Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 4








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет.
Истории за нашим столом
ПОЭТЫ-ФРОНТОВИКИ
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Встречи. Студия прозы
Автор:Ольга Немежикова 
Тема:Встреча №51. Татьяна Буденкова. "Сашка"Ответить
   Уважаемые дамы и господа! Студия Прозы приглашает всех авторов и гостей портала на ВСТРЕЧУ №51 с Татьяной Буденковой!
   В Литературной мастерской «Облик» (АССОЛИТ http://litset.ru/index/0-93) собрались авторы, желающие работать по примеру легендарной «могучей кучки». В первую очередь, мы хотим вдохновлять друг друга своими произведениями и в процессе обсуждения делать их еще лучше! Хотим открывать новые перспективы для личного творчества в диалоге! Будем рады, если для кого-то из вас наша работа так же станет источником вдохновения!
   «Что есть дорога? Дороги нет! Вперед, в неизвестное!» Гёте
   
   Состав Студии Прозы (в скобках указана текущая очередность рецензирования):
   
    1. Гринберг Мария (2)
    2. Маверик Джон (1) John Maverick
    3. Немежикова Ольга (3) - ведущий
   
   Подробная информация о нашей деятельности изложена в разделе "О мастерской". Пожалуйста, читайте — Андрей Блинов изложил наши принципы коротко и ясно! Но если у вас появились вопросы — мы на них ответим прямо в заседании!
   
   Сегодня рецензируем пронзительный рассказ Татьяны Буденковой "Сашка":
   
    http://www.litkonkurs.com/index.php?dr=45&tid=366287
   
   Татьяна Буденкова: конкретно даже не знаю что спросить, буду рада каждому мнению.
   
   
   Приглашаем авторов портала с гостевыми рецензиями!
   Всегда рады вашему вниманию!

 1   2 

Ольга Немежикова[08.06.2017 12:28:07]
   Рецензия Марии Гринберг
   
   «…Мало слов, а горя реченька.
   Горя реченька бездонная!..»
   (с) Н.Некрасов
   
   Для своего дебюта в «Облике» автор избрал жанр миниатюры — вполне, насколько я могу судить, успешно.
   Лаконично, без единого лишнего слова рассказана совершенно достоверная история, и финал, словно удар топора: «как дальше жить, не знали».
   О каких-то хитрых литературных приёмах речи не идёт — интриги нет, в первом же абзаце всё сказано, «сидел на игле», дальше голый информативный текст: ушёл, пришёл, повесился, спасли… и снова уйдёт, и всё сначала. И в то же время получился жуткий просто символ — мать из последних сил, только бы не упасть, держит на плечах взрослого сына, а он не в силах (или не хочет) даже поднять руку для своего спасения! И каково это видеть отцу после суток дежурства?
   Что ещё тут добавить? И я не знаю, как — но придётся жить.
   Может, молиться, на то уповать, что никому не посылает Бог креста не по силам?
Буденкова Татьяна[08.06.2017 17:00:07]
   Спасибо. Ольга предупредила, что для начала надо что-нибудь покороче. Вот и выбрала.
   Вы совершенно правы, мать из последних сил держит на плечах своего взрослого сына. Это не просто страшная прямолинейная картинка, а символ. Она мать, она своей материнской любовью будет стараться удержать своего ребёнка, даже если это взрослый человек, он от этого не перестал быть её ребёнком! Конечно, отцу тоже не легче. И опять вы правы: никто не знает как, но придётся жить!
   Спасибо за комментарий и понимание.
Ольга Немежикова[08.06.2017 12:29:20]
   Рецензия Джона Маверика
   
   Пронзительный текст. Маленький, всего один эпизод — мы не знаем, как Сашка стал наркоманом, не знаем, сколько ему лет, чем он занимался до случившегося с ним несчастья. Ничего не знаем о его родителях, кем они работают, где живут. И все-таки ситуация кажется до боли знакомой, честной, настоящей.
   О чем этот рассказ? Мне кажется, о материнской любви, настолько безусловной, что принимает сына любым — больным, наркоманом, преступником, каким угодно.
   Придираться к стилю не хочется. Язык живой и внятный. Немного удивило выражение «разуться под порогом». Странно, что имя матери появляется только в середине текста, а в начале героиню называют безлично - «она». Благодаря этому рассказ воспринимается как отрывок из чего-то более крупного. Возможно, так и есть?
Буденкова Татьяна[08.06.2017 17:14:12]
   Спасибо, Джон, за такую оценку.
   Вы правы, я не пишу как Сашка стал наркоманом. У каждого свой путь в этот "ад". Результат одинаковый. И даже возраст не играет особого значения. Суть не меняется. И родители... так ли важны их профессии? А вот материнская любовь к своему ребёнку, каким бы он не был, великая вещь!
   Про "разуться под порогом" - установившийся фразеологизм. Разуться сразу, как вошёл в дверь с улицы, то есть только переступив порог дома.
   В принципе, есть на эту тему более развёрнутый рассказ. Но вот местоимение вместо имени... вначале хотела написать совсем обезличенную миниатюру. Как "Чёрный квадрат" Малевича. Но... вот, тот самый свет материнской любви в тексте заставил назвать героиню Светланой. Вы точно и тонко заметили.
   Ещё раз спасибо, Татьяна.
Ольга Немежикова[08.06.2017 12:31:14]
   Рецензия Ольги Немежиковой
   
   Свет далёкой звезды - установка на мотивацию к творчеству.
   Рецензия на рассказ Татьяны Буденковой «Сашка»
   
   Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженным!
   Стругацкие. Пикник на обочине
   
   Рассказ хорошо написан, хорошим языком, содержание не вызывает разночтений. Очень меня взволновал этот рассказ, но не в плане праведного гнева на предмет среды, которая, как в девятнадцатом столетии, не развивает, а заедает. Хочется двигаться в литературе, понимая, куда и зачем, во всяком случае, пытаясь в этом разобраться. А потому мои соображения по прочтению следующие.
   У меня тоже есть созвучные рассказы, читая которые, у самой опускаются руки. Я их пока нигде не выставляю — считаю, что и без меня хватает негатива. Но эпизоды, из которых они выросли, меня не отпускают, терзают душу, не позволяют смириться с безжалостной реальностью. Мне кажется, я должна найти способ как-то работать с «безнадёжной» темой, как-то давать ей жизнь, искать свет. Зло будет всегда, так уж устроено. И каждый человек может стать жертвой или борцом против этого зла. Чтобы бороться, надо научиться смотреть злу в глаза, называя вещи своими именами. Добро должно быть сильным, для этого нужны мышцы. Слова — это мышцы и надо учиться говорить о том, о чём даже слышать никогда бы не хотелось, не то видеть, но нас не спрашивают, чего бы нам хотелось, чего не хотелось...
   В рецензии на этот рассказ у меня сама собой поднялась философская проблематика творчества. Как работать с такими темами, чтобы не множить безысходность и уныние? Потому что работать с отрицаловкой надо, сама жизнь требует. Констатировать внешние её проявления художественным языком — труд, по моим понятиям, совсем невеликий: праведный гнев, он всегда наготове — льётся само.
   Ведь литература, она как заговор, но заговор работает лишь тогда, когда сложен словами как кирпичная кладка на крепком фундаменте, когда строитель владеет мастерством в полной мере и знает, что он строит: без дверей для входа и выхода здания быть не может, да и окна ему не помеха — для света. На самом деле я чувствую себя во многом беспомощной в таких жёстких темах, но мне бы хотелось научиться врачевать наш мир словом, добавляя веры, которой всегда не хватает. Вот мои рассуждения, не претендующие на истину, переполненные сомнениями, но движущиеся в поиске выхода из тупика, в поиске возможности не пасовать в этой жизни ни перед чем, для начала её принимая. Не в оранжерее живём, и дальше легче не будет, а нам здесь жить, это наш дом. Литература ни перед чем не должна останавливаться, всяким явлениям находить названия, уметь их описывать, и, самое главное, она призвана, мне кажется, идти сквозь туман, пробивая неведомую тропинку там, где никто не бывал, если это настоящая литература, а не игра в неё.
   
   Читать уголовную сводку, даже художественно написанную, может скоро надоесть — в этих местах заведомо нет позитива, но много безысходной тоски, особенно если сводка эта заглянула к тебе в душу дальше, чем просто праздное любопытство. Этот рассказ в душу заглянул, вызвал сострадание к семье злосчастного Сашки. Семья умирает на наших глазах: Сашка, не в силах справиться с пагубной страстью, залез в петлю. Странно, что он ещё не в местах, не столь отдалённых, но за этим недолго осталось, ведь всё, быстро оборачиваемое в деньги, из дома он уже вытаскал, а доза требоваться не перестала, и дальше только воровать, но воровать, опять же, надо уметь, ну да ломать не строить — оно быстрее движется, как и расплата за содеянное.
   Но гадать в данном случае о будущем героев — дело неблагодарное, по той простой причине, что в рассказе мы видим исключительно внешнюю картинку, которая не особо разгоняет фантазию и, скажем прямо, ничего душе не даёт — случай банальный и счастливы те, кого бог миловал, на пророка Сашка ещё не набрёл, и не факт, что набредёт, тропинка у него прямая и узкая, на ней пророки, прямо скажем, не особенно водятся.
   Но дух веет там, где хочет. Именно о духе хотелось бы почитать. Который бьётся. О духе той же матери. Но она, похоже, давно смирилась, матери очень сложно быть объективной в отношении сына. Однако под сыном в петле что-то в ней, ну, как читатель, я очень на это надеюсь, должно бы случиться, если она не умерла сама. Отец в рассказе совсем как тень, которая живёт едва не отдельно, что на самом деле вполне может быть, и раскрытие этого состояния тоже есть жизнь души, а не внешнее её описание.
   Да и Сашка в петле должен был переживать что-то, коль не удавился на отцовском ремне. (Кстати, не поняла, что за труба водопроводная, на которую он набросил ремень, откуда она взялась на потолке? В квартире ещё отыскать надо, на чём повеситься.) Ремень, он шансы-то оставляет, в отличие от верёвки, которую даже скрутить вполне можно — но тема именно отцовского ремня лишь «хвостом махнула», а далее автор не стал трудиться. Вот и читателю — чего зазря мучиться, гадать?
   Татьяна, помните, последний семинар Александр Григоренко всё повторял, что литература — это то, что исследует жизнь души? Понятно, мысль вечная, мудрая, но не грех её озвучивать снова и снова.
   На мой взгляд, литература и репортаж с места событий, кроме основ языка для повествования, ничего общего между собой не имеют. Нам рассказан, по сути, именно репортаж, внешняя картинка-зародыш, первичная посылка художественного произведения, которое само должно быть ни чем иным, как исследованием сути события, или хотя бы попыткой оного, или что-то около него, ради чего этот случай озвучен. Как раз те, кому предстоит стать наркоманами, её однозначно не прочитают, да и наркоманам она ничего не даст, как и людям, что вынуждены рядом с ними в одном доме жить. А вот с чего началось — это многим было бы интересно. Однако это «начало» трудно показать, очень трудно.
   Из троих героев поступок здесь совершает только Сашка — это тоже сюжетная линия для автора. Почему отец назывной, мать лишь страдалица? Они совсем на себя рукой махнули и давно ничего от этой жизни не ждут? Может, таки, смерти сына ждут, освобождения от напасти? Интересно, каким и откуда видится им «чудо», если видится? Почему отец с матерью всё ещё вместе живут, что их связывает, кроме жилплощади? Ведь сын тянет их тоже в петлю, в которую затянула среда — редчайший человек такой агрессивной среде способен противостоять, пройти горнило, в которое сам забрался из нам неведомых причин.
   Тема злободневная, но не раскрытая ни на йоту. От автора, понятно, никто решений данной ситуации не ждёт, тем более, хеппи-энда. Редко те, кто «вырвались», живут потом долго и счастливо. Но есть такое: чтобы кто-то начал жить, кто-то должен умереть, и эта идея продуктивна, во всяком случае, для литературы.
   Формально в рассказе всё устраивает. Содержание поверхностное, в этом месте автор не трудился, не заглядывал в душу своих героев — именно репортаж оттуда, если в том месте ещё хоть какое-то движение, вера, надежда, любовь, был бы безумно интересен.
   На самом деле, в обсуждении этого крошечного рассказа всплывают очень непростые вопросы: зачем мы пришли в литературу? Что хотим этим сказать, если хотим, а не просто говорим посредством именно такого самовыражения? Какие задачи ставит перед собой автор в конкретном тексте, что хочет разглядеть, что хочет понять? Что он сам ищет в чужих текстах? Что ищет в себе посредством литературы?
   Что лично мне как читателю не нравится в этом рассказе? Даже не безнадёжный тупик — я и сама знаю, что выход из подобных ситуаций мало кому светит. Не нравится то, что автор констатирует очевидные вещи, сам не пытаясь найти выход. Важна ведь попытка и усилия в ней. Пускай не наркомана — он, похоже, в этой истории самый сильный, сильный настолько, что даже автор подчинился его энергетике. Пускай попытка не родителей наркомана — они, похоже, давно никакие, и именно этим совершенно не интересны. А вдруг они были «какими»? Даже если с этими героями выход один — их оставить, как они есть, то имеет смысл двигаться в пространстве повествователя, внеположенного тексту. Солнце светить не перестало, птицы поют, цветы цветут и за зимой появляется весна — обратиться к вечному, к природе, которая над всем «этим» — как вариант. К тому же, не все тянутся к наркотикам, несмотря на их доступность и, казалось бы, абсолютность эффекта: человек «забывает» терзающие его проблемы, отныне проблема лишь одна — доза, это ему понятно — цель отныне ясна, да и результат устраивает, другое дело, что не держится «всерьёз и надолго». Где-то, в чём-то надо искать УСИЛИЯ — читать страдания и только одни страдания, это на узкого любителя. Тема наркомании, как и чумы, и войны — прекрасный фон для демонстрации усилий, тех самых, что заставляют выползать из старой кожи, из удобной системы ценностей, из всего того, о чём Ницше, и не только он, вся история человечества — всё о том же, по большому счёту.
   
   Однако по прочтении мне сразу захотелось написать что-то необыкновенно жизнеутверждающее вопреки! Пожалуй, именно к этому неизменно стремлюсь в своём творчестве, другое дело, всегда ли оно получается — выйти к свету, отыскать... Но даже сама попытка сдвинуться с места изнутри, а не за счёт внешних «спасителей» — денег, врачей, магов, служителей культа достойна усилий. Да и кто, кроме автора, передаст чувства, которые испытывают герои?! Это не гордыня, смею надеяться, это желание воспевать вечный процесс вечной жизни и позитивная установка на мотивацию к творчеству и к жизни. Никто за автора не будет искать свет, быть может, в том и предназначение — искать свет, даже там, где, казалось бы, найти его невозможно. Искать, чтобы найти и поделиться с теми, кто ищет. Ведь читатели в литературе ищут ответы на мучащие их вопросы, а не только сравнение с тем, что у кого-то хуже некуда или удовлетворения праздного любопытства. Многие читатели не за бытописанием обращаются к литературе, а к единственному источнику, где не теряют надежды найти ответы на свои вопросы. Конечно, не всё напечатанное есть литература. Литература — это то, что остаётся во времени и вне времени. То, что живое. То, что если не отвечает, то помогает искать — возрождает веру в жизнь, в человека в ней.
   Вспомним Чехова. Ведь там беспросветность лишь на первый поверхностный взгляд. Про Толстого и других классиков (Золя, Бальзак, да всех не перечислишь!) смело можно сказать, что они неизменно показывали две стороны медали, их мир никогда не был одноцветным.
   Даже если, как говорится, ничего невозможно сделать, надо, обязательно надо постараться дать хотя бы утешение... Кстати, именно долгие раздумья над этим маленьким рассказом Татьяны и подвигли меня на идею в безнадёжных случаях давать утешение хотя бы через реминисценцию, которая ...стоила этого ада, и герой не перемотал бы плёнку даже за ту цену, что вынужден платить. Другое дело, что надо быть убедительным, а это не по-детски сложно — много души придётся вложить, долго думать, ещё дольше сомневаться, идти, считай, наугад. Так что, буду надеяться, в пространстве этих рассуждений, многократно превышающих объём рассказа для обсуждения, кой-какие подвисшие свои рассказы смогу, таки, докончить со спокойной душой, что я, как автор, сделала всё, что смогла. Мы же авторы, а не репортёры с места событий! Так что я призываю искать жизнь — не может быть, чтобы она закончилась: никто за нас не будет искать свет.
   Свет, мне нужен в произведении хоть какой-то свет, иначе оно для меня мёртвое, о семье мертвецов. Неинтересно. Пусть мёртвые хоронят своих мертвецов. А литература всегда была и будет светом, даже если это свет далёкой звезды, видимой из безнадёжно глубокого колодца.
Буденкова Татьяна[08.06.2017 16:43:23]
   Маверик прав. Это всего лишь миниатюра, следовательно объём просто не позволяет вдаваться в излишние подробности душевных мук героев. Но я не ставила цель вывернуть их души наизнанку, по двум причинам: во-первых, стараниями автора можно заставить читателя умываться слезами, тема позволяет, но что пользы? Во-вторых, перегруз излишними подробностями, ничего кроме желания у читателя пробежать взглядом и читать по сути, не вызовет. Тогда зачем?
   Миниатюра сухой остаток этой проблемы. Ещё раз скажу, Маверик прав. Общий план, общая проблема. Вот такая страшная, безысходная проблема. "Луч света в темном царстве" наркомании - здесь материнская любовь. И почему семья, в которой сохраняется любовь и забота даже в такой тяжелой жизненной ситуации, мертвая? Не умерла материнская любовь. Через всю миниатюру дышит. Позитив? Какая-то надежда? Какая? Я разбиваю всякую надежду в первых строчках миниатюры:"Лечение в платных и бесплатных клиниках, походы в церковь, к магам и психотерапевтам, ничего, кроме долгов, не оставили." И это называется "мать опустила руки", не борется за сына?
   Писать обнадёживающую неправду проще и получается привлекательней, но банальная истина в данном случае торжествует: "горькая правда лучше чем сладкая ложь". Кто столкнулся с такой бедой - знает. Остальным - не дай Бог. Кому - новость, пусть заранее думают как предупредить, потому что в огне брода нет.
   Про отца, что можно написать в двух словах, возможных в миниатюре? Он есть, он не остаётся в стороне. Но как жить дальше - не знает НИКТО! Попробуйте ответить себе - что делать в такой ситуации? Честно, без избитых слов про воспитание и влияние улицы, про лечение и нравоучение, тем более, что всё это семья уже прошла! Нет выхода простого! Только по ходу жизни. А там как смогут, как ... даже не знаю, так и хочется написать - как Бог даст!
   Немного про самого Сашку. Как думаете, почему накинул петлю на шею? И снять не очень-то пытался? Он не гад, он любит свою семью, и чувствует их ответную любовь к нему не за какие-то заслуги, а просто потому что он их сын! Их ребёнок! Вот он вернулся, как его встретила мать? Про кого он спросил в первую очередь? И ему мучительно видеть, как он губит жизнь матери и отца. Но вырваться из этих "пут" он не в силах. И решает, пусть лучше один раз родители горе переживут, похоронив его, чем каждодневная мука! Только расписывать подобные психологические моменты - это не кашу маслом полить, а вместо масла солидола добавить. Читать будет просто невозможно. А потом у каждого читателя свой жизненный опыт, вот путь сами и думают, как следить за детьми, чтобы не дойти до жизни такой!
   Есть проблемы, которые никто не в силах решить поодиночке. Вот и одна отдельно взятая семья - не может. Это общегосударственная проблема.
   p.s. Хотя нет, я ошиблась! Есть в этом "царстве" свет - Свет Материнской Любви!
   Ольга, спасибо за такой подробный, детальный обзор! Перечитаю ещё не раз, вникая в подробности.
   С уважением, Татьяна.
Мария Гринберг[08.06.2017 18:26:39]
   Да, очень меткое сравнение.
   Вот так начнёшь, в самом деле, задавать себе вопросы" зачем мы пришли в литературу? Что хотим этим сказать, если хотим, а не просто говорим..."
   — и запахнет, пожалуй, солидолом от твоей каши?
Буденкова Татьяна[08.06.2017 19:50:25]
   Спасибо, Мария.
   Как там в гражданской лирике Некрасова? "Поэт в России — больше чем поэт. В ней суждено поэтами рождаться. Лишь тем, в ком бродит гордый дух гражданства, Кому уюта нет, покоя нет..."
   Стезя писателя не проще. Вот и задаём себе вопросы. Спрашиваем друг друга: так ли? Этак ли? Мучаемся сами, мучаем других. Но представьте на минуту: исчезла проза! Вот просто нет и всё! Нет миллионов миров и судеб рождённых писателями. Невероятно! Мир был бы совсем другим. И все мы были бы одинаковые, как белые чистые листы бумаги.
   Даже страшно представить! Ужастик какой-то: в мире исчезла проза. Нет писателей и никогда не было. :( Вот каким мог бы быть такой мир?
Мария Гринберг[09.06.2017 09:52:41]
   Чтобы исчезла вся проза — действительно, невозможно.
   Представить более лёгкий ужастик: смертный приговор поручику Достоевскому приведён в исполнение 22 декабря 1849 года.
   А зимой 1851 года в стычке с горцами убит юнкер Толстой.
   Вы думаете, нынешний мир был бы иным?
Ольга Немежикова[09.06.2017 11:53:56]
   Мария!
   Вопрос, конечно, интересный! Это невообразимо - русская и всемирная литература без Толстого и Достоевского! Эти имена постоянно повторяются в творчестве многих писателей двадцатого столетия. Не забуду, как прочла у Харуки Мураками о том, что книжный магазин без "Войны и мира", "Преступления и наказания" - газетная лавочка ("Норвежский лес"). Было, чёрт возьми, так приятно! Русских любят уже просто за то, что эти великие писатели - русские!
   Без них мы сами были бы, вероятно, хлипчее, что ли... И войны 1812 года у нас бы не было, Наполеона бы так и не прогнали... если бы Толстой пером не написал. Я к тому, что доброхотам и иже с ними не переписать русскую историю, которая намертво написана классиками, как и русский дух со всеми его метаниями и непредсказуемостью в ней увековечен.
Мария Гринберг[09.06.2017 13:25:14]
   Звучит вроде бы парадоксально — "не прогнали бы Наполеона в 1812 году, если бы не Толстой, родившийся 16 лет спустя"?
   Но, если подумать, доля правды здесь есть — знаем ведь мы не подлинную историю, а "намертво" (опять-таки великолепное определение!) написанное о ней классиками?
Ольга Немежикова[09.06.2017 16:35:26]
   В народе остаётся лишь то, что сохранила литература. Ведь теперь доброхоты не скажут, что Наполеону всего лишь надоела долгая русская зима!
   Дух народа и его история живут в литературе, как и в других видах искусства. Но литература, это корни, которые прорастают в вечное, это то, из чего можно вновь создать всё, воссоздать: писать музыку, картины, пьесы и их играть, снимать фильмы, черпать вдохновение и образцы для подражания, для настройки на высокое.
   Подлинную историю знают лишь специалисты - и это нормально, а народ (дух народа) живёт мифами, которые создаются и поддерживаются культурой.
   Конечно, хорошо, если люди пытаются что-то познать глубже, мне кажется, именно литература активно вызывает этот интерес. Потому что средство её - язык, художественная речь - инструмент для мышления, осознания и самоидентификации.
Ольга Немежикова[08.06.2017 21:05:30]
   Татьяна!
   Писать обнадёживающую неправду, понятно, проще - ещё проще! И глупее, конечно же. Первый о наркомании в СССР писал Чингиз Айтматов, когда пошёл в рост уже не "безобидный" кокаин. И у него со светом в "Плахе" всё в порядке - там есть, во что верить. И автор бился насмерть, искал выход самым радикальным образом, под флагом одной лишь веры. И потому "Плаху" будут читать и перечитывать - в ней пищи для души предостаточно.
   Мой личный взгляд на проблему наркомании - это судьба... Неизменно страшное испытание для семьи, для этноса - смертное испытание. Вроде чумы, холеры, когда нет ещё антибиотиков. И воспитание тут особой роли не играет.
   Параллельный пример: из восьми оставшихся в живых детей Льва Толстого работали лишь двое, кажется. Остальные вели праздную жизнь, которую мать, сама всегда вкалывающая, у своих детей очень даже культивировала - любила их... А Лев Толстой крепко страдал. Подумать только, пример ТАКОГО ПОДВИЖНИЧЕСТВА никакого влияния на сытых лентяев не оказал - нет пророков в отечестве своём.
   Как сказал, кажется, Макаренко, "если бы наука воспитание существовала, мы бы все воспитывали гениев". Но она не существует, и здесь влияет среда гораздо сильнее, чем даже кнут и пряник. Убери кнут и пряник - и среда восторжествует, за исключением тех, кому посчастливилось родиться независимыми - так звёзды встали.
   А сейчас насаждается психология потребительства при попустительстве государства, так что среда становится всё более агрессивной. Кстати, эту проблему в современном обществе крепко и ультражёстко пробил Мураками Рю - всё скотство наизнанку и романы читают (кто может, конечно - с них выворачивает, но молодёжь, как раз, читает и выводы делает).
   И ещё такое дело, что примеры в непосредственной близости для многих очень даже показательны. Так что несколько поколений - и общество самоочистится или придёт к какому-то устойчивому состоянию потребления галлюциногенов без экспансии, как это развернулось во время перестройки.
   Даже если у Вас миниатюра, а это сверхнебольшой рассказ, на мой взгляд, она совершенно сырая. Тем более, чем мельче форма, тем сложнее достичь эффекта содержания.
   Редкая мать не подставит плечо - тут Вы ничего нового на отыскали. Вы, Татьяна, вообще не искали - пересказали то, что знаете. Невелик труд с Вашим владением словом. А труд не вложен - и выхлоп тоже поверху. Как борьба с наркотой - назывная, всё больше, иначе бы не было в стране такого разгула этой беды. Ведь семье не под силу справиться с таким давлением жажды сверхнаживы. Делец чует, кого "подсадит", а кто соскользнёт, и он прибыль свою не упустит. Большинство семей, изнурённых выживанием и хоть каким-то соответствиям навязываемым "нормам потребления" просто не до разговоров по душам с детьми. Да и на Руси традиционно дети росли как трава подзаборная, по меткому выражению Салтыкова-Щедрина. Разве что выжившие дворянские линии сохранили какие-то традиции духовного общения. А в крестьянских семьях даже и не обедали за одним столом, вместе - и столов-то таких в избах не стояло - печка посреди пятистенки, общие столы для обеда - это всё выдумки кинематографа советского. Трудом семья сплачивалась, или ниществовала по лени. И то и другое было.
   Я к тому, что "обличать" без поиска хотя бы для живых хоть какого-то глотка воздуха - ни о чём. Все и так знают, что плохо, совсем плохо. Надо, необходимо показывать не только внешние картинки. Внешнее - оно вроде маскарада эпохи социализма.
   Мучения того же Сашки уже могли бы свет пролить хоть на что-то. Не факт, что он вешался по чувству вины, мог вешаться, чтобы прекратить невыносимые страдания жажды дозы.
   Вспомнила. У моей знакомой дочь резко завязала, лишь когда убедилась, что ВИЧ-положительна. Почему-то в этом месте ей стало невыносимо страшно, хотя по семь доз много лет вкалывала - семья очень богатая, они "не замечали" утечки огромных сумм денег, да и состояния девушки - в работе оба, как в дыму, были. А на героине можно сидеть всю жизнь. В этом месте - СПИД - многих пробивает. В этом месте - месте их страха и надо искать, так думаю. Получается, есть граница, где останавливается жажда дозы, даже доступной. Как бы воля у них на ином уровне просыпается.
   У другой знакомой дочь после десятилетнего опыта завязала в тюрьме - там чисто, нет доступа. Там и одумалась - их регулярно водят "на крокодилов" глядеть и эта профилактика очень даже работает. Но долго она потом тоже не жила, хотя уже никогда не кололась. А мать её билась с ней, билась... Как воду в решете носить: мать всё надеется, бережёт, а её садить надо было сразу, не отмазывать, может, и спасла бы. Жёсткая изоляция необходима, и не на один год, чтобы отвыкнуть успели и как следует жить захотели. И то не всем помогает. тут как чума - немногие выживают. Но кто выжил - уже пожизненно. Хотя, какая там жизнь, редко кто от чувства вины избавляется - оно уже добивает.
   Такие у меня мысли на эту тему больную.
Буденкова Татьяна[09.06.2017 21:34:47]
   А ВИЧ положительный Сашка со своей подругой родил здорового ребёнка и это была победа его матери. Только это уже другая история. Есть и такой рассказ.
   У каждого своё мнение. Я очень слабо верю в бывших наркоманов. Это скорее редкое исключение, чем правило.
   Не ставила я себе цель - подать надежду. К вопросу о надежде - в другом рассказе. А здесь показала как может быть плохо и скорее всего будет. И не обличала. Всем всё и так известно. Оно ведь в принципе о чём ни напиши, "ничто ни ново под луной". Но иллюзии оставлять, что попасть в такую западню не очень-то и страшно - желания нет.
   Замечательный ваш "Облик", интересно общаться.
Ольга Немежикова[10.06.2017 07:25:11]
   Татьяна, речь о том, что этот рассказ - просто уголовная хроника, пересказанная художественно, а не художественное произведение, над которым бился автор - содержание поверху, внешняя картинка. Бытописание и ничего больше. Если Вас устраивает уровень таких бытописаний (это филологические тексты, как филологические стихи - форма без особого содержания, подбор слов, за которыми ничего особо и не стоит - ниочёмки по пути - что вижу, то пою), то это обыкновенная графомания, а не усилие заглянуть в суть вещей.
   Есть форма, есть содержание. Вполне можно "работать" только над формой. Это нетрудно, это ремесленничество. Впрочем, тут и форма, всего-то, представлена адекватным языком, хотя пару символов общими усилиями мы нарыли: мать держит на плечах детину и детина в петле отцового ремня. Но эти символы без авторских усилий - Вы их сами не заметили и не развили - читатель не будет делать за Вас Вашу работу.
   Я к тому, что если хотите расти - необходимо пробивать содержание. Это труд уже не "материнской любви", которой всё сгодится, хотя дитятко уже не тешится, а вешается, это идти сквозь скалу, это пытаться понять и выразить чувства героев. Зачем дублировать газетную уголовную хронику или сплетни из автобусов и на лавочках? В этом какой-то смысл? Они имеют смысл, если сам автор в них что-то находит, а тут Вы ничего не отыскали, потому что не искали - готовое пересказали.
   
   Никакого света от любви попустительской матери в этом рассказе я не вижу, наоборот, как раз - тьма непроглядная.
   
   Татьяна, я понимаю, что очень трудно взглянуть на произведение со стороны. Авторская глухота свойственна всем, именно потому те, кто хотят расти, объединятся, чтобы эту глухоту преодолевать, начинать видеть своё произведение более объёмно. Но это - видеть с разных сторон и вглубь, очень больно, рождает больше сомнений, чем уверенности, и держать эти сомнения, чтобы проходить сквозь них, это как бить тоннель в гранитах, на это слишком многие не готовы. Лучше пойти к маме, которая восхитится искренне и окрылит своим восторгом! Другое дело, на что окрылит? К чему? К надежде, что " дух снизойдёт" и другие тоже воспоют? Но они не мама - их мнение надо оплачивать, хотя бы взаимным кукованием.
   
   Просто для меня как читателя, да и как критика, всегда актуальна проблема содержания, глубина содержания, факт труда автора над текстом. Текст должен либо вибрировать от сомнений, что всегда волнительно и ты тоже включаешься в это пространство, если оно и тебя волнует, либо текст уже гармоничен - автор СДЕЛАЛ, и ты обмираешь от восторга при восприятии этого произведения искусства.
   
   Если бы я не рецензировала Ваш текст, честно скажу, я бы не то, чтобы его стала перечитывать, вообще больше ничего бы читать не стала - мне неинтересна констатация банальностей типа "война - это преступление". Интересны не общие слова, а души людей: их чувства и мысли, психологизм интересен - внутреннее состояние. Но я обязана, раз взялась за рецензию, донести свою точку зрения и обосновать. Другое дело, вполне понимаю, что чужое мнение входит в сознание постепенно, мы истово сопротивляемся и не желаем меняться.
   Опять же, согласна с тем, что большинство авторов углубляться не способны по сути своей - им дана лишь внешняя картинка, у них и ресурсы-то отсутствуют ИДТИ ДО КОНЦА, как идёт в своих текстах наша Мария Гринберг, снимая всякие гуманистические барьеры, что неизменно меня восхищает. Здесь свет появляется уже от факта титанического усилия самого автора - текст просто вибрирует от усилия этого и в вибрации этой стоит как колосс, готовый рассыпаться от лучика твоей любви и веры, потому что пройдено до конца - ПОЗНАНО. Ты видишь явственно, где животное, а где человеческое. Опять же, если видишь - видеть это тяжело с непривычки, нужны мускулы, надо быть взрослым. У Марии - хоррор, для взрослых. А у Вас получилось для детей - однозначно: вот хорошо, вот плохо. Мне бы хотелось эту разницу и донести, показать.
Буденкова Татьяна[10.06.2017 17:32:28]
   По-моему, Ольга, мы просто говорим с вами на разных языках. Кстати к уголовной хронике сей эпизод не имеет никакого отношения. Нет состава преступления.
    Вы же понимаете, что каждый автор имеет собственный взгляд на те или иные ни только сюжеты, но и их подачу. В этом и состоит великое разнообразие творчества. А то ведь вон, есть программа, которая по всем литературным канонам напишет на любую заданную тему грамотно и правильно. Каждый выбирает для чтения произведения в соответствии со своим мировоззрением. Поэтому ничего удивительного в вашем, или какого-либо другого человека, не желании читать другие мои рассказы, а уж Боже упаси, романы, не вижу. Я, например, не читаю фэнтези, ну просто терпеть не могу! Однако фэнтези пишут очень многие талантливые авторы. И есть множество других людей, которым это интересно. И было дело, приходилось рецензировать крупные романы, ну да, фэнтези. И рецензия на роман "Бод", вот теперь навскидку автора не вспомню, была в высшей степени положительной, хотя не моё это, не моё.
    Конечно, рецензент должен высказать свое мнение. А уж останется автор глух с его замечаниям или воспримет их к действию - авторское право.
   Так что не обижайтесь, Ольга, но мне менять себя и свой взгляд на мир, а отсюда и на литературу, на то что я делаю, несколько поздновато, сформирован давно и жестко.
    Очень похоже, что в "Облике", где вы хозяйка, я не совсем ко двору. Поэтому предлагаю, если вам будет интересно моё мнение о каком-либо произведении - сбросьте ссылку на почту. В любом случае я вынесла нечто полезное для себя от от общения с вами. Иной перспективы плотной работы - не вижу.
   С уважением, Татьяна Буденкова.
Ольга Немежикова[10.06.2017 20:29:20]
   Татьяна, дорогая, не горячитесь!
   Да, со мной тяжело работать - меня бесят тексты, которые мне кажутся слабыми (а таковых по жизни подавляющее большинство), не знаю, почему, но так было всегда, ещё со школы, я и с советской программой сходилась не по всем канонам и многое читала, скрипя зубами от ярости.
   При том, что свои тексты в бытность текущую бесят меня в первую очередь невысоким уровнем, и, если честно, постоянно их перетрясаю и постоянно осваиваю что-то новое, ну да я в самом начале пути, а учиться писать необходимо всю жизнь! В этом месте предела совершенству быть не может!
   
   Так думаю: пусть лучше каждый говорит то, что чувствует в тексте, как им прочитано, без всякой скидки, тогда будет толк от работы.
   Единственное условие - без оскорблений.
   За одного битого двух небитых дают.
   
   В "Облике" нет хозяев - мы собрались, потому что хотим искать и двигаться, потому что автору необходимо ПРОЧТЕНИЕ людей, которые читать тебя готовы и трясти при этом как грушу, потому что их чутью ты доверяешь. Потому что необходимы реальные указания на проколы с пояснениями, а не подтверждение уже достигнутого и "спасибо"...
   На вершину всякий раз приходится восходить заново, и каждое новое произведение - тёмный лес, а не петли всё по тому же полю.
   
   Вполне допускаю, что я неправа, вполне. Любой имеет право на ошибку. Святая обязанность автора - отстаивать свои убеждения, кто бы что вокруг не говорил. Обиды - это глупости и ничего более. Внутренняя работа - дело не быстрое, но капля камень точит.
   Тем не менее, мне странно слышать, что Ваше отношение к собственным текстам сформировалось.
   Зачем тогда вообще рецензии?
   И стоит ли искать что-то в том, что "давно и жёстко" ясно?
   До такой степени, что даже нет к читателям вопросов.
   А у меня всегда вопросов этих миллион!
   Потому что всё под сомнением, особенно в собственных текстах.
   И потому что всегда хочется прыгнуть выше, чем до сих пор получается.
   
   Уважаемая Татьяна, предлагаю не горячиться.
   Автор Вы замечательный, предел прочности показался мне более чем устойчивым, разбирала без скидок - неужели в Вас ошиблась???
   Да, где-то палку перегибаю, но где-то и попадаю! Ну, не рождена я учительницей начальных классов "давно и жёстко"...
   Сопли и слюни обидчивых авторов мне отвратительны, а вот романтизм с идеализмом близки весьма и весьма, а ещё я верю в усилия.
   Искренне считаю, что тепличным цветам делать в литературе нечего - её могут делать только волы, как сказал Бальзак. И предпочитаю воинов домохозяйкам. На войне как на войне!
   
   Оставайтесь, Татьяна! Уверена, что с нами Вы многое увидите в своём творчестве - то, что никогда, может, и не видели! А оно дорогого стоит и, уж точно, не стоит пустых обид. А мы от Вас узнаем о своих текстах явно что-то новое, увидим их иначе и взбодримся не по-детски. Вы ведь из тех, кто говорит то, что думает, а это очень и очень редкая способность во все времена.
   Как по мне: пускай любой говорит, что считает нужным - всегда отфильтрую!
   Дохлую собаку не пинают, а меня пинают всю жизнь - значит, живая!!!
   И я пинаю лишь того, на кого не жалко тратить усилия. Я редко что берусь рецензировать. Только лучшее, то, что меня увлекло и удивило! Восхитило! Ваш рассказ на семинаре мне очень и очень понравился! Без ложной скромности скажу, что он поразил моё воображение! Да, вкусы не совпадают у людей, и это совершенно нормально, но канонические требования к текстам актуальны во все времена! Смею надеяться, что в "Облике" мы не занимаемся вкусовщиной, местничеством, а в меру сил стремимся оценить достигнутое и указать на недостатки. Проблема в одном - в желании самого автора двигаться, а не получать "спасибо за удовольствие", хотя и оно актуально, если на самом деле удовольствие.
   Извините за всё, что вышло не так. Ей-богу, хотела как лучше, чтобы наверняка, и Вы бы убедились, куда заглянули, чтобы, действительно, впустую воздух не молотить. А может, это Вы нам проверку на вшивость устроили? Почему нет? Обычная практика - разведка боем.
   С уважением, Ольга.
Мария Гринберг[11.06.2017 13:30:21]
   Действительно, стоит ли делать окончательные выводы из-за одной короткой разборки одного короткого рассказа?
   Наверняка найдётся у нас ещё много о чём поспорить?
   Я. например, льщу себя надеждой получить Вашу, Татьяна, рецензию на мой рассказ.
Буденкова Татьяна[11.06.2017 17:27:50]
   Спасибо, Мария, за доверие. Сбрасывайте ссылку на почту, напишу. Или возможно, что следующая встреча будет с вашим произведением?
   С уважением, Татьяна.
Буденкова Татьяна[11.06.2017 17:24:01]
   Ну что вы, Ольга? Какая проверка "на вшивость"? Имела возможность познакомиться с вами на семинаре, что называется "в живую". Вы произвели на меня впечатление человека увлечённого, интересного. Литературная критика дело сложное и неблагодарное. Не каждому по силам. А вы организуете работу такой студии. На мой взгляд - это важное, серьёзное дело.
   А вкусовщина в литературе была, есть и будет. Неистребима, поскольку пишем не для профессионалов, а для общей массы людей. Значит, сколько читателей, столько вкусов и соответственно, мнений.
   Другой вопрос, что мои взгляды не только на реально происходящие события, но и на их литературное отражение, в большинстве случае не совпадают даже с очень уважаемыми мною людьми. В таком случае выясним у кого какие мысли, и остаёмся каждый при своём мнении. Но польза от общения - несомненна.
   Литературные каноны, это как золотое сечение, оно прекрасно, идеально, но сколько удивительных созданий в мире не соответствуют ему и от этого не теряют своей привлекательности и значимости для людей?
   Так что с интересом жду встречи с работой следующего автора.
   С уважением, Татьяна.

 1   2 

Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов