Сергей Малашко: творчество и достижения
Литр минтаевого филе
Страсть
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Литературный конкурс юмора и сатиры "Юмор в тарелке"
Положение о конкурсе
Буфет. Истории
за нашим столом
Улыбнитесь!
Лучшие рассказчики
в нашем Буфете
Дина Лебедева
Жизнь все расставит по своим местам
Пшеничнова Валентина Егоровна
Я женщина
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты
Визуальные новеллы
.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: илья рубинштейн
Объем: 8258 [ символов ]
МАРОДЕР
Герою Советского Союза, участнкиу Сталинградской битвы генерал-лейтенату Мерзликину Виктору Васильевичу посвящается этот рассказ.
 
Фронтовичков, особенно кадровых, он не любил с первых дней войны. За взгляды их направленные вроде как на него, а на самом деле куда-то в одну известную только им точку. Будто происходящее в данный момент касается только его одного, но никак не их, которым до команды «пли» из глотки командира комендантского взвода оставалось не больше получаса существования на этой земле. И хотя взгляды эти были разными – от обреченно-затравленных до спокойно-уверенных – казалось ему, что все они, обвиняемые, глазами своими в чем-то упрекали вершащего над ними военное правосудие. Да даже не в чем-то, а в очень конкретном – лихолетном роке, разведшем его и обвиняемых по разные стороны линии жизни. Очень не по марксистски сливая в мозгах своих рок и личность председателя трибунала в единое целое. Как бы нехотя, но навязчиво намекая – качнись в свое время маятник под пыльным циферблатом судьбы в другую сторону и уже он бы в качестве обвиняемого стоял напротив стола, наспех застеленного зеленым сукном, в ожидании заранее известного приговора и сиплого выкрика командира комендантского взвода. Но забронированная душа его не впускала в себя эти молчаливые намеки. И взгляды обвиняемых своим взглядом встречал он очень спокойно. Убежденный в том, что если рок распорядился именно так как распорядился, то вины его в этом нет. Как нет вины его и в приговорах зачитываемых фронтовичкам. Приговорах всего только двух видов - очень страшных и просто страшных. Подразумевающих либо расстрел сразу после оглашения, либо приписку обвиняемого в ближайший по дислокации штрафной батальон. Для искупления кровью вины своей. Или не вины.
Количество приговоров расстрельных - тех самых, очень страшных - зависело от разнарядки получаемой им в ГЛАВПУРе перед каждой выездной сессией. И разнарядки те можно было выполнять строго от и до, процент в процент. А можно было перевыполнять. Что и делал он почти всегда. Прослыв в столичных кабинетах Военной коллегии Верховного суда непримиримым борцом за торжество социалистической законности на полях сражений. Почему всего за четыре неполных года три мелких звездочки младшего советника юстиции, в начале войны тусклым треугольником разбросанные у него на петлицах, к маю сорок пятого вытянулись в одну линию уже на погонах. И укрупнились. А укрупнившись, осветили своей позолотой строчки приказа о назначении председателем военного трибунала фронта. И по причине этой обвиняемые стоявшие перед ним теперь были званием не ниже полковника. В отличие от замордованных особистами бедолаг-окруженцев, самострелов и дезертиров первых лет войны – в основном «портяночников» из младшего комсостава или простых солдат. Хотя уже тогда, в случаях экстренных, вершил он правосудие и над взводными с ротными, и даже над батальонными. Но все равно - такими же мелкозведочными, каким являлся в те годы сам...
 
- Значит, приказ об изъятии фортепьяно у семьи Эффенбергов вы отдали лично?
- Ну конечно лично! - желтозубо улыбнулся ему моложавый генерал-фронтовичок, чье лицо он помнил по фотографиям из «Красной звезды» еще времен Сталинграда – Только не изъятие это было, а обыкновенная экспроприация! С возвратом! Я же говорил уже – парни мои для девчонок из санбата танцы решили устроить! Победа же как никак! Спиртяга надоела да и кончилась она! Вот и удумали по танцам вдарить! А какие танцы без инструмента? Ну и одолжили на время! На гармошке-то губной много не наиграешь!
- Разрешите вопрос обвиняемому? – спросил его заседатель, майор-артиллерист лет тридцати, сидящий по правую руку.
- Разрешаю.
- Федор Сергеевич, ну неужели во всем корпусе не нашлось ни одного трофейного аккордеона?
- Да откуда мне знать, майор! Может и нашлось бы! Только фортепьяно с аккордеоном разве сравнишь? Тем более Сергачев мой, перед войной в консерватории два года этому фортепьяно обучался!
- Почему же в таком случае изъятое фортепьяно не было оформлено как трофей? – задал вопрос уже пожилой белесый подполковник-интендант, сидящий слева.
- Так разве ж все трофеи переоформишь? Тем более, говорю же – не трофеем мы фортепьяно это брали, а взаймы, с возвратом!
Генерал продолжал улыбаться, глядя поочередно то на него, то на заседателей. И желтозубая улыбка героя Сталинграда его не раздражала. Скорее наоборот – в эти майские дни он даже полюбил улыбки обвиняемых, уверенных в том, что в сравнении с добытой ими Победой воинский их проступок - ничего не значащая мелочь. Потому что отлично знал способность этих победных улыбок в секунду сползать с лица уже не обвиняемых, а осужденных. После оглашения приговора. А точнее – после оглушения приговором. Очень неожиданным приговором, слова и цифры которого, превращали еще секунду назад уверенных в себе победителей в обыкновенную слизь. Слизь лагерную или подрасстрельную. Брезгливо соскребаемую штыками конвоя со стула или табурета. Чтобы доставить к ближайшей стенке, а если повезет – до ближайшего «столыпина», прицепленного к какому-нибудь эшелону.
Но все это только после приговора. До приговора же все обвиняемые в эти майские дни улыбались. Как улыбается сейчас желтозубый генерал. Не зная, что заседание трибунала фронта по его делу согласно закрытому постановлению Военной коллегии является не только первым в своем роде, но и показательным. «В виду участившихся случаев мародерства среди военнослужащих младшего, среднего, старшего и высшего командных составов». И вилка будущего приговора для генерала - от десяти лет до расстрела. Без права обжалования.
- Тогда последний вопрос... - он посмотрел генералу прямо в глаза и тоже улыбнулся - Куда исчезло фортепиано после окончания танцев?
- Так ребята его на спирт сменяли! У танкистов! Им, танкистам-то, понимаешь, тоже танцев захотелось! Только не довезли они фортепиано до своих! Уронили на полдороги! Оно и развалилось на деревяшки! Вот и вся диспозиция!
- В таком случае заседание объявляю закрытым. Оглашение приговора через тридцать минут. Заседателей прошу не опаздывать.
…С папкой под мышкой и папиросой в зубах он вышел во двор, щелкнул зажигалкой и длинно затянулся. В это время за воротами раздался гудок клаксона. Часовой проворно лязгнул засовом и спустя полминуты прямо перед ним остановился новенький студебеккер. Из авто вышел его адъютант. Козырнул.
- Вот, товарищ генерал-полковник! – лицо адъютанта светилось – Как просили – студебеккер! Модель самая последняя! С заместителем начгарнизона чуть друг друга не постреляли! Спасибо ребятам из комендантского взвода – отбили превосходящими силами! Сам Геббельс, говорят, на ней ездил! А теперь, значит, будете вы!
- У трофейщиков оформил?
- Пока нет, товарищ генерал-полковник! Вечером оформлю!
- Ты, Сереж, с этим делом не тяни.
- Сделаем, товарищ генерал-полковник!
Щелкнув в сторону недокуренной папиросой, он обошел авто и провел ладонью по блестящему капоту.
- Лошадиных-то сколько в ней?
- Двадцать пять, товарищ генерал-полковник!
- Ну, значит, так тому и быть…
Сапоги его быстро зашагали от машины к лавочке стоящей у входа во временное помещение трибунала фронта.
- Вы что-то сказали, товарищ генерал-полковник?! – крикнул ему в спину адъютант.
- Да нет… Ничего…
Сев на лавочку, он положил на колени папку и аккуратно раскрыл ее. Отпечатанный приговор лежал в ней первым листом. Пробежав текст приговора глазами, Председатель трибунала фронта поднял голову и переспросил все еще стоявшего у машины адъютанта:
- Так сколько говоришь в ней лошадиных?
- Двадцать пять, товарищ генерал-полковник!
- Ну и будет с него…
В промежуток между отпечатанными на листе словами «приговорить» и «годам заключения» золотое перо его «Паркера» выплюнуло три чернильных слова – «к двадцати пяти». После чего, запрокинув голову, он прикрыл глаза, сделал глубокий выдох и подумал о том, что очень сильно устал за войну…
Дата публикации: 04.05.2009 15:32
Следующее: 2009 - 1941 - 1945 - 2009 - 1976 (путешествие во времени)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

 1   2 

Рецензии
Дмитрий Болдырев[ 01.05.2009 ]
   Насколько мне известно, погонов в начале войны не было. Были петлицы. А звезды на петлицах были только у генералов. Погоны ввели позже. Также у меня есть сомнения по поводу "младшего советника юстиции". Сейчас существует такой классный чин, и ему соответствуют майорские погоны - с одной звездой средних размеров. Погоны старшего лейтенанта (с тремя маленькими звездами) соответствуют классному чину "юрист 2 класса". Не знаю, существовали ли эти классные чины во время войны. Если я ошибаюсь, поправьте.
   И генерал-полковник у Вас в конце ненадолго превращается в генерал-лейтенанта: "- Вы что-то сказали товарищ генерал-лейтенант?! – крикнул ему в спину адъютант".
   А вообще, интересный рассказ.
 
илья рубинштейн[ 01.05.2009 ]
   Дмитрий, спасибо огромное Вам за замечания. Абсолютно по делу. Ну конечно, до 43-его - петлицы. А вот насчет чина и звания героя консультировался. И насчет звезд в петлицах военюров вместо шпал тоже.
Лазарева Людмила Викторовна[ 01.05.2009 ]
   История... Поиграли на фоно... И на двадцать пять лет....
    Так было. В Казахстане таких людей много оставалось потом жить. Сама знаю. Знакома была с ветеранами... Было и хуже.. За килограмм мороженной картошки с убранного поля.... Давали те же двадцать пять лет...
    Вечная память тем, кто победил и ВЫЖИЛ!Или даже не выжил, но ПОБЕДИЛ!
    Людмила
 
илья рубинштейн[ 02.05.2009 ]
   Людмила, спасибо за внимание. Не ко мне. А к времени. Вечная память и вечная слава.
Мила Адато[ 01.05.2009 ]
   Очень ярко написано. "Забронированна­я­ душа" вынесла приговор. А я сижу и думаю, думаю, и сердце сжимается...
   Спасибо!
   С теплом,
   Милаша
 
илья рубинштейн[ 02.05.2009 ]
   И Вам, Мила, спасибо.
Ольга Трушкина[ 02.05.2009 ]
   Интересный рассказ, очень понравилось:)
 
илья рубинштейн[ 04.05.2009 ]
   Ольга, спасибо на добром слове.
Дина Исаева[ 03.05.2009 ]
   Какие интересные судьбы у людей и фронтового фортепиано. Одного на двадцать пять лет за то, что на танцах поиграли на фортепиано. А другое потом сменили на спирт и уронили... Реалистично! Фортепиано это вам не килограмм мороженной картошки. Вещь! Только человек стоит еще ниже. Рассказ понравился. С уважением, Дина Исаева
 
илья рубинштейн[ 04.05.2009 ]
   Дина, спасибо. С наступающим.
Татьяна Ильичева[ 04.05.2009 ]
   Мне понравилось. Очень. Есть о чем подумать. СПАСИБО!
 
илья рубинштейн[ 04.05.2009 ]
   Татьяна, и Вам спасибо.
   Удачи и с наступающим.
юлич[ 06.05.2009 ]
   Эти люди постоянно среди нас, а часто это мы сами со своими равнодушием и трусостью. Только не генералы, а помельче. Генералы там наверху. И нечего с войны не изменилось. Спасибо. Напомнили, - не нужно расслабляться.
   С наступающим Великим Праздником.
 
илья рубинштейн[ 06.05.2009 ]
   Юлич и Вас с наступающей Победой.
Нина Роженко[ 07.05.2009 ]
   Илья, ваш рассказ очень страшный. А тема - вечная. Бесконтрольная власть одного человека над другим человеком превращает первого в монстра. Почему люди так охотно уничтожают себе подобных? Почему, чуть приподнявшись над другими, человек стремится уничтожить, растоптать этих других? Не поднять их до своего уровня, а унизить? В чем тут дело? Вы знаете ответ на эти вопросы? Или на них нет общего ответа?
 
илья рубинштейн[ 07.05.2009 ]
   Нина, если б я знал ответ на Ваш вопрос, то написал бы не этот рассказ, а какой-нибудь труд по психологии.
   Но мне кажется здесь есть еще одна тема - присвоение Победы людьми, к ней не то, что отношения не имевших, но и всячески эту Победу гробивших.
   Вы знаете сколько солдат и офицеров во время Великой Отечественной было расстреляно по приговору таких вот военюров? ОКОЛО МИЛЛИОНА ЧЕЛОВЕК. Несколько армий, целый фронт. И что Вы думаете эти палачи в мундирах военюров не знали что творят? Прекрасно знали. Но проще убедить себя, что просто тебе досталась такая работа. И работать. И служить палачам более высокопоставленным.
   Когда уже в 70-ые проводили обыск у одного из писателей, кто-то из молодых оперов-гебистов сказал ему: "Извините, служба такая". А писатель ему ответил: "Службу, молодой человек, каждый выбирает себе сам."
Нина Роженко[ 11.05.2009 ]
   Неужели около миллиона? Какая страшная цифра! Но мне кажется, что подобные вещи происходят и в мирное время. И тогда встает вопрос власти, точнее упоения властью над себе подобным. А вообще, Ваш рассказ, Илья, глубоко затронул очень важную тему.
Мария Гринберг[ 08.05.2009 ]
   Как можно понять из эпиграфа, история документальная?
   Леденит душу, конечно, вот так нелепо влипнуть, после победы.
   И что же было потом с этим фронтовиком, удалось ли ему выжить?
   Но ведь не превышает же своих полномочий и судья - ну а что прикажете делать с мародёром, всё по закону...
   
   Пара непоняток - ну, "Паркер" в руках советского генерала я ещё могу представить, но вот рейсхминистра пропаганды (!) Геббельса на американском автомобиле - с трудом.
 
илья рубинштейн[ 08.05.2009 ]
   Марина, "паркер" это "паркер". А геббельс, понятно, не ездил ни на каком студебеккере. Просто адьютант фразой про геббелься в глазах начальника поднял планку своей "победы". Уточнять этого не хотелось. Нужно же и чтателю что оставлять на додумку. А история документальная лишь на двадцатую часть. Что касается осуждения генерала Мерзликина на 25 лет за мародерство 11 мая 1945-ого года. За это проклятое пианино. В то время, когда другие старшие офицеры и генералы увозили из Берлина вагоны, набитые "трофеями"­.­ Причем, в основном - штабники. Ну как эта история может быть документальной? У меня на груди не каялся ни один из военных юристов времен Великой Отечественной. Вот историй "с другой стороны" я слышал немало. В том числе и от моей тети. Её муж в 42-ом был командиром роты. И вместе с батальоном его рота попала в окружение. Из окружения вышли около сотни - четверть батальона. Среди окруженцев муж тети остался единственным офицером. Под его командовнием остатки батальона и вышли из окружения. Всех отправили в фильтрационный лагерь, а его расстреляли. Об окружении тёте после войны рассказали те, кто был в этом окружении с её мужем. А во время войны, в 43-ем тетю просто вызвали в НКВД, где она расписалась в документе, в котором было написано о том, что её муж был расстрелян по приговору военно-полевого суда за измену Родине. И всё. Вот это история документальная. Но номинация, насколько я понимаю, называется ХУДОЖЕСТВЕННАЯ проза. Поэтому Вы прочитали рассказ не о муже моей тёти, а о тех, кто вершил военное правосудие над такими, как он.
   
   С наступающим Вас и Ваших близких.
Сергей Филенко[ 09.06.2009 ]
   Хорошо написано!
   с уважением.
 
илья рубинштейн[ 09.06.2009 ]
   Сергей, спасибо на добром слове.

 1   2 

Литературный конкурс памяти Марии Гринберг
Предложение о написании книги рассказов о Приключениях кота Рыжика.
Лысенко Михаил
На свет не родился Ной
Наши эксперты -
судьи Литературных
конкурсов
Татьяна Ярцева
Галина Рыбина
Надежда Рассохина
Алла Райц
Людмила Рогочая
Галина Пиастро
Вячеслав Дворников
Николай Кузнецов
Виктория Соловьёва
Людмила Царюк (Семёнова)
Павел Мухин
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Литературные объединения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Шапочка Мастера
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
'
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России

Шапочка Мастера


Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта