предивного, поборника святыя веры православныя, Российскою землею рожденного и в земли Кавказстей возсиявшего, святаго мученика Евгения Нового, похвальными песньми почтим. Ты же, угодниче Божий, яко предстояй пред престолом Царя Славы, от всяких нас бед свободи, с любовию и благодарением зовущих ти:
Радуйся, святый и преславный мучиниче Евгение, скорый помощниче и молитвенниче о душах наших!
 
Прапорщик окинул взглядом казарму и пробурчал:
- Трусов, сегодня в ночь на «каэрпэ».
- С кем? – не вставая с кровати, ухмыльнулся сержант.
- Возьмёшь новичков: Родионова, Железнова и Яковлева.
- Ты, что, Коля, с ума сошёл? С новичками на этот пост?
- Так, сержант Трусов, - голос прапорщика стал официальным. – Приказываю вам сегодня тринадцатого февраля тысяча девятьсот девяносто шестого года заступить в наряд на «каэрпэ».
- Ну, ты даёшь! – рассмеялся сержант.
- Андрей, кончай придуряться, - сменил тон прапорщик. – Я что ли это придумал? Ротный приказал.
- Да, понял я, - он повернулся к сидящим солдатам и крикнул. - Родионов, Железнов, Яковлев, вам всё понятно?
- Понятно, - буркнул в ответ Игорь Яковлев.
- Не слышу энтузиазма в голосе, - рассмеялся их старший товарищ по оружию.
 
Скоро в караул. Чем перед караулом занимаются солдаты? Письма домой пишут, чтобы время скоротать:
«Мама, я не просто солдат, я – пограничник!
Солдат задумался, покусывая кончик ручки: «Нет, вряд ли такая фраза успокоит маму». И продолжил:
Помнишь, ты рассказывала, что в ночь, когда я родился, яркая звезда скатилась по небу и исчезла. Это действительно, к счастью».
- Кому пишешь? – спросил подошедший Железнов.
- Родителям, - улыбнулся Женя Родионов. - Мать всё беспокоится.
- Год почти прошёл, - подсел к ним Игорь. – Осенью на «дембель» будем собираться.
 
«Каэрпэ», контрольно-регистрационный пункт, находился на дороге, по которой чеченские боевики иногда перевозили оружие, боеприпасы и пленных. Он представлял собой обыкновенную будку – без света, без связи, без какой-либо огневой поддержки.
Их выгрузил, забрали бойцов старого наряда, и машина уехала, оставив одних во мраке сгущающихся сумерек. Лишь костер, словно вечный огонь, пылающий в бочке с соляркой, освещал караулку и шлагбаум, который, при желании, можно снести даже легковым автомобилем.
- Да, вот это караул! – покачал головой Игорь, когда все зашли в будку. – Даже света нет.
- Железнов, Яковлев – на пост, - пропустив фразу мимо ушей, приказал сержант. – Оружие применять лишь в самом крайнем случае и после предупредительного выстрела вверх.
- Андрей, нас уже все отцы-командиры об этом предупредили, ты один остался.
- Хватит базарить – быстро на пост.
Он проводил своих подчиненных взглядом до шлагбаума, осмотрел заснеженную дорогу, уходящую в горы. Подняв глаза, полюбовался мрачными в вечернем свете вершинами и, улыбнувшись, приказал:
- Родионов, завари чаёк! Там где-то керосиновая лампа. Погода не морозная, будем через час меняться.
Женя потрогал чайник, слегка поднял его:
- Он горячий и полный.
- Старый наряд о нас позаботился. Доставай паёк, поужинаем не торопясь, - он резко глянул в окно. – Кого-то остановили… Похоже крестьяне… Боевики на старых «Нивах» не ездят.
Тут Евгений достал штык-нож и стал колдовать над табуреткой.
- Что ты там делаешь? – удивленно спросил сержант.
- Табуретка совсем развалилась. Сейчас починю.
- Здорово у тебя получается, - залюбовался работой Андрей. – Ты что плотник?
- У меня отец и столяр, и плотник, и мебельщик, - улыбнулся Женя, с удовольствием продолжая ремонт этого несложного предмета мебели. – И сам я до армии почти три года на мебельной фабрике работал.
- Ты с какого года-то?
- С семьдесят седьмого. В мае девятнадцать исполнится. Я после девятого на фабрику пошел. У нас в Курилово только начальная школа.
- Курилово – это где?
- Подольск – слыхал?
- Под Москвой что ли?
- Да. С Курского вокзала на электричке можно за час добраться.
- Женя, ты в Бога веришь? – вдруг переменил тему разговора сержант, увидев на шее парня крестик на прочной верёвке.
- Верю. Когда мне одиннадцать лет исполнилось, бабушка надела мне крестик и сказала, чтобы никогда не снимал. Один раз пришлось снять, когда цепочка порвалась. После этого я его на шнур продел. Так надёжней, никогда не порвётся и не развяжется. Крестик я теперь до самой смерти не сниму.
- Завидую тебе, - серьёзно произнёс Андрей. – Ты хоть во что-то веришь. У нас в России уже никто ни во что не верит. Здесь – война, на гражданке – рэкет. Ладно, давай порубаем и на пост.
 
Час ночи. На дороге мрачные тени от костра, и такие же мрачные горы, уходящие вершинами в небо.
Сержант Трусов и рядовой Родионов подошли к шлагбауму. За пять часов дежурства ничего стоящего внимания не произошло.
- Холодрыга! – поёжился Андрей, подставляя спину костру.
- Кажется, машина, - Евгений стал вглядываться в темноту. – Вроде «скорая помощь».
- Всё равно тормознём. Мало ли что? – сержант Трусов вышел за шлагбаум.
Машина остановилась. Андрей подошел к передней двери, но толком разглядеть ничего не успел. Средняя дверь резко распахнулась, и выскочивший оттуда чеченец, ударил его прикладом по голове. Следом как черти из табакерки стали выскакивать боевики. Двое бросились к караулке. Короткая автоматная очередь в воздух остановила всех.
- Стоять! – раздался твёрдый голос Родионова. - Стреляю на поражение!
И тут из машины вылез военный в генеральской форме.
- Ты что, солдат, с ума сошёл, - крикнул он грозным голосом. – Перед тобой бригадный генерал Чеченской Республики Ичкерия.
Женя опустил автомат, удивлённо вглядываясь в незнакомую форму военного. Удар по голове… Темнота…
 
Тело окоченело от холода, в голове шум. Рядовой Родионов открыл глаза. Темнота. Кто-то рядом застонал и вскрикнул от боли.
- Игорь, ты? – спросил Женя, слегка толкнув в бок лежащего рядом товарища.
- Я-я! – сдавленно отозвался тот. – Зубы, гады, выбили… Боль дикая, до тошноты...
Глаза понемногу привыкали к темноте, и они увидели, лежащего рядом Железнова.
- Сашка, живой? - Игорь потряс друга за плечи, тот, приподнявшись, кивнул.
Сержант неподвижно лежал в стороне. Евгений с трудом приподнялся. Тело, которого вначале не чувствовал вовсе, на каждое движение отзывалось противной ноющей болью.
Он уже хорошо различал в потемках: огромный, расплывшийся в отеке, сизо-багровый синяк сделал лицо их командира неузнаваемым.
Все бросились к тому, с тревогой вглядываясь в мертвенно бледное с бурыми следами потеков запекшейся крови лицо друга. На какое-то мгновение Жене показалось, что тот не дышит, и стал тормошить командира, пытаясь привести в чувство.
- Андрей, Андрей! Андрюха, ты живой!
- У-у-у, - стон в ответ, затем глаза медленно открылись. – Где мы?
- У чеченов, наверно, - Игорь ухмыльнулся. - На госпиталь не очень похоже.
- Что произошло-то? Помню приклад автомата перед глазами… И всё.
- Вы на пост ушли. Мы чай новый заварили. Только сели и тут эта «скорая помощь». О-о-о! – Игорь схватился за челюсть, но всё же продолжил. - Затем выстрелы. Мы автоматы схватили… Я первым выбежал и тут удар. Успел среагировать. Упал от толчка. Сашка выбегает и чечену кулаком в пасть. Тот отлетает, другой его с ног сшибает. Ну, я выскакиваю и ногой ему по башке. И тут меня прикладом по лицу.
- Я успел ещё кому-то «репу» разбить, - вставил Александр. – Затем другие набежали, с ног сбили и запинали. Похоже, все ребра переломали.
Они были мальчишками и, конечно же, на «гражданке» участвовали в драках. И сейчас, вспоминая случившееся, пока не осознавали, что это война, и жизни их висят на волоске.
 
Когда в зарешеченное оконце наверху заглянуло утро, раздался скрежет открываемой двери.
- Вышли, быстро!
Двое бородатых боевиков с автоматами вытолкали ребят из подвала.
Заснеженные горы. Несколько жилищ притулившихся к склону. Их вывели на какой-то двор. Из дома вышел тот самый военный в генеральской форме.
- Я бригадный генерал Чеченской Республики Ичкерия Руслан Хайхороев.
- Что-то мы о такой республике не слыхали, - усмехнулся Андрей.
И тут же удар прикладом по спине.
- Предлагаю вам принять ислам и воевать в наших рядах против неверных, - продолжал «генерал».
Размеренно вышагивая перед пленниками, он с презрением смотрел на российских воинов. И вдруг его лицо исказилось злобой.
- Это что такое? – «генерал» ткнул пальцем в крестик на груди солдата.
- Крест православный, - Женя смело взглянул в глаза чеченского командира.
- Сними и брось под ноги.
- Не по твоей воле я его надел и не по твоей сниму.
Удар по лицу отбросил солдата назад, но он устоял. Вытер кровь, полившуюся из разбитой губы, и встал рядом со своими товарищами.
- Ничего, нам спешить некуда. Мы здесь навсегда, - Хайхороев усмехнулся и снова ткнул пальцем Евгению в грудь. – А ты свой крест сам снимешь с груди и растопчешь. Это я тебе обещаю.
Он махнул рукой и озверевшие боевики, повалив ребят на землю, стали избивать ногами.
- Смотрите, до смерти не забейте, - буркнул «генерал», направляясь в дом.
 
- Погибнем мы здесь, - с горечью в голосе прошептал Игорь.
Женя оглядел подвал, остановил взгляд на зарешеченном окошечке вверху, из которого лился свет заходящего солнца, и как бы про себя произнёс:
- А окно-то широкое. Вполне можно через него пролезть, - он посмотрел на друзей. – Санёк, ты меня удержишь?
- Давай попробуем, - загорелся идеей Железнов. Он встал, закусив губы, потер ушибленную руку. – Андрей, Игорь, помогайте!
Евгений схватился за решётку, подёргал.
- Шатается. Найдите, что-нибудь твердое.
- Вот камень острый, - протянул ему Андрей. – Попробуй!
- Сойдёт.
Он долго расковыривал деревянный потолок и расшатывал решётку, пока у Александра хватало сил держать его. Отдохнули. Продолжили.
Солнце уже село, и в окошко виден лишь кусочек серого неба. Ребята, сменяя друг друга, поддерживали Евгения, а он ковырял и ковырял камнем потолок, расшатывая решетку. Всю ночь - до мозолей, кровоточащих порезов на ладонях и пальцах.
И, о радость, под утро решётка поддалась и, сдвинув её, Женя выкарабкался наверх.
Через некоторое время заскрежетал запор… и в подвал ворвались чеченцы. Ударами прикладов вытолкали ребят во двор. Женя Родионов, весь окровавленный, лежал на покрытой изморозью земле.
Вышел «генерал», брезгливо пнул Женьку носком сапога. Солдат кривясь от боли встал.
- Не передумал крестик свой снять?
- Нет.
 
«Сними крестик… Сними крестик… Сними крестик»
«Тепло… Наверно, утро. – Женя открыл глаза. – Утро… Сколько я вишу на этой «дыбе»? Тело не чувствую… Может, его совсем нет?»
Глаза невольно опустились вниз. Тело было на месте, как и трёхпудовый мешок с песком, привязанный к ногам. Лишь кожа чувствует солнечное тепло, мышцы окоченели. Затем посмотрел на небо, на фоне которого крестом чернели его привязанные руки со сломанными пальцами.
«Сколько мы в плену? Три месяца… Лето уже… А какое сегодня число? Ведь у меня день рождения… У Андрея спрошу, он считает…»
Появились чеченские мальчишки, один показал на весившего на «дыбе» пленного. Тут же другой прочертил черту и те стали камнями попадать в него. Чувствовалось, как камни врезаются в тело, но боли не чувствовалось… давно не чувствовалось. Хотелось крикнуть:
«Ведь не по своей воле мы пришли сюда. Нас прислали. Зачем? Мы и сами не знаем. Что вы делаете, пацаны?»
А те попадали и попадали в него камнями, а он терпел, а он страдал. За тех, кто развязал эту войну, кто послал их, таких же мальчишек, но немного постарше. Заставил убивать родственников этих пацанов, и те возненавидели его. Те, кто послал, сейчас сидели в своих шикарных кабинетах и никакого им дела до Женьки, висящего под градом камней на «дыбе» и искупающих их вину перед чеченским народом.
Из подъехавшей машины вышел Хайхороев, и пацаны разбежались.
- Снимите! – приказал тот, торопливо заходя в дом.
Евгения сняли и бросили в подвал.
- Женька! Женька!
Губами он почувствовал кружку с водой и стал жадно пить. Напился, на лице появилась слабая улыбка:
- Андрей, какое сегодня число?
- Двадцать третье мая.
- Сегодня праздник Вознесения Господня, - Женя вновь улыбнулся, - и у меня День рождения, девятнадцать лет исполнилось.
- С праздником, Женька! – чуть ли не хором воскликнули друзья.
И тут открылась дверь.
- Выходите, - приказал один из вошедших боевиков.
 
Их привели на зелёную поляну, пестреющую цветами. Лишь небольшой овражек портил прекрасную летнюю картину. К нему и подвели пленных.
Вскоре подъехала машина, из которой вылез бригадный генерал Ичкерии. Он подошел к российским воинам.
- Всё, герои, - с вымучено улыбкой произнёс Хайхороев. – Нет больше времени с вами возиться.
Вновь обвёл глазами ребят, что-то решая про себя. Остановил взгляд на Андрее Трусове:
- Ты у них старший. Отрекись от своей Родины, прими Ислам и своим подчиненным прикажи.
- Да, пошёл ты! – зло огрызнулся сержант.
Взмах руки «генерала», и выстрел в затылок. Андрей дёрнулся всем телом и упал.
- Ты?
Вновь взмах руки и падает Игорь Яковлев.
- Ты?
И Сашка Железнов.
- А вот теперь поговорим с тобой, - «генерал» Хайхороев подошёл к рядовому Родионову. – Сейчас ты снимаешь свой крест, бросаешь к моим ногам, принимаешь ислам и становишься моим воином.
- Нет.
- Через минуту он всё равно упадёт к моим ногам, но с твоей головой, - злость исказила лицо чеченца, повернулся к подчиненным и крикнул. – Нож!
Он смотрел в глаза русскому парню и не видел в них страха.
- Минута прошла, - Хайхороев поднёс к горлу парня кинжал, лицо исказила злость. – Безумец!
Острая сталь впилась в шею. Рука Жени дёрнулась и прижала крестик к груди…
 
Избранного воина Христова и мученика предивного, поборника святыя веры православныя, Российскою землею рожденного и в земли Кавказстей возсиявшего, святаго мученика Евгения Нового, похвальными песньми почтим. Ты же, угодниче Божий, яко предстояй пред престолом Царя Славы, от всяких нас бед свободи, с любовию и благодарением зовущих ти:
Радуйся, святый и преславный мучиниче Евгение, скорый помощниче и молитвенниче о душах наших!
Copyright: Александр Паршин, 2017
Свидетельство о публикации №370578
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 22.12.2017 17:57

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Мнение...Критические суждения об одном произведении
Кръстева Анжелика
Боже как нежен...
Читаем и обсуждаем.
МСП "Новый Современник" представляет
Игорь Крапивин
Художник
Владимир Папкевич
О чём поют не те поэты
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"