МСП "Новый Современник" при участии Литературного фонда имени Серея Есенина начинает новый 2022 год сразу с нескольких новых литературных конкурсов! Разделы конкурсов размещены в центре портала! Знакомьетсь с Положениями об этих конкурсах - размещение текстов в их разделы уже доступно!
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник
года 2022"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурная по встрече
Дня влюбленных
Алла Райц
«Любовный переполох», или Куда летит стрела: конкурс «валентинок» ко Дню всех влюбленных
Буфет. Истории
за нашим столом
Что бы это значило?
Кабачок "12 стульев" представляет
Владимир Трушков
Лёша и медведь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Миниатюры и подборки афоризмовАвтор: Владимир Савичев
Объем: 60735 [ символов ]
Миниатюры.
Езда на велосипеде!
В 1953 году я пошел в школу. Где-то в классе втором отец мне сказал, если хочешь кататься на велосипеде, то сходи на отделение №1, которое находится в четырёх километрах от нашего посёлка, там живет дядя Гриша, по фамилии Сиренко, он обещал дать велосипед, который его детям уже не нужен, они взрослые, но его надо ещё ремонтировать. В нашем посёлке у моих ровесников велосипедов не было, а мне очень хотелось иметь велосипед. До посёлка надо идти пешком и также обратно с велосипедом. Вышел я по дороге, иду всё дальше от своего посёлка, а мне становится не по себе, и когда наш посёлок было уже не видно, мне стало жутко. Так далеко один я не ходил, а прошел полпути – это 2 километра, и я вернулся. Велосипед – это моя мечта, у меня желание покататься стало ещё сильнее.
Пригласил я одного товарища, и мы пошли вдвоём. Нам казалось, что мы шли долго, но посёлка уже не видно. В это время по дороге ездили очень редко, да и то на лошадях. Идём и смотрим вперёд на горизонт, и вдруг в низине показался посёлок, мы побежали бегом. Пришли в посёлок, спросили у прохожих, где живёт Сиренко Г. Нашли дом, и встретили его дочерей Нину и Аню. Напоили нас чаем, а после выкатили спущенный велосипед со сломанными спицами, и мы его покатили по дороге домой. Обратная дорога была весёлой. Катили велосипед по очереди и наконец пришли домой запаренные, но довольные. Теперь надо ремонтировать, но мы не можем, еще малы для такого дела. Отец попросил Якова Савченко, он работал на радиоузле. Теперь осталось дождаться, когда будет готов велосипед. Вот настал тот день, и я получил свой велосипед, он был покрашен в черный цвет и выглядел как новенький. Покатил его домой.
Это велосипед для взрослых, а я мальчишка, который даже с рамки не мог достать до педалей. Есть велосипед, есть желание на нем кататься, но возраст и рост не позволяют. Выкатил его на центральную улицу из нашего 3-го барака и начал его обкатывать. У ребят велосипедов тогда не было, и всем хотелось прокатиться, но никто не умел. И вот держат ребята со всех сторон велосипед, я ногу под рамку на педаль, вторую тоже поставил, и они меня покатили. В припрыжку кручу педали, и как будто еду. Как только они отпускали велосипед, я падал. От падений, желание ехать было еще больше. Так дня два ребята за мной побегали, и я поехал. Моя чуткость помогла и моё упорство. По центральной улице, где еще никто не ездил, я мчался на велосипеде, где виднелась моя голова чуть выше сидения. Это для меня в тот время было самое лучшее развлечение и спортивное увлечение. Так я оседлал взрослый велосипед. Для него я был «мужичок с ноготок»!
Когда через несколько лет я подрос, начал ездить на рамке. Привяжу какой-нибудь мешок и уже сидя на нём кручу педали. Ну, а когда был в старших классах, то ездил уже на сидении. Здесь у ребят тоже появились велосипеды, и мы ездили на пруд купаться. Это было незабываемое время нашей юности!
Купание в пруду!
Наступало лето, и мы с ребятами собирались на пруду, он у нас был большой. Ширина где-то метров 200, а в длину три километра. Потихоньку научился я плавать, потом и нырять, и иногда с ребятами переплывал двести метров на тот берег и обратно. Брат Сергей на четыре года моложе меня. Плавать ещё не умел. Однажды мы с другом пошли вдоль берега до того места, где росли камыши, а брат Сергей с другом увязались за нами. Я их отправлял домой, но они не пошли. Дошли до места, – это километра три, разделились и поплыли за камышами, да и посмотреть, нет ли там рыбы. Мы скрылись из виду, а Сергей разделся и в воду, а около берега было глубоко, и он начал тонуть. Но вдруг, Сергей смог как-то достать ногой до дна и оттолкнуться всей силой. Но потом он вынырнул с полным ртом воды. Так он барахтался несколько мгновений и зацепился за берег, и выбрался из воды. Лёг на землю, откашлял воду, оделся и больше за нами плыть не стал.
Мы, этого не видели, он мог утонуть, но что–то ему помогло. Эта история запомнилась ему на всю жизнь, и мне тоже. С тех пор решил его одного не оставлять, а держать около себя. Теперь ему уже шестьдесят восемь лет, а мне семьдесят два года. Оба работали мастерами в строй части и дорожном управлении. Он всегда вспоминает этот случай из своей молодости!
Рыбалка!
Это было хорошее занятие в летний период нашей молодости. В наш пруд, когда – то запустили карася, причем даже очень крупного. Крупного – это сказать громко, просто караси были с мужскую ладонь и для нас ребят они казались крупными. Через пару лет рыбы стало много, а я очень любил жаренных карасей. Снастей у меня не было, и я ловил мордушкой сплетенной из таликов. Мы её называли коргажкой, но почему не знаю. Когда рыба в такую ловушку шла хорошо, приходилось ходить или ездить на велосипеде, через два - три часа. Пруд от дома находился, где – то в километре. Было приятно приносить маме хороший улов рыбы. Она жарила, уху варила и летом мы хорошо питались: рыба, куриные яйца в пирожках с зеленым луком, творог, молоко, сливки и конечно пироги. Весной собирали клубнику, позже вороняжку, а ближе к осени ежевику. Мы были в делах и всегда сытые, а мама была рада тому, что в доме всегда была еда, и могла спокойно накормить целую ораву. Нас было четверо детей и кормили нас таким образом хорошо.
Рыбачить я любил и очень старался поставить самоловку так, чтобы ребята её не могли найти. Ставил на берегу небольшую палочку в воде, но не прямо от берега, а на искосок, и чтобы ее не было видно. Заплывал подальше и втыкал кол на которой крепилась мордушка, в дно, а это делал для того, чтобы раки не могли попасть внутрь. Если долго не приходить и не проверять, то раки поедят всю рыбу. Даже находясь высоко от дна, раки все равно заплывали и попадали внутрь. Вот так мы рыбачили! Прошло много лет, а это лет шестьдесят, а лучше для нас жаренного карася, рыбы нет. Вот такая есть рыба – «карась»!
Машина "ЗИС -5" 1962 год.
Где – то в 1962году к нам в совхоз, где мы жили, приехал с Украины двоюродный брат Печеный Анатолий Митрофанович и устроился работать киномехаником на три отделения. Жил он у нас, но потом приехала его жена Оля с сыном Виталием, и им дали комнату в двухэтажном доме. По отделениям надо было возить кино-банки с фильмами. Одно отделение было на расстоянии четырех километров, другое девяти, а третье восемнадцать. Ему дали старенькую бортовую машину "ЗИС-5". Это военная машина зеленого цвета, кабина деревянная без отопительной системы. Заводить ее приходилось вручную, так как стартера еще не было. Как- то Анатолий пригласил меня поехать с ним на отделение № 4 –это самый дальний поселок. Выехали мы из своего поселка, и он говорит:
-Хочешь поехать за рулем?
-Да, ответил я!
Он остановил ЗИС, и я занял его место за рулем. Он объяснил, как выжимать муфту и включать скорость и как отпускать ее плавно, что бы машина тронулась. За рулем машины я никогда не ездил, но слушал внимательно и все понял. Выжал муфту сцепления, включил первую скорость и прибавил газ. Машина поехала и виляя немного по дороге ехала. Анатолий сказал, что пора включить вторую скорость, что я успешно все сделал. Машина поехала быстрее. Но вдруг впереди из радиатора что – то вылетело высоко вверх. По команде остановил машину. Из радиатора валит пар, мы оба в замешательстве. Начали искать пробку от радиатора, но её нигде нет. Обошли машину вокруг и не нашил, а когда я залез в кузов, то она оказалась там. Пробку поставили на место, брат сел за руль, и мы поехали. Первая моя поездка за рулём не удалась, но начало было положено. Так началась моя езда, на военной машине "ЗИС-5", которая запомнилась мне на всю жизнь!!!
Выработка воли!
Пруд в нашем совхозе Рубеженский был большой, воды много. Пришли как – то мужики купаться после работы. Один отплыл подальше от берега, нырнул и больше не вынырнул. Начали его искать, долго ныряли и не нашли. Руководители совхоза позвонили в п. Первомайский, приехали рыбаки с неводом. На лодке завели невод, в том месте, где утонул мужчина. Невод большой и длинный, начали его тянуть и он медленно приближался к берегу. Все затаили дыхание и вот показался в неводе мужчина и много рыбы. Утопленника достали, помыли и отвезли в больницу. Заключение врачей «резкое переохлаждение», сердце не выдержало, получился сбой, и мужчина утонул.
Его положили в гроб и отвезли в МТМ в подвал котельной. Был обед, в мастерской. Проезжая мимо на велосипеде, я решил посмотреть на утопленника. Мне было интересно смогу ли я один преодолеть страх взглянув на мёртвого человека. Я подъехал к котельной, окно находится в приёмке, так как котельная находилась в полуподвальном помещении. Опустился в приёмную, открыл окно и спрыгнул на пол. Рассмотрел гроб, В помещении было прохладно и жутковато. Крышку открывать не стал, чтобы все это не увидеть во сне. Я и так по своей воле сделал то, что из ребят не каждый мог сделать. Вот такая история мальчишки, который испытывал свою волю.
Пурга.
Пришла зима и мой двоюродный брат Анатолий работал киномехаником на трех отделениях и пригласил он меня поехать с ним на лошади на отделение №3, чтобы показать там кино и сразу же обратно. До посёлка девять километров. С вечера он сходил на ферму, запряг лошадь, которую ему дали, заехал за мной, и мы поехали. Взяли с собой две кино-банки. До посёлка мы доехали хорошо. Погода была морозная и сани хорошо скользили по степной дороге. Пока ставили кино, погода изменилась. Пошел снег, подул сильный ветер и видимость стала очень плохой. Отъехали от посёлка и полный мрак. Чувствуем дорогу, но её быстро заметает. Проехали, где – то километра два, въехали в лощину под местным названием «Теренсай», а выехать на подъем не можем, перед нами стена снега. Лошадь уперлась в снежную стену и встала. Снег забивался в нашу одежду, в сани. Я одел полушубок, но начал уже замерзать, сильный ветер продувал насквозь. Брат Анатолий вел себя совершенно спокойно и уверенно. Распряг лошадь, она прыжками преодолела снег и вышла на бугор. Брат помог мне взобраться на лошадь, а сам её вел за уздечку. Я крепко держался за гриву, но руки уже замёрзли. Когда вышли на ровное место, брат кое – как взобрался на лошадь и мы, пустив вожжи поехали туда, куда лошадь нас повезет. Слышали от дедов, что лошадь в любую пургу придет домой сама. Время идет медленно, а мы потихоньку замерзли. Вьюга разыгралась не на шутку. В полной темноте, при порывистом ветре со снегом, ехали молча, думая каждый о своем. Прошло много времени и вдруг показался посёлок, и мы облегченно вздохнули. Значит будем жить. Отогнали лошадь в конюшню и пошли домой. Дома все нас ждут т очень волнуются, ведь время уже давно за полночь. Рано утром взяли лошадь и поехали за санями, а их почти занесло. Откопали, расчистили подъём, вытащили сани и поехали домой.
Вот такая история произошла с нами зимой. Это моё первое испытание до службы в армии.
Ночные поездки киномеханика.
Кино на отделениях показывали где-то два раза в неделю, если были в наличии фильмы. У моего двоюродного брата Анатолия очередной показ кино было на четвертом отделении, и он меня снова пригласил поехать с ним, а это была зима. У меня был выходной день, я учился в девятом классе. Конечно же я согласился и вечером мы уже отправились. Да поселка доехали хорошо и быстро пока было светло. Поставили фильм, я помогал перематывать ленты и учился всему, что должен знать киномеханик.
Лошадь стояла у клуба и из саней ела сено, которое мы немного брали с собой. После окончания запрягли ее и поехали домой. Ночь, есть ночь, дорога накатанная, но лошадь шла только пешком. Давали самую слабенькую клягу. Даже в тулупе, который у нас был на двоих, один я замерзал и приходилось идти за санями позади.
От ходьбы становилось теплее. Расстояние, где – то восемнадцать километров. Пока идешь, наговоришься и о многом успеешь подумать. Шли долго, а придя домой выгрузив банки с кинолентой, надо еще отогнать лошадь на ферму, что мы и делали. Ночью ужинали, и падали в постель и так было всегда, особенно зимой.
Вот такой была жизнь киномеханика.
Работа помощником киномеханика.
Окончил я девятый класс Рубеженской средней школы в 1962 году и с первого июня пошел работать помощником киномеханика, к своему двоюродному брату Печеному Анатолию. Ездил с ним еще до устройства на работу по отделениям, зимой на лошади, а летом на "ЗИС-5". У нас дороги были грунтовые и зимой ездили только на лошадях и тракторах.
Вот поехали мы показывать кино на четвертое отделение. Нас всегда ждали там с нетерпение. В кино приходили и дети, и взрослые. Зал всегда был полон, а те, кому не доставалось места, смотрели стоя весь фильм. Хорошие были люди в наше время.
Показали мы фильм двух серийный, время за полночь, да еще прошел сильный дождь. Нам с братом пришлось ночевать у знакомых. Выехали мы рано утром, хотя грязь еще не подсохла, но проехать уже можно, да и светло стало. Мой старший киномеханик был ведь в гостях и пригубил несколько рюмок. Я ему предложил: -«Давай я поведу машину?». Но он категорически отказался и поехал сам, причем очень быстро. Проехав километра три от поселка, мы должны переехать глубокую лощинную Я говорю: -«Езжай тише!», а он нарочно поехал по гору быстро. В самой низине дорога оказалась с трамплином. Передний колеса сначала выскочили на бугорок, а затем в низину и снова бугорок, так размыла вода низину. Перелетев с бугра на бугор, машина резко ударилась колесами, двери деревянной кабинки раскрылись от удара. В кабине над водителем на задней стенке был сделан наклонный ящичек или как мы его называл бардачок. В бардачке лежали деньги от выручки за кинофильм. При ударе деньги, а они в основном были мелочью, вылетели через дверь и разлетелись вперед машины на большое расстояние. Вода из радиатора вся вытекла, так как вырвало патрубок. Я начал на него ругаться, почему не дал мне руль. Анатолий молча вывалился из машины и на четвереньках начал собрать деньги, которые рассыпались по всюду. Глядя на него, я рассмеялся и начал делать машину. Соединил патрубок на радиаторе, залил воду, благо здесь же в низине была вода и мы, собрав деньги поехали, но за рулем уже был я. Доехали хорошо несмотря на то, что дорога была размыта.
Вот так будущий киномеханик проходил практику езды на машине "ЗИС-5" с деревянной кабиной и по грязной дороге.
Трактор "ДТ-54".
Работать помощником киномеханика мне было интересно. Мы с братом Анатолием ездили по поселкам. Трудности были зимой, но и весной, летом и осенью были проблемы с дорогой. До поселка всегда доезжали без приключений, но после показа фильма ехали всегда ночью. Вот однажды ехали мы с четвертого отделения уже утром. С вечера прошел сильный дождь, дороги считай нет, две накатанные колеи, а справа и слева пашня. Проехали шесть километров и встали. Машина дальше не идет, буксует. Брат Анатолий остался в машине, а я пошел пешком до отделения №3 за трактором. Дошел до пруда, а до поселка еще два километра по плотине – это целый круг, так как поселок на противоположной стороне. На той стороне, был расположен сельскохозяйственный стан, где стоят трактора. Подумал, подумал и решил посмотреть состояние тракторов, ведь я учился в десятом классе и был бригадиром тракторной бригады школы. Подошел к одному, второму и вижу неисправленные, немного разобранные, да и бензина в баке совсем нету чтобы завести. И вот в одном есть всё. Завожу его и он завелся, но как – то трудно. Сел за рычаги и потихоньку поехал в сторону машины. Ехал трактор медленно и мне это очень не нравилось. Пытался переключать скорость, но результата нет.
Затолковался, думаю обратно доеду ли? Гляжу, а брат едет навстречу. Развернул трактор на 180 градусов и назад, а он просто ползет. Ехал долго и очень волновался, зря прогонял трактор, но все же доехал и поставил на место. Сел в машину и поехали домой. Меня никто не видел, ну а когда увидят, что весь трактор почему – то в грязи, да еще куда – то ездил, будут очень удивлены.
Вот такая история с трактором "ДТ- 54". Для бригадира осталась загадка не разгаданной.
Кирпич на дороге.
Было время, мы отправляли кинофильмы по почте на отделение, а сами ездили на мотоцикле без коляски «Планета -5». Вот едем мы с третьего отделения домой. Мой брат Печеный Анатолий за рулём, а мы с Толей Коленковым примостились сзади на одном сиденье. Брат киномеханик был под шафе, так как заходил в гости к другу. Говорю ему: «Давай я поведу мотоцикл, потому что ездил уже очень хорошо, но он не дал. Говорит: «Я сам! Дорога накатанная, скорость хорошая, встречных машин нет. Осталось пару километров до посёлка, где мы живем. Наш совхоз Рубеженский видно хорошо и вдруг на дороге лежит красный кирпич. Наш водитель, то ли не заметил его, то ли не успел малость свернуть. И вот мы все летим вперёд мотоцикла и кубарем падаем на землю. Все произошло так неожиданно, что все были в шоке. Мотоцикл лежал на дороге, фара разбита. Мой двоюродный брат Толя говорит:
-«Ну теперь езжай ты!».
Подняли мотоцикл, сели и повез их домой. Встал вопрос, где взять стекло на фару. Запчасти не продают, а на работу завтра ехать на другое отделение, а без фары не доедешь, темно. Долго думали и не могли придумать, что делать и как быть. А Толя Коленков говорит:
-«У моего соседа ветврача во дворе стоит мотоцикл, давай с фары снимем стекло!».
Предложение неожиданное и не очень хорошее, но другого выхода нет. Вечером перебрались через штакетник, открутили один болтик и сняли стекло с ободком. Принесли и поставили на мотоцикл главного киномеханика. Утром, он выехал как будто и ничего не было. Днем еду я на этом мотоцикле на заднем сидении, а мне не по себе, ведь украли стекло, а это уже не хорошо. Это воровство было первым и последним в моей жизни. Конечно, кто это делает часто, он привыкает. Но это когда- то кончается печально. Вот такая история из – за красного кирпича на просёлочной дороге.
Интересный пассажир.
Как – то летом мы с братом Анатолием, он главный киномеханик, а я помощник киномеханика, выехали на отделение №3 показывать кино. Выезжали на "ЗИС-5" из поселка по платине, а в самом конце стоит с третьего отделения баянист Жардем. Машина "ЗИС-5" –это деревянная кабина и кузов. При движении машины по просёлочной дороге все доски ходят ходуном на крепёжных болтах. Анатолий сказал Жардему, чтобы он сел в кузов, третьего в кабину не посадим. И мы поехали. Переехали маленький мостик и помчались по накатанной дороге. Жардему сесть не на что, сидений в кузове не было, и он стоял в кузове и так ехал до отделения №3. Анатолий разогнал старенького военного ЗИСа и помчался по дороге, да еще виляет. Слышим Жардем всю дорогу приговаривает: «Ой –бай, ой бай, ой –бай!», а мы хохочем в кабине. Так мы доехали до поселка и остановились. Вышли из кабины и смотрим как Жардем сползает через борт на колесо, а потом на землю и присел. Мы смеёмся и спрашиваем:
-«Что с тобой?».
Он отдышался и еле говорит: «Моя так никогда не ездила! Стою в кузове, держусь за кабина. Кузов на лево, кабина на право, то и гляди развалится, а держаться то не за что. Ой-бай еле доехал. Больше я с вами никогда не поеду, лучше пешком девять километров пройду. Не сказав спасибо, этот молодой баянист ушел домой, а мы еще долго смеялись. Да, если такой рыдван, да еще весь деревянный разогнать по просёлочной дороге, какой пассажир выдержит скорость девяносто километров.
Трактор "С-80". 1963 год.
В школе были каникулы. Я окончил 10 класс. У нас в школе был предмет машиноведение. Мы хорошо изучили трактора, их было немного, КДП -35, ДТ-54 и С-80. Мой друг Гена Хоружев окончил 9 классов и уже работал на тракторе С-80. Однажды пригласил меня прийти к нему на поле, где он пахал на тракторе один без напарника. Это было 1.5 – 2 километра от посёлка, за животноводческой фермой. Пришел я на поле и жду, а он на тракторе "С-80" пашет. Остановил трактор и заглушил. В то время трактор был мощный и солидный. Мы поговорили, и он решил ехать, но надо сначала завести. Трактор заводился от пускача. Сели мы на гусеницу, он подготовил пускач и крутанул рукоятку. Пускач завёлся, муфта была включена и двигатель завёлся и трактор поехал, Гена оказывается не выключил скорость, а может быть я когда садился в кабину и включил скорость. Трактор поехал медленно, а мы на гусенице и тут же удачно спрыгнули. Гена догнал трактор и через заднее крыло взобрался в кабину и выключил скорость. Хорошо, что скорость была первая, трактор ехал медленно. Мы с Геннадием немного испугались, но все обошлось. Если бы скорость стояла повышенная, то мы бы не успели спрыгнуть. Башмак гусеницы был широкий сорок сантиметров и если под него попасть, а трактор очень тяжелый, трудно представить, что тогда бы было.
Вот такая история с трактором "С -80".
Две поездки на мотоцикле с девушкой. 1964 год.
Окончил я одиннадцатый класс Рубеженской средней школы. В военкомате записался в летнюю школу города Оренбурга, когда учился еще в десятом классе, но в 1963 году сделали одиннадцать классов в школе, и тогда мне первому пришлось учиться. С восемнадцати брали в армию, а восемнадцать исполнилось мне 4 сентября 1963 года. Окончил школу и директор Шиндяпин С.И предложил остаться в школе преподавать физику, так как не хватало учителей. Он сказал:
-«Будешь работать с семиклассниками, и учиться заочно в институте!».
Я, конечно, отказался и до призыва в армию работал помощником киномеханика. Все лето ездил то с братом, то один, с работой справляюсь хорошо и он мне позволял ездить самому. Вот однажды я пораньше поехал на мотоцикле ИЖ- планета без коляски на третье отделение. Время свободного много и поехал еще дальше до поселка отделение №3 Степного совхоза – это еще девять километров.
Заезжал всегда к двоюродной сестре Шуре Бакалкиной. Только приехал и ко мне подходит дочка управляющего Зина Колюжная. Я с ней немного дружил, когда приезжал на танцы с ребятами. Зиночка просит съездить в райцентр, где она училась, за вещами, которые там остались на квартире. Время у меня еще было, и я согласился. И вот мы едем, проехали Степной совхоз – это двенадцать километров и еще двенадцать до Ташлы. Осталось пару километров, скорость у меня восемьдесят километров в час она, конечно, просит ехать медленнее, но у меня времени совсем мало, и вот едем, а впереди метров пять и углубление. Я надеялся, что дорога вся ровная, а тут пришлось резко затормозить. Выжал муфту и передний тормоз, мотоцикл резко затормозил. В эту низину и упал на всей скорости на правую сторону и пару метров проехал юзом. От мотоцикла я не оторвался, правой щекой проехал по укатанной гравийной дороге, а Зиночка удержалась правым плечом о землю. Мы встали, отряхнулись, поправили фару и дальше уже потихоньку поехали до Ташлы. Ехал тихо, потому – что она нервничала и не давала мне ехать. Взяли вещи и сразу поехали обратно. Привез я её к дому и сразу уехал, не стал красоваться с черной щекой. Успел показать кино и домой. Дома всё объяснил, так как скрыть было невозможно. Щека еще долго была в царапинах и кровавых полосах от гравия. На следующий вечер поехал в поселок Степной узнать, как дела у Зиночки, но её дома не было, она ездила в больницу. Дождался, когда она приедет, увидел её и обомлел. Рука правая была забинтована и уложена на дощечку что бы не двигалась, у нее был сильный ушиб плеча. Через неделю повязку сняли и все потихоньку наладилось. И вот приехал я через неделю показывать кино на отделении №3, а времени до начала оставалось еще много, и я решил съездить в Степной. До поселка девять километров – это десять минут езды на мотоцикле ИЖ –Планета.
Приехал к дому сестры, а Зиночка тут как тут. Пообщались и уже время около десяти вечера пора уже ехать. Зиночка просит зять её с собой, она посмотрит фильм, а потом её надо отвезти домой.
-«Хорошо, я возьму тебя, но времени до фильма осталось совсем мало и буду ехать быстро!»
-«Ну может как-нибудь потише, после того падения я теперь боюсь?»-сказала Зиночка.
-«Говорю, что времени уже совсем не осталось и опаздывать мне нельзя!».
-«Ладно, я потерплю!»- сказала Зина.
Уже темнело и в это время без света стало плохо видно дорогу, и даже со светом видимость была плохая. Дорога знакомая, движение совсем нет. Мы едем по колеи дороги, а вокруг справа и слева все спахали. Ехал, где – то восемьдесят километров в час, и все было хорошо, но вдруг на моей колеи я увидел лошадь, а на ней всадник. Это было мгновение. Со всей скоростью мы ударились в грудь лошади, рикошетом я отлетел в пашню и вижу на меня что-то летит, и Зиночка упала. Я быстро вскочил, поднял Зину, она уже плакала и причитала. Всадника с лошади сдуло как ветром. Он тоже поднялся и начал отряхивать одежду. Значит все обошлось без сильных ушибов. Я поднял мотоцикл и сказал Зиночке быстрее садиться. Она скулила как собачонок:
-«Я боюсь, я боюсь!».
-«Садись и поехали, мы опаздываем!»- сказал я.
Пастух посмотрел на номер мотоцикла и сказал: «78-85», и мы поехали.
Можно было по ругаться с пастухом, почему он стоял и не свернул с колеи? Он ведь нас видел прекрасно. Время не было на дебаты, все обошлось, и мы едем немного медленнее. Всю оставшуюся дорогу Зиночка просила ехать тихо и я, конечно, опоздал. Кому-то из знакомых отдал продавать билеты, зал как всегда полон зрителей. Перемотал одну часть и начался фильм. Гоню фильм, перематываю части и еще ремонтирую фару мотоцикла, который закатил в кинобудку.
Закончился фильм, и мы поехали в Степной, ехали очень медленно, но Зину привез домой, попрощался и еще восемнадцать километров до дома. Через неделю, приехал в Степной к сестре, а она говорит:
-«Твоя Зиночка сейчас с другим на веранде!»
-«Ну и ладно!»-отреагировал я.
-«Нет! Иди и дай ей!»-сказал сестра Шура.
-«Зачем?»-удивленно спросил я.
-«Ну ты же с ней дружишь?»
-«Я дружил просто от нечего делать так чисто по-товарищески, ведь она твоя подруга».
-«Нет! Дай ей по физиономии!»-недовольно сказала Шура.
Сестра ведь, да еще так настаивает. Пошел, дома стояли рядышком, не надо далеко идти. Открываю дверь на веранду, а Зиночка сидит в обнимку с Федей Пузырьковым. Она спрашивает:
-«Что Володя?»
-«Пришел попрощаться!»-говорю я, уезжаю в Уральск работать на военном заводе. Ну счастливо ребята, и я ушел.
Позже выяснилось, что он ей очень понравился, а еще позже она вышла за него замуж и он оказался офицером, и живут они в Санкт –Петербурге. Тогда он был перспективный жених, заканчивал военное училище, а я только призывался в армию. Да и её родители наложили запрет на нашу с ней дружбу после двух падений с мотоцикла.
Вот такая история!
Мы серьёзными были, но, бывало, судили. 1964 год.
До призыва в армию остались считанные месяцы. Работал я помощником киномеханика. Ездили по трем отделениям поселка, иногда вместе или по одному. Фильм летом начинался в десять часов вечера. Приезжал домой в свой посёлок Рубеженский, где – то в полночь. Ребята толпой бродили по посёлку, я присоединился к ним, и мы стали общаться. До утра еще оставалась много времени, а я любил шутить и потом смеяться. Вот и придумывал ребятам занятия. Однажды оказались около первого барака, где жил дядя Коля Шеремет. Он много лет работал киномехаником, и мальчишки увидев его кричали:
-«Дядя Коля Шеремет, кино будет или нет?»
-«Да, сегодня приходите, я кино уже привез!»-отвечал он.
И так каждый раз кто его встречал. Но осенью 1964 года он уже работал связистом, у него был маленький трактор "Т-25", на котором он ездил вдоль столбов связи, возил алюминиевые провода и устранял обрывы. Трактор ставил около своего дома. Ребята, давайте трактор подкатим к заборчику у сарая и передними колёсами поставим на забор. Нас ребят много, забор не очень высокий. Подняли передок и подвесили на забор. Быстро ушли подальше от общежития, что бы нас никто не видел и не слышал, но все уже представляли как утром дядя Коля будет бегать вокруг трактора и материться. Прошло несколько дней и наша компания здесь же у общежития, все уже спят, света после двенадцати ночи нигде нет. Думал, я думал и придумал:
-«Давайте ребята трактор заложим кизяками около двухэтажного дома. Он назывался у нас белый каменный, выложен из белого- красного кирпича, у рядом у сараев были кизяки.
Кизяки были сделаны из коровьего навоза, прямоугольные как саман, но для того, чтобы топить ими домашние печи, для обогрева дома. Выбрали середину от кизяков, закатили "Т -25" и обложили его по кругу выше кабины. Получилась одна большая куча, трактора совсем не видно. Мы быстренько разошлись по домам. Что там было, это можно только видеть и слышать. Проснулся дядя Коля Шеремет, а трактора опять нет. Вышли люди из многоквартирного двухэтажного дома и видят огромную кучу, как египетская пирамида. Кто смог, тот подошел по ближе, чтобы заглянуть в просвет кизяков и увидеть трактор. Люди смеялись, какая была проделана работ, ведь уложено так красиво тысяча кизяков и ведь их надо разбирать, чтобы выгнать трактор. Работы много, а смеху было на целую неделю. Глядя на дядю Колю Шеремет все смеялись и шутили, а он выражался на чем свет стоит. Вот опять прошла неделя, все утихло, а мы собрались и к общежитию. Свет в поселке горит до полуночи и электростанцию выключают, так было раньше. Ребята говорят давайте трактор отгоним куда- нибудь, я им говорю:
-«Давайте на танцплощадку!».
Ну так и сделали, расстояние небольшое, метров двести. Докатили до клуба, закатили в садик, а там летняя деревянная круглая площадку. Пришлось поднатужится, но все же мы трактор закатили по наклонной поездили по кругу и оставили. Кругом деревья, и как его нашли – это неизвестно. Кто – то видимо увидел и сказал дядя Коле.
-«Больше так делать не будем!» сказал я ребятам. Дядю Колю Шеремет жалко, всяким шуткам должен быть предел. Больше мы так не шутили.
Прослушка телефонных звонков у директора школы.
Было это в одиннадцатом классе Рубеженской средней школы. Наш одиннадцатый класс находился рядом с читальным залом и кабинетом директора школы Шинтяпина Сергея Петровича. Он преподавал нам физику и мне этот предмет очень нравился. В нашем выпускном классе было всего одиннадцать человек, мы были дружными ребятами. Я был старостой класса, бригадиром тракторной бригады школы и председателем ДОСФ. Был шустрый и на выдумки способный, хотя очень скромный. Радио тогда было чудо, но в нашем совхозе был радиоузел и в каждой квартире на стене висел радиорепродуктор и в определенное время мы слушали передачи, и это было в то время просто класс!
В нашем классе было от горожена небольшая комната, где находились все наглядные пособия по физики. Комната всегда была открыта, но наш класс уже закрывался и у каждого ученика был ключ от двери, кто первый утром придет, тот и откроет. Все одиннадцать ключей сделали мы с ребятами. Делали их, вручную, напильниками. Решил я сделать детекторный радиоприемник. Сидел у окна, а приемник установил на подоконнике, антенну сделал на улицу и протянул провод через отверстие в раме. Когда урок был не интересен, я слушал радио одним наушником, приложив ладонью к уху, было очень удобно. Приемник работал без батарейки и электричества, но этого мне было мало. Я решил провести телефон, провода проходили на улице в соседнее окно директора, и я после занятий подключил свои провода и протянул через раму. Розетка была внизу подоконника, и я подключил свои наушники.
Вот директора к телефону просят, он уходил, а я подключился. Он приходил сообщить нам новость об экзаменах, а мы уже все знали и смеялись.
Вот однажды телефон у директора отказал. Приехал дядя Коля Шеремет и обнаружил мое подключение. Приходит директор и говорит:
-«Как испортил телефон, так и ремонтируй, связист делать не будет!»
Я в шоке, что делать? Закончились занятия в школе, учителя ушли в учительскую, а пошел делать телефон. Проверил провода и под столом нашел соединительную коробку придавленную, со смещением крышки, которая замкнула контакты. Открутил крышку, все исправил и телефон заработал. Отсоединил свои провода и счастливый ушел домой, но с большим волнением. Неудобно получилось. Больше телефон не прослушивали.
Вот такая история!
Пурга. 1963 год.
Зимы раньше были снежные, как завьюжит, белый свет не видно. Помню однажды пошел сильный снег, потом ветер и снег в одно время. И это продолжалось целые сутки. Мы с ребятами не выходили из дома, но тот, кто работал шел с утра не смотря на погоду. Рано утром вышел на работу конюх Савкусанов Николай. Работать он пошел рано, еще получается мальчишкой. Вот это пургу, он пошел на ферму, а это километра два, а может и больше. Вышел из дома очень рано и видимо по дороге никого не встретил, так и шел. Уже настал день, а его на работе нет. Сообщили родным, они не знают где он, дома его нет. Все жители совхоза Рубеженский, узнав об этом всполошились, и начали искать, но его нигде нет. Все замело следов нет, и Коли нет. Мы мальчишки были в шоке, и уже думали, что он заблудился и теперь лежит, где – то под снегом. Все мы ждали, когда его найдут. Любое событие в нашем поселке для ребят было тогда ЧП, и мы очень переживали, не зная результата. Вот день на исходе. Пурга утихла, и мы услышали от взрослых, что Николая нашли в Ташлинском районе, в поселке Степной, а это восемнадцать километров от нашего поселка. Мы не могли представить в каком он состоянии, обморозился сильно или нет. На следующее утро, мы узнали, что его привезли на тракторе и сказали, что все нормально. По его рассказы он шел под ветер и мимо фермы, так получилось шел, шел и пришел к какому – то поселку. Он прошел три лощины и как там не упал с яра в низину, как прошел я до сих пор не могу представить. Это невозможно забыть, вот такой случай в пургу. Такого я больше никогда не видел.
Мелочи жизни, но забыть невозможно.
Учился в школе в младших классах, уже хорошо ездил на велосипеде под рамкой. На мотоцикле еще даже ни разу не прокатился. Мотоциклов было два или три на весь поселок. Донсков Анатолий жил в пристройке центральной конторы. Когда я проходил мимо конторы, то дядя Толя меня остановил и говорит:
-«Хочешь со мной съездить на рыбалку?»
-«Да, хочу!»- ответил я.
-«Садись, поехали!».
Мотоцикл "М-104", поэтому его ребята называли «Козел», видимо, потому что он был маленький. Сел сзади дяди Толи, а держаться не за что. Какой -то ремешок поперек сидения. Дядя Толя говорит обхвати меня так и держись. Я крепко обхватил его, и так ехали долго пока не приехали на место. Когда ехал – не боялся, но ощущения напряженности хорошо чувствовал, ведь ехал первый раз на мотоцикле. Дядя Толя проверил сетку, где была рыба. Рыбы было немного, сложил в сумку и повесил её на руль. Немного порыбачили удочками, но рыба не поймали. А ездили мы почти до поселка Чеснокова по лощине «Мантык», такое в народе было название. Это восемь километров от нашего поселка Рубеженский. Вернулись мы благополучно, дядя Толя дал мне немного рыбы, и я пошел домой. Рыбу мама сразу пожарила и все были довольны. В то время моей молодости было самое лучшее лакомство. Это поездка на мотоцикле "М -104" незабываемая в моей памяти.
Производственная бригада.
Это бригада учеников Рубеженской школы девятых, десятых классов. Был у нас предмет машиноведение. Мы изучали трактора, комбайны и т.д. Было у нас пятьсот гектар земли, и мы её пахали, бороновали, и сеяли сами. Было два трактора ДТ – 54 и КДП -95. Вот я был бригадиром тракторной бригады школы. Ремонт техники делали сами в основном ребята, а помогали девчонки. Руководил Юрий Александрович Круглов. На поле были всегда по двое. Пахали по очереди. Вот однажды мы пахали за заправкой с Коленковым Толей. Плуг прицепной и частенько приходилось останавливать трактор и регулировать углубление сотников. Пашем мы, день хороший, и вдруг видим едет машина. Приехали к нам корреспонденты газеты «За коммунизм», фотографировать как работают школьники на полях совхоза. Мы сели с Толей в трактор и поехали по борозде. В это время фотокорреспондент районной газеты нас сфотографировал. Я так волновался, что не повернул голову в сторону, а сидел напрямую смотрел вперед управления трактором, в Толя выглядывал в заднее окошко. Фотографии мы не получили, но прошло пятьдесят лет и в интернете я увидел это фото и еще много других. Это было счастье, глядя на фото вспоминать школьные годы и нашу производственную бригаду.
Весна пришла.
Наступила весна и в наше время это было чудесная пора. Еще не совсем сошел снег, а мы уже пробирались к сухим возвышенностям, где можно было выливать сусликов. Воды кругом много, ходить далеко не надо. Иногда приходилось водную преграду проходить по пояс в воде. Вода была холодной, по краям снег, но мы раздевались и друг за другом переходили лощину, по которой стремительно шла весенняя вода. Но тогда нам школьникам это была не преграда. Находим свежую пору и начинаем лить воду ведрами. Поры были с ходами, наклонную мы называли «Боковушка», а прямую в землю уходящая «Таганка». Иногда льем воду в «Таганку», а суслики вылезают из «Боковушки» или наоборот. В основном я ловил суслика, когда он вылезал из норы. Мы сдавали их приёмщику, который нам давал всякие безделушки. Иногда нора была большой, воды приходилось лить много, все знали, что там может быть и не суслик, а карбыш или даже хорёк. Когда из норы показывалась голова зверька, то я хватал его за шею и потом вытаскивал всего. Суслики были желтоватого цвета, Карбыш пятнистый и короче, чем суслик, но в объеме шире. Когда высыхал, он был красивый.
Однажды отец, а работал он в магазине, говорит:
«У меня кто-то завёлся! Висят пальто с меховыми воротниками, и эти воротники кто-то попортил, как будто бы подстриг, а это уже беда их не продашь, и могут не списать. Денег, чтобы заплатить за пальто не было. Отец получал всего шестьдесят рублей. И говорит он мне:
-«Вовка, поставь капкан, может что – то попадётся!»
Я по сусликам уже разбирался хорошо, быстренько поставил внизу, где висят пальто, капкан с приманкой. Утром с отцом пришли, открываем магазин и сразу туда, где стоит капкан, а в капкане карбыш мечется в разные стороны, а вырваться не может. Передние лапки зажаты крепко накрепко, но для меня это просто охотничий момент. Быстренько его придавил ногой, и за шею рукой, а лапки задние взял другой рукой. Разжал пружину капкана, и он оказался у меня в руках. Отец был доволен. Я какое – то время поигрался с карбышем и потом его обезвредил. До сих пор думаю, не я ли принёс его в магазин и упустил, а отцу не сказал. А может быть какие –то ребята. Потом с большим трудом пальто уценили и видимо отец его продал. Он много переживал, но все обошлось. Вот такая история с карбышем. Был и такой случай. Льём воду в нору, но никто не вылезает, а вода уходит с шумом. Вот льём, десятое ведро и вдруг показалась голова с остреньким носом. Я жду, когда появится вся голова и вот она уже над землей. Хватаю за шею, и тяну вверх, но туловище не кончается. Думаю, не змей ли Горыныч или змея такого вида. Ребята отскочили в сторону. Когда вытянул, левой рукой схватился за ноги, снизу. Он длинный, сантиметров тридцать. От волнения я напрягся, но его не выпускаю, а рассматриваю и вижу было черные пятна. Такое чудо нам еще не попадалось, но кто – то сообразил, когда хорек забирается в курятник, он выпускает газ и куры засыпают, а он пьёт кровь из шеи курочки. Держу его на вытянутых руках подальше от себя и повернулся от ветра. Мы ведь не знали как с ним обращаться. Вдруг и нас усыпит, но этого не произошло. На этом наша охота за сусликами закончилась. Мы пошли в посёлок пугать девчонок. При встрече, они убегали от нас. Пошутили, пошутили и сделал с ним тоже что с сусликами. Шкурка была красивая и все ей любовались. Когда снег с полей сходил полностью, то мы шли в карьер, где была белая глина, там была степь и росли цветы: подснежники, тюльпаны, дикий лук, чеснок и т.д. Так мы проводили время ранней весной. Забыть этого невозможно. Весна – это красота степей. Оживает все природа все зеленеет, а кругом разноцветные цветы: тюльпаны красные, желтые, белые. Весна – это красота!
Колодец был один.
Учусь я в младших классах, зима пришла у нас, куда пойти ребятам? Конечно, покататься на санях. Все сани самодельные у нас. В это время купить их было невозможно, а сделать в мастерской не всем могли. Поэтому катались на ледянке, с горы у платины. Тогда казалось нам, что мчимся мы почти как на самолёте. Ледянка, как тазик не большой. Нам мама слепит из коровьего помета, водой окатит много раз и вот готовая ледянка. Ты мчишься вниз с горы крутой. Местами, где – то кувыркнешься, но снова сев на неё летишь до самого колодца, что на пути стояли у нас. Один качал ручным насосом. Все пили дружно из трубы. И вот однажды я качнул, и на безымянном пальце ноготь раздавил. Болел он сильно, но я думал, что ноготь лишь сойдет и новый вырастет, когда –нибудь. Но годы шли, он так растет, что по середине углубление всегда до самого конца. Вот пятьдесят лет уже прошло, а он в таком же состоянии. Сейчас посмотрите на него и вспомнишь вновь тот насос колодца, что под платиной был построен. Это был единственный на весь поселок, и мы таскали воду домой на расстоянии километра, на коромысле, зимой на санках бидонами. Колодец был один, а людей у него каждый день было много.
Лиса. 1963 год.
В старших классах, а это девятый и десятый класс, меня избирали старостой класса, потом бригадиром школьной тракторной бригады и еще председателем отделения ДОСАФ. Я учил ребят как наводить винтовку на мишень сначала на доске, а потом стрельба за платиной под яром. Лашко Степан Петрович отдал мне четыре малокалиберные винтовки и хранились они у меня дома. Как – то зимой решил сходить на охоту. Пригласил соседа Герасимова Витю. Встал на лыжи и пошли в сторону поселка Чесноково. Шел тихий снег, и мы идем от поселка вдоль лощины, шли долго и не одной живой души. Я говорю:
-«Витя давай пойдем в другую лощину «Мантык» — это ближе к поселку Чесноково?».
Витя дал согласие, и мы пошли через бугор в нужном направлении. Места эти я хорошо знал, и мы вышли верно. Идем по низине и вдруг в углу тёмное пятно на белом снегу. Подходим ближе, и вдруг это пятно ожило и побежало. Я вдогонку из винтовки, но разве в лису попадешь. Малокалиберная винтовка – это не ружьё. Урок получился хороший, идём дальше, а снег идет еще сильнее, крупными хлопьями. Заяц в такую погоду заляжет, где – нибудь и его не увидишь. Снег белый и заяц белый. Вдруг впереди снова тёмное пятно. Близко подходить не стали. Я навел на это пятно винтовку и выстрелил. Пятно ожило и вприпрыжку бежать. Пробежав десяток метров, упало и никакого движения. Мы подбегаем, а это лиса. Так я убил первую и последнюю лису. Мне было жалко, но охотничий азарт сделал своё дело. Привязали ремнём за ноги, и Витя одел е через плечо, и мы пошли дальше. Дошли до Чесноково, попили чаю у одноклассника Плево Алексея и пошли домой. Двенадцать километров шли быстро, потому что начало темнеть.
Вот такая получилась охота
Кража в магазине.
Было это осенью. Наехало много молодежи на уборку урожая, люди все новые. Вот однажды утром отец пошел на работу в магазин, он торговал в главном магазине совхоза. Товар был разнообразным. Магазин смешанный, продуктовый и промтоварный. И вот отец подошел к магазину, а одного стекла в окне нет, он срочно в припрыжку, хромая побежал сообщить участковому. Такого у нас еще не было, мы все разволновались. Подходить к окну и магазину не разрешали. Открыли магазин и начали расследование. Отцу говорят:
-«Может ты инициировал кражу, чтобы скрыть недостачу в магазине?»
Отец сказал, что он инвалид, у него четверо детей и такого сделать он не может. Мы были мальчишками, и нам было страшно, у нас в совхозе Рубеженский и вдруг воры. Потихоньку начали расспрашивать приезжих, и вышла на ребят, которые могут сделать кражу. Километра за три от поселка, за речкой в стогу соломы нашли вещи, которые были украдены. Летом сделали ревизию, и этих мужиков – работников, приехавших на уборку урожая, увезли в Первомайский, а там суд и их отправили в тюрьму, а там и в зону.
Вот такая история запомнилась на всю жизнь. Такого воровства в те года, не было!
Женитьба. 1968 год.
Уволился в запас я 28 мая 1968 года. Приехал домой, снял форму и к своей подруге Вере. После второго отпуска нам с ней было ясно, что мы друг друга симпатичны, и что-то оба нашли вдруг друге. Наша дружба продолжалась по вечерам, а днём она работала на почте. Я же думал, что мне делать в совхозе, предлагают К -700 – это новые трактора, только что поступили на село, но я отказался. Поехал в Первомайский, зашел в Дом совета, где предложили ехать в Оренбург, учиться на телемастера. Конечно, в то время, телемастер — это личность востребованная, но у меня были какие – то сомнения. И вот главный бухгалтер совхоза Амелин А.И говорит:
-«Требуется дорожный мастер для строительства дороги, на наш совхоз!».
-«Спасибо!».
Поехал в Первомайский, в дорожное управление. Начальник Квасов Андрей Матвеевич глянул на моряка. Задал несколько вопросов и говорит:
-«Пиши заявление. Мы вас берём с 11 июля1968 г!»
Я написал заявление и поехал домой. Так я начал работать мастером дороги, которой еще нет - Зарево – Рубеженский. Он сказал:
«Учиться поедешь в Уфу позже, а пока приступай к работе!»
По вечерам дружу с Верой, которая живёт на подстанции, а утром на работу. Как-то утром на рассвете иду домой, а это метров восемьсот от дома и на ходу задремал, ударился в забор детского сада. Подумал – подумал, и надумал. На следующий вечер сидим мы в будочке на весовой, и я говорю ей:
-«Когда привозить сватов, а сам жду и думаю, скажет то, что думал?».
-«Давай приезжайте в субботу!»-говорит она.
Ехать надо к родителям, которые живут в поселке Балабановка, за пятнадцать километров от нас.
-«Хорошо в субботу приедем!».
Пришел домой и говорю пора жениться. Мама с папой были не против, но надо ехать свататься. Договорился я с Николаем Артушином, у него машина «Победа». С тётей Леной Плотниковой и мы с отцом в субботу поехали в Казахстан поселок Балабановка. Нас уже ждали. Сели за стол. Мы с Верой ответили «Да!», и свадьбу назначили на 7 сентября, ровно через три месяца как я уволился в запас.
Начали готовиться, а у меня нечего даже одеть. Поехал в Уральск и в доме быта купил за двадцать рублей брюки, а пиджака нет. Попросил пиджак у Старцева Валеры.
И вот едем мы уже домой. Николай за рулём, я рядом. Отец и тётя Лена сзади на сиденье. Подъезжаем к поселку, и Николай обернулся к тёте Лене, он с ней беседовал и забыл, что за рулём. Машина пошла вправо, в сторону кювета. Я крутанул руль влево, и она пошла на обочину левого кювета, и я крутанул вправо, и она от резкого поворота перевернулась и легла крышей на чилигу. Это такой сплошной кустарник. Стало темно, машина вверх колёсам. Мы с Николаем быстро выбрались с лежачей машины. Тётя Лена тоже выползла, а отца не слыхать. Я думал, что он свои раненые ноги переломал, но вот он подал голос и мы ему помогли выбраться. Он вышел на грейдер и пошел пешком домой. Вот так закончилось наше сватовство. Потом тёща сказала:
-«Будет какой – то переворот в жизни молодых!»- но это другая история.
Седьмого сентября надо ехать за невестой на Балабановку. Они с вечера ждут жениха, а его нет.
В 1968 году был очень хороший урожай, в сентябре уборка шла полным ходом, и чтобы привезти невесту, нужна машина, легковая только у директора совхоза, а она где – то на полях, и пока она приехала мы очень задержались, а у невесты переполох. Выпили уже по три рюмки, а жениха нет. Невеста Вера потихоньку прослезилась. Толи что – то случилось или жених раздумал. Но вот мы приехали, и все гости быстренько собрались и поехали на свадьбу.
Свадьба состоялась в назначенный день седьмого сентября 1968 года в доме моих родителей. Комната небольшая, гостей было человек тридцать, может быть чуть больше. На следующее утро, жениху и невесте пришлось катать гостей на тарантасе. Мне пришлось тянуть тарантас и очень прихрамывать на одну ногу. Перед свадьбой кипятил цепь мотоцикла в масле и правой ногой опрокинул ёмкость с горячим маслом, а был в сандалетах.
Ступня покраснела и часть кож слезла. Ожог сильно болел, что даже туфли одевал с трудом. На свадьбе прихрамывал. Вот так состоялась моя женитьба. Жили мы у моих родителей, хотя семья была большая, но работая в ПДУ №2379 получил квартиру от Совхоза Рубеженский.
Работа в ПДУ №2379.
Приступил к работе мастером 11 июля 1968 года. Моей дороги еще нет, но я как мастер должен её построить. Начала моего участка от поселка Зарево на поселок Рубеженский. Дали со всех хозяйств тракторы-бульдозеры. Один С – 80 и три ДТ. Трактора, пришли своим ходом из разных поселков Первомайского района. Приехал с ПДУ главный инженер Старков Владимир Васильевич и мы начал разбивку дорожного полотна. Мы разбивали, ставили колышки согласно проекту, а бульдозеры начинали отсыпку. Рубеженцы с нетерпением ждали эту дорогу. Особенное трудно было в зимнее время. Ездили только на тракторах, а расстояние пятьдесят километров. Позже привезли старенький грейдер элеватор, и первым кто на нём работал, это Попов Петр Васильевич. Грейдер-элеватор часто ломался, но все равно дело пошло лучше и быстрее. Насыпь имела правильную форму. Там, где был большой уклон, отсыпь велась бульдозерами. За четыре года мы отсыпали дорогу до Рубеженского совхоза. Были установлены железобетонные трубы в местах прохода весенних вод. Гравий возили с местного карьера у поселка Соболево. Отсыпку произвели от поселка Зарево до поселка Большепрудный. Машины были собраны со всех хозяйств района. Это пятнадцать – двадцать машин разного калибра. Газ -51: самосвалы, бортовые, ЗИЛы, К – 700 с тележками, ЗИСы. Выгружали бортовые тракторы с движком. Мы с водителем Шеревцевым Алексеем сами установили километровые столбы. Звезды под столбы отливали сами дома и красили. Когда всё было установлено и прикреплены таблички, гравий укатан, то дорога была как картинка. Теперь могли ездить летом и зимой, в любую погоду. Какое блаженство поехать в Первомайский и знать, что вечером будешь дома в Рубеженском. Жил я в Рубеженском совхозе, на работу ездил на грузовом мотоцикле М- 105 и ИЖ -Планета -5 с коляской. Зимнее такси 1968 год.
Столбовая дорога 1968 год.
В 60 -70 годах Оренбургские зимы были снежные. Дороги от Рубеженского совхоза до райцентра Первомайский не было. Летом грунтовая, а зимой можно было по ней проехать на гусеничном тракторе ДТ -54. За трактор цепляли самодельные сани, сделанные из двух брёвен. Была сделана будка и оббита брезентом, на полу солома, так ездили люди до Первомайска. Я уже с 1968 года работал мастером ПДУ №2379. Отсыпку полотна начали с июля месяца, но это только земляное полотно насыпали несколько километров.
Жил я в Рубеженском совхозе и каждый месяц ездил с отчетом в ПДУ. Вот поехал на тракторе, который ехал в Первомайский. Ехали, кто в больницу, кто по делам, студенты. Закончив дела собрались ехать домой, но зимой быстро темнеет. Доехали до поселка Зарево стало совсем темно. Началась пурга и пошел снег, и механизатор решил ехать напрямую по столбовой дороге. Меня пригласили в кабину показывать дорогу, потому что я часто на мотоцикле ездил напрямую летом. Сел в трактор и поехали. Видимость совсем плохая даже мне стало жутко ехать на тракторе при плохой видимости. Кругом белым – бело, только через ровные промежутки попадаются высоковольтные столбы. Пока до следующего столба доедем, и думаем, не свернули ли в сторону. По пути должна быть лощина и не очень хороший переезд. Всю дорогу был я под напряжением, вдруг какая – нибудь яма и трактор полетит вниз, вместе с санями, где полно людей. Я волновался еще потому, что в нашем совхозе уже был случай со смертельным исходом. Было это зимой, поселок Рожков находился в пятнадцати километров от нашего. На тракторе поехала Катя Савченко и вот так они ехали, погода испортилась, пошел снег. Видимость была плохая, а ехали, как и мы напрямую по полям и видимо сбились с правильного направления. Трактор с яра упал вниз, и Катя погибла. В то время это было самым чрезвычайным происшествием. Катя была молодая школьница и вот так съездила в гости. Вот и здесь мы едем домой из Первомайска, неприятные ощущения возникают сразу, как только вспомню ту поездку во мраке. Но нам повезло, мы выехали из лощины и поднялись на возвышенное место. Я знал, что дальше дорога ровная и ехать можно по быстрее, хотя видимость плохая. И вот показались огни, сразу стало на душе легче. Вот так ездили мы иногда по столбовой дороге, пока не построили грейдер.
Учёба в г. Уфа. 1968 год.
Моя работа началась мастером очень быстро и интересно. Бульдозерами начали отсыпку полотна, но вот привезли старенький грейдер элеватор и дело пошло быстрее. Но настал октябрь 1968 года работы прекратились, так как наступила зима, выпал снег. Меня направили учиться в город Уфа. Это были курсы повышения дорожных мастеров. Одет я был в смешанную форму, то есть брюки и бушлат. Учились мы в автодорожном техникуме. Жили на квартире у одной женщины вдвоём. Напарник тоже мастер, из-под Бузулука. Еще на квартире жила одна девушка. Женился я седьмого сентября, а на учёбу поехал в октябре. Не успел прожить даже один месяц, ну раз надо, значит надо. После службы на БПК "Славный" на Балтийском флоте, а это были незабываемые четыре года, мне было все интересно. Занятия давались легко. В выходные дни ездил по городу. Уфа — это столица Башкирии. И здесь в Башкирии жил мой сослуживец и у меня был его адрес.
Вот решил я съездить к нему в гости. Узнал, как к нему добраться и в субботу сел на поезд в городе Стерлитамак. Нашел автобус, который идет до деревни Урал, сел и поехал. Найти сослуживца не составило труда. Он был очень рад встрече. Мы посидели за столом, и он предложил сходить на танцы. Заходим в сельский клуб, где идут танцы и приняли участие с местными ребятами и девчатами. Танец исполняется просто, часто мелками шашками передвигаешь ноги, разумеется под музыку и все нормально. Были на танцах не долго, пошли домой. На следующий день устроили баню. Баня у них по-черному – это я в такой бане был впервые. Не имел даже представления. Когда зашел в парилку, а там все черным –черно. Я Марка Сабитова спрашиваю:
-«Друг мой, как же здесь можно мыться и выйти отсюда чистым? Нельзя притронуться к чему – либо. Стена, полок, котёл все закопченное в саже. Только тазики и скамейки, и то мы их сначала отмыли. Такая баня запомнилась на всю жизнь. Называется, «Баня по- чёрному». Нет, это не по - нашему. Так после обеда я уехал в Уфу. Три месяца тянулись долго. Дома ждет жена молодая, а я здесь. Как-то девушка, которая жила снами на квартире пригласила меня в кино. Говорит:
-«Хочу в кино, но одна вечером боюсь ходить по городу!».
-«Что ж, хорошо, пойдём в кино!» сказал я.
Сходили, пообщались и я понял, что она ко мне не равнодушна. Я ей сказал, что женат и меня ждет с нетерпение моя красавица Вера. На следующий день мы пришли с занятия, и я вижу, что девушки нет дома. Спрашиваю хозяйку:
-«А где девушка?»
-«Она съехала с моей квартиры!»- ответила она.
Всё ясно, она обиделась на меня, за то, что не ответил ей взаимностью.
Закончилась моя учеба и я автобусом до Бузулука, а до Первомайска попутными машинами. Переночевал в Первомайске, а на следующий день домой, тоже на попутной машине, автобусов тогда не было. Наконец дождалась невеста своего жениха. Вот такая история!
Уха из сусликов.
На дороге поселка Зарево- Рубеженский работа шла полным ходом. Это уже был 1969 год. Отсыпали дорожное полотно, укатывали катком, ровняли автогрейдером. Готовили дорогу под отсыпку местным гравием. Я утром приезжал на работу. Однажды в конце месяца заехал на заправку, а потом в контору. Выписал сколько наши машины израсходовали бензина, и поехал на мотоцикле на дорогу. Приезжаю, а рабочие сидят у костра и варят сусликов. Время уже одиннадцатый час. Я спрашиваю:
-«Чем занимаетесь?».
-«Варим уху!» -ответили ребята.
-«Почему не работаете?»-закричал я на всю степь. В гневе схватил ведро, и все содержимое вылил на землю. Во все стороны разлетелись ошкуренные суслики. Володя Грушевский взял ведро и собирает сусликов, отряхивая от земли, от них идет пар. Посмотрел я на него и расхохотался. Он выглядел смешно.
-«Всем работать, а на сусликов оставьте одного!».
Так и сделали. Работа закипел и к обеду было все готово, только сели за стол, точнее натравку вокруг костра, подъехал главный инженер Старков Владимир Васильевич и его пригласили к столу. Начали раздавать сусликов, я сразу отказался. Владимир Васильевич взял суслика и начал его есть с аппетитом, причмокивая. Он сбросил его и говорит:
«Это трава, которой он питается. Ничего страшного!».
Я был молод, только что отслужил и для меня это было что – то особенное, невероятное.
Запомнил на всю жизнь этот случай, уху из сусликов. Вот такая история произошла в родной Оренбургской степи.
Поездка в Ленинград 1969 год.
Осень 1969 год мы с молодой женой собрались поехать с Ленинград, где я начал свою службу. Мне хотелось показать город, построенный при Петре I. С нами захотел ехать мой свояк Плево Володя и еще попросились супруги Назимовы. Итак, на пятеро, сели в поезд и на Москву, а из Москвы переехали с Казанского вокзала и поехали в Ленинград. Ехали весело, ведь друг друга знаем хорошо.
Вот мы уже в Ленинграде на вокзале вышли толпой и думаем куда пойти, где будем ночевать.
Вдруг подходит бабуля и предлагает для проживания свою квартиру. Она объяснила, что живет недалеко от вокзала.
-«Но нас пятеро!»-сказали мы.
-«Если возьмете всех, то поедем к Вам!»
-«Если в тесноте, немного вы сможете, то возьму всех!»-ответила бабушка.
Мы кончено согласились, и она повела к себе на квартиру. Установили раскладушки и нас это устроило. Отдохнув немного с дороги, мы отправились в город, шли по Невскому проспекту прямо заходя в магазины, кафе и любовались архитектурой зданий. Это было наше первая прогулка по городу.
На следующий день с утра поехали в Эрмитаж. Проходя через ворота на Площадь «Зимнего Дворца», я представлял, как в 1917 году брали революционеры «Зимний Дворец», как перелезали через ворота. Всё это мы видели в кино, а теперь представляли, находясь на площади. Много людей шли в Эрмитаж, и мы с ними.
В камеру хранения сдали вещи, и пошли по этажам. Это была сказка. Мы переходили из одного зала в другой. Перед глазами прошла эпоха Петра I и Российского народа. Мы смотрели и гордились достижениями Советского Союза. Весь день были в Эрмитаже и всё пройти и посмотреть не смогли. Даже моей молодой жене было частенько муторно. Она уже была беременна.
Мы поженились 7 сентября 1968 года, а это был март месяц 1969 года. После просмотра вышли на Набережную Невы и погуляли, хотя было очень холодно и ветрено. На следующий день мы с утра пошли с Володей Плево искать моего сослуживца Бугаёва Юру. Адрес у меня был, и мы его конечно нашли, он был дома. Он нас встретил хорошо. Посидели за столом и потом вместе с нами приехал на квартиру, где мы жили. Когда мы зашли в квартиру, моя жена еще спала, лежа на боку, мы прожили с ней еще только полгода. Юра обратил внимание на её носок. Там была дырочка, и ему это показалось что-то простое и особенное. Она где – то видимо задела чулком за гвоздь, и он сделал своё дело. Но Юра так удивился, что я до сих пор помню его удивление. Я спросил его женился он или нет. Он говорит:
-«Мне найти такую как твоя жена!».
Я ему сказал:
-«Такой больше нет. Одна была и то досталась мне!».
Пообщались, посидели и мы с Юрой расстались. Прошло уже почти пятьдесят лет, но мы с ним не встречались. Встреча после службы у нас была первой только с ним, которая запомнилась на всю жизнь. На следующий день мы поехали на Васильевский Остров, там стояла у причала «Аврора», но был день профилактики, и мы на него не попали, так мне не пришлось походить на палубе «Авроры». В тот же день мы попали в Исаковский собор., где был музей. Мы узнали историю его постройки что очень запомнилось, это маятник по среди церкви. Он показывал, что земля наша вертится. Когда постоишь у маятника несколько минут, то видно, что он переместился по кругу на несколько сантиметров. Маятник раскачивался и происходило смещение, это было классно. Мы представили, как вращается земной шар. Потом поднялись по круговой лестнице вверх и оттуда увидели весь город, Неву и просторы Балтийского залива. Какой вид с большой высоты. Один раз посмотришь и будешь помнить всю жизнь.
Снова гуляли по Набережной Невы. Посмотрели мосты, они проходили через Неву красиво, это сооружение придуманное и возведено руками человека. Так наслаждаясь красотой города Ленинграда, мы побыли несколько дней и поехали снова на Москву.
В Москве на Казанском вокзале купили билеты до Уральска. Времени до отъезда было много, и мы пошли по Москве. Посетили Оружейную палату, где посмотрели все виды оружия. Потом поехали на Красную площадь и встали в очередь в Мавзолей В. И Ленина. Было в марте еще холодно, но мы выстояли очередь и зашли в Мавзолей.
Посмотрели Ленина и вышли на верх и направились к вечному огню. Так погуляв по Красной площади, вернулись на вокзал, сели в поезд и поехали в Казахстан, город Уральск, а до Рубеженского совхоза оставалось сто километров.
Так закончилась наша поездка в Ленинград. Это была сказка в те далёкие времена!
ко присутствовал на этом собрании.
Copyright: Владимир Савичев, 2021
Свидетельство о публикации №400283
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 27.10.2021 09:19

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
МСП "Новый Современник" представляет
Сергей Гамаюнов (Черкесский)
На злобу дня...
Иван Габов
Силлабо-тоническая весна
Мнение...
Дмитрий Оксенчук
Времени нет
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Сергея Ворошилова
Под знаком тишины
Почитать книгу
Конкурсы МСП "Новый Современник" 2022 год
Награды конкурсов МСП "Новый Современник 2022
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"