Приглашаем к участию в нашем традиционном конкурсе «Самый яркий праздник года». Правила участия в Положении (левая колонка)
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник
года 2022"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный критик
Алла Райц
Кабинет критика
Диалоги с критиком. Вопросы и ответы
Буфет. Истории
за нашим столом
СИНКВЕЙН
МСП "Новый Современник" представляет
Марина Соколова
Хотела посвятить любви стихи
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Обзоры и итоги конкурсов
Автор:Алексей Хазар 
Тема:Обзор номинации "Поэмы и циклы" первого этапа ВКР-7.Ответить
   В связи с техническими проблемами на портале номинация не
   отличилась в этот раз большим числом участников, тем
    не менее среди поданных работ жюри с удовольствием
   обнаружило целый ряд весьма достойных, хотя были,
    конечно и слабые. Итак!
    1. Михаил Литвин. «Зачем поэты пишут на листках?..».
    Вопрос, вынесенный в заглавие венка английских сонетов,
   сформулирован довольно неловко, поскольку смысловое
    ударение в нем приходится на слово «листках». При чтении же
   первого сонета выясняется, что вопрос, по сути,
    должен звучать «Зачем поэты пишут?», и листки тут не имеют
   никакого значения.
    В целом произведение довольно сырое. Возникает желание его
   доработать.
   
    Похоже, что писалось оно, начиная с магистрала, поскольку
   магистрал представляет собой вполне добротный сонет,
    логично построенный, связный и технически хорошо
   выполненный. К сожалению, об остальных сонетах, которые,
    видимо, выстраивались вокруг уже готовых строк магистрала,
   этого сказать нельзя. Многие строки, вызывающие
    недоумение в сонетах, оказываются вполне содержательными в
   магистрале (та же «Зачем поэты пишут на листках»,
    другие примеры см. ниже).
   
    Автор неоднократно продолжает предложение (и мысль),
   переходя из строфы в строфу, что в сонете, как минимум,
    не приветствуется. Пример (сонет 6):
    «Фортиссимо, крещендо, пиццикато,
    Глиссандо – всё покорно волшебству
    Неважно – увертюра иль соната –
    Ныряем в гениальную канву
   
    Небесного звучания оркестра,
    Сплочённого стараньями Маэстро…»
   
    Здесь, кстати, мне еще активно не нравится глагол «ныряем»
   (имеющий оттенок поспешности и поверхностности),
    заметно дисгармонирующий с общим высоким стилем. Тут
   уместно «погружаться», а не «нырять». Отдельный вопрос:
    можно ли нырять (или погружаться) в канву? В канаву –
   несомненно, а в канву?.. 
   
    «Как знать, не улыбнулся ль сам Аллах
    Ища заветный абрис в лепестках?..» - фраза кажется
   загадочной, но, скорее, она просто лишена внутреннего
    смысла, ибо нет в тексте сонета ни до, ни после, ни единого
   намека на то, что это за «заветный абрис» для самого
    Аллаха. А вот в магистрале смысл ее совершенно прозрачен,
   поскольку образ там является «заветным» не для Аллаха,
    а для гончара.
   
    «Художник ощущает сердца стук,
    Где композитор обретает звук» - здесь тоже проблема
   содержательного плана. Это всего лишь формальная
    механическая связка двух сонетов. Сравнение по существу
   лишено смысла и содержания. Внешняя красивость не
    заменит внутренней логики, рождающей полноценную
   красоту.
   
    «Упиться нам (суть нотного «реестра»)
    Чтоб дивно-слаженной игрой оркестра» - в этой конструкции
   довольно трудно опознать исходную форму: «Чтобы
    упиться нам (суть нотного «реестра») дивно-слаженной игрой
   оркестра». Инверсия крайне неудачная.
   
    «Коль правит Мастер - сможет каждый звук
    У слушателя вызвать сердца стук...» - пока слушатель жив,
   «сердца стук» не надо «вызывать» - он существует без
    внешних воздействий. Если речь, об учащенном сердцебиении,
   то автору следует быть точнее.
   
    Повторение рифмы «совершенство – блаженство» не украшает
   работу.
    В конце 11-ого сонета автор вдруг переходит с пяти стоп на
   шесть.
   
    12-ый сонет, вообще, крайне слабый - сумбурный и
   беспомощный. Увлечение глобальными вопросами приводит к
    нагромождению банальностей.
   
   
    2. Юрий Берг. Ностальгия.
    Да, это ностальгия по родному Киеву, по давним советским
   временам со всей их неприглядной, но родной
    атрибутикой, ну и по молодости, конечно. Хорошо, зримо,
   содержательно, образно, лирично.
   
    3. Наталия Иванова. Каштановый бульвар.
    Это цикл стихотворений объединенных не только
   «каштановым» мотивом. Здесь есть общность темы - грустные
    любовные переживания, а также общность фона – осень -
   вполне соответствующего теме и настроению. Все же
    композиция, кажется, не вполне четкой.
   
    4. Сергей Кривонос. Стихи о любви.
    Оценку поставил условно, ибо, на мой взгляд, это не цикл, а
   подборка. Стихи хорошие, яркие, музыкальные, но
    совершенно разноплановые, и, кроме любовной темы, их ничто
   не объединяет.
   
    5. Владимир Николаев. Жестокое лето 2010.
    Формально это поэма, но больше похожа на рифмованную
   передовицу – трескуче, многословно и поверхностно-
    пафосно. От поэзии тут только форма. Не понятно, какую
   художественную задачу ставил автор. Вот в стенгазете
    этот опус был бы вполне уместен.
    «На Бога надейся, и Бог он поможет,
    Аллах или, Будда иль Тора…, не важно!» - не стоит путать богов
   со священными книгами.
   
    6. Валентин Алексеев. Из цикла "Anima Celtica".
    Очень серьезная работа, потребовавшая серьезной работы и
   от меня как судьи. Стихотворения на тему кельтской
    легенды о Тристане и Изольде, послужившей в свое время
   основой для целого пласта средневековой европейской
    литературы. Стихи наполнены сюжетными параллелями и
   массой деталей отсылающих нас к этому источнику. Здесь
    и имена героев, и названия замков, и (самое главное)
   сюжетные коллизии. Форма вполне соответствует
    содержанию. Стихи тонко стилизованы под средневековую
   поэзию.
    В жюри прозвучало мнение, что работа слишком элитарна. На
   мой взгляд, это скорее достоинство, чем недостаток.
    Элитарность тут заключается в том, что использован не
   общеизвестный в настоящее время материал. Таким
    образом, читатель имеет стимул к изучению и познанию нового
   (или «хорошо забытого старого») культурного
    пласта. Мы (и авторы, и читатели) часто пренебрегаем
   образовательной функцией художественной литературы в
    угоду чистой развлекаловке (не хочется напрягаться) и вместо
   бифштекса с кровью под изысканным гарниром
    (читай: «полноценной литературы») получаем сладкую жвачку.
   
   
    7. Ю.Силин. Зеркальность.
    Поэма насыщена философией в непосредственно научном
   смысле. Тут и отражение как всеобщее и
    фундаментальное свойство материи, и сознание как вид
   отражения, и солипсизм, и фрактальность бытия, и
    проблема добра и зла, и проблема адекватности отражения
   бытия сознанием.
   
    Некоторая архаичность (а потому и искусственность)
   интонации слышится в восклицаниях типа «О, сомненье!» или
    «О, разума терзанье!», которыми автор, на мой взгляд,
   злоупотребляет. Они хороши в современной поэзии только
    как элемент стилизации.
    «Порой прообраз Божий не поймёшь
    За нашими кривыми зеркалами!» - тут серьезная семантическая
   ошибка. «Прообраз» это то, что было до «образа».
    Получается, что бог создан по образу человека, а не наоборот.
    Несколько разочаровывает пессимистический финал.
   
    Однако наиболее существенным недостатком представляется
   отсутствие сюжетной канвы, которая могла бы
    соединить все это обилие образов, мыслей и слов в единую
   связную, логически развивающуюся композицию.
   
    8. Марк Луцкий. Шедевры Петрарки.
    Полноценный венок сонетов с магистралом, выполненный
   мастерски в «фирменном» формате Марка Луцкого с
    использованием в качестве третьего катрена английского
   сонета цитаты из Петрарки. Мастерство автора
    проявляется еще и в том, что работа сюжетно и
   композиционно полноценна, что не часто случается с венками
    сонетов. В них обычно форма настолько довлеет над
   содержанием, что сюжет и содержательная часть страдают.
    Вместе с тем, как я уже писал по поводу других аналогичных
   работ (автором написан большой цикл венков сонетов,
    посвященных разным поэтам прошлого), при таком построении
   сонета более четверти текста, будучи цитатами,
    оказывается неоригинальным. Я склонен считать это некоторым
   недостатком.
   
    9. Полет зуйка… Галина Пиастро.
    Попробуем проследить композицию поэмы в соответствии с
   авторским разбиением на разделы. В начале (1)
    впечатляющая космогоническая картина рождения Земли и
   возникновения жизни, нарисованная крупными мазками
    сочно и образно. Далее (2) – место человека в мире и обществе
   (связи, обязанности, правила существования). А
    затем (3) – внутренний мир человека. Возникает своеобразная
   «лестница», по трем ступеням которой автор
    спускается от космоса до человеческого сознания. На нем и
   будет сосредоточено внимание дальше в поэме.
    Внутренний мир включает в себе любовные переживания (4),
   мучительную потребность поэтического творчества
    (5), далее довольно неясно о главном деле жизни, которому
   постоянно мешают текущие мелочи (6). Потом ставится
    вопрос: что значит внутренний мир для человека и чему он
   служит? (7), после чего изображается конфликт
    стремления к покою и внутренней потребности деятельности
   (8). Внутренний мир состоит из накопленной боли,
    чувства ответственности, потребности помнить и творить
   добро (9). Здесь появляется образ «полет зуйка» -
    импульсивная, нервная, неровная внутренняя жизнь человека.
    Мне не кажется большой удачей автора выбранная форма
   стиха. И дела тут вовсе не в том, что вследствие
    формальных конкурсных ограничений поэму пришлось записать
   катренами, а не лесенкой. Такого рода стих в
    русской поэзии всегда был скорее экспериментом, чем нормой.
   Единственное его достоинство – обращающая на
    себя внимание необычность, нестандартность формы. Во всем
   остальном (прежде всего в звучании) он проигрывает
    привычной силлабо-тонике.
   
    10. Ляховецкий Аркадий. Родная сторона.
    Может быть, чуть маловато для цикла, но стихи очень хороши –
   певучие, содержательные, выразительные и, в тоже
    время простые, понятные и рационально, и эмоционально.
   
    11. Андрей Воронов. Нервное.
    Небольшой триптих. Человек один на один со страшной
   болезнью. Тягостное ожидание на пределе нервного
    напряжения. Метания между надеждой и отчаянием,
   провоцируемые неопределенными, неспешными и
    противоречивыми заключениями врачей. Все это передано
   фактурно и зримо. Понятно, что сама тема не
    располагает к широте и объему, наоборот, стремится к
   «внутреннему замыканию», но в конкурсе хотелось бы
    большей масштабности произведения.
   
    12. Рогачая Людмила. Странный путь.
    Маленькая поэма (или диптих?) о путешествиях, о тоске по
   родине, о судьбе и времени. Близкая мне тематика.
    Условно можно выделить две части - первая посвящена,
   собственно, странствиям, вторая – возвращению на родину.
    Техника безупречна, стих ровный, певучий и простой для
   восприятия. Пейзажная составляющая (причем, вполне
    добротная), пожалуй, преобладает в этой работе, особенно в
   первой части. Во второй части отчетливо звучит тема
    уходящего времени, усиливающая философскую
   составляющую.
   
    13. Владимир Колодкин. В лесу под Ржевом.
    Мудрая и пронзительная работа. Вроде и маловато для поэмы
   (хотя формально по строкам проходит) и не цикл, но
    до чего же проникновенно, глубоко, точно и образно. Взгляд с
   дистанции в семьдесят лет без ложного пафоса, без
    ура-патриотизма и ненависти, скорбно, с глубокой печалью о
   ВСЕХ жертвах, разыгравшегося здесь безумия
    человеческого взаимоистребления. Преданный друг
   лирического героя - немецкая овчарка становится, как бы,
    представителем немецкой стороны, скорбящей о своих
   погибших, а ее неразрывная связь с русским хозяином
    придает трагедии общечеловеческий характер.
   
    14. Елена Сичак. Легенда о Медведь-горе.
    Другими словами, легенда об Аю-даге. Небольшая поэма,
   написанная бойким четырехстопным ямбом с построчной
    рифмовкой. Последнее обстоятельство не украшает работу.
   При сравнительно большом объеме такой простейший
    способ рифмовки утомляет читателя примитивным
   однообразием. Легенда изложена вполне связно и занимательно
    (допустим – чего в легенде не бывает! - что медведи могли
   жить и действовать стаей), но, вот, к языку и технике
    стихосложения есть серьезные претензии.
    «Как смел он выйти с тени гор» - замена предлога «из» на «с» в
   угоду размеру не есть признак мастерства. То же
    можно сказать и о рифмах «промышлял – нападал», «пришли –
   нашли», «схватил – решил» - мало того, что
    глагольные, так еще либо неполнозвучные, либо однокоренные
   (и так почти на протяжении всей поэмы). Добавим к
    этому еще употребление пустышек-заполнителе­й,­ например
   «все» в следующем фрагменте:
    «Он грабежами промышлял
    И на людей все нападал».
   
    И, наконец, шедевр - форма глагола «уберегти» (вместо
   «уберечь»). Этого, пожалуй, хватит для оценки.
   
    15. Bella Jordan. Загадочные женщины эпох.
    «Танец семи покрывал» – танец Саломеи. К этому сюжету, надо
   сказать, очень неравнодушны наши дамы-поэты!
    Прекрасные стихи есть у Люче, а в прошлом ВКР была
   представлена не менее замечательная работа Алены
    Воробьевой. И все же Bella Jordan раскрывает этот сюжет по-
   своему. Автора не интересуют все его перипетии, она
    видит только юную девушку, танцующую на пиру прекрасный
   танец, воплощающий саму Любовь.
   
    «Владычица радости» - Нефертити в трагический период
   религиозной реакции, наступившей после смерти ее мужа
    фараона-реформатора Эхнатона. Жрецы и народ бросают
   свою царицу, новую веру и новую столицу Амарну и
    возвращаются в Фивы к старым богам.
   
    «Дочь Птолемеев» - конец истории Клеопатры. Октавиан
   штурмует Александрию, нет уже Марка Антония, героиня
    ждет укуса змеи, чтобы покончить с собой…
   
    «Казнь» - Жанна Д’Арк на костре.
   
    «Последняя роль» - Мата Хари перед расстрелом.
    Надеюсь, что автор на меня не обидится, если скажу, что этот
   цикл по самой своей идее похож на «Вечных
    женщин» Люче. Это ни в коем случае не в укор - просто
   попутное замечание. Все женщины героини цикла
    изображены в критические моменты жизни. Я бы даже сказал
   «трагические», если бы не первое стихотворение.
    Драматизм ситуации мастерски передан стихами. Точность в
   деталях создает зримую картинку и позволяет ощутить
    своеобразность личности каждой из женщин. Блестящая
   работа!
   
    16. Маркус Декстер (Павел Григорьев)
    Ежели автору охота писать такую чушь – его право, но зачем
   же других заставлять читать эту абракадабру?
   
    17. Александр Петруша. Читая Нострадамуса
    Читая Петрушу, иногда, кажется, вот-вот схватишь мысль, ан,
   не тут-то было! Не стоит ловить черную кошку в
    темной комнате, особенно, если ее там заведомо нет… Автор
   морочит читателю голову не хуже Нострадамуса.
    Браво! Но причем тут поэзия?..
   
    18. Татьяна Июльская. Она же не знала, что…
    Небольшая поэма, вполне содержательная с внятным
   трагическим сюжетом.
    Кажется, автор местами перемудрила с графическим
   оформлением. Например, в первой строфе «чистый» катрен
    записан лесенкой, в этом ощущается излишняя манерность. А
   вот знаки препинания, на мой взгляд, не были бы
    лишними.
    «Но вдруг разлили почти по сто,
    И кто-то строго сказал:
    «Почтим»…»
   
    Отдавая должное фонетической находке («почти – почтим»),
   вынужден заметить, что слово «почти» в контексте -
    семантическая пустышка. Оно не несет какого-либо значимого
   смысла. Такого рода «заполнители» всегда портят
    стих, привнося ощущение искусственности.
   
    19. Татьяна Кунилова. Любавушка
    Что-то вроде сказания, сказка в стихах, стилизация под русскую
   (пожалуй, даже древнерусскую языческую) поэзию.
    Сюжетная, содержательная часть и язык достойны всяческих
   похвал. Однако утомляет построчная рифмовка.
    Понятно, что в данном случае это элемент стилизации, однако
   образцы народного творчества в большинстве своем,
    как раз, не являются примерами безупречного поэтического
   стиля, который настоятельно показан авторской поэзии.
   
    20. Татьяна Коновалова. Весна сорок третьего в Ржеве.
    Написано мастерски с блеском, болью и пафосом. Читается на
   одном дыхании и с комком в горле. Неизбежное
    сравнение с работой Владимира Колодкина приводит к мысли о
   том, насколько разным может быть авторский взгляд
    даже при отсутствии различий в оценках. Взгляд Татьяны
   Коноваловой это взгляд очевидца. Пафос ее работы это
    традиционный пафос военной литературы, к которому мы
   привыкли со времен К.Симонова, А.Твардовского,
    А.Суркова – пафос защиты родины и ненависти к врагу. Только
   об этом могла и должна была говорить литература
    того времени. Когда речь идет о выживании страны и народа,
   не до общечеловеческих мудрствований. Сегодня
    другое время и другие вызовы. Залог жизни теперь уже не
   победа, а сосуществование. Нагнетание ненависти и
    «ярости благородной» бесплодно, тем более что тех садистов и
   маньяков, против которых она была направлена уже
    практически нет на этом свете, а у немецкого народа своя
   трагедия, связанная с этой войной. Отсюда и взгляд
    Владимира Колодкина, как я уже писал – взгляд с дистанции
   семидесяти лет. «Есть время разбрасывать камни и
    время собирать камни» (Экклезиаст). С точки зрения
   литературно-художест­венной­ лично я не отдам предпочтения
    ни одной из этих двух работ – обе очень хороши. Большинство
   членов жюри, впрочем, выше оценили работу
    Татьяны Коноваловой.
   
    21. Рустам Карапетьян. Нытье о Марго.
    Симпатичная, интригующая любовная драма с участием
   загадочной Марго, превращающейся то в королеву, то в
    кошку и теряющей время от времени сердце. Лирический герой
   тоже, впрочем, не отстает, превращаясь по случаю
    в домашнего пса Марго.
    «Волос, будто у черной птицы» - у птицы перо, а не волос.
   
    22. Готтрайх. Пять аморальных принципов.
    Ироничное в начале, произведение постепенно становится
   саркастическим. Автор то высмеивает, то клеймит
    распространенные варианты жизненной позиции. Мастерства и
   остроумия ему не занимать.
   
    23. Леонид Демиховский. Осень.
    Очень красивый и поэтичный цикл. Интересны односложные
   названия отдельных стихотворений («Как», «Да»,
    «Или», «Вот..»). Обращает на себя внимание обилие
   остроумных находок типа «ложные клятвы без фальши»,
    «лебеди, гуси в прозе» или «Развалилась! Подвинься, осень».
   Великолепная работа!
   
    24. Сагидаш Зулькарнаева. Мне этой сини вдоволь не
   напиться…
    Стихи гладкие, звучные, красивые, однако писать о родине
   также трудно, как, скажем, о войне. Проблема в том, что
    при растиражированности темы, сложно сказать что-то новое.
   Выход может быть в деталях, в конкретике. В
    противном случае получается галерея красивых банальностей.
   В данной работе при хорошей технике я не увидел
    ничего свежего - ни мысли, ни образа, ни сюжета.
   
    25. Надежда Цыплакова. Мы – поколение войны.
    А вот, кстати, и о войне… Звонко, пафосно, местами
   проникновенно, но, только местами… Можем ли мы написать что-
    то новое о войне, которую не видели? Разве только в плане
   каких-то исторических коллизий, почерпнутых из
    анализа свидетельств и документов, но не в плане личного
   впечатления. Автор, как раз, пытается изобразить личное
    впечатление участника (в традиции К.Симонова, А.Суркова и
   др.) и неизбежно приходит к повторению
    растиражированных штампов, повторяя все то, что было уже
   сотни раз написано, в том числе, непосредственными
    участниками. При всем уважении к теме, к людям, прошедшим
   войну и понимании «долга памяти» должен
    констатировать, что произведение сильно грешит
   вторичностью. Очевидно, сегодня нужны какие-то новые
   подходы
    к теме, чтобы не допустить ее девальвации.
   
    26. Борис Львов (БИЛ). Огонь, охваченный звездой.
    Довольно неумело и сумбурно. Местами почти бессвязно.
   Вызывает недоумение само название. Язык неровен и коряв.
    «Барбаросса» потерял окончание в угоду размеру, «плотью»
   стала «плотию», а «осталась» превратилась в
    «осталася» по той же причине.
    Большой кусок текста повторен по ошибке (начиная с «Под
   Дубно Жуков с Кирпоносом» и кончая «Воскликнул он: «…
    друзья мои!»)
   
    «И речь вождя четыре года
    Венчала мужеством бои,
    Став братом нашего народа,
    Воскликнул он: «… друзья мои!»
    Расстрел, ГУЛАГ, лесоповал.
    В лесу вечернем тишина,
    Трепещет в небе козодой,
    Мерцает бледная луна,
    Невдалеке грохочет бой»
   
    Отметим для начала очень вольную трактовку знаменитого
   обращения Сталина «Братья и сестры!». Что значит речь
    «венчала мужеством бои»? Красиво, конечно, но мне не
   понятно. Дальше полная бессвязность. Тут и «Расстрел,
    ГУЛАГ, лесоповал», и «В лесу вечернем тишина», и «Невдалеке
   грохочет бой». Остается только предположить, что
    автор, редактируя текст для публикации, ошибся и перепутал
   куски, в связи с чем, и судить-то тут особо нечего.
   
    27. Вера Хамидуллина. Лицедеи.
    Эксперимент забавный, остроумный, но не более того.
   
    28. Олег Шатунов. Родной завод.
    Очередная рифмованная заметка в праздничную стенгазету.
   При чем тут литература вообще и литературный
    конкурс в частности?
   
    29. Владимир Плющиков. Love story.
    … а точнее – история разрыва. Я бы сказал, нечто среднее
   между циклом и поэмой. Уже есть сквозной сюжет,
    развивающийся во времени, но он не вполне оформлен и
   относительно второстепенен в произведении. В целом –
    техника, чувство, образы - очень хорошо.
Маркус Декстер (Павел Григорьев)[08.10.2010 20:19:56]
   "Ежели автору охота писать такую чушь – его право, но зачем
    же других заставлять читать эту абракадабру?", - ёмко и лаконично! Браво!
Алексей Хазар[11.10.2010 13:21:42]
   :)
Галина Пиастро[08.10.2010 23:00:15]
   Алексей.
   Очень приятно, что Вы достаточно верно поняли иерархию структуры поэмы "Полёт зуйка...".
   Спасибо за ряд одобрительных высказываний о некоторых фрагментах.
   Особенно мне приятно было следующее:
   
    «Мне не кажется большой удачей автора выбранная форма
    стиха. И дела тут вовсе не в том, что вследствие
    формальных конкурсных ограничений поэму пришлось записать
    катренами, а не лесенкой. Такого рода стих в
    русской поэзии всегда был скорее экспериментом, чем нормой.
    Единственное его достоинство – обращающая на
    себя внимание необычность, нестандартность формы».
   
   Хочется воскликнуть: «Ура! Значит, не пошла по стандарту, по непонятно кем установленной «норме». Что, хоть в малом, продолжаю линию «экспериментов», как Вы выразились, которые вели В. Маяковский, М. Цветаева, А. Вознесенский и многие другие, писавшие и пишущие».
   
   В качестве большой признательности, вот два четверостишия:
   
   ****
   Стих не держится ритмики – то крамолы поветрие:
   «Залпом… пли!» И поэт тут же падает замертво…
   Коль всегда бы писали в устоявшейся метрике,
   До сих пор бы пииты творили гекзаметром.
    ====================­=====­
   
   ****
   На века
   ……..силлабо-тоника
   ……………………..установила­
   ………………………………ментальн­ость:­
   «Вход… в стихи –
   …………………. ограничен» –
   ……………………….как избранность
   ………………………………………клубн­ая.­
   Не допустят
   ………… в них
   …………………слово
   …………………. «трансконтинентальны­й»­
   И даже
   ………..простое,
   ………………….но составное,
   ……………………………«человеко­любие».­
    ====================­=====­
   
   Спасибо, Алексей!
Алексей Хазар[11.10.2010 12:07:19]
   Ваше право экспериментировать - наше, читать, оценивать и желать успеха!
   :)
Bella Jordan[09.10.2010 00:41:23]
   Многоуважаемый Алексей, большое спасибо за столь высокую оценку моего "женского"­ цикла. Он мне дорог. Мне очень хотелось как можно лаконичнее и, в то же время, ярче передать те чувства, мысли, эмоции, которые, возможно, владели этими незаурядными женщинами в критические минуты их жизни. Нет, я на Вас не обиделась, так как ни цикла Люче, ни стихов Алены к своему сожалению не читала. А вот теперь прочту с большим интересом и вниманием. Мысль - материальна, тут уж ничего не попишешь. Доказательство - налицо.
   
   Ещё раз спасибо жюри и лично Вам за титаническую работу.
   
   С уважением, Бэла Иордан
Алексей Хазар[11.10.2010 12:10:35]
   Спасибо Вам! Работа действительно великолепная.
Татьяна Коновалова[09.10.2010 01:44:07]
   Спасибо,Алексей! "Ржев" мой так и писался, как был прочтен жюри - с болью и пафосом. Намеренно выбраны эпиграфом строки Твардовского.
   Я, конечно, дочь того времени. Воспитанная на той литературе и на том отношении к войне. Конечно! Родилась в 55-м. И я вовсе никогда не путалась в понятиях немецкий народ-фашисты. Только мне хотелось, чтоб помнили...Не случайно в поэме есть:от автора...В нем призыв не к немецкому народу, к нам - нынешним.
   Мне очень понравился "Ржев" В.Колодкина. Очень! Тема одна. Звучит иначе. Володя пишет свое как бы, во время прогулки по лесу,где шли бои.Здесь больше мягкости,лирики,фило­софии.­
    Я писала свое, имея перед глазами только материалы с изложенными в них фактами и все-все прочитанное обретало именно такие образы и такой смысл...и жёсткость.
   Потому так полярны наши с ним поэмы. И это правильно! Спасибо Вам и низкий поклон за память. За оценку поэмы. С у важением
Алексей Хазар[11.10.2010 13:19:58]
   Вам спасибо, а прекрасную работу достойную выбранной темы.
Юрий Берг[09.10.2010 10:42:48]
   Спасибо, Алексей, за тёплые слова о моём цикле стихов!
Алексей Хазар[11.10.2010 13:20:50]
   Не за что, Юрий! Читал и анализировал с удовольствием.
Валентин Алексеев[17.10.2010 12:25:09]
   Алексей, спасибо в первую очередь, за понимание эстетики цикла. На том стоим. :) Ибо поэзия - вне всякого сомнения, искусство элитарное.
В механической церкви нам будет приют? Давайте обсудим
Артем Виноградов
Евангелие /dev/null
Наши новые авторы
Сергей Седов
Как майор Громов
Кабинет критика
Яна Кауфмана
Кабинет критика Евгения Мирмовича
Кабинет критика
Ольги Уваркиной
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Награды в новых конкурсах МСП "Новый Современник"
Награды крупным планом
Наши награды за талант
Котировка в граммах чистого юмора
Награды крупным планом
Котировка в талантах
Награды крупным планом
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Региональные отделения МСП "Новый Современник"
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"