Прием произведений на конкурс "Самый яркий праздник года 2024" окончен. Идет работа жюри.
Лана Гайсина
Ошибка мага











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Новогодний Литературный конкурс "Cамый яркий праздник года - 2024"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения в Прозе
Произведения в Поэзии
Форум жюри
Буфет. Истории
за нашим столом
День кошек
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Татьяна Ярцева
Шальной листопад
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: Литературно-критические статьиАвтор: Ольга Грушевская
Объем: 13986 [ символов ]
Небо в алмазах Матвея Крымова
Матвей Крымов. Миша и Ребекка и небо в алмазах
 
http://litkonkurs.ru/index.php?dr=45&;tid=22 1007&pid=96&nom_id=235
 
Достаточно новый автор Матвей Крымов успешно заявил о себе на портале «Что хочет автор», приняв участие в постоянно-действующем проекте «Новые имена» и в конкурсе «Дебют года», где был отмечен грамотой «За приверженность к традиционным в русской литературе идеям человеколюбия и сострадания». Участие Матвея Крымова было также отмечено и во 2-ом этапе ВКР 2009г. - там его работа получила призовое место, и в Финале ВКР 2009 г. - эту же работу жюри наградило грамотой «За умение видеть и художественно передать разнообразные грани любви».
 
Речь идет о рассказе Матвея Крымова «Миша и Ребекка и небо в алмазах». Именно о ней я и хочу сказать несколько слов в рамках небольшой критической статьи.
 
Рассказ неординарный и уже вызвал ряд обсуждений на портале среди читателей и внутри жюри конкурсов, в которых он принимал участие. Не буду спорить, работа не однозначна и тем она интересна.
 
Сюжет достаточно простой. Миша Зильберович, интеллигент в душе и горький пьяница по сути, с протезом вместо левой ноги, оплакивает смерть своей любимой жены Сары и потихоньку спивается в своем безысходном одиночестве. Время от времени он продает антикварные книги отца, приобретая на эти деньги питье, и с тоской смотрит на фотографию любимой Сары, а порой и ведет с ней беседы. Когда же деньги у Миши через год заканчиваются, как и слезы, как и силы терпеть одиночество, то он решает с горя повеситься, продав свой импортный протез. Однако сосед Василич любезно вытаскивает его из петли, тем самым спасая Мишу от бесславной смерти. Василич проявляет повышенную заботу о Мише: кормит яичницей, рассказывает «о небе в алмазах, что он видел в далекой стране Мозамбик», а позже даже делает Мише новый протез. А еще позже наш одноногий Миша случайно встречается с уличной бродяжкой Ребеккой – горбатой карлицей, и та согревает его, как может, - словами, взглядом, вниманием и ведет на кладбище в надежде найти там закуску. Там они располагаются на могиле бывшей Мишиной жены Сары, которая, как говорит карлица: «Наверное, рада, что мы пришли. Может, ждала кого-то, а пришли мы. Значит, нас и ждала». И Сара им улыбается с портрета. «Снежинки таяли на горбе, на липовом протезе, растворялись в водке, холодили ее, грели душу…». Здесь автор завершает свою драматическую историю, а его герои, взявшись за руки, уходят с «экрана» туда, где душа не знает границ, а земная жизнь не имеет смысла: «Пойдем», - сказала Ребекка. …И они пошли, держась за руки, влажные туманом, по замерзшим звонким дорогам, сырым разбитым проселкам, пыльным большакам около диковинных городов и сел .... Они шли и шли по земле. Вечные странники, одноногий лилипут Миша и русская девушка Ребекка, карлица с горбом. Осени мертвой цветы запоздалые».
…Вот такое не очень краткое содержание достаточно простого сюжета с необычными, почти гротескными, героями.
 
Чем заинтересовал меня это рассказ, чем привлек меня как читателя? История -странная, а персонажи, на первый взгляд, - мало привлекательны. Да уж… согласна. Но ответ прост. Привлек меня этот рассказ своей любовью – любовью к людям, а точнее, попросту - к человеку, как явлению, - к человеку, безвозвратно потерянному в собственных мыслях, разрываемому пороками и ошибками, страдающему от непонимания своего назначения, но бесконечно жаждущего любого проявления тепла и внимания в своем звенящем космическом одиночестве.
Такую же любовь к «человекам» – правильным и неправильным, нескладным, маленьким или очень солидным, карликам, уродцам или, наоборот, божественно красивым – можно увидеть в кинолентах Фредерико Фелинни, который не только не боялся выводить на первый план человеческие слабости и несовершенство, но, наоборот, это физическое и моральное несовершенство подчеркивал и «выпячивал», разрушая стереотипы и демонстрируя «несоответствие традиционных представлений и символов» («Энциклопедия кино») внутреннему миру обычного человека. Как в «Клоунах», и в «Риме», и в «Амаркорде», где Феллини становится защитником слабых, маленьких людей, которые находятся в самом центре созданного им живого мира, так и отважный автор Матвей Крымов не боится превратить нелепого одноногого лилипута в центрального персонажа любовной истории – нелепой и ненастоящей, как покажется тем, кто живет в рамках общепринятых догм.
 
Кто-то, уверена, сейчас возмутится: как можно? Как можно сравнивать небожителя Феллини с малоизвестным писателем? Поверьте, можно. Можно сравнивать все, что поддается сравнению и особенно - если произведения не очень известных художников (в широком смысле слова) вызывают эмоциональный и ассоциативный резонанс, заставляя вспомнить о великих творцах и их шедеврах.
 
Безусловно, рассказ Крымова может вызвать непонимание и раздражение своей назойливой литературной гиперболой, которая представляет собой стилистическую фигуру, состоящую в явно-преувеличенном выражении мысли. И именно она, на мой взгляд, и является таким ценным качеством этой работы. Концентрация мысли в рамках достаточно небольшого рассказа. Какой мысли? Я ее озвучила выше: «Миша и Ребекка и небо в алмазах» - это пронзительная современная притча о любви. И не важно, в-чем-сила-любви или в-чем-она-проявляется или за-что-мы-любим – там, где появляются вопросы, любовь заканчивается. Любящий или способный любить может увидеть любовь в любом, даже самом простом, человеческом действии. И в том, что Василич случайно вытащил Мишу из петли, накормил, сделал липовый протез. И том, что карлица Ребекка оттащила упавшего Мишу с дороги, чтобы другие «чистые» и вечно «спешащие человеки» его не перешагивали. И в том, что связь Сара-Миша вечная и такая сильная, что и после смерти жены муж продолжает любить и хотеть ее физически так же сильно, как и при жизни.
 
Автор напоминает, что любовь существует не только в своем патетическом и привычном выражении, не только в высоком «очищенном» смысле, но существует везде и всегда – каждую минуту и в любом месте: даже на самом дне и в самом неприглядном низшем состоянии – только ее надо увидеть. А это мало кому дано.
 
Безусловно, автор, рисуя картинку, не дает каких-то социальных решений. Это было бы неуместно в притче, да к тому же задача художника - создать полотно и заставить задуматься, а не предлагать пути решения. Но автор не стоит в стороне – его позиция проглядывается, на мой взгляд, через улыбающуюся с портрета Сару, с которой главный герой сверяет все свои действия.
 
Умершая Сара, образ которой чрезвычайно символичен, играет в рассказе почти заглавную роль. Она поддерживает или порицает мужа уже «сверху» – оттуда, где все давно понятно и просто. «Жизнь продолжается», - говорит Сара, и это есть правда: жизнь сложная, непутевая, бессмысленная, весь смыл которой, по сути, заключается лишь в «количестве любви». В этом плане работа почти «психоделическая» с точки зрения привычных стереотипов мышления. «Психоделический» - это слово использует сам автор с долей иронии, впрочем, что и понятно: есть в этом слове некая «поверхностная гламурность», хотя на самом деле за ним стоит: измененное от привычного процесса мышление и восприятие. Отсюда – оно очень к месту, когда автор иронично использует его, говоря, что Миша запил «психоделически».
 
Я не буду гулять по рассказу с карандашом и указкой, выявляя текстовые огрехи – если автору предложат рассказ напечатать, то профессиональные редакторы помогут текст отшлифовать. Единственное маленькое замечание, а скорее личное читательское ощущение: мне мешает первая «и» в названии. Проговаривая и вслух, и «про себя», я спотыкаюсь. Не чувствую в этом «и» ни музыкальности, ни смысловой нагрузки. «Миша, Ребекка и небо в алмазах» звучит, может, и проще, но зато без спотыканий.
И еще один момент, о котором не могу не сказать. Хороша концовка в смысловом плане. Очевидно, именно такая концовка здесь уместна - герои выполнили свою роль и им пора уходить со сцены, все верно и логично. И этот "уход" автор описывает красиво и насыщенно, создавая у читателя задумчиво-печальное настроение души:
"И они пошли, держась за руки, влажные туманом, по замерзшим звонким дорогам, ....около диковинных городов и сел - утонувшего волшебного Гледена, мерцающего и манящего золотыми куполами, кружевной Вологды, исчезающей в зовущем и бледном льняном огне, Рябинового Погоста с колдунами, предлагающими счастье вечное за душу мимолетную, Окраинной Бездны, с пропадающими и появляющимися церквями, войдя в которые, познаешь нечто и теряешь себя. Но они проходили мимо" и т.д. И вот здесь я вдруг почувствовала эмоциональный и словесный перебор. Все свалилось в красивую туманную "кучу" слов, смысл которых растянулся в безусловных красивостях - да так, что я запуталась и вернулась к началу фразы и прочитала ее вслух. А прочитала вслух лишь для того, чтобы не потерять эффект, который создался от достаточно лаконичной и при этом "сконцентрированной" предшествующей манеры повествования. Стилистически возникает некоторый диссонанс между основным повествованием и финалом, где и волшебный Гледен, и Окраинная Бездна, и Рябиновый погост с колдунами... Много. Много тумана оказалось в финальном аккорде.
Но оставим «мелочи», меня в первую очередь интересует авторская тема и форма ее художественного выражения, поэтому на этом аспекте и остановимся .
 
Как я уже сказала выше, в рассказе четко прослеживается яркая принадлежность к притче. Здесь было бы уместным сказать о художественных приемах, характерных для притчи. Это, прежде всего, собирательность и иносказательность образов на примерах конкретных человеческих типажей. Сам Миша, русская девушка Ребекка, Василич и его подруга – достаточно типичны и повсеместны, при этом каждый из них есть представитель и носитель определенного типажа-аллегории. Это концентрация качеств в отдельно взятых персонажах, качеств как положительных - «любовь» и «человечность», так и «отрицательных» - алкоголизм и «нищенская» («бомжатская») тема. Это образность («ему казалось, что ее губы, нежные и страстные, еще недавно и так уже давно, пыльным воздухом чертят слова», «по замерзшим звонким дорогам», «в бледном льняном огне»), это авторские афоризмы («…решил пойти к Саре на кладбище. Ведь встречи с любимыми желанны всегда. И место не имеет значения», «И Сара улыбалась с портрета, как будто он приглашал ее на прогулку», «У протезов нет национальности», «церкви, войдя в которые …теряешь себя»). Это удачные рефрены с «а», «и» («а потом…», «А Миша…», «А когда Миша…», «А тот падал…» и т.д.) – рефрен, на мой взгляд, надо использовать очень аккуратно, чтобы он был к месту и обязательно носил смысловую нагрузку, иначе все превратиться в ненужные повторы. Здесь рефрен - к месту: автор как бы подчеркивает монотонность рутинных действий, в которых заложена и восходящая последовательность – автор дважды использует в тексте этот прием, и каждый раз имеется финал-вывод («паровоз так и не приехал», «Сара с улыбкой смотрела на них всех»).
 
Отдельно остановлюсь на фразеологическом обороте «небо в алмазах», который вынесен автором в название и удачно обыгрывается. Этот фразеологизм встречается всего лишь один раз – когда Василич рассказывает Мише Зильберовичу о небе в алмазах, которое видел в Мозамбике. В рассказе Василича переплетается реальность с фразеологическим вымыслом: в ЮАР, которая находится по соседству с Мозамбиком, на юге Африки, известна большими залежами алмазов. Некоторые шутят, что их так много, что и небо там покрыто алмазами – только протяни руку и станешь богатым и счастливым. С другой стороны, «небо в алмазах» - известный фразеологизм, обозначающий ощущение счастья, радости и покоя. Иными словами, небо в алмазах есть осуществление наших мечтаний. Отсюда выстраивается название рассказа, четко формулирующее центральную идею работы – мечта о любви и счастье, не очень оригинальная, правда, но зато - одна на всех: вне времени и социального статуса. При этом фразеологизм несет в себе и явный ироничный подтекст, свидетельствующий о несбыточности и тщетности людских усилий стать, по крайней мере, в этой жизни счастливыми.
 
Здесь уместно будет отметить авторскую иронию, которая ощущается во всем повествовании – на горькой иронии и насмешке над описываемой ситуацией основаны построения фраз в диалогах, словом «реминисценция», заменяющим «воспоминания, раздумья о прошлом», автор с грустью намекает на то, что пьяница Миша имел прошлое и, скорее всего, теплое и человечное. Классовый пафосный вопрос «У тебя есть что делить?» (терять кроме своих цепей) комично съезжает к прозаичной реальности: у Миши - только протез. Названия улиц тоже иронично-прозаичны, хотя этот художественный ход – наименее удачный, т.к. достаточно популярный как художественное средство. Авторская ирония словно золотые нити пронизывает все произведение, создавая уверенный стилистический каркас, и выступая отдельным персонажем повествования. И композиционно, и чисто стилистически работа очень выдержанная.
 
И, наконец, последнее, на что хочу обратить внимание, это технический момент. В работе нет лишних деталей, лишних уточняющих прилагательных, синонимичных рядов, лишних местоимений, ошибок в оформлении прямой речи и всякой другой «технической» мишуры, на которую мы обычно закрываем глаза, говоря исключительно о смысле и развитии сюжета.
 
В качестве заключения хочу привести слова Андрея Тарковского: «Большим художником можно назвать не того, кто реконструирует явление, а того, кто создает мир, чтобы выразить свое отношение к нему. Художники создавали свой условный мир. И чем субъективнее и «персональнее» были художники, тем глубже они проникали в объективный мир. В этом парадокс искусства. Здесь не место объективной истине, которая всегда абсолютна и универсальна» .
 
И, на мой взгляд, Матвею Крымову удалось в данной работе создать свой условный авторский мир и выразить к нему свое отношение.
 
Успехов автору!
Дата публикации: 23.03.2010 15:05
Предыдущее: Бабочка-летоСледующее: Акварельные Окна Игоря Бурдонова. И.Бурдонов "Равела Акварелист" (роман-миниатюра)- частные впечатления

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Макс Абрамов[ 12.08.2010 ]
   Очень грамотная, профессиональная рецензия на ничем не выдающееся
   произведение. Но это субъективно.
   Удачи и благополучия.
 
Ольга Грушевская[ 12.08.2010 ]
   Макс, спасибо за оценку работы.
   Спасибо, что оценили :)

Геннадий Розенталь
ДИАЛОГ
Наши авторы на Youtube
Любовь Санько
Одуванчики
Наши новые авторы
Валков
Старики
Сафиулин Максим Сергеевич
По маршруту Успех - Забвение
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Наградные билеты МСП
"Новый Современник"
Николай Вуколов
Валентина Тимонина
Сергей Малашко
Ол Томский
Дмитрий Долгов
Сергей Ворошилов

Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта