На нашем портале громкая и значимая премьера - открытие и начало активной работы Кабачка "12 стульев"! Приглашаются все желающие!
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Новогодние фанты
Скоро!
Конкурс имени Михаила Задорнова
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Нора Светличная
Объем: 37754 [ символов ]
За поворотом
Ольга сама не знала, почему в этот сентябрьский день ей вздумалось после работы пойти не сразу домой, а погулять немного в парке. Давно уже не была она в этом парке; с тех самых пор, как овдовела и стала жить одна.
Сначала она пошла по ближайшей тенистой тропе, удивляясь после проведенного в офисе дня тишине и тому покою, который сочился из самого воздуха, насыщенного запахами зелени и земли. Потом, повернув назад, она прошла через мостик и поднялась по небольшому взгорью на еще более тенистую аллею, которая тянулась вдоль оврага, густо заросшего деревьями и кустарником. Где-то внизу неслышно протекал ручей.
Наконец Ольга вышла на просторную поляну. После темных аллей зеленая трава показалась ей какой–то особенно свежей и сочной, а вечернее солнце ослепительно ярким. Посередине поляны стоял столик со скамейками по обе стороны. И Ольга в предвкушении приятного отдыха направилась прямо к нему. В сумке у нее были свежие газеты, и теперь можно было посидеть, не спеша почитать-полистать, полакомиться оставшимся с обеда виноградом; что она и стала делать, поглядывая то на белок, то на верхушки деревьев на фоне нежных облаков.
Прошло минут двадцать. Вдруг Ольга увидела, как с тропы свернула на поляну и медленно шла к ее столику компания молодых людей. Это были два парня и девушка. Девушка была небольшого роста, с распущенными светлыми волосами, в коротких красных шортах и майке. В руке у нее была плетеная сумка. Один из парней, высокий блондин крепкого сложения, в белой рубашке и тоже в шортах, нес бутылку, понемногу отпивая из нее. Второй парень, смуглый, невысокий, в джинсах, говорил по мобильному телефону.
Увидев компанию, Ольга подумала: Ну вот, молодым людям надо где-то присесть, пообщаться, выпить-закусить, а занятый ею столик - единственный в этой части парка. Только подумала так, они уже подошли:
- Мы вам не помешаем, если займем одну скамейку? – вежливо спросил блондин по-русски.
- Ну, что вы, ребята! Я уже прочла свои газеты и собираюсь уходить. Так что располагайтесь!
- Нет, нет! Ни в коем случае! – сказал тот же парень, глотнув из бутылки.
- Сидите, сидите! Мы не хотим, чтобы из-за нас... Или мы тогда уйдем, - сказала девушка и жестом руки как бы останавливала Ольгу, видя, что та складывала газеты и собиралась встать.
- Ну пожа-а-алуйста, не уходите! Останьтесь, пообщайтесь с нами, будет веселее. Мы правда уйдем, если вы собираетесь уступить нам столик, – продолжал настаивать блондин, садясь на скамейку и ставя бутылку на землю. Ольга увидела, что это была кока-кола.
Ей не хотелось, чтобы молодые люди чувствовали себя виноватыми, и в ответ на их искренность и простоту, она осталась сидеть, сказав, что всегда рада встрече с соотечественниками.
- Нам тоже приятно, - сказал блондин, назвавшийся Русланом.
Девушка представилась Таней и с улыбкой указала на смуглого паренька:
- А это наш друг Эмиль. Но он не говорит по-русски; так, чуть-чуть понимает.
Эмиль любезно поклонился Ольге и очень забавно произнес «Здравствуйте». Потом, извинившись перед обществом, он снова занялся мобильником.
- Он у нас готов часами играть в шахматы, - пояснила Ольга, - со всем миром. Такой любитель! Использует каждый момент...
- А вы, ребята, откуда приехали и давно ли в Торонто?
Руслан и Таня назвали небольшой городок в Днепропетровской области.
- Боже мой! Да неужели?! – воскликнула Ольга. – Ведь и я же оттуда. Там родилась, и там прошло мое детство. Позднее, когда я была уже в девятом классе, мы переехали в Ленинград. А в двадцать пять лет я приехала сюда, и здесь живу уже двадцать восемь лет.
Оказалось, что Руслан и Таня - брат и сестра. В Канаде они живут всего пять лет и уже побывали на Родине, где у них остались родственники. Так что Ольге было о чем расспросить, а им рассказать о родном городке.
Общих знакомых у них не нашлось, но они с удовольствием заговорили о школах, в которых учились, вспоминали своих учителей, и Руслан вдруг сказал:
- А вы, наверное, учительница. Я, как только увидел вас, почему-то вспомнил свою классную руководительницу в десятом классе. Она вот в такой же позе сидела за своим столом. И такая же строгая была на вид, но только на вид. На самом деле была добрая. И вообще, чем-то похожа на вас, такие же темные волосы... Вы учительница?
- Нет, Руслан, - Ольга засмеялась, - я не учительница. Я по образованию экономист, далека от учительства.
- Я, когда был школьником, - Руслан стал рассказывать эпизод из своей подростковой жизни, а Ольга, слушая и представляя его ребенком, сразу как-то изменилась в лице, ушла в себя. Она невольно перевела взгляд на Таню, вернее, на ее маечку. Она и до этого поглядывала на эту светло-розовую маечку с нежным рисунком из магазина дизайнерской одежды. Ольга хорошо знала цену этой элегантной вещи, так как сама покупала такую же. В подарок.
- Вы как будто загрустили, - сказала Таня, достав из сумки пакет с виноградом. - Угощайтесь, пожалуйста!
- Спасибо, у меня тоже был с собой виноград.
Руслан подвинул пакет ближе к Ольге и как-то по-детски сказал:
- А теперь наш попробуйте! Пожалуйста, а то мы обидимся.
Ольга оторвала виноградинку и задумчиво сказала:
- Загрустила, говорите? Да, немного... – она сейчас смотрела куда-то внутрь себя. – Ну, раз уж заговорили... я хочу у вас спросить... кое-что. Понимаете... – с полминуты Ольга молчала. – Дело в том, что у меня нет своих детей. Я всего лишь тетя для троих. Им семнадцать, пятнадцать и двенадцать лет. Они не здесь. Они в Монреале живут. И вот уже семнадцать лет, как я регулярно посылаю им подарки. Ко дню рождения, на Новый год, в День Валентина... Да и немало подарков так, без повода. Я же... ни разу не получила от них хоть какой-нибудь открыточки. Ну, например, «Для тети» в День матери. Или просто в знак благодарности... – Ольга грустно улыбнулась. - И никто из этих детей не знает, когда мой день рожденья. Так как я никогда не получаю ответа на мои поздравления, мне всегда приходится звонить им самой, чтобы убедиться, получена ли посылка.
В прошлые Новогодние праздники я не посылала подарков совсем, потому что в тот период не работала. Когда же снова стала работать, я все возобновила. И все еще так и не слышала от них ничего...
Я посылаю им подарки, потому что я люблю их. Но мои подарки уже становятся все менее щедрыми; и, признаться, посылаются они теперь с чувством неприязни. Мне уже это не доставляет радости. И вот я решила: буду посылать их только ко дню восемнадцатилетия. И больше не будет подарков. Да они, наверное, и не заметят этого... Вы бы осудили меня за это?
- Нет! – пылко сказал Руслан.
- Никогда! – так же пылко поддержала его Таня. – Они, эти дети, избалованны. Они ни в чем не нуждаются, потому и не ценят ваши подарки. – И она с негодованием добавила: - Да они просто невоспитанны!
Услышав такое, Ольга даже испугалась и уже пожалела, что разоткровенничалась с чужими людьми. Очень уж стало обидно. Как-никак,
это была семья ее брата. С ним-то она поддерживала связь, а дети... Ну что она могла ответить сейчас случайным знакомым, раз сама и завела разговор.
Ольга лишь улыбнулась и промолчала, отведя взгляд на их товарища. Почти все это время он ходил по поляне, занятый своим мобильником, и теперь приближался к ним.
- А ведь смотрите-ка, ребята, день потихонечку гаснет, а был таким ярким. Засиделась я с вами. Пожалуй, уже пойду.
- Да мы все сейчас пойдем. Давайте еще немного посидим, и мы вас отвезем. У нас машина недалеко отсюда.
Ольга не стала возражать, хотя и пешком с удовольствием бы прошлась. Теперь они просто сидели и отдыхали. Ольга узнала, что ее новые знакомые вместе работают, у них какой-то бизнес. И сюда они приехали тоже после работы, чтобы отдохнуть на свежем воздухе.
На обратном пути Руслан вернулся к недавнему разговору.
- А вы правильно поступили, Ольга, что решили больше не посылать им подарки. Переключитесь лучше на свои потребности.
- Заведите собаку, Ольга! – с энтузиазмом предложила Таня.
Ольга посмотрела на нее с недоумением и вдруг звонко рассмеялась. Таня с Русланом переглянулись и тоже стали смеяться. Внезапный дружный смех, казалось, доставлял им удовольствие. Они и не хотели останавливаться. Когда же пытались снова заговорить, то мысль невозможно было закончить, так как смех уже был безудержным. Их товарищ, глядя на них, непонимающе заулыбался, и Таня сквозь смех сказала ему, что потом объяснит.
Устав смеяться, они, наконец, успокоились.
- Руслан прав, - сказала Таня, - начните, Ольга, жить своими нуждами.
-А главное, - говорил Руслан, когда они уже были в машине, - не переживайте из-за их неблагодарности. Что, разве услышать их «спасибо» - ваша единственная потребность в жизни?!
Руслан еще много чего говорил, и Ольгу снова кольнула обида. Не то что бы ей намекнули на эгоизм, а ей показалось сейчас, что самое главное, ее чувство любви к этим детям было оскорблено, не так понято. И снова она усомнилась: «А стоило ли открывать сердце первым встречным?..»
- Ой, какой хорошенький домик! И сколько цветов! – воскликнула Таня, когда они остановились у дома Ольги. - Вы одна здесь живете?
- Да, теперь одна. Приходите в гости, буду рада.
Они попрощались, выразив уверенность в неизбежной встрече в том же парке.
Поделав кое-что по дому, Ольга вышла на застекленную веранду, чтобы посидеть там немного перед сном с чашкой ароматного травяного чая. Вечер был тихий и теплый, и за окном уже стемнело. Вдруг на небе на мгновенье вспыхнул яркий свет. Что это было? – удивилась Ольга. Еще одна быстрая вспышка. Когда вспышки стали повторяться, она сообразила, что это молния.
Ольга все еще была под впечатлением встречи в парке, и теперь молнии освещали не только куски неба, которые она силилась рассмотреть, но и кусочки сегодняшней жизни. Ольга видела столик на зеленой поляне, компанию, ведущую беседу, и даже отдельные слова четко вырисовывались в свете молний.
Уже слышалось дальнее громыхание. Приближалась гроза. Вскоре все небо уже пылало, трещало, зловеще гремело. Начался ливень. Ольга не уходила с веранды; лишь закрыла дверь. Ей нравилось смотреть на полыхающее небо и слушать его грохот, к которому прибавился и стук ливня.
Ослепительные молнии и грохот растревожили ее мысли и чувства. Вместе с громом и даже громче грома доносились сейчас слова: «А что, разве получать благодарность – ваша единственная потребность в жизни?!»
Озабоченность благодарностью?.. Вполне могло сложиться и такое впечатление, - думала Ольга.
Гроза не прекращалась. Она становилась еще неистовей. И все тревожнее становилось Ольге. Свирепые молнии открывали и освещали ей разные куски ее жизни; то ли куда-то зовя, то ли что-то подсказывая и даже приказывая. Приказывая задуматься... И Одьга задумалась, глядя на небо и вопрошая бушующую природу: « Ну как получилось, что я утонула в заботах, о которых меня не просили, которые не нужны?! Когда это началось?..»
Под шум дождя было легко вспоминать. Ольга начала посылать подарки семнадцать лет тому назад, когда у брата родился первый ребенок. Но тогда и у нее была своя семья. И при муже она посылала эти подарки, но не замечала отсутствия благодарности. Просто с удовольствием дарила и забывала об этом до следующего раза. Но когда осталась одна, постепенно сложилось так, что она стала жить от одного дня рождения до другого, от праздника до праздника. Все обдумывая и долго выбирая подарки, изо всех сил стараясь порадовать, удивить... Сначала, да и потом еще долго, казалось, была даже счастлива этим. Лишь через годы, незаметно, пришло горькое чувство неудовлетворенности, пустоты. Из-за чего?! Ведь они же дети, их можно и нужно понять, им простительно равнодушие к тетке, которую они редко видят. Ольга снова вспомнила Руслана. Он говорил что-то вроде... ну, как-то так: «Да вы, Ольга, зависите от них! От их невнимания. Они фактически диктуют вам, как жить. Вы несвободны, Ольга. Подумайте о себе!»
«Эта детвора еще будет учить меня жизни!» - подумала Ольга с неприязнью. Неприятно было именно оттого, что она сознавала их правоту. Да, погрязла, утонула в ненужных заботах и мыслях. Шесть лет прошли в монотонном однообразии. Поистине серые годы и дни. Сейчас, оглянувшись назад, Ольга увидела одну пустоту. А ведь можно было жить иначе!.. При муже отсутствие благодарности от детей не замечалось, не отражалось на их жизни никак. Они путешествовали, в гости ходили, принимали гостей...
Огненные молнии и настойчивые удары грома всколыхнули в Ольге и другие воспоминания, унося ее в юные годы. Ольга хорошо помнила, как однажды на рассвете проводница в вагоне поезда громко объявила: «Скоро Псков! Вставайте, девушки!» Ольга с подружкой-одноклассницей, вдвоем, без экскурсии, отправились в село Михайловское, по Пушкинским местам. Первое впечатление от Пскова запомнилось на всю жизнь. В то раннее ноябрьское утро они остановились у памятника Пушкину и долго смотрели, как мягкий, легкий снежок все гуще и гуще падал на Пушкина. Они отошли, когда уже вся величественная фигура поэта была запорошена снежком...
Как давно она это не вспоминала! И подружку забыла. Она потеряла с ней связь после того, как та на втором курсе университета познакомилась где-то с польским парнем, вышла замуж и уехала в Польшу. А потом, по слухам, они эмигрировали из Польши: то ли в Америку, то ли еще куда-то. А ведь, вполне возможно, и в Канаду... даже в Торонто. Ольга знала, что здесь бывают самые неожиданные встречи старых знакомых. Вот было бы интересно встретить ее!..
Дождевые капли становились все реже, а без дождя на веранде уже не сиделось. Ольга пошла спать с мыслью завтра, если вспомнит, поискать в телефонном справочнике знакомую фамилию. Почему бы не попытаться? Ведь новую фамилию подруги она знала.
В суете дней Ольга то вспоминала, то забывала о своем намерении. Но однажды собралась и открыла телефонную книгу. Было три абонента с нужной фамилией. Двое коротко и сухо сказали, что не знают «таких». Третий оказался любезнее и даже небезразличным:
- Вот так и находят друг друга люди. Вы на правильном пути. У меня есть две знакомые семьи однофамильцев, в Штатах и в Европе. Я постараюсь что-нибудь узнать для вас.
Потом этот человек раза два или три звонил Ольге, чтобы узнать подробности о ее подруге. Это могло облегчить поиски.
Но как он ни старался, поиски оказались безрезультатными, о чем он сожалел и даже извинялся.
-Это я должна просить прощения, что доставила вам хлопоты. Вы потратили время. А что не получилось, так это не ваша вина. И все равно спасибо вам. За понимание, за готовность помочь.
- Люди должны помогать друг другу. Мне жаль, что я не смог. Но если что-то еще понадобиться... Вы как-то упомянули, что у вас была проблема с интернетом... в этом я могу помочь. Звоните, не сомневайтесь. Телефон вы знаете, имя мое тоже.
- Спасибо! Может быть, никогда не знаешь...
Ольга не очень-то активно пользовалась интернетом, но когда, пользуясь, сама не справлялась с трудностями, ей помогал один знакомый студент.
И вот как-то раз Ольга долго не могла решить возникшую проблему, а студент в тот период отсутствовал. Тогда она решила позвонить человеку, который однажды предложил ей помощь. Но она не могла вспомнить его имя. Пришлось открыть телефонный справочник, и по начальной букве Ольга вспомнила, что это был Фрэнк. Ольга позвонила. Фрэнк любезно откликнулся, сказал, что придет и поможет. Договорились о дне визита.
В назначенный день Ольга в ожидании мастера готовила ланч, чтобы угостить его, так как предлагать деньги было бы неловко, да он, конечно, и не взял бы.
Ровно в одиннадцать часов, когда он должен был прийти, Ольге вдруг пришло в голову скинуть домашние тапочки и надеть туфли.
Когда через три минуты позвонили в дверь, она лихорадочно подумала: «Как это мудро и тактично прийти через три минуты! Пять минут заставлять ждать – это долго, а вот три минуты – то, что надо: и понервничать не успеешь, а что-то важное сделать можно успеть. Три минуты - великое дело!»
Увидев вошедшего, Ольга слегка растерялась. Она ждала совсем другого человека. То ли по голосу, то ли по манере говорить, то ли еще по чему-то она представляла себе очень пожилого одинокого добряка, который ищет общения и случая быть полезным людям. А перед ней стоял далеко не старый, элегантный, опрятно одетый, подтянутый мужчина с чуть заметной сединой и приятной улыбкой.
- Здравствуйте, Ольга!
- Здравствуйте... – с четверть минуты просто молчали. Потом Ольга сказала: - Как-то странно... Все по телефону да по телефону. Вроде бы знакомы и в то же время...
- Ну вот, теперь уже действительно знакомы. И я рад видеть симпатичную женщину.
Ольга улыбнулась и с удовлетворением подумала: «Хорошо, что волосы и маникюр в порядке. И это все «детвора»! Они-таки заставили меня взяться за себя».
Впервые за несколько лет Ольга поменяла свою удобную, но такую скучную прическу из длинных волос на модную стрижку. И не лишь бы у кого, а у хорошего мастера в престижном салоне.
Ольга провела Фрэнка в комнату к компьютеру и напомнила:
- Как-то странно он стал себя вести. Может быть, вирус...
- Ладно, я посмотрю, что случилось с вашим компьютером.
- Я вам тут нужна? Могу как-то помочь?
- Нет, нет, ваша помощь мне не понадобится. Вы можете вернуться к своим делам.
Прошло не меньше часа. Закончив работу, Фрэнк позвал Ольгу.
- Ваш компьютер теперь в порядке, - сказал он. - Надеюсь, он будет работать нормально, – и Фрэнк продемонстрировал Ольге, как работает компьютер.
Очень довольная, она поблагодарила Фрэнка и просто, по-хозяйски сказала:
- А теперь я хочу предложить вам ланч. Пожалуйста, к столу.
Фрэнк вежливо отказался от ланча.
Никак не ожидая отказа, Ольга была неприятно удивлена и разочарована. Она так тщательно продумывала и готовила этот ланч! Неважно было, что за человек придет. Ольга просто хотела как-нибудь выразить благодарность ему за работу. Но когда она мягко попробовала настоять на своем предложении, решив, что он, может быть, стесняется или не хочет показаться корыстным, беря как бы плату, Фрэнк по-прежнему вежливо, но твердо повторил свой отказ и добавил:
- Спасибо, Ольга, как-нибудь в другой раз. – При этом он улыбался, но Ольге показалось, как-то формально. Впрочем, в душе она чувствовала, что, скорее всего, преувеличивает.
- Ну, что же... как хотите... Спасибо вам еще раз, - бормотала она. Несмотря на помрачневшее настроение, Ольга старалась выглядеть спокойной и приветливой, чтобы и его не ставить в неловкое положение.
Фрэнк ушел. Ольга осталась в раздумье... Потом встряхнулась, вспомнила, кому собиралась звонить, что планировала делать. Через час собралась и пошла по своим обыденным делам.
А когда вечером Ольга села к компьютеру, первая мысль ее была о Фрэнке: «Подумаешь, какой король! От угощенья отказался... Кажется таким простым, а на самом деле, поди разберись, что за тип. Ну, отказался... ну и что? А, может быть, потому что я не понравилась? Может быть, хотел познакомиться с новой женщиной, но разочаровался. Да, бог ты мой, какое мне дело? Главное – компьютер в порядке. И спасибо ему за это».
 
...Уже давно прошло бабье лето, но осень стояла такая же теплая и сухая. В один из ноябрьских дней Ольга отправляла поздравительную открытку ко дню рождения одного из племянников. Просто открытку. Без подарка. А потом день за днем все думала, думала: без подарка...
Ольга бы, наверное, еще долго размышляла об этом, но неожиданный телефонный звонок от Фрэнка отвлек ее. Фрэнк сожалел, что не осведомился раньше о том, как работает ее компьютер. Объяснял, что долго был в отъезде, в связи с работой. Как-то к слову пришлось, Ольга поинтересовалась, что за работа. И Фрэнк рассказал ей, что занимается научными исследованиями в области астробиологии, сотрудничает с такими же, как он, зарубежными учеными. Сказал, что на этот раз был приглашен во Францию для прочтения ряда лекций в одном из университетов.
Раз зашла речь о Франции, поговорили о Париже, где Ольга тоже бывала. А потом говорили просто так; разговор получился уже ни о чем, но заканчивать его никому из них не хотелось, и Фрэнк вдруг спросил:
- Могу я задать вам деликатный вопрос?
- Спрашивайте.
- Как давно, Ольга, вы живете одна?
- Шесть лет, с тех пор, как умер муж.
Ольга умолчала об одной недолгой встрече, которая не оставила в ее жизни следа, достойного воспоминаний. Она сочла ненужным рассказывать о ней Фрэнку и в свою очередь спросила его:
- А вы... я так понимаю, что вы тоже живете один?
- Да, Ольга, я уже давно в разводе. У меня есть сын, у которого своя семья. Я вижусь с ними; не очень часто, но вижусь. Почему развелся? Да мало ли бывает причин? Это всё жизнь. По телефону в двух словах не скажешь, а утомлять вас длинным рассказом не хочется. Как-нибудь при встрече – другое дело. Конечно расскажу.
И Фрэнк полушутя напомнил Ольге о «долге», имея в виду ланч, которым она когда-то собиралась его угостить. Ольга в тон ему, полушутя, повторила прежнее приглашение на ланч. Тогда Фрэнк сказал уже серьезно:
- Спасибо, Ольга, а я предлагаю осуществить этот обед в каком-нибудь уютном ресторане.
Ольга согласилась с этим предложением, и они договорились встретиться в ближайшую субботу.
- Вот и хорошо. А ваш домашний ланч перенесем на другой раз. Я с удовольствием приду. Долг ведь платежом красен, - Фрэнк улыбнулся.
Ольга понимала, что дело-то совсем и не в обеде в ресторане, а это просто свидание с мужчиной. С интересным мужчиной. Разговор этот был в понедельник. Потом с каждым днем Ольга все больше оживлялась, а в субботу уже легкое волнение охватило ее.
Фрэнк подъехал к ее дому и, как условились, позвонил ей из машины. Был пасмурный, но приятный, совсем не холодный, осенний день. Ольга надела светлый плащ поверх черного шерстяного платья, своего «дежурного» платья, которое она находила беспроигрышныым для любого случая. Уже готовая к выходу, взглянув еще раз в зеркало, Ольга подразнила свое отражение: «И может быть - на твой закат печальный блеснет любовь улыбкою прощальной»
Фрэнк встретил ее уважительной улыбкой, окинул нескрываемым оценивающим взглядом.
- Вы бывали в «Маленькой Италии», Ольга? – спросил он, когда она села в машину.
- Нет, - рассеянно сказала Ольга, пристегивая ремень, но тут же спохватилась: конечно, бывала, но очень давно, еще с мужем, который тоже, как и Фрэнк, был итальянцем.
«Ну вот, почему-то сказала нет, - подумала Ольга, - но разве это имеет сейчас значение? Она с удовольствием побывает там еще».
- Тогда предлагаю поехать туда. Там есть чудные ресторанчики. Обязательно надо побывать.
- Хорошо. Если обязательно, давайте поедем.
Фрэнк привез Ольгу, видимо, в заранее выбранный ресторан. По тому, как встретили его служащие, Ольга поняла, что его тут знают и всегда рады его приходу. И Фрэнк подтвердил, что бывает здесь, любит эту кухню и иногда даже берет еду домой, когда нет времени и желания готовить самому.
Они заняли столик в уютной нише зала. Мягкий полумрак, тихая музыка, изысканно оформленные пикантные блюда с экзотическими пряностями – все это для Ольги, давно не выходившей в хорошие рестораны и уже втянувшейся в однообразное существование, создавало атмосферу чего-то совсем не здешнего, давно исчезнувшего и так чудно умиротворявшего. Медленно, не спеша наслаждаясь вкусной, утонченной едой, они тихо беседовали о разных обыденных и не обыденных вещах; и незаметно, но как-то естественно перешли к личному. Ольга и Фрэнк поведали друг другу о своем прошлом, о том, как пришли к своей сегодняшней одинокой жизни.
- Да, помню, Ольга, обещал вам рассказать, как расстался с женой. Может быть, я сам был виноват... Видите ли, Ольга, работа всегда занимала большую часть моей жизни. Я был полностью погружен в нее. И жена, наверное, была права: я недостаточно уделял ей внимания. Как-то упустил, что ли, свою семейную жизнь, не знаю. Она, правда, никогда ни в чем меня не упрекала, ничего не требовала, материально была обеспечена... И я был не то чтобы спокоен, а просто не задумывался обо всем этом, о ее интересах, может быть... И у нее, видимо, (она ведь не работала) возникла пустота. Об этом я стал думать уже потом, хотя не был уверен, что это так... Нет, не был уверен. Но заставлял себя думать именно так. Короче, что произошло? В один прекрасный день... (такая пошлая, грязная, банальная история) я узнал, что у нее есть любовник. Я был ошеломлен, я не представлял себе, что такое может случиться в моей жизни. Так далек был от всего этого... Начались объяснения, слезы даже. Она что-то там все доказывала, доказывала... Чему-то я то верил, то не верил. Потом наступило затишье, вроде бы мир. Но только внешне. Жизнь уже изменилась, она не могла уже идти по-прежнему. Я чувствовал себя таким дураком... – Фрэнк поморщился. – И, в конце концов, настоял на разводе. Пришлось настоять: она не хотела. Вот и все, Ольга. Это было давно, и все уже забыто.
- Она здесь, в Торонто живет?
- Нет, в Оттаве. Кажется, замуж там вышла.
- Она была красивая? – как-то напряженно и выжидательно спросила Ольга, то ли из жгучего любопытства, то ли из-за минутной ревности.
Фрэнк в упор посмотрел ей в глаза:
- Нет, Ольга! Не была.
- Вот вы говорите: «Это было давно». Что же вы до сих пор не женились? Такой интересный мужчина.
- Ну, не было таких судьбоносных встреч, - улыбнулся в ответ Фрэнк. – Да и некогда было искать. Где искать? И возраст... Время быстро идет, мне уже пятьдесят восемь, недалеко до шестидесяти.
Медленный монолог Фрэнка перешел в оживление:
- Давайте еще выпьем, Ольга! Я закажу еще по бокалу. А потом можем поехать в SILVER CITY, если вы не против. Там идут новые фильмы. А, может быть, и не только новые, я давно уже не был там. Что-нибудь выберем.
- Совсем не против, - сказала Ольга, - я тоже давно не была в кино. Как-то все больше по телевизору привыкла смотреть.
Они посидели еще полчаса, потом поехали в кинотеатр. Сначала ехали молча. Потом Фрэнк включил музыку. Ольга услышала арию Ленского и удивленно воскликнула:
- Ой, Чайковский!
Фрэнк хитровато улыбался, наблюдая за ее лицом. Ольга догадалась: «Специально для меня поставил русскую музыку». Она с удовольствием дослушала арию, потом сказала первое, что пришло в голову:
- А вообще-то Чайковский был очень одиноким человеком.
Улыбка и недавняя оживленность сошли с лица Фрэнка. Он смотрел вперед на дорогу как-то особенно сосредоточенно: казалось, вглядывался в какую-то другую даль. Фрэнк молчал довольно долго. Наконец, все так же задумчиво глядя на дорогу, сказал так тихо, что Ольга еле расслышала:
- А кто не одинок?
Ольга незаметно посмотрела на него. Совсем другой человек сидел сейчас рядом с ней. Непривычно серьезный, далекий... и чужой. Глядя на него, так резко изменившегося, Ольга почему-то загрустила. Когда были уже недалеко от кинотеатра, она вдруг подумала, что вот сейчас надо будет погрузиться в чужую жизнь, придется вникать в какие-то события, в чьи-то отношения. И это в то время, когда она так полна своими мыслями и хочет жить именно своей, а не чужой жизнью.
Может быть, Фрэнк и уловил ее настроенние, а, может быть, и сам так же чувствовал, но он вдруг сказал:
- А что, если мы поедем ко мне, Ольга? Кофе попьем, посидим, поговорим...
Ольга никак не отозвалась, но когда Фрэнк, вопросительно взглянув на нее, не повторил предложение, она спохватилась и по-своему дала согласие:
- А это далеко? Ваш дом?
- Нет, Ольга, не очень, - Фрэнк понимающе улыбнулся и ласково сказал:
- Поедем ко мне.
От его ласкового голоса с какой-то новой, еще не знакомой ей интонацией и от нежного взгляда, сменившего улыбку, повеяло таким обволакивающим теплом, что Ольга вдруг почувствовала и сердцем поняла: она едет домой.
 
---
...Прошло немного больше года. Ольга и Фрэнк уже жили вместе, вместе решали свои несложные бытовые проблемы. Фрэнк, как всегда, много работал, приходил домой то раньше, то позже.
Как-то раз Ольга, придя с работы, приготовила ужин и в ожидании Фрэнка уселась с книгой в кресло у торшера. В процессе чтения Ольга остановилась на словах, которые показались ей знакомыми: «...сидя вечером на террасе со своими и разговаривая...» Да, она уже читала это раньше и, помнится, тоже задумалась над этой строкой. «Сидя вечером на террасе... со своими... - повторяла про себя Ольга.-
Какие простые слова, а сколько всего навевают!» - И ей представился летний вечер, семейный ужин на террасе или чаепитие с друзьями...
Отложив книгу, Ольга вспомнила, как месяц назад они с Фрэнком принимали у себя его сына с женой и ребенком, внуком Фрэнка, которые приехали из Оттавы специально навестить их. Всей семьей сын приехал к ним первый раз, и как-то сразу у Ольги сложились с ними, пусть не родственные и даже еще не дружеские, но вполне доверительные и какие-то интеллигентные отношения. И они обязательно приедут еще, думала Ольга, может быть, под Новый год. А когда наступит весна и будет тепло, они, наверное, тоже будут сидеть «вечером на террасе» и разговаривать...
Давно привыкшая жить в одиночестве, Ольга, тем не менее, тосковала по живому общению с людьми близкими. С тех пор, как они с Фрэнком стали парой, у них появились свои друзья дома, тоже семейные пары. Ольга умела и любила принимать гостей. И теперь она особенно вкладывала в это большую часть своей души, как будто обретя новый смысл в жизни. Фрэнк замечал это, и ему это нравилось. Он понимал, что потребность Ольги в теплом человеческом общении была удовлетворена и тайно радовался за нее.
Стоял декабрь. Фрэнк уехал на неделю за границу. Уже не за горами было Рождество и Новый год. Везде в городе шли большие предпраздничные распродажи. В один из этих дней Ольга отправилась на Променад, чтобы купить себе кое-что к поездке в теплые края, куда они собирались с Фрэнком этой зимой.
День выдался очень холодный и ветреный. Ольга вошла в застекленную автобусную будку и села на скамейку ждать автобуса. В будке стоял небольшого роста худенький подросток лет четырнадцати. На нем были старенькие джинсы и легкая короткая куртка. Паренек, держа руки в карманах и втянув голову в плечи, то потаптывался на месте, то похаживал по будке. Видно было, что замерз. Вдруг он остановился, резко сорвал со стеклянной стены объявление, скомкал его и швырнул из будки на асфальт. Ольга наблюдала, как ветер кружил бумажный комок и уносил его все дальше и дальше.
-Зачем ты это сделал? – спросила она.
- Так, - ответил паренек, снова заложив руки в карманы и продолжая топтаться от холода.
Минуты через две Ольга не удержалась и снова спросила:
- Ну, все-таки... почему ты это сделал?
- Мне нравится, - сказал он, выходя из будки, потому что показался автобус.
«Все ясно с тобой», - подумала Ольга, тоже выходя к автобусу. У Променада они вышли оба, и Ольгой вдруг овладело любопытство: «Интересно, что он там будет делать?» И она пошла вслед за мальчишкой, стараясь не терять его из вида. Но он шел очень быстро, почти бежал между рядами машин на стоянке. Ольга не успевала за ним, и он исчез из ее поля зрения. Она оставила свою затею преследования.
Войдя на Променад через главный вход, Ольга с удовольствием после холодной улицы окунулась в тепло и нарядную суету. Она не сразу пошла за покупками. Сначала просто погуляла, разглядывая новинки на витринах. Потом, влекомая толпой, зашла в большой магазин, где на прилавках, на полках, на вешалках было изобилие всякой одежды. Ольга увидела здесь знакомую, свою соседку. Та стояла около примерочной, нагруженная ворохом джинсов, свитеров, рубашек.
- Жду своего сорванца, чтобы примерить и выбрать, - сказала она. – Сейчас такие хорошие цены! Вон он, мой Патрик, со своим дружком стоит! - она показала рукой в сторону. – Они договорились тут встретиться, чтобы потом пойти в кино.
И Ольга увидела ее сына с уже знакомым ей пареньком. И почему-то обрадовалась.
- Это его дружок? Я видела его на остановке. Что за мальчик?
- Как тебе сказать... С трудной судьбой ребенок. Отца нет. У матери, кажется, отняли родительские права. Или она уехала куда-то; не знаю точно, что там. И живет он сейчас у приемных родителей. Его устроило туда Общество помощи детям. Какое-то время, он, вроде, вообще на улице жил, постоянно имел дело с полицией. Но теперь как будто ничего, присмотрен все-таки, ходит в школу. Вообще, он неплохой мальчик, умненький такой. И добрый по натуре, если с ним по-хорошему. Но... что говорить: запущенный, несчастный ребенок. Вот они идут.
Мальчики подошли. Патрик, уходя с матерью в примерочную, сказал:
- Билл, я постараюсь не очень долго. Жди меня тут поблизости или походи где-нибудь, а потом сюда приходи. Я буду ждать, если раньше освобожусь.
Ольга, снова оказавшись рядом со знакомым пареньком, сразу не ушла.
- Ты давно дружишь с Патриком? – спросила она.
- Да... Ну, вообще-то нет, не очень, - ответил он вполне мирным тоном.
Он комкал в руках пустой коробок из-под сигарет и, как бы ища глазами и не найдя куда бросить, сунул его в карман.
- Куришь? – осторожно, с улыбкой, спросила Ольга.
- Курю. Пока. Потом брошу.
- Потом – это когда? – Ольга старалась вести разговор как можно дружелюбнее.
- Когда кончу школу и пойду учиться дальше. На полицейского. Тогда мне просто нельзя будет курить. Полицейским нельзя.
- А почему ты решил стать полицейским?
Ну... я уже знаю эту работу.
«Да уж...», - с грустью подумала Ольга и на прощанье сказала:
- Ну что же... Пусть твоя мечта сбудется. Я уверена, ты будешь хорошим полицейским.
- Я тоже так думаю. Надеюсь...
- До свиданья, Билл! С наступающим тебя праздником!
- Спасибо, и вас тоже.
Ольга вышла из этого магазина и в поисках нужного бутика больше не стала заглядываться на витрины, чтобы не зайти еще куда-нибудь без цели. Слишком многолюдно было везде: в магазинах, в кафе, ресторанах, просто гуляющих. Ольга заметила, что было много детей с родителями. Все сейчас жили ожиданием праздника: искали подарки, выбирали, мерили, покупали. Дети что-то грызли, сосали... Их лица светились довольством, беззаботностью и радостью.
Глядя на все это, Ольга вдруг сильно, до дрожи в сердце, заволновалась. «Боже мой! – лихорадочно стала думать она. – Ведь и он все это видит! Видит, как все носятся с большими пакетами, с нарядными коробками. Видит, как дети сидят в кафе, кушают пирожные, потягивают из трубочек любимые напитки. А сам, одинокий, никому не нужный ребенок, бродит сейчас среди толпы, ожидая, пока друг его выберет себе все, что ему нравится. И как же я сразу не сообразила?! Ведь и ему нужен подарок!» Ольге безумно захотелось сделать Биллу подарок. Она бросилась его искать. Вспомнив огромный ворох одежды в руках соседки, она прикинула, что они еще должны быть там же; но название магазина она забыла и даже не помнит, в какой он стороне. Ринулась в одну сторону – нет, не то; потом в другую, торопясь и все сильнее волнуясь и задыхаясь. И вдруг увидела Билла издали около магазина Baskin Robbins. Он стоял лицом к витрине с мороженым, наверняка, разглядывая разноцветные лакомства.
Ольга успокоилась, остановилась и открыла сумочку. У нее было наличными две пятидесятидолларовые купюры, двадцатка и десятка. Она достала из сумочки пятьдесят долларов и направилась прямо к Биллу, но вдруг новое волнение охватило ее: как дать деньги?... что сказать, какие слова? как, как вообще это сделать?! Она как-то вдруг оробела и совсем запуталась в своих мыслях, но в этот момент вспомнила своих племянников: « Господи, да разве я когда-нибудь сомневалась, посылая подарки? разве задумывалась над тем, что и как написать? Ведь слова приходили сами. Да и какая разница: свои, чужие?! Дети... И ничего не надо придумывать, а просто идти».
Ольга подошла к Биллу уверенно и совершенно спокойно. И сказала по-свойски и быстро, чтобы не дать ему отреагировать:
- Как хорошо, что я нашла тебя, Билл! Твои, наверное, там еще? Я хочу сделать тебе подарок к Рождеству. Вот... ( Ольга вынула из сумочки вторую пятидесятидолларовую купюру и приложила ее к первой, в секунду решив, что одной мало, да и ничего не жалко для него) вот, возьми деньги и купи себе джинсы и теплый свитер. Или, что там тебе надо. Здесь такой большой выбор сейчас, - и уже с улыбкой добавила: - Это от Санта Клауса. Он сейчас всем подарки раздает.
- Да ну... – Билл посмотрел на Ольгу как-то искоса, как будто с недоверием, но так как она продолжала держать деньги прямо перед ним, искренне улыбаясь, он потупил голову, взял их и очень тихо сказал:
- Спасибо вам.
Ольге хотелось поскорее уйти, но они стояли у самой витрины с роскошным выбором мороженого, и она не могла не сказать:
- А какое мороженое ты больше всего любишь?
- Я? Н-не знаю. Всякое.
- А мое любимое - ванильное с изюмом. Вот его я и возьму себе. А вы с Патриком, когда пойдете в кино, тоже купите себе мороженое, - и Ольга дала ему десять долларов на мороженое для двоих.
Она купила себе свое любимое с изюмом и, уходя, весело сказала:
- Ну, с праздником тебя еще раз. До свиданья, Билл!
Ольга оставила Билла и опять оказалась в центре людского водоворота. Серьезные покупки для себя она решила отложить на другой день. Слишком утомилась и разволновалась она от непредвиденной суеты. А вот думать о предстоящем путешествии было в самый раз; и особенно приятно с любимым лакомством в руке. Ольга представляла себя и Фрэнка сначала в аэропорту, потом в отеле на берегу океана, солнечный пляж, купанья по утрам, отдых в тени вечнозеленых пальм... И все это в то время, когда тут – лютая, морозная зима.
По дороге домой Ольга купила самую красивую праздничную открытку, которая ей приглянулась, потом дома написала теплые слова своим родным и положила в конверт, чтобы отправить его в ближайшее время.
 
Цитаты:
«… Сидя вечером на террасе и разговаривая…» (А. П. Чехов)
«И может быть – на мой закат печальный блеснет любовь улыбкою прощальной» («Элегия», А. С. Пушкин)
 
«SILVER CITY» - название кинотеатра
«BASKIN ROBBINS» - магазин МОРОЖЕНОЕ
Маленькая Италия – итальянский район в Торонто
Copyright (с): Нора Светличная. Свидетельство о публикации №347166
Дата публикации: 18.09.2015 00:49
Предыдущее: Чай на веранде.Следующее: Подарок

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ферафонтов Анатолий[ 20.06.2016 ]
   Ваша проза, Нора, очень хороша и убедительна, благодаря точно найденному стилю повествования и тонкому перу. А короткие уличные зарисовки, вкраплённые в рассказ, придают ему литературный шарм и образность. Спасибо за доставленное удовольствие от чтения. С теплом, Анатолий.

Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов