Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 3








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет.
Истории за нашим столом
ПОЭТЫ-ФРОНТОВИКИ
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Мария Гринберг
Объем: 7784 [ символов ]
Террористка
Капитан Службы Безопасности сидит за большим столом. Открыв пластмассовую папку, он просматривает документы, потом, подняв глаза, смотрит на молодую женщину, стоящую перед столом. Её руки скованы наручниками за спиной. Русые волосы упали на бледное лицо, белая ночная сорочка обтянула восьмимесячный беременный живот. Он тянет женщину вперёд, ей трудно и больно стоять — упираясь босыми ногами в пол, она выгибает спину и запрокидывает голову. Из-за этого поза пленницы кажется надменной, но её большие карие глаза смотрят без вызова, кротко и печально.
 
— Олена Ковальчук, 19 лет, швея-надомница?
 
— Да.
 
— Я офицер Пятого Департамента. Мне поручено принять окончательное решение о тебе. Ты осознаёшь своё положение? Это твой последний шанс спасти себя и ребёнка. Помоги нам, или я буду вынужден…
 
— Я не могу помочь вам. Вы напрасно мучаете меня. Я ничего не знаю.
 
— Ложь, — офицер хмурится. — Ты знаешь много. Тебя арестовали дома, прошлой ночью. Твой муж был там за несколько минут до этого?
 
— Это не был мой муж, — тихо и монотонно отвечает Олена. — Мой муж погиб в антитеррористической операции шесть месяцев назад.
 
— Снова ложь. Да, твой муж, рядовой спецназа Олесь Ковальчук, воевал на востоке. Потом он дезертировал и примкнул к террористам. Ты знаешь, что он жив. И должна знать, где он. Ответь только на этот вопрос, и будешь жить.
 
— Это не был мой муж, — упрямо повторяет Олена. — Ко мне заезжала семья беженцев, они заблудились. Я дала им карту, и они уехали сразу.
 
— Каждое твоё слово — ложь! — офицер раздражённо откидывается в кресле. — Они не уехали сразу. Автомобиль четверть часа стоял у твоего дома. Твоя соседка не спала, видела всё, узнала твоего мужа и позвонила нам. Но мы опоздали, террористы успели скрыться.
 
— Она обозналась, — голос Олены дрожит от усталости. — Было темно. А тётка Ганна полуслепая.
 
— Хватит лжи! Да, ты действительно дала ему карту — со схемой маршрутов наших патрульных машин. Ты шпионила за ними по его приказу? Никто не подозревал прогуливающуюся беременную женщину! Ты знаешь, что сегодня на этой дороге взорвали школьный автобус? Мину установили в интервале между патрулями. Тринадцать изувеченных детей,… а ты помогла этим извергам! Мы нашли карту с твоими пометками.
 
— Это ошибка, — стонет Олена. — Я устала,… позвольте мне сесть, или я упаду.
 
— Стоять, сука! Если ты упадёшь, тебя будут бить, пока ты не встанешь или не сдохнешь! И я сделал бы это с большим удовольствием. Кого ты покрываешь? Твой муж — преступник, иностранный наймит, бездушный убийца! Теракт на железнодорожной станции две недели назад — его рук дело! Десятки невинных жертв, женщины и дети… Человеческая жизнь ничего не стоит для него!
 
Бледные щёки Олены розовеют.
 
— Он не преступник. Он просто слишком доверчивый. Его обманули.
 
— Вот ты и проговорилась! Значит, вы всё-таки встречались? Но ему плевать и на тебя, и на ребёнка! Он использовал и забыл тебя.
 
— Неправда, — Олена отвечает спокойно, хотя её глаза блестят от слез. — Он любит меня. И я люблю его.
 
Олена падает на колени и мягко валится на бок.
 
— Бейте… Больше ничего не скажу.
 
Капитан встаёт и подходит к лежащей. В ожидании удара Олена сжимается, защищая живот согнутыми коленями. Офицер видит её скованные руки — пальцы женщины сломаны и ногти вырваны.
 
— Написали, что только «слегка воздействовали» на неё…
 
Капитан склоняется над Оленой и осторожно снимает с неё наручники.
 
— Можешь оставаться на полу. Тебя не будут мучить больше. Это бессмысленно.
 
Офицер возвращается к столу и берёт папку.
 
— Олена Ковальчук, вы — упрямый и опасный враг нашего народа. В соответствии с законом, именем моей Родины, я приговариваю вас к смерти. Вы будете уничтожены немедленно.
 
Он закрывает папку и пишет приговор на обложке.
 
Олена сидит на полу. Сжавшись комочком, она смотрит на своего судью, как испуганная маленькая девочка.
 
— Но… позвольте мне родить сыночка… Подождите немного…
 
— Нет. Незачем. Все равно он не имел бы никакого шанса выжить. Согласно закону, дети уничтоженных террористов используются как сырьё для медицинской промышленности. Нам не нужны ублюдки террористов — будущие мстители. Мы искореним вас, не останется и памяти.
 
Олена вздрагивает и обнимает свой живот.
 
— Да, я возьму его с собой… Пожалуйста, скажите… как нас будут убивать?
 
— Обычное уничтожение террористов. Тебя отведут в подвал. Под тобой откроется люк, и ты упадёшь в печь. Твой пепел будет использован как удобрение. Вот и всё.
 
Олена слушает и покорно кивает. Внезапно её глаза наполняются ужасом.
 
— Я упаду живая в огонь?
 
— Да.
 
— И мой сыночек будет всё ещё жив во мне. Он сгорит живым тоже… — Олена падает на пол, бьётся в рыданиях.
 
— Сама виновата! Надо было думать!
 
— Прошу вас … — подняв к офицеру лицо, воет Олена. — Пожалейте его. Убейте сразу…
 
— Как?
 
— Убейте его во мне. Выстрелите мне в живот!
 
Вздрогнув, офицер отступает к столу, будто защищаясь, выставляет перед собой папку с приговором:
 
— Нет… Этого нельзя. Инструкция… Я — не исполнитель...
 
— Умоляю вас! У вас есть мама?
 
Офицер отшвыривает папку:
 
— Не смей сравнивать себя с моей матерью! Моя мать не была помощницей террористов и не плодила их ублюдков! Она ехала на работу, на электричке, тем утром… твой Олесь убил её! Я не смог даже найти её тело в том месиве…
 
— И вы сожжёте живым моего сыночка, чтобы отомстить за вашу маму? — сдавив рыдания, потупясь, шепчет Олена. — Может быть, вы правы.
 
Она пробует подняться, но падает снова.
 
— Ему страшно…
 
Олена лежит ничком, тихо всхлипывая. Офицер касается кнопки на столе, но не нажимает её. Внезапно он ступает к женщине и трогает её за плечо.
 
— Слушай меня. Я сделаю то, что ты хочешь. Я застрелю твоего ребёнка и тебя, сразу. Но помоги мне. Встань, пожалуйста.
 
Офицер помогает Олене подняться. Она доверчиво смотрит в глаза мужчины. Он расстёгивает кобуру.
 
— Покажи мне его сердце. Господи, никто не учил меня, как расстреливать ребёнка в матке…
 
Олена берёт искалеченными руками ствол пистолета и прижимает к животу:
 
— Здесь.
 
— Да, я чувствую, бьётся… Пожалуйста, отвернись… не смотри на меня…
 
Олена опускает глаза, поглаживая живот рядом со стволом:
 
— Не бойся, сынок. Мама с тобой.
 
Два выстрела — почти как один. Олена мягко падает навзничь. Капитан отступает, глядя на убитую. Светлые волосы юной женщины рассыпались на грязном полу. Она всё ещё обнимает свой живот. Нежно и доверчиво смотрят в пустоту карие глаза.
 
Дверь распахивается. Вбегают конвойные.
 
— Что случилось, пане? — с тревогой спрашивает пожилой сержант. — Это вы стреляли?
 
— Да, — хрипло отвечает капитан. — Она внезапно бросилась на меня. Пришлось стрелять.
 
Сержант с сомнением переводит взгляд с атлетической фигуры офицера на распростёртую на полу худенькую беременную женщину, потом, придав лицу злобное выражение, толкает Олену носком ботинка:
 
— Готова, гадина. Отличный выстрел, пане… У меня хорошие новости. Только что вышла на связь наша патрульная машина. Олесь Ковальчук взят и будет здесь через полчаса.
 
Офицер машинально, дрожащими пальцами, пытается застегнуть кобуру — забыв вложить пистолет, держа его в другой руке.
 
— Его взяли на конспиративной квартире, — продолжает сержант. — Он готов сотрудничать с нами, обещает рассказать всё при условии сохранения жизни.
 
— А он ничего не говорил про свою жену?
 
— Жену? Нет. А что…
 
Сержант умолкает. Он смотрит на имя «Олена Ковальчук», напечатанное крупными буквами на обложке папки.
 
Капитан садится за стол и закрывает лицо руками:
 
— Мерзость…
 
— Вам нехорошо, пане? Отдохните хоть часок.
 
— Нет, всё в порядке, — офицер выпрямляется. — Уберите её. Бросьте её в печь. Я буду ждать Ковальчука здесь. Да, если он расскажет всё — я гарантирую ему жизнь.
Copyright: Мария Гринберг, 2017
Свидетельство о публикации №366480
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11.06.2017 23:29

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Буденкова Татьяна[ 22.06.2017 ]
   Рецензия на рассказ Марии Гринберг «Террористка»
   
   
    Ну что сказать? На психику действует безоговорочно. Для этого есть все
   составляющие: беременная женщина, над которой издевается офицер с
   атлетический фигурой. И жуткий финал: женщина просит убить в ней её
   не рождённого ребёнка, чтобы ему не пришлось гореть с ней заживо. Жутко
   на столько, что сложно писать рецензию. Однако теперь по «существу
   вопроса». Разматываем клубок этого ужаса. Ведь если готовить блюдо
   горячим, но пресным – это оставит одно послевкусие. А если горячим и
   острым – совсем другой вариант.
   Первое, вы, о чем хотели рассказать? О том, насколько не место женщине -
   матери в жесткой схватке интересов? О силе материнского чувства и
   мужестве женщины? О накале контртеррористическо­й­ борьбы? О
   человечности вообще и роли личности в тех или иных событиях? Историю
   делают не какие-то скопища недочеловеков, а каждый из нас на своём
   месте. Вот и этот офицер на своём месте, его поступки, поведение,
   отношение в принципе. Хотя, конечно, это взаимовытекающие вопросы. Но
   для меня осталось открытым: кто из них террористы? Против кого настроен
   автор? Авторская позиция расплывчата. Если Олёна жена террориста, то кто
   этот офицер, который её пытает? Офицер умудрился не увидеть вырванных
   ногтей! Из бумажки узнал, что только слегка (!) пытали! Как это вообще
   возможно и слегка пытать, и не заметить вырванных ногтей? Чем этот
   офицер отличается от тех, кто взорвал поезд, в котором ехала его мать? И
   тут, Мария, очень интересный момент. Дело в том, что, как правило, вот тот
   нюанс «авторская позиция» ставит автора на сторону одного героя, что
   называется положительного, и показывает другую сторону – негативную –
   террористы убийцы! Но у вас и офицер, борющийся с террористами, мягко
   говоря, отрицательная фигура. И только мелькнувший в финале муж Олены
   имеет проблеск человечности: просит сохранить жизнь жене и ребёнку в
   обмен на сотрудничество. И опять нюанс: он ещё не знает, какова участь
   его жены и не рождённого сына. Читателю не составит труда дорисовать
   его чувства, когда всё выяснится. Тут уж более жестокого врага, чем отец и
   муж жестоко замученной женщины и ребёнка – представить невозможно.
   Он будет мстить, потому что ни забыть, ни простить такое невозможно.
    Исходя из вот такого разворота этого сюжета, мне вырисовывается идея
   вашего рассказа, как показ жестокости «во всей красе». Нет только белых и
   пушистых или только чёрных и грязных, жестокость бесчеловечна. И нет ей
   оправдания. Жестокость порождает жестокость и ничего кроме. И это очень
   сильная авторская позиция. При таком раскладе надо, что называется
   «дожимать» так, чтобы читателю с выключенным светом было не уснуть.
   Чтобы мучительно сжималось сердце от жалости и протеста, чтобы
   рождалось желание противостоять жестокости и уж тем более, никогда у
   самого не возникло желание быть беспощадным. Всё-таки беспощадность -
   это своеобразный красивый синоним жестокости. А для этого надо бы
   добавить подробностей, деталей, эмоций, тех самых «специй», которые
   сделают это «горячее блюдо» острым. Например: «Капитан склоняется над
   Оленой и осторожно снимает с неё наручники». Ну, получилось: «Рыжий,
   пёстрый, конопатый убил бабушку лопатой. И соломкой притрусил, чтоб
   комар не укусил».
    Я бы здесь написала так: « Он склонился над женщиной. Её
   обезображенные руки судорожно обхватывали огромный живот. Чёрные
   глаза на белом, без кровинки лице, смотрели на него в упор. И было в них
   то, от чего он потом всю жизнь просыпался ночами в холодном поту:
   желание избавиться от страданий, умереть, чтобы больше не терпеть
   невыносимые муки и невероятная надежда выжить. Жажда жизни и
   желание смерти… одновременно».
   Сказать, насколько реалистичен, правдоподобен ваш рассказ – не могу. У
   меня нет достаточной информации. В некоторых моментах достоверных,
   пусть и шокирующих деталей, на мой взгляд, не хватает. Например, что за
   место, что за «преисподняя» такая, куда женщина должна провалиться и
   сгореть заживо? Достоверные, хоть и шокирующие, детали тут были бы
   уместны. Конечно, вы, не протокол пишите, а создаёте реальность в своих
   произведениях, чтобы выразить свою идею, донести до читателя свои
   чувства, пробудить в нём ответный отклик. Но вы пишите не фэнттези, а
   реалистическую прозу. И тут детали куда важнее, чем в фантастике, где
   можно объяснить необъяснимое чем угодно, хоть приходом пришельцев. Тут
   сюжет – ваша «вотчина», а детали вы берёте из жизни, реальные. Так,
   наверное?
   И… главное, на мой взгляд, чтобы написать такой рассказ, волей – неволей,
   пропускаешь сюжет через свою душу. А это очень сложно и болезненно.
   Однако, «назвавшись груздём – полезай в кузов». Что тут сделаешь, такова
   участь писателя: терпеть боль и муки своих героев. Но зато и радуемся
   вместе.
   Удачи в творчестве, Мария.

Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов