Буфет. Истории
за нашим столом
Конкретное
воплощение задумки


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
С нами в лето!
Илья Майзельс
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Любовно-сентиментальная прозаАвтор: Галина Маркус
Объем: 168 [ строк ]
Настоящий Дар (глава 1)
«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто»
(Первое послание св. Ап. Павла к Коринфянам, гл.13,1-2)
 
 
ГЛАВА 1.
 
 
«Необычно и серьезно»…
Пожилой преподаватель теории вероятностей произнес эти слова пять лет тому назад… Давно остался позади третий курс брошенной ею Финансовой академии, но новый образ жизни так и не стал банальным.
«Этот университет… несколько необычен. Он представляет собой кое-что иное, нежели то, что открыто постороннему глазу… Все очень серьезно... Скажем, представь человека науки, деятеля религии - они себе не принадлежат. Конечно, никто не вправе тебе навязывать... Но по-моему, это твое… Попробуй!», - так, кажется, это было сказано…
Разве знала тогда Дина Корнеева, что у нее начинается полная бурных событий жизнь? Теперь уже было позади и то самое загадочное учебное заведение, которое во всех официальных справочниках называлось университетом «Культуры и Права», но старый разговор припомнился сегодня особенно ярко…
Когда они поздним вечером наконец-то добрались до усадьбы, Дину поразило это место. Одиноко стоящий среди лесов дом, нетронутый ничьими шагами темно-синий снег, полная яркая луна и усеянный зимними звездами слишком широкий по сравнению с городским небосвод – все это производило впечатление чего-то волшебного. По левую сторону узкой тропинки в отражении лунного света сверкал небольшой черный пруд. Впрочем, чего еще было ждать от такого места? А ведь накануне в своем воображении девушка рисовала скорее некую современную засекреченную лабораторию с деловыми людьми в белых халатах.
Их встретила приветливая пожилая женщина, управляющая, представившаяся Анной, без отчества. Дина сразу же окрестила ее про себя «Миссис Хадсон», настолько она была похожа на невозмутимую и верную английскую леди. Расселив их по 2-3 человека, Анна сообщила им, где находится столовая и во сколько завтрак. Хозяина, кажется, не было дома, а на лишние вопросы она предпочла не отвечать. Ночью повалил снег, и, проснувшись на другой день ни свет, ни заря, Дина долго стояла у заледеневшего окна, зачарованно глядя, как все вокруг усадьбы залепляет белым.
После завтрака Анна сообщила им, что хозяин уже приехал и собирает всех в специально организованной для занятий комнате.
Они вошли в «класс» небольшой стайкой, нерешительно остановились посередине, обнаружив непривычное отсутствие столов и стульев. Пятеро девушек, столько же юношей, отобранных после самых тщательных экзаменов. Переговаривались тихо, без привычного гомона и смешков.
 
-Ты его еще не видела? – к Дине повернулась Лида, ее бывшая однокурсница, а ныне соседка по комнате, - Катя, кажется, видела, если это действительно он. По описаниям – очень похож.
 
- Он, должно быть… Вряд ли здесь может быть кто-то еще… Знаешь, мне так и кажется, что он войдет, посмотрит на меня, и скажет – а эта что тут делает? Я же просил, только самых-самых…
 
- Ну да, тебе ли еще жаловаться… Ты показала лучшие баллы на всех экзаменах. Разве что Влад был в чем-то сильнее.
 
При упоминании Влада Дина смутилась, и незаметно скосила глаза в сторону двери. Влад стоял у входа и, как всегда, разговаривал с Нелли, необычайно привлекательной девушкой с их курса. Он действительно был одним из наиболее одаренных ребят в «заведении», как они называли Университет. При этом высок, красив, так что по его черным глазам сохла не одна студентка, и даже кое-кто из молодых преподавательниц… Увы, Дина в этом вопросе тоже не отличалась оригинальностью. Однако ее успехи, видимо, ничего не значили для Влада по сравнению с длинными рыжими волосами Нэлли… Обидно, но кажется, он еще и считает Дину своим конкурентом…
 
- Говорят, ОВ всегда один. Интересно, это условия его работы, или он сам так решил? Или подобным людям по определению свойственно одиночество? - спросила Дина, чтобы переменить тему.
 
Особенно засекреченным агентам присваивалась аббревиатура вместо имени. Особые возможности? Отпор Взлому? Какой смысл гадать… Настоящего имени будущего руководителя они не знали. Чего только о нем не говорили - казалось, не было Дара, который отсутствовал бы у ОВ. Не так много «защитников» в мире обладало подобной квалификацией. Особенно редкими считались его мистические способности. Слова «гипноз» или «чтение мыслей» здесь не подходили. Он – просто чувствовал человека, видел событие.
В Университете наизусть знали рассказы о подвигах ОВ в борьбе с Врагом. Поэтому каждый из присутствующих прошел нелегкую борьбу за право работать и обучаться под его руководством. И вот - они здесь…Оторванные от привычного шумного мира, как будто на обочине жизни, но в самом центре современной истории…
 
- Рассказывают, ему напророчили большие несчастья, которые может принести ему любовь, вот он и избегает женщин… - хихикнула Лида.
 
- Наверное, все проще… Завязывание близкого контакта с женщиной… это, как правило, Ахиллесова пята…Старо, как мир…
 
-Либо заканчивается потерей силы… - еще раз засмеялась Лида.
 
- Кажется, идет…- на них шикнули, и девушки моментально умолкли.
 
 
Он вошел, быстро и молча прошел через «класс» к окну. Только потом посмотрел на них и поздоровался, разрешив соорудить себе легкие временные кресла из давно знакомой им по урокам преобразования вещества воздушной ткани. Дина заметила, что Влад соорудил для себя и Нелли нечто в восточном высокопарном стиле, очевидно, собираясь незамедлительно продемонстрировать наставнику свои способности. Сама бы Нелли ничего подобного никогда не создала. Впрочем, она была одарена по-своему, причем с детства, иначе ее не отобрали бы в группу – она могла читать любую тайнопись и самые сложные шифры и надписи, начерченные ли огнем или просто в воздухе, недавно или в древнейшие времена, так легко, как будто это был ее родной язык.
 
Все тихонечко уселись, невольно разглядывая ОВ и не находя в его внешности ничего особенно примечательного. Невысокий, довольно молодой мужчина с темно-русыми волосами. Несколько заметных морщин прорезают лоб и переносицу, да еще носогубные складки выражены слишком резко. В глубоко посаженных темно-серых глазах видна усталость.
Во всем его облике ощущался какой-то груз – долга, проблем, которых ему предстояло решать ежедневно, чего-то неизведанного или пережитого. Пока он несколько секунд молча смотрел на них, всем было немного не по себе. Он заговорил – и им стало легче. Ни величия, ни гордости, ни обращения свысока. Только желание как можно более понятно донести суть того, о чем говорит. Группе предстояло несколько тестов, после которых он сделает вывод, в каком направлении будет вестись подготовка каждого. Характеристики их он прочел, но его тест будет определяющим. Впрочем, добавил он, они не должны волноваться, каждый из них уже отобран в его группу и будет задействован каким-либо образом. Главное, как можно точнее определить, каким.
 
Затем ОВ раздал им листки с «контрактом».
- Я понимаю, эти прописные истины вы помните с начала учебы. Но все это время вы только накапливали информацию и учились проявлять способности, которые, разумеется, еще будете шлифовать. Сейчас вы подтвердите заключение контракта, и его привычные слова зазвучат для вас иначе. Отлично знаю, что вы давно сделали свой выбор, но обязан еще раз предложить вам подумать над каждым словом контракта.
 
Когда на вступительной лекции в Университете им зачитали текст контракта, Дина, помнится, улыбнулась. Чем-то он напомнил ей клятву пионерской организации, в рядах которой ей «посчастливилось» побывать. Но теперь она хорошо понимала, что означает поставить свою роспись под магическим текстом, и эти несколько строчек действительно воспринимались ею совершенно по-новому.
 
«Я, получивший сей Дар бесплатно, безвозмездно, от своего рождения, обязуюсь:
Использовать его так же безвозмездно и бескорыстно. Не использовать дар в любых личных, корыстных, низменных и ничтожных целях, на службе у Зла, светской власти, в целях мести или обогащения. Преумножать свой дар и употреблять его на цели Добра настолько, насколько это только возможно, и даже настолько, насколько не возможно. Подтверждаю этим обещанием, что если я перестану использовать свой Дар на пользу людей, он отнимется у меня. Я могу отказаться от Дара сознательно, только передав его в дар другому. В этом случае мой Дар никогда больше не вернется ко мне, кроме как если кто-либо не передаст мне свой, отказавшись».
 
… Дина не медлила ни минуты. Уже долгое время вся ее жизнь была наполнена тем самым принятым решением, слова Контракта отвечали потребностям души, целям ее существования. Вероятно, также чувствовали и другие, ставя свою подпись…
Затем ОВ пригласил их выйти во двор, на специальную площадку для тренировок. Несмотря на то, что двор находился под открытым небом, снег здесь почему-то не шел. Задание, как ни странно, он дал почти не связанное с их навыками. Все должны были выбрать себе фехтовальное оружие и разбиться на пары. Заметив замешательство, он пояснил:
- Мне нужно увидеть вашу реакцию, если хотите, боевые качества. Магические способности вы покажете позднее, а пока - фехтование в качестве разминки.
Дина волновалась больше, чем на любом экзамене, и, недолго думая, предпочла спортивную саблю – это оружие показалось ей наиболее простым. Краем глаза заметила, что Катя и Рута обменялись салютом немецких пехотных шпаг эпохи Фридриха Великого, подошла было к Нелли (та уже сотворила себе испанскую пару – шпагу и дагу), но ее опередила полненькая Лида, явно решившая поиграть в Портоса. Олег и Леонид составили друг другу пару в традициях варяжско-славянских битв, Джон и Ник затеяли схватку в духе рыцарей Старой Доброй Англии.
Без пары остался только Влад, с самурайским мечом в руках. Очевидно, мало кого соблазняла перспектива бороться с заведомо более сильным противником… Дина с досадой отметила, что пульс у нее участился. Решив, что силы уж слишком неравны, девушка бросилась вперед, даже не отдав традиционного салюта. Влад начал было обороняться, но вскоре понял, что недооценил противника – дважды наконечник сабли мелькал у его лица, и он едва успевал отбить удар. Затем сам пошел в атаку – Дина отбила ее. На второй атаке она ушла в сторону, Влад продолжал идти на нее, но не удержался на одной ноге и, повинуясь инерции, оказался на полу. Дина словно не заметила этого и протянула ему руку:
- Продолжаем, не спи!
- Не надо, - он отвел ее руку, быстро вскочил. Однако падение, а еще более - ее желание помочь - лишили его боевого настроя. Как же так, Корнеева – и «уронила» его! И это при том, что сама в восточных школах фехтования особенно не смыслит…
 
От досады дальше дела у него пошли еще хуже… Дина поймала себя на смешанных чувствах – ей нужна была победа, и в то же время не хотелось получать очки за его счет, тем более что успех-то был совершенно случаен, а парень - на самом деле прекрасный боец. Однако финал «поединка» не оставлял сомнений – Влад оказался разоружен, и она не знала, радоваться ей или расстраиваться…
 
- Достаточно! – ОВ поднял руку, как если бы был распорядителем на турнире. Десять пар глаз моментально обернулись в его сторону. Дина тоже посмотрела на него, чувствуя, что заслужила по крайней мере одобрение, однако ОВ, казалось, не собирался пока никого выделять или поощрять.
- Ну что ж, все очень хорошо, - в его голосе появилось радостное нетерпение, - думаю, нам надо познакомиться поближе. Пойдемте в помещение, раздам вам небольшой тест на преобразование вещества, а пока будете делать, побеседую с каждым в отдельности…
 
 
***
 
Голова с утра была забита очередной проблемой – Враг активизировал свои действия по всем направлениям. В принципе, ОВ давно чувствовал, что все к этому идет, и зло постепенно усиливается в столице. Незримо в воздухе витало то, что могли почувствовать лишь немногие, и он в том числе. В частности, обнаруживалась сильная активность одного из давних и очень мощных противников по кличке Хатрайд.
Как всегда, трудность работы заключалась в том, что силы Взлома никогда не выбирали методов, да что там, насилие и проникновение в человеческую душу изнутри, категорически запрещенное силами Защиты, были главными приемами и одновременно целями Взлома. Хатрайд, в частности, специализировался на разжигании любого рода вражды, националистической в том числе, так что последние новости не стали такой уж неожиданностью. Да, Воронеж всегда оставался напряженной зоной, но так активизироваться в Питере! Сложный, неоднозначный город, однако один из лучших бастионов Защиты, родивший несколько династий самых продвинутых мастеров… А что касается Москвы, то она, кажется, становится главной ареной битвы.
Но сегодня что-то еще мучило ОВ, и казалось удивительным, что он не смог быстро определить источник и направление беспокойства. Точнее, вообще так и не смог определить. «Что это? Выдыхаюсь?» - подумал он. Тревога эта имела какое-то особое свойство. Во-первых, явно касалась лично его, что было довольно странно. Хотя могло объясняться какими-то новыми происками Змена… Кличка отлично отражала сущность… Еще один, но совершенно особенный тип Врага, Змен давно стал еще и глубоко личным противником. Слишком многое связывает между собой некоторых противников, порою, куда больше, чем неразлучных друзей. Особенно если они – разные полюсы одного и того же дара… Близкий враг, так называл его для себя ОВ.
…Во-вторых, эта новая тревога вызывала интересные ассоциации, почему-то усиливаясь при мыслях о предстоящем Новом годе… Что-то связанное с давно забытыми запахами самого любимого в детстве праздника… И уж тут-то Змен, скорее всего, ни при чем.
ОВ посмотрел в окно. Действительно, пейзаж скорее навевал мысли о Рождественских каникулах. А ведь пока только первая декада ноября…
К своим самым тонким и непонятным ощущениям за многие годы работы он привык прислушиваться. Абсолютно необходимо считаться с тем, что подсказывают ему свыше. То, что для обычного человек могло быть вызвано простой переменой погоды, утренним недосыпом или недомоганием, и называлось беспричинной хандрой, для его деятельности было слишком значительным. Невидимые и почти не ощущаемые никем нити событий, мыслей, чувств, витавшие в воздухе коллективные настроения – все это он должен был принимать, как некие «сигналы», специально настраивая себя на нужную «волну».
Впрочем, сегодня предстояла новая работа, выпускники, которых поручили лично ОВ. Идея принадлежала ему самому. Ведь никто лучше него не подготовил бы группы, в которой он давно нуждался. Дело в том, что прекрасные и умелые мастера, которых присылали ему в помощь, были слишком самодостаточны, не всегда управляемы, и, поскольку обладали степенями и квалификациями, не очень-то старались выполнять его важные и точные указания, считая себя и так вполне компетентными. Несколько раз это заканчивалось потерей людей. Ему нужна была группа, которая будет его руками, глазами, группа, которую проще подготовить самому.
Возможно, его тревога связана с этими еще незнакомыми ему ребятами? Разумеется, все они многократно и тщательно проверены, с этой стороны ждать происков врагов не стоило. Наверное, не стоило. Но ничего не исключать – было правилом его жизни. Впрочем, как можно готовить группу, не доверяя ей информации и планов? На собственные способности видеть людей можно, разумеется, положиться.
Увидев ребят, ОВ обрадовался. Некоторых сразу узнал по описанию в личных делах. Да, это то, что ему нужно. Явно одаренные, яркие личности, каждый, разумеется, по-своему, по этому принципу он и просил своего давнего друга – директора Университета, подобрать ему выпускников. От них исходили прекрасные эмоции, на волне которых он сам ощутил некоторое возбуждение и радость от предстоящей работы. Разминка еще больше укрепила его во мнении, что команда на редкость хороша. «Они меня переплюнут!» - подумал ОВ довольно.
 
Конечно же, он сразу выделил несколько человек, хотя никак этого не показал. Впрочем, все работали неплохо. Разумеется, не скрылось от ОВ и выражение лиц «экзотической» пары – он с самурайским мечом, она – со спортивной саблей. «Повнимательнее присмотрись к Муромцеву и Корнеевой», - вспомнились слова директора, - «у обоих задатки лидера слишком явные, их нужно держать на почтительном расстоянии друг от друга».
Володя Муромцев (в кругу однокурсников - Влад) явно притягивал взгляды всей женской половины группы и был уже сложившимся мастером. Неудивительно, если учесть, что он «защитник» в седьмом или восьмом поколении. Правда, в нем присутствует некоторое самодовольство, но это быстро пройдет, ОВ даже знал, как с этим бороться. Пока – ничего страшного, сложно не нравиться самому себе, когда ты так сильно нравишься другим, да и причина для этого не одна – внешность, талант, успех. Сам ОВ давно уже прошел через эти «медные трубы», впрочем, они его почти не тронули. Все глупости, если они и были, остались позади. Какая там мания величия… Слишком много страшного и печального встречалось на его пути, чтобы серьезно относиться к поклонницам, которые, как он догадывался, все-таки имелись. Да еще это пророчество... Когда-нибудь оно, разумеется, сбудется. Так зачем заниматься ерундой, если еще предстоит пережить то, на что его душа пока не хотела давать согласия. Не до этого ему сейчас, нет, не до этого.
«А девушка…очень ловкая и, должно быть, умная, смелости и куража тоже не занимать... Ладно, присмотрюсь потом, в индивидуальной беседе…» Почему-то сейчас не хотелось на ней сосредотачиваться, и он отвел взгляд. Но когда вернулись в «класс», поймал себя на странных чувствах: его глаза как будто сами выискивали среди ребят ее невысокую стройную фигурку. Даже когда взгляд был направлен на кого-то другого, ОВ боковым зрением видел ее коротко остриженные каштановые волосы, чувствовал стремительность ее движений, слышал негромкие реплики. К странностям своего восприятия ОВ привык относиться спокойно, по-рабочему, но здесь было что-то иное. Правда, разбираться некогда. Один за другим к нему подходили молодые люди.
 
Муромцева он решил вызвать в конце. Не зачем слишком подыгрывать его самомнению. Ее тоже... потом... чтобы успеть понять... Сейчас перед ним сидела девушка по имени Рута, литовка по национальности. На столе лежала тетрадь, в которой он записывал свои впечатления только ему одному понятным шифром. Враг может использовать любую информацию, поэтому осторожность не помешает. Потом, когда он будет знать ребят лучше, все эти записи лучше уничтожить. Рута, спокойная, очень сдержанная черноволосая девушка с резко очерченным профилем и несколько крупноватым носом, вызывала у него симпатию. Четко и честно отвечает на вопросы, своих достижений не скрывает, хочет быть как можно полезней. Такие люди действительно нужны, они верные, исполнительные и при этом никогда не требуют больше, чем им причитается. История Руты была и простой, и грустной… Воспитанница детского дома… Семья «защитников» удочерила и увезла ребенка в Москву, разглядев ее среди множества одинаково одетых детей с печальными, просящими ласки глазами, в достаточно сознательном возрасте – в 8 лет. Поэтому девочка, многое повидавшая к тому времени, относилась к приемным родителям с любовью-благодарностью. Особый дар Руты был очень сложен – воздействие на расстоянии, требующее предельного сосредоточения, кропотливой работы, связанной с поиском нужных координат, точных расчетов. Тот, кто достигал успеха на этом поприще, мог организовывать определенные события места и времени и приводить в эти обстоятельства необходимых людей. При этом работа требовала необычайной тонкости и аккуратности – нельзя было навредить простым прохожим, а ведь создать ситуацию и при этом учесть все факторы – далеко непросто. Грязная работа некоторых «мастеров» не раз приводила к совершенно необъяснимым с рациональной точки зрения происшествиям в городе. С Рутой придется еще много заниматься. Но ничего, он видел, с ней все будет хорошо.
 
Олег, Николай, Евгений (остальные зовут его Джон) – эти ребята тоже вполне сформировали свои дарования. Особенно Олег – настоящий боец, заклятья на большом расстоянии. Правда, и только. Не важно, такие люди тоже необходимы. Всю эту троицу защитники и «поймали» как раз в спортзале, где они занимались различными видами единоборств. Парень из оперативников, посещавший тренировки просто из спортивного интереса, отрабатывая и шлифуя технику удара, выделил ребят из общей массы. Вначале ими двигало обыкновенное любопытство. Однако со временем они действительно прикипели к новому делу. Кстати, на разминке все трое смотрелись великолепно.
 
Леонид – тот посложнее. Скрытный, кстати, товарищ. По-видимому, одаренный мистик, но еще не понятно, насколько велики и какого рода его способности в провидении. ОВ понимал, почему Леонида отобрали в числе первых. Настоящий провидческий дар чрезвычайно редок, поэтому любого, кто проявляет эти способности хотя бы на малую толику – холят, лелеют и взращивают.
 
Катя, немка по национальности, при этом коренная москвичка. Интересная родословная – пра-прадеда, всю жизнь прожившего в России, выслали со всей семьей в Германию перед самой войной, в 39-ом... Его дочь, Катина прабабушка, воспитанная гувернанткой, знающая несколько языков, прекрасно играющая на рояле, незадолго до этого вышла замуж за простого русского мужика, фабричного рабочего... Поэтому и осталась в России, в жуткой коммуналке в полуподвале... Там и родила шестерых детей, в т.ч. Катину бабушку. Казалось бы, немецкая кровь практически иссякла… Но…Катина мама вышла замуж за самого настоящего немца из Поволжья.
Катя была полиглотом от природы… (Самому-то ОВ пришлось изучать иностранные языки, как обычному человеку, корпя над учебниками…) Эту свою способность она долгое время скрывала от окружающих. Ей казалось, что родители - организованные и добросовестные люди, будут ругать ее, если узнают, что дочка ни одной секунды не уделила изучению грамматики, времен и прочих премудростей иностранного языка. По большому секрету она поделилась этим «недостатком» со своим парнем… «Любимый» оказался студентом странного Университета, он-то и привел девушку на собеседование к своему преподавателю.
Про некоторых студентов ОВ уже знал достаточно много. Лиду, к примеру, защитники нашли не случайно, сведения о рождении целителя поступают не так уж часто, поэтому девочку необходимо было воспитывать в нужном направлении с самого раннего возраста. Ее досье было самым ясным и полным – ребенка наблюдали с детства, работали с родителями.
… Постепенно вся страничка тетрадки оказалась испещрена – ОВ с удовольствием окинул ее взглядом – молодец его друг – все ребята исключительно талантливы, плюс представляют собой замечательный и разнообразный коллектив. Кто-то обнаружил неординарные способности в раннем детстве, кто-то – обладал серьезным потенциалом и открыл в себе свой дар только в Университете. Часть ребят – давние друзья. Ну, такие связи видны сразу, этого можно и не писать. Не все учились в одной группе. Некоторые (Рут, Ник) – выпускники прошлого года, уже успели потрудиться в Защите. Есть и влюбленности – впрочем, одна из них его почему-то особенно трогала... Вражды... Как таковой ее нет, да и быть не должно, иначе грамотный профессор не стал бы присылать ему несовместимых ребят... А вот небольшое соперничество и ревность – в допустимых дозах... Без этого, увы, никак. Ребята еще такие молодые, самое время... Ему чувство ревности было совершенно чуждо. Соперничество с коллегами? Он и так чаще всего был лучшим. Успехам других только радовался – всё на пользу общему делу. А к женщинам... Кстати, пора побеседовать с этим Владом. ОВ наконец пригласил его за свой стол.
Парень все-таки чересчур уверен в себе. Но жаждет ему понравиться. Готов продемонстрировать чуть ли не все свои таланты единовременно. А талантов много. Достаточно редкий случай – во Владе живет не одно, и не два, а более пяти дарований, однако при этом трудно выделить что-то главное. Разумеется, он боец и лидер, заклинания – прекрасно, причем на неплохом расстоянии, гипноз, хотя и не чтение мыслей, но тоже нужная вещь. Кроме того, вникал и в более сложные теоретические науки – происхождение зла, изучение его, проникновение изнутри. Кажется, правда, что столько знаний Влад нахватал исключительно из честолюбия и желания стать первым. Все это не предосудительно пока. К роли защитника парня готовили с детства. Жаль, с целью своей Влад пока не слишком определился. Но парень готов бороться за карьеру честными способами, опять же – карьера – не грех... А он смел, и достаточно открыт, прост для понимания… Что-то все-таки ему не нравится в этом Владе... Да нет, ничего нет... Это какое-то личное чувство... Но с какой стати? Никогда личные чувства, не имеющие отношения к врагу, еще не мешали ему в работе. Личная неприязнь, подумать только! ОВ произнес вслух:
 
- Владимир, рад, что ты будешь у меня в группе. На чем сконцентрироваться особенно – посмотрим дальше. Думаю, раз ты взялся за теорию зла, стоит продолжать в том же направлении, но аккуратно. А насущной работы много и так.
 
Окрыленный, Влад уступил свое место Нелли, при этом сделав чуть заметный «реверанс» в ее сторону. На нее было приятно посмотреть – чудесные вьющиеся рыжие волосы, задумчивый, слегка меланхоличный взгляд, синие глаза, милый овал лица. «Редкой красоты девушка, - отметил про себя ОВ, - слишком запоминающаяся внешность. Интересный врожденный дар, правда, единственный. А так успехи достаточно средние», - накануне он мельком просматривал личные дела каждого, и теперь ярко вспомнил строчку из досье Нэлли Ковалько. Задал ей несколько вопросов, просто так, чтобы послушать. Голос мелодичный, ответы не замысловатые, но выражение лица полно очарованием. Так и хочется сказать ей что-то приятное. Собеседница случайно опустила глаза на его тетрадку и мило улыбнулась:
 
- Ой, как Вы много про Влада написали…
- Ты ведь можешь все это прочесть?
- Да, конечно…
- Да ты опасный человек, - не выдержал и улыбнулся ОВ.
- Ну что Вы…
 
Впрочем, наивность, широко раскрытые невинные глаза, тонкие женственные движения - все это не более, чем образ, который девушка создала себе сознательно, чуть подыгрывая ожиданиям окружающих. Ведь люди не любят, чтобы на них давили красотой и умом одновременно. Она вовсе не глупа, как это частенько случается со слишком красивыми женщинами, как будто Бог, дав им в избытке одно, лишает другого. Впрочем, ум ее несколько иного порядка – не столько способный воспринимать науки, сколько позволяющий, несмотря на эфемерный и беззащитный вид, обеими ногами прочно стоять на земле. Возможно, не острый, но цепкий. Суждения – не глубоко-философские, но всегда точно выверенные и исходящие из жизненной практики. Возможно, такой ум даже можно назвать мужским. Причем Нелли с присущим ей здравым смыслом старалась держать свои суждения при себе, иначе кое-кто из мужской половины был бы по-настоящему удивлен, услышав нечто подобное от столь «небесного создания».
Кстати, ее хобби – чтение детективов. В детстве даже мечтала работать в спецслужбе. Интересная мечта для красивой хрупкой девушки.
И несмотря на все это, очень уж трудно было удержаться от желания оберегать ее, как ценный хрусталь… Он кивнул ей, отпуская. Она изящно встала из-за стола и прошла на свое место. Осталось позвать девушку, привлекшую его внимание на разминке. ОВ медлил, листал страницы тетрадки, как будто что-то там искал…
 
***
 
Что же это такое… Кажется, ОВ вообще про нее забыл. Полное ощущение, что он даже не замечает самого факта ее существования... А она так старалась на разминке! Конечно, после Нельки не мудрено не видеть остальных… Сидит и думает о ней…
Ну нет, так дело не пойдет! Дина поднялась с места, как всегда, стремительно, и направилась к его столу, не дожидаясь приглашения. При поднятом ею «ветре» образцы Лиды слетели на пол. Не успела та издать возмущенный возглас, как Дина, даже не глядя, едва заметным жестом руки замедлила падение образцов и вернула их на стол. Решительно подошла к ОВ, молча села напротив. Он даже не поднял головы. Что ж, она и разговор начнет первой… И пусть он думает про нее, что захочет… При всей решимости наготове были слезы. А ведь она так мечтала познакомиться с ним…
-Моя фамилия Корнеева. Вы будете со мною разговаривать? – голос дрожал, но тон был напорист.
Он почему-то вздохнул, но поднял наконец глаза.
-Разумеется. Извините.
-Да нет, просто… мне показалось, что про меня забыли, - она сразу же растаяла, улыбнулась, как будто иронизируя над самой собой.
- Что-то расскажете о себе?
- Да… ну что… Вроде бы все положительное написано в характеристике, а про отрицательное не хочется, пока сами не заметили… – (ой, что она несет, он решит, что она чересчур фамильярна).
ОВ молчал, и ей пришлось продолжать. Что-то про любимые предметы и то, что плохо удавалось… Вдруг остановилась:
- Да ведь Вы и так все сразу видите в человеке, разве нет?
-Ну что Вы… Разве можно читать в чужой душе, как по книге? Таких мастеров, слава Богу, не существует. Что-то вижу, если есть необходимость. Иногда, правда, хочется ничего этого не знать…
(Какие у него грустные глаза, таких она ни у кого еще не видела… Как странно, но хочется сказать ему что-то утешительное… Ему! Да кто она такая, чтобы лезть к такому человеку с утешениями…)
- Мне показался странным один момент в Вашей автобиографии, - продолжал ОВ, листая свой блокнот, - Вы очень откровенно и искренне отвечали на любые вопросы… Но вот 3 года обучения в Финансовой Академии обошли молчанием… Это с чем-то связано?
- Ну да, разумеется, Вы заметили… Значит, надо рассказать?
Он снова поднял на нее внимательные глаза:
-Это не обязательный вопрос. Как хотите.
Дина действительно не любила рассказывать об этом периоде своей жизни, но почему-то сейчас ей показалось, что именно ОВ ее хорошо поймет… Так получилось, что она росла исключительно тепличным ребенком... Любящая интеллигентная семья, четкие понятия о добре и зле, да еще повезло со школой – дети в классе были не злобными, учителя – профессионалы высокого уровня. Это потом она поняла, что школы, не уродующие душу, встречаются чрезвычайно редко, и с удивлением слушала рассказы однокурсниц о травле, «дедовщине» и прочих прелестях школьной жизни. Поэтому в институт она поступила не то чтобы, будучи слишком наивной, просто совершенно не готовой к несправедливости. Можно сказать, она не умела держать удар. Это потом она научилась всегда быть начеку, надеяться на лучшее, но готовится к худшему. Плохо или хорошо, что именно такие жизненные уроки усваиваются лучше всего?
На дневной она не прошла по баллам, но что делать – разве нельзя было предположить, что кто-то обошел ее по знаниям? Однако декан обещал немедленно перевести девушку с вечернего отделения, как только она сдаст пару сессий на круглые пятерки. А пока Дина устроилась на работу в небольшую контору. Училась она превосходно, и вокруг нее сразу сформировалась небольшая компания «прихлебателей». Упирая на понятия «дружбы», ее элементарно использовали. Умная девочка, она не могла этого не заметить. Пара отказов в помощи особенно обнаглевшим – и вот она уже не «Диночка, миленькая», а «предательница». Но 2 лучшие подруги у нее были – Лена и Марина, правда, обе они недолюбливали друг друга. Марина была девушкой компанейской, часто вместе с другими однокурсницами бегала на дискотеки, а Дине было там неинтересно… Они с Ленкой предпочитали выставки и театры. Но Маринка так нежно и тепло относилась к ней… У нее все время были сложности с учебой. Марина плакала - не хотела расстраивать маму. А Ленка считала, что та просто эксплуатирует Дину, которая ни раз выручала Маринку с курсовыми, помогала на экзаменах. Но не взирая на верную помощь подруги учеба была все-таки запущена… Не могла же Дина приставить Марине свою голову… Встал вопрос об отчислении. Девчонки в группе шептались – сама отличница, а подруге помочь не могла… Но не Марина же говорила однокурсницам такие несправедливые вещи! Правда, она ни раз намекала, что только поход Дины в деканат и сможет ей помочь, ведь там прекрасно относятся к Корнеевой. Хотя на дневной ее так и не перевели – «мест не было». Дине страшно не хотелось идти, но… она же настоящий друг?
Со слезами на глазах Дина рассказывала декану про «сложные обстоятельства» своей подруги. Декан был рассержен, ее просто выгнали из кабинета и дали понять, что уж теперь о переводе на дневной и речи быть не может. Вместо благодарности от подруги она получила только упреки – что все испортила. А потом… «Вечно больная» мама Марины, вернувшись из загранкомандировки, сходила в деканат сама. И Марину не только восстановили в академии, но и… перевели на дневной. Очевидно, для нее место нашлось… Лена возмущалась, да и Дина была на грани срыва, но ходила с высоко поднятой головой – так всегда ее учили дома. Однако то, чего она раньше не замечала, как будто проявилось перед ее глазами. И она решила – ей все здесь противно, последняя сессия, и она уйдет из института. Хотя было понятно, что везде все практически одинаково… Но она выберет ВУЗ попроще, где нет этих холеных блатных лиц и своей таксы за каждый экзамен. И переведется туда… Как так вышло, что Дина поделилась своим решением с преподавателем по теории вероятностей? Кажется, она попросила его принять зачет заблаговременно, чтобы сдать сессию пораньше, без однокурсников… Вот тогда-то всегда по-доброму относившийся к ней педагог и рассказал про Университет. Оказывается, он давно выделял девушку, заметив в ней потенциальные способности, впрочем, никак не проявлявшиеся до этого времени. Ее Дар раскрыли именно в Университете. Хотя думать, учиться, напряженно работать и энергично действовать она умела всегда.
Сама не замечая, Дина на одном духу выложила эту историю ОВ. Только теперь, спустя 5 лет, она уже рассказывала об этом без горечи, иронизируя и посмеиваясь над собой и своей наивностью. Ни злости, ни обиды она больше не испытывала. Скорее благодарность, что вследствие этих событий и оказалась здесь… Да и Маринку больше не осуждала – каждый устраивается в этой жизни так, как может, и так, как позволяет совесть.
 
-Наверное, Вы уже знаете, как можно меня использовать?
Она могла бы поклясться, что он вздрогнул.
-Задействовать, а не использовать. Используют людей только злые силы, не спрашивая у них согласия.
-Я думаю, в данном случае уместно «использовать», потому что мы должны послужить Вашему делу.
-Нашему…- он помолчал.
Потом, явно приняв какое-то решение, сказал, как-то слишком быстро и отстранено:
- Думаю, ваше место на передовой. Причем в первых рядах… Я обязан задействовать Вас по Вашим основным способностям, а они все-таки больше боевые. Естественно, Вы будете принимать активное участие в планировании операций, да и в стратегических разработках. Но это потом. Я вижу, преобразование вещества у Вас тоже получается отменно, - он мельком взглянул на ее работу, которую она держала в руках, - Ну, пока все, - глаза его снова были опущены в тетрадь.
Видимо, надо было встать и идти на свое место, но Дина отчего-то помедлила. Ей хотелось, чтобы он хоть как-то подбодрил ее, или подал какой-нибудь знак взаимной симпатии. Ничего этого не произошло, и, расстроенная, она вернулась к своему столу…
 
***
 
Пальцы дрожат, нервничает? А на разминке полностью себя контролировала, никаких нервов. Должно быть, отношения с людьми – ее самое уязвимое место. Сейчас она думает, что он про нее забыл… Как же… Хотелось бы…
ОВ уже все понял, понял в тот момент, когда никак не мог решиться произнести ее имя, чтобы вызвать для беседы. Ну вот оно… Началось. Что толку оттягивать? Наверное, это так и должно было случиться – неожиданно, в самое неподходящее время… Он привык справляться с множеством проблем одновременно, но с этой – никогда еще не сталкивался. Поэтому просто запаниковал… Однако надо взять себя в руки.
Невольно начал говорить сухим, официальным тоном, обращаясь на «вы»…
Пытаясь выиграть время, чтобы настроить себя на правильное поведение, задал ей вопрос о ней самой… Теперь, пока она отвечает, можно смотреть на нее спокойно, без напряга. Зеленые, ироничные глаза, в которых уживаются вместе необычайная серьезность и искренняя веселость характера. Никаких особенных мистических дарований – ясновидения, провидения нет. Глубокие знания, смелость, открытость, стремительность, чуткость натуры. Прекрасно – заклинания, даже боевые данные… Отличные организаторские способности. Неординарный ум и умение принимать быстрые решения. Опять же, эта история с финансовой академией. Решение уйти из престижного вуза, но не мириться с подлостью. Одна из лучших учениц, как пишет ему Директор… А значит - на самую передовую… Дара, который дал бы ей возможность сидеть за тремя стенами и работать в тепле – никакого… Ага … Он уже ищет пути не пускать ее в передряги. Значит, вот что это такое… Как же с этим справляться-то… Давно он так не терял самообладание. Точнее сказать, почти никогда.
Что ж, и сейчас все будет у него под контролем. Если ему и суждено страдать, - то это только его проблема. А работа останется работой при любом раскладе….
- Ребята, сдавайте мне образцы… Если есть вопросы, можете задавать. Сегодня у меня дела, завтра утром жду вас в это же время. Библиотека на первом этаже, постараюсь и сам подобрать нужные книги для каждого. В соседнем кабинете – лаборатория, можете ознакомиться с ней в общих чертах, по несколько человек одновременно. А так – пока отдыхайте, с утра начнем работать по полной программе.
ОВ спешил… Вечером предстояла поездка в «управление», или «министерство», как они называли один из засекреченных «домов» московского филиала Защиты.
Дорога как будто отвлекла его от навязчивых мыслей… А может быть, ему всего лишь показалось? Сейчас, в городе, в гуще людей, событий и информации ОВ как будто забыл о ней… Его свобода, разум, воля – все вроде бы снова принадлежало ему самому. Да нет, конечно же, это пока совсем не тот случай. Просто понравилась талантливая девушка, разве это невозможно?…
Но где-то в глубине своего сознания он уже точно знал – нет, не просто понравилась. Про «понравилось» здесь и речи быть не могло. Если и рассматривать девушек с этой точки зрения, то, скорее, ему понравилась Нелли. А здесь все гораздо серьезнее…
-Ну, и что с тобой сегодня? Ты сам не свой…Э-э-й…Кри-ис…
В «министерском» буфете в полуподвале здания к нему подошла Стэлла – давний друг, одна из немногих, знавших его под именем «Крис». Впрочем, это тоже было не первое его имя, так сказать, слой третий. Стэлла была уже на пенсии, а раньше возглавляла отдел предсказаний и пророчеств. Дамочка была провидицей от Бога, но, с точки зрения некоторых вышестоящих «защитников», слишком конфликтной. Стэлла на все имела собственное мнение, а главное, была убеждена, что имеет право самостоятельно решать, донести или нет текст пророчества до адресата. В частности, Стэлла билась за то, что те жизненные факты, которые изменить невозможно, так и не должны стать известными до их свершения. И, напротив, считала, что министерство проявляло излишнюю осторожность, когда дело касалось так называемых «условий», - то есть возможности повлиять на событие при соблюдении определенных факторов. Однако ее непосредственный начальник жаждал показать результаты работы отдела, а «безусловные» предсказания, разумеется, обеспечивали более высокие показатели «сбываемости», хотя ничего, кроме паники и пессимизма, принести людям не могли.
В итоге Стэллу заменили, не дожидаясь пенсии, и с тех пор ОВ обходил стороной осиротевший отдел предсказаний. Особенно после того, как сделанное ему одним старым работником столь личное пророчество стало каким-то образом известно широким кругам. Да, да, Защита не была, да и быть не могла идеально чистой организацией, поскольку работали в ней все те же живые люди, пусть верящие в цели Добра и обладающие прекрасными способностями, но… так же согрешившие в Адаме, как и все человечество. Вообще, это было самым опасным и грустным – когда Враг проникал в души самих «защитников», вносил дрязги и конфликты в работу, т.е. разрушал изнутри… Бороться с этим было невозможно - здесь борьба, как и у каждого обычного человека, происходила внутри самого себя…
…Однако Стэллу «сокращение» не сильно расстроило. Теперь она могла спокойно делать то, что считала нужным. А именно - ходить «в народ» и общаться с ним по своему усмотрению. Пропуск у нее не отобрали, и Глава московского филиала – так называемый «министр», явно недолюбливая нового молодого начальника отдела, которого ему навязали «политики», смотрел на поведение Стэллы сквозь пальцы.
Вот и сейчас модная, с яркими волосами женщина, на вид совсем не пенсионного возраста, сидела напротив ОВ за столиком и внимательно рассматривала его сквозь интересной формы очки в изящной оправе, за которыми ее миндалевидные восточные глаза казались еще более загадочными. А какими еще они должны быть у вещуньи?
- Да так… задумался… Надеюсь, на сегодня ничего новенького? – усмехнулся ОВ, прекрасно зная, что Стэлла просто так не подсаживается к защитникам за столики…
Стэлла неопределенно пожала плечами.
-В сущности, ничего, что тебе надо было бы знать…
-Спасибо, успокоила… Только не говори, что подошла ко мне потому, что соскучилась.
-Но я действительно соскучилась. Ты каждый раз бываешь здесь исключительно налетами, а в основном торчишь на своей «фазенде» или в городе. Теперь у тебя даже стажеры появились, говорят… - она многозначительно умолкла.
Крис внимательно смотрел на Стэллу, ожидая продолжения… Но продолжения не последовало.
-Рада была тебя повидать, - и Стэлла с исключительной для своего возраста легкостью упорхнула к барной стойке.
Крис снова развернул карту, которую дали ему сегодня среди других нужных сведений. Это был всего лишь план мероприятий в Москве, со всеми рок- и поп-концертами, футбольными матчами, светскими и официальными вечеринками, визитами глав государств и даже кинопремьерами. Он был уверен, что такой же план всегда имеется на столе у Хатрайда. Итак, если попробовать рассуждать так же, как Враг, что бы его заинтересовало в этом плане? Без всякого сомнения, стадион Динамо – чемпионат России по футболу. Ну что ж, надо начинать привлекать ребят – и к организации, и к самому мероприятию. Конечно, патрулирование – не их задача, их функции – анализ, наблюдение... А с патрулем можно договориться об усилении, они будут только рады. Разделить ребят на две группы... Влада и Дину – во главе. Сердце его сразу же учащенно забилось... Ведь это опасно, ей самой придется принимать решения на месте. Но пойти против совести и поставить другого он тоже не может... Ладно, усилим ее группу Рутой и Олегом... Рута не подведет... К тому же, с Рутой он сам будет на связи.... Итак, какого это числа? Через три недели…
ОВ сложил бумагу. Все прочее было на маленькой флэшке – не пользоваться удобными компьютерными технологиями было бы глупо. А основное – только в голове, всегда в голове.
 
***
 
Похоже, то дом построили еще до революции, однако внутри было вполне современно. Лаборатория мало чем отличалась от Университетской по оснащению, а в чем-то даже и превосходила ее. Но Дина не слишком любила возиться с пробирками… Это больше по Лидиной части. Работа с веществом давалась Дине легко, но была не так интересна… А вот библиотека ее просто потрясла. Она занимала почти весь первый этаж, кроме того, внутренняя лесенка вела в подвальное помещение, тоже заполненное книгами. Если у ОВ и был где-то компьютер, то не здесь.
Компьютером, интернетом, дисками и прочими достижениями современной цивилизации, их отучили постоянно пользоваться еще в Университете, дабы поток сведений, получаемых студентами, был исключительно духовного происхождения. Светская информация и способы ее получения могли затенить и сделать менее прозрачной настоящую информацию, с которой их учили работать. Реальные события, происходящие в мире, совершались на неведомом для обычного человека плане, имели исключительно духовное происхождение, причем слово «духовное» подразумевало два совершенно противоположных источника. Борьба шла незаметно для людей, которые каждый день ходили на работу, смотрели вечерние новости и обсуждали политические проблемы, не догадываясь, что у каждой новости и проблемы есть неведомая им подоплека, что бой ведется на любом уровне, в каждом проявлении человеческой деятельности, не говоря уже о душах людей, которые сознательно или бессознательно боролись на той или иной стороне. Не было никого, не задействованного в схватке, но не каждый об этом догадывался.
Со светской информацией работали соответствующие отделы в учреждениях Защиты. Впрочем, как раз такие, как ОВ, умели получать нужные сведения из любого источника, и даже без источника вовсе. А если честно, у многих дома, как знала Дина, был комп, и хобби, связанное с современным интернетом.
Когда она с полной стопкой книг с трудом поднялась в свою комнату, то обнаружила, что на ее тумбочке лежит еще бОльшая по объему стопка – ОВ выполнил обещание и прислал каждому индивидуальный набор литературы.
Тут ее ожидало небольшое потрясение – часть книг на ее тумбочке полностью дублировали принесенные, а остальные принадлежали к числу тех, которые Дина обязательно отобрала бы сама, если бы нашла. Решив, что потом отнесет продублированные книги обратно в библиотеку, спустилась в гостиную.
Народ, разбредшийся после обеда в разных направлениях, собрался сейчас здесь, в уютных креслах. Картинка была идеальная – огонь потрескивал в камине, за темными окнами шумела пурга… Тема разговоров понятна – обсуждался сегодняшний день. Ребята гадали о том, что ждет в дальнейшем, а главное – делились впечатлениями о личности ОВ.
-Я видела его более… представительным, что ли… Нет, просто более впечатляющим… А он… обыкновенный какой-то… - пожимала плечами Нелли. Ее рыжие волосы в свете огня из камина казались ярко-золотыми, и невольно привлекали взгляды всех собравшихся.
-Нормальный, классный мужик, - раздался голос Олега, - не строит из себя чего-то сверх ординарного…
- А ведь он на самом деле сверх ординарная личность, - веско заметила Рута.
- А мне очень, очень понравился, - Лида, как всегда, не сдерживала эмоций, - он такой грустный, такой усталый… И как будто все-все про тебя знает… Эх, вот это мужчина…
- Ну, Лида у нас в своем репертуаре, - усмехнулся Влад, до этого момента как будто погруженный в какой-то тяжелый фолиант, найденный в библиотеке, - первым делом определяет, душка преподаватель, или нет… Дин, а ты что молчишь? Обычно твое мнение мы слышим в числе первых, даже когда не очень-то в этом нуждаемся…
В голосе Влада прозвучала легкая насмешка – Дина действительно имела привычку высказываться по любому поводу так же быстро, как мысль приходила ей в голову, а иногда и с опережением. При чем порою эти высказывания были излишне резкими по отношению к адресату. Однако сейчас она молчала.
-Наверное, я просто еще не сформулировала свое мнение… - спокойно ответила она.
-С тобой это не часто случается, однако, - удивился Леонид.
-Наверное, как раз такой случай…
Дина задумалась. Странно, но ей совершенно не хотелось делиться с сокурсниками впечатлениями от ОВ. Во-первых, они действительно были странными и неоднозначными, а во-вторых, ей хотелось оставить все это при себе.
Потом вспомнили о контракте. Задумчиво наматывая на палец прядь золотистых волос, Нелли произнесла:
- Я, наверное, чего-то не понимаю… Как Защита может отнять у меня Дар по какой-то бумаге, если не она мне его дала? Нет, я знаю, многие «раскрылись» только во время обучения, но я-то получила свой Дар с детства, от рождения, от родителей. Володенька, и ты, кстати, тоже…
-От каких родителей? – вскинулась Дина, - ты хочешь сказать, от Бога, наверное… Разве не все, что есть у нас, мы получаем от Него?
-Ну, это еще надо доказать, - заявил Ник.
-Коль, не будем сейчас заводить этот спор, - с легким раздражением прервала его Нелли, - пусть от Бога. Тогда тем более…
- Нелли, дорогая, на бумаге просто констатируется факт – в каком случае Дар у тебя отнимается, и как ты должна его использовать, - терпеливо и негромко объяснил Леонид, - но с чего ты взяла, что этим управляет какое-то учреждение Защиты? Просто Защита составила этот контракт, исходя из многовекового опыта своего служения. Защита уполномочена дать контракт на подписание и магическим образом сохранять данные обещания.
Дина посмотрела на него с благодарностью – еще немножко, и она начала бы кричать от возмущения, а крик – всегда самый худший аргумент в любом споре. Она твердо решила не влезать, зная, что ее горячность обычно только мешает что-то доказать.
 
-Прекрасно, - не унималась Нелли, в голове которой, надо признаться, легче укладывались четкие юридические, нежели абстрактные понятия, - тогда какой же смысл в моей подписи, если бумага – просто констатация факта?
 
- Ты понимаешь, что такое магический контракт? Ты даешь согласие, твоя подпись делает простую бумагу твоим мистическим обязательством. С этого момента ты принимаешь это, как таинство, даешь клятву использовать Дар, который у тебя уже есть, в благих целях. Грубо говоря, после подписания ты становишься "рабом лампы", сознательно принимая эти условия.
 
-А я думал, это просто традиция, - отпивая сок, произнес Джон, - настроить Защитников на нужные цели.
 
- Возьми, к примеру, церковные таинства: исповедь, крещение - это таинства, но и традиционная уже процедура. Что не означает, что мистическая сторона вопроса больше не существует.
- Ну хорошо, - Нели полюбовалась своим завитком и отпустила, - почему же Дар не забирается у взломщиков – ведь они используют его сами знаете, на что?
 
-Нель, такое ощущение, что ты первый день в Защите, - Рута удивленно покачала головой. Если ты не подписал контракт, или, если угодно, не дал своего согласия, клятвы работать на Защиту, ты используешь Дар на свое усмотрение, ты не связан подписью. А если подписал, поклялся, и используешь во зло или не используешь - да, отнимается.
 
-Я всегда думал раньше, что человек сразу знает, какого рода его дар, и от кого – от Бога или…, - произнес Олег.
 
-Любой Дар – даже не такой, как у нас, а просто –талант, способности – это от Бога, - снова не выдержала Дина, - и не вздыхай со своими сомнениями, Ник… Все зависит только от нас - на чью пользу, как мы его используем. Ребята, по-моему, это важно – понимать эти вещи, а не просто бороться с абстрактным злом. Можно, конечно, считать, что обойдешься и без Защиты, что сам знаешь, как использовать Дар и принимать решения…А потом скатываешься к тому, от чего мы сознательно отказываемся в Контракте – к использованию Дара по своему усмотрению, для себя, или чего хуже, против других…
Только замолчав, Дина с огорчением осознала, что попытка интеллигентно отмолчаться снова не удалась.
 
-Пылкая речь, - Влад, до этого молча и чуть иронично слушавший, решил, наконец, сказать «веское слово», - ты правильно говоришь, Дина, но это же прописные истины. А если не все их понимают, то главное, что эти люди делают для Защиты. Иначе сюда отбирали бы исключительно философов и религиозных деятелей.
-Значит, неважно, понимает ли человек до конца или нет?
-Каждому свою веру не навяжешь. Бывает, люди думают, что понимают, а живут по-другому. Бывает и наоборот.
-Вот тебе и прописные истины, я это знаю… Но нам, считаю, надо понимать всем.
-И как всегда убеждена, что правильно понимаешь только ты… - Влад сделал соответствующую мину и снова углубился в фолиант, как бы давая понять, что говорить больше не о чем.
-Что же это тогда за убеждения такие, в которых я не должна быть уверена?
-Просто не навязывай их другим, вот и всё…
Дина терпеть не могла таких споров, подозревала, что Влад мудрее, чем она, но отступиться не могла, особенно когда речь шла о столь важных для нее вещах, хотя и знала, что вызовет отторжение окружающих.
- А по-моему, Динка просто неравнодушный человек, не приемлющий релятивизма, и не боится, кстати, показаться нам не столь утонченной, как некоторые… И даже если у нее все белое и черное – это не значит, что она не видит оттенков. Просто она не хочет жить этими оттенками… - сказал Леня.
Дина, которая уже сильно нервничала, снова посмотрела на него с благодарностью. У Лёни не было близких друзей среди ребят, но к нему всегда прислушивались. И одновременно ей было досадно, что пришлось вступить в перепалку с Володей, что у них постоянное напряжение в отношениях.
Народ, уставший от спора, уже потихоньку расходился, утром надо было рано вставать. А Дине к тому же хотелось почитать новые книги и побыть наедине со своими мыслями. Поэтому она не расстроилась, когда Лида без лишних разговоров утащила ее за собой в спальню…
Copyright (с): Галина Маркус. Свидетельство о публикации №78502
Дата публикации:
Предыдущее: ПоездаСледующее: Настоящий Дар (часть 2)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Литературный конкурс
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Положение о Сертификатах "Талант"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой