Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник года - 2021
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Международный фестиваль
Вся королевская рать 2020
Положение о Фестивале
Страница Фестиваля
Блиц-конкурс
Клуба мудрецов
Инесса Мазур
Идеальный самец...
Задание для умудренных опытом

Буфет. Истории
за нашим столом
Чтобы это значило?

Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Между нами, писателями, говоря
Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Оровская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РазноеАвтор: Наталья Балуева
Объем: 108366 [ символов ]
О чем поют «Лелеки» - 3

О чем поют «Лелеки» - 3

 
 
Уважаемые соРАТники, хочу представить вам третью, наверное, предпоследнюю подборку произведений замечательных украинских писателей, членов МСП и РО МСП «Лелеки».
 

КРИСТИНЭ КЕРН

 
 
Для тех, кто не видел Критинэ, скажу – я вам не завидую! :)
Эта девочка так быстро стала на портале всеобщей любимицей! В ее гостевой, как мне кажется, больше всего записей. Ее с удовольствием читают, с ней общаются, переписываются…
Но многие просто не видели ее глаза. Лично у меня в голове в день нашего знакомства крутились только слова армянской песни «Армянские глаза – красивые глаза» (произнести на армянском могу, написать, к сожалению, - нет).
 
Небольшое интервью:
 
- Как давно вы на портале "Что хочет автор?"
 
Признаться, я даже не подозревала, как много литсайтов в Интернете. В мой жизни, настало время, когда общение с творческими людьми стало необходимым, как воздух. Я чувствовала, что задыхаюсь….
Именно, тогда решила поискать (не виртуальные) литературные клубы, союзы ….
Сайт «Что хочет автор ?» нашёл мой друг .При первом же знакомстве с порталом он меня зачаровал:)
Я познакомилась с замечательными и талантливыми людьми, с некоторыми уже успела подружиться.
После создания Регионального Отделения МСП и наших встреч виртуальность постепенно перешла в реальность :)
А на сайте я чуть больше 6 месяцев, но порой возникает чувство, что не меньше 6 лет.
За это время многое изменилось во мне, в моей жизни и творчестве….
 
- Как давно вы пишете?
 
Для меня поэзия всегда была способом выражения своих чувств и эмоций, как мы говорили на собрании Лэлэк : «отдушиной». Не всегда, конечно, но чаще всего…
Первый свой стишок я написала в первом классе, потом всё те же стенгазеты, детские конкурсы …. Но я не воспринимала это в серьёз .
Затем, несколько лет не писала вообще.
В 1995 года, я осознала , что буду писать….
Часто вспоминаю эту загадочную ночь, что-то тогда изменилось во мне и изменило в последствии всю мою жизнь. Я просидела над тетрадкой до утра. Писала, писала и не могла остановиться …. Казалось будто излила всю душу, всё, что накопилось за долгое время молчания….Эмоции переполняли меня и менялись от боли к радости , от любви к ненависти …..
Именно с этого момента я начала писать стихи.
 
- Каким жанрам отдаете предпочтение?
 
В данный период жизни, мне всё чаще нравится писать о своей Родине её необыкновенной истории. Я только делаю первые шаги в этом направлении.
Философские стихотворения всегда присутствовали в моём творчестве (но они на сайте не выложены).
Стихи - посвящения, не уверена , что их можно отнести к отдельному жанру.
Гражданская лирика. Любовная лирика, а как же без неё, без её Величества Любви:)
Мне нравится пробовать и экспериментировать. Даже став настоящим поэтом, я всё равно буду искать новые жанры, грани творчества….
В прозе я ещё не определилась, ищу себя.
 
- Как вообще вы сочиняете? Как к вам приходят стихи или идеи?
 
Вспомнился оригинальный ответ Корвина: «А как ты глотаешь?». Я б перефразировала – «А как ты дышишь?»:)
Вдохновение ко мне приходит неожиданно, и длится несколько дней…неделю.
Я никогда не знаю, о чём будет начатый стих и чем он закончиться. Очень редко пытаюсь изложить в стихотворной форме определённые эмоции . Вначале появляются первые строки, которые впоследствии и перерастают в стихотворение. Именно эти строки и являются для меня сигналом …. Я точно знаю, что они мне не дадут покоя, пока я не сяду писать:)
А иногда мне снятся стихи …. я ясно вижу во сне строки, написанные на пожелтевшей бумаге….
Приведу цитату , из моём стихотворение «Муза» :
 
Вся жизнь поделена тобой:
На дни-творенья; дни-притворства.
В душе скопились чередой:
Стихи, поэмы, песни, проза!
 
- Что для вас означает литература?
 
Очень ёмкий вопрос, трудно изложить свои мысли коротко …. Частично я на него ответила в предыдущих вопросах…
В интервью ФанКлубу «Мудрое слово Моисея» , на вопрос Глубокоуважаемого Бельфермана Моисея : «Обращаетесь к поэзии, словно к живой. Подобно - к почитаемому
человеку, творцу!» (цитата) , я ответила:
 
Поэзия Выше и глубже человека! Некая безграничная вселенная...
Человек лишь средство передачи внешней оболочки поэзии.
В каждом стихе поэт оставляет частичку своей души, поэтому
ПОЭЗИЯ – это огромная, «ЖИВАЯ ДУША» ….
Я считаю отдельным талантом «ощущение сердцем»- стихов, а не просто чтение строк….
 
- Назовите любимых писателей или поэтов.
 
Их много:)
Но в основном, «любимыми» для меня являются классики, как бы банально это не звучало.
Поэты - М.Ю Лермонтов, А.С Пушкин, А.А. Ахматова, О. Мандельштам, Игорь Северянин….. Марину Цветаеву всё же выделяю.
Писатели – Достоевский, Булгаков, Чехов, Стендаль, Экзюпери и т.д.
 
- Ваши любимые авторы на портале. Можете сказать пару слов о них.
 
Долго думала … и всё же решила не раскрывать всех тайн:)
Только скажу, что на портале, действительно, много талантливых авторов. Радует, что с каждым днём их становиться больше!
 
- С кем из портальцев вы бы хотели "спеть" дуэтом?
 
Уже спеваемся:). Надеюсь, скоро плоды совместного творчества порадуют и даже удивят.
 
- Вы где-нибудь публиковались?
 
Как я уже писала, периодично публиковалась в различных газетах .
 
- Какой литературный конкурс вы бы хотели провести или в каком
поучаствовать?
 
Провести- «Сказочный мир весны» :), а вообще у меня очень много идей.
Поучаствовать - в «Откровение Души», который я к сожалению пропустила и в
каком-то «Ангельском конкурсе ».
Мне в принципе нравятся все конкурсы, которые проводятся на портале.
 
- Какие литературные планы или мечты на будущее?
 
Выпустить сборник стихов , посвящённый моему Отцу.
 
- И последний вопрос, я бы хотела, чтоб вы его поняли правильно. Ваше
творчество. С чем бы вы хотели, чтоб оно ассоциировалось у читателей?
 
Наверное самое главное для меня , что бы читатель поверил в искренность написанного. Ассоциации- эмоции, душевность, нежность и немного армянского колорита.
 
А по этому адресу можно прочесть интервью с Кристинэ в фанклубе Моисея Бельфермана
«Во мне бушует безграничная любовь к Армении и благодарность, уважение к Прекрасной Украине» http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=66187&pid=45
 
Начну обзор произведений, наверное, с одного из самых ярких стихотворений. Кажется, что такая молоденькая и утонченная девушка не сможет написать стихотворение сильное и мудрое своей философией, но это не про Кристинэ.
 
ПРОРОЧЕСТВО ВЕЛИКОГО ТИГРАНА
 
Когда на пьедестал взошла луна
Над берегом сребристого Севана,
Запела эхом старая зурна
Пророчество Великого Тиграна.
 
*
И сквозь века взывал молящий стон
И благолепный голос полководца:
"Я восходил торжественно на трон,
Но от чего на небе меркнет солнце?"
 
"Всемирное признанье, сыновей,-
Пророчил.- И могущество, и славу,
Предательства лукавых бунтарей...
До дна испил змеиную отраву!
 
 
Как одинокий сокол много лет,
Меж острозубых скал душа томится…
Мне одиночество поёт навет
И бесконечность надо мной глумится...
 
Мой ржавый меч в пыли, как раб, ничком,
И мысли - как тлетворные затеи,
И по сердцу отравленным клинком -
Звон триумфальных почестей Понтеи.
 
Впечатляет. И говорит о силе духа… или души автора.
А вот следующее стихотворение наверняка навеяно симпатией к поэтам-классикам:
 
МОЙ АНГЕЛ МИРА И ТЕПЛА
 
Небесный друг мой златокрылый
В час грусти навести меня,
Пером златым коснись едва
Груди тоскливой и унылой,
Когда луна средь звёзд блистает
И сердце юное моё
Печаль тоскливая терзает,
Твоё волшебное перо
Подобно музе вдохновляет,
Уста печальные мои
Улыбкой светлой озаряет…
Так зарождаются стихи
Твоей покорнейшей слуги!
__________________
Небесный друг мой златокрылый
Мой ангел, мира и тепла
В час грусти навести меня…
 
И совсем другое стихотворение. Оно звучит в полном смысле этого слова:
 
ПУСТОЗВОННЫЕ ПИСЬМА ЛЮБВИ
Стонет флейта, в камине горят
Пустозвонные письма любви.
Отрекаясь , единожды, взгляд
Не поверил чувствам строфы.
 
Хладной тенью склонился дым
Над прожженной моей душой.
Гулкий крик оказался немым,
Растворяясь во мгле тишиной…
 
Лишь чарующий флейты стон
Убаюкивал горечь судьбы,
Воспевая со мной в унисон
Пустозвонные письма любви.
 
А вот это стихотворение в прозе уже больше соответствует самому образу Кристинэ и глубинной грусти ее глаз:
 
Изумрудные россыпи звёзд ... (стихотворение в прозе)
Изумрудные россыпи звёзд мерцают на бархатном небе. Волшебство этой сказочной ночи очарует наши души, сердца. Я уверена, где бы ты не был ты стоишь у окна.
И с печалью ищешь средь звёзд моё имя, созвездье, планету …Ты попросишь у ветра мои плечи обнять, у дождя прикоснуться к губам, ты попросишь у звёзд прошептать песнь любви …. Только знаешь, всё это не излечит боль разлук и предательства….
Изумрудные россыпи звёзд мерцают на бархатном небе. Я уверена, где бы ты не был, в этот миг вспоминаешь меня…. Но не знаешь, как сильно люблю я тебя!
 
И все же, как писала в интервью Кристинэ, философские, волевые, сильные стихи ей намного ближе любовной лирики:
 
*ТРИ КОРАБЛЯ
1.
Спустилась на площадь "суда".
За мною плывут три корабля...
Плывут по асфальту. «Гляди!»-
Кричат люди с толпы
И пальцами тычут в нос
Плывущему кораблю,
И сердцем чтят вопрос,
Которого я не чту.
2.
Уж слышен паруса взмах
И скрежет железного дна...
Летают искры : врасплох-
Знаменье – скоро война!
На палубах строем стоят
Солдаты и командор,
На площади люди кричат
Несоразмерный вздор.
3.
Я к первому кораблю иду.
Взмахнула рукой ввысь
Я в сером асфальте тону...
Толпа подстегнула – «Топись!».
4.
Грудь воздух глотает – Страх,
Голодная пасть моя
Глотнула не воздух, а прах
Погибшего корабля. Всплыла,
На третий корабль взошла,
Что мочи кричу – «Вперед!»
Я с верой к победе шла
Не к жизни, а в собственный гроб.
5.
Склонила голову вниз,
Рукой обхватила штурвал,
Рванула словно рысь
На верный, но гордый провал.
6.
Я помню сто тысяч глаз....
Я слышу порой и сейчас,
Глумливый шепот суда: -
«На палубе корабля,
Не женщина, а беда!»
 
С глазами победы,скорбящей мольбой
Я виделась им черновласой бедой.
7.
Два лагеря – три корабля.
Один сгорел дотла,
Другой утонул, а третий,
Не вечный и не смертный,
Потерянный. ...Мой секретный
Бороздил просторами цвета:
 
Цвета черного – смерть,
Цвета белого – победа.
 
Мне пришлось и на чёрный смотреть,
Мне сбылось и белый отведать!
8.
Три солдата один командор,
Беспощадный судебный отбор.
Между ними скрещенные рУки мои.
Окровавленные две рукИ.
 
И пробитая грудь свинцом,
И сожжённая пасть огнём,
Всё изрублено во мне –
Бестелесная вдвойне.
Я не в теле, я в корабле.
 
Богомольцы – молитесь мне,
Иноверцы – клянитесь мне!
9.
По асфальту плыву в ночь,
Я морскую ищу мель.
Серо-бурый асфальт – прочь!
Лишь в песчаный морской туннель
Пришвартую корабль свой...
Однопалубный - слепой.
10.
Пусть погибшая мощь поспит.
НЕТ ! Не плачу... Реву навзрыд.
Я не женщина на корабле
И не сон в человеческом сне,
Я невидимого цвета –
Поэтесса безымянного века!
 
Ну и, конечно, не смогу не остановиться на стихах, посвященных Армении:
 
АРМЕНИЯ
Там, где гордые горы седые
обнимают под солнцем Севан
и слова напевают родные,
мой старинный живёт Ереван.
 
Там, где кровь проливалась веками,
Ради веры святой воевал,
Мой народ, окружённый камнями,
Безутешно, веками страдал.
 
Пусть земля наша стала чуть меньше,
И с веками забытый народ,
Перед миром и Богом он честен,
По кавказки, отважен и горд.
 
И горжусь я бессмертною силой
Всех армянских сердец на земле,
И своею, Отчизною милой,
Что сияет любовью во мне.
 
И на стихах, посвященных теперешней родине – Украине:
 
ПОМАРАНЧЕВИЙ ЛИСТОПАД (на украинском языке)
На тлі громадського обману і невіри,
Та втрачених надій переконань
На вулицях слов’янської країни,
Квітучі мрії помаранчевих повстань.
 
Забарвлені добром і волею серця
Блакитні очі помаранчевих людей
Мов теплі проміні, весняної долі сонця
Зігріють їх від сніжаних ночей.
 
…І їх багато їх не подолати
Вони ідуть кроками сподівань
До волі і почесній правди
До відповіді знищених питань!
 
Слов’янські діти! Діти козаків,
Під кольорами єдності і миру
Знедолені від нечесті панів,
Повстали разом - захистити Віру!
 
Вони сканують не заради слави
Вони сканують не на користь зла
Вони єднаються заради правди
Вони з’єдналися бо вже ПОРА!!!
 
І мрію – революції без крові,
Оранжевих ідей ,всесвітній дух ,
Заради гідності та захист волі
Заради нації: «Скануй мій друг!».
 
И одно из моих самых-самых любимых. Такое нежное, ласковое, светлое:
 
Улетай, АНГЕЛ мой,…
……………………………………..Холодных рук прикосновенье,
……………………………………..Во мгле, к тоскующей груди…
……………………………………..Томление …боль…уединенье …
……………………………………..Мой Ангел одиночества, уйди!
 
Изумрудные россыпи веры,
Шепчут ласково мне «расцветай…»
Дождь прольется… под звуки капели
в небеса, Ангел мой, улетай…
 
В моём сердце весенняя свежесть…
…озаряют любовью - слова …
Аромат чайных роз…безмятежность…
… я воскресла, …я снова жива…
 
…улетай, Ангел мой, улетай…
 
А перед тем, как коснуться немного прозы, хочу отметить еще и стихотворение, близкое всем нам – людям творческим.
 
Стихи, поэмы, песни, прозы...!
Она губами нежно веет,
Ищу ответы на вопросы,
Но мне, увы, никто не верит.
 
Капризна ты, вольнолюбива?
Тревожишь разум по ночам...
"Уходишь?! Так зачем будила,
Зачем ревнуешь к сладким снам?"
 
То грусть презренную предложишь,
То радостью меня поишь,
Но каждый раз, едва приходишь
Куда-то снова ты спешишь.
 
То станешь к левому плечу:
Встревожишь звезды небосклона.
Затрепещу...! Про грусть пишу-
Я к грусти непосильно склонна.
 
То станешь к правому плечу:
Взгляну на небо...солнце светит
Я вдохновлённая пишу,
О радости на этом свете!
 
Вся жизнь поделена тобой:
На дни-творенья; дни-притворства.
В душе скопились чередой:
Стихи, поэмы, песни, проза!
 
Кристинэ сказала, что ищет себя в прозе. На мой взгляд, у нее обязательно все получится:
 
Дверь моего кабинета была приоткрыта, тем самым я имела возможность понаблюдать за своими сотрудниками. Ведущий юрист, Пантелеймон Матвеевич Цырюлькин, закончив все свои дела, любовался Нателлой. Стоит отметить, что при всём его таланте юриста и прекрасного сотрудника, он был неуклюж, немного неряшлив и странноват……
Выглядел Пантелеймон в соответствии тому, как в сознании многих людей и ассоциируется портрет главного юриста фирмы: тучного телосложения, с круглой головой, больше походившей на узбекский арбуз, старомодными очками, сдавливающими массивный красный нос на рябом лице, посыпанном многочисленными горошинами прыщей.
 
Но странность его заключалась в другом. Когда он ехал на машине, то обязательно попадал в пробку, или бензин заканчивался, или пробивало колесо… И многоразовые опоздания к клиентам отражалось на престиже и финансовом достатке фирмы.
Было принято решение всем коллективом, что ведущий юрист - Пантелеймон Матвеевич Цырюлькин - должен ездить на метро.
 
Но….О ужас! От этой затеи пострадали многочисленные жители нашего города.
 
Ни разу, поверьте, ни разу не обошлось без приключений. Эскалатор , на который ступала нога ведущего юриста – останавливался, причём в начале наш герой ждал, пока эскалатор двинется с места, т.к. в силу его телосложения спускаться пешком было очень трудно. Но поняв, что этому не бывать (проверял несколько раз!), он прижимал к груди свой потёртый коричневый дипломат и, вздыхая, спускался пешком, при этом неуклюже толкая всех застывших в ожидании пассажиров. Его подвижный животик вырисовывал что-то, подобное турецкому танцу, а медвежьи шаги заставляли дрожать железную лестницу и подпрыгивать стоящих на ней людей.
И как только он спускался на перрон, обязательно оборачивался проверить свою теорию….эскалатор, радостно скрипнув, тотчас оживлённо трогался с места.
 
Как известно, днём поезда в метро нашего города, приходят с интервалом в полторы - две минуты. Но не тут-то было, в противоположную сторону зелёные вагончики отправлялись и прибывали в соответствии с нормами, а вот со стороны Пантелеймона Матвеевича с периодичностью как минимум в тридцать - сорок минут.
Дождавшись своего вагона, он обязательно отзванивался Нателлочке и докладывал, что полпути уже пройдено, и чтоб она не забыла перезвонить клиентам и предупредить о его задержке в связи с затянувшимся (якобы!) серьёзнейшим судебным разбирательством.
 
Сев в вагон, он доставал помятую газету и, устроившись поудобнее, с благодушным выражением лица погружался в чтение. Выходить нужно было уже на следующей станции - стал бы нормальный человек в таком случае суетиться, выискивая свободное место, утруждать себя никчемным минутным чтением?! Нет! Но ведущий юрист престижной фирмы был особо умным человеком, да плюс к этому ещё и провидец: он знал о будущей поездке то, чего даже водитель не предполагал, а пассажиры тем более.
Хитрость заключалась в малом: поезд, который вёз гения всех кодексов, останавливался (по разным причинам) в тёмном туннеле минут на пятнадцать - двадцать... Некоторые пассажиры успевали за это время упасть в обморок от возмущения и очнуться, другие столбенели и молились….только невозмутимый Пантелеймон Матвеевич спокойно наслаждался чтением.
 
По истечении недели проведения эксперимента, многие пассажиры стали замечать эдакую таинственную закономерность неполадок в метро с появлением в нём толстенького карапузика с потёртым коричневым дипломатом. Посему, было отмечено внезапное и неслыханное обогащение маршрутных такси, автобусов, трамваев и прочего наземного транспорта…
(«Юрист с отягчающими обстоятельствами» http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=83054&pid=0)
 

КОСС

 
 
Каждый раз ловлю себя на том, что когда начинаю говорить о следующем Лёлеке (как ласково иногда РО МСП себя называет), хочу начать со слов «а к этому человеку у меня особое отношение». Действительно особое. К каждому.
Стихи Олега Коссовского для меня не читаются, они звучат. Звучат его голосом. Открою вам огромный секрет, когда сидишь ночью за небольшим столиком уютной кафешки, заваленным стихами, книгами, фотоальбомами, мобильными телефонами и чашечками с кофе и читаешь по очереди с друзьями стихи… Нет, это чувство невозможно передать словами. И это не забывается.
 
Небольшое интервью:
 
- Как давно вы на портале "Что хочет автор?"
 
На портале я с декабря 2005 года. Решил прибиться к стае, так сказать:
 
Поэт в России - больше, чем поэт,
За свой народ от крест нести повинен...
Поэт ли я?
А почему бы нет?
Мне проще - я живу на Украине.
 
 
- Как давно вы пишете?
 
Пишу с юношеских лет (1985-86 гг). Можно ли назвать стихами мои первые опусы? Вряд ли, но без них не было бы того, что есть сейчас.
 
Поэтом можешь ты не быть,
Но стихотворчеством не брезгуй!
 
 
- Каким жанрам отдаете предпочтение?
 
Рифмованное описание жизни во всех её проявлениях. В основном, конечно, личной, гораздо реже - социальной.
 
В жизни моей есть дела поважней,
Чем межсезонная смена вождей.
 
 
- Как вообще вы сочиняете? Как к вам приходят стихи или идеи?
 
О, это высокое искусство доступно лишь избранным. Представляете, прилетает Муза на Пегасе, устраивает дикие танцы на столе, возбуждает во мне творческое начало и ... В общем, выплёскиваю рифмы потом на чистый лист... Давно, кстати не прилетала... Может, возраст? Всё ж таки 37 стукнуло недавно, не больно уж хорошая цифра для поэтов.
 
А может и что иное:
 
Не выдавил ни строчки за три дня...
Ты, Муза, что ли, бросила меня?
Она мне отвечает:
- Не гони!
Не лезь ко мне в критические дни!
 
Может, с Пегасом что-то случилось, ну там ось полетела либо коробку передач меняет на автомат. Давненько его не видел:
Вон в углу овса заначка,
Ковшик с ключевой водой...
Где же ты, моя конячка,
Мой Пегасик золотой?!
 
Вот так и сочиняю. Точнее, не сочиняю...
 
 
- Что для вас означает сочинительство (хоть это слово мне и не нравится), литература?
 
Сочинительство чего-либо является одним из высших проявлений сексуальной энергии, я бы даже назвал его Творительством. Просто многие останавливаются на творении детей, а некоторые идут дальше - передают в мир некую информацию, адресованную людям:
 
К чужим словам прислушайся внимательно,
Кто б ни был тот, кто начал говорить.
Каналу пить совсем необязательно,
Но он приносит воду тем, кто хочет пить.
 
 
- Назовите любимых писателей или поэтов.
 
Не могу и не хочу. Чукча не читатель, сам потихоньку ваяет нетленку...
 
Наваяв нетленку от руки,
Избегай сомнительных простраций:
В унитазе плавают бычки -
Символы бессмертных медитаций!
 
 
- Ваши любимые авторы на портале. Можете сказать пару слов о них.
 
Люче и Пиитух, пою вам славу!
 
Люче заворожила своими Вечными Женщинами, адекватностью мыслей и чаем с вареньем.
 
Лучшая на свете из принцесс
Путь свой направляет к мудрецу...
Худший из его учеников
По ночам бежит к её дворцу...
 
Пиитух - добрый инквизитор, мечтаю попасть под раздачу.
 
Путь к мудрости - тернистая дорога.
Идя по ней, не стоит забывать:
Мудрец - не тот, кто знает очень много,
А тот, кто знает то, что нужно знать!
 
 
- С кем из портальцев вы бы хотели "спеть" дуэтом?
 
Когда вернутся Муза и Пегас,
Тогда подумаю.
Не в этот раз...
 
 
- Вы где-нибудь публиковались?
 
Хранил невинность. Мир меня не знал...
Сейчас же - чую, вот мой час настал!
 
 
- Какой литературный конкурс вы бы хотели провести или в каком поучаствовать?
 
Проводить конкурсы мне пока рано - кишка тонка да и весомость свою ещё надо показать для этого, а вот поучаствовать попытаюсь во всём, ибо:
 
У меня достоинств, блин,
Как цветов весенних.
Недостаток лишь один -
Недостаток денег.
 
 
- Какие литературные планы или мечты на будущее?
 
С мечтами будь поосторожней,
Вокруг тебя - живые люди!
Но если будешь безупречен,
Тогда получишь то, что нужно.
 
 
- И последний вопрос, я бы хотела, чтоб вы его поняли правильно. Ваше творчество. С чем бы вы хотели, чтоб оно ассоциировалось у читателей?
 
В еде разборчив будь, мой сын.
Запомнить правило легко:
Сырое мясо - для мужчин,
А для младенцев - молоко.
 
* * *
 
Откуда мысли чЕрпает поэт?
Порою он и сам не даст ответ.
Но стих его, он вымышлен, иль нет,
На истину всегда бросает свет.
 
Хочу сказать, что это интервью очень показательное. Вот такой он и есть – КОСС. Мне очень нравятся его рифмованные остринки. Эдакие не «гарики», как у Губермана, а «олежики».
 
Стихи Олега обладают своей особой ритмикой. В них смешано доверие к читателю и изысканная простота. Лично мне редко удавалось почувствовать такое в произведениях других авторов. Сейчас принято искать «высокую поэзию», а мне кажется, что я нашла «настоящую». Понятную каждому.
 
M & M 2005
 
Полночь. Окна настежь. Чашка чая.
Псы лениво воют на Луну.
Вдруг из тьмы Красивая, Нагая
Подлетает к моему окну.
 
Я от неожиданности вздрогнул,
А Она смеётся и кричит:
« Можно приземлиться ненадолго?
И простите мне мой внешний вид!»
 
Вежливо, но нервно отвечаю:
« Подоконник – Ваш аэродром,
Ваш наряд я в целом одобряю,
Приземляйтесь, заходите в дом.
 
Предлагаю кофе, сигареты,
Тёплый плед и кресло у стола.
Любопытно мне, с какой планеты
На метле Вас полночь принесла?
 
Впрочем, отвечать не принуждаю,
Я читал о Вас и видел в снах…»
Ставлю чайник, музыку включаю,
Замечаю грусть в её глазах.
 
Взгляд её волнительно прекрасен,
Тело безупречно. Я поплыл…
Я уже почти на всё согласен…
Стоп! А я у гостьи-то спросил?
 
Буду с ней кокетливо любезен:
«Что ещё могу Вам предложить?
Чем ещё могу Вам быть полезен?
Может, кофейку ещё сварить?»
 
Струйку дыма выпустив красиво,
Всё ещё дистанцию храня,
Очень нежно вдруг она спросила:
«Мастер, ты не узнаёшь меня?»
 
В тот же миг прорезал тьму луч света,
Раскололся мир напополам.
Ослеплённый дерзостью ответа,
Я упал без сил к её ногам.
 
И мгновенно осознал, что прежде,
В праздной суете текущих дней,
Жил как все живут, ни свят – ни грешен,
И забыл о миссии своей.
 
И Она была со мной когда-то,
Та, у чьих коленей я распят,
А потом исчезла безвозвратно,
Ну а я уснул сто лет назад.
 
А сейчас воскрес. Окно открыто.
Свежий воздух. Полночь. Лампа. Чай.
Я всё вспомнил.
Здравствуй, Маргарита!
Больше никогда не улетай!
 
(Октябрь 2005)
 
 
ОДНО МГНОВЕНЬЕ
 
Нам дано одно мгновенье,
Чтобы так любить друг друга,
Как никто на этом свете
Не любил за все века,
Чтобы губ прикосновенье
Стало выходом из круга,
Где рождения и смерти
Вихрем кружат нас пока.
 
Нам дана одна секунда,
Чтобы так друг с другом слиться,
Как ручьи, приняв друг друга,
Вдруг становятся рекой,
Чтоб испив такого чуда,
Мы разбили все границы,
Что стоят ещё покуда
Между мною и тобой.
 
(1997)
 
 
ЧЕЛОВЕК
 
Наличие природного начала
Даёт мне право зверем быть лесным,
Даёт мне право рыбой плавать в море
И птицей гордо над землёй парить.
 
Наличие божественного духа
Даёт возможность осознать всё это,
Подняться над своей животной сутью,
Всю охватить и подчинить себе.
 
Граница между духом и природой,
Известная в народе, как душа,
Мне предлагает миллион рецептов,
По ним я совершенствую любовь.
 
Три мира, три могучих компонента,
Сливаются во мне в своём экстазе.
Наличие подобного процесса
Даёт мне право зваться ЧЕЛОВЕКОМ.
 
(Май 2003)
 
 
БЕДНОСТЬ
 
Много лет старуха Бедность
Словно тень плелась за мной,
Демонстрировала вредность
И грозила мне клюкой.
Я стрелял в неё картечью,
В лоб дубиною мочил,
Всё лицо ей искалечил,
Но до смерти не прибил.
Сотни раз всё это было,
Я лупить её устал.
Тут меня вдруг осенило,
Закурил я и сказал:
- Сколько будет продолжаться
Наша давняя война?
Сколько нам ещё сражаться?
И на кой ты мне нужна?
 
Бедность тихо отвечала:
- Не гони меня, не бей,
Пожалей меня сначала,
Накорми и обогрей.
Нам идти с тобой, приятель,
Всё равно плечом к плечу.
Коли хочешь быть богатым,
Я помочь тебе хочу!
Ты познал огонь и воду.
Не хватает медных труб?
Куда прёшь, не зная броду?
Этот путь тосклив и глуп!
Что за радость жить во мраке
И зависеть от казны?
Не нужны тебе дензнаки,
А способности – нужны!
Меркнут золото и деньги
Перед знаньем и умом,
Перед чудом и твореньем,
Перед скромным волшебством.
Дабы ты не отвлекался
На суЕтные дела,
Дабы одухотворялся,
Нас с тобой судьба свела.
Я не дам тебе скатиться
В сытый материализьм,
Я не дам скуриться, спиться,
Искалечить организьм.
Это, милый мой, непросто.
Буду бдить на страже я.
Ты ж – займись духовным ростом,
А не гавкай, как свинья!
Лишь у тех, кто сИлен духом,
Есть и злато, и почёт.
Ты же бьёшь то в глаз, то в ухо,
Как зажравшийся урод!
 
Я послушал. Стыдно стало
За невежество и зло.
- Что ж ты раньше-то молчала?
Али время не пришло?
Ты прости меня. Исправлюсь
И начну с тобой дружить,
От свиньи в себе избавлюсь,
Чтоб к высокому иттить.
Не бросай меня, старуха,
Я тебя не посрамлю!
Я теперь за дело духа
Кого хочешь удавлю!
 
И накрыл я ей поляну
Из того, что Бог послал,
Залечил былые раны
И с тех пор не обижал.
Как она и обещала,
Стал богатым я в свой срок
И духовностью, и налом…
 
Бедность, братцы, не порок!
 
(2004)
 
 
ТАНТРА
 
Подойди ко мне поближе,
чтобы запах нежной кожи
опьянил меня.
 
Не стесняйся, подойди же,
ощути мой импульс тоже,
обними меня.
 
Подними свои ресницы,
отражая ими солнце,
ослепи меня.
 
Чтоб я вдоволь смог напиться,
ты в глазах своих без донца
утопи меня.
 
Еле слышным губ касаньем,
чистотою влажных лилий
замани меня.
 
Улови призыв желанья,
совершенно без усилий
вдруг возьми меня.
 
Утоли немного жажду,
не спеши скорей напиться,
придержи меня,
 
Чтоб скусно и отважно
все исследовать границы,
освежи меня.
 
А когда ты всё узнаешь
и понять захочешь больше,
пригласи меня.
 
Если только пожелаешь,
задержи в себе чуть дольше,
попроси меня.
 
И в потоке изумрудном
без вопросов и ответов
прорости в меня.
 
А потом внезапно, чудно,
растворившись в этом свете,
отпусти меня.
 
Отражая бесконечность,
вновь в глазах огромных, дивных
утопи меня,
 
Отворив ворота в вечность
и себя во мне увидев,
возлюби меня.
 
(2003)
 
 
ГОЛГОФА
 
У любого человека
В жизни есть своя Голгофа,
На которую обязан
Он когда-нибудь взойти.
И неважно, четверть века
Ты прошёл, или полсрока,
Крест к спине твоей привязан
И тебе его нести.
 
Вдоль по Via Dolorosa,
Под жестокий хохот стадный,
Ты с улыбкою суровой
Понесёшь свой тяжкий груз.
И полуденное солнце
Будет жечь тебя нещадно,
И короною терновой
Станет старый твой картуз.
 
А добравшись до вершины,
В землю сам свой крест вкопаешь,
Молоток возьмёшь и гвозди,
И прибьёшь себя к нему.
А потом от боли сильной
Ты сознанье потеряешь.
Но есть шанс, что ты очнёшься,
Сам не зная почему.
 
И тогда лишь, пробудившись,
Ты получишь все ответы,
И врага простишь, и друга
Ты научишься любить,
И взлетишь, преобразившись,
Станешь сам частицей света,
И вернёшься, чтобы людям
Помогать их крест тащить.
 
(1998)
 

ИГОРЬ ДАРОВСКИЙ

 
 
Игорь Даровский, похоже, единственный из Лелек, кого я не читала ранее. Но он так интересно рассказывал о своем творчестве на собрании в Киеве, что притянула к себе распечатки с его произведениями не без трепета в душе.
 
Небольшое интервью:
 
- Как давно вы на портале «Что хочет автор?»
 
Больше года.
 
- Как давно вы пишете?
 
Пишу с 10 лет.
 
- Каким жанрам отдаете предпочтение?
 
Интеллектуальная, философская, серьёзная проза
 
- Как вообще вы сочиняете? Как к вам приходят идеи?
 
Обычно всё начинается с названия. А потом уже придумывается сюжет, герои и всё остальное. Или фраза какая-нибудь крутится и начинает раскручиваться в роман.
 
- Что для вас означает литература?
 
Ну я пишу, потому что не могу не писать.
 
- Назовите любимых писателей или поэтов.
 
Гессе, Пелевин, О Генри, Блок.
 
- Ваши любимые авторы на портале. Можете сказать пару слов о них.
 
Олег Коссовский мне очень нравится. У него замечательные стихи. Очень хорошо, что я с ним познакомился в живую, благодаря украинскому отделению.
 
- С кем из портальцев вы бы хотели «спеть» дуэтом?
 
Пока предложений не поступало, но в моём жанре дуэтом петь довольно сложно. Да и не люблю я этого.
 
- Вы где-нибудь публиковались?
 
Да, у меня есть вышедшая книга в 2001, выпущена киевским издательством «Стилос», + сейчас я занимаюсь самопиаром, и пытаюсь пробиться к московским издательствам.
 
- Какой литературный конкурс вы бы хотели провести или в каком поучаствовать?
 
Сейчас проводится конкурс «Сказочный мир весны», который мы запустили вместе с Кристинэ Кэрн
 
- Какие литературные планы или мечты на будущее?
 
Мечт нет. Есть планы. Издаваться конечно же.
 
- Ваше творчество. С чем бы вы хотели, чтоб оно ассоциировалось у читателей?
 
Я уже написал, что моя проза это творчество для думающих людей, которые хотят что-то изменить в жизни. Т.е. возможно – это путеводитель по жизни от меня, установка ,как жить правильно:)
 
А теперь немного творчества Игоря Даровского. Его проза разнообразна по жанру, но неизменно несет в себе философию жизни.
 
Любовно-сентиментальный рассказ «Чурчхела» http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=32714&pid=0
Она давно скрывала от него то, что была больна. Тайком ходила по врачам и поглощала лекарства в немыслимых количествах. Но всё было бесполезно. А он об этом не знал. Он всё также ждал её вечером после работы, готовил ужин, кормил её любимую кошку и волновался. И вот как-то раз она не пришла. Поздно вечером ему позвонили из больницы и попросили приехать. Но он не успел. Когда он вошёл в палату, то всё было кончено. Странная судьба забрала её, одним щелчком болезненного пальца. И тогда его прорвало. Он кричал, просто от бессилия и кусал давно прокушенные губы. Его пытались успокоить, но он просто не мог, и даже лошадиные дозы уколов не помогали. Организм просто не мог успокоиться. А потом он упал на пол, возле неё и заплакал, сжимая холодную ладонь. Несколько недель после похорон он ничего не ел и почти не спал. Он перебирал фотографии, рассматривал прошлую жизнь, перелистывал любовь и нежность альбомах. Он хотел вернуть её хотя бы ещё на одно мгновение, оставить у себя на губах её поцелуй и её улыбку, с чуть прищуренным взглядом. Он полностью ушёл в себя, практически с головой погрузился в прошлое. А потом он вспомнил обо мне и решил, что есть только один человек, который сможет понять его…
 
Сказка «Легенда о седой пыльце…»
Кто же тут показывает дорогу? – сквозь замёрзшие зубы и покрытые инеем губы прошептал Грил, зачем я тебе, великий?
Для равновесия, только лишь для равновесия во вселенной, сказал бог. Ведь только человеческими руками можно донести пыльцу на землю Я не могу этого сделать. Она лишь пройдёт сквозь мои пальцы и осыплется по всей земле бесполезным дождём…
Но ведь эта пыльца нужна только нам, зачем богам все эти хлопоты с нами? Зачем вам это? Пусть бы мы ходили по земле, как раньше, собирали железяки и странных металлических птиц, которые уносили нас в другие страны и были счастливы…Зачем вам всё это?
Тогда вы забыли о нас и полагались только на себя, улыбнулся Гор. А когда в вас умирает вера мы умираем. Поэтому мы нашли выход из положения. И теперь регулярно получаем подношения, слышим молитвы и благодарности…
Вы никогда не любили нас, великий, тяжело сказал Грил, вы заботились только о себе.
Как и вы, Гор посмотрел на наставника и орёл на его груди грозно закричал, каждый выживает так как может. И не вы будете судить нас…
А кто, кто же осудит?
Ты стар, но глуп, Грил, Гор взмахнул крылом, – мы же боги…Мы сами, только мы сами можем осудить себя. И это самое страшное. Когда эта станет вам доступно, вы сможете долететь до Седых звёзд…
И они понеслись всё дольше и выше в ночь. Пока не долетели до самых звёзд и Гор не смахнул всю пыльцу в строго Грила, и не проглотил всё это наставник, и не стал похож на огромный земной шар. Гор полюбовался своей работой, посмотрел на сияющие звёзды, с которых смахнули всю пыль, лишив работы духов предков. Он посмотрел вниз, на землю, а потом на Грила, который был точной копией той планеты, что светилась внизу.
Я отпускаю тебя, наставник, Гор сжал его крыльями и с силой бросил вниз. Шар пыльцы, который некогда был Грилом с бешеной скоростью понёсся вниз. К Земле…
И что теперь, духи предков вились вокруг бога, что теперь нам делать, мудрый Гор?
Займитесь чем-то полезным, он взмахнул крыльями, а я хочу насладиться жизнью. Земного времени слишком мало для меня, а вечность не даёт мне ощущения свободы.
Он сделал сальто, этот мальчик Гор, который некогда был Прайем и потрогал руками чистые звёзды.
– Они такие холодные, прошептал бог, и тяжело вздохнул. А где-то внизу люди получили седую пыльцу и вознесли молитву богам.
 
Все произведения Игоря говорят о жизни и смерти, но «Мертвые страницы жизни», как мне кажется, показательный рассказ. Рекомендую. http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=32746&pid=38
Сегодня я снова умер. Перестал дышать, потреблять кислород и любить. Моё сердце перестало качать кровь и вены устали от этого солоноватого привкуса. Так происходит каждый раз, когда заканчивается мой очередной земной путь. Моя череда рождений слишком утомляет меня. И просыпаясь в новом теле, проживая совершенно другие жизни, я снова и снова возвращаюсь сюда. В эту комнату, со свечой на столе, гусиным пером и маленькой чернильницей, старой тетрадкой, пожелтевшими страницами и фотографиями моего многослойного прошлого. С каждым разом на стене становиться всё больше и больше снимков. Некоторые из них уже цветные, сделанные хорошей цифровой камерой с расширением, которое позволяет не потерять качества даже при большом увеличении. Кто я? И зачем я прихожу на землю? Возвращаюсь под тихий плеск вечной реки и долго сижу погружённый в таинственную медитацию на её уютном берегу. Иногда, когда я перестаю верить в карму, с того берега мне машет длинноволосый седой старик, убеждая, что там всё ещё ждут меня. Но я слишком ничтожен, чтобы добраться туда…
Я записываю все свои жизни. Больше для себя, чем для него, этого бедного одинокого старика, который ждёт меня почти целую вечность. У меня уже было больше двадцати рождений, но не о всех стоит вспоминать, а тем более цитировать мои записи…
 
И два сборника рассказов.
 
«Пустые письма»
Сегодня мы посещали мёртвых. Я и Пабло. Мы шли в абсолютной тишине, поглядывая на унылые кресты и тяжело вздыхая каждый раз, когда читали новое незнакомое имя. Их здесь их были сотни, тысячи: мёртвых и умерших, покончивших собой, самоубийц и тех, кто просто не смог иначе. Теперь все они равны: герои и убийцы, старики и дети, жёны и любовницы, примерные мужья и отчаянные казановы – все они замерли между небом и землёй, оставив след лишь на камне и душах тех, кто ещё жив. Могилы покосившиеся, полуразвалившиеся, запущенные – здесь становиться больно за тех, кого с нами нет, становится жалко и жутко, потому что мы даже после их смерти не можем воздать им должное. Здесь лежат чьи-то матери, бабки и прабабки, чьи-то сёстры, братья и друзья; такие родные люди, которые когда-то умели смеяться плакать, которые когда-то тоже жили и мечтали, которые умели дышать.
(«Запах дождя»)
 
Анна погибла сразу. Их накрыло взрывом обычного фугаса. Противник часто сначала устраивал обстрел пушками или посылал на нас самолёты с бомбами. Это называлось «зачисткой местности». После этого уже можно было посылать солдат и технику. Наверное, Пабло перестал разговаривать ещё тогда. Она умерла у него на коленях. У него хлестала кровь из открытой раны, рука болталась на одних мышцах... а он гладил её по волосам, и говорил что-то нежно-нежно, она смотрела на него и пыталась ответить,…но не могла.
Я вынес его на себе. Он болтался у меня на плече, кровь заливала мне шинель я не смог нормально наложить жгут и говорил о ней. О том, что она не страдала, что он так любил её. Потом вдруг у него появились силы, и он схватил меня за ворот и начал кричать о том, что нужно вернуться и забрать её. А потом снова ослаб и говорил, говорил, говорил…а я думал только о том, что мне нужно донести его до врачей и пока он говорит – значит ещё жив. Значит ещё есть шанс. И я нёс его…
Он замолчал как-то внезапно, когда мы уже почти выбрались с линии огня. Я посмотрел на него и увидел пустоту в его глазах. И тогда мне действительно стало страшно. Среди всех ужасов войны этот пустой взгляд моего раненного брата поразил меня больше всего…
(«Угольный мед»)
 
Качественная и яркая проза. Я открыла для себя еще одного автора и рекомендую к прочтению всем.
 
Еще один сборник рассказов «Пыль на снегу».
Свет струился сквозь меня, наполнял меня чувством забытого детства. Заставлял снова и снова переживать свою молодость. Разбитую скрипку, плачущую сестричку, которая упала с лестницы, моего отца, который всегда брал меня на концерты и я сидел тихо, как мышка, за кулисами и наблюдал, как он, вытирая пот со лба, играет очередную мелодию. Мы слишком погружаемся в водоворот и круговорот сегодняшнего дня и забываем посмотреть назад. Что мы оставили там? Что было такого в нашем детстве, что мы можем пережить и сейчас? Где наши плюшевые медведи и маленькие солдатики из разных стран и континентов? Где наши любимые пластинки, бобины и старый проектор, на котором было так приятно смотреть диафильмы. Где потерялось наше детство? За какой горой оно спряталось? Сколько книг нужно прочитать, чтобы найти его? Сколько дорог и земель нужно пройти, чтобы хотя бы найти один указатель или упоминание о его местонахождении? Мы повзрослели. Забыли всё, что могли забыть, и не помним то, что нужно было запомнить. Мы забыли: как это улыбаться от уха до уха, как можно вымазаться одуванчиком, а потом, не теряя времени сварить из него прекрасное вино. У нас другие интересы и другие мечты. С каждым годом приоритеты трансформируются в жёсткие желания, которые просто обязаны и ещё раз обязаны исполнятся. Выбирая книгу, мы часто смотри лишь на цену, выбирая фильм часто лишь на то, какие актёры там играют. Мы повзрослели…
Не взрослеет только любовь. Никто не знает: сколько ей лет, да и кто возьмётся писать её биографию? Биографию любви… Можно писать лишь эпизодами, маленькими гранулами собирать эту огромную пилюлю, которую принимает весь мир. Кто утром, кто вечером, а кто уже просто не может без неё жить. Ну, чем не зависимость…
Что ты делаешь со мной?
Ты вспо-ми-наешь, Де-нис…
Детство, да я вспоминаю, но что с этого? Зачем мне нужно вспомнить детство?
Для того, что-бы по-лу-чить мой по-да-рок…Се-годня ты ра-сска-зы-вал одну исто-рию…
Скрипка, стеклянная скрипка из кабинета моего папы. Я разбил её, когда был совсем маленьким. Это было моё самое заветное желание. Я хотел, чтобы она играла для меня. Я хотел извлечь хотя бы ноту из неё…
Ты все ещё пом-нишь свои дет-ские меч-ты? Ты ве-ришь в них? Ты хо-чешь, что-бы они ис-пол-ни-лись? – голос приобрёл силу и уже занимал всё пространство вокруг.
Я посмотрел на свет и чуть прищурил глаза:
А разве это возможно?
Се-год-ня воз-мож-но всё… пропел голос.
Почему?
День рож-де-ния...
Но, почему сегодня, почему не на прошлый, да хотя бы, почему не тогда, в детстве, когда я так хотел этого...
Меч-ты не сбы-вают-ся по за-ка-зу. Меч-ты сбы-ваю-тся то-гда, ког-да че-ло-век го-тов к это-му…
(«Стеклянная скрипка»)
 
Когда она так стояла у окна, мне казалось, что сама любовь заглянула ко мне в комнату. Тогда я хотел подарить ей кусочек солнца и принести ей всё, что она пожелает, даже, если это будет персик. Я не знаю, помнит ли она меня сейчас, через столько лет…
Наши дороги разошлись в тот момент, когда она захотела закрасить мою душу только ей приятными цветами. Она выводила сложный узор тонкой кисточкой, не смотря мне в глаза. Пропасть становится шире, когда глаза опущены вниз, в ожидании заветного клада, когда «Остров сокровищ» не считается приключенческим романом, и когда пиастры меняют на более твёрдую валюту. Когда я смотрю на это окно теперь, я снова вспоминаю её и свою любовь. Где же теперь она? И где моя любовь к ней?
(«Пыль на снегу»)
 
Я сижу и смотрю на утреннее небо, которое начинает проясняться, и ненавижу себя за свою трусость. Она сидит рядом, а тот другой обнимает её и шепчет на ухо какие-то слова. Я не горд своей победой над ней. Она так хотела быть со мной, что ей пришлось быть с другим. Это неправильно, неверно. Так не должно быть. Я прикасаюсь к ней плечом и ощущаю тепло её руки и маленького свитера, который она надела, чтобы спрятать своё сердце подальше от любопытных глаз. Мне хочется прикоснуться к её руке и увести с собой в страну, где нет условий, где существует абстракция любви, и где ветреность и верность не являются синонимами. Но тот другой, смотрит на меня, и я улыбаюсь небу. Она поворачивается и спрашивает меня о причине моей грусти, а я говорю, что для этого нет никаких причин. Она понимает в чём дело и от этого мне становится ещё грустнее. Тот другой всё видит, но не может смириться со своим поражением. Он крепче обнимает её и снова шепчет какие-то слова. Я отворачиваюсь. Мне неприятно смотреть на эту комедию. Мне неприятна эта ситуация, но что-то заставляет меня сидеть рядом с ней. После нескольких минут я уже не так уверен в своей победе, но когда мы встречаемся глазами, я понимаю, что всё осталось по-прежнему. Я улыбаюсь ей, а она мне. Тот другой бесится и не знает, что ему ещё предпринять, чтобы оставить её сердце в своих руках. Я не прилагаю никаких усилий, но понимаю, что всё ещё на шаг впереди него. Она зовёт меня глазами, а я не откликаюсь на зов. Я не могу взять и просто так обидеть того, другого, который и так несчастен в своей боли.
(«Предрассветная история»)
 
Предчувствую день. Выхожу на балкон, ещё когда солнце только-только показывается сквозь дома и стёкла окрестных магазинов. Пытаюсь предугадать какой будет день, потом выпиваю стакан воды и сажусь за компьютер писать отчёт об этом. Все ждут его: сонные люди, листающие сводку событий в базе данных своего личного флаера и полуношнки, которые забывают с утра лечь спать, а роботы не могут им помешать делать то, что они считают нужным все они ждут мой отчёт о предстоящем дне. Ждут, чтобы знать, как и в какой ситуации, им лучше поступить. Я пишу как можно больше слов, запутываю их в мире собственной фантазии и утренней погоды, переношу капли дождя на экран и вношу их переживание, маленькой, но корректной поправкой в начале каждой колонки. Без переживаний не обходится не один день, нужно просто умело вписать их в первый абзац, абстрактно расписать по слогам и внести в запятые больше смысла, чем в многоточия, а после этого можно выпить ещё один стакан воды. Я пытаюсь сегодня обойтись без смерти и безразличной любви, пытаюсь вписать в сегодняшний день как можно больше работы и напряжения, интереса к жизни. Они включат компьютер или какую-нибудь другую чудодейственную технику, приведут в порядок своего фотонного компаньона и выбросят электронный календарь и механическую собаку на коврике, только если я упомяну в своём отчёте, что электронные собаки могут приносить блох, а в программу календаря закралась ошибка. Я могу рассказать им что угодно, а они поверят, я могу менять их жизнь, бросаться положением звёзд, могу придумать им новую судьбу на каждый день и завтра сломать её или перекроить заново. Ведь я предчувствую день, каждый день. Любой день. И они уже не могут без меня…
(«Предчувствую день»)
 
Дождь пытается отыскать место, где ещё не ступала нога судьбы. Он льёт осторожно, дарит прохладу знакомым местам, пытается по миллиметру сделать их ещё красивее. Красота всегда была результатом сложнейшей, филигранной работы. Мы смотрим на него и вдыхаем приятный запах свежести, вспоминаем модные дезодоранты, рекламу и ещё несколько ступеней прогресса. Мы пытаемся подыграть ему в его поиске, но он лишь охлаждает наше желание холодными струями и снова ищет заветное место. Неужели судьба была уже везде? Неужели от неё нельзя укрыться, если закрыть глаза? Неужели нельзя проследить за её путём и сделать правильный вывод? Неужели нельзя? Неужели?
(«Этюд»)
 
Он шёл всё дальше и дальше. Заходил по шею в загадку и думал о своей совести о том, что может быть, он делал в своей жизни что-то не так. Он шёл сквозь еловые шишки и ветки, которые били его по лицу. Пилот не замечал этого. Он шёл. Предательство, любовь, дружба, родительская теплота…у него было всё это, он жил с этим и он сам от всего отказался. Обменял чувства на бездушный космос, на безмолвие и безветрие этой планеты, в тишине которой можно было так спокойно подумать о своей жизни. Двадцать лет полётов, из них, сколько он был дома? Сколько раз он заходил к своим родным и был с ними на праздничном ужине. Сколько раз он говорил Косте, что придёт, обещал подменить его на дальнем полёте, и сколько раз он действительно делал это. Сколько раз в погоне за деньгами он забывал позвонить ей и извиниться. Сколько раз он обещал ей, что вернётся, и сколько раз он действительно возвращался, за все те годы, когда они старались быть вместе в этом бездушном безвоздушном пространстве. Она ждала его, друг надеялся на него, пока он не плюнул на их дружбу, а родители просто гордились им – пилотом, который покоряет галактику и самого себя. Или это галактика лишала его человечности, звёзды высасывали по крупицам остатки чувственности и нежности? С каждым полётом всё больше и больше. Он вышел на луг. Ели кончились неожиданно, и он увидел перед собой простор, который заканчивался в далёких горах. Он вздохнул, и затхлость разлилась по его телу. Затхлость этого места и затхлость его самого сливалась вместе и эта двойная затхлость мешала ему дышать. Он вспоминал всё, что мог вспомнить, пытался увидеть в этом просторе спасение и попытаться убежать от себя к далёким горам. В этот момент он ненавидел себя и всю свою жизнь. Он любил только космос. И её. Чуть-чуть…
(«Затерянный в себе»)
 
Правда застрянет в моих пальцах, когда я попытаюсь использовать её против других. Радость комом захлебнётся в горле, когда я попытаюсь поделиться ею. Верность потеряется в глубине моего взгляда, когда я посмотрю не в том направлении. Но воспоминания останутся. О тех временах, когда я твёрдо стоял на месте. Когда не было нужды ехать в неизвестном направлении. Когда не нужно было проверять себя на краю скалы. Когда мосты были целы…
(«Вдаль от всего»)
 
Ему хочется вспомнить. Повторить всё это ещё раз. Потом ещё чуть-чуть и пройти мимо лавки ложных миров и даже не оглянуться в её сторону. Ему хочется посмотреть вверх, запрокинув голову, и понять о чём думал обычный парень Форест, который всегда был особенным. Ему хочется видеть всё, как есть, хотя он боится этой возможности, также как и страшных детских сказок и ужастиков. Ему хочется увидеть её улыбку, лёгкую походку её талии и томную искорку её глаз. Ему хочется танцевать вальс с ней под Луной, в прохладном безвоздушном пространстве между планетами. Ему хочется, чтобы она не расплывалась перед его глазами, как обычный мираж, как круги на прохладной, нетронутой никем, кроме лучей молодого солнца, воде. Ему хочется, чтобы вечер продолжался вечно, чтобы бутылка вина не кончалась, а электронная почта никогда не таила в себе опасностей. Ему хочется успеть за прогрессом, но в тоже время остаться консерватором. Ему хочется понять, но он не знает, как сформулировать этот единственный и главный вопрос, который станет путём к истине. Ему хочется прочитать все книги и рассказать о них всем. Ему хочется бросится с головой в эту жизнь, потеряться в ней, и, побултыхавшись, вытереться насухо полотенцем. Ему хочется стать одним из них, но не потерять боевой окрас. Ему хочется остаться, но это невозможно…
Ей хочется забыть. Всё и всех. Ей было слишком хорошо, чтобы вспоминать и слишком плохо, чтобы забыть об этом. Ей тоже хочется посмотреть вверх и подружится с отголосками звёзд, попытаться назвать их по-своему и передать этот импульс другим. Ей хочется начать всё сначала, попытаться совладать со своими волнениями и рекламным проспектом, зажатым в потеющей руке. Ей хочется побежать, просто побежать с криком и весёлой улыбкой, которая не означает ничего, кроме радости. Ей тоже хочется танцевать вальс с ним, под Луной, в романтической атмосфере между планетами. Ей хочется полюбить, но не обжечься. Ей хочется попробовать всё, но остаться чистой. Ей хочется окунуться в самую грязь и родится заново: как гадкий утёнок, превратившийся в прекрасного лебедя. Ей хочется правды, но в тоже время она слишком увлечена женским романом. Ей хочется быть независимой, но она боится одиночества. Ей хочется быть сильной, но она не уверена в своём организме. Ей хочется плакать, но глаза забыли смысл этой операции. Ей хочется уйти от себя, но она слишком привязана к этой условности…
(«Когда хочется танцевать»)
 
Поздно. Уже так поздно позвонить или встретить тебя. Поздно попытаться. Поздно всё. Но я не могу смириться с этим.
Поздно. Уже так поздно, что даже звёзды легли спать. Поздно вернуть тебя. Поздно даже больше, чем я могу себе представить. Но я не останавливаюсь.
Поздно. Уже так поздно, что совы мирно забывают вкус своего ужина, а люди досматривают последние сны. Поздно понять свои ошибки. Поздно исправить их. Но мне так хочется сделать хоть что-то.
Поздно. Уже так поздно, что у меня слипаются глаза. Поздно взять тебя за руку. Поздно даже вдохнуть аромат твоих духов. Поздно, потому что ты уже давно ушла. Но мне хочется дождаться тебя снова.
Поздно. Уже так поздно, что я забываю, что хотел заснуть. Поздно посмотреть тебе вслед. Поздно любоваться на луну. Но мне всё ещё хочется увидеть её отблеск.
Поздно. Уже так поздно, что даже солнце медленно начинает просыпаться. Поздно различить тебя в утреннем макияже. Поздно посмотреть вверх. Но мне лестно, что я справляюсь с этим без очков.
Поздно. Уже так поздно, что машины выключают фары. Поздно вспомнить цвет твоих глаз. Поздно попытаться узнать твоё имя. Но я знаю, что оно есть у тебя.
Поздно. Уже так поздно, что сам это начинаешь понимать. Поздно докопаться до чужих истин. Поздно искать семена и сажать деревья. Но я пытаюсь не упасть в грязь лицом и достаю учебник.
Поздно. Уже так поздно, что комары перестали испытывать смертельную жажду. Поздно разобраться в наших отношениях. Поздно говорить тебе о твоей красоте. Но я назло всему миру помню о ней.
Поздно. Уже так поздно, что виднеются разбросанные камни. Поздно видеть в твоём уходе какой-то предлог. Поздно плакать навзрыд. Но дождь может пройти и без всей этой комедии.
Поздно. Уже так поздно, что начинается полноценное утро. Поздно пить росу и спасать мир. Поздно делать неприличные жесты. Ведь даже грубость иногда не помогает.
Поздно переходит в рано. Рано переходит в день. День переходит в вечер. Вечер переходит в поздно. И может быть, в одной из этих ипостасей мы снова сможем сказать друг другу «привет». И начать всё сначала…
(«Поздно»)
 
Город всегда пытался давить на людей. Он наваливался своей огромной массой и гроздью ответственностей, за которыми следовали ещё несколько гроздей привыкания. Он лился бесконечными названиями улиц и множеством неизвестных памятников и настенных табличек, бесчисленными людскими лицами и знакомыми причёсками. Город пытался подчинить людей себе. Но сейчас он просто вымер, перестали ездить машины и велосипеды, утром не слышно колокольных звонов и криков возле подъезда. Не слышно ничего. Воздух перестал навевать прохладу, а луна слишком обнаглела и начала светить даже утром. Когда-то это уже было с ним. Мистер Грей мучительно пытался вспомнить этот момент. Миг, когда он перестал жить со всеми и вообще перестал жить, мимолётная слава одного полководца, театр одного актёра, порядочность и вера истинного мига прозрения в жизни. Тогда он пытался вернуться, туда, откуда не хочется уходить. Тогда он вернулся. Но сейчас, в этом тёмном туннеле тяга к познанию нового убедила его, что он был не прав в своём выборе. Темнота всё расставляла по своим местам, а размер туннелей, заставлял побыстрее избавляться от вредных привычек.
(«Серая глубина»)
 
Пласты времени давят друг на друга и образуют секунды. В этих сложных условиях живёт бессонница, которая блуждает по бездонным колодцам и канализационным люкам. Она мечется в каламбуре и лабиринте перипетий. Серость и маленькие кусочки плесени тоже живут там и разговаривают с крысами. Над всем этим безмолвием стоит человек, или не совсем человек…Так скажем существо, которое повелевает временем и пытается выбрать собственное мнение среди вечности. Мягкий Князь Света в серой глубине наших жизней. Он помнит по именам всех своих жертв и фамилии известных людей. Он нашёл корону и маску, за которой спрятал своё лицо, он выучил мифологию и психологию, чтобы производить впечатление. Он прочитал много книг, заучил по нотам скрипичные концерты и нотные листы. Он даже пытался писать стихи, но они терялись в серости вечной ночи. Печаль и чёрные тюльпаны были его единственными друзьями. Он любил их, дружил с ними, а они бы не выжили бы без него. В этой серой глубине, в которой он был хозяином. Но однажды ему захотелось чего-то нового: крысы, которые не подчинялись никому, признали его своим хозяином. Они кормились с его руки. Они двигали бусинки глаз в такт Вагнеру и тоже мечтали о светлом дне. Они ухаживали за его цветами и приносили ему самые лакомые кусочки со своего стола. Однажды они притащили к нему огромную деревянную фигуру с огромными зубами, она была предназначена для колки орехов. Король приказал отнести её обратно. В нём ещё оставалось что-то от ребёнка. Он верил, что сказки сбываются…
(«король серой глубины»)
 
В чём причина моего падения? Или наоборот, это взлёт? Это переход из телесной оболочки в некую высшую субстанцию, которая имеет почти неограниченные возможности…Но тогда почему я обречён блуждать в одиночестве возле своего тела, в этой старой заброшенной пирамиде, жить своими воспоминаниями и осколками чувств. Почему я помню запахи, ощущаю их аромат. И откуда в пирамиде взялась полынь и полевые цветы? Кто шутит со мной? И кого кроме себя я пытаюсь обмануть? Свою бестелесность? Душу? Отсыревшее ханжество? И чего я жду, когда захожу в следующий коридор? Что нового принесёт мне старый поворот? У меня остались только вопросы. Остальное лежит в растворе или под золотой маской в саркофаге. Меня не осталось. Остался только «я».
(«Пустые сны»)
 
Я получаю персональный код. Теперь это моё новое имя, новая должность и новая жизнь. Компьютеры всё сделают за нас. Даже вырастят детей и построят дома. Моя функция теперь предельно определена. Становится легче и многое теперь можно упорядочить. Поставить на полки. Зажечь настольную лампу и составить каталог домашней утвари. Слышу голоса и хочу ответить им, хочу, чтобы они не забывали меня. Боль и страх. Или всё наоборот? Что движет этим миром? Что они хотят сказать мне, когда уже всё сказано, когда остаётся просто грустно помолчать?
Я жду знака. Обычного перста судьбы, который бы мне помог выбрать нужное направление. Свет, тьма или сумеречное распутье, вечная неопределённость и застой великой реки времени. Куда плыть? Что искать? Зачем? Выпить бы, обычного сорокаградусного алкоголя. Сразу бы выбор стал легче. Но уже нет времени травить себя. Нет желания. Нет…
(«Кома»)
 
Дерево мира качает ветвями над моей головой. Я уже висел на нём, чтобы узнать главное. Я помню легенды и саги, помню ради чего пожертвовал свои зрением и я не жалею об этом. Иногда нужно видеть, даже не открывая глаз. Иногда нужно смотреть, не смотря и жить не для того чтобы выжить. Я поднимаю свою шляпу и устало смотрю на этот мир, пытаюсь понять его и полюбить. Но я не знаю такого чувства. Здесь нет места теплу и нежности, нет места жалости и милосердию – в наших краях всё решается суровостью и силой оружия. Мне стало тяжелее теперь: мудрость отягощает меня. Прозрение угнетает меня. Я хочу дать себе совет и поспорить с этими стальными людьми, но уже слишком поздно…
(«Забытое чувство»)
 
Утопив весну в воздухе и забросав осенними листьями жёлтую дорогу, времена года слабо дышат на запотевшее стекло вечернего неба и пытаются выделить какую-то последовательность в этой морозной структуре. Здесь можно услышать музыку и отдохнуть в тишине, можно окунуться в чистейшую воду чужих мыслей, заснуть, поблуждав в элизиуме своих чувств.
Пустота, любовь, краска, играющая на белых щеках, составляют формулу смущения и радости, которая витает в воздухе, которую можно записать прямо здесь, на песке, прежде чем её унесёт с собой чуткий прибой. Звери угождают желаниям, проявляют характер и оправдывают основные законы биологии, здесь можно даже увидеть исчезающие виды, прежде чем, они совсем исчезнут.
(«Вдоль желтой дороги»)
 
Разве такие рассказы можно портить комментариями? Их надо читать, слышать чувствовать…
В них столько смысла и столько небанальной истины…
 

ЦВЕТОК_ЕЛКИ

 
Настоящее имя - Катя Клюева
 
Катю как прекрасного автора осознала после конкурса «Мистика и реальность». Меня заинтересовал творческий дуэт с автором Шалый. Кстати, на днях откроется конкурс с таким же названием «Творческий дуэт». Надеюсь, они порадуют еще раз. Чуть позже узнала, что Катя единственный автор, представлявший Украину на 1 съезде МСП в Рязани. Уважения добавилось еще больше. Естественно, интересно было увидеться. Но я почему-то очень переживала, что не смогу расположения этой серьезной девушки. Честно говоря, так и не знаю, удалось мне или нет :)
 
Небольшое интервью:
 
- Как давно вы на портале "Что хочет автор?"
На портале «Что хочет автор» я пришла летом 2005 года. Помню тогда бы памятный для меня конкурс - «Жизнь и смерть». На нем и разместились первые на портале рассказы «Предпоследний день мира» и «Конечная». Правда, меня почти не заметило жюри, зато заметили читатели, которым я очень благодарна. До ЧХА у меня был опыт публикации на других сетевых ресурсах, но там без пиара и продвижения, а также простого человеческого метода «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку» - никак. А здесь меня – молодого, никому не известного автора, только осваивающего новое литературное пространство –буквально обласкали мудрыми и вдохновляющими рецензиями. Понятно, что такое начало сулило интересные продолжения, потому выбора оставаться на портале или уйти с него практически не было. Да и название портал «Что хочет автор» с самого начала мне понравилось, ассоциации такие положительные оно вызывает - серьезное название.
 
- Как давно вы пишете?
Пишу как многие здесь - с детства. Ужасно нравилось писать в школе всякие творческие работы, были еще школьные стенгазеты, творческие студии. Поступать на филологический было самым естественным решением. Правда, еще на 1 курсе один преподаватель сказал нам «Друзья мои! Если вы считаете себя писателями –не учитесь на фил-факе. Здесь вас не научат писать, здесь нечто сродни биологическому факультету, мы расчленяем произведения, пытаясь понять, как они «сделаны», как живут-функционируют, но понять божественную составляющую литературы, только обучаясь в университете - нельзя». Поэтому я днем старательно училась, а вечером забывала все то, чему учили, и писала потихоньку, правда, стала уклоняться в журналистику. Но Слову никогда не изменяла – будь то слово публицистическое или художественное, все равно.
 
- Каким жанрам отдаете предпочтение?
Я прозаик – это точно. Что касается дальнейшей классификации, то тут все туманно, все начинается с идеи - а уж как пойдет ее реализация, в сказочно-фантазийном ключе или в реалистическом - предугадать трудно. Крупные литературные формы пока не трогаю - тренируюсь на рассказах и новеллах, но задумки пары романов лежат – в долгом ящике до поры.
 
- Как вообще вы сочиняете?
Стараюсь брать идеи отовсюду, раньше не расставалась с записной книжкой, дома уже целый склад-архив. Сейчас больше делаю заметки в мобильном телефоне по дороге на работу, просматривая что-нибудь по телевизору или читая книжки, правда, 99 процентов из идей оказываются пока нереализованными. Но как говориться – главное, чтобы было из чего выбирать. После нахождения идеи наступает какой-то момент – можно назвать ее вслед за химиками «кристаллизацией» - когда строчишь-пишешь что-то на одном дыхании.
Потом долго разбираешь непонятный почерк, или заковыристые словечки на мониторе – я обычно очень быстро печатаю, чтобы слова успевали за мыслями, но не всегда могу исправлять опечатки – привыкла к тому, что за спиной у редактора (довольно длительное время я занимала именно редакторские должности) есть корректор. Период переработки, осмысления того, что «наваяла» под чарами музы, огранка, иногда до полного искажения первоначальной идеи – самый длительный период. Многие из моих произведений так в нем и застряли. После огранки я всегда даю произведению отлежаться - чтобы можно было посмотреть на него «отстраненным» взглядом, внести последние корректировки – или отложить в сторону. Правда, бывают вещи, написанные по случаю, на одном дыхании, этакие экспромты, не проходящие горнило всех стадий, но исключения только подтверждают правила.
 
- Что для вас означает сочинительство (хоть это слово мне и не нравится),
литература?
Писательство – это удовольствие, бесконечный процесс доведения до совершенства, шлифовки слов и образов. Художественное произведение сродни миру, в которым автор является Творцом. А мир должен быть прекрасен и гармоничен, даже если тема произведения – не розы и прогулки под луной. Именно потому что хочется совершенства, многое из того, что уже написано, пока не опубликовано. Произведение, вынесенное на суд читателей, начинает жить своей, особой жизнью, над которой автор уже не властен. А хочется подольше продлить время, когда ты царь и бог маленького мира :)
 
- Назовите любимых писателей или поэтов?.
Список довольно обширен и занял бы ни одну страницу. Пристрастия разнообразны: от Стерна до Борхеса, от античных поэтов до ультра модных современников. Люблю хорошую литературу во всех ее проявлениях.
 
- Ваши любимые авторы на портале. Можете сказать пару слов о них?.
Удивительно – общаясь «удаленно», обретаешь друзей не худших, чем те, которые окружают тебя в реальной жизни. Чувствуешь близость без съеденного вместе пуда соли, без общих воспоминаний - чистое родство душ, иначе не назовешь.
Среди близких мне по духу людей не могу не назвать Валерий Белолиса, хотя я не разделяю многих его стилистических и методологических подходов к теме любви. Но именно он сподвигнул меня вступить в МСП «Новый Современник», во многом благодаря ему я оказалась на 1 съезде писателей и, надеюсь, ограничено влилась в их ряды. Можно сказать, что он один из моих крестных здесь. Я очень благодарна Эрнесту Стефановичу за подробный анализ моих ошибок в «Конечной» - произведении, настолько важном для меня идейно, что я наделала «фактических» ошибок в описании железнодорожных вагонов, и множество досадных упущений вообще. Благодаря ему я запомнила: как не увлекает тебя новизна идеи, нельзя забывать, что идеи являются в мир через слова. И со словами надо быть осторожными, чтобы «криво сказанное» не исказило вдруг все тщательно выстаиваемое здание рассказа. Каждое утро начинается для меня с просмотра колонки «Новые произведения» - и многие имена являются безошибочным указателем того, что новое произведение я должна обязательно прочесть – эти имена известны всему порталу – Лара Галь, Виктор Корсуков… . Часто хожу вслед за рецензиями пионера1957. Он делает нужное и благородное дело – рецензирует новичков, которым как никому другому нужно внимание и реакция на их произведения. Помня себя новичком, я тоже стараюсь найти правильные слова и верные оценки.
 
- С кем из портальцев вы бы хотели "спеть" дуэтом?
Дуэт – замечательная вещь. И я большой профессионал (улыбаюсь) в этом способе «пения» - о чем свидетельствует Диплом «Творческий дуэт», который я получила совместно с макеевским автором ШАЛЫМ. Мы планируем продолжать наши опусы. Некоторые уже на завершающей стадии – надеюсь, они скоро увидят свет. Вражда, перетекшая в дружбу, и как результат - практически совместное творчество – наши работы с Андреем Тошевым (публиковались на «Круглом столе») и уже появились в конкурсе «Сказочный мир весны». По опыту скажу, что писать дуэтом не так то и легко – каждый гнет свою линию, споры, обиды, особенно тяжело ругаться по интернету %) Но совместное творчество - это один из самых положительных опытов в моей жизни. Чтобы понять себя, человек должен увидеть свою отражение в другом и принять это отражение – в этом смысл со-творчества. С этой позиции каждый человек когда-то должен очутиться в положении соавтора – это неповторимый духовный опыт.
 
- Вы где-нибудь публиковались?
Литературные опусы последнего времени - в основном в интернете, но кое-что из раннего (в основном мистические рассказы) – в газете «Магия», серьезных «живых» публикаций пока не было, но уверена - будут.
 
- Какой литературный конкурс вы бы хотели провести или в каком поучаствовать?
Идеи конкурсов рождаются каждый день, из общения, из наблюдений, но наибольшая проблема – это конечно судейство – труд ответственный, требующий сосредоточения, полной выкладки сил и много-много времени. Без надежной команды ни один из конкурсов я бы проводить не решилась. Но смею надеяться, что команда у нас есть. А идеи конкурсов – «Война полов» (название придумал Роман Норов) (дамы против кавалеров портала соревнуются в словоплетении на гендерную тематику), «Пальчики оближешь» (кулинарный конкурс, идея подана Тажбулатовым), конкурс стилистики… и это только те, что успели сформулироваться…
 
- Какие литературные планы или мечты на будущее?
Есть задумка большого романа, даже двух, мистико-исторического и политико-романтического направления. А вообще глобальная мечта – жить в доме в горах, одной рукой - пасти коров, а другой – печатать романы:) А вечерами смотреть на звезды.
 
Что касается примеров произведений – то поступлю наверно необычно – но логично - все «готовое» можно прочитать по ссылкам на моей страничке. Читателю интереснее читать совершенно новое, а тем более интереснее –незаконченное, поскольку процесс создания всякого произведения – таинство, и всегда интересно, с чего все начиналось и чем в конце концов закончилось, претерпев массу волшебных превращений (по этой причине целая часть литературоведения занимается расшифровкой черновиков), поэтому вниманию читателей хотелось предоставить – незаконченное
 
Произведения Кати так же интересны и серьезны, как и она сама, хотя не лишены и приятной иронии. Несколько отрывков из ее творчества.
Отрывок 1. Тихим штосом
То, что я знаю о своем прадеде, это имя – Артем, и фразу, которую говорила о нем его мать: “Артэмко знову поЙхав в мисто – грати в штрЫкалку”. Он был азартный бильярдист, ловко обыгрывающий заезжих господ-иностранцев и столичных штучек, не ожидавших найти в небольшом вообще-то уездном городишке Славянске аса бильярдной игры. Он сгинул в революцию – уехал как-то на игру с большими людьми и больше не вернулся. И осталось от него в памяти потомков только его имя, забавное украинское название «штрыкалка» да «клюевский фукс»*.
Низко висящие светильники, выбивающие из окружающего полумрака только зеленое поле стола да застывшую на нем фигуру. Вневременая картина - за стенами бильярдной комнаты может быть хоть 19 век, хоть 21, а здесь ничего не измениться, разве что светильники незаметно заменяться на свечи, а немецкий бильярдный стол вдруг неожиданно окажется столом работы фабрики Якова Гоца.
Чего особенного - человек с палкой. Со времен собирателей и разнообразных homo erectus – более чем традиционное орудие. Почему игрок в бильярд вызывает восхищение, не сделав ни одного удара и даже промахнувшись, а шахматист, может быть умнее его в 100 раз, сделав мат в три хода, чаще оказывается далек и не понят? Кто его знает. Для меня мои ребята близки и понятны не потому что они умницы и в чем-то гении, не потому что я привыкла к стуку бильярдных шаров с детства, а потом что они - мои ребята, моя команда.
Нас пятеро. Мы разминаемся. Еще не вечер - поэтому можно еще бить в пол-силы и перекидываться шуточками, показывающими насколько, мы хорошо знаем друг друга.
- Что Клюшка, устроим хоккейный матч СССР-Канада? - жестом приглашая меня к столу говорит Вовкулак, самый старый в нашей команде, представительный мужчина с очень добрым взглядом зеленых глаз. Его прозвище, кажется, совсем ему не подходит, пока он не берет в руки мел и не натирает наклейку на кие. Тогда кажется его полные руки втягиваются в тело, а на их месте вырастают цепкие хваталки, для которых кий - брат родной, куда-то девается неторопливая ленность и даже доброта. Он – коварный соперник, и начинать день с партии с ним для меня дурная примета, но он, зная это, упорно каждый день первый приглашает меня сразиться. – Да, Клюшка (кстати, это мое прозвище с самого детства), молода ты слишком, чтобы играть исторически матчи. Иди уже.
Он шутливо хлопает меня по заду, что является доброй приметой и углубляется в игру с Эстетом, своим любимым противником и вечным антогонистом. Эстет у нас граф, почти принц, о чем свидетельствует кичливая позолоченная бумага с вензелями, классический профиль и нервно подергивающиеся губы. Благородное происхождение можно поставить под сомнение, ибо по слухам бумага куплена по случаю в дворянском собрании соседней державы, но эстет не помнит своих родителей, так что сомневаться прилюдно в его голубой крови никто из нас не решается. Он хоть эстет и дворянин – но плебейскими приемами боя владеет отменно.
Он играет в соответствии со своим титулом, артистично, немного пренебрежительно делая блестящие шары.
Когда на людях сходятся ярость Вовкулака и скепсис Эстета - смотреть на их поединок - одно удовольствие. И главное предсказать исход бывает почти невозможно. Когда они играют без свидетелей, я знаю точный прогноз – если в первой партии выигрывает один, во второй побеждает другой - такой у них удивительный паритет.
Я люблю играть с Эстетом, чувствуешь себя словно дама на балу - так он галантен и предупредителен. Околдует благородными манерами - а потом раз - ловкая комбинация и проигравшая сторона в моем лице идет варить кофе и делать бутерброды. Он для меня тренинг на невосприимчивость к мужскому обаянию, правда, пока я поддаюсь ему каждый раз. Но сегодня он чем-то расстроен, нервно потягивает сигарету, что за ним давно не замечалось, так что пусть пока схлестнется в Вовкулаком, успокоиться.
Остались еще двое – Индиго и Белый. Бело-синий дуэт их тоже весьма примечателен. Мои одногодки, они успели побыть пионерами, но смогли так и не стать комсомольцами, стояли в детстве в очереди за дефицитом и даже учились в одной институте, но получились из них совсем разные люди, и ничуть не похожие игроки. Не я не знаю, чей стиль мне нравиться больше. Индиго – высокий интеллигентный мальчик в очках играет педантично, никогда не рискнет нужным шаром ради красивости, бьет только так как нужно и ничего более. Кому-то его стиль кажется сухим и скучным, но я не думаю, что удару победителя можно давать какую-либо оценку, это удар победителя и все. И у Индиго это удар есть.
Белый пришел в бильярд из секции по борьбе, и его накачанное тело, бритый затылок и перебитый нос смотрится несколько комично на фоне зеленого сукна и интеллигентских киев. Не знаю, научился ли он в своем боксе или это природное качество – но держать удар как он не умеет никто из нас. При самых несчастливых партиях, когда кажется уже ничего не спасет бедного Белого от провала с треском, он сохраняет невозмутимость и самообладание, и, не поддавшись панике, может сделать последний, спасительный шар таким апприколем, что только диву даешься. Белый еще и артист комического жанра. Когда он разыгрывает у себя парня, впервые взявшего кий в руки - неловко роняет мел, трясущимися руками прицеливается в биток, обходя стол со всех сторон и иногда, зная, что ему ничего не грозит, воровато оглядываясь, пытается подкатить шары друг к другу острием кия - можно умереть со смеху. Эта реприза годиться для профессиональной сцены, и может быть, когда в спорте мы уйдем на покой, на свете появиться еще одна труппа бродячего театра, и Белый будет нашей примой. А пока мы команда «им. III закона Гегеля». Правда, это название знают лишь те. кто видел наше выступление на закрытом чемпионате три год назад. Когда мы огласили название, то немало потешили публику. Правда, все смеялись до того момента, когда мы взяли приз в 10 тысяч, обойдя всех присутствующих гениев бильярда.
Я - единственное исключение из противоположностей, потому что не умею быть точной и яростной, как Вовкулак, изысканной и артистичной, как Эстет, педантичной и верной дорогой идущей к цели как Индиго и рисковой, как Белый. Меня приняли в компанию только из–за того, что мне поддается самый неподатливый элемент игры – удача. Фукс любит меня словно родную дочь. И хотя это похоже на хвастовство, но единства и борьбы противоположностей часто не хватает, чтобы победить, и тогда играть выхожу я. Но меня берегут, бильярдный фарт –вещь капризная. Поэтому я чаще играю пробные, тренировочные партии, чем участвую в настоящих боях.
Но сегодня с утра потренироваться явно не удастся. Индиго и Белый уже начали партию и прерывать ее – нарушение всяческих правил. Кто не успел, тот опоздал – у меня была веская причина, но все равно мне придется сейчас налить себе кофе и побродить между столами, вместо того, чтобы ловко управлясь с кием, поднять самооценку за счет победы над каким-нибудь из моих мужчин.
Кофе обжигающ, и жизнь кажется прекрасной, вот только не нравиться мне сегодня Эстет. Если бы в нашей коморке были бы окна, я бы первым делом раздвинула шторы и посмотрела бы на него при солнечном свете. Длинные тени упавшие сейчас на его лицо, делают его похожим на маску Трагедии в местном театре. Но он молчит, а, значит, случилось что-то такое, что ему необходимо обдумать, прежде чем раскрыть рот. Но скоро сигарета полетит в ведро.
Я специально подобралась поближе к Эстету, чтобы первой услышать, когда он начнет говорить.
- Клюшка, отойди с линии удара, - прикрикнул на меня Вовкулак. Но Эстет остановил его жестом.
- Подойдите все сюда, пожалуйста. У меня важная новость! И может быть, Вам придется опереться на что-то, чтобы не упасть, когда Вы ее услышите.
Ну что ж, что это я и предполагала - новость с эффектом разорвавшейся бомбы на завтрак предвещает богатый ужин.
 
Отрывок 2 КАФЕ “БУЛЬВАРД”, Или то, что не убивает, делает нас сильнее
- Я нашел тут новое местечко, рядом с нашим старым районом, будет интересно, записывай адрес, – торопливо говорил муж в трубку, когда я, уже готовая к подвигам, восседала на дерматиновом сидении раздолбанного троллейбуса.
- Запомню. Догадаюсь. Говори.
- Бульвар Школьный 27, в подворотне, удобнее подъезжать с бульвара Мира. Богемный такой кафушник.
- Да, да, - ответила я. – Представила. Мне кажется, там был магазин? - что-то из долгосрочной памяти, но плотно забытое, вдруг колыхнулось внутри.
А в следующее мгновение я увидела кондуктора в нелепом школьном переднике с оборочками.
Господи, такой точно, синтетический, белоснежный, просвечивающий, мне привезли как большой дефицит откуда-то из Самарканда - о туристические маршруты моей тети, как я вам благодарна! Такого передника точно не было ни у кого в нашем классе. С таким нетерпением ожидались праздники - как же, расправить белые крылья оборок и пронестись по коридору, чтобы оборачивались и старшеклассники, и хорошо, что синтетические, к концу дня ни капельки не сминались. Бабушка нашила на плечи меленькие кнопочки, серебристые, но не для красоты, чтобы противные мальчишки не могли сдернуть лямки с плеч. У меня было все, о чем можно было мечтать советская школьница - плиссированное коричневое платье, белый передник, две косы с белыми бантами-шариками – мама сама шила их - соединяла по краю двойной строчкой, складывала особым образом, а потом затягивала – искусство изготовления круглых бантов кануло в лету. Я не умею их делать, а мама, не тренируясь на бантах внучки, давно забыла секрет.
У меня было все. Правда, очень нужна была октябрятская звездочка из прозрачной красной пластмассы с настоящей фотографией маленького Ленина в глубине лучей. Такие, говорили, производили только в Прибалтике, а туда тетя почему-то не ездила. Даже когда звездочку уже незачем было носить - мы стали пионерами – а галстуки по всей нашей огромной стране почему-то были одинаковыми – все равно звездочка оставалась вожделенной. Но это желание так и осталось нерализованным тогда. Сейчас пластмассовая звездочка лежит в шкатулке на трюмо. Я-таки получила ее! Потом, случайно, почти воровством, но все равно получила... Но это, как говориться, другая история.
У кондукторши на переднике никакой звезды не было - но сам передник больно кольнул воображение. Мое белое чудо хранилось где-то у мамы. Во всяком случае, я живо представляла его аккуратно сложенным к полиэтиленовом мешочке тех же времен - они еще стирались тогда - мылись с мылом, развешивались на прищепках на балконе, шуршали на ветру. Может быть, неумолимая рука времени нежными мамиными руками уже вынесла его на свалку истории. Но в моей душе он был жив, но похоронен в недрах шкафах. А тут такая реинкарнация! Кондуктор сунула мне в руку фиолетовый талончик – о, фиолетовый, цвет мудрости и созерцания – и даже отдала сдачу, и я простила ее – за неуважение к святыням, потому что сама была благодарна за моей возвращение к ним...
Я была вызвана к ним из забытья настоящего ключевой фразой – адресом: “бульвар Школьный”. Поток воспоминаний, почему-то давно не обрушивающийся на меня, рванул плотину с невиданной силой и меня захлестнуло...
Троллейбус неспешно катил, было уже темно, лампочки освещали только двери, и если пофантазировать, то можно было воочию увидеть как парашютисты, вцепившись в поручни, готовятся к прыжку - сжимают зубы, сосредотачиваются и викидываются из салона в тьму. Я вышла на совершенно темную остановку. Ни одного знакомого силуета, только огни проезжающих мимо машин и блики от фар на темной дороге, да невнятные пятна света далеких домов. Как странно, это район всего 10 лет назад был знаком до последнего камушка. В любую темень, на любом автопилоте, даже с завязанными глазами можно было пройти, ни разу не заплутав, а тут кто-то “смешал путь”. Я четко знала, что где-то справа должна быть река и мост. Впереди - новая гостиница на месте старой, чуть левее – школа и бывший школьный микрорайон, и там в его глубине то самое кафе, в котором ждет меня мой муж...
Но то что было вокруг совсем не напоминала ни гостиницу, ни Набережную. Вообще казалось что попала в какую-то забобонную провинцию, где только один дом, и то где-то на пустыре. Рука непоизвольно потянулась за мобильником, но я остановилась – какая глупость – заблудиться в собственном районе, на моей Нижней Семеновке (район еще помнил свое историческое название, передающеееся из поколения в поколение) – позор, позор! Конечно, я найду дорогу сама. А если я скажу мужу, он будет долго надо мной смеяться – да, мать, выбилась в люди, стала птицей высокого полета, родные места узнавать перестала. Поэтому попадая ногой в лужи, и про себя тихо чертыхаясь, двинулась в том направлении, где, по моим соображениям, могло находиться если не кафе, то хотя бы дорога к нему.
По мере приближения “трещина между мирами” – тем. что я видела и тем, что я помнила, неожиданно сокмнулась. Получилось как раз наоброт, чем демонстрировал дон Хенаро. Я про себя улыбнулась, и тут же закрыла дело о пропавшей гостинице, набережной и школьном микрорайоне - гостиница была на месте, так же как и Набережная. Просто ни в одном окне не светился огонек - похоже на какое-нибудь веерное отключение электричества. Весь район был темен как в доильичевскую эпоху. Прятавшиеся кое-где светлые пятна обозначали свечки и карманные фонарики, и рядом в ними в полутьме скрывались страшные консерваторы или неимоверные любители техники, надо же - иметь дома свечку или фонарики. Надо и себе что-нибудь такое купить. Как там в “Ночном дозоре” ”Легче погасить в себе свет, чем рассеять тьму вокруг”, – а у меня и свечки дома то нет на такой случай.
Улица была темна, но вспоминивший сам себя автопилот вел меня по ему одному ведомым приметам вперед и вперед, правда, без учета появившихся новых ям.
- Господи, какое кафе может быть в подобной дыре? Рюмочная-пипеточная для местной алкашни!
Но тут же поиронизировала над собственной мыслью. Сколько лет назад – не более 15, в этих темных дворах и на трухлявых лавочках, я пила водку из горла, восхищалась впервые виденным баночным пивом “Heineken”, наверное, ароматизированным, потому что пахло не пивом, а помадой - все вокруг казалось лучшим местом в мире. А сейчас видите ли – недостаточно света и прямоты в дороге. Поднятие из грязи в князи лишает нас многих добродетелей.
Навстречу мне выстрелили из темноты фары. Длинные тени деревьев на мгновение легли позади меня и там, за моей спиной, сомкнулись темной сетью.
Вспышка света лишила мой автопилот настройки. Черти возьми, что это такое!.. И почему я не согласилась быть комфортабельно доставленной прямо в это чертово кафе, чтобы тут испытывать трансцедентные переживания. Прекрасно обошлась бы без них.
Нашарив в сумке телефон, я все-таки набрала мужа. Здорово наверное смотрелось это со стороны – выступающее из тьмы синее лицо, подсветка мобильного делала меня похожей на упыриху, передающей по лесной связи своему упырю последние новости.
Упырек мой воспринял информацию, что я заблудилась и стою возле каких –то деревьев без излишнего ерничания, которого я боялась.
- Кажется я догадался, где это - ты шла со стороны проспекта Шевченко? Через 5 минут буду возле тебя - не выключай мобильник и включи музыку погромче, буду искать тебя по пеленгу, и еще - отойди с дороги!
Легко сказать - отойди с дороги. Для этого надо знать хотя бы, где дорога.
К тому же я стала мерзнуть. Осень – весьма неприятное время года в нашем краю, отличающееся тем, что вообще-то тепло, но очень влажно, и от этого за каких-то 15 минут можно продрогнуть до костей даже в теплом пальто.
Что бы согреться, я подняла голову к теплеющим огонькам окон, и застыла от жесткого приступа “дежавю”. Это все было, именно в этом месте, лет как раз 15 назад, в такой же осенний вечер, только немного большее наполненный светом - в основном, светом влюбленности.
Я жадно смотрела в одно окно, которое, как в насмешку, оставалось темным, когда вокруг зажглись уже миллион окон. Тысячи людй пришли с работы, а ты – нет. Я точно также замерзала – несколько раз забегала в подъезд, чтобы немного согреть руки, и снова рвалась на улицу. Конечно, я могла усесться на ступеньку под твой дверью и точно также ждать, но меня тянуло на холодный, уже почти морозный воздух. Там на морозе у меня было больше шансом не увидеть, как ты заходишь в подъезд, и увидеть как зажигается твое окно... Казалось, я не хочу видеть тебя, целовать, пить чай в захламленной кухне, я хочу только, чтобы зажглось твое окно – и после этого повернусь и спокойно пойду домой, под диктаторским взглядом бабушкиных глаз усядусь за писанину и буду до утра писать рассказы, посвященные тебе.
Но в тот раз окно так и не зажглось... Нет, не так, может быть оно и зажглось, и я снова не попала домой, всю ночь любуясь твоим лицом, темными ресницам, отбрасывающими загадочные тени, ресницами, похожими на крылья бабочки... Но та. память которая помнит только моменты, когда дух воспарял, и стирает банальные мгновения счастья, конечно ничего это не сохранила. Ни к чему мне было то счастье, гораздо плодороднее страдание, которое в конце концов делает из людей писателей?
А сейчас я из воспоминания потихоньку выращивала страдания, из которого может быть через год появиться новый роман. Как я могла об забыть о той, первой в жизни любви? Как могла упустить из вида это же огромное поле для плантации страданий? Из каждого события можно вырастить богатое дерево, на котором растут вина и боль – лучшие явства для того, кто желает литературной славы. Ах милый мой, забытый возлюбленный! Не было дня, чтобы я не корила себя за те годы... Корила про себя, корила и тут же забывала, чтобы это не мешало жить и дышать... И тд и тп – как раз хорошая тема для повествования.
Мой милый возлюбленный благополучно спился, и я - как будто готовая биться за него с целым светом – занялась другим делом. Мы несколько раз виделись, я доставала из кошелька немного бумажных денег и мелочи - он говорил, что с весны перед ним откроются радужные перспективы, что он меня по–прежнему любит, и я его конечно же тоже. Просил звонить, но сам уже не помнил собственного номера телефона. До меня доходили слухи о его жизни – разменяли квартиру, умерла мать, он переехал еще раз. Так и переезжал - до самого дна. Еще раз я встретила его, что-то энергично обсуждавшего с бомжихой небольшого росточка. Если бы не грязь, ссадины, неимоверный балахон и тяжелая сумка с объедками - она была бы так похожа на меня...
Но это было потом, можно сказать даже недавно, а то ожидание света в окне - было вневременно, вечно. Хорошо было, несмотря на холод. Я не заметила, как вокруг зажегся свет, как под ноги легла желтая полоса от ряда фонарей и недалеко нарисовался мой муж.
- Ну, зачарованая принцесса, чего в окна заглядываешь? Идем – там я уже заказал пиво и ребрышки с острым мексиканским соусом. Скорее-скорее, остынут...
Он взял меня за озябшую руку и почти потащил за собой.
- Знаешь в этом доме жил Олежка,- вполголоса сказала я ему.
- То, что не убивает нас, делает нас сильнее, - также тихо ответил он. Он знал все про меня.
- Какой-то день непрошенных воспоминаний - ехала в троллейбусе, вспомнила школу, теперь еще это, - говорила я ему по дороге в кафешное тепло, - А ты как по такой тьме доехал? Призраки не мучали?
- Нет, я подъехал с другой стороны - яркий свет, отличная дорога... А ты решила идти более коротким путем, через свое прошлое, вот и заблудилась, - он сам улыбнулся своему удачному афоризму и открыл передо мной дверь.
 
Мне нравится эта продуманность каждого эпизода. А еще чувствуется, что написаны произведения не просто для того, чтобы числиться в написаннях, а потому, чтои наче быть не может, это волнует, этов нутри.
Еще отрывок.
 
Отрывок 3 Путь
 
Поезд потихоньку тронулся. Из открытых окон по-особому пахло весной, угольной пылью и ароматами долгой дороги – обычным коктейльчиком, которым щедро потчуют путешествующих железнодорожные вокзалы.
Вообще-то ехать поездом было внезапной блажью. Сын предлагал –самолетом: «Два часа - и ты в Москве, не успеешь глазом моргнуть и дома». Но Александру Петровичу вдруг до спазмов захотелось услышать прощальное «Вышел в степь донецкую парень молодой», а не натужный гул двигателей.
Когда он был начальником здешнего вокзала, песни звучали здесь каждый час – уходили составы в Москву, Ташкент, Ленинград, Калининград, и у каждого направления была своя песня. Тогда, 20 лет назад, это казалось какой-то провинциальностью, а теперь так захотелось сесть в поезд именно под эту песню и дать себе время подумать. Пару часов в самолете явно недостаточно, чтобы все решить.
Купить билет в плацкарт он все-таки не решился - хотя как наяву уже видел себя, пьющего чай из тонких стаканов в серебристых подстаканниках, среди свисающих с верхних полок ног, шипения полувыключенного радио, неспешных дорожных разговоров. Но билет был в СВ-вагон. В лучшем случае он будут видеть одно и тоже лицо соседа напротив, иногда услужливую проводницу.
«Батя, может тебе купить все купе, - заботился сын. Выспишься, никто тебя не побеспокоит". Но Александр Петрович отрицательно покачал головой.
Сыну Саше давно казалось, что отец уезжает обиженным. Сноха хлопотала вокруг чемоданов, пытаясь всунуть то курочку, То пакет сока.
- Света, оставь. Я же могу в ресторан сходить. А курицу в поездах уже не ест никто, - остановил ее свёкр.
Теперь все окончательно убедились, что Александр Петрович сильно обиделся.
Даже маленькая Оля притихла, не дойдя до дедушки пару шагов. Она хотела отдать ему свою куклу, чтобы было в поезде веселее. Но кажется ее кукла, как и мамина курочка, дедушке была не нужна.
Олюшке вдруг стало очень жалко себя, куклу, курочку, которую мама все утро запекала в духовке, и, само собой, дедушку - и она громко расплакалась.
Но чувство, владевшее Александром Петровичем нельзя было назвать обидой. Если он был обижен, то только на себя.
Держать на Сашу зло за то, что тот отказался переехать к нему в Москву вместе с семьей – было бессмысленно. Такой исход был предсказуем, и зачем только в день отъезда, уповая на чудо, этот разговор был-таки заведен? Семья, работа, друзья - важнее, чем какие бы то ни было сыновьи чувства. Само собой, потому что держать крепче, чем растянутые временем семейные узы.
Провожали гостя почти в полном молчании. Только когда проводница зычно закричала «провожающие на выход!» стало понятно, что молчать уже поздно.
- Ты прости, пап, что не едем с тобой, - начал Александр-младший.- Ты же понимаешь… Прости…
- Да чего уж там! Я ж знал, что откажетесь. Приезжайте хоть в отпуск- лес, баня, свежий воздух... Ждать буду.
Неуклюже обнявшись в узком проходе, Саша вышел в коридор. Света прощалась более официально, а маленькая Оленька так и не отдала куклу, хоть руки уже тянулись ткнуть ее в дедушкины ладони.
Спустившись по ступенькам на перрона, семья Александра Петровича собралась ждать отправления, но он махнул рукой - не надо, мол, идите “Долгие проводы большие слезы. Я вам напишу на электронной почте”. Он хотел послушать песню про молодого парня, который вышел в степь донецкую без них. Поезд потихоньку тронулся.
* * *
Ветер то усиливался то стихал, но никогда не замолкал совсем. Сквозь неумолчное ворчание бурана старый Кэйнын уже давно ничего не слышал. Ему казалось дует наверху уже тысячу лет и тысячу лет они сидит на полу, раскачиваясь в такт ветру... Он не слышал, как жена младшего сына прошла мимо, почти задевая его лицо краем своей кухлянки, как ввалился с мороза сам cын, неся последние запасы мяса из тайника неподалеку, как завозились от запаха съестного собаки, как подал голос годовалый внук, пытаясь подползти поближе к огню и к отцу с матерью. Он ничего не слышал. Звуки стали уходить из жизни Кэйнына в самом конце лета, один за другим, неспешно и незаметно, и когда он понял, что потерял, слова в яранге стали для него просто движением губ. В первое время он старался скрывать свою ущербность, подолгу бродя вокруг жилища, занимаясь хозяйственными делами, а, находясь внутри, часто делал вид, что спит.
Первое время ему везло. Сын и невестка были неразговорчивы, дел с наступлением зимы прибавилось. Но только старику казалось, что он ловко обводит родных вокруг. Пока буран был не силен, и еды, заготовленной впрок, хватало, сын только качал головой и каждое утро молча вкладывал в руку отца тонкий ломтик вяленой оленины.
Но потом несчастья посыпались один за другим - ведущая собака сыновней упряжки повредила лапу, сам сын порезал себе руку, а затем умер только-только народившийся младенец – их второй сын. Жировые лампы светили все слабее и слабее, и Кэйнын понимал, что скоро им придется совсем туго.
В последнее время ему вдруг стало казаться, что слух возвращается к нему. В о всяком случае, завывание бурана он слышал четко. Ветер то усиливался то стихал, но никогда не замолкал совсем.
* * *
 
Спят курганы тёмные, солнцем опалённые,
И туманы белые бродят чередой.
Через рощи шумные и поля зелёные
Вышел в степь донецкую парень молодой.
Через рощи шумные и поля зелёные
Вышел в степь донецкую парень молодой.
 
Там на шахте угольной паренька приметили,
Руку дружбы подали, повели с собой.
Девушки пригожие тихой песней встретили,
И в забой направился парень молодой.
Девушки пригожие тихой песней встретили,
И в забой направился парень молодой.
 
Дни работы жаркие, на бои похожие,
В жизни парня сделали поворот крутой.
На работу славную, на дела хорошие
Вышел в степь донецкую парень молодой.
На работу славную, на дела хорошие
Вышел в степь донецкую парень молодой
Песня прозвучала, но ожидаемого катарсиса и готового решения не принесла. Из-за звуков вокзального громкоговорителя согласиться на утомительное долгое путешествие? - нет дело наверное было все-таки не в песне, а во времени на раздумия.
В купе Александра Петрович сосед не обнаружился. Проводница Лида сказала, что скорее всего никто не купил оставшийся билет и он сможет ехать по высшему разряду.
Против судьбы не попрешь. Один даже в поезде.
Вечереть еще и не думало и Александр Петрович вытащил из сумки ноутбук и раскрыл каталог библиотеки. Пока ни одной собственной мысли не лезло в голову, можно было почитать чужие.
Кликнув наобум по первой попавшейся книжке, он прочел “Фарли Моуэт “Уводящий по снегу”.
 
Вот такой еще один аистенок в нашей команде. Прошу любить и жаловать. А иначе, как мне кажется, и не возможно.
 

КАТЯ ДЕЛЬФИНЧИК

 
 
И еще один замечательный аистенок. Со яркими звездочками надежды в глазах и желанием Жить (именно с большой буквы) во что бы то ни стало. Весь вечер в день нашей встречи мне хотелось заглянуть – нет ли у нее за спиной крылышек:)
 
Небольшое интервью:
 
- Как давно вы на портале "Что хочет автор?"
 
С дня взятия Бастилии :) С 14 июля 2005 года
 
- Как давно вы пишете?
 
С 9 лет
 
- Каким жанрам отдаете предпочтение?
 
Поэзия. В основном – песня.
Очень привлекает поэтический перевод.
С украинского на русский и наоборот. С польского.
С английского. С французского.
Мой первый диплом на портале – именно в разделе поэтического перевода. :)
 
- Как вообще вы сочиняете? Как к вам приходят стихи или идеи?
 
Рождается внезапная строка,
За ней встает немедленно другая,
Мелькает третья ей издалека,
Четвертая смеется набегая.
 
И пятая, и после, и потом,
Откуда, сколько, я и сам не знаю,
Но я не размышляю над стихом,
И право никогда - не сочиняю.
 
- Что для вас означает сочинительство(хоть это слово мне и не нравится), литература?
 
Сочинительство? – крик души, когда больно
и искренняя ее улыбка, когда хочется поделиться светлым :)
 
- Назовите любимых писателей или поэтов.
 
Евтушенко, Рождественский, Бродский, Ахматова, Лина Костенко.
Набоков, Маркес, Буццати
 
- С кем из портальцев вы бы хотели "спеть" дуэтом?
 
Да-да, уже спела, причем не в переносном смысле, а в ПРЯМОМ!
(спели дуэтом с Ольгой Багаевой родившуюся ся во время первого собрания Лелек песню. Очень нам обеим близкую - Морскую :) )
 
- Вы где-нибудь публиковались?
 
"75 лучших строк" 1 и 2 выпуски
Литературный журнал "Новая волна"
 
- Какой литературный конкурс вы бы хотели провести или в каком поучаствовать?
 
Очень, очень бы хотела провести "о море"!!!
Сейчас веду переговоры по этому поводу с Валерием Белолисом.
 
Еще бы хотела провести что-то "вольное". О воле. О свободе.
Может, о путешествиях, о горах, о походах, о дальних странствиях…
 
А еще – "об искренности"!
 
- Какие литературные планы или мечты на будущее?
 
Мечты? Писать. И писать так, чтоб не было стыдно.
Планы? Писать. И писать так, чтоб хоть кому-нибудь было это нужно.
 
- И последний вопрос, я бы хотела, чтоб вы его поняли правильно. Ваше творчество. С чем бы вы хотели, чтоб оно ассоциировалось у читателей?
 
Море… жажда свободы, ветра, простора, синего неба над головой и всего естественно-настоящего вокруг.
 
Поэзия Кати во многом отвечает ее душевной эмоциональности и то взлетает вверх, то обессилено опускает крылья.
 
1) ОТПУСТИТЕ МЕНЯ НА ВОЛЮ!
***
В стену взгляд упрется.
Почему так больно?
Где-то светит солнце…
Где-то плещут волны…
***
Тишина... Тишина! за секунду - пол жизни!
Городские шумы здесь заполнили все.
Я живу тут. И вдруг никогда не увижу,
Как загаданный камень волной унесет?
Я живу здесь, и вдруг никогда не услышу
Как мне море споет свою лунную песнь?
Все стою у окна: "Ну пожалуйста, тише!"
Городские шумы все заполнили здесь...
***
Мне бы просто сбежать отсюда
Да пройти босиком по полю
Отпустите, прошу вас, люди!
Отпустите меня на волю!
 
"Лишенный птичьего пенья"
Но, может ли страшнее что-то быть:
Когда ты говоришь - тебя не слышат,
Когда кричишь без сил: "Хочу любить!"
Но с каждым днем все тише, тише, тише...
В объятьях пустоты умолкнут звуки,
Лишь каплями дождя - по мертвым снам.
В молитве при свечах, ломая руки,
Прощальную спеть песню голосам.
Уснет все в тишине в замолкшем мире -
И не проснется - вечным будет сон
Промерзшего до каждой грешной мили,
Того, что пенья птичьего лишен.
 
***
По горной тропе убежать бы от взглядов
Схорониться бы в утренних летних туманах
Не поздно ли? Хватит ли? Так много надо
Свободы для сердца от города в ранах!
***
Страшно мне так здесь, о мир теплый летний!
Как холодны зимой ночи!
Хоть бы одну только звездочку где-то!
Грустное небо не хочет…
***
Когда на сердце без причины очень грустно,
И очень больно, очень горько, да без повода.
Зашторен свет, застегнут ворот, душно, пусто -
Одно: бежать! бежать! бежать! бежать из города!
***
Рисовала цветное я счастье
Посреди белоснежных вершин.
Но вот вдруг кто-то взял в руки ластик
Да и выкинул карандаши.
***
Нет уж сил писать.
Чувства мало
Так боясь устать,
Я устала
Так боясь без рифм жить на свете,
Потеряла все – их и ветер.
 
"Красная планета"
Выложили дороги себе
Мы любимых телами
И теперь по кровавой земле
Все шагаем, шагаем…
Изменения в школьных программах
Смены в атласах:
Не «какая она голубая!»
А «какая красная»
 
ГЛАВНОЕ:
Но когда снег укроет леса и поля,
Море будет ему, все же, верь, неподвластно.
Отражаться все так же в нем будет заря.
Волны будут такими же – полными страсти!
 
2) СЕВАСТОПОЛЮ
Севастополю
“Город маленький и бедный” – я не спорю.
Но если встать на подоконник – видно море
”Здесь нет ни жизни, ни работы, ни просвета!”
Но по утрам здесь дует с моря вольный ветер...
 
 
 
Обращение к северному ветру
(любимому городу Севастополю)
Он остался где-то.
Где-то там, где лето.
Где-то там, где море
Ночью с ветром спорит.
Я ж живу в столице.
Не остановиться.
Встреч здесь вереница.
Имена да лица.
Душно. Нет покоя.
Я хочу на море!
Я хочу домой!
Забери с собой!..
 
***
На прибрежных там скалах спят лунные тени.
И какие сейчас там шторма!
А у нас, вдалеке, - неморской понедельник.
Да без соли и ветра слова...
 
САМЫМ ЛУЧШИМ В МИРЕ ОБЕЛИСКОМ
«Наклонятся горные хребты
Самым лучшим в мире обелиском»
В.Высоцкий
 
Памяти Алексея Белодеда,
Погибшего в ноябре 2002 на Фаросе
 
Вот так вот теряют друзей и близких
И их имена остаются на памятниках
Могилах, венках, на крестах, обелисках –
Но самое главное – в памяти, в памяти…
Мы знаем, что так слишком часто бывает
Да каждый раз горечью слезы нас душат
И что нам слова? Но пускай люди знают:
ГОРЫ ЗАБИРАЮТ ЛУЧШИХ!
 
***
Десять лет я стихов не писал...
Позабыл, растерял, только верьте - вернусь непременно!
Я устал. Очень сильно устал.
Слишком давит на плечи мое бессловесное бремя.
Но вернусь! Уж поверьте, вернусь!
Что мне жизнь без рифмованных строчек, что жизнь мне без песен?
Только часто вночи я боюсь:
Не вернется вдруг Муза? Вдруг внутренний мир мой ей тесен?
 
А вот от этих Катиных слов очень больно:
 
Часто посещают очень мрачные нотки, я их не люблю,
Я их боюсь,
Но они есть, комочки боли…
 
Мне так хочется лечь отдохнуть
С тихой прощальною песней.
Убаюканно сладко уснуть,
Примостившись удобно на рельсах.
 
Не остановиться. Не укрыться.
Нырнуть себе в могилу. Да зарыться.
 
Ils naissent, ils souffrent, ils meurent.
A.France*
 
Податливы земным мы плоскостям.
По лицам. По улыбкам. По костям.
Нас шесть миллиардов сердец.
Начало- Страданье – Конец.
 
*Они рождаются, они страдают, они умирают.
А.Франс об истории человечества
 
***
Перешугнуть черту не сложно:
Один лишь шаг вперед.
Дав вот вернуться невозможно:
Кто детство нам вернет?
 
***
в разноцветном рябиновом платье – за любовь.
а за хитрость – распятье.
 
И еще небольшая подборка очень искренних стихов.
 
И гаснет звезда тогда
 
Никто никому ничего не должен
Ничего не должны мы. Ничем не обязаны.
Словно вовсе друг друга не знаем.
Мне казалось, что мы чем-то искренним связаны.
Как безвольно мы это теряем!
 
И гаснет звезда тогда
Мы забываем очень часто
О том, что свято было.
О тех, с кем был когда-то счастлив,
О тех, кого любили.
Но есть одна большая тайна
На небесах у страсти:
Когда кого-то забывают,
Звезда навеки гаснет
 
Свято беречь
Свято беречь все, что было
Мгновенья, что с болью растаяли
Все, что когда-то любили
И все, что, оплакав, оставили
 
Стираются строчки с годами быстрее
Стираются строчки с годами быстрее.
Мы стали другими. Мы стали взрослее.
Но, может, сквозь ветры и ливни воскреснут
Не рифмой пустою, а искренней песней.
 
Лица
Вот так листаем жизни мы страницы
Вот так все лезем вверх вперед по датам
И остаются на страницах лица
Всех тех, кто был так дорог нам когда-то
 
Три четверостишия А.Евгению –
самому близкому человечку.
 
Какое короткое лето…
Но, знаешь, ведь небо не шутит
И снег в октябре – правда это
Согрей же меня: мерзнут руки
Какое короткое лето…
октябрь 2002
 
слова излишни
Мне кажется, слова излишни,
Пусть сердце и глаза споют.
Летит пусть песня выше крыш всех.
Да прямо в форточку твою.
 
***
Небо грустью наполнило море
Умывался слезами мой город
Не хватало лишь так сильно взгляда
Да чтоб сердце твое билось рядом
 
Еще немного любовной лирики:
 
***
Я хочу просто писать Тебе куплеты
Я хочу лишь петь ночами Тебе песни
Мне не много нужно – только Ты и Лето
И неважно, где мы. Главное – что вместе
Я хочу проплакать ночь в Твоих объятьях
Рассмеяться утром, вытерев вдруг слезы
Просто жить и знать, что даже в легком платье
Мне с Тобою рядом не страшны морозы
 
***
Кто без тебя теперь это созданье?
Тихое облако грусти.
Призрак земной и ночное отчаянье
Пленник летящего чувства.
Как без тебя? и куда без тебя?
Больно так. пусто так. горько так. зря.
Ну кто теперь я без тебя?
Кусочек. Частичка. Не я.
 
А вот по этой ссылочке http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=45779&pid=60
Очень интересное произведение. Катя призналась, что его часто ругали, но тем не менее это ее самое любимое. Так иногда бывает, критики не видят или не хотят видеть в произведении душу автора, наверное, это возможно только когда знаешь человека хоть немного. Может, именно поэтому я совершенно не смотрела на технику, я летела по строчкам и чувствовала их. Рекомендую.
 
Ну, и напоследок, несколько слов о песнях, потому что Катя не только пишет замечательные песни, но и поет их. Одну песню приведу целиком, а на остальные дам ссылку. Не поленитесь, сходите на страничку и поймайте в ладони чудо.
Кроме того, там потрясающая фотография!!!:)
 
Крылья
Крылья связаны и стянуты вдоль тела.
Нет уж сил. Я задохнусь в этом мире.
Я горела. Я дышала. Я летела.
Но без Воли меня нет. Меня убили.
А я летела там, где небо очень синее,
Летела там, где птицы голосили,
Отражались в глазах горящих вершины,
Мы дышали солью морской, мы любили.
Мы играли в безрассудстве с ветром в прятки,
Отдавались воле и свободе без остатка,
Среди вечных снегов или в лунной долине
Согревали сердца, пели и любили.
Ранним утром взлететь и до заката кружиться,
Себя воле отдать и на воле разбиться.
А когда тебя поймали из-за угла сеткой –
Перестать дышать: нечем дышать в клетке…
Нечем дышать в клетке без моря
Нечем дышать не на просторе
Нечем дышать без солнца и ветра
И зачем тогда существовать на свете?
И зачем замерзать без солнца летнего?
Зачем говорить и не слышать ответа?
И не видеть глаз, не уметь плакать,
Не чувствовать моря соленый запах?..
А я летела там, где небо очень синее,
Летела там, где птицы голосили,
Отражались в глазах горящих вершины,
Мы дышали солью морской, мы любили!
Но крылья связаны и стянуты вдоль тела.
Нет уж сил. Я задохнусь в этом мире.
Я горела. Я дышала. Я летела.
Но без Воли меня нет. Меня убили.
 
Странно, но сейчас, когда работа практически закончена, я испытываю огромнейшую гордость за своих коллег. Надеюсь, что хоть частицу этого чувства мне удалось передать в своих обзорах.
Я желаю украинским аистам творческих успехов, но не прощаюсь, а в моем последнем обзоре расскажу о главном Лелеке нашего регионального отделения – Валерии Белолисе.
 
С уважением ко всем прочитавшим, Наталья Балуева.
Copyright: Наталья Балуева,
Свидетельство о публикации №85421
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ:

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Олег Коссовский (КОСС)[ 29.04.2006 ]
   Наташ... Ну... Это... Растрогала просто... Блин... Нет слов... Ну когда же ты уже доедешь до Киева?!!
   
   Спасибо...
   Косс
 
Наталья Балуева[ 29.04.2006 ]
   :))))))
   Буду в Киеве 20-21 мая. 95%. Если получится, привезу из Бердянска солененькой рыбки:))) Если получится - в смысле, если не съем по дороге:)))
   С наступающими!
   Уехала в Бердянск.
Катя Дельфинчик[ 29.04.2006 ]
   О, Наташенька!
   Вот тут-то тебя и поймаю!!
   И всех, кто захочет с тобой повидаться :)
   Искренне и настойчиво, в добровольно-принудит­ельном­ порядке да в очередной раз приглашаю всех вместе пойти в Театр марионеток!!!
   Это то, о чем я рассказывала на собрании - событие, изменившее мерную текучесть моего мира,
   встреча с преарасным, заставившая отбросить все мирское-денежное и идти учиться в театральный институт!
   Сейчас я работаю в этом театре администратором, и если мы не поздно "спохватимся", могу достать билеты в первый либо третий ряд - самые-самые :)
   Ну, откликнетесь же, дорогие Лелеки,
   удивительный мир Горина и Свифта хочет приоткрыть вам свои дверцы, не противтесь!
   
   ПС. Танюша Эврика, не дай соврать о спектакле... :)
Катя Дельфинчик[ 29.04.2006 ]
   Боже, разэмоциональничала о предстоящей встрече и забыла сказать самое очевидное:
   НАТАША! ОГРОМНОЕ СПАСИБО ЗА ТВОЕ ТРУДОЛЮБИЕ, ИСКРЕННОСТЬ И ТЕПЛОТУ! :) :) :)
Марина Черномаз(Kira Lyss)[ 09.05.2006 ]
   Ураааа!!! 21 мая встреча ЛЭЛЭК по случаю приезда Наташи Балуевой!!!!!
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 11.05.2006 ]
   21 мая - приеду если получиться тоже.
Наталья Балуева[ 11.05.2006 ]
   Вот и отличненько!!!:)
Мария Даценко (Сударушка)[ 29.04.2006 ]
   Как рыбки солененькой хочется!:-)
   
   Наташа, здорово, просто здорово! Влюбляешь в тех, о ком пишешь. Хотя, и немудрено влюбиться после реальной встречи практически во всех. И все время думается: господи, ну откуда столько ума и света в людях! И откуда к ним такие мысли приходят.... Хотя и знаешь, откуда, но все равно удивительное разнообразие. Чудеса, да и только!
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 30.04.2006 ]
   Наталья! А когда же будет интерьвью с вами?
 
Дмитрий Комаров[ 02.05.2006 ]
   Поддерживаю по этому вопросу!
   Когда же, Леди?????????
   
   любопытный,
   он самый... :)
Игорь Даровский[ 03.05.2006 ]
   Спасибо, Наталья за лестные слова. Очень трогательно... и со вкусом.
 
Наталья Балуева[ 03.05.2006 ]
   Спасибо:)
Кристинэ Керн[ 07.05.2006 ]
   Наташ, спасибо за такую теплоту!!!
   С такой любовью и искренностью пишешь, да ещё и так красиво !!!
   Присоединяюсь к КОССУ: ПРИЕЗЖАЙ В КИЕВ!!!
   МЫ СОСКУЧИЛИСЬ!
   
   С теплом, Кристинэ
 
Наталья Балуева[ 10.05.2006 ]
   Буду, буду, похоже, уже стопроцентно буду:)
А. Яро.[ 31.07.2006 ]
   Вельмишановна, Наталочко! Читав. Дуже цікаво і серьозно написано.
   Маю величезне бажання стати одним з романтичних лелек.
   Я в минулому киянин. Залишуся ним навічно. Донині вболіваю і завжди буду вболівати за київське "Динамо" і Збірну України з футболу.
   Свідчу свою до Вас величезну повагу! Олександр. А. Яро.

Открытие года
Карина Калинина,
город Санкт-Петербург
Cчастье
Мы на YouTube
Сергей Гамаюнов, Ставропольский край
Авторские песни
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
  
Это стоит прочитать
Дмитрий Бочарников
Последний откат
Положение о конкурсе
Раздел для размещения текстов
Призовой отдел
  
Авторские песни на тему конкурса имени Михаила Булгалкова
Олег Скальд.
Самарская область
Всадник Золотое Копьё. Вспоминая М. А. Булгакова.

Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Цитата: "От умных мало проку. А от сумасшедших – боль и бред."
Читаем и критикуем.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Форум редколлегии
Обзоры и итоги конкурсов
Проекты критики
Архив проектов критики
Архивы конкурсов
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Архив конкурсов
2020 года
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"