Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 4








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет.
Истории за нашим столом
ПОЭТЫ-ФРОНТОВИКИ
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Встречи. Студия прозы
Автор:Ольга Немежикова 
Тема:Встреча №55. Татьяна Буденкова. "Побег"Ответить
   Уважаемые дамы и господа! Студия Прозы приглашает всех авторов и гостей портала на встречу №55 с Татьяной Буденковой!
   В Литературной мастерской «Облик» (АССОЛИТ http://litset.ru/index/0-93) собрались авторы, желающие работать по примеру легендарной «могучей кучки». В первую очередь, мы хотим вдохновлять друг друга своими произведениями и в процессе обсуждения делать их еще лучше! Хотим открывать новые перспективы для личного творчества в диалоге! Будем рады, если для кого-то из вас наша работа так же станет источником вдохновения!
   «Что есть дорога? Дороги нет! Вперед, в неизвестное!» Гёте
   
   Состав Студии Прозы (в скобках указана текущая очередность рецензирования):
   
    1. Гринберг Мария (1)
    2. Маверик Джон (2) John Maverick
    3. Немежикова Ольга (3) - ведущий
    4. Буденкова Татьяна (4)
   
   Подробная информация о нашей деятельности изложена в разделе "О мастерской". Пожалуйста, читайте — Андрей Блинов изложил наши принципы коротко и ясно! Но если у вас появились вопросы — мы на них ответим прямо в заседании!
   
   Сегодня рецензируем остросюжетный рассказ Татьяны Буденковой "Побег":
   
    http://litkonkurs.com/index.php?dr=45&tid=367203
   
   Татьяна Буденкова: рассказ не новый, в 2015 г. написан. Мне кажется, есть нечто общее с рассказом Марии "Террористка".
   Вопросы? Сложно вот так сформулировать.
   Наверное, насколько нужно в наше время ворошить старые проблемы?
   Насколько удалось передать ощущение того времени, о котором пишу?
   И последнее: удалось ли показать персонажи живыми, реальными людьми. Это важно, потому что рассказ написан по достоверным материалам.
   
   
   Приглашаем авторов портала с гостевыми рецензиями!
   Всегда рады вашему вниманию!

Ольга Немежикова[03.08.2017 17:31:55]
   Рецензия Вадима Сазонова
   
   Пожалуй, начну с ответа на один из вопросов, заданных автором: «…насколько нужно в наше время ворошить старые проблемы?»
   Ответ мой положительный – обязательно нужно, при этом как можно чаще для максимально широкого круга читателей, слушателей, зрителей.
   С ужасом прочитал недавно, что почти восемьдесят процентов молодежи поддержали создание памятных знаков в честь Сталина. Да, для молодежи стали давней историей все зверства советской власти, террор власти против собственного народа. То попустительство современной власти, которое мы сейчас наблюдаем, только подпитывает возможность получение таких результатов голосования. Не думаю, что в Германии можно получить такую поддержку по вопросу увековечивания памяти Гитлера. Германия прошла через период покаяния, а мы так и не решаемся официально назвать преступников преступниками, преступниками против человечности.
   Поэтому такие рассказы нужны обязательно, чтобы не угасала память народная, чтобы предотвращать попытки идеализации исчадий ада.
   
   Второй вопрос: «Насколько удалось передать ощущение того времени, о котором пишу?»
   Насколько я понимаю, описанное время относится к концу сороковых годов двадцатого века.
   Ответить на второй вопрос сложно, потому что, естественно, о том времени я не имею собственных воспоминаний, могу судить о нем только по прочитанным книгам, просмотренным фильмам, воспоминаниям предков, которых, к великому сожалению, уже никого не осталось в живых.
   Так вот, то, что я прочел в рассказе Татьяны, не противоречит тому образу послевоенного времени, которое сложилось у меня в течение жизни по материалам перечисленных выше источников.
   Кроме того, действие происходит в Сибири, нюансы жизни в которой я не знаю.
   По поводу схожести с рассказом «Террористка». Мне кажется, можно найти схожесть только в ситуации первой части рассказа «Побег». Это схожесть внешняя – допрос, пытки, допрашивают мужчины женщину. Все. В остальном схожести нет. В рассказе Татьяны ни у кого нет сомнения в невиновности героини, в том числе, и у допрашивающих – выполняют принятую в Союзе разнарядку по количеству репрессированных.
   Женщину доводят до крайней степени отчаяния, она решается на безумный, с точки зрения обычного человека, поступок – убийство следователя и побег, скорее всего понимая, что идет под расстрельную статью.
   Эпизод с побегом из автозака остался непонятен. Кто организовал побег? Кто напал на машину?
   Я предположил, что в машине с героиней были уголовники, которых и отбили у охранников сотоварищи. Другого ничего в голову не пришло.
   Пожилая женщина, приютившая Ольгу после побега.
   В конце эпизода с ней становится понятно, что она с самого начала знала, кто перед ней – никакая не соседка, а беглянка. Но женщина повела себя хитро (в хорошем смысле этого слова), не дала понять героине о своей догадке. Если кто услышит из соседей, то подтвердит, что она приняла Ольгу за соседку. Если милиция разоблачит Ольгу, то никто не сможет сказать, что женщина прятала преступницу, просто приняла за соседку. Да и Ольга в такой ситуации чувствовала себя спокойней, естественнее. Если бы она знала, что хозяйка врет милиции, то нервничала бы – поверят – не поверят? Могла бы и сама Ольга как-то не так себя повести.
   Ну а дальше случилось чудо – встреча двух изгоев, лишенных своих семей, обреченных на одиночество. И не просто изгоев, а молодых людей в полной мере уже испытавших на себе заботу «власти народной». Вот этим одиночествам и повезло встретиться.
   Для ситуации, описанной в рассказе, финал можно назвать хорошим, не поворачивается язык назвать его счастливым. Как можно быть счастливым, если ты лишен своих детей, оторван от них, не можешь даже узнать их судьбу.
   Побег в рассказе во многом построен на везении:
   - повезло попасть в автозак, который отбили у охранников;
   - повезло столкнуться с женщиной, которая спрятала, снабдила одеждой и продуктами;
   - повезло не поломать руки-ноги при прыжке с поезда;
   - повезло, что заметили, не дали замерзнуть;
   - повезло встретить таких же «зека», которые не выдали, а помогли, спасли;
   - повезло встретить нового мужа, создать семью.
   Но это везение не вызывает недоверия к сюжету. Почему? Скорее всего потому, что хочется, чтобы сложилась наконец жизнь у несчастной женщины, хочется, чтобы зверская власть осталась с носом. Наверное, так.
   Созданные автором образы героев, включая второстепенных, на мой взгляд, получились очень колоритными, узнаваемыми, живыми. Тут все, и бедность жуткая, но при этом готовность помочь, может иногда не бескорыстно, но с риском для себя. Русская расположенность к гонимым. Да и принцип такой – правильный: «Может, и моим кто-нибудь поможет. Земля-то круглая».
   Никто не пытался выдать Ольгу, хотя все прекрасно понимали, что перед ними беглая. Как было принято в Союзе (да и теперь в России) – власть живет своей жизнью, по своим законам, народ своей, по своим понятиям.
   По моему мнению, рассказ удался.
    С уважением
   Вадим.
Мария Гринберг[06.08.2017 08:59:43]
   Действительно, интересно — уж кажется, всё сделано, чтобы безвозвратно втоптать в грязь Сталина, само это имя навсегда предать забвению.
   И вот, 80% молодёжи хотят его помнить.
   Так ли уж они неправы?
   Кстати о Германии — недавно выпущенные 4000 экземпляров "Майн кампф" по 59 евро расхватали в интернете ещё до старта продаж, речь идёт об увеличении тиража до 15 тысяч.
   https://lenta.ru/news/2016/01/12/mein_kampf
   В интернете, значит, скорее всего молодёжь?
Ольга Немежикова[03.08.2017 17:36:52]
   Рецензия Марии Гринберг
   
   «…насколько нужно в наше время ворошить старые проблемы?»
   Вопрос, пожалуй, риторический — только этим ведь и занимаются писатели, даже если пишешь фантастику о будущем, истоки её — всё равно там, в прошлом.
   Так что вопрос «зачем мы обращаемся к прошлому?» фактически тождествен вопросу «для чего мы пишем?» И что мы хотим взять из нашего недавнего прошлого, непроглядную свинцовую мерзость или истинное величие человека — всего там достаточно, выбирай…
   Рассказ, как заявлено, написан по достоверным материалам, и автор ставит целью «передать ощущение того времени». Насколько это удалось, нам, нынешним, оценить, увы, не удастся, приходится верить.
   Вспоминается известный афоризм классика: «Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет». Весь сюжет построен на том, что советские люди с риском для себя помогают преступнице, бежавшей из-под расстрела, и ни одного доносчика среди них не нашлось.
   Хотя фото Ольги, думаю, было немедленно разослано по всем отделениям НКВД, всем участковым: дерзкий побег с вооружённым нападением на автозак — не шутка, за такое полетят папахи с головами, теперь первейшая задача для органов — схватить и расстрелять её?
   Но не тут-то было, без поддержки граждан совершенно бессильна вся чудовищная репрессивная машина. Как просто обмануть энкаведешника: «Посторонняя? — Не-а… — Ну, сиди». Как легко в толчее перрона, где пруд пруди сыскарей, без билета и документов сесть в поезд, а в раскольничий скит власть просто не знает дороги, и беглянке, которую там в первый раз видят, без всяких расспросов готова тёплая комната, пеки пироги…
   Дальше ещё удивительнее: «жена приехала, документы украли», и начальство поверило на слово врагу народа? Сам же Константин говорит, что о жене и сыновьях «позаботились», ну так глянули бы в его личное дело и разоблачили сразу?
   Впрочем, не спорю, возможно, так и было на самом деле: преувеличен масштаб тогдашних репрессий, выдумана созданная ими атмосфера ужаса, всеобщая подозрительность, миллионы доносов? Не мне судить.
   Но вот другой вопрос автора, «удалось ли показать персонажи живыми, реальными людьми», к сожалению, вызывает у меня сомнения. Если уж сама Татьяна заводит речь о сходстве с моей «Террористкой» — то там я, насколько возможно, стремилась уйти от чёрно-белой плакатности, создать неоднозначные образы.
   Здесь же откровенная идеализация: положительные герои, Ольга и Константин, писаны одной белой краской, даже «преступления», за которые они страдают — на самом деле подвиги человеколюбия, ими можно гордиться:
   «…Хотел чужих детей от голодной смерти спасти…»
   «…Дала старику ветошь ноги обмотать…»
   На мой взгляд, было бы правдоподобнее, если бы Ольга и впрямь украла что-то, хоть буханку хлеба для своих голодных детей?
   Кстати, после таких долгих жестоких истязаний, едва не насмерть запинанная, Ольга осталась красивой и полной сил, бегает — не угнаться, прыгает под откос, никаких у неё проблем со здоровьем и в дальнейшем, забеременела… всякое, конечно, бывает, но всё же трудно поверить.
   И, напротив, портрет следователя рисуется лишь отталкивающими чертами, какой-то гнусный бомж: «тощий кадык, обтянутый дряблой кожей, обломки гнилых зубов, редкие жирные волосы, зловонное дыхание», а ведь это офицер НКВД, туда принимали с отбором. Хотя опять-таки, спорить не берусь, мог и такой служить где-то в глубинке?
   Не обращайте особого внимания на мои придирки, рассказ состоялся в главном: оптимизме, жизнеутверждении — каковы бы ни были и не будут времена, люди останутся людьми…
Буденкова Татьяна[04.08.2017 01:27:37]
   Спасибо, Мария, за отзыв.
   
   Позволь не согласится с некоторыми моментами.
   
    Вспоминается известный афоризм классика: «Самые плохие законы — в России, но этот недостаток компенсируется тем, что их никто не выполняет». Весь сюжет построен на том, что советские люди с риском для себя помогают преступнице, бежавшей из-под расстрела, и ни одного доносчика среди них не нашлось.
   
   Сюжет построен на силе воли женщины, обычной русской женщины, на том, как она переносит выпавшие на её долю испытания. А насчёт помощи… Пожилая женщина, поняла ли сразу или нет, что перед ней беглая зечка, я специально не уточняю. Короткими штрихами показываю жизнь этой женщины и заодно судьбу её дочери. Это как портрет женских судеб двух поколений.
   
    Хотя фото Ольги, думаю, было немедленно разослано по всем отделениям НКВД,
   
   С почтовыми голубями разослано? События происходят сразу после побега. «Двор рядом с автозаком. Сейчас начнут обыск. Привезут собак». Чтобы НКВД куда-то что-то послал, туда ещё надо было доложить, что побег совершен. А не то что сотиков, телефонных будок в провинциальных городках не было. Это конвоиру добежать до какого-нибудь заведения, оттуда дозвониться… Вот и прикиньте… про фото. Потом, конечно, а как же? Просто не так быстро как теперь.
   всем участковым: дерзкий побег с вооружённым нападением на автозак — не шутка, за такое полетят папахи с головами, теперь первейшая задача для органов — схватить и расстрелять её?
   
   Может и полетели. Но это вне сюжета. Там, кроме Ольги, шестеро уголовников сбежали. Не такая уж редкость. Кто живёт рядом с зонами, знают, бывает, ищут сбежавших. Кстати пример прямо сегодня на экранах телевизоров, попытка побега В НАШЕ ВРЕМЯ из зала суда. Вот такая она… э… сцука-жизнь.
   
    Но не тут-то было, без поддержки граждан совершенно бессильна вся чудовищная репрессивная машина. Как просто обмануть энкаведешника: «Посторонняя? — Не-а… — Ну, сиди».
   
   Никто НКВДшника не обманывал. Вряд ли смогли бы. Это простой солдат осматривал местность. Он вообще мог не знать, что среди сбежавших есть женщина. Но если всё-таки успели сообщить, то искал женщину в робе смертницы, а не в теплом байковом платье. И чисто психологический момент, старушка, открывая дверь, обещала милицию вызвать. Он априори подумал, прятать нечего.
   
    Как легко в толчее перрона, где пруд пруди сыскарей, без билета и документов сесть в поезд,
   
    Совсем не легко. Иначе не пришлось бы прыгать с подножки на ходу, хорошо хоть снежные намёты спасли.
    Увы, в те голодные годы, «зайцами», как, впрочем, и теперь, было дело ездили. Проводнице – кусочек сала не лишний, а вагон общий. Послевоенные времена головные были.
   
   а в раскольничий скит власть просто не знает дороги, и беглянке, которую там в первый раз видят, без всяких расспросов готова тёплая комната, пеки пироги…
   
   Не беглянке. Её Константин привёл. Я там поясняю, у него в скиту имелся знакомый. В скиту строверы живут, а не дикари. С миром общаются. Кстати, потом староверы Ольге жизнь спасут. Побои не прошли даром. А в больницу нельзя. В розыске. Этого тоже нет в рассказе, но есть в романе.
   Даже теперь не во все скиты дороги известны. В основном нет дорог. По рекам, летом на лодках, зимой на лыжах по льду. Тогда, когда космические спутники не проводили картографирования, конечно, не знали. Староверы серьёзные люди, поверьте. Не знают и теперь.
   А вот о пирогах. Ольга их отменно пекла. Сколько не стараюсь, такие не получаются. 
   
    Дальше ещё удивительнее: «жена приехала, документы украли», и начальство поверило на слово врагу народа?
   
   Из начальства – бригадир. И почему он не должен верить человеку с которым в тайге одну лямку тянет? Там один за всех и все…. Куда там мушкетёром, которые в тёплой Франции, а тут Сибирь мороз и куда ни кинь – семь вёрст до небес и все лесом.
   Да ещё, есть в России места, где ранее осужденных проживает больше, чем не сидевших. Может тем и объясняется народная любовь к тюремным песням? Посмотрите, артисты какие денежки на этом "фольклоре" зарабатывают. Вот вам и "верю - не верю".
   
   Сам же Константин говорит, что о жене и сыновьях «позаботились», ну так глянули бы в его личное дело и разоблачили сразу?
   
   Ну да, оно в интернете, в свободном доступе. Бери, читай. 
   Во-первых, такие материалы до сих пор предоставляются только по запросу уполномоченных органов, следствия, прокуратуры. А не каждому желающему почитать.
   
    Впрочем, не спорю, возможно, так и было на самом деле: преувеличен масштаб тогдашних репрессий, выдумана созданная ими атмосфера ужаса, всеобщая подозрительность, миллионы доносов? Не мне судить.
   Хотите судите, хотите нет. Но знать надо бы, чтобы не повторилось. Вы бывали в Северных краях? Эх, не буду говорить о том, что до сей поры остатки тех лагерей разбросаны по Северам. Просто посмотрите статистику, впечатляет.
   
    Но вот другой вопрос автора, «удалось ли показать персонажи живыми, реальными людьми», к сожалению, вызывает у меня сомнения. Если уж сама Татьяна заводит речь о сходстве с моей «Террористкой» — то там я, насколько возможно, стремилась уйти от чёрно-белой плакатности, создать неоднозначные образы.
   
   Вы, Мария, ошиблись. Я не заводила разговора о сходстве своего рассказа «Побег» с вашим рассказом «Террористка». Я имела в виду нечто общее – тяжелую судьбу женщины. И только.
   
    Здесь же откровенная идеализация: положительные герои, Ольга и Константин, писаны одной белой краской, даже «преступления», за которые они страдают — на самом деле подвиги человеколюбия, ими можно гордиться:
   
   Знаете, а я ими горжусь! Это правда.
   
    «…Хотел чужих детей от голодной смерти спасти…»
   
   Документально подтверждено архивными материалами. Отдал корову на зиму на постой многодетной семье, пятеро детей с голоду умирали. А корова казённая была. А он руководитель. Его посадили, а его детей по детским домам отправили. Вот такая «идеализация». Ну, невозможно все впихнуть в жесткие рамки рассказа.
    «…Дала старику ветошь ноги обмотать…»
    На мой взгляд, было бы правдоподобнее, если бы Ольга и впрямь украла что-то, хоть буханку хлеба для своих голодных детей?
   А на мой взгляд, не имею права перевирать фактические обстоятельства чужой судьбы. Так и было. Японские военнопленные строили дома в Красноярске. А морозы, Ольга знает, у нас под сорок бывают. Так что действительно, так и было. Отдала ветошь, масло протирали на двигателях.
   
   
    Кстати, после таких долгих жестоких истязаний, едва не насмерть запинанная, Ольга осталась красивой и полной сил, бегает — не угнаться, прыгает под откос,
   Судьба заставит… пряники кушать.  Жить захочешь – прыгнешь. Ну или получишь пулю в лоб.
   
   никаких у неё проблем со здоровьем и в дальнейшем, забеременела… всякое, конечно, бывает, но всё же трудно поверить.
   
   Она ещё и четверых сыновей потом родила. Но рассказ заканчивается рождением первого сына. А здоровье её? Отдельная, страшная тема. Я этот рассказ писала, собирая материалы для романа. Вот там всё есть и про Ольгино здоровье тоже.
   
    И, напротив, портрет следователя рисуется лишь отталкивающими чертами, какой-то гнусный бомж: «тощий кадык, обтянутый дряблой кожей, обломки гнилых зубов, редкие жирные волосы, зловонное дыхание», а ведь это офицер НКВД, туда принимали с отбором. Хотя опять-таки, спорить не берусь, мог и такой служить где-то в глубинке?
   
   Мог, и не только в глубинке и не только в те годы. В кино артисты роли следователей играют, а в артисты стрёмных не берут. В жизни, ещё похлеще встречаются. Неприятных людей везде хватает. Даже теперь во времена зубных клиник на каждом углу и горячей воды в каждом доме, опять же почти в каждом доме, посмотрите по внимательнее – все кругом чистенькие, стриженные, белозубые? Нет? И потом, зачем живодера, подлеца выписывать обояшкой в предлагаемой ситуации? Нужна реакция читателя и именно отрицательная.
   
    Не обращайте особого внимания на мои придирки, рассказ состоялся в главном: оптимизме, жизнеутверждении — каковы бы ни были и не будут времена, люди останутся людьми…
   
   Эх, Мария, ваши слова да Богу в уши! Пусть люди во все времена, во всех обстоятельствах, остаются людьми.
   Ещё раз спасибо за отзыв.
   С уважением, Татьяна Буденкова.
Мария Гринберг[04.08.2017 08:33:48]
   Вы интересно возражаете — ссылаясь на то, чего нет в рассказе, но есть в романе, которого я не читала.
Мария Гринберг[04.08.2017 09:03:03]
   Кстати, что-то представилось мне: а попади в описанную ситуацию настоящая иностранная шпионка-диверсантка?­
   С такими-то органами, представленными этим убогим капитаном и легковерным солдатиком, и с таким всеобщим презрением к ним — без всякого труда ведь вершила бы она своё чёрное дело, рыла туннель от Бомбея до Лондона, в свободное время отъедаясь пирогами у гостеприимных староверов?
   Повезло, видимо, тогда народу, не было у него настоящих врагов?
Буденкова Татьяна[04.08.2017 23:40:32]
   Ну, если бы, да кады бы... Если бы я позиционировала Ольгу, как шпиону, это был бы совсем другой сюжет. Однако его нет. Трудно обсуждать не написанный рассказ.
    Остаётся открытым вопрос: откуда взялись потом столько реабилитационных приговоров? Почему оправдывали уже осужденных? Кто были те следователи, которые вели их дела?
   О романе мне пришлось говорить потому, что возникли вопросы, выходящие за рамки рассказа.
Ольга Немежикова[03.08.2017 17:46:17]
   Рецензия Джона Маверика
   
   Рассказ о послевоенных репрессиях, о времени страшном и для современного человека, наверное, труднопредставимом. Вроде бы, не очень популярная сейчас тема. Нужно ли об этом писать? Лично для меня такой вопрос даже не стоит — конечно, нужно. Потому что «старых» проблем не бывает, на каждом новом витке история повторяется, пусть иначе, но все равно — невозможно понять настоящее, забывая прошлое.
   Насколько удалось передать ощущение того времени? Для меня эталоном того «ощущения» является роман Евгении Гинсбург «Крутой маршрут». Реальные воспоминания реального человека, лично прошедшего через мясорубку сталинских лагерей. Так вот, читая данный рассказ я как будто очутился ненадолго внутри романа. И герои — живые, понятные люди, историю которых не перелистываешь, а проживаешь...
   И последнее: нет, на «Террористку» Марии Гринберг рассказ не похож, во всяком случае, мне он показался совсем другим. Правдивым, достоверным. А в «Террористке» все-таки чувствуется искусственная конструкция.
Буденкова Татьяна[04.08.2017 00:11:26]
   Спасибо, Джон. Когда Ольга приглашала меня в "Облик", много говорила о том, что ты пишешь и как. И я, конечно, с волнением ожидала твой отзыв.
   Спасибо за понимание, отдельное большое спасибо.
   Рассказ писала собирая материалы для романа "Сталинка", это вторая часть дилогии, первая "Женская верность" вышла из печати. Лично близко знакома со своей героиней, теперь уж нет её в живых. Собрала всё что нашлось в архивах. Объездила те места, о которых пишу. Ну и сама я из тех мест. Так что придумывать ничего не пришлось. Написала как было. Вон, Мария не верит, мол, много раз везло героине. Улыбаюсь ни к месту. Ничего себе - везение! И это только малая толика того "везения". В романе полный "счастливый" комплект.
   Ещё раз спасибо.
   С уважением, Татьяна Буденкова.
Ольга Немежикова[03.08.2017 17:55:53]
   Рецензия Ольги Немежиковой
   
   Постепенно сошли с тела синяки, но никак не заживали раны на истерзанной душе. - штамп. Первый в тексте, сразу зацепила «истерзанная душа» - понятно, что душа истерзанная, но хотелось бы не назывным эпитетом, а показать, как плохо этой душе, внутреннее состояние. Состояние героини описать художественно, показать восприятие внешнего мира через внутреннее ощущение.
   Косяк в содержании: добыча золота - не лучшее место для возможности затеряться. Как раз наоборот. Так что героиню, если автора волнует жизнеподобие, необходимо переместить куда-нибудь к оленеводам, в тундру, а лучше оставить у староверов на дальнем скиту. За золотом же регулярно приезжает уполномоченный, любые незнакомые люди, появляющиеся в посёлке, тут же проверяются. Пример «Мы идём по Восточному Саяну» Федосеева.
   Самое главное замечание — не хватает художественности текста. Мощное ощущение вторичности. Обычный репортажно-повествов­ательный­ стиль языка. Так пишут миллионы авторов... Таким языком, в котором нет художественной ткани - самобытности нет. Язык тот же, что и современные «бестселлеры» на одну читку — написано не изнутри, а поверху. От этого, как от заразы, надо отходить - искать свой язык. Создавать свою художественную ткань - именно свою, которой больше нет ни у кого, искать свои приёмы композиции, деталировки и прочая... А в данном рассказе мы имеем фактически голый сюжет. Да, композиционно он завершён. И ничего более. Так пишет большинство. Предлагаю обратиться за примерами повествования к классике, к современым произведениям, которые автор считает идеальными или близкими к идеалу. Изучать - как сделано.
   Сам сюжет вполне правдоподобен, за исключением обустройста в геологическом посёлке - в то время все геологи были военнообязанными. И все вытекающие последствия с учётом и контролем, в том числе и подсобных рабочих. Кстати, как мог со своей биографией Константин попасть в эту систему? Вопрос открытый. Всё как в военном городке в этом посёлке было. Тем более, все обязаны были работать. И труд не особо выбирался. Ставили, куда считали нужным и норму требовали выполнять. Женщина-домохозяйка в то время... Разве что жена председателя колхоза, не ниже. Иначе тунеядство. Всех женщин гнали на работу, за гроши - это был самый дешёвый труд. В народе даже была такая точка отсчёта «когда всех матерей погнали на работу...»
   И ещё. Откуда взялось в тьмутаракани алоэ на окне? Ведь даже шторок не было. Алоэ... Да оно помёрзнет запросто на сибирском окне той эпохи!
   
   Насколько нужно в наше время ворошить старые проблемы? «Борьба за огонь» никогда не устареет. Другое дело, что, положа руку на сердце, хотелось бы почитать о том, что автор любит, а не о том, что ненавидит. Не хохму, конечно, почитать, а именно то, к чему тянется душа. Кстати, тут у меня предложение, быть может, оно кого натолкнёт на что толковое - расскажите в произведении о том, что сами искренне любите. Думаю, у Набокова потому тексты завораживающие (последний номер «Иностранной литературы» посвящён его творчеству, я как раз сейчас номер этот в Журнальном Зале читаю, под впечатлением, понятно, нахожусь), что он очень любил то, о чём писал, во всяком случае, чувствовал глубочайше, потому и хотелось Набокову свои тексты выводить в запредельность какую-то! А не просто назывным потоком отписать из себя то, что «просится наружу». Я к тому, что хочется не просто читать, а наслаждаться литературой, упиваться ею. Ведь литература художественная - это не газета... Языком, тканью композиции, психологичностью упиваться. Изяществом! Художественным произведением наслаждаться хочется, а не сводку читать.
   А «так» пишут миллионы любителей писания. Давайте же делать произведения!!! Да, это долго, десятки и сотни часов инструментовки, работа над каждым предложением, но, быть может, это единственное, что стоит тех самых трудов и, в конце концов, читательской благодарности!
   Если автор пишет об ужасах войны и прочих... Призываю обратиться в этой теме, например, к Бабелю (не только к нему, конечно, если совсем близко, то у нас Мария о войне великолепно пишет: «Картина», «Здравствуй, Ваня», «Плохая примета» и так далее) и тоже делать свои произведения единственными в своём роде! Чтобы и близко не было ощущения, что «я где-то об этом уже читал», а для этого надо писать по-своему. Искать пути и способы!!!
Буденкова Татьяна[03.08.2017 21:58:38]
   Ну что, Ольга, начну отвечать по порядку.
   
   Постепенно сошли с тела синяки, но никак не заживали раны на истерзанной душе. - штамп.
   
   Не думаю, что тут надо мудрствовать лукаво.
   
   Первый в тексте, сразу зацепила «истерзанная душа» - понятно, что душа истерзанная, но хотелось бы не назывным эпитетом, а показать, как плохо этой душе, внутреннее состояние. Состояние героини описать художественно, показать восприятие внешнего мира через внутреннее ощущение.
   
   Не приветствую в тексте длинные рассуждения о внутреннем состоянии героев. Такое «расписывание» душевного состояния героини не будет нести никакой информации читателю. Это то, что в литературной технике принято называть «водой». Нет, лишнего лить не буду.
   
    Косяк в содержании: добыча золота - не лучшее место для возможности затеряться.
   
   Увы, косяка нет. Это геологоразведочная партия, а не прииск. Геологические партии ищут полезные ископаемые, на прииске - их добывают.
   
   Как раз наоборот. Так что героиню, если автора волнует жизнеподобие,
   необходимо переместить куда-нибудь к оленеводам, в тундру, а лучше оставить у староверов на дальнем скиту. За золотом же регулярно приезжает уполномоченный, любые незнакомые люди, появляющиеся в посёлке, тут же проверяются. Пример «Мы идём по Восточному Саяну» Федосеева.
   
   Ольга, повторюсь, это не прииск. Это геологразведочная партия. Вот фраза из рассказа: «Геологоразведочная партия, закончив изыскания на участке "Бурный" перебралась в посёлок "Кедровый", уходя всё дальше в тайгу». Всё так и было. А вот похоронен Константин на золотом прииске в г. Артёмовск. Его дети хранят письмо о реабилитации и… орден, заработанный им на Калыме. Сразу после отбытия срока, выезд не разрешили, и он ещё какое-то время работал там. Факт задокументирован. Но этих событий нет в рассказе, не позволяют рамки произведения.
   
    Самое главное замечание — не хватает художественности текста. Мощное ощущение вторичности. Обычный репортажно-повествов­­ательный­­ стиль языка.
   
    Если под художественным текстом подразумеваются картины бытописания и душевного раздрая героев, то делаю это с помощью их жестов, слов, а не описанием от автора.
   
   Так пишут миллионы авторов... Таким языком, в котором нет художественной ткани - самобытности нет.
   
   На место гения не претендую. Ну да, я самый обычный российский человек, без славы без почести, без сериалов, писала для тех, с кем четверть века дерьмо разгребала.
   
   Язык тот же, что и современные «бестселлеры» на одну читку — написано не изнутри, а поверху.
   
   Если отсутствие потока мыслей – для вас поверхностное изложение, ну что ж? У каждого свой стиль. Я оставлю за собой собственный стиль, всё равно всем не угожу.
   
   От этого, как от заразы, надо отходить - искать свой язык.
   
   Ольга, сами клеймили за штамп и… туда же.:)
   
    Создавать свою художественную ткань - именно свою, которой больше нет ни у кого, искать свои приёмы композиции, деталировки и прочая...
   
   А я что сделала? Конкретные примеры "в студию". Что не так и как надо было по-вашему. Иначе, Ольга, замечания беспредметные, а мне бы хотелось конкретную пользу извлечь.
   
   
   А в данном рассказе мы имеем фактически голый сюжет.
   
   Читатели приодели. :) Определив на Всероссийском конкурсе третье место.
   
    Да, композиционно он завершён. И ничего более. Так пишет большинство.
   
   Опять приходится повторяться – на гениальность не претендую. Главное, чтобы читали! И, судя о статистике, Слава Богу.
   
   Предлагаю обратиться за примерами повествования к классике, к современым произведениям, которые автор считает идеальными или близкими к идеалу. Изучать - как сделано.
   
   Спасибо, Ольга. Вероятно мы предпочитаем разных классиков, отсюда полная противоположность во взглядах.
   
    Сам сюжет вполне правдоподобен, за исключением обустройста в геологическом посёлке - в то время все геологи были военнообязанными.
   
    Военнообязанные и до сих пор. Но и это ещё не всё. Увы и ах, в жизни не всё и не всегда так как в «хороших» книжках написано. Работали и работают самые разные люди. Такой «конгломерат», что боюсь и заикнуться. Но если есть сомнения, то теперь эти люди лежат на кладбище остановленного золотого прииска Артёмовск. Думаю, Ольга, тебе, как представительнице Красноярского края, этот прииск известен. Рядом, как герои, под одной звездой… Но и это не вошло в рассказ. Никакие рамки не выдержат.
   
    И все вытекающие последствия с учётом и контролем, в том числе и подсобных рабочих.
   
   Ольга, ты о чём? Даже сейчас при компьютерной базе данных… врачи с дипломами, купленными в подземных переходах. А тогда… Учёт, контроль… Я такие ответы на запросы получала, что просто не знаю, что уж и рассказать про учёт и контроль? Ай, всё равно не понравится, лучше не буду. Скажу только, что специально изучала документооборот тех времён. Будет интересно, напишу отдельно, чтобы тут не тратить время.
   
   Кстати, как мог со своей биографией Константин попасть в эту систему?
   
   В какую систему? На Калыму? Так посадили, потом реабилитировали, но без выезда на десять лет. Там тоже надо было кому-то работать. Представь, есть реальный архивный документ. Он человек с высшим образованием, у меня копии его допросов из архива запрошенные. Рассказывать – это, видимо, и будет то самое «художественное» изложение, но это же ни роман. Хотя, этот рассказ был написан как раз в период подготовки романа. Вот в романе все подробненько. Как попал, куда.:)
   
   Вопрос открытый. Всё как в военном городке в этом посёлке было.
   
   Я лично знакома с теми жителями. Теперь с их пожилыми детьми и внуками. Никакого военного городка там не было, нет сейчас и быть не могло. У меня создаётся впечатление, Ольга, что ты путаешь и время, и многие другие фактические исторические обстоятельства.
   
   Тем более, все обязаны были работать.
   
   Это кто тебе сказал? Или где прочитала? Моя бабушка, например, не работала НИКОГДА. А она рождения 1902 года.
   
   И труд не особо выбирался. Ставили, куда считали нужным и норму требовали выполнять.
   
   Опять же, Ольга, ну зачем так-то уж совсем всё в кучу валить? Я, наверное, тебя удивлю, но поскольку безработицы не было, то выбор был вполне приличный. Чтобы далеко за примером не ходить, могу рассказать на примере своих предков. Однако отдельной историей.
   
   Женщина-домохозяйка в то время...
   
   Две моих бабушки, моя тётя, моя соседка. А что?
   
   Разве что жена председателя колхоза, не ниже.
   Иначе тунеядство.
   
   Вроде поняла. Мы говорим о разных категориях. Деревня и город жили по разным административным законодательным актам. Факт. Но геологоразведка - это городская категория работников. А про женщин в деревнях - отдельная, серьёзная тема. И говорить о деревне тех времён, надо строго аргументировано. Однако к этому рассказу деревенские жители никакого отношения не имеют.
   
   Ольга, я помню УК со статьей за тунеядство. Ну, будь же реалисткой. Состав преступления из статьи цитировать не буду. Он есть в свободном доступе. Нет состава – никто не посадит! Ни тогда, ни сейчас, ни по тогдашней статье за тунеядство, ни теперь по любой другой статье УК.
   
    Всех женщин гнали на работу, за гроши - это был самый дешёвый труд.
   Поверь, хватало осужденных. (См. статистику).
   
   В народе даже была такая точка отсчёта «когда всех матерей погнали на работу...»
   Никогда не отделяла себя от народа, но ТАКОГО не слышала. Добровольно шли, когда была нужда. Ну и война, отдельная тема. Так что это чушь, чистой воды чушь. Ольга, ты по возрасту не многим младше меня, откуда такое искаженное представление о прошлом?
   
    И ещё. Откуда взялось в тьмутаракани алоэ на окне? Ведь даже шторок не было. Алоэ... Да оно помёрзнет запросто на сибирском окне той эпохи!
   
   Какой эпохи? Ничего у моих родных не мёрзло. Кстати, дома стоят до сей поры. В землю вросли. Но алоэ не помёрзли, а ещё и герань цветёт. Странное, у тебя, Ольга, представление, о сибиряках, как о полудикарях. Обидно.
   Шторки были в русских избах всегда. Можно видеть на старых фото и картинах. И алоэ держали всегда, приложить к порезу, закапать внос и т.д. Обычная народна медицина. Так что этот цветок на своём месте. Ещё часто герань на окнах цвела. А поскольку тюль была в большом дефиците, то выбивали рисунок, мережка называлась, на белой ткани. И были, да и до сей поры есть занавесочки на окнах, называются полушторки.
   
    Насколько нужно в наше время ворошить старые проблемы? «Борьба за огонь» никогда не устареет. Другое дело, что, положа руку на сердце, хотелось бы почитать о том, что автор любит, а не о том, что ненавидит.
   
   Нет тут никакой «борьбы за огонь». Это рассказ о стойкости и силе духа русской женщины.
   Каждый автор решает поставленные перед собой задачи, а их, как коней на переправе, не меняют.
   
   Не хохму, конечно, почитать, а именно то, к чему тянется душа. Кстати, тут у меня предложение, быть может, оно кого натолкнёт на что толковое - расскажите в произведении о том, что сами искренне любите. Думаю, у Набокова потому тексты завораживающие (последний номер «Иностранной литературы» посвящён его творчеству, я как раз сейчас номер этот в Журнальном Зале читаю, под впечатлением, понятно, нахожусь), что он очень любил то, о чём писал, во всяком случае, чувствовал глубочайше, потому и хотелось Набокову свои тексты выводить в запредельность какую-то! А не просто назывным потоком отписать из себя то, что «просится наружу». Я к тому, что хочется не просто читать, а наслаждаться литературой, упиваться ею. Ведь литература художественная - это не газета... Языком, тканью композиции, психологичностью упиваться. Изяществом! Художественным произведением наслаждаться хочется, а не сводку читать.
   
   Ольга, это твоё видиние литературы. И оно не совпадает с моим. И это нормально.
   
    А «так» пишут миллионы любителей писания. Давайте же делать произведения!!!
   
   Делай, Ольга. Искренне желаю удачи.
Ольга Немежикова[04.08.2017 04:34:43]
   Татьяна!
   Рассказ не художественен - он публицистичен. Дело публициста - собирать материал и в более-менее читабельной форме его доносить. Это работа журналиста, по большому счёту. Вы именно этой работой и занимаетесь.
   Можно зайти в "Мемориал" и почитать там воспоминания - пускай не столь обработанный материал, но проймёт шибче, потому что из первых рук.
   Художественная литература - не публицистика. И для публицистики нужен талант, но там всё держится на фактах, а не на внутреннем мире героев.
   Вот и Ваше произведение держится на фактах, на внешних обстоятельствах.
   Художественная литература - это внутренний мир, мир души. У Вас же всё назывное. Не изнутри Вы пишете, а снаружи.
   Писать изнутри мало кому дано. Да и тем, кому дано, учатся десятилетиями. Я к тому, что надо именно учиться писать художественно, а не репортёрски. Человек с тем же успехом будет глядеть сериал, где тоже душа не задета - ведь он понимает, что не с ним это всё происходит! Так и в Вашем рассказе - не вживаемся. Потому что Вы как автор тоже не вжились - зачем и к чему вода!!! - Вы обличили. Обличать нетрудно, вот я к чему.
   А идёт просто поверхностное описание бытования - и нет доверия тексту.
   Рецензенты верно отметили: однобокость характеров (даже в маленьком рассказе характер должен быть живым, а не с кальки "плохой, хороший") - психологизм в зачатке. Слишком много везений как перечень этих фантастических везений. Я тоже допускаю, что человеку везло, но само явление надо описывать иначе.
   
   Критерий художественности - если зацепило душу, если хочется перечитывать. Лишь то остаётся, что хочется перечитывать - вечное. Вы же творите на злобу дня и поверху. Да, язык номинативный, связный. Вот и все его достоинства.
   Нет одухотворения текста, потому что при написании Вы думали лишь о том, как изложить информацию, а не о том, как рассказать о душе человека, прошедшего такие страшные испытания.
   Работать в публицистике легче на семь порядков. Это сотворчество, обработка без претензии на создание СВОЕГО МИРА. Публицистика констатитрует и бучует социум. Художественная литература творит в вечном, и стержень её - душа, личность.
   Жанр - это ведь не прихоть. Он указывается на суть содержания. Имея подручный материал, такие рассказы можно писать за вечер по одному - техника повествования осваивается нетрудно совсем. Достаточно школьных навыков и некоторой предрасположенности к самовыражению словом.
   
   Что касается достоверности... Так и осталось неясным из рассказа, каким образом удалось героине сделать документы. Побег - серьёзный повод, чтобы её искали до последнего.
   Геологи сейчас не военнообязанные, в отличие от медиков, например. А в то время были. Одно дело - заключённые, другое вольнонаёмные - их проверяют, с семьями.
   Партии обычно базируются в таких посёлках, что не то алоэ... Там в избах круглый год в валенках ходят, а от окон дует, мягко говоря. Снег зимой на стекле внутри - явление обычное.
   А у Вас как в вестерне получилось. Это называется давить на мозги. Душа остаётся без пищи, хотя мозги окончательно её требушат. Пища - это когда душа получает для себя какое-то утешение, смирение, внутреннюю убедительность и ощущение полноты восприятия. Цель ведь принять страдания, держать их, ведь мир не изменить, изменить можно лишь внутреннее его восприятие, а для этого и нужна сила души, которая аккумулируется художественной литературой в высокой степени.
   С душами героев мы не познакомились. Для этого не обязательно развёртывать эпопеи. Душа открывается в малом. Боюсь, что и в романе та же музыка, только помноженная на объём. Конечно, надо убеждать людей это читать, в поисках исцеления, а литературу ищет именно душа, люди к назывным вещам не потянутся.
   Понятно, что то, о чём я Вам пытаюсь сказать, оно пишется долго и трудно, и должна быть глубина автора, и способность говорить с той глубины, говорить именно языком души. Это то, чего я ни на йоту не услышала в Вашем произведении. Потому и считаю, что оно более чем посредственное. Если Вас устраивает такой уровень, то очень жаль. Но это не то, что просит душа. Это то, что лежит на поверхности. Оно не лечит и не даёт силы, ибо сила и не была описана - она назывная в рассказе.
   
   Вы хотите, чтобы Ваши герои своей историей делали бы и держали произведение. Но произведения держатся не на историях - их пруд пруди, да и сюжетов раз, два и обчёлся, а историй ныне в доступе каких только не - пиши да пиши, как говорится!
   Произведения делает именно автор, одухотворяя содержание. А у Вас одно содержание. Мы чисто по-человечески сочувствуем, это вполне естественно. Но "книжку закрыли" и забыли! А потому что - в душу не легло, не зацепило, вот я о чём! С душой героев мы так и не познакомились...
   
   Татьяна! Решайте сами, чему Вам учиться, а что вода. Я рецензирую с точки зрения жанра и требования предъявляю не детские. Мне не интересно - детские. Мне просто некогда заниматься кружковым творчеством. Желаю уровень, во всяком случае, к нему тянусь, учусь, и вижу, что к нему, каждый своим путём, идут Мария и Джон. Вот, сейчас с творчеством Вадима познакомимся. Нам в горы! В болоте мне не интересно. Болото - это когда автор, если и ставит задачи, то на уровне середнячковом. Ему и так сойдёт, лишь бы было разборчиво и читабельно, так и быть, без затей.
   А у меня такие мерки. И зову работать авторов с подобным подходом. Не читать друг друга и подхваливать, а двигаться.
   Сами решайте, с кем Вам по пути. Вы семь лет на этом поприще, за это время какие-то критерии должны сложиться.
Буденкова Татьяна[04.08.2017 23:57:52]
   Спасибо, Ольга.
    "Облику" нужны твои единомышленники. Я не из их числа, потому что привыкла отстаивать своё мнение.
   Желаю творческих успехов всем участникам "Облика".
   С уважением, Татьяна Буденкова.
Дмитрий Кастрель[05.08.2017 01:45:27]
   Татьяна, Ольга дело говорит, хотя и длинно.))
   Своё мнение, конечно, надо отстаивать, но здесь речь не о нём вообще.
   Здесь речь о художественности текста. Понимаете, да?
John Maverick[05.08.2017 02:41:21]
   Ольга и Дмитрий, а как измеряется художественность текста? Чего, на ваш взгляд, не хватает рассказу - описаний природы, рефлексий героев, пространных внутренних монологов? Так все это в данном повествовании неуместно. Люди в минуту опасности вообще цепенеют душой, не чувствуют даже страха, не говоря уже о других эмоциях - все ресурсы организма направлены на выживание.
Ольга Немежикова[05.08.2017 08:34:49]
   Джон!
   Рассказу хронически не хватает психологизма. Мы имеем школьное изложение событий и ничего больше. И тут же оно забылось - мы не узнали, что, какие чувства пережила Ольга, как она смогла жить дальше. Этого мы не узнали и из предыдущего рассказа - это репортажи. Должны быть переживания изнутри, чтобы это было хоть как-то похоже на литературу.
   Вспомним "Войну и мир", "Доктор Живаго"... Список, к счастью, огромен! Эти книги вечные, поскольку события в них - лишь скелет, на котором душа бытует. К литературе с данной тематикой - выживание в невозможных испытаниях, мы обращаемся, чтобы почерпнуть духовную силу, а не узнать о событиях. События - дело историков, по большому счёту. А художественная литература - дело духовное.
   Если автор этого видеть не желает, сложно что-либо изменить в его восприятии.
Дмитрий Кастрель[05.08.2017 08:45:41]
   Знаете, Джон, ваш вопрос и простой и трудный сразу.
   Отличить первородный текст от пересказа довольно легко. Вспомним, как в детстве во дворе мы делились впечатлениями от фильма: восполняя простоту своей речи, мы гримасничали, позировали, играли голосом, изображали... Взрослые говорили: "Какой эмоциональный мальчик!" Но на бумагу переводить было нечего. Художественный текст - это авторская индивидуальность, выверенные количественно и качественно детали, живые характеры и обстоятельства. Не мне и не вам об этом говорить... Здесь рассказ выглядит изложением. Общеприменительная "литературная" практика.
   Но огромная трудность - ИЗМЕРЯТЬ художественный текст! Для меня неразрешима задача определить на пять или на восемь баллов написан текст (по десятибалльной шкале).
   Сошлись на конкурсе "Хаджи Мурат", "Вальпургиева ночь", "Верный Руслан" и "Предварительные итоги"... ну, и "Дар" тоже... ))
Малашко Сергей Львович[05.08.2017 15:04:27]
   Татьяна ,день добрый. Разрешите букально пару слов о работе. В детали углубляться не буду- о них сказано много ,очень много не по теме .Часть из них требует стопроцентной докуметальности деталей.которые по своей сути могут не иметь принципиального значения. По большому счету это ВАше право как на них отреагировать - что-то оставить в вашем видении .что-то исправить. Но дело не в этом- главное работа безусловно состсоялась ,она динамична , не верьте тому что она похожа на изложение . Так как удалось Вам передать динамику событий - удастся не каждому критику или студенту Литинститута. очень много интересных образов .сравнений.При все прочем все это вы .писали вероятно , не будучи закомы с пентициарноий системой или архивными материалами. Мне приходилось читать работы написанные на основе архивов КГБ о репрессиях в Магадане. вс1937 С художественной точки зрения- у Вас на два порядка лучше, при все прочем тем авторам было проще В диалогах им было необходимо только процитировать вопрос следователя или отвт подстлественного .ВАм же это пришлось выписывать все самой. Показать бы вашу работу толковому сценаристу - . детали работы можнро шлифовать как и в любой - концептаально ,я бы не стал. Это то же самое что сводить любимого кота к ветеринару. Удачи ВАм С уважением Сергей
Мария Гринберг[05.08.2017 20:18:51]
   Да, соглашусь — хорошо представляется такой фильм.
   Буквально с первой фразы-кадра, эта жуткая тянущаяся лапа-тень...
Дмитрий Кастрель[05.08.2017 21:17:53]
   Сергей Львович, здесь "Облик", а не детский сад.
   Напишите, пожалуйста, всё то же самое, но только грамотно.
   Мы здесь уважаем друг друга.

Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов