Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Михаил Лезинский
Объем: 28244 [ символов ]
СЫН БОМБАРДИРА - Историческая повесть для детей Михаила Лезинского и Бориса Эскина .
Лезинский М. Л. и Эскин Б. М.
Л41 Сын бомбардира. Повесть. М., «Молодая гвардия», 1978.
128 с. с ил. (Юные герои).
Повесть о юном герое Севастопольской обороны 1854— 1855 гг. Коле Пищенко, удостоенном за свои подвиги ордена высшей солдатской доблести — «Георгия » и других наград.
Книга рассчитана на детей среднего школьного возраста.
79 — 73 Р2
078(02)-7
Для детей среднего школьного возраста И Б Hi 1402
Михаил Леонидович Лезинский и борис Михайлович Эскин
СЫН БОМБАРДИРА
Редактор Л. Лузянина
Художник Е, Суматохин
Художественный редактор А. Гладышев Технический редактор Г. Лещинская Корректоры: Е. Сахарова, Т. Пескова
Сдано в набор 12ДХ 1977 г. Подписано к печати 23/П 1978 г. А05554. Формат 84ХЮ87зг. Бумага № 2. Печ. л. 4 (усл. 6.72). Уч.-изд. п. 6,4- Тираж 100 000 экз. Цена 20 коп. Т. П. 1978 г., Ка 79. Заказ 1493.
Типография ордена Трудового Красного Знамени издательства ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия*. Адрес издательства и типографии: 103030, Москва, К-30, Сущевская. 21.
 
Пионерам-следопытам посвящается
 
— Меня зовут Стае.
В дверях стоял мальчишка лет двенадцати. Светлые волосы, лицо с мелкими точечками веснушек. Он протянул нам папку. На папке были выведе¬ны чернилами две большие буквы «К. П.».
Мы развязали тесемки. Сверху лежала фотография — бюст мальчика, героя первой севастопольской обороны, одиннадцатилетнего георгиевского кавалера Коли Пищенко... Газетная вырезка — недавняя наша статья о юном герое. Вот переписанный аккуратным почерком приказ Нахимова... Докладная князя Горчакова царю... Еще одна газетная вырезка со статьей о Пищенко — мы ее написали несколько лет назад...
— Ты тоже собираешь материалы о Николке?
— Да. Я красный следопыт!
— Но красные следопыты...
— Разве герои были только в Отечественную войну? А в гражданскую? А в революцию?.. В Отечественную на кого равнялись? На красных дьяволят! А те на кого?
Так мы познакомились со Стасиком Фроловым. Он учится в школе, что находится на улице Коли Пищенко.
Мы просматривали собранные следопытом материалы и удивлялись все больше и больше. В газетной вырезке с нашей статьей о Николае Пищенко несколько строк были подчеркнуты красным карандашом. Там, где речь шла о наградах героя.
Стае заметил, что мы обратили внимание на эти строки.
— Тут в статье ошибка. У Коли была медаль. Георгиевский крест ему вручили потом. Смотрите, — он стал показывать документы.
— Но ведь и на бюсте есть Георгиевский крест! Скульптор тоже мог ошибиться. Бюст лепили по рисунку из военного альбома через пятьдесят лет. А на рисунке вовсе нет наград.
— Н- да... Задал ты нам задачу. Оставь, Станислав, свою папку.
— Она ваша. Только... если вы напишете книгу о Николае Пищеяко!
— Книгу?!
Мы давно интересовались событиями первой севастопольской обороны и собирали материалы о юном герое. Но книгу...
— Мы подумаем, Стасик. Дай нам время.
Стае распрощался. Папка с буквами « К. П. » — «Коля Пищенко» — осталась лежать на столе. Через несколько дней мы отыскали Фролова :
— Здравствуй, Станислав Петрович , Мы согласны писать книгу, если ты нам поможешь.
 
ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
На бастионе короткая передышка. Уставшие от многочасовой работы люди лежат прямо на земле, Кое-кто уже успел заснуть.
— А-а... Николка ! Ну-тка, подстели, — Тимофей Пищенко вытягивает из-под себя бушлат. — Поди, умаялся?
Мальчик, не отвечая, прижимается к потной отцовской груди и закрывает глаза.
— Хоть бы сегодня еще повременил француз , — вздыхает Пищенко - старший.
— Оно, конечно, на бастионе нынче женского люду много.
«Ишь , как заговорил!» — усмехается про себя
Тимофей. Совсем недавно, летом, придя домой в увольнение, он застал сына плачущим навзрыд: оказалось, сломали его палку — «верховую лошадь». А теперь: «женского люду!»
Отцовские пальцы осторожно заскользили по
вес¬нушчатому лицу, по нестриженым соломенным волосам, ласково затеребили хохолок. У Николки вздрог¬нули веки, но он не открыл глаза, только теснее прижался к отцу. Непонятное тепло разлилось по телу, непонятное что-то было в этих минутах: ведь рядом отец , а не маманя ...
Высоко над бастионом, словно нарисованная, повисла стая птиц. До земли едва доносились их неугомонные голоса . Они, наверное, спорили, будет сегодня бой или нет? Улетать ли им?
— Небо - то какое чистое, — вздохнул Тимофей. — Мамка наша говорит: в такие небеса дитятю укутывать. Это про тебя...+++
 
Они лежали, тесно прижавшись друг к другу. Двое мужчин — маленький и большой... Стоял солнечный, совсем летний день, хотя деревья были уже опалены осенью. Севастополь вступал в октябрь.
 
+++
 
 
Бомбардировка началась в половине седьмого. Первые взрывы потрясли утренний город, ослепили вспышками настороженные дома и казематы. Возникли пожары. Едкий дым, подгоняемый ветерком, полз по склонам серых холмов.
Вице-адмирал * Корнилов поскакал на укрепления. Одетый в строгую светлую шинель, он сидел на гнедой с белой гривой лошади. Последнюю неделю, когда готовились отразить первый натиск врага, Владимир Алексеевич почти не ложился спать.
Побывав на четвертом бастионе, Корнилов направился на первый фланг обороны. Матросы и бомбардиры * еще издали увидели своего адмирала. Продолжая палить по врагу, они встречали Корнилова громкими криками «ура!».
Адмирал и сопровождающие его офицеры остановились возле одной из пушек пятого бастиона и стали наблюдать за действиями орудийной прислуги. Поблизости разорвались подряд два вражеских снаряда. Никто из матросов не повернул головы. Пыль окутала орудие, но и сквозь эту завесу было видно, как ловко батарейцы заряжают и накатывают пушку. Вот поднесли к запалу палильную свечу *, и, вздрогнув, чугунная громадина выплеснула свистящее, хрипящее
— Отменно! — похвалил Корнилов.
Он сошел с лошади и в окружении офицеров на¬правился на площадку — крышу каземата. Она возвышалась над укреплением, и снаряды французов все чаще и чаще неслись именно сюда.
Начальник бастиона поспешно забежал вперед адмирала и, бледнея, проговорил:
— Ваше превосходительство, я прошу вас сойти вниз. Вы нас обижаете, вы доказываете тем, что не уверены в нас. Уезжайте отсюда. Прошу. Мы исполним свой долг...
Корнилов сухо ответил:
— А зачем же вы хотите мешать мне исполнить
свой долг?
 
------------------------------------------------------------------------------
 
* Смотрите в конце книги « Пояснения Ст. Фролова», написанные после прочтения рукописи. Не только слова, отмеченные звездочкой, но и другие морские термины, упоминаемые в книге, а также краткие сведения о героях обороны вы тоже найдете в «Пояонениях»
 
+++
 
Адмирал поднял к глазам подзорную трубу и невольно замахал свободной рукой перед окуляром, будто мог разогнать многометровый слой дыма и пыли впереди. С досадой опустил трубу:
— Вышлите наблюдателей!
— Посланы , ваше превосходительство!
Корнилов повернулся, чтобы сойти с площадки, и вдруг внизу увидел мальчонку, который в упор рассматривал его. Поймав взгляд адмирала, мальчонка прыгнул в землянку. Корнилов нахмурился: на днях он отдал приказ эвакуировать из Севастополя всех детей и женщин. Владимир Алексеевич сам имел пятерых детей, но накануне бомбардировки отправил семью в Николаев.
— Почему не выполняете приказ? — адмирал резко ткнул пальцем вниз. — Почему на укреплениях дети?
Начальник бастиона подбежал к краю площадки, заглянул вниз:
- Никого нет-с , ваше превосходительство!
- Как нет-с! Только что был. Кто командир батареи?
— Лейтенант Забудский.
— Позвать!
Офицер, услышав свою фамилию, подбежал к адмиралу.
Владимир Алексеевич внимательно осмотрел молодого командира. Тонкое бледное лицо обрамляли опаленные бакенбарды , мундир его был прожжен во многих местах, но сидел молодцевато.
Уже мягче адмирал произнес:
— У вас на батарее дети , лейтенант.
— Так точно, ваше превосходительство. Сын бомбардира Пищенко.
— Почему не отправили обозом? — Забудский растерянно молчал. — Кончится бомбардировка — отправить!
И тут раздался умоляющий звонкий голос:
— Не отправляйте, ваше превосходительство.
— Это кто там?! — грозно проговорил адмирал. — Выходи!
- Не выйду! — испуганно донеслось снизу.
Офицеры свиты заулыбались. Корнилов с притворной суровостью сдвинул брови. — - -Приказываю выйти.
Из землянки показался мальчишка. Отряхнулся, вытянулся во фрунт и строевым шагом подошел к адмиралу :
— Николка, сын матроса 37-го флотского экипажа Тимофея Пищекко, по вашему приказанию явился! — громко отрапортовал мальчуган. И жалобно попросил: — Не отправляйте с батареи, ваше превосходительство! Я... воду доставлять могу...
С водой на бастионах действительно было туго. Адмирал повернулся к своему адъютанту:
— А ведь сын бомбардира прав. Надобно привлечь к этому делу горожан. — И стал спускаться вниз.
Проходя мимо мальчика, повернул к нему голову:
- Значит, помощник? А на чем собираешься возить?
— Уж придумаю.
— Ну уж придумай, придумай! — Корнилов улыбнулся и, садясь на лошадь, бросил Забудскому;
- Поставить на довольствие!
— Есть поставить!
Глухой удар оборвал фразу. Бомба * взорвалась совсем рядом, и лошадь Корнилова испуганно заржала, взвилась на дыбы. Адмирал осадил ее, ласково похлопал по холке. Но гнедая не слушалась — она дико косила глазом на дымящуюся воронку и не шла вперед.
Владимир Алексеевич наклонился к прижатому уху лошади и строго сказал:
— Не люблю, когда меня не слушают.
Лошадиное ухо медленно приподнялось, и гнедая, преодолевая страх, пошла вниз с батареи...
Днем Корнилов появился на Малаховом кургане. И вновь прокатилось по редутам громогласное «ура!». Адмирал снял фуражку, вытер пот со лба.
— Будем кричать «ура!», когда собьем английскую батарею, а теперь покамест только французская замолчала.
Он выпрямился в седле и, не надевая фуражки, поскакал вверх. Сопровождающие отстали, только адъютант мчался рядом.
Возле батареи у оборонительной башни спешились. Владимир Алексеевич сошел с лошади и зашагад вдоль земляного вала. Вдруг адмирал остановился., На земле, хрипя и задыхаясь, перевязывал себя матрос. При виде адмирала раненый попытался встать. Владимир Алексеевич быстро подошел к матросу.
— Немедленно носилки!
Адъютант бросился выполнять приказ. Корнилов наклонился над лежащим. Тонкими длинными пальцами стал разматывать бинт.
Появились офицеры свиты. Кто-то посоветовал не беспокоить матроса: похоже, ни в чьей помощи он уже не нуждался.
Владимир Алексеевич грустно посмотрел на говорящего.
— Да, всем не поможешь. К тому же и медик из меня никудышный...
Адмиральская группа направилась к оборонительной башне Малахова кургана. На первом этаже этой башни, за толстыми стенами из белого инкерманского камня лежали тяжелораненые офицеры , ожидая
отправки в госпиталь.
Несколько секунд Корнилов вглядывался в багровые вспышки вражеских батарей. Потом спросил:
- Как с припасами?
- Много отсыревшего пороху , - ответили ему, - каптенармусы не успели...
Последних слов адмирал не расслышал: рядом ударила шрапнель.
- Ваше превосходительство, пойдемте отсюда, — быстро заговорил адъютант, - вас там спрашивают.
Корнилов только улыбнулся этой незатейливой хитрости.
Один из снарядов упал на валу, адмирал отряхнул с шинели землю. Еще несколько бомб взорвалось
поблизости. Англичане явно заметили группу военачальников и пристрелялись.
Владимир Алексеевич попрощался с офицерами и направился к батарее, где осталась лошадь. Вдруг ноющий звук шального снаряда догнал его. Тупой удар. Вскрик нескольких голосов. Все бросились к адмиралу.
- Носилки! Носилки!
Корнилов лежал на земле. Рядом валялся обломок шашки,
- Владимир Алексеевич! Владимир Алексеевич!.. Адмирал открыл глаза и, обведя взглядом офицеров, тихо произнес:
- Ну вот и отвоевал... -
Он хотел сказать что-то еще, но губы не слушались. На побелевшем лбу выступили капли пота. Глаза смотрели спокойно.
Подошли матросы с носилками, на них уложили Корнилова. Медленно двинулись вниз с кургана. Адмирал приподнялся.
— Отстаивайте же Севастополь!.. — едва слышно произнес он и потерял сознание.
+++
 
Это произошло 5 октября 1854 года * в 11 часов 30 минут. Владимир Алексеевич Корнилов скончался вечером того же дня.
+++
Стасик бережно расправил старинную карту. Па¬лец его заскользил над паутинкой фиолетовых линий, где причудливой вязью было написано: «Корабельная слободка».
Если посмотреть на Севастополь сверху, то синяя бухта словно длинная ящерица, что вползла в город да так и застыла. Она рассекла Севастополь на Северную и Южную части. Южная еще одной бухтой — оттопы¬ренной лапкой синей «ящерицы» -— разделена на Центр и Корабельную сторону.
— Домик Пищенко, — заявил Стае, — находился вот здесь, на Корабельной, на углу Михайловской и Базарной — так эти улицы раньше назывались. Это возле нынешней Ушаковой балки — знаете, там сейчас высотные дома?
Щеки Стасика разрумянились. Он говорил быстро, заметно волнуясь:
— Мама Николки могла быть ранена только осколком английского снаряда.
— Погоди, погоди! Почему не французского?
— Смотрите, — мальчик замерил циркулем расстояние на карте, — до Михайловской улицы что от французских, что от английских позиций почти шесть километров. Но у англичан были пушки с витым каналом — новинка артиллерии. И только они могли стре¬лять на такое расстояние.
Да, теперь мы почти зримо представляли, как про¬изошло несчастье. Как осколком снаряда, залетевшего
--------------------------------------------------------------------------------------
 
• Все даты даются по старому стилю. Для того чтобы
по¬лучить современное исчисление, нужно прибавить цифру 12. Например: по старому стилю 5 октября — 17 октября по новому.
---------------------------------------------------------------------------------
 
на дворик, свалило наземь Екатерину Пищенко. Как ни на час не отходил Николка от постели раненой, как смачивал ее губы холодной водой. И не верил, что спасти мать уже невозможно.
— Она умерла в конце бомбардировки, — тихо про¬
изнес Стае. — Иначе Николка пришел бы на бастион
раньше,
— Может быть,.. Но у нас нет доказательств.
— Будут доказательства! — И, смутившись, добавил: - Постараемся найти. Ведь правда?
Парень всерьез взялся за изучение Крымской войны. Сегодня он положил перед нами густо исписанную тетрадку.
+++
Ст. Фролов
 
КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ СОБЫТИЙ ОБОРОНЫ
 
Когда русские войска побили турок на Дунае и при Синопе, англичане и французы испугались. Они не хотели допустить, чтобы Россия сама господство¬вала на Ближнем Востоке. Началась Крымская война.
2 сентября 1854 года около 360 вражеских кораблей высадили десант вблизи Евпатории. А через неделю на реке Альме произошло первое сражение. Храбро бились наши солдаты, но слишком неравны были силы. Русским войскам пришлось отступить.
В то время главнокомандующим Крымской армии был князь Меншиков, любимец царя. Меншиков был плохим полководцем и после битвы на Альме, вместо того чтобы привести войска к Севастополю, отвел их в глубь Крыма. Он не собирался защищать город.
В «Истории обороны Севастополя», которая вышла в Санкт - Петербурге в 1889 году, участник сражений генерал Хрущов сказал:
«...всего на оборонительной линии было до 200
орудий. Итак , можно сказать, что с сухого пути Севастополь не имел солидных укреплений».
Враги тоже знали это. Они рассчитывали быстро захватить город. Но просчитались. По проекту военного инженера Тотлебена * в короткий срок были по¬строены бастионы и редуты. Во главе обороны стали славные адмиралы Нахимов и Корнилов.
Звание вице-адмирала Корнилов получил позже своего старшего товарища — героя Синопа Павла Степановича Нахимова. Нахимов преклонялся перед организаторским талантом друга. И именно по
пред¬ложению Нахимова Военный совет утвердил Владимира Алексеевича руководителем обороны Севастополя.
Обезопасили себя и со стороны моря. Чтобы преградить неприятельскому флоту вход в Севастопольскую бухту, затопили несколько парусных кораблей. Десять тысяч матросов сошли с кораблей и стали защищать крепость с суши...
Прошла неделя. Наш помощник не появлялся и не звонил. Вдруг сегодня он прибежал к нам с утра взволнованный.
— Есть доказательства! Мама Николки Пищенко ... Стасик раскрыл книгу — записки офицера - артиллериста с пятого бастиона. Страница 115:
«Командира правого фланга 22-го оборонительного участка Забудского контузило. При сем убило его ве¬стового. После восстановительных работ я видел у лей¬тенанта в вестовых юнгу с корабля. Сказывали, что мать юноши сего скончалась на днях в госпитале...»
— Это был Коля Пищенко!
— Но почему юнга?.. И потом — Забудский... Он ведь батареей командовал.
— Во-первых, офицер мог не знать, что Колька не юнга: на нем был отцовский бушлат и бескозырка. Во-вторых...
Стасик положил перед нами исписанный листок.
— Читайте. Из важного документа.
 
РЕШЕНИЕ ПОХОДНОЙ ДУМЫ ГЕОРГИЕВСКИХ КАВАЛЕРОВ ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ П. С. НАХИМОВА
О ПРЕДСТАВЛЕНИИ К ОРДЕНУ ОФИЦЕРОВ, ОТЛИЧИВШИХСЯ
ПРИ ОБОРОНЕ СЕВАСТОПОЛЯ
 
15 ноября 1854 года
Командир батареи 26-го флотского экипажа лейтенант Григорий Николаевич Забудский. До 7 октября командовал батареек , 7-го вступил в командование правым флангом второй дистанции,
постоянно находился под сильнейшим неприятельским огнем, неутомимо действуя днем и ночью противу неприятеля, искусной пальбой сбил несколько орудий, надолго заставлял молчать неприятеля; презирая всякую опасность, примером своей храбрости воодушевляет подчиненных. 24 числа того октября сильно контужен в голову, но остался на своем месте.
— А теперь смотрите, что получается. В докладной генерал-инженера Тотлебена о завершении восстановительных работ после первой бомбардировки сказано, что пятый бастион был заново укреплен к 10 ноября 1854 года... Выходит, Екатерина Пищенко скончалась 8—9 ноября.
 
+++
 
Стучат кирки, скрежещут лопаты. Скалистый грунт бастиона поддается с трудом.
Сколько протянется передышка — неизвестно,
ну¬жно спешить. Во время бомбардировки разбило много орудий. Местами до основания снесены насыпи, развалены траншеи и землянки, рухнула оборонительная стенка.
Николка помогает отцу укреплять туры — корзины с землей. По его измазанному лицу бегут ручейки пота, оставляя светлые полосы.
— Не мешкать! — командуют сверху.
Поддерживая локтями спадающие штаны, мальчишка вскакивает на корзину, спешно утрамбовывает землю.
— Готово! — то и дело кричит он и прыгает на следующую корзину.
Появился поручик Дельсаль — высокий, узколицый, гладко выбритый. Поручик руководил восстановительными работами.
- Ваше благородие! — обратился к нему матрос Нода. На корабле он служил барабанщиком. — Дозвольте обратиться.
— Говори, — слегка картавя, произнес саперный офицер.
— Слово имею насчет этой стенки.
— Ну, ну , — поторопил его Дельсаль.
—... Когда возводили ее, все глядел, и сомнение
брало: а ведь бомба завалит откосы! Больно скос крутой. Так оно и вышло.
Дельсаль с интересом посмотрел на смуглого, с лихо закрученными усами матроса.
— Так-так, продолжай.
— Вот ежели бы сделать другим макаром ,..
Они прошли вдоль батареи и поднялись на крышу блиндажа. Нода увлеченно объяснял свое предложение. Офицер вынул из сумки план. Батарейцы видели, как они склонились над планшетом. Дельсаль что-то чертил, то и дело обращаясь к матросу.
Николка с удивлением смотрел на Ивана Ноду. Тот ли это матрос, что бесшабашно говорил: «В меня хоть батогом, хоть оглоблей никакую науку не вобьешь! Вот только «отбой» да «побудку» башка уразумела»?!
К батарее, скрипя и повизгивая, подъехала арба, доверху груженная фашинами — длинными плетнями. Ими укреплялись земляные валы. Арбу сразу разгрузили. Возница поманил Кольку:
— Погонять умеешь?
— А как же!
— Хошь за фашинами съездить? А я тут подсоблю. Поди попросись.
— Пусть прокатится! — закричал сверху, с вала, отец. — Передохнет малость.
Возница подсадил Николку на облучок. Мальчишка схватил вожжи и, боясь, что могут передумать, поспешно выпалил:
— Но-о!
Лошади не шевельнулись. Раздался смех.
— Ну и возница!
— Чего смеетесь, — вступился Нода, — он, может, этих лошадей не знает.
— Точно, не знает, — пробасил хозяин телеги. — Это работящие кони, братец. С ними ласково надобно... Ты ослабь вожжи-то — они сами и потянут.
Обескураженный Николка ослабил поводья, и арба медленно покатилась под гору.
Лошади привычно повернули в узенький переулок и пошли по неглубокому оврагу. Овраг вывел к большому захламленному двору: там женщины плели из прутьев фашины для бастионов. В центре в огромном котле кипела вода. Мальчишка спрыгнул с арбы и направился в глубь двора — там распаривали пучки хвороста.
— Гляди, кони-то без хозяина пришли! — удивилась женщина.
— Они при мне, — пробурчал Николка.
Женщина вздохнула:
— И мой Петруха , верно, по бастионам валандается. Гнать некому.
— Надобности нет, — вмещался одноногий солдат — он тут был главным, — Ты вот по доброй воле вязать пришла, а малята — они тоже нужду разумеют. Этот, — отставной указал на мальчика, — возницу высвободил. Глядишь, лишние руки бастиону. Я тебе, Михайловна, так скажу: россиянин сызмальства за Отечество живот покласть готов — это в кро¬вушку вошло. Француз — он на язык спорый: думал, ударит своими мортирами * — конец Севастополю! Ан нет! Даже на штурм не пошел — убоялся...
Николкина арба, груженная фашинами, медленно выехала со двора. Мальчишка гордо восседал на козлах, поддерживая провисающие вожжи.
На дорогу вышла девочка, она подняла руку.
— Тпру-у! — Николка резко натянул поводья. - Чего еще там?!
— Мне на бастион, — услышал он тоненький голосок. — Возьми...
— На какой еще бастион ?!
— Я водицы несу, — не замечая высокомерного
тона, ответила девочка. В правой руке она держала глиняный кувшин.
— Я на пятый, — с достоинством бросил возница. — Ладно , влезай.
Девочка уселась, и арба покатила дальше.
Некоторое время молчали, но Николка не выдержал, заговорил :
— Батя на каком служит?
— Служил, — в голубых глазах девочки появи¬лись слезы. — Маманя теперь в горе навечном...
У Николки защекотало в горле.
— А у нас мамку... того... Схоронили третьего дня...
Выехали в Кривой переулок. Мальчик спохватился:
— Ты воду где брала? Их благородие разузнать велели. Потом бочку снарядим.
— Да тут недалече. Покажу.
Через полчаса солдаты и матросы батареи
Забудского уже разгружали телегу. Веселый Нода, увидев Николкину спутницу, нарочно громко сообщил:
— А наш-то не один возвернулся — с барышней!
— Она воды привезла, — смутился парнишка.
Подошел отец.
— Воды, говоришь. Ну-тка, дай хлебнуть! — И он с жадностью припал к глиняному кувшину. — А зовут тебя как , голубоглазка?
— Алена. Велихова я.
+++
Мальчишка, расставив на валу грибы, которые насобирал по склонам, увлеченно сбивал их камнями.
— Вестовой Пищенко!
Окрик был таким грозным, что Николка невольно вздрогнул и обернулся. Улыбающийся, загорелый Но¬да дурашливо выговаривал:
— Ай-я-яй, ваше благородие, господин вестовой! Ай-я-яй... Чего это ты затеял?
Колька показал на дальний ряд воткнутых в землю грибов:
- Это - Осман-паша. А тут — Нахимов.
- А , Синопское сражение! Ну, тогда, браток,
на¬путал ты. — Нода стал менять грибы местами. - У турков эскадра стояла луною. Семь фрегатов здесь, а тута — корвет. И еще два парохода возле батареи... Теперь точно... А мой корабль, — Нода взялся за очередной гриб, — мой бросил якорь...
- Дядя Иван, ты на каком был?
- Как на каком! — возмутился Нода. — На самом главнейшем. Я, ваше благородие, господин вестовой, на «Императрице Марии» под началом Павла Степановича служил.
Глаза чернявого матроса заблестели, привычным движением он крутанул ус.
— Вошли мы двумя колоннами напрямик в Турецкую бухту, — Нода стал быстро передвигать грибы, показывая, где, какой корабль бросил якорь, как сносило колонну течением. Потом отбежал в сторону, подхватил с земли горсть камней, ткнул пальцем в «кильватерный» строй и азартно закричал:
— По турецкой эскадре калеными * — пли!
На вал обрушился град булыжников. «Императри¬ца Мария» атаковала флагманский «турецкий фре¬гат».
— Принимай командование «Парижем»! — приказал Нода,
— Слушаюсь, ваше превосходительство! — отчеканил Николка, изображая командира второй колонны.
По « турецкому флоту », зажатому в «бухте»,
ударила «артиллерия» с двух бортов. Минута — и грибы превратились в серое месиво. Нода облегченно вздохнул:
— Вот так всех турок пожгли. А их главный паша саблю свою Ивану Степанычу сдал.
Колька, возбужденный «сражением», попросил:
— Дядя Иван, дай «Егория» подержать.
Нода снял с груди Георгиевский крест и протянул его Кольке.
— На. Да смотри не поцарапай.
Награду за Синоп флотский барабанщик получил из рук самого Нахимова.
Николка бережно подержал орден на ладони, вздохнул. Отвернулся от матроса и примерил
« Георгия ».
Нода сделал вид, что не заметил. Посмотрел на небо, будто кто-то там повесил часы, сказал:
— Пора мне, брат Николка. Да и твое начальство, поди, заждалось.
Уже возле офицерского блиндажа, поправляя бескозырку, Николка вспомнил о грибах. «Эх, хотел ведь бате поджарку состряпать!» И улыбнулся: перед гла¬зами возникло серое грибное месиво «турецкой эскадры».
В землянке жарко и накурено. Кроме командира дистанции Забудского и его помощника Дельсаля, еще два незнакомых Кольке офицера. На столе го¬рит лампа. Офицеры играют в карты.
— Мальчишка попытался проскочить незамеченным, но Забудский, вроде бы и не смотревший на вход, нарочито громко произнес: Не будет! — пылко выкрикнул Дельсаль.
— Позвольте, — возразил штабс-капитан, — мы воевали не единожды, а Россия все та же!
— Нет, — приподнялся его напарник, — уже после кампании двенадцатого года Русь и мужик не те!
И декабрьский бунт тому доказательство.
Стало тихо в блиндаже. Потом послышался вздох Забудского:
— Розги — не очень надежное оружие...
Слипались глаза, по усталому телу мальчика разливалась истома, обрывки фраз доносились теперь откуда-то издалека:
— «.солдат воюет за Отечество. За Отечество, господа! Не за вас, не за меня и не за петербургского барина. За О-те-чес-тво!
— ...союзники упустили момент штурма...
— ...покойный Владимир Алексеевич-
Неожиданно таинственные слова привлекли внима¬
ние мальчика. Говорил командир дистанции Забудекий:
— Погреб, пороховой погреб необходимо обнаружить. Где они его устроили? За хутором Вотковского , что ли?..
— Надобно лазутчиков выслать.
— Высылали. Не возвернулись. Похоже, засекли французы.
— Отыскать таких, чтоб окрестность досконально знали.
«Да я этот хутор Вотковского почище любых лазутчиков знаю», — подумал Колька.
Сверху послышались выстрелы, и через мгновение рядом с блиндажом разорвался снаряд.
— Это английский. С Зеленой горы, — поднимаясь, сказал Забудский.
В ответ ударила наша мортира. Перестрелка усиливалась. Офицеры поспешно вышли из блиндажа.
Над бастионом с шумом пронеслись конгревовы ракеты *, осветив орудийную прислугу.
Стояла теплая южная ночь, хотя и был ноябрь. Забудский подошел к валу и коротко скомандовал:
— Отвечать изредка!
Он следил за вспышками на батареях противника. В темноте, прочерчивая небо, ярко светились запаль¬ные трубки «лохматок». Так батарейцы прозвали- по-роховые бомбы — в полете они крутились и казались лохматыми огненными шарами.
— Хороша иллюминация! — послышался веселый
голос Ивана Ноды. — Ох, хороша!
— Француз привык к фейверкам да к
праздникам — в тон ему ответил Тимофей Пищенко.
— «Лохматка»! — закричал сигнальщик.
Он стоял на валу и следил за полетом снарядов, всегда безошибочно определяя их направление.
«Лох¬матка» разорвалась у матросской землянки,
— Ишь , махальный, — кивнул в сторону
сигналь¬щика Нода, — точь-в-точь Илья-пророк!
Забудский вдруг увидел у орудий в центре батареи фигурку вестового.
«Так и тянет его к пушкам - вот пострел!» А Николка смотрел в сторону хутора Вотковского и думал:
«Пороховой погреб. Где он может быть? Где его французы спрятали?»
Copyright: Михаил Лезинский,
Свидетельство о публикации №89606
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ:

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Михаил Лезинский[ 20.05.2006 ]
   Лезинский М. Л. и Эскин Б. М.
   Л41 Сын бомбардира. Повесть. М., «Молодая гвардия», 1978.
   128 с. с ил. (Юные герои).
   Повесть о юном герое Севастопольской обороны 1854— 1855 гг. Коле Пищенко, удостоенном за свои подвиги ордена высшей солдатской доблести — «Георгия » и других наград.
   Книга рассчитана на детей среднего школьного возраста.
   79 — 73 Р2
   078(02)-7
   Для детей среднего школьного возраста И Б Hi 1402
   Михаил Леонидович Лезинский и борис Михайлович Эскин
   СЫН БОМБАРДИРА
   Редактор Л. Лузянина
   Художник Е, Суматохин
   Художественный редактор А. Гладышев Технический редактор Г. Лещинская Корректоры: Е. Сахарова, Т. Пескова
   Сдано в набор 12ДХ 1977 г. Подписано к печати 23/П 1978 г. А05554. Формат 84ХЮ87зг. Бумага № 2. Печ. л. 4 (усл. 6.72). Уч.-изд. п. 6,4- Тираж 100 000 экз. Цена 20 коп. Т. П. 1978 г., Ка 79. Заказ 1493.
   Типография ордена Трудового Красного Знамени издательства ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия*. Адрес издательства и типографии: 103030, Москва, К-30, Сущевская. 21.
   ++++++++++++++++
   ЭТО ПЕРВАЯ ГЛАВА - продолжение будет !

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов