Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Домашнее чтение по выбору ведущего портала
Ирина Артюхина
Изночница

Буфет. Истории
за нашим столом
Наступила осень.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама
SetLinks error: Incorrect password!

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Ирина Гендельман
Объем: 12187 [ символов ]
Ревность
Что-то я почувствовала странное: то ли холод пробрался ко мне под одеяло, то ли свет автомобильных фар пробежал по моим закрытым глазам, но я вскочила и бросилась к окну. А там! Серое, в крупный горох, ночное небо! И этот горох лениво,обречённо отделялся от своего небесного жилища и кружил над чернотой земли, словно желая продлить минуты своего существования.
- Шумов, - закричала я и бросилась назад к кровати, - смотри! Такой красоты я сроду не видала! Там небо плачет!
В ответ – ничего. Я удивилась, потому что знаю: Шумов очень чутко спит и может проснуться даже от того, что я повернулась на другой бок. А сейчас я кричала так, что соседи забарабанили по батарее. Ужасный звук! Я столько раз просила не делать этого, просто умоляла и пыталась объяснить, что не терплю визгливых и скрипящих звуков, но всё бесполезно: они как будто специально повторяли свои «музыкальные опусы», стоило мне хоть чуть-чуть повысить голос. Шумов, обычно, пытался в таких случаях урезонить меня, но ему это плохо удавалось, потому что я, конечно же, никогда не кричу, я просто эмоционально разговариваю. И успокаивать в таких случаях надо не меня, а соседей. Создаётся впечатление, что они от скуки,( а живут они вдвоём, и я никогда не видела, чтобы кто-то приходил к ним в дом,) постоянно наблюдают за нами и прислушиваются к каждому шороху, доносящемуся из нашей квартиры.Я иногда даю им возможность хоть немного развеяться и прочувствовать, что на земле не всё так скучно и однообразно. Особый интерес они испытывают, конечно, к моей персоне. Да это и понятно. Шумов ведёт себя всегда благочестиво и скромно: пробежал от машины к подъезду, уткнувшись взглядом в землю, дверь тихонько прикрыл и как будто его и не было.Я же всегда на каблуках, поэтому в доме все знают, когда я ухожу из дома, когда возвращаюсь. А ещё у меня есть дурная, одна из немногих, привычка со всего размаха хлопать дверью автомобиля. Шумов всегда ругает меня за это, но я ничего не могу с собой поделать, несмотря на то, что уже несколько раз мне эту самую дверь приходилось ремонтировать, а стоит это недешево, до крайней мере, для меня, ведь я в этих делах ничего не понимаю и плачу столько, сколько с меня просят. Потом правда, Шумов хватается за голову и с грустью говорит, что скоро мне придётся с машиной расстаться, потому что на её ремонт ушло уже больше денег, чем на покупку. Я, как и полагается, пугаюсь и стараюсь быть с дверью поосторожнее. Но вскоре всё начинается снова. Ну не могу я переделать себя! Хотя иногда очень стараюсь. Вот, например, посуда. Она имеет обыкновение пачкаться. Конечно, можно было бы пользоваться одноразовой пластиковой. Очень выгодно – поел и выбросил. И стоит она копейки. Но вот почему-то Шумов категорически от такого замечательного решения проблемы отказался. Так вот, о чём я. Посуду мыть – моя обязанность. Так сложилось. Но у Шумова есть другая обязанность, более важная, как он считает – он должен этот процесс регулировать, а проще говоря, учить меня, что посуду надо мыть каждый раз после очередной еды. Он, возможно, прав. Я даже пыталась, так сказать, следовать его совету. Хватило меня аж на неделю. Но потом я поняла, что это не мой метод и, по примеру своего мужа, подвела под своё решение складывать её в раковину и ждать подходящего настроения для этого деяния, основательную базу, чем очень порадовала Шумова. Получалось так, что в выходные я целыми днями стояла у раковины – потому что едим мы, а вернее Шумов, не меньше трёх раз, а то и побольше. А если посуду «копить» до вечера или до следующего утра, к раковине надо подойти только один раз, правда надолго, но это не страшно. Шумов со мной согласился и в избежании моих дальнейших теоретизирований купил посудомоечную машину. А так как меня к технике подпускать опасно, то он посуду и загружает, и выгружает, при этом ворчит себе под нос что-то, но на это я не обращаю никакого внимания. Что-то ведь надо пропускать мимо ушей, чтобы в доме был покой.
Так я о чём? Опять меня куда-то в сторону занесло.
Так вот, пока я обдумывала, почему Шумов не отзывается на мой крик, послышались какие-то странные звуки: вроде бы ключ в замке поворачивается. Но этого не могло быть, потому что я на ночь всегда в замочной скважине свой ключ оставляю, чтобы не забыть его, когда убегаю на работу, а его, как я понимаю,может, конечно, я опять не права, нельзя повернуть снаружи. Но звук повторился: будто кто-то по ту сторону двери очень старался проделать определённые манипуляции как можно тише. И хотя я не из пугливых и вполне могу постоять за себя, я вдруг растерялась и на цыпочках пошла в кухню.Сама не понимаю, зачем. Мозги мои, кажется, отключились, но руки проделывали какие-то машинальные движения, а точнее, открыли по ящику в кухонной тумбе и вытащили из них скалку и кухонный топорик, маленький такой, но достаточно тяжелый - Шумов отбивает им мясо, а я вбиваю гвозди. Так же на цыпочках я вернулась в коридор, надо сказать, как раз во-время, потому что дверь почти безшумно отворилась, и в квартиру ввалился огромного роста тип с капюшоном на голове. Мне пришлось чуть ли не подпрыгнуть, чтобы ударить его скалкой по голове. Хорошо, что скалкой, а не молотком, потому что тип вдруг зарычал страшным голосом:
- Ты что, убить меня хочешь? За что? - И из капюшона показалась голова Шумова.
- Ну уж никак не ожидала тебя здесь увидеть, - растерянно произнесла я.
- Да я вроде домой пришёл! – возмутился Шумов.
- Так ты же спишь беспробудным сном... пыталась возразить я.
- Так! Понятно...- поспешил ворваться в спальню мой муж, - сейчас посмотрю, кто это здесь спит, да ещё беспробудно, да ещё и в моё отсутствие.
Я ничего не могла понять: я же с Шумовым разговаривала... он же лежал рядом со мной! Правда, он не отвечал... Наконец-то до меня начало доходить, что его в постели не было, вот совсем не было - и всё тут. Тогда где же он был? Тут я напрягла свои мозги, встала в позу, ну такую, воинственную, и грозно спросила:
- Ты откуда на мою голову среди ночи свалился?
- Это ты на мою голову свалилась, а не я, - поправил он, - теперь у меня шишка, посмотри, какая большая! Надо с ней что-то делать!
- Твои проблемы, - прошипела я, - нечего по ночам шляться!
Шумов, наверное, решил избежать дальнейших ударов, теперь уже словесных, и пошёл на кухню. Стало тихо. Слишком тихо. Не люблю, когда в квартире тихо. Не люблю чувствовать себя одинокой.Тишина угнетает. Если «тишина случается» днём, я включаю музыку или телевизор, если вечером – беру какую-нибудь книгу из шкафа Шумова и забираюсь в кровать, предварительно набрав в пластиковую пиалушку немного сладостей – такую безобидную порцию.Честно признаться, не всегда эта порция получается такой уж безобидной, например, когда я набираю в неё мороженое, то рука невольно упорно давит ложкой на эту волшебную массу, увеличивая вместимость пиалушки вдвое. К счастью, к тому времени, когда я проделываю эту вечернюю процедуру со сладостями, моё чувство вины перед самой собой уже находится в полудрёме, так что я благополучно пепрелистываю несколько страниц какого-нибудь занудного текста, проглатываю свои «вкусности» и засыпаю. А вот утром... Вместе со мной просыпается моя совесть и мой страх перед лишними килограммами, хотя кто может определить, какие из них лишние. Нормальные люди в первую очередь бегут в ванну, я же бросаюсь к весам, при этом начинаю метаться по квартире в их поиске, потому что Шумов, любитель не то чтобы пышных, но скажем так, женственных форм , обычно прячет их куда-нибудь. Я их всегда нахожу, хотя подчас не сразу, потому что он выбирает места весьма неожиданные, например, ставит просто на тумбочку около моей кровати.Очень всё просто! Но придёт ли женщине в голову мысль искать какую-то пропавшую вещь у себя под носом. Конечно, нет. А я-то женщина! Потом я встаю на весы, стараясь не взваливать на них всю себя, и робко вглядываюсь в цифры, которые уже почти выцвели от старости. Иногда даже приходится надевать очки, правда не мои, а Шумова. Признаюсь не для того, чтобы лучше, а для того, чтобы хуже видеть, что же там высвечивается. В смутном окошке обычно, несмотря на все мои старания, появляются цифры, которые заставляют меня искренне сожалеть о вчерашних чипсах или конфетах. Но чтобы не грустить целый день, я прибегаю к весьма простому способу – поворачиваю колёсико, регулирующее стрелочку, в нужную мне сторону. Кстати, Шумов, увидев как-то раз, как я мучаюсь с этим, можно сказать «антикварным» прибором, подарил мне электронные весы. И до сих пор не может понять и немного даже обижается на то, что я ими не пользуюсь. И сколько бы раз я не пыталась ему объяснить преимущество старых, не может понять, почему точность прибора является его недостатком.
Но вернёмся к Шумову.Я приоткрыла дверь кухни, куда удалился раненый муж, и увидела, что он сидит на табуретке, опустив голову и что-то бормоча себе под нос.
- Ну и что сидим? По какому поводу печалимся? – бодренько засуетилась я, чтобы опередить нежелательное развитие дальнейших событий.
Шумов молчал. То есть он продолжал разговаривать сам с собой, но на меня не обращал никакого внимания.
- Больно? – решила я посочувствовать ему,- покажи, где. Я дотронулась до его головы и нащупала там довольного большую шишку.
Кажется, я переборщила с самообороной; но что сделано, то сделано. Надо утешить человека!
- Шумов, - тронула я его за плечо, - не переживай – до свадьбы заживёт!
- До какой свадьбы? Что ты мелешь?
Однако...Что-то я этого слова в лексиконе своего мужа раньше не замечала. Какое-то оно грубое...Не нравится мне всё это!
- Да успокойся ты! Это просто так говорится! Чего ты испугался?! Не будет у тебя никакой свадьбы!
- Одной хватит на всю жизнь!
- Шумов, а ты ничего не перепутал? У нас и не было никакой свадьбы!
- То есть как это? Мы ж с тобой вроде как женаты...
- Это да, только припомни, как всё было! Бегом на остановку трамвая, такси даже поймать не смог!
- Не смогли, - уточнил Шумов.
- Не смог,- уперлась я, - в ЗАГСе суета! Ни белого платья, ни фаты... Свидетели опоздали, цветы завяли, шампанское вместо бокала зашипело у меня на подоле!
- А зато потом! Вспомни! Как нам было хорошо в нашей маленькой квартирке!
- Просто здорово! Ты месяцами пропадал где-то, а я должна была сама справляться с этой маленькой миленькой квартиркой! – рассердилась я.
- Ни где-то, а в командировках, - уточнил Шумов.
- Вот-вот, тебе всегда удавалось увильнуть от всего, что связано с бытом, - сделала я совершенно неожиданный даже для себя вывод, - а я должна была постоянно «держать оборону».
- Что ты выдумываешь, Наталья! Какую оборону? Опомнись!
- А! Ты забыл, как ко мне рвались бесконечные друзья нашей квартирной хозяйки? Как я тряслась от ужаса, что они выломают дверь?
- Помню! Да это только раз и было! Ты и не тряслась от страха! Ты ж у нас отчаянная женщина, которая ничего и никого не боится. Кстати, не ты пострадала, а хозяйкин друг! Ты же ему дверь-то сразу и открыла, как только он тебе сказал, что пришёл с бутылкой, да поварёшкой его и прихлопнула, словно муху, - ехидно уточнил муж, - ему ещё повезло, что не молотком.
-Ну всё, заканчиваем воспоминания - ночь на дворе, а завтра на работу рано вставать, - ушла я от дальнейших уточнений.
Шумов грустно вздохнул, наверное, всё же от сожаления, что не удалось меня «поставить на место», и побрёл в спальню. А я села на табуретку и закрыла глаза: передо мной поплыли мимолетные картинки из «той» жизни: суета в поиске квартиры, колченогая мебель, которую выволокли наши друзья из сарая, телевизор с маленьким экранчиком и «вертолет», раскладушка, – единственное, что мы купили сами и на которой было так мало места для двоих, и наши споры по вечерам, кто встанет и пойдёт выключать свет. Никто не хотел вылезать из-под тёплого одеяла и мы придумали простой способ разрешения этой проблемы – кидали тапки в выключатель на спор, кто первым попадёт.Это было так смешно!
- А между прочим, я с работы всегда приходил раньше тебя! Хотя мне нужно было ехать через весь город! – услышала я полусонный голос Шумова.
- Ну и что!
- Значит я любил тебя больше!
- А сейчас?
- Тоже!
- Что тоже?
- Люблю!
- Шумов! Хочешь я за это тебе что-то подарю?
- Хочу, конечно!
- Посмотри в окно! Я дарю тебе небо в горошек!
Copyright: Ирина Гендельман, 2019
Свидетельство о публикации №387516
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 26.12.2019 11:26

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ольга Баракаева[ 18.06.2021 ]
   Мне бы у героини поучиться урегулировать конфликты! )))

Мнение...Критические суждения об одном произведении
Кръстева Анжелика
Боже как нежен...
Читаем и обсуждаем.
МСП "Новый Современник" представляет
Игорь Крапивин
Художник
Владимир Папкевич
О чём поют не те поэты
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"