Приглашаем к участию в Литературном конкурсе коротких прозаических миниатюр! Конкурс организован при участии кабинета литературной критики Яна Кауфмана.
Тема дня
Cолнечный рыжик
Или как нам проявить свой талант








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный критик Ян Кауфман
Кабинет критика
Диалоги с критиком. Вопросы и ответы
Литературный конкурс
Буфет. Истории
за нашим столом
Багряно-медная пора
Представляем членов Воронежского Регионального отделения МСП "Новый Современник"
Ольга Одинцова
Запоздалая любовь
Елена Свиридова
Легенда Арагона
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Встречи. Студия поэзии
Автор:Ольга Немежикова 
Тема:Встреча №42. Александр Кабанов. Подборка стихотворенийОтветить
   Уважаемые дамы и господа! Студия Поэзии Литературной мастерской «Облик» приглашает авторов и гостей портала на ВСТРЕЧУ №42 с поэзией Александра Кабанова!
    В мастерской «Облик» (АССОЛИТ http://litset.ru/index/0-93) собрались авторы, желающие работать по примеру легендарной «могучей кучки»! В первую очередь, мы хотим вдохновлять друг друга своими произведениями и в процессе обсуждения делать их еще лучше! Хотим открывать новые перспективы для личного творчества в диалоге! Будем рады, если для кого-то из вас наша работа так же станет источником вдохновения!
    «Что есть дорога? Дороги нет! Вперед, в неизвестное!» Гете
   
    Состав Студии Поэзии (в скобках указана текущая очередность рецензирования):
    1. Блинов Андрей (4)
    2. Вдовин Николай (5)
    3. Карапетян Наринэ (7)
    4. Кастрель Дмитрий (1)
    5. Лунева Наталия (6)
    6. Немежикова Ольга (2) - ведущий
    7. Сташевска Инга (3)
   
    Подробную информацию о нашей деятельности вы можете получить в разделе "О мастерской". Пожалуйста, читайте — Андрей Блинов изложил наши принципы коротко и ясно! Но если у вас появились вопросы — мы на них ответим прямо в заседании!
   
    Сегодня мы говорим о подборке замечательных стихотворений Александра Кабанова, сделанной для нас Наринэ Карапетян!
   
      Чертополох обнимет ангелополоху,
      вонзит в нее колючки и шипы,
      вот так и я – люблю свою эпоху,
      и ты, моя эпоха, не шипи.
      
      Смотри, через плечо, на эти рельсы:
      как пальмовое масло пролилось,
      и Аннушку Каренину – карельцы
      ведут к путям, промасленным насквозь.
      
      Ревет состав, заваливаясь набок,
      а вслед за ним ревет другой состав,
      и в этом деле важен только навык,
      азартный ум и воинский устав.
      
      Когда вернусь в Карелию-Корею –
      возьму планшет, прилягу на кровать,
      как хорошо, что я еще умею
      любить тебя и деньги рисовать.
      
      ***
      В саду вишневом, как на дне костра,
      где угольки цветут над головою,
      лишь фениксы, воскресшие с утра,
      еще поют и поминают Гойю.
      
      Меж пальцев — пепел, так живут в раю,
      как мне признался кореш по сараю:
      «Вначале — Богу душу отдаю,
      затем, опохмелившись, забираю…»
       
      Причудлив мой садовый инвентарь,
      как много в нем орудий незнакомых:
      взмахнешь веслом — расплавится янтарь,
      высвобождая древних насекомых.
       
      …гудит и замирает время Ц,
      клубится время саранчи и гнуса,
      распахнута калитка, а в конце
      стихотворенья — точка от укуса.
       
      Подуешь на нее — апрель, апрель,
      гори, не тлей, не призывай к распаду,
      и точка превращается в туннель —
      к другому, абрикосовому саду.
      
      
      ***
      Я прибыл в ночь на поезде саврасом,
      безумец круглый — в поисках угла,
      кувшин, обросший человечьим мясом:
      о, как моя десница тяжела.
      
      В карьере мраморном раскинулась деревня,
      чьи улицы прорезаны в толпе,
      здесь каждый житель — извлечен из кремня
      и вскормлен, словно памятник себе.
       
      Поскольку под рукой материала
      на всех не хватит — вскоре порешат,
      что и природа — часть мемориала:
      от южных гор до северных мышат.
       
      Ржавеют птицы, заливаясь щебнем,
      в молочных ведрах киснет купорос,
      а я — смеюсь, вычесывая гребнем
      бенгальский пепел из твоих волос.
       
      Строительство имеет много магий,
      краеугольный камень — хризолит,
      и здешний воздух — воспаленный магний:
      от слов — искрится, в музыке — горит.
       
      Но ты не слышишь, обжигаясь в древнем
      высоком сне, как глиняный Колосc,
      покуда я вычесываю гребнем
      бенгальский пепел из твоих волос.
      
      
      Аккордеон
      
      Когда в пустыне на сухой закон —
      дожди плевали с высоты мечетей
      и в хижины вползал аккордеон,
      тогда не просыпался каждый третий.
       
      Когда в Европе орды духовых
      вошли на равных в струнные когорты,
      аккордеон не оставлял в живых,
      живых — в живых, а мертвых — даже в мертвых.
       
      А нынче он — не низок, не высок,
      кирпич Малевича, усеянный зрачками,
      у пианино отхватил кусок
      и сиганул в овраг за светлячками.
       
      Последний в клетке этого стиха,
      все остальные — роботы, подделки,
      еще хрипят от ярости меха
      и спесью наливаются гляделки.
       
      А в первый раз: потрепанная мгла
      над Сеной, словно парус от фелюки...
      ...аккордеон напал из-за угла,
      но человек успел подставить руки.
      
      
      ***
      Мой милый друг, такая ночь в Крыму,
      что я — не сторож сердцу своему,
      рай переполнен, небеса провисли,
      ночую в перевернутой арбе,
      и если перед сном приходят мысли,
      то как заснуть при мысли о тебе?
       
      Такая ночь токайского разлива
      сквозь щели в потолке неторопливо
      струится и густеет, августев,
      так нежно пахнут звездные глубины
      подмышками твоими голубыми;
      уже, наполовину опустев,
       
      к речной воде, на корточках, с откосов —
      сползает сад — шершав и абрикосов,
      в консервной банке — плавает звезда,
      о, женщина — сожженное огниво:
      так тяжело, так страшно, так счастливо,
      и жить всегда — так мало, как всегда.
       
      * * *
      Янтарь гудел, гудел и смолк:
      смола устала от беседы,
      и сердце, как засадный полк –
      замрет в предчувствии победы.
      
      И отслоится береста –
      сползая со стволов обойно,
      моя коробушка пуста,
      полным-полна моя обойма.
      
      Янтарь истории гудел,
      тряслись над кассою кассандры,
      а у меня так много тел:
      браток, пора менять скафандры.
      
      И к бластеру, и к топору
      опять зовет комбат Исайя,
      да, я – предам тебя – умру,
      своим предательством – спасая.
       
      * * *
      Мой глухой, мой слепой, мой немой — возвращались домой:
      и откуда они возвращались — живым не понять,
      и куда направлялись они — мертвецам наплевать,
      день — отсвечивал передом, ночь — развернулась кормой.
      
      А вокруг — не ля-ля тополя — заливные поля,
      где пшеница, впадая в гречиху, наводит тоску,
      где плывёт мандельштам, золотым плавником шевеля,
      саранча джугашвили — читает стихи колоску.
      
      От того и смотрящий в себя — от рождения слеп,
      по наитию — глух, говорим, говорим, говорим:
      белый свет, как блокадное масло, намазан на склеп,
      я считаю до трёх, накрывая поляну двоим.
      
      Остаётся один — мой немой и не твой, и ничей:
      для кого он мычит, рукавом утирая слюну,
      выключай диктофоны, спускай с поводков толмачей —
      я придумал утюг, чтоб загладить чужую вину.
      
      Возвращались домой: полнолуния круглый фестал,
      Поджелудочный симонов — русским дождём морося,
      это низменный смысл — на запах и слух — прирастал
      или образный строй на глазах увеличивался?
      
      * * *
      Хмели-сунели-шуме­ли,­­ хмели-сунели-уснули,­­­
      и тишина заплеталась, будто язык забулдыги,
      к нам прилетали погреться старые-добрые-пули,
      и на закате пылали старые-добрые-книги.­­­
      
      Крылья твои подустали, гроздья твои недозрели,
      йодом и перламутром пахнут окно и створка,
      хмели мои печали, хмели мои б сумели,
      если бы не улитка — эта скороговорка.
   
   Наринэ Карапетян: нравится мне у Александра Кабанова классическая форма с откровенно отвязанным содержанием. Метафоры просто под дых, и, что называется, взяты из подручных материалов. Вообще загадка, почему очень часто стихи о высоком не трогают, а вот такие, без всякого позерства, строки сильно изуверившегося человека цепляют за живое.
      Я понадергала из его журнальных публикаций за последние год-два те, что мне приглянулись.
      
   Ольга Немежикова: Наринэ предложила мне сделать отборку из предложенных стихотворений, но лично мне все они показались интересны. Давайте поговорим каждый о том, что его особенно зацепило, потому что стихи очень запоминающиеся. В чём же их тайна?
   
   Приглашаем всех авторов портала с гостевыми рецензиями, в том числе во время самой встречи!
   Всегда рады вашему вниманию!

 1   2 

Дмитрий Кастрель[16.11.2016 14:42:45]
   О!.. Э-э... Ну,.. Такие стихи, по-моему, приятно даже просто выставлять на обозрение, а не токмо с восхищением читать (и писать!). Наринэ, так?
   Здесь поэзия занимается своим прямым делом: роднит всё со всем, причём изящно, влёгкую. Собственно, поэтический дар - это и есть ощущение цельности мира. Через простое соседство слов. Без модных метафорических ребусов.
   Вот элементарная строка: "Такая ночь токайского разлива..." - насколько же она полна и плотна, и свободна, как выдох. И таких - почти все!
   Наверное, вернусь ещё что-нибудь сказать. Ошарашен (в хорошем смысле).
Наринэ Карапетян[16.11.2016 20:27:21]
   Дмитрий, как здорово Вам удалось выразить: "Здесь поэзия занимается своим прямым делом: роднит всё со всем, причём изящно, влёгкую." Впадина неба и подмышки любимой, которая, говоря словами Джойса, "маленькие мои небеса". Ваш пост даже дополнять ничем не хочется - настолько он законченно передает основное впечатление от стихов Кабанова...
Дмитрий Кастрель[17.11.2016 17:51:45]
   Знаете, я всегда нацеливал себя на точную информацию в стихе. Ну, такой мой для себя выбор. При том, что поэзия, по преимуществу, давала информацию расширяющую. Примеры были впечатляющими. Хотя бы "Большая элегия..." Бродского. Тут я несколько смутился прямолинейностью этого расширения, но принял безоговорочно сам принцип. В дальнейшем Бродский вообще не плошал.
   Потом пошли "расширители" вообще неизвестно куда, типа: "я вздрогнул - и альфа Центавра сробела".
   У Кабанова всё с расширением в порядке. Всё близко, понятно и (извините) красиво.
Ольга Немежикова[17.11.2016 18:23:22]
   Дмитрий! Разве я говорю, что - некрасиво?! Красиво! Но, такое впечатление, что можно одну рюшечку оборвать - другую пришить, вот я о чём! Не везде, понятно!
   Ну, бог с ним!

 1   2 

Информационное сообщение
Анкета Делегата
Информация и новости
Повестка дня: форумы
Удостоверение Делегата
 
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Кабинет критика
Яна Кауфмана
Кабинет критика Евгения Мирмовича
Кабинет критика
Ольги Уваркиной
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Региональные отделения МСП "Новый Современник"
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"