Клуб Красного Кота
Конкурс юмора. Этап 4








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Буфет.
Истории за нашим столом
ПОЭТЫ-ФРОНТОВИКИ
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Мексики
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Встречи. Студия прозы
Автор:Ольга Немежикова 
Тема:Встреча №10. Мария Гринберг. "Ивушка"Ответить
   Уважаемые дамы и господа! Студия Прозы приглашает всех авторов и гостей портала на ВСТРЕЧУ №10 с Марией Гринберг!
    В Литературной мастерской «Облик» (АССОЛИТ http://litset.ru/index/0-93) собрались авторы, желающие работать по примеру легендарной «могучей кучки». В первую очередь, мы хотим вдохновлять друг друга своими произведениями и в процессе обсуждения делать их еще лучше! Хотим открывать новые перспективы для личного творчества в диалоге! Будем рады, если для кого-то из вас наша работа так же станет источником вдохновения!
    «Что есть дорога? Дороги нет! Вперед, в неизвестное!» Гете
   
    Состав Студии Прозы (в скобках указана текущая очередность рецензирования):
   
    1. Гринберг Мария (3)
    2. Маверик Джон (2) John Maverick
    3. Немежикова Ольга (1) - ведущий
   
    Подробная информация о нашей деятельности изложена в разделе "О мастерской". Пожалуйста, читайте — Андрей Блинов изложил наши принципы коротко и ясно! Но если у вас появились вопросы — мы на них ответим прямо в заседании!
   
    Сегодня рецензируем потрясающий рассказ Марии Гринберг "Ивушка" http://litkonkurs.com/index.php?dr=45&tid=346453
   
    Мария Гринберг: насколько достоверной представляется моя историческая реконструкция, какие чувства вызывают герои?
   
   Приглашаем авторов портала с гостевыми рецензиями!!!
   Всегда рады вашему вниманию!!!!
Ольга Немежикова[03.09.2015 06:36:03]
   Рецензия Джона Маверика
   
   Насколько достоверной представляется моя историческая реконструкция, какие чувства вызывают герои?
   
   „Неужели это кому-то интересно?“ - спрашивает автор в самом начале рассказа и показывает нам такую глубину человеческого падения, что глубже, казалось бы, и некуда. Солдат, попавший плен и прошедший через концлагерь присягает «бороться против большевизма, в союзе с Германией, под главным командованием Адольфа Гитлера». На этот поступок его толкнуло, очевидно, желание спасти свою жизнь, а, может, и не только... Может, и правда, хотел «бороться против большевизма»?
   Но очень быстро из большого предательства вырастает — малое, а может, и наоборот, еще более страшное, огромное, личная вина, которую невозможно загладить. Он расстреливает девушку, которую когда-то любил. Ни за что. Вместе с ее грудным ребенком. А перед тем, как расстрелять — садистски избивает, хотя этого от него вроде бы и не требовали, по собственному почину.
   Мук совести ГГ не испытывает — во всяком случае, описано так, как будто совершенное его не мучает.
   Насколько достоверной представляется историческая реконструкция? Ощущение такое, что автор знает, о чем пишет. Если и есть какие-то исторические неточности, то я не в курсе.
   А герои? Конечно, расстрелянная мать вызывает острую жалость... Я задумался, кто же все-таки нарратор, обычный человек, оказавшийся в трудных условиях? Элементарно малодушный? Или он социопат, изначально лишенный способности сострадать? Почему-то кажется, что второе.
   И вот, через много лет после войны, отсидев за свое предательство, возвращается в родной поселок. А там...
   «...на здании сельской администрации — трёхцветный флаг. Тот же, что когда-то реял над нами».
   Без комментариев.
Ольга Немежикова[03.09.2015 06:36:43]
   Рецензия Ольги Немежиковой
   
   Я — Иван Семёнович Векшин. Двадцать четвёртого года рождения. Русский. Из крестьян. ГГ — среднестатистический­ гражданин, судя по представлению. На момент повествования ему исполнилось 88 лет. Почтенный возраст. В восемнадцать лет ГГ призвали и отправили на фронт — пороги военкомата он не обивал. Что ж, дело, действительно, обычное. Ни в какие времена все поголовно на фронт и не рвались. Тем не менее, во время войны обычно просыпается то, что в мирное время дремлет — патриотизм. Но рассказ «Ивушка» совсем не об этом.
   Скоро Иван попадает в плен, концлагерь и там вступает добровольно в ряды бойцов Вооруженных сил народов России.
   Аллюзию к трехцветному флагу и аллюзией-то не назовешь — нон-фикш. Идея рассказа о том, что рыба гниет с головы – под непосредственным влиянием командира роты, капитана Волка, и случились описанные события. Не будь война, и прожил бы человек тем, кем родился — простым «крестьянином», таким же, каким и стал после войны. Тем не менее, есть такое, было и всегда будет — не всем нужна жизнь за такую цену, не все и «вступали». Всегда были, есть и будут люди, способные оправдать все, что угодно. Всегда были и другие люди — которые поступают по обстоятельствам, не теряя человеческого лица — обстоятельства могут быть выше, но себя они в них не оправдывают. И нет сомнений, на ком держится земля, у меня, по крайней мере, таких сомнений нет. Суд... Суд всегда внутри. Тот, что снаружи, немного стоит.
   Кто бы сомневался - люди с чем только не живут. Кто-то птенчика случайно задавил, не приметив, и простить себе не сможет, живодером себя считая, пусть и поневоле, а кто-то доживает до седин, умирая своей смертью, имея за душой такое, о чем и подумать страшно... Их внутренний мир и исследует Мария Гринберг, пытаясь понять — как живут они среди людей, с чем живут. Описывает и взывает «влезть в шкуру», к прощению слабости человеческой — к страху смерти. Или к тому, что за ним стоит, но нашему постижению, вполне возможно, не поддается...
   
   Кратко укажу детали, привлекшие внимание при чтении, подвигающие от поверхностного восприятия к размышлениям.
   Капитан Волк не верит ни единому слову. Волк — тотемное животное. «Воплощение свободы, силы и неукротимой воли. Символ мужского начала. Традиционный мотив культа волка — оборотничество». (Характеристику образа Волка списала с календаря, который висит у меня на стене. Сентябрь в нем посвящен Волку.)
   Близняшки, Данка и Динка — Данара и Динэра, родились на десятилетие Октября, вот и придумал им отец со своими друзьями-комсомольца­ми­ такие чудные имена: «Да здравствует наша революция!» и «Дитя новой эры».
   На стене в бывшем кабинете директора школы висит царь-мученик Николай Второй с дочерьми…
   Она права… Но нельзя давать потачки. А то завтра все откажутся, у всех дети. Капитан Волк за саботаж приказывает расстрелять Марию.
   Далее вступает в повествование традиционная тема первичного «падения души» - ревность и обиды. Маша предпочла Ивану более, как ему казалось, успешного соперника. Хотя вполне возможно, что девушка почувствовала нечто зловещее в первом своем избраннике. Впрочем, об этом мы можем лишь догадываться.
   Мать мужа Марии односельчане понасердке и оговорили: припомнили былое, как раскулачивала. Отплатили активистке, отлились ей бабьи слёзы...
   Как и все в рассказе, лаконична сцена расшифровки наименования.
   — Ивушка!
   …Только она звала меня так, это был наш секрет… И как там, в невозвратном мирном далёке, я ощутил трепет её сердечка — Мария прильнула ко мне, смотрела снизу в страхе и безумной последней надежде… Сами собой мои руки легли ей на плечи. Она всхлипнула и спрятала лицо на моей груди.

   Немногословно и толкование ГГ своего выбора.
   Ничего против него я не смогу. Нет воли. Владел ли он гипнозом, или какой-то другой чертовщиной? Тот его взгляд сломал меня. И мы во власти зверя…
   Иронически улыбаетесь… Пытаюсь оправдаться, сочиняю сказки про гипноз? А на деле — просто струсил? Понимайте, как хотите. Не приведи вам такого.

   Всколыхнувшееся было чувство мгновенно отреагировало «по обстоятельствам». Зверь своею властью — волей - Ивана, воспитанного в наивно-реалистическо­м­ духе, сделал зверем. Перерождение случилось мгновенно, будучи подспудно подготовлено самой средой и пассивным ее восприятием.
   Карма воина — война. Но, по определению, достоинство воина - не зверствовать в убийствах. Наоборот. Его дело — убивать себе подобных мгновенно и безболезненно. Демонстрация садизма, насаждение страха в души тех, кого заставляют участвовать в ритуале, в том числе и его наблюдая — удел зверя. Не зря существует такое разделение: человек и зверь...
   — Ивушка… Родненький!
   Но нет жалости. Лишь злоба. Обречённая — тащишь меня за собой в могилу?
   Сука! — я ударил её сапогом в живот.

   Полуживая, Маша кинулась на плач ребенка.
   На миг я застыл, ошеломленный. Потом…
   …Да, конечно, мог бы вам сказать: себя, мол, не помнил. Но что врать? Нет, понимал я, что делаю, когда выхватил из открытой кобуры бульдог и направил в напряжённую струной тонкую спину…

   Далее следует хладнокровно описанная сцена зверского убийства.
   Первая затяжка, как возвращение к жизни. Да, я сделал это, чтобы выжить. И буду жить.
   Встреча с матерью Маши. Белая как смерть, но с сухими глазами, стояла над телом дочки красная командирша. Молчала. Смотрела на меня, странно, будто жалея.
   Дальнейшая судьба ГГ так же скупа на описания. Но это лишь придает содержанию убойную силу.
   Отступал вместе с вермахтом. Потом дезертировал. До конца войны и почти два года после скрывался под чужим именем. Но мир тесен, и слишком много осталось живых свидетелей…
   На суде не пытался вилять. Бесполезно.

   (…)тридцати восьми лет я вышел на свободу.
   На одной из строек встретил девчонку-детдомовку.­ Сорок девять лет мы вместе. Выучили, поставили на ноги троих сыновей. Дождались пятерых внуков. И за всю жизнь ни разу словом не обмолвились о войне.

   Картина мирной жизни. А прошлым летом что-то защемило: захотелось перед уходом ещё раз увидеть родные места… Поехали со старшим внуком на его «Майбахе».
   Не на «Москвиче» пылят по дороге дед с внуком.
   Подошёл к обветшалому обелиску. Уже едва различишь имена.
   (…) И рядом, на здании сельской администрации — трёхцветный флаг. Тот же, что когда-то реял над нами.
   
   Я спокоен.
   С людским судом счёты покончены. Попам никогда не верил. И какой ещё можно придумать ад — страшнее того, что я прошёл на земле?
   …Лишь одного боюсь там. Услышать…
   Как никто и никогда больше не называл меня:
   «…Ивушка…»
   Неужели — простит?
   Спасибо, что слушали.
   Мира вам.

   
   Рассказ Марии Гринберг лишь в первичном восприятии может вызвать отторжение и гневный протест. ГГ Иван Векшин выбрал жизнь — под волками. Под гипнозом. Далее - без иллюзий.
   Но есть одно «но». Каждый в час испытаний входит с тем, что он уже есть. Не все поддаются гипнозу, не все поддаются вербовке. Не поддаются этому те, кто успел пострадать от волков непоправимо — они мстят. И не только они не поддаются.
   
   Мария Гринберг: насколько достоверной представляется моя историческая реконструкция, какие чувства вызывают герои?
   Написано вполне убедительно при полном осознании авторского вымысла. В любой армии во все времена такое могло случиться. Но страшна не описанная мясорубка, а препарированная природа человека. Священный ужас реальности, кидающий свет не только на исторический контекст — именно от этого стынет кровь в жилах. В реальности с трудом представляю, как человек, пройдя такое, мог вернуться к мирной жизни «как не было». Впрочем, как раз об этом рассказ умалчивает. Мы не знаем — каково ему было.
   Открытый финал силен... Действительно, боится... Потому и поехал в родные места перед тем, как уйти. Боится, потому как себя-то он не простил... Именно потому и спокоен. А на земле его ничто уже не пугает... Возможно, именно потому он второй раз дезертировал.
   Во все времена лишь единицы способны подняться над своей природой — они и становятся героями, чаще всего, безымянными... В годину испытаний побеждает тот, у кого этих единиц оказывается больше.
   Хотелось бы еще коснуться наименования и фамилии ГГ. Ива — очень живучее дерево, потому что гибкое. Векша - «самая мелкая денежная единица Древней Руси» (толковый словарь).
   И еще. Есть в рассказе и олицетворение женского начала, и не через одну героиню. Проведено подспудно, но я выделила жирным, чтобы не прошло мимо внимания читателей. Ведь автор показывает нам некий срез человеческой души в конкретной ситуации - испытания страхом смерти и нечеловеческого ужаса.
   Народная мудрость также убедительна: не судите, да не судимы будете.
   И аз воздам, написано, по определению, не человеком.
   
   Смелое, очень смелое содержание. Человечество о себе должно знать все. Как всегда, неизменно мастерски сделанный текст. Когда читаю подобные вещи, всегда вспоминаю Ницше, классическую философию, безусловно, ужасы войны, и не только...
Мария Гринберг[03.09.2015 14:02:35]
   Спасибо уважаемым рецензентам!
   Попытаюсь ответить сразу на оба отзыва.
   Да, совершенно верно, Ольга, Вы уловили мой замысел: построить повествование от лица совершенно заурядного «среднестатистическо­го­ гражданина».
   Не думала об этом, честное слово, Вы копнули глубже — получилась ведь у него и говорящая фамилия, от векши — мелкой монеты, один из многих, «маленький человек». Вот с Джоном, пожалуй, не соглашусь, никакой он не социопат, вполне нормальный парнишка. Чем, пожалуй, он отличается — покладистостью, без сопротивления подчиняется обстоятельствам: надо после семи классов оставить школу, пойти работать — что ж, пожалуйста. Предпочла девушка другого — понятно, лучше он… Добровольно на войну не рвётся, но раз призвали — пошёл, и воевал, наверное, не хуже других, «бывал и под огнём, и в рукопашной». Так же спокойно принимает он и призыв генерала-предателя: «бороться с большевизмом» — согласен. Хотя ему лично ничего плохого большевики не сделали, и отец его — коммунист, и сестрёнки, поди, комсомолки, с такими именами как им иначе?
   И попадает этот послушный старательный парень в распоряжение Волка — вот этому персонажу, думаю, стоило бы уделить больше внимания. Опять-таки верно отмечаете Вы, Ольга, и тотемную сущность его имени, и фотографию погибшей царской семьи у него на стене — «лет сорока с небольшим», он участник Гражданской войны, эмигрант, жестоко обиженный своей родиной. Мстит своему народу — и за себя, и за них, прекрасных царевен, растерзанных красным зверьём. Роковым для Марии стало не её неподчинение приказу (сам же Волк отмечает: «она права»), а происхождение — за родителей ответила.
   Но ещё один момент Вы упускаете, Волк «похож на учителя», и действительно, видимо, обладает талантом педагога — он не просто подчиняет Ивана своей воле, а пробуждает в нём инициативу, желание сделать больше того, что приказано, чтобы заслужить похвалу наставника. Нашли друг друга убеждённый учитель и прилежный ученик.
   Вполне спокойно, без надрывов принимает Иван и происходящее с ним дальше: служишь — выполняй приказы. Стало дело безнадёжным — дезертируй, спасайся. Попал под суд — нечего вилять, ответ держать надо. Повезло, избежал смертной казни — честно отбывай срок. Так ведёт себя и дальше, выйдя на свободу: хорошую ведь, крепкую семью он создал, вышли в люди его сыновья и внуки — старший, лет 25, уже имеет дорогую иномарку.
   Как и в «Добровольце» меня здесь прежде всего интересовало, как положительные, в общем-то, свойства характера человека приводят его к совершению просто немыслимых преступлений.
   И их заочная встреча с одноклассником — проезжая, видит он улицу, названную именем мужа Марии, Бориса. Задаёт, наверное, Иван себе вопрос: ну а сложись судьба по-другому, не попади он в армию Власова и в плен? Так, возможно, шёл бы до Берлина, дисциплинированно выполняя приказы — и называлась бы теперь улица именем его, героя войны…
Уваркина Ольга[03.09.2015 16:45:25]
   Когда читаешь рассказы Марии Гринберг, всё чаще приходит на ум мысль о том, что героем надо родиться…
   Люди одной деревни, одного слоя общества, воспитанные одной школой и даже общими интересами становятся кто героем, а кто - предателем и убийцей.
   Какие переломы судьбы, какие испытания заставляют или влияют на принятие крайних решений, когда, переступая черту, нет возможности вернуться обратно, чтобы уважать себя, смело смотреть на мир и в глаза своих детей и внуков…
   Герой Марии Гринберг смело смотрит. Он даже едет на место своего преступления со старшим внуком, чтобы показать ему могилы преданной и брошенной им матери с родными сёстрами, зверски убитыми его рукой женщин с грудным ребёнком. Он что-то расскажет своему сыну или посетует на горькую судьбину, приведшую его на путь преступления?
   Знаете, что мне показалось не естественным в этом рассказе? С одной стороны молодой Ивушка, не лишённый романтизма во взгляде на красоту девушки, на воспоминания былой юности. Ведь с каким упоением вспоминает (говорит):
   «Бегали мы с Машей за шесть километров в клуб железнодорожников на танцы. Возвращались домой на рассвете знакомым лугом. Синее в горошек Машино платье, белые носочки и туфельки в руках, усталые ножки купаются в кудрявом прохладном клевере, искорки росы на смуглой коже… На цыпочках, зажмурясь, Маша тянется губами к моим губам. Но слишком высоко — и, смеясь, я подхватываю, кружу её. Она как пёрышко в моих объятиях, я слышу стук её сердца…»
   А далее:
   «— Не прикидывайся! Вставай и иди, тварь!»
   «— Но ведь была уже совсем дохлая, — будто со стороны я слышал свой голос, обычный, лишь слегка смущённый. — Даже не думал, что вырвется.»
   А далее убил младенца и Ганну - мать Марии, хотя его никто и не просил этого делать.
   Если ЛГ руководило чувство страха, что как-то объяснимо, то явно с перебором. К этому времени Ивушка - уже волчонок с пониманием своей линии жизни, морально подкованный, чтобы не колеблясь выстрелить в спину хоть другу, хоть матери. И говорить об усталых ножках, купающихся в клевере, не стоит.
   Не верю я автору, что у ЛГ «что-то защемило», потому что (по определению) щемить нечего, кроме причинного места, поскольку, чуть позже ЛГ говорит:
   «Я спокоен.
   С людским судом счёты покончены»
   А своего собственного суда у ЛГ попросту нет. Война, как понятие, списала всё. ЛГ жив и спокоен.
   Верит ли он в божий суд? Не уверена.
   Да ещё относительно трёхцветного флага. Случайны ли здесь аналогии или специально подчёркнуты автором. Хотелось бы знать: зачем?
   И относительно молока и крови. Думаю, что в таком состоянии уж и не разглядеть эти белые струйки, когда всё размывает кровь…
   Относительно чувств к герою. Нет у меня к нему никаких чувств. Зная всю подноготную, я бы не четвертак припаяла, а расстрел. 25 лет давали тем, кто просто попадал в плен к немцам, без отягчающих обстоятельств, и сидел в немецком концлагере до конца войны.
Мария Гринберг[03.09.2015 17:44:02]
   Спасибо, Ольга!
   Да, верно, ему за его преступления ничего, кроме расстрела, не светило, но 26 мая 1947 года смертная казнь в СССР была отменена, он получил максимальное по закону наказание, 25 лет лагерей.
   А Уголовный кодекс 1960 года сократил максимальное наказание до 15 лет.
   Ну а насчёт прочего – всё это, конечно, спорно.
   Сентиментальным воспоминаниям ведь он предаётся ещё до убийства, находясь в душевном раздрае, сам сознаётся, "хорошо, что он [Волк] не видел моего лица". Ещё всё-таки противилась человеческая натура надвигающемуся ужасу, пытаясь цепляться за лучшее – но увы, потерпела поражение.
   Кстати, Вы не совсем правы, и младенца, и Ганну он убил всё-таки по приказу:
   "...Ему плохо без мамы. И она не хотела его оставить. Помоги им...",
   "...Когда вернётся её мать, прикажи этой паскуде отволочь свою краснопузую сучонку на площадь. Заартачится — стреляй на месте..."
   – другое дело, что после первого убийства это уже прошло легче, без видимых эмоций.
   И, пока жив человек, всегда есть у него, чему щемить...
   Вот что Иван рассказывал своим детям и внукам, действительно, интересно.
   Обратили, кстати, внимание: внук, уже взрослый и видимо, вполне успешный человек, владелец дорогой машины – беспрекословно подчиняется деду, не "попросил" тот его, а "велел"?
   С молоком – возможно, и в самом деле преувеличение, показалось это ему, сознавал он ведь, что стреляет в грудь матери-кормилице?
   А с трёхцветным флагом – конечно, это сознательно я подчёркиваю, такая вот ирония истории, над обветшалым памятником жертвам войны – новый российский флаг.
   В Бога Иван не верит, прямо об этом говорит, и не боится Его суда и ада.
   Боится лишь прощения Марии, но и это вряд ли ему грозит.
   Но вот Ваш вывод, что "героем надо родиться" – с этим я, пожалуй, не соглашусь. Я уже писала выше в моём ответе: представить, что не попал бы он в плен – всё бы обернулось иначе, честно служил бы Родине, как дисциплинированный и храбрый солдат.
Ольга Немежикова[05.09.2015 08:01:56]
   Мария!
   Так поняла: Вы исследуете феномен русской души в крайних проявлениях, куда, ясное дело, не всякий сунется. Не могу сказать, что плотно знакома с Вашим творчеством, но то, что разбираем - очень внимательно читала.
   Из русских классиков Вы ближе по тематике к Гейнце, безусловно.
   Понятно, что спектр крайних проявлений поведения свойственнен в целом человеку как виду и та же Европа в пытошных преуспела...
   Но речь о русской душе - не будем лукавить. Тот же феномен крепостного права - ведь тысяча лет... Нигде в мире такого не было и быть-то не могло! Да, хозяин, ну и что - калейдоскоп повернется, и я таким же хозяином стану! Эрих Фромм подробно в "Бегстве от свободы" изучил садо-махозизм и отказ от свободы как таковой. Это - отказ от свободы - свойственно социальной природе человека в целом. Полисы древней Греции, построенные на гражданской сознательности, недолго продержались - не держится она, хоть тресни, сознательность эта!
   Опять же, нет страшнее русского бунта, как верно подметил классик. Но долго, очень долго зреет - зверя же надо загнать в безвыходный угол, и тогда он идет напрорыв без страха смерти.
   Ваш герой, конечно же, не "крестьянином" уже вернулся. Силища в нем была не меньшая, чем в учителе его, а то и большая. Ведь не зря его внук так быстро преуспел - очень дорогая машина "Майбах", а бизнес - в нем "не душою" двигаются-то. Это Мельников-Печорский кашу манную развел.
   Конечно, описанные события вполне могли иметь место быть. И социум, во всяком случае, русский, очень даже вмещает в себя подобное - широка необыкновенно русская душа. Может, потому эгрегор и жив, что сублимирует ВСЕ. И ГГ себя считает-то русским, потому и вернулся, а ведь прелестно бы за границей-то устроился бы! Многие ушли и не пропали.
   Это - размышления по обсуждению.
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов