Рецензия на книгу или стихи: зачем нужна? Приглашаем к участию в проекте "Критика вызывали?", который открывает дежурная по порталу Регина Канаева.











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный по порталу
Регина Канаева
Критика вызывали?

Буфет. Истории
за нашим столом
О ЛЮБВИ - С УЛЫБКОЙ.Флешмоб.
Эпиграммы, пародии, басни
Галина Рыбина
Хищный оскал
Рассказ
Иван Габов
Люди творческой профессии
Философская и религиозная лирика
Таисия Григорьева
Выплескиваю чувства на бумагу...
Конкурсы на призы Литературного фонда имени Сергея Есенина
Литературный конкурс "Рассвет"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Дмитрий Чарков
Объем: 40355 [ символов ]
Наше дело
...Быть бы вместе им, но:
Половина быкует, половина воюет,
Но а лучшие люди в лучшем мире давно
Тихо спят мертвым сном -
Вот такое кино.
А.Розенбаум
 
Конец марта выдался в этом году снежный. Солнце не успевало до конца растопить лежавший на газонах снег, как выпадал новый. Затем опять казалось: ну всё, весна – наконец-то! – но в пятницу снова метель, и снова сугробы, и уже конца-краю этому было не видно; небо будто измывалось над восточной Сибирью, компенсируя свою инертность на протяжении всей прошедшей зимы. Ирине стоило большого труда заставвлять себя периодически упрашивать охранников на стоянке возле своего дома пройтись лопатами вокруг её «Глории», чтобы расчистить доступ к водительской двери. Эта услуга стоила ровно в два раза дороже ночной парковки, а они ещё порой выкобенивались; но приходилось мириться и ждать, когда же на этом пятачке земного шара появятся крытые стоянки. Одно радовало – за свои деньги ей не приходилось мило улыбаться и беспомощно моргать длинными ресницами: парни молча и сосредоточенно отрабатывали вознаграждение, поглядывая время от времени и как бы ненароком на её сапоги, плотно облегающие стройные икры, безупречные формы которых подчеркивали высокие шпильки, оставлявшие миниатюрные скважины в липком мартовском снегу.
Ирина встала из-за широкого директорского стола и подошла к окну, раздвинув бежевые жалюзи. За окном сияло солнце, на тротуарах, вымощенных фигурной плиткой, стояли лужи, и было заметно раздражение прохожих, то и дело обходящих испаряющиеся бурые пятна.
Каркнула ворона. Каркнула два раза. Почему вороны всегда каркают чётное количество раз?
Девушка постучала ногтем по пластику подоконника и снова вернулась к столу, где её ожидала кипа счетов к оплате: за коммуналку, коммуникации, за аренду – мама дорогая, она и не представляла себе, что придется заниматься всей этой белибердой с утра до вечера, отслеживая при этом доходность бизнеса и соразмеряя поступающие средства с необходимостью гашения кредиторской задолженности. Со стороны это казалось всё так естественно и просто: поступают деньги, ты платишь своим людям зарплату, а остальное как бы и есть прибыль – только успевай распределять. На деле выходило совсем не всё так гладко: периодически увольняются сотрудники, приходят пожарные инспектора, теряются важные документы где-то в почте, шныряют проверяющие из торговых комитетов, напрягают партнеры; и всем нужны результаты и деньги, деньги и результаты, и как заставить всё это, называемое бизнесом, вертеться динамично и без сбоев?
Она подняла трубку и набрала бухгалтерию.
- Антонина Васильевна, насколько срочно нам необходимо погасить счет за коммуникации?
- Ирина Олеговна, если мы не оплатим до второго апреля, доступ к ресурсу будет ограничен, - ответил ей главный бухгалтер. – Обмен информацией происходит в оперативном режиме: по изменению цен, климата, дополнительных услугах. Системщик регулярно предоставляет развернутый отчет по использованному трафику. У меня, правда, не хватает времени перепроверить все страницы, которые посещают наши сотрудники, - в её голосе прозвучал сарказм, который Ирина, впрочем, совершенно не оценила, - но выборочно я их просматриваю.
- А нельзя обязать системщика это делать?
- Тогда на каждую страницу придется заходить по два раза, по сути. Сомневаюсь в рациональности такого решения.
Ирина прикусила губу. Антонина Васильевна продолжала:
- Я вас хотела попросить рассмотреть в первую очередь нашу задолженность за проданные апартаменты в Ла Мар прошлым месяцем – это было семь двуспальных и четырнадцать односпальных, мы должны в общей сумме шестьдесят три тысячи.
- Долларов?
- Евро, Ирина Олеговна: с испанскими клубами мы рассчитываемся в евро.
- Да-да, я помню. Конечно, евро. Хорошо, Антонина Васильевна, я сейчас посмотрю. Это всё находится… в общей кипе счетов?
- Они распечатаны на голубой бумаге.
- А, хорошо, - Ирина положила трубку и выудила из массы бумаг голубые листы.
Каждый счет был согласован старшим менеджером, что означало правильность выставленной к погашению суммы. Ирина еще раз взглянула на остаток по валютному счету – там было чуть больше шестидесяти семи тысяч евро. На оплату за проданные ими апартаменты во Флориде денег не оставалось, и на этой неделе ей опять придется разговаривать с агентом их американского партнера об отсрочке. И так изо дня в день – куда деньги деваются?
Снова каркнула за окном ворона. На это раз дважды по два раза. С коротким перерывом между карканьем. «Не каркай!» - хотелось ей крикнуть сквозь стекло…
Раньше все дела вёл муж.
Её муж… Он уехал на машине в командировку – как обычно, второй раз за месяц, и недалеко. Два дня его телефон молчал, и Ирина связалась через приемную с их филиалом, и оказалось, что он там так и не появился. Дальнейшие поиски результатов не дали: ни следов его белого «Террано», ни звонков по распечатке с мобильного – ничего, как в воду…
Фирма «Гранд» осуществляла продажу апартаментов на известных курортах частным лицам и организациям в паевую пожизненную собственность. Так это было прописано в документах.Любой желающий мог приобрести определенную неделю проживания, одну или две в году, в современном парк-отеле – в любой стране мира за сравнительно небольшую сумму, буквально обеспечив себе место под солнцем, и мог в дальнейшем производить обмены своих недель и курортов с такими же участниками проекта по всему миру, используя информационное поле единого банка данных. Такая система проведения отпусков была давно уже распространена за рубежом, имевшая название timeshare, но с трудом приживалась в России, пройдя изначально бум в начале 90-х прошлого века, но со временем идея окрасилась в сероватые оттенки, постепенно перейдя от бума к вялотекущему процессу. Муж Ирины был единственным учредителем фирмы, пройдя все стадии и перипетии этого бизнеса, и сумел удержаться на рынке выездного туризма, обеспечивая владельцев апартаментов посредническими услугами по обмену курортами, заказу и бронированию туров и приобретению билетов и виз. Введенная система операторов в отрасли не очень-то способствовала развитию.
Через две недели после его исчезновения Ирина приняла решение распрощаться со своей ролью домохозяйки, от которой сейчас не было совершенно никакого проку, и возглавить этот бизнес, несмотря на то, что никогда раньше себя не пробовала ни в роли офис-менеджера, ни тем более директора: просто её натура требовала, чтобы получаемые доходы были под контролем. Юридически она не могла прийти и объявить, что Ирина Олеговна Акимова является наследницей дел мужа: мало того, что еще не было установлено факта его смерти, так и различные процессуально-правовые инсинуации ставили под сомнение весь этот проект, и если б не хранившиеся в домашнем сейфе чистые листы, подписанные им когда-то «на всякий случай», то она и представить себе не могла, чем бы и когда это всё закончилось. А распечатать генеральную доверенность с образца на право ведения дел на её имя за его подписью сроком на три года оказалось проще, чем вовлекать себя во все судебные тяжбы. В «Гранде» не возражали и не роптали – коллектив был небольшой, и всё это время дела были под присмотром старшего менеджера, Галины Ивановны, которая прошла практически весь путь с Акимовым от становления бизнеса, и которой он доверял ведение дел на время своих командировок в филиалы.
Ирина не знала, вернется ли он когда-нибудь. А еще она не могла себе представить их дальнейшую жизнь, если он всё-таки вернётся.
За дверью послышались шаги, и она быстро оправила юбку и откинула назад огненно-рыжую прядь волос, свесившуюся на лоб. Постучались.
- Да, входите! – ответила она, углубляясь в кипу бумаг на своём столе. Её не волновало, заметит ли посетитель некоторый беспорядок в её внешности или нет. Да и был ли он вообще, этот беспорядок – современные тенденции стилистов не оставляли на этот счет большого пространства для сомнений.
Галина Ивановна с порога затараторила:
- Ирина, мы, во что бы то ни стало, должны оплатить американцам за последнюю нашу реализацию – их курорт хоть и новый, но начинает пользоваться спросом, а при наличии просроченной задолженности, согласно договору, они нам могут отказать в последующем выделении недель и апартаментов, а это, вы сами понимаете, скажется на нашем общем пакете предложений для потенциальных клиентов: он и без того не густ, откровенно говоря, а Флорида всегда пользовалась повышенным спросом, несмотря на их цены, поэтому давайте всё-таки отложим оплату за Ла Мар и сделаем перевод вначале за Палм Бич – ну, это будет правильней с точки зрения общей стратегии, испанцы от нас всё равно никуда не денутся, как вы считаете?
Ирине пришлось самой перевести дух, и она ответила:
- Галина Ивановна, вы – самый опытный сотрудник, но Антонина Васильевна, например, настаивает на обратном варианте.
- Но она же бухгалтер, при чем здесь её мнение? Я уважаю, разумеется, её опыт, да и её лично – вы же знаете, но в вопросах коммерции, простите, я бы не стала полагаться на суждения Антонины Васильевны.
- Она просмотрела договора…
- Я их тоже просмотрела, поверьте, и должна вам сказать, что договоры – договорами, а личные контакты с партнерами – тоже вещь важная. Я уверена, что смогу договориться с Фернандо об отсрочке, а вот Брайан для нас пока фигура новая, и договориться с ним будет просто невозможно, хотя бы потому, что он – американец, а они в вопросах оплаты, сами знаете, непробиваемые: нарушил – пеня, еще раз нарушил – до свидания, и не посмотрят, что им свой курорт продвигать надо. Они же себя не иначе как пупами земли считают, и надо им подыграть, хотя бы на начальном этапе. Ну, разве я не права?
- Звучит логично, - Ирина вздохнула: с мужчинами ей работать было проще – они редко с ней спорили.
- Конечно, логично, а Антонина Васильевна, несмотря на всю свою прозорливость, могла бы со мной вначале проконсультироваться по вопросам очередности оплат, это же моя задача – координировать наши взаимодействия с зарубежными партнерами.
- Я согласна с вами, в принципе, - Ирина всё же подняла трубку и набрала номер бухгалтерии: ей не хотелось бы вставать между двумя супер-компетентными женщинами в вопросах бизнеса, оставаясь в итоге крайней. С другой стороны, это был теперь её бизнес, и, помимо защищенности с точки зрения бухгалтерского и налогового учета, она желала еще и процветания коммерческой деятельности предприятия.
- Бухгалтерия, - услышала она голос в трубке.
- Антонина Васильевна, я хочу уточнить, почему мы в оплатах на первое место ставим испанцев, а не Флориду.
- Ирина Олеговна, мы им должны более значимую сумму, это же очевидно.
- Но просрочка идет и по контракту с американцами, не так ли.
- Да, но я думаю, что, если мы затянем с оплатой в Испанию, то можем получить в итоге эффект снежного кома.
- Я вас поняла, спасибо, - она положила трубку и посмотрела на старшего менеджера. – Мы сделаем так: оплатим восемьдесят пять процентов за Палм Бич, а остальные деньги, которые сейчас есть на счете, переведем за Ла Мар – это получится где-то, наверно, процентов шестьдесят от нашей им задолженности. Когда Брайан удивится и сделает запрос, то извинимся, скажем, мол, бухгалтерия запуталась – в общем, наврите ему чего-нибудь: пока суть да дело, опять появятся поступления, и мы тут же закроем остаток долга по Флориде. И Ла Мару будет приятно – оплатили больше половины: это же большие деньги, в конце-то концов, Галина Ивановна! Вы же мудрая женщина, придумайте что-нибудь – что им сказать, а сделаем именно так, как я сейчас озвучила.
Ирина расписала на голубых и оранжевых листах суммы к оплате и передала их старшему менеджеру, которая в ожидании между тем говорила, стоя у директорского стола:
- Ну, не знаю, мы обычно раньше так не делали, хотя, по большому счету, почему бы и нет: может, это и пройдет – попробуем.
- Конечно, попробуем, Галина Ивановна. Держите меня в курсе событий, мне интересно, какая будет реакция и у тех, и у других.
- Да, конечно, - сказала Галина Ивановна и покинула кабинет.
За окном ворона вдруг скакнула на подоконник, заглянула сквозь стекло в комнату одним черным агатовым глазом и тут же соскочила куда-то вниз, не проронив на это раз ни звука.
Ирина вышла в зал для работы с клиентами, а оттуда – в общий коридор бизнес-центра, где в ряд стояли автоматы с напитками и снэками. Ей вдруг дико захотелось печенья в шоколаде, непременно с карамелью.
Люди сновали туда-сюда, и этот муравейник ей напоминал кулуары почитаемого альмаматера. Ей пришлось встать в очередь к одному из автоматов, но, простояв некоторое время, она решила, что может с таким же успехом помыть пока руки и подправить макияж. Пройдя дальше по коридору, не встретив ни одного знакомого лица, она вошла в туалет и, прислонив сумочку к стене на тумбе рядом с умывальником, открыла воду, глядя в зеркало. Её рыжая копна волос в детстве доставляла ей множество хлопот, но с некоторых пор Ирина научилась воспринимать это как колоссальное преимущество перед всеми остальными – она была естественно рыжей; и тонкие черты лица придавали всему её облику особую пикантность, которую невозможно встретить ни в блондинках, ни в брюнетках, ни в ком-то вообще. Кроме неё.
Она открыла воду и тут только заметила в отражении зеркала позади себя одинокую туфлю, краешек которой как-то совсем неестественно высовывался из-под двери одной из кабинок, словно её обладательница пряталась за тонкой перегородкой.
Ирина повернулась и подошла ближе. Кашлянула.
- С вами всё в порядке? – громко произнесла она.
Медленно опустившись на корточки, девушка попыталась разглядеть, что там, за перегородкой, и увидела краешек серой юбки и вторую ногу: женщина, по всей видимости, стояла, прислонившись спиной к боковой стенке. Только стояла она на самых носочках, так что второй туфель почти сполз с ноги, обнажив пятку. И эти туфли, и эта юбка… они их сегодня уже видела – на Галине Ивановне. Ира резко выпрямилась и нервно повторила:
- Галина Ивановна, с вами всё в порядке?
Ей никто не ответил, а в ушах она скорее ощутила, чем услышала протяжный металлический звон, который нарастал по мере того, как она опасливо стала приближаться к белой матовой двери.
- Галина Ивановна, что за шутки: я же знаю, что вы там, - снова произнесла Ирина.
Она в нерешительности остановилась в метре от круглой хромовой ручки, рассуждая про себя, зачем бы Галине Ивановне понадобилось прятаться в туалетной кабинке – это же полный абсурд! Да она и не могла себе вообразить старшего менеджера, притаившуюся возле сливного бачка между пластиковой перегородкой, разделявшей кабинки, и унитазом. Представив себе эту картинку, ей немного стало легче, и она решительно взялась за ручку и попыталась повернуть её, одновременно потянув на себя, но оказалось, что дверь заперта изнутри. Теперь Ирина уже не сомневалась, что человеку за дверью требуется помощь, и забарабанила по пластику, повторяя:
- Галина Ивановна, что с вами? Почему вы молчите, Галина Ивановна? Откройте дверь, я вам помогу! Вы меня слышите?!
Ответа не было. Тут её осенило: она бросилась к соседней кабинке, о стенку которой, судя по всему, оперлась Галина Ивановна. Распахнув дверь, Ирина застыла в оцепенении: сверху, перекинутая через металлический бордюр, венчавший пластиковую перегородку, натянутой струной вниз тянулась тонкая шелковая бечевка, привязанная концом к отводу трубы возле сливного бачка. Ирина поняла влруг, что её другой конец должен находиться где-то там, на шее женщины – рядом, за этой тонкой перегородкой, оттого и туфли с её ног почти спадают; и от этой догадки колени её вдруг подогнулись, и она тяжело опустилась на крышку унитаза, машинальным жестом прикрыв рукой рот, чтобы подавить в себе готовый вырваться из её груди крик ужаса. Глаза её расширились, а сердце галопом понеслось к горлу, перехватывая дыхание, и она заставила себя подняться и расправить плечи, чтобы дать возможность легким свободно задышать вновь.
«Зачем она это сделала? Зачем она это сделала? Господи, зачем?» - заметались фразы в её голове, пока она медленно переставляла ватные ноги к выходу. «Нужно позвать на помощь, нужно вызвать скорую…» Но вместо этого, неожиданно для себя, Ирина обернулась и снова взглянула на натянутую нить и тут только поняла, что сама Галина этого сделать не могла – прикрепить верёвку в одной кабинке, чтобы затем пойти повеситься в другую.
Она вдруг до конца осознала, что только что находилась именно на том месте и сидела именно на той крышке, на которую всего несколько минут назад вставал ногами убийца, чтобы набросить петлю на шею Галины Ивановны; ей стало дурно, и пришлось прислониться спиной к холодной керамической стене, чтобы удержаться на ногах и подавить в себе подступившую тошноту.
Постояв минуту, она заставила себя оторваться от стены и подойти к умывальнику, открыть воду и поплескать в лицо холодной водой. Промокнув капли бумажным полотенцем, она замерла на мгновение, приходя в себя. «Вдруг она еще жива, и ей можно помочь?» - подумала Ирина, но вновь приблизиться к тому месту у неё уже не было сил. Нужно было позвать людей. Но что-то тормозило в ней, сдерживало порыв, и она поняла, что это было чувство самосохранения и вдруг проснувшаяся логика: по сути выходило, что она последняя была в той, соседней, кабинке, и именно она открыла дверь, и именно её отпечатки пальцев там остались.
«Надо же, и никто ведь не вошел, пока я сидела там…» Она импульсивно оторвала кусок бумажного полотенца и, подбежав к кабинке, быстро протерла шарообразную ручку, косяк и торцевую часть дверцы, за которую – она не помнила точно – могла взяться. Потом также бегом, на цыпочках, подбежала к умывальнику, бросила скомканный кусок бумаги в урну и, посмотрев на себя еще раз в зеркало, решительно вышла из туалета, наклонив голову, чтобы не встретиться случайно с кем-нибудь взглядом, ибо в её глазах в этот момент наверняка отражалось смятение и… чувство вины.
Возле автомата стояла одна лишь девушка, выбиравшая кофе, за которой Ирина, перед тем как отойти, и заняла очередь. Она постаралась незаметно приблизиться сзади, чтобы создать впечатление, будто и не отлучалась никуда вовсе. Она подумала, что прошло не более трех минут, и если сейчас привлечь внимание девушки к себе и самой хорошенько запомнить её, то это будет нелишне, и произнесла первое, что пришло в голову:
- Не горячий?
Девушка обернулась и, улыбнувшись, ответила:
- Горячий, обжигает прям.
- Как же вы его до кабинета донесёте? – с сочувствием покачала Ира головой.
- Да мне тут два шага – мы же с вами соседи.
- Да, правда, вы же из…
- … из лаборатории.
- Верно. Не обожгитесь!
- Спасибо. Хорошего дня!
Девушка отошла от автомата, а у Ирины несколько отлегло от сердца: её видели и запомнили, стоящей в очереди у автомата. Она выбрала попавшийся на глаза пакет с печеньем и, забрав его, направилась к офису. В душе её теплилась надежда, что, открыв дверь, она увидит через всю комнату старшего менеджера, как ни в чем не бывало беседующую с клиентом.
Но её ожидания не оправдались, и она увидела пустое кресло, а рядом – Вадима, который неожиданно спросил:
- Ирина Олеговна, вы Галину там не встретили, случайно?
- Н-нет, я её не видела… А что, она не на месте? – её голос слегка дрожал от волнения, и она зашуршала пакетом, всеми силами пыталась подавить эту предательскую дрожь и, не глядя на Вадима, прямо проследовала к своему кабинету.
Ирина прикрыла за собой дверь и облокотилась на неё, сжимая в руке пакет с печеньем. Сердце её бешено колотилось, и она не знала, как себя вести, что предпринять… и что делать дальше: кому звонить, с кем советоваться? Да что вообще происходит? Почему Галина Ивановна..? Эх, Акимов! Или… Акимов, Галина Ивановна… кто следующий? А будет следующий?
Все вопросы по взаимодействию с партнерами вела Галина Ивановна, а Ирина лишь начинала входить в тему, и ей было еще сложно ориентироваться не только среди имен зарубежных коллег, между курортами и их названиями, но даже и среди функционала своих сотрудников. Был ещё Сергей, который работал менеджером немногим больше года, но его компетенции, судя по всему, не распространялись настолько, чтобы самостоятельно вести деловые контакты – так, поддержание имиджа; про Вадима же ей и думать не хотелось: что-то среднее между плэйбоем и турблогером, несерьёзно совсем.
Послышались шаги за дверью – видимо, шёл Вадим в направлении финотдела. Ирина насторожилась: с чего бы это ему понадобилось туда? Хотя, конечно, менеджеры часто решают вопросы по оплатам, но, как правило, делают это или по внутреннему телефону, или через Галину Ивановну – поэтому сейчас Ирине и показалось необычным, что он, без стука, вошел в бухгалтерию и закрыл за собой дверь.
«Стоп! – вдруг сказала она себе. – Я плыву не туда. Нужно успокоиться и взять себя в руки. И ждать известия». Она отошла от двери и села в своё кресло, положив локти на стол. Но сидеть спокойно уже не могла, и, сняв трубку, набрала внутренний номер Вадима. Длинные гудки в одном её ухе дублировались мягким переливом в другом – они доносились из общего зала сквозь тонкие стены: значит, в бухгалтерии был действительно он. Ирина положила трубку, встала и направилась к выходу. В общем зале из менеджеров были только Сергей и Яна. Она без стука открыла дверь в бухгалтерию, которая находилась на той же стороне, что и её собственная, и вошла в кабинет.
Мини-офис главного бухгалтера находился в смежном помещении финотдела, и она увидела через открытую дверь, что Антонина Васильевна сидела за своим столом, откинувшись на спинку кресла, и что-то строго выговаривала Вадиму, который внимательно слушал и кивал в ответ. Стол бухгалтера по расчетам, стоявший тут же у входа, пустовал – Ольга была в отпуске, и главный бухгалтер пока вела все дела самостоятельно. При появлении директора она замолчала, немного сконфузившись, как показалось Ирине, и вопросительно взглянула на вошедшую девушку.
- Не помешала? – спросила Ира.
- Нет, Ирина Олеговна, что-то случилось?
Вадим продолжал сидеть к ней спиной, не оборачиваясь, и она словно почувствовала через пиджак его напряжение. Или ей это опять привиделось?
- Э… нет, ничего особенного, я подумала, что Галина Ивановна здесь, у вас – что-то не видно её.
- Мне показалось, вы с ней разговаривали уже… - Антонина Васильевна пристально взглянула Ирине в глаза, скрестив руки на груди.
- Кое-что осталось нерешенным, - Ирина повернулась к выходу, - Вадим, как она вернётся, пусть зайдёт ко мне.
- Хорошо, Ирина Олеговна, - ответил он.
В своём кабинете она достала из бара початую бутылку виноградной водки, которую уважал муж, и плеснула каплю в бокал.
Почти тут же в её кабинет влетела Яна. Она была бледна и еле сдерживала рыдания:
- Ирина Олеговна, там… Галина… она…
- Что, Яна? Что случилось? – Ирина повернулась к ней. – Да говори же!
- Я… она… в туалете… все в коридоре… и вы тоже пойдите… - и с этими словами девушка выбежала из кабинета.
Ирина решительно направилась к выходу. В офисе никого не было, входная дверь стояла нараспашку, а из коридора доносился возбужденный гул. Возле двери бухгалтерии она вдруг остановилась. Открыв дверь, Ирина заглянула внутрь.
- Антонина Васильевна!
Ей никто не ответил, и она вошла в кабинет, оставив дверь приоткрытой. «Зачем я здесь?» - пронеслось в её сознании, но она, несмотря на кажущуюся нелепость своих поступков, машинально прошла через внутреннюю дверь к столу главного бухгалтера и окинула его взглядом. На столе в полном порядке были разложены стопки документов. Справа, под монитором, лежали два остро отточенных карандаша и красная ручка, рядом ножницы, в углу стояли сапоги.
Ира встряхнула головой и быстро вышла из офиса.
В коридоре, возле женского туалета, собралось много народу. Она заметила Вадима, возвышавшегося над прочими, а навстречу ей спешила Антонина Васильевна:
- Ирина Олеговна, это ужасно! Просто ужасно!
- Что? Что там такое?
- Там Галя… она, понимаете… мертва.
- Как так – мертва?
Ирина боялась услышать этой фразы, боялась подтвердить свои наихудшие опасения, но эта фраза, сказанная вслух, была подобна для неё удару в голову. Антонина Васильевна развернула её, взяла под руку и повлекла назад.
- Незачем туда ходить.
Ирина не сопротивлялась, бормоча по дороге:
- Но… как же так? Что значит «мертва»... Я же с ней только что разговаривала – не больше пятнадцати минут назад. Антонина Васильевна, как это… что произошло?
- Не знаю, но… там говорят, что будто бы повесилась.
- Повесилась?! Да ну, бред какой! Она только вот была жива и здорова, и полна энергии, а вы говорите – повесилась!
- Да мало ли чего… случается. Человек ходит, разговаривает, а потом – раз! – и нет его.
Ирина позволила усадить себя на диван в своём кабинете.
- Вы видели её?
- Н-нет, не видела… там людей много, все столпились…
- Но… я не понимаю, Антонина Васильевна…
В офис вошел Вадим и заглянул в кабинет со словами:
- Бригада уже подъехала, разгоняют всех.
Странно, пронеслось в голове у Ирины, он совершенно безразличен к её смерти. И как быстро приехала какая-то бригада. Маляров, что ли?
- Закрой дверь! – скомандовала бухгалтерша, и дверь закрылась.
Она приобняла девушку за плечи:
- Ирина Олеговна, успокойтесь, надо взять себя в руки.
Ирина слегка отстранилась:
- Да я совершенно спокойна! Я не понимаю просто, как это… могло произойти – зачем?
- Мало ли… всякое в жизни бывает. С вами всё в порядке?
- Да, спасибо. Но… Кошмар какой-то… Как вы думаете, к нам придет прокуратура? Или полиция?
Антонина Васильевна неопределенно мотнула головой. Ирина продолжила свою мысль:
- Судя по всему, я была последней, кто разговаривал с Галиной Ивановной. Тут, в офисе.
- Вы же не ругались?
- Почему вы так спрашиваете? Хотя, нет. В том-то и дело, что мы очень… конструктивно пообщались. Как обычно. Я согласилась со всеми её доводами – почти со всеми.
- Странно. Точно могу сказать, что её будет не хватать.
- Да, это точно. Кажется, уже не хватает.
Ирина задумчиво стала наматывать на палец рыжую прядь.
За окном на подоконнике сидела ворона и заглядывала сквозь двойной стеклопакет в кабинет.
Антонина Васильевна что-то пробормотала, чего Ирина не смогла разобрать и не стала переспрашивать, поднялась и вышла из кабинета, встретившись в дверях с Вадимом, протиснувшимся мимо неё внутрь.
- Вадим, что там сегодня произошло с Галиной Ивановной? – спросила она после того, как он закрыл за собой дверь и присел на один из стульев возле приставного стола для совещаний.
- Да я сам, если честно, не совсем вник в эту тему: она вышла сразу после разговора с вами, потом вышли вы, потом вернулись, а её… нашли через десять минут в туалете повешенной.
- Я в туалет не заходила, если ты к этому клонишь.
- Я лишь констатировал последовательность событий. Так всё быстро случилось, неожиданно…
- Ты её видел? В туалете, я имею ввиду…
- Народ там толпился, мужик какой-то сказал, что до приезда оперов трогать её нельзя – вот она и висела там, на веревке.
- Ты… сам это видел?
- Ну да. Жутко, правда: только что она мимо меня прошла, и вот – уже в петле.
- Ты как-то говоришь об этом… неподобающе.
Он молча пожал плечами.
- Думаешь, она сама повесилась?
- А вы думаете, не сама?
- Что за манера отвечать вопросом на вопрос. Я твое мнение спрашиваю. Ты сам сказал, что видел, как она вышла – она была похожа на человека, который шел вешаться?
- Нет, я бы так не подумал.
- Она что-нибудь тебе сказала, когда проходила мимо? Посмотрела на тебя?
- Ну, как обычно: чего, мол, Вадик, грушу околачиваешь.
- А ты действительно околачивал?
- Да я в окно просто смотрел – глаза отдыхали от монитора. Воронья развелось…
- Ну, это ты Галине Ивановне втирать можешь про глаза. И что, у неё с собой веревка была?
- Нет, у неё с собой вообще ничего не было.
- Так с чего ты тогда решил, что она повесилась? Или у неё всё было заготовлено заранее, в сливном бачке припрятано – так, выходит? Она только ждала, чтобы решить со мной вопросы по оплате, набить план общения с партнерами, и – быстренько в туалет вешаться.
- Это… у вас юмор такой, Ирина Олеговна?
- Это у меня сейчас истерика будет! – она прикусила губу, чтобы не дать волю своему раздражению. – Ладно, позови, пожалуйста, Сергея.
Вадим, недовольный, молча вышел, и через минуту на его месте уже сидел Сергей. Это был плотненький паренек двадцати двух-двадцати трёх лет, пышущий здоровьем и благополучием, с розовыми щечками и открытым лбом. Ирина не читала еще его личную карточку, но подозревала, что он не служил в армии, и не будет. Как, впрочем, и Вадим.
- Сергей, ты знаешь, что у нас тут… нестандартная ситуация.
- Да, Ирина Олеговна, это ужасно!
- Ты видел, как она выходила… в последний раз?
- Нет, я в этот момент консультировал клиента по телефону, но Яна говорит, что она от вас вышла такая вся задорная, и от этого – еще в большей степени шок.
- Как там Яна?
- Сидит в углу, отходит – Антонина ей накапала чего-то в рюмку, она сейчас в трансе.
- А там, в туалете…
- Я, честно говоря, не нахожу в этом ничего, на что стоило бы глазеть, поэтому вышел просто, за компанию, в коридор, чтобы Яну… это… поддержать.
Ирина сообразила, что Сергей наверняка побаивался покойников, поэтому и не приблизился к женскому туалету. Говорят, дух покойника ещё три дня будет висеть над его телом. Жуть.
- Понятно. Но при этих обстоятельствах фирма всё равно должна работать, ты же понимаешь, и как бы мы ни сожалели о случившемся, наши клиенты, объективно, в этом не виноваты, и на них это никак не должно отразиться.
- Да, конечно.
- Поэтому тебе, как самому опытному сотруднику, нужно будет в эти дни брать инициативу на себя, особенно в вопросах общения с клиентами.
- Да, конечно, я понимаю.
Ирина еще в течение пяти минут излагала ему ближайшие задачи на будущее, в душе сомневаясь, что Сергей именно тот человек, который мог бы заменить при сложившихся обстоятельствах старшего менеджера, но выбора у неё, по сути, и не было: пока найдешь адекватную замену, сезон может пройти мимо. После его ухода она подумала, что, наверно, выглядела цинично, распределяя полномочия Галины – но, с другой стороны, это же бизнес, который не может и не должен зависеть ни от смертей, ни от рождений, ни от смены правительств, иначе грош цена такому бизнесу: так любил повторять её муж.
Она налила себе кофе из поттера, стоявшего в углу, когда в её дверь снова постучали, и на пороге появились два незнакомых молодых человека. Впрочем, она сразу определила, кто это: быстрый взгляд по сторонам, дежурная улыбка на губах и холодные пронизывающие глаза, пытающиеся найти очертания пистолета под её лифчиком, самоуверенные движения...
- Ирина Олеговна, вы не могли бы уделить нам несколько минут? – осведомился старший из них после официального знакомства с предъявлением служебных удостоверений.
- Присаживайтесь, пожалуйста, - предложила она, придвигая своё кресло ближе к столу. – Я так понимаю, что разговор будет о Галине Ушаковой.
Она рассказала им всё, что относилось к событиям этого дня. Они слушали, не перебивая, делая пометки в своих блокнотах, иногда вставляя уточняющие вопросы. Потом один из них спросил:
- Извините, а это не ваш родственник находится в розыске?
- Да, это мой муж.
Они переглянулись.
- Вам не кажется странным, что за полгода в фирме случилось два таких… неординарных происшествия?
- Знаете, я недавно только взялась за ведение дел фирмы, поэтому пока не могу с уверенностью сказать, что здесь странно, а что – обычное явление. Но, конечно, это наводит на черные мысли, поэтому ваша помощь здесь будет более чем кстати.
Она подумала, что они уже собрали достаточно информации, потому что не стали долго допекать её расспросами, предупредив, однако, что при необходимости ещё свяжутся с ней. После их ухода она поняла, что устала. На душе тяжелым грузом лежало ощущение вины перед Галиной Ивановной, хотя она не могла себя упрекнуть в чем-либо конкретно – не она же, в конце концом, набрасывала ей петлю на шею.
Как было бы здорово поехать сейчас домой, залезть в теплую ванну и расслабиться, скинуть с себя проблемы и забыть про всех, а потом почитать что-нибудь легкое, съесть наскоро приготовленный ужин и улечься под теплый плед – и чтобы ни забот, ни тревог. Она уже совершенно забыла, как ощущается чувство полной удовлетворенности и гармонии. Давно этого не испытывала. С тех самых пор, как Акимов последний раз привычным жестом поцеловал её в щеку и ушёл на работу.
Ирина до восьми оставалась в офисе, общаясь с партнерами на своем ломанном английском, убеждая и себя и их в правоте своих решений. Брайан оказался словоохотливым мужчиной среднего возраста, готовый, казалось, принять её доводы по оплате, но лишь только она пыталась подтвердить его согласие, как неизменно в ответ слышала непреклонное «no way», и ей приходилось заново объяснять сложившуюся ситуацию. В итоге они всё же нашли компромисс, и из офиса она выходила с чувством некоторого удовлетворения. Удивительно, что оно вообще было возможно при сложившихся обстоятельствах, но ощущалось именно так.
Её «Глория» одиноко стояла на своём персональном парковочном месте, и Ирина не стала дожидаться, пока прогреется двигатель, а сразу поехала домой. На парковке её встретили, как обычно, приветливыми и ласкающими её фигуру взглядами, но от усталости ни этих взглядов, ни своих ног она уже не чувствовала.
Она шла домой по тускло освещенной улице между домами и вдруг поймала себя на ощущении, что за ней кто-то следует. Она обернулась, но никого не увидела: тротуар был пуст, легкий ветерок гонял мусор по обочинам, из окон падал свет на размякшую глину, в которую превратился недавний снег. Ирина прибавила шагу, но чувство преследования её не покидало: это не было отзвуком шагов, это не было чьим-то дыханием за её спиной, но в её голове засело чувство, что за ней наблюдают, пристально смотрят со всех сторон сразу, и она не в силах была укрыться от этого преследования, избежать пронизывающего ока, готового растерзать её душу.
Душа три дня блуждает над покинутым телом. Возможно ли, чтобы душа Галины Ивановны устремилась вдруг за ней, пытаясь что-то ей сказать, сообщить… имя убийцы? Но ей не нужно этого, она не хотела его знать, зачем ей это имя, господи…
Почти бегом Ирина вбежала в свой подъезд и вызвала лифт, и пока он мучительно медленно спускался, ей всё казалось, что вот-вот распахнется парадная дверь, и вслед за ней ворвется в подъезд нечто, и ей некуда будет скрыться, негде искать спасения, и даже крикнуть «пожар!» не останется ни времени, ни сил; да и кто её услышит, если квартиры в доме располагались только со второго этажа. Она заворожено смотрела на черный металл двери и красный огонек домофона, прислушиваясь к звукам извне, а потом вломилась в не успевшую до конца раздвинуться дверь лифта и остервенело стала нажимать на кнопку своего этажа, и даже внутри кабины, медленно поднимавшейся вверх, она не могла сбросить с себя охватившую её панику, а перед глазами вдруг всплыли туфли и краешек серой юбки, и Ирина, стиснув зубы, принялась заставлять свой мозг не показывать ей остальное – она не хотела представлять себе искаженное в агонии лицо Галины, высунутый в предсмертной судороге язык, закатившиеся глаза и скрюченные пальцы, пытающиеся сбросить с себя острую, как лезвие, тонкую бечевку, впивающуюся в кожу на хрупкой шее.
Её руки тряслись, когда она доставала ключи, а потом не могла попасть в замочную скважину, постоянно оглядываясь на темный лестничный пролет, словно ожидая, что вот-вот откуда-то сверху из полумрака вдруг вывалится безжизненное тело, которое будет раскачиваться на веревке в посмертном ритме безжизненного маятника.
Дома она с облегчением выдохнула. А, пройдя в гостиную и включив свет, вздрогнула.
В кресле сидел Акимов.
Он выглядел похудевшим и осунувшимся, с щетиной и нечесаными светлыми волосами, доходившими почти до плеч. В глазах был блеск ожидания и неуверенности.
- Не пугайся. Это я.
Ирина молча сползла по стене на пол.
- Это ты?
Он молча кивнул.
- Сегодня Галя… - начала было зачем-то она.
Он встал с кресла, подошёл и уселся рядом на пол. Ирина смотрела сбоку на мужа и не могла понять, что же происходит в её душе – усталость, отчуждение, радость?
- Ты где был?
Он посмотрел на неё долго. Боже, и так ласково.
- Уже не важно. Я не был с другой женщиной, и не был с другим бизнесом, - он погладил её по щеке. На кончиках его пальцев застарелые заусенцы слегка скребли её кожу. Но было приятно. И тепло.
- Я стала настоящей бизнес-леди. Только ничего не получается, - сказала она.
Он погладил её волосы.
- Ты молодец.
Она в этом искренне сомневалась. Но это было, впрочем, не важно.
- Ты больше не уедешь в филиал?
Он помолчал и ответил:
- Я больше никуда не уеду. Без тебя.
На душе у Ирины стало спокойно. Она почему-то была уверена, что так оно и будет – он никуда больше не уедет.
- А Галя..?
- Я знаю. Но ничего не мог сделать. Ты мне веришь?
- Да.
- Тебе страшно?
- Уже нет.
Ирина положила голову на плечо мужа. От него пахло потом и луком – он, кажется, давно не был в ванной.
За окном закаркала ворона. Четыре раза, без паузы, куда-то удаляясь. «Да пошла ты..!» - пронеслось в голове.
Теперь всё будет нормально. А завтра Акимов наверняка разрешит все вопросы.
Он поднялся на ноги, затем подхватил её и понёс из комнаты по коридору.
- Я сто лет не принимал ванны…
- Я тоже, - ответила она и впервые за многие месяцы расслабленно улыбнулась…
Дома сидеть ей уже не придётся. Дома она уже не высидит.
Через час он сидел в кухне напротив неё, макал в сметану наспех сваренные пельмени, отправлял их в рот и между делом говорил:
- У меня просто не было возможности ни передать сообщение, ни как-то иначе с тобой связаться. Да и нельзя было – если бы они заподозрили, что ты в курсе происходящего, тебя бы просто убрали. Пока Галина имела доступ ко всей информации, я не мог и носа показать из той норы.
- А много она… вывезла?
- С каждого нашего платежа, по моим данным, от четырёх до десяти процентов. Вывозить-то ничего и не надо было – капал гонорар в одном из банков на Кипре. Эти ребята контролировали треть всех операторов на рынке, и я подозреваю, что наш Вадим тоже не так прост, как кажется, но им чуть позже займёмся. Те двое «оперов», что к тебе заходили сегодня – это так, честно сказать… я попросил, чтоб убедиться, что с тобой всё гуд.
- То есть Ушакова сама выбирала, какие платежи куда в первую очередь направлять? А я, дура наивная…
Он поцеловал её, перегнувшись через стол.
- Всё было под контролем, уверяю тебя! За исключением этого последнего эпизода: мы не знаем того, кто накинул на её шею петлю, но это, в общем-то, теперь дело техники выяснить – круг причастных лиц, что называется, лимитирован, вчера практически всех накрыли одной тихой волной. Кто-то успел выскользнуть… Её убрали, как лишнего свидетеля.
- А если и до нас доберутся? – она поежилась. При этом про себя отметила, что полгода назад вместо «нас» в этой фразе фигурировало бы местоимение «тебя».
- Уже нет. Башмак Папы Карло приземлился. Шушеры по норам. Теперь это полностью только наше дело.
Она встала и подошла сзади к его стулу, положила свои тонкие руки на спинку.
- А мы сможем переехать в дом, где парковка для машин тут же, в цоколе?
Он беззвучно рассмеялся, поставив на стол фужер с яблочным соком.
- Думаю, что сэкономленных… после Галины… процентов нам должно хватить на такое мероприятие.
- Мне её жаль, - призналась Ирина. – Но почему именно там, в офисе? Мог же и… кирпич сверху на неё упасть, например?
Акимов пожал плечами:
- Стиль такой. Предупреждение для остальных. Демонстрация силы. Без пиара никак. Сама посуди – какой был бы прок, если б она тихо-мирно в своей постели от пилюли, которая и следа в крови не оставляет? Даже в газете не упомянули бы. А так – двух зайцев одним ударом.
- Может, нам не нужно это… наше дело?
Он обхватил её, закинув руки за спинку своего стула.
- Ириш, я больше ничего не умею. Да и своё это... вымученное уже. Драйв.
Была ли она не согласна с мужем?
Ирина взъерошила его отросшие за последние месяцы волосы, и в их шелковистой массе наткнулась на седину. Она была уверена, что раньше седых волос у мужа было значительно меньше. Ирина моргнула, и два тонких ручейка скатились вниз по её щекам. Она не замечала их и продолжала гладить Акимова по голове, бережно перебирая чистые пряди.
А он уснул. Наше ли дело, не наше… Похудевший и небритый, он сидел на стуле в неудобной позе и тревожно вздрагивал.
Из окна на них бесстыдно пялилась тонкая полоска месяца, и она вдруг поймала себя на мысли, что совершенно не понимает – то ли он молодой, то ли уже старик.
Copyright: Дмитрий Чарков, 2022
Свидетельство о публикации №402350
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02.04.2022 09:05

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Жуковский Иван[ 10.01.2023 ]
   Читаю.

История праздника Дня святого Валентина
Циклы стихов и поэмы
Сергей Ворошилов
Осенние сонеты
Любовная лирика
Эльдар Ахадов
Я знаю: ты меня не любишь
Гражданская лирика
Людмила Руколь
Дым отечества
Ирина Горбань
в телепрограмме
"Поэзия Донбаса
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Наши Новогодние конкурсы
в 4-х томах
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"
Общий раздел Кабачка "12 стульев"