Приглашаем всех, кто на портале, в чаты общения "Заходи, кто на портале" и "Между нами, писателями, говоря." Ссылки на чаты для общения размещены в центральной колонке ссылок в центре портала.
Первый выпуск "Великолепной десятки" направлен в рассылку


Дежурный редактор
Новости издательства "Новый Современник"
Спасибо за верность порталу!
Возобновляем издание журнала
"75 лучших строк"
Положение о проекте
Мир искусства. Приложение к № 6 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Фантастика и приключенияАвтор: Марина Соколова
Объем: 19248 [ символов ]
Африка меняет имя
Закадычные друзья не мяукали друг с другом целых два месяца. Причина была веская: в разгар дискуссии Африка обозвал Дювэ «глухонемым котом». Ещё больше побелев от жуткого ругательства, благородная ангора сбросила заушные устройства и, по меткому выражению французов, стала «глухой как горшок». Из этого дискомфортного состояния Дювэ не смог вывести даже находчивый Папа: обиженный кот гонял слуховую фасолину взад и вперёд и не желал использовать по инструкции. Покаянного попугая он не видел в упор, игнорируя все попытки примирения.
«Мур-мур-мяу-мур-мур-мур», - сокрушённо мурлыкал Африка, подлизываясь к утраченному другу.
Закрыв глаза, чтобы не читать по клюву, Дювэ на ощупь добирался до домика, свёртывался калачиком и впадал в уныние.
На протяжении двух месяцев он мыкал горе в квартире, а с наступлением вёдра вышел горевать во дворе. Дювэ и не заметил, что раскаявшийся грешник вылетел вместе с ним замолить грехи на пленэре. Потянувшись на солнышке, расслабленный кот медленно побрёл на детскую площадку. Там забредшие матёрые дворняги, вспомнив босолапое детство, резвились, как малые дети. При виде братьев старших юный натуралист почувствовал прилив бодрости – и устремился к собакам. За ним увязался подозрительный попугай. Поначалу «родственники» не обратили на братьев меньших никакого внимания. Влюблённый в природу кот понял это по-своему и удвоил усердие. Забыв про инстинкт выживания, он привлекал собак утробным урчанием, дружелюбно заглядывая в их плачущие глаза. Африка следовал за другом буквально по пятам, подражая всем его звукам и движениям. Не прекращая плакать, собаки стали распаляться. Они были опытные дворняги, прошедшие через много дворов, - вполне толерантные и демократичные и поэтому не сразу ринулись на разошедшуюся мелочь. Но вот беда! Обомлевший от солнышка добровольный пушистый затворник, совершенно оглохший без звуковых аппаратов, на детской площадке потерял забубённую головушку, а вместе с ней - и весь ум, который зашёл за разум. Когда гулёна разгулялся до умопомрачения и полез к дворнягам с поцелуями, те, в конце концов, не выдержали и принялись отбиваться. По укоренившейся привычке Дювэ тут же отступил с поля боя. Зато его место заняла воинственная птица. Замаливая грехи перед другом, она дралась отчаянно и самозабвенно. Волей-неволей дворнягам пришлось отвечать на дерзкие наскоки попугая. Используя боевое превосходство, собачья стая быстро одолела Африку и, войдя в раж, занялась смертоубийством. Дело двигалось к трагической развязке... но вовремя опомнился Дювэ. Выгнув спину, белоснежный турок забил павлиньим хвостом и завыл по-турецки на всё Подмосковье.
На его пронзительные крики первой, конечно же, прибежала Любава. По мановению её твёрдой руки кот успокоился, собаки разбежались, а попугай ожил. Серый жако в лужице алой крови представлял весьма печальное зрелище. Его пепельные крылья были разодраны в клочья, а пурпурный хвост зиял как открытая рана. Но сильнее всего пострадал изысканный клюв: на нём не осталось ни одного чёрного и живого места. Аккуратно поддерживая окровавленную головку, Любава подняла Африку на второй этаж. Дома никого не было: Наташа уехала на Всеафриканский конгресс, Мама оторвалась от диссертации и уехала на работу, а Папа ушёл на шахматный турнир. Любава стояла как изваяние посреди безлюдной гостиной – с умирающей птицей на обессиленных руках и проливала горючие слёзы.
«Позови, пожалуйста, доктора», - раздалось из-под ковра.
Девочка очнулась от забытья и посмотрела на квартиру новыми глазами. Гордость Мамы «вазонный» ковёр зашевелился как живой, вытканная ваза задвигалась из стороны в сторону – и из неё выкарабкался несчастный Дювэ.
«Это ты сейчас разговаривал?» - спросила ошарашенная девочка.
«Мм-я-у», - тихо подтвердила ангора.
«Что тут у вас происходит?» - ворвалась как вихрь встревоженная Мама.
Вместо ответа Любава осторожно протянула ужасающе красный комок. Одной рукой Мама схватилась за голову, а другой – за мобильный телефон. Она так вопила в раскалённую трубку, что орнитолог примчался через тридцать секунд. Ветеринар мрачно осмотрел остатки попугая и увёз их в ветхирургию. Все мамины попытки прорваться в реанимобиль были пресечены на корню. Оставалось лишь ждать с замиранием сердца и не питая радужных иллюзий. В течение трёх недель сплочённая бедой семья не ела, не пила, не работала, не отдыхала, а, сгрудившись вокруг засмотренной до дыр трубки, не спускала с неё осоловелого взгляда. Мама забросила диссертацию, Папа проиграл шахматный турнир, Любава пропустила пять контрольных, а Дювэ потускнел от тоски. И только ни о чём не подозревающая Наташа в далёком-далёком Конго продолжала рассматривать проблемы глухонемых.
Когда долготерпеливый мобильник закатился от оглушительного звона, семья вздрогнула как один человек – и приготовилась к худшему. Однако телефон звенел молодцевато и жизнерадостно, и глава семейства, преодолевая страх, с надеждой откликнулся на призыв. Реагируя на сведения, папино лицо меняло выражение и форму. Когда оно вытянулось как груша… в гостиной возник попугай и, усевшись на напольный торшер, весело сообщил: «Африка прилетел. Африка здоровый». После чего он немедленно свалился на пол и потерял сознание.
«Доктор говорит, - во всеуслышание озвучил Папа, - что его жизнь вне опасности, но он ещё очень слаб…»
Папа запнулся на полуслове, а Мама бросилась к Африке. Вдохнув нашатырного спирта, немощный попугай вернул потерянное сознание, приосанился и распушил восстановленные перья. Тут же к нему подбежал Дювэ и, стараясь изо всех сил, стал выводить раскатистые трели. Ещё больше округлив свои выразительные глаза, Африка неотрывно смотрел на вернувшегося друга и молчал как рыба в воде. Дабы расшевелить застывшую птицу, к Дювэ по очереди присоединились Мама, Папа и Любава, сотрясая гостиную руладами песнопений.
Жако смотрел во все глаза – и больше ничего.
«Может быть, он онемел?» - предположила уставшая Любава.
«Он не немой… он глухой», - припомнил забывчивый Папа.
Захлопнув натруженный рот, Дювэ поскакал за фасолинами.
«Доктор сообщил, что попугай абсолютно безнадёжен. У него острая глухота», - передал удручённый Папа.
Семья долго сопротивлялась суровому приговору. Для обследования Африки были привлечены: отоларинголог, терапевт, невролог, психиатр и психосоматик. Специалисты провели отоскопию, аудиологические исследования, прогрессивные исследования, тесты Вебера и Ринне – и пришли к неутешительному выводу: полная глухота вследствие заболеваний слуховой зоны головного мозга.
«Мя-я-я-я-у-у-у (я тоже глухой)», - заявил солидарный Дювэ.
«Мя-я-я-я-у-у-у», - машинально повторил унылый Папа.
«Я тебя всё равно спасу!» - пламенно воскликнула Любава.
«Вот это другой разговор», - сразу согласилась темпераментная Мама – и деловито засучила рукава.
С этого момента у Африки началась трудная ученическая жизнь. Вся семья всячески старалась облегчить участь любимой птички. Папа лихорадочно доказывал превосходство смешанного метода, Любава была сторонницей звукового, а Дювэ мяукал за мимический.
«Я уже подобрал школу-интернат №101», - горячился Папа.
«Поспешишь – людей насмешишь», - Мама охладила его пыл ушатом холодной воды.
Папа утёр ледяной пот, Дювэ встал на его защиту, а Любава загородила Африку.
«Нам всем придётся учиться, - изрекла торжественная Мама. – И потому на воскресенье я пригласила сурдопедагогов».
В гостиной повисла испуганная тишина, нарушенная аханьем Любавы.
«Значит, в воскресенье всё узнаем», - констатировал глава семьи, робко глядя вслед неумолимой Маме.
Ничего особенного они не узнали, кроме того, что придётся настойчиво трудиться наравне с попугаем. Мама, Папа и Любава принялись изучать жестовый язык, а жако – дополнительно – чтение с губ. Что касается Дювэ, то он, как тугоухий, давно усвоил и то, и другое, да ещё дактильную азбуку в придачу. Натасканный котёнок оказывал учащимся полезное содействие. Именно он придумал попугаю жестовое имя «Ав». И когда Мама, Папа или Любава сжимали руку в кулак, а затем разжимали, выставив большой палец, Африка ничуть не обижался на красноречивую кличку. Умная птица отвечала любовью на любовь, прикладывая лапку сначала к клюву, а потом – к сердцу. Папа глотал комок в горле и усиливал рвение к учёбе. Когда он изучил двести жестовых языков, жестовое стихотворение «Котик» и жестовую песню «Про Маму», Мама решила, что пора остановиться.
Однако жако останавливаться на полпути не собирался. Он полетел дальше – и долетел до кипучей, многообразной жизни. С помощью Папы он украсил рабочий кабинет портретами выдающихся глухих: композитора Бетховена, писательницы и педагога Хелен Келлер, поэтессы Татьяны Нужиной, мима Джозефа Михаэля Крейцера, политика Адама Косы. Вместе с Дювэ вступил в секцию гольфа для глухих и слабослышащих. В компании с Любавой пропадал в «Стране глухих» и на портале «Глухих.нет». Бурная деятельность энергичного Африки набирала обороты не по дням, а по часам. В сопровождении верного Дювэ он летал на улицу 1905 года, чтобы сражаться за здание Всероссийского общества глухих. Обсуждал с Любавой, какую работу выбрать в сети: расширение клиентской базы интернет-магазина «Орифлейм» или создание искусственной руки для перевода букв в жесты немого языка. После мужского разговора со знающим Папой дал объявление «В Контакте»: «Ищу глухую девушку для серьёзных отношений».
Видение прекрасной спутницы жизни со светлым брюшком, широким тазом и белым ободком вокруг глаз не покидало Африку ни на миг, даже во время импровизированных экскурсий. Размахивая лапками и крыльями, порхая вокруг портретов, бескорыстный гид знакомил друзей по несчастью с феноменальными судьбами великих глухих… когда в кабинет ворвалась одичавшая Наташа. Девочка застыла как вкопанная, не сводя блестящих глаз с проворного попугая. Ощутив её присутствие всеми фибрами истерзанной души, Африка забыл про экскурсию и затрепетал от счастья. Учёная смерила попугая оценивающим оком – и разразилась потрясающей тирадой:
«Какой поразительный экземпляр! Жаль, что он поздно оглох. А то пригодился бы на конгрессе».
Потрясённая бесцеремонностью сестры, Любава кинулась ей наперерез… но было уже слишком поздно. Африка перестал трепетать и безотрывно смотрел в открытый учёный рот. Осознав сказанное, он перевернулся через голову – и упал без чувств. С вытаращенными глазами Дювэ искусал Наташе всё, что смог искусать, а потом прикатил нашатырный спирт. Усилиями друзей жако нехотя вернулся к жизни, заплакал как ребёнок и процедил сквозь клюв:
«Я – экземпляр. Я – экспонат».
«Прости её, Африка, - жалобно попросила Любава. – Она из человека превратилась в шимпанзе».
Африка сложил крылья на впалой груди и закрыл клюв на замок. С места не двигался, от еды отказывался, на вопросы не отвечал. К концу дня его окружение растаяло, и он остался один-одинёшенек. Всю ночь опрокинутый попугай думал тяжёлую думу, а наутро принял нелёгкое решение – и улетел.
Когда прозревшая Наташа заглянула в рабочий кабинет, его уже простыл четырёхпалый след. Научная работница применила научный подход и пришла к выводу, что жако уже не вернётся. Против неё сплотилась возмущённая семья, которая в едином порыве двинулась на поиски пропажи. Превращённая терпела обструкцию четыре дня, не вытерпела – и пошла каяться к старшей сестре. Вид у неё был плачевный: глаза бегали, а губы дрожали.
«Прости меня, Любава, - запричитала бывшая шимпанзе. – Во мне заговорила обезьяна. Хочу попросить Маму снова сделать из меня человека».
«Маме сейчас не до тебя, - дельно заметила Любава. – Веди себя как человек, и всё образуется само собой».
Сообразительная младшая сестра поняла тонкий намёк – и присоединилась к семье. Она взяла на вооружение дедукцию и индукцию и обнаружила Африку… в электричке. Пропащий попугай очутился там не случайно. Он долго скитался по Москве и не ведал, куда приткнуться. Изголодавшуюся птицу подобрали глухонемые бомжи. Они тотчас взяли её в оборот и принудили на себя работать. В самом начале Африка вместе с подельниками отыскивал на помойке подходящие вещи и – после надлежащей обработки – рекламировал их в электричках. Но постепенно бомжи разохотились и заставили попугая воровать. Африка долго сопротивлялся, а шантажисты долго его пугали несносным существованием. В этом неравном поединке победили бомжи – и жако стал уголовным преступником. Он рвал перья и метал молнии после каждой кражи - однако противоречить не смел.
Когда Наташа пробилась в электричку, Африка как раз демонстрировал браслет «Ассоль». Извлечённая из мусорного ящика и очищенная от нечистот, драгоценность сияла на его лапке, а он зазывал покупателей:
«19 природных сапфиров 21,07 карата, 342 кубика циркония. Продаю со скидкой – только для вас. 42 тысячи рублей».
Пассажиров было немало – и никто не остался в стороне. Некоторые дивились диковинной птице, другие – диковинной цене, третьи – ценной диковинке. Впрочем, среди пассажиров был один-единственный, который не дивился, а восхищался и рассчитывал. Его звали Димитрий, и он работал куратором выставок передовых технологий. Внимательно следя за необычным попугаем, Димитрий видел, как опустившийся мужчина средних лет, не отстававший от птицы ни на шаг, взбеленившись, повертел толстым указательным пальцем возле носа, подвигал грязной пятернёй под подбородком, потряс скрюченными лапами перед грудью и, в завершение, сделав грозную физиономию, побил одной лапой о другую.
«Почему не хотеть продать? Наказание», - перевёл для себя Димитрий.
Африка весь затрясся и произнёс заикаясь:
«Я сстараюсь. Но оччень дорого. Они нне могут купить».
Эту душераздирающую сцену с замиранием сердца наблюдал ещё один человек. Наташа раньше семьи вычислила жако и пожирала его глазами. Когда нетрезвый бомж поднял на птицу огромный кулак, она рванула что есть мочи – но её обошёл Димитрий.
«Я куратор выставок передовых технологий, - объяснил он на жестовом языке. = Предлагаю тебе хорошее дело. Соглашайся – не пожалеешь».
Куратора оттеснила Наташа:
«Возвращайся в семью, Африка. Мы тебя любим и просим у тебя прощения».
«Я не Африка, я – экземпляр по имени Ав», - горько вздохнул попугай и полетел за Димитрием.
Девочка вернулась домой сама не своя.
«Нашла нашего Африку?» - прозорливо спросила Любава.
«Он теперь чужой попугай по имени Ав!» - в сердцах выкрикнула Наташа.
«Прежде всего успокойся и расскажи всё по порядку, - велела старшая сестра. – Ты что, опять его потеряла?»
«Не потеряла, а проследила, - строптивая младшая сестра взяла себя в руки и важно вскинула светлую голову. – Ав удобно устроился в офисе Димитрия, а работает на выставках передовых технологий».
«Я поняла главное, - подытожила старшая сестра, - встречаться с попугаем надо мне».
Пораскинув мозгами, Любава выбрала место встречи: центр современного искусства «Марс». Погрузившись в «Искусство взаимодействия», она позабыла про всё на свете: разгоняла руками снегопады, рисовала жестами причудливые картины, гуляла в параллельных реальностях, танцевала в зеркальном шестиграннике… рядом с попугаем Ав. Насладиться танцем жако прибывало всё больше народу. По мере заполнения сакрального зала свет разгорался, включая замысловатую музыку. Перекрикивая фантасмагорию, Любава молила Африку поскорее вернуться домой.
«Никогда», - категорически отрезал Ав, отводя в стороны сведённые пальцы.
Народ мало-помалу возбудился, превратившись в склочную толпу. Под свист и улюлюканье девочка выбежала из зала. Ей вслед доносились слова вахтёрши:
«Как нам повезло с попугаем! Увеличил прибыль в два раза. И мне, грешной, кой-что перепало».
Оправившись от шока, Любава настропалилась на другую выставку. Выставка называлась «Магия света», и она проходила в небесно-голубой усадьбе Салтыковых-Чертковых. Вопреки намерению, продвинутая девочка и здесь увлеклась чудесами, созданными человеческим разумом. Любава переходила от одной голограммы к другой – и вздрагивала от реальности изображений. Ленин, Майкл Джексон, Мерилин Монро, Чеширский кот – световые клоны появлялись из ничего, чтобы раствориться в небытии. В «Зале с привидениями» девочка наткнулась на фантом попугая. На её глазах он неожиданно материализовался… и превратился в Африку.
«Родненький, миленький, полетели домой, а?» - заканючила Любава.
«Ав, ав, ав», - залаял жако и ощерил собачью пасть.
Не чуя под собой ног, горе-посетительница бежала от выставки, как Мопассан от Эйфелевой башни.
Пока старшая сестра приходила в себя, младшая зря время не теряла. По скайпу она связалась с Киншасой, вызвав оттуда знакомого эскулапа. Гениальный доктор был такой же превращённый, как Наташа, и принял вызов не раздумывая. Он ознакомился с историей болезни попугая и пришёл к выводу, что тот излечим.
«Я применю корректор функциональных состояний, - мудро рассудил эскулап. – Правда, мне понадобится время, чтобы его изготовить. Завтра я приеду в Конго и запишу на носитель нужную информацию с притоков Убанги и Арувими, озера Маи-Ндомбе, дождевого тропического леса и парковых редколесий».
Озабоченный врач срочно вылетел в Конго, а окрылённые сёстры полетели в офис Димитрия.
На их просьбу деловой человек ответил жёстко и меркантильно:
«Я не отпущу попугая Ав ни на какое лечение. Глухой принесёт больше дохода».
То ли зарвавшийся куратор не знал, что Африка читает с губ, то ли некстати отказала память, но в любом случае он допустил непоправимый промах.
Взметнувшись под высокий потолок, вольнолюбивая птица пропела «Марсельезу» и с гордо поднятой головой покинула власть тирана.
Обозвав Димитрия «деспотом», сёстры вырвались из душного офиса и, подхватив жако под крылья, поспешили в родительский дом.
Не успела семья воссоединиться ко всеобщему ликованию, как из Киншасы прибыл радостный эскулап. В своём кейсе он привёз бесценный корректор, на который возлагал большие надежды.
Надежды росли вместе с успехами и через полгода окончательно оправдались. За это время врач и пациент сошлись на конголезской почве. Привязавшись к попугаю, эскулап предпринял попытки вернуть его на родину. Изо дня в день он расписывал конголезские красоты: кафедральный собор святой Анны, гора Нгалиема, заповедники и национальные парки Вирунга, Упемба, Гарамба, богатейшая фауна – слоны, львы, леопарды, фламинго, пеликаны, жако… Африка всё больше и больше склонялся на его сторону, но окончательное решение принял в день отъезда. Оно обрушилось на семью как гром среди ясного неба. Папа не поверил собственным ушам, сёстры слегли с температурой, Дювэ потерял власть над собой, а Мама сожгла диссертацию.
«Африка не может нас бросить», - слабым голосом произнесла Любава.
«Однажды он уже улетал, но по пути передумал», - поддержала её Наташа.
«Утро вечера мудренее», - резюмировала Мама и уложила всех в постель.
Семья провела бессонную ночь, а утром как штык стояла в прихожей – застёгнутая на все пуговицы и с рюкзаком за плечами.
«В добрый путь! И без Африки не возвращайтесь!» - строго напутствовал котик, уронив непрошеную слезу.
Copyright (с): Марина Соколова. Свидетельство о публикации №353205
Дата публикации: 11.02.2017 14:03
Предыдущее: Серия (перевод с французского, автор Жорж Куртелин)Следующее: Криминальная сказка

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Cписок авторов первого выпуска журнала "Великолепная десятка"
Cписок авторов второго выпуска журнала "Великолепная десятка"
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Энциклопедия современных писателей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой