Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 4








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет. Истории
за нашим столом
Миниатюра-змейка
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Встречи. Студия прозы
Автор:Ольга Немежикова 
Тема:Встреча № 52. Мария Гринберг "Террористка"Ответить
   Уважаемые дамы и господа! Студия Прозы приглашает всех авторов и гостей портала на ВСТРЕЧУ №52 с Марией Гринберг!
   В Литературной мастерской «Облик» (АССОЛИТ http://litset.ru/index/0-93) собрались авторы, желающие работать по примеру легендарной «могучей кучки». В первую очередь, мы хотим вдохновлять друг друга своими произведениями и в процессе обсуждения делать их еще лучше! Хотим открывать новые перспективы для личного творчества в диалоге! Будем рады, если для кого-то из вас наша работа так же станет источником вдохновения!
   «Что есть дорога? Дороги нет! Вперед, в неизвестное!» Гёте
   
   Состав Студии Прозы (в скобках указана текущая очередность рецензирования):
   
    1. Гринберг Мария (4)
    2. Маверик Джон (1) John Maverick
    3. Немежикова Ольга (2) - ведущий
    4. Буденкова Татьяна (3)
   
   Подробная информация о нашей деятельности изложена в разделе "О мастерской". Пожалуйста, читайте — Андрей Блинов изложил наши принципы коротко и ясно! Но если у вас появились вопросы — мы на них ответим прямо в заседании!
   
   Сегодня рецензируем небольшой, как всегда, рассказ Марии Гринберг "Террористка ":
   
   http://www.litkonkurs.com/index.php?dr=45&tid=366480
   
   Мария Гринберг: Вопросы традиционные — насколько достоверной представляется вымышленная мной ситуация, кто из персонажей вызывает сочувствие?
   
   Приглашаем авторов портала с гостевыми рецензиями!
   Всегда рады вашему вниманию!

 1   2 

Ольга Немежикова[22.06.2017 20:45:09]
   Рецензия Вадима Сазонова
   
    Узнаваемый сюжетный стиль автора – кровь, жестокость, предательство. Попробуем разобраться. В рассказе три героя – капитан СБ, девятнадцатилетняя беременная жена террориста – Олена и сам террорист – Олесь. Насколько я понял, если не так, то прошу поправить, Олесь перебежал из государственных войск к террористам и прославился жестоким терактами, в результате которых погибли многие, включая и мать капитана СБ. Его жена, судя по всему, снабжала Олеся информацией, помогающей ему совершать теракты. Мужа все же поймали, и он сразу согласился сотрудничать, как и полагается предателю – предал одних, предашь и следующих, включая и жену, которая, как раз, отказалась выдавать мужа. Вот такая у меня сложилась картинка. Автор спрашивает, «насколько достоверной представляется вымышленная мной ситуация, кто из персонажей вызывает сочувствие?» Начну со второй части вопроса: НИКТО.
   1. Олесь – человек готовый продать и предать всех.
   2. Олена – женщина, идущая на преступление, за которое полагается смертная казнь, в момент, когда вынашивает ребенка, т.е. она идет на то, что жертвует своим ребенком ради помощи террористам.
   3. Капитан СБ – человек делающий свою работу, пытающий, возможно не своими руками, подследственных. По поводу достоверности, на мой взгляд, все очень упрощенно- прямолинейно. Но это мое личное мнение. На подобных мероприятиях не бывал, поэтому мое мнение теоретическое.
   С уважением Вадим.
Мария Гринберг[22.06.2017 22:09:21]
   Да, Вадим, вот Вам бы служить в 5 управлении, принимать окончательные решения — никого, значит, не жаль, никто не уйдёт от карающего меча!
   А так ли всё упрощённо, как Вам видится?
   Ничего конкретного ведь мы не узнаём: например, виновен ли Олесь в приписываемых ему преступлениях, может, и в самом деле он был обманут террористами, потому и согласился сотрудничать со следствием?
   То же и с Оленой, все улики против неё — карта с пометками (не доказано, что они сделаны именно ей), и показания полуслепой соседки.
   А капитан действует в рамках закона и в интересах своего народа, которому грозит реальная опасность, вдруг всё-таки обвинения против Олены справедливы, тогда перед ним — в самом деле опасный враг. И надо брать на себя ответственность, принимать жестокие необратимые решения, притом в условиях острого дефицита времени, без отдыха.
   Неужели таки никто из них не заслуживает сочувствия?
Вадим Сазонов[22.06.2017 22:15:43]
   Мария,
   я следовал Вашему тексту и тому, в чем Вы нас (читателей) убедили.
   Мое мнение сформировано Вашим текстом.
   Там нет опровержения, что Олесь - убийца, что его жена ему не помогала.
   Никто, так Вами описанных, не вызывает сочувствия.
Буденкова Татьяна[25.06.2017 09:46:25]
   В этом вопросе я согласна более с Марией, чем с Вадимом. Но тут есть один нюанс. Мне часто приходится сталкиваться с аналогичной проблемой в своих рассказах. Я, как автор, вижу одну картину, а читатели иную. В этом случае расходятся взгляды Вадима и Марии. Почему в одних и тех же моментах видятся разные обстоятельства? Как донести свою мысль до каждого читающего рассказ, несмотря на всю разность взглядов? Пусть будут разные взгляды и мнения, но сюжет, ситуацию автор должен преподнести однозначно для всех. Если, конечно, изначально ни ставит целью двоякое толкование. Какие слова подобрать, какие образы создать, как прописать ту или иную сцену? Я мучаюсь каждый раз, в каждом рассказе. Пытаюсь поставить себе конкретные вопросы и, всеми доступными автору средствами, донести до читателя.
   Вот тем и ценен ваш ресурс, что видишь конкретные взгляды со стороны.
   Думаю, взгляд Вадима следует учесть при дальнейшей работе над рассказом.
Мария Гринберг[25.06.2017 10:02:00]
   Разумеется, все взгляды будут учтены, для того мы здесь и собираемся.
   И вопрос видения писателя и читателя, конечно, интересен.
   Когда мы вживую общаемся с человеком, то, кроме его слов, видим мимику и жесты, различаем интонацию — и то насколько часто непонимание?
   А что уж говорить о случае, если перед читателем один печатный текст...
   Надо, видимо, с этим смиряться, если хочешь написать что-то более сложное, чем таблица умножения?
Буденкова Татьяна[26.06.2017 09:16:17]
   Ох, Мария, не получится смириться.:) Поскольку есть собственное убеждение, которое волей-неволей вылезает в деталях, это и есть авторская позиция.
   Для меня больной вопрос. Во-первых, есть внутреннее неприятие: почему я должна писать всем в угоду? Нет, не должна. Значит, пишешь для себя, вот сама и читай!:))) Непроизвольно упираюсь, что называется "рогом в землю". Но постепенно прихожу к выводу: если всё-таки стремлюсь донести свою мысль, своё видение той или иной ситуации, до как можно большего числа людей, а не до себя(!), то соответственно должна писать с таким расчётом. Пока не получается. И здесь критика в помощь. Потому что как иначе услышать мнение других людей, узнать как видится ваше произведение не вашими глазами, а другими людьми? И тут у меня начинается сплошной кошмар: я переписываю, переделываю, выбрасываю и начинаю снова, но всё-таки упорно стремлюсь сохранить и донести до читателя свою позицию, свой взгляд. Для меня это невероятно трудная задача.
   С уважением, Татьяна.
Мария Гринберг[27.06.2017 09:54:40]
   Для меня, увы, всё гораздо сложнее.
   В сущности, пишу я всегда на одну тему: об убийстве хороших девочек плохими мальчиками — что тут можно сказать нового?
   Вот конкретно в этом рассказе, тривиальнейшая ситуация, милую беззащитную женщину один подонок безжалостно подставил, другой мерзавец бездушно осудил и зверски прикончил — да никому это не интересно, мне самой в первую очередь.
   Пытаюсь призвать на помощь гения:
   "...Предположим, вы играете злодея и предателя. Если вы не найдете для себя, где ваш негодяй проявил мужество, где он добр хотя бы на мгновенье, не отыщете в нем светлой черты, - ваш образ не будет впечатляющим..."
   (с) К.С.Станиславский, "Беседы в студии..."
   И вот начинаешь искать, а чем хороши эти злодеи, ну, пусть у одного будет непреклонная верность долгу, да к тому же личная трагедия, маму потерял?
   И другой, способный вызвать у женщины такую беззаветную любовь, тоже, видимо, незаурядная личность?
   А жертва — такая ли уж она белая и пушистая? Ведь по букве и духу закона она в самом деле террористка, соучастица мерзких преступлений, упрямый и опасный враг своего народа, поделом ей досталось?
   Так, стало интереснее — но теперь другой, вполне закономерный вопрос читателя: а что же собственно, хотел сказать автор, на чьей он стороне?
   Значит, надо чётче выражать позицию, а это опять огрублять образы — и снова становится самой неинтересно, хоть брось...
   Но уже не бросишь, начинаешь выдумывать, вот, примерно, как Вадим — а почему Олена так странно себя ведёт, только ли из-за любви (= глупости) своей? Вдруг она на самом деле агент под прикрытием, притом очень глубоко законспирирована, именно с целью выявить "крысу" в СБ?
   Да полно, это уже из пальца, надо вернуться к реальности — а значит, снова ходить по кругу: как только у тебя сформировалась "своя позиция", она самой тебе кажется банальной, не стоящей читательского внимания...
   Поэтому любой мой рассказ — недоработанный и сырой, несмотря на годы работы (первая редакция "Террористки", кстати, была опубликована в 2004 году, тринадцать лет я о ней пишу, где там Бабелю до меня).
   В последнее время, кстати, меня стала привлекать поэзия — там затрачиваешь много усилий на форму, это порой отвлекает от убогости содержания.
Ольга Немежикова[27.06.2017 16:08:45]
   Мария!
   Вот эта фраза понравилась весьма: "милую беззащитную женщину один подонок безжалостно подставил, другой мерзавец бездушно осудил и зверски прикончил"!
   Именно это мне бы и хотелось прочитать! Тема Маргариты Фаустовой обречена на вечность!
   Лично мне БЕЗУМНО ИНТЕРЕСНО, как Олёна любила... Как, как она не видела того, что есть? Ведь явно, не три дня она любит - восьмой месяц беременности! Кстати, хорошо получился взгляд её на судью. Настоящий такой.
   У меня не было изначально сомнений, что автор на стороне женщины, поскольку я, читатель, тут же сторону эту приняла.
   Ну, 13 лет, это ещё не предел, наверняка Вы сможете подобрать и более впечатляющие примеры.
   Тема слепоты благодатна неизменно. Благими намерениями вымощена дорога в ад - вот посыл. С женщиной читателю всё должно быть ясно.
   
   Да, в поэзии можно прикрыться формой. На то ПРОЗА и не для всех. Не зря говорится: а теперь к суровой прозе! Негде, не в чем в прозе укрыться, хоть тресни.
   Тем не менее, без содержания, без ГЛУБОКОГО СОДЕРЖАНИЯ поэзии быть не может. Стихи без глубины как писк москитов: если не кусают, то слушать даже и можно. Пока не надоест, конечно! Не будешь же всю жизнь питаться карамельками. Оно можно, конечно, но не без последствий далеко не карамельных. Так что призываю не искать лёгких путей.
   В каждой точке есть низкое и высокое. Мы обязаны искать, в обе стороны. И прозаики, и поэты.
Мария Гринберг[27.06.2017 19:46:37]
   Ну, такого автора, что окажется против беременной женщины, думаю, с позором изгонят из любого сообщества?
   Беспроигрышная это позиция, но вот обречённая ли на вечность? Пожалуй, не соглашусь, всё приедается, и этот сюжет стал банальным.
   А как она любила? — да молча:
   "Мне было довольно видеть тебя, встречать улыбку твою..." (с)
Ольга Немежикова[28.06.2017 07:00:14]
   Тема любви востребована во все времена, хронически её не хватает сейчас - той самой, искренней любви, которая меняет всё, и в человеке, и вокруг него - не пишут писатели на эту тему. А как им писать, если не испытывали? В этом месте не выдумаешь. А похоти, её всегда что грязи, похоть - не любовь. Так что Вы зря.
   Мне очень интересно, как живёт женщина с палачом - что происходит с её чувствами, восприятием действительности. С самоидентификацией. Возможно, имеет смысл выйти из малой формы, чтобы разобраться для себя, как для автора, во взаимоотношениях героев. Не зря существуют разные жанры, и редкий великий автор замыкался в чём-то одном. Нам тем более ни к чему себя ограничивать. Возможно, вполне возможно, после проработки и малая форма получится. Но сводить тексты едва ли не в афоризмам лично я бы не стала. Обратите внимание - жанр романа не только не умирает, он усиленно "молотит" себе дорогу усилиями издателей, которые напрягают авторов именно на романный жанр, несмотря на то, что все вокруг вопят, что нет времени на долгое чтение!
   Так что я предлагаю засучить рукава и переписать. Для вдохновения предлагаю переписку В.П. Астафьева с Н.Н. Яновским. Опубликована в "Дне и Ночи" 2016 5, 6; 2017,1. Читается влёт, будоражит дико. Можно читать через Журнальный Зал. Она идёт первой темой в номерах. Кстати, в этой переписке Астафьев пишет, что ему стыдно за "Зори" Васильева. Когда Астафьев написал "Пастушку и пастуха", а это, конечно, вершина лирики военной... Он взялся переписывать свои произведения, чтобы "поднять" их до "Пастушки". Только "Звездопад" он в течение жизни переписывал 17 раз, кажется. Это я понимаю... Воистину, двигался автор, потому он и в числе не просто великих - величайших. Просто время еще не прошло для осмысления Астафьевского наследия массами литераторов и читателей - все загибаются в ньюпостмдерне, достало уже читать эти умственные конструкции над пустотой...
   Так что я призываю Вас обратить внимание на чувства, стоящие на самом краю, именно чувство "Маргариты" фаустовой. На фоне театра военных действий, на фоне, где реально убивают. Ваша тема, мне кажется. И не ограничиваться жанровыми рамками, смело раздвигать. И света тоже не бояться.
Мария Гринберг[28.06.2017 10:18:41]
   "А как им писать, если не испытывали? В этом месте не выдумаешь. .."
   — что же, для завершения этого рассказа мне придётся полюбить террориста?
Ольга Немежикова[28.06.2017 19:01:28]
   Мария!
   Любовь сама по себе конструктивна, не обязательно террориста, да и как специально-то???!!! Чувство любви само по себе уже дар и очень редкий. Любви, а не собственности! Критерии у каждого свои, но я на сто процентов согласна с Э. Фроммом - совпадаем!
   Вживаться в образ - да, с террористом, коль Вы так завернули. Вживаться - иного не дано. И чтобы правдоподобно, чтобы - ВЕРЮ!!! Как хорошие артисты вживаются, так же и писатели. Насколько человек глубок в чувствах, настолько широко он и берёт тему.
   Кстати, правдоподобно у Вас получилось про любовь в рассказе про танцовшицу. Вот ни тени сомнений - сумели Вы там пройти и в малом объёме показать так, что даже вопросов не возникало. А здесь возникают.
Вадим Сазонов[25.06.2017 11:27:13]
   Татьяна.
   
   Не возможно написать рассказ, который все поймут одинаково, включая автора.
   Вы посмотрите, даже в обычной жизни все по разному трактуют одни и теже события, факты, обстоятельства.
   
   В ответ на вопрос автора я высказал совершенно обдуманно свое однозначное мнение, которое у меня возникло, если воспринимать за чистую монету то, что описано в тексте:
   1. Муж -террорист и убийца детей.
   2. Жена - помогает этому террористу, рискуя жизнью собственного ребенка.
   3. Капитан - пытает арестованных.
   
   Мария возражает, что не все так однозначно.
   Конечно, не однозначно. Но признавая это нельзя дать ответ на вопрос автора. Зачем тогда этот вопрос задан?
   
   Вариантов может быть много:
   1. Муж террорист, жена ему не помогала.
   2. Муж не террорист, но жена, поверив, что он перешел на сторону террористов, помогала ему, считая его террористом.
   3. Муж работник СБ, работавший под прикрытием, о чем капитан не знал, жена помогала мужу, но боялась сказать, что он на самом деле сотрудник СБ, потому что в СБ была "крыса", и ей мог оказаться капитан.
   и т.т. и т.д.
   
   Это если автор считает, что мы не должны верить той версии, которою предлагает сама автор, а должны придумывать свои.
   
   В такой ситуации ответа на вопрос автора не существует.
   Поэтому я решил принять версию автора и ответить на вопрос исходя из нее.
Ольга Немежикова[22.06.2017 20:46:36]
   Рецензия Татьяны Буденковой
   
   Ну что сказать? На психику действует безоговорочно. Для этого есть все составляющие: беременная женщина, над которой издевается офицер с атлетический фигурой. И жуткий финал: женщина просит убить в ней её не рождённого ребёнка, чтобы ему не пришлось гореть с ней заживо. Жутко на столько, что сложно писать рецензию. Однако теперь по «существу вопроса». Разматываем клубок этого ужаса. Ведь если готовить блюдо горячим, но пресным – это оставит одно послевкусие. А если горячим и острым – совсем другой вариант.
   Первое, вы, о чем хотели рассказать? О том, насколько не место женщине - матери в жесткой схватке интересов? О силе материнского чувства и мужестве женщины? О накале контртеррористическо­й­ борьбы? О человечности вообще и роли личности в тех или иных событиях? Историю делают не какие-то скопища недочеловеков, а каждый из нас на своём месте. Вот и этот офицер на своём месте, его поступки, поведение, отношение в принципе. Хотя, конечно, это взаимовытекающие вопросы. Но для меня осталось открытым: кто из них террористы? Против кого настроен автор? Авторская позиция расплывчата. Если Олёна жена террориста, то кто этот офицер, который её пытает? Офицер умудрился не увидеть вырванных ногтей! Из бумажки узнал, что только слегка (!) пытали! Как это вообще возможно и слегка пытать, и не заметить вырванных ногтей? Чем этот офицер отличается от тех, кто взорвал поезд, в котором ехала его мать? И тут, Мария, очень интересный момент. Дело в том, что, как правило, вот тот нюанс «авторская позиция» ставит автора на сторону одного героя, что называется положительного, и показывает другую сторону – негативную – террористы убийцы! Но у вас и офицер, борющийся с террористами, мягко говоря, отрицательная фигура. И только мелькнувший в финале муж Олены имеет проблеск человечности: просит сохранить жизнь жене и ребёнку в обмен на сотрудничество. И опять нюанс: он ещё не знает, какова участь его жены и не рождённого сына. Читателю не составит труда дорисовать его чувства, когда всё выяснится. Тут уж более жестокого врага, чем отец и муж жестоко замученной женщины и ребёнка – представить невозможно. Он будет мстить, потому что ни забыть, ни простить такое невозможно.
    Исходя из вот такого разворота этого сюжета, мне вырисовывается идея вашего рассказа, как показ жестокости «во всей красе». Нет только белых и пушистых или только чёрных и грязных, жестокость бесчеловечна. И нет ей оправдания. Жестокость порождает жестокость и ничего кроме. И это очень сильная авторская позиция. При таком раскладе надо, что называется «дожимать» так, чтобы читателю с выключенным светом было не уснуть. Чтобы мучительно сжималось сердце от жалости и протеста, чтобы рождалось желание противостоять жестокости и уж тем более, никогда у самого не возникло желание быть беспощадным. Всё-таки беспощадность - это своеобразный красивый синоним жестокости. А для этого надо бы добавить подробностей, деталей, эмоций, тех самых «специй», которые сделают это «горячее блюдо» острым. Например: «Капитан склоняется над Оленой и осторожно снимает с неё наручники». Ну, получилось: «Рыжий, пёстрый, конопатый убил бабушку лопатой. И соломкой притрусил, чтоб комар не укусил».
    Я бы здесь написала так: « Он склонился над женщиной. Её обезображенные руки судорожно обхватывали огромный живот. Чёрные глаза на белом, без кровинки лице, смотрели на него в упор. И было в них то, от чего он потом всю жизнь просыпался ночами в холодном поту: желание избавиться от страданий, умереть, чтобы больше не терпеть невыносимые муки и невероятная надежда выжить. Жажда жизни и желание смерти… одновременно».
   Сказать, насколько реалистичен, правдоподобен ваш рассказ – не могу. У меня нет достаточной информации. В некоторых моментах достоверных, пусть и шокирующих деталей, на мой взгляд, не хватает. Например, что за место, что за «преисподняя» такая, куда женщина должна провалиться и сгореть заживо? Достоверные, хоть и шокирующие, детали тут были бы уместны. Конечно, вы, не протокол пишите, а создаёте реальность в своих произведениях, чтобы выразить свою идею, донести до читателя свои чувства, пробудить в нём ответный отклик. Но вы пишите не фэнттези, а реалистическую прозу. И тут детали куда важнее, чем в фантастике, где можно объяснить необъяснимое чем угодно, хоть приходом пришельцев. Тут сюжет – ваша «вотчина», а детали вы берёте из жизни, реальные. Так, наверное?
   И… главное, на мой взгляд, чтобы написать такой рассказ, волей – неволей, пропускаешь сюжет через свою душу. А это очень сложно и болезненно. Однако, «назвавшись груздём – полезай в кузов». Что тут сделаешь, такова участь писателя: терпеть боль и муки своих героев. Но зато и радуемся вместе.
   Удачи в творчестве, Мария.
Мария Гринберг[22.06.2017 22:33:12]
   "...муж Олены имеет проблеск человечности: просит сохранить жизнь жене и ребёнку в обмен на сотрудничество" — этого, извините, в моём рассказе нет, сержант прямо отвечает, что про свою жену Олесь ничего не говорил. Почему — другой вопрос, может он в самом деле давно забыл её, а может, просто не знал о её аресте?
   А к рассказу, конечно, очень многое можно добавить: и описание структуры СБ, роль в ней 5 управления, в которое, пройдя предыдущие четыре, попадают для окончательного решения.
   И конструкции крематория можно посвятить отдельную главу.
   И, как Вы предлагаете, раскрыть внутренний мир героев с помощью таких подробных описаний, кто что чувствует.
   Но мне, извините, это кажется излишним, даже некоторым неуважением к читателю. Вообще, подобные темы уже неоднократно обсуждалась, моё кредо — "не тот рассказ совершенен, к которому нельзя ничего добавить, а тот, из которого нельзя ничего выбросить".
   Согласитесь, если человек называет женщину сукой и выражает желание лично избивать её, а через пару абзацев осторожно снимает с неё наручники — значит, пережил он некий душевный перелом и его запомнит, нужно ли тут разжёвывать?
Буденкова Татьяна[25.06.2017 10:07:30]
   Вот на основании этой фразы я решила, что он помнит о жене и ребёнке:"— Его взяли на конспиративной квартире, — продолжает сержант. — Он готов сотрудничать с нами, обещает рассказать всё при условии сохранения жизни". И ничего по поводу, что он их забыл и предал не нашла. Я решила, что он говорит о сохранении жизни жене и ребёнку. Это первое, что приходит в голову и заслоняет остальные моменты. Вот как раз тот нюанс о разночтении. По ответу Марии поняла, что это не так. Но тогда надо это как-то более контрастно выделить в рассказе. Это вопиющий факт, и он должен бросаться в глаза, потому что в корне переворачивает взгляд на сюжет. То есть мне не хватило конкретики, деталей. Но это мне, у других читателей, наверняка, другое мнение.
   Да я не настаиваю на описании конструктивных особенностей крематория, просто считаю, что некоторые детали в этом случае не были бы лишними в большей достоверности рассказа. И объясняю - почему. Не все из нас, слава Богу, живут в таких условиях, а картину желательно представить в реале.
   По поводу наручников - могу только повториться.
   Мария, мы же только читатели, которым самим приходится быть в вашей шкуре. Поэтому тут суть не в том, чтобы вы переписывали рассказ в угоду каждому из нас, а чтобы вы, как автор, имели возможность увидеть на своё произведение разные точки зрения. Это то, зачем создан это ресурс. Или я ошибаюсь?
Ольга Немежикова[22.06.2017 20:47:33]
   Рецензия Джона Маверика
   
   Еще один рассказ о войне. О какой — не знаю, но с героиней поступили по законам военного времени: казнили без суда и следствия.
   На какие мысли наводит рассказ? Не стоит умирать прежде смерти. Не просила бы Олена ее застрелить взамен сожжения в печи — выиграла бы немного времени, а там бы и спасительная информация подоспела бы.
   Не могу сказать, насколько достоверной представляется ситуация. Наверное, бывало и такое... даже наверняка. Взять хотя бы гражданскую войну — ведь убивали направо и налево, и своих, и чужих, по малейшему подозрению в сотрудничестве с врагом.
   Офицер какой-то уж слишком бездушный — все-таки беременная женщина, будущая мать. Это насколько же надо очерстветь сердцем, чтобы вот так с ней держаться и подписать смертный приговор недрогнувшей рукой? Ведь от него зависело, жить пленнице или умереть, или хотя бы можно было разобраться, выснить, не произошла ли ошибка.
   Но на войне трудно оставаться человеком. Наверное, именно об этом рассказ.
Мария Гринберг[22.06.2017 22:51:18]
   Да, такая злая ирония судьбы — излюбленный мой сюжет.
   Но почему же "без суда и следствия"?
   Просто суд в вымышленной мной стране принял такую специфическую формы, всё решается единолично и без проволочек, впрочем, не так уж это фантастично, бывало подобное. Форма соблюдена: "В соответствии с законом, именем моей Родины..."
   Было и следствие, следы его если не налицо, то на руках?
   И офицер честно даёт Олене шанс, пошла бы на сотрудничество, спаслась бы, ну а упрямишься — ты уже не женщина и не мать, ты враг.
   Да, фактически всё, что я пишу, об одном: война страшна не столько тем, что на ней можно погибнуть — а тем, что в ней надо побеждать.
Буденкова Татьяна[25.06.2017 10:12:16]
   Вот, то что крутилось на языке и не поймала. "Но на войне трудно оставаться человеком". Вы правы, наверное, это главное и тогда все о чем я писала в рецензии, второстепенные детали.
Ольга Немежикова[22.06.2017 20:48:41]
   Рецензия Ольги Немежиковой
   
   В виртуозном мастерстве интриги Марии не отказать: никогда не знаешь, какой аргумент на каком вираже вдруг «встремят» её герои.
   Насколько достоверной представляется вымышленная мной ситуация? — спрашивает Мария Гринберг. До фразы Согласно закону, дети уничтоженных террористов используются как сырьё для медицинской промышленности. Нам не нужны ублюдки террористов — будущие мстители ситуация представляется довольно достоверной. Начиная с этой фразы, мы чётко позиционируемся в область фантастики.
   Это не мешает проникнуться сочувствием к совсем молодой женщине, 19 лет, беззаветно влюблённой, влюблённой настолько, что ребёнок — это не важно, если приходится выбирать между собой и ребёнком — жизнь любимого человека. В этом месте, кстати, верю запросто — ведь совершают женщины обряд сати добровольно, не желая жить после смерти любимого человека, а напрямую отправляясь следом на ...35 миллионов лет счастливой супружеской жизни в раю! Не будем искать других причин, но сам факт существования обряда мог нести и такую морально-этическую нагрузку: не самоубийство, а обряд сати. Впрочем, далеко ходить не надо, эпизод из фильма «Семнадцать мгновений весны» также показывает, насколько младенец может не перевесить чашу весов против долга совести. А любовь, она долга совести не слабее, уж точно, если это любовь, конечно, а не временное помутнение сознания. Не всякая женщина согласится любимого мужчину обменять на ребёнка, если этот выбор будет реальным, но это тема скользкая и благодатная для литературы.
   Так что фразу насчёт утилилизации для медицинских нужд детей террористов, которые никакого отношения к деяниям родителей не имеют, я бы изменила, если автору требуется достоверность. Впрочем, возможно, подобная законодательная норма была в каком-нибудь фашистском режиме? Просто мне об этом неизвестно.
   Также вызывает сомнение устойчивость ног измученной пытками беременной на восьмом месяце женщины. (Я всё о матчасти.) Даже здоровой беременной женщине на таком сроке стоять довольно тяжело. Ходить совершенно не сложно, а вот стоять невыносимо почти что. По моим представлениям, Олёна должна хотя бы на стенку опираться, коль речь о жизнеподобии. Впрочем, если героиня преждевременно не разродилась от нервного потрясения, то, может, она и стоять могла тоже. Но сомнения есть.
   Почему ублюдки террористов? Ведь Олёна - законная жена Олеся, у них даже фамилия общая.
   Пепел будет использован как удобрение... А население захочет питаться такой «пищей»? Хотя, кто будет спрашивать это население. Но тоже из области фантастики. «Водный мир» вспоминается, так там нужда и закрытая экосистема.
   Вызывает сомнение разговорный стиль речи героини. Так могла отвечать женщина, которую ещё не пытали, только запугивали. Слишком точны её фразы, стройны, осознанны — действительно, спокойны. А ведь она находится в изменённом, как минимум, состоянии под влиянием физической боли и душевных мук. Глаза должны блестеть не от слёз, не по любимому же она горемычно плачет — с жизнью в мучениях прощается. Тут иной блеск быть должен. Да и «мягко упасть на бок» с наручниками за спиной... Да она подломиться должна от сброса в коленях.
   Кто из персонажей вызывает сочувствие? Конечно, беременная женщина, измученная беременная женщина вызывает сочувствие. К себе, к ребёнку, к своей любви, которая оказалась так доверчива... Но любовь доверчива по определению и всегда надеется, что случилась какая-то ошибка и всё, конечно, поправится.
   Да и мог ли остаться полноценным ребёнок после подобного испытания? Конечно, никому это не ведомо, однако рассчитывать на рождение в светлый солнечный мир ему не приходится изначально.
   Невинные жертвы терроризма вызывают сочувствие.
   Террористка ли героиня? Такая же террористка, как и миллионы репрессированных, «подрывающих существующий строй»... Она, конечно, пострадавшая и от терроризма, и от борьбы с терроризмом также.
   Тем не менее, так уж устроен социум, что всегда повязано всё со всем и, пускай негласно, но коллективная ответственность активно эксплуатируется как наиболее мощный рычаг воздействия. Во все времена были заложники, аманаты и прочие меры «быстрого реагирования» и самого больного удара для воздействия на сознание, как минимум.
   Не совсем ясна позиция террориста-исполните­ля.­ Обычно этим субъектам своя жизнь не ценна, и как следствие, не ценна жизнь невинных людей. И вдруг террорист запросто в обмен на жизнь готов сотрудничать... Почему бы сразу не наняться в ряды сильных мира сего? Не стать платным агентом?
   Как всегда, «оправдательный приговор» не успел. Нет бы, тихо Олёне ждать конца, так она поспешила! Капитан оказался каким-то странно-восприимчивы­м,­ нарушив все инструкции, пойдя у обвиняемой на поводу. Может, Олесь бы снабдил власти информацией, да вернулся к благоверной, да ещё с довольствием? И она залечила бы раны да родила в положенный Луной срок?.. Тут тоже не сходится, потому что совсем не верится. Ещё капитан не должен был сообщать имя доносчика. Во всяком случае, в ФСБ эти данные до сих пор закрытые для родственников пострадавших.
   Да и зачем стрелять в живот, в ребёнка, если по смерти матери ребёнок гибнет однозначно, зачем этот странный театр? Не верю. Хорошо, что контрольный выстрел капитан сделать догадался...
   У меня к этому рассказу больше вопросов, чем ответов в содержательном плане.
   Я понимаю, что Мария подняла, в том числе, и тему стрельбы по воробьям, что гибнут всегда не те. А гибнут всегда не те... Здесь, вообще, террорист ещё и от вагона с тележкой отделался... Но для апофеоза цинизма террориста мне не хватает инфы об истории этой любви и со стороны террориста тоже. Как-то не удаётся верить по комменту капитана в «использовал и забыл». Его ведь ребёнок-то. На самом деле, мне интересно, как уживаются любовь и терроризм — возможно ли это сочетание. Тема сложная, Мария Гринберг ерунду не препарирует, так хотелось бы более чёткого раскрытия.
   Неужели перед нами совсем бездумная молодая женщина, настолько поглупевшая в состоянии беременности, что работает на сборе информации для терактов? Или она для чего «другого» трудилась? Ей-богу, как в анекдоте про «а мне сказал, что лётчик!» И какой-то сатанист за её спиной? Если да, то как-то это поубедительнее, подостовернее бы донести. Мы же верим в «Русалочку»! Да абсолютно!

 1   2 

Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов