Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Философская и религиозная лирикаАвтор: Михаил Лезинский
Объем: 246 [ строк ]
ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ , ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН , А МЕЖДУ НИМИ - ЖЕНЩИНА
ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ , ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН , А МЕЖДУ НИМИ - ЖЕНЩИНА
Если б свершилось чудо , а чудесами в наш просвещенный век трудно кого-либо удивить , и на афишных тумбах славного града Севастополя появились плакаты примерно такого содержания:
 
« В Доме офицеров флота имени лейтенанта Петра Шмидта выступает Владимир Владимирович Маяковский », то - уверен! - несмотря на сиюминутные кусачие цены на входные билеты , довольно многоместный зал не вместил бы всех желающих .
Но 6 июля 1926 года выступление Владимира Владимировича было сорвано . И сорвано в клубе , тогда это был обыкновенный клуб , но носящий , как и сегодня, имя « лейтенанта револю¬ции ».
Это , конечно , не к чести севастопольцам , которые во все времена писали и читали стихи , но , что было , то было . Если из песни нельзя слово выбросить - еще как выкидывают! - то из истории тем более . Историю можно только переписать ! Бумажная история ещё не то терпела !
 
А дело было так ! Длинноволосый дылда из местных гениев , -
« свободных любителей по¬эзии », было и такое течение в литературной жизни морского города! - с молчаливого одобрения администрации Дома офицеров вышел к трибуне , за которой вот-вот должен был появиться Влади¬мир Маяковский , и произнес хорошо поставленным голосом:
- Вы тут , товарищи хорошие , на лопухов похожие , собрались слушать первого графомана российской державы , но сей дядя плевать хотел на вас с Эйфелевой башни! « Где сейчас сей пиит? » - вправе спросить мы. Отвечаю: сидит дядя Володя в данный момент в ресторации , и стаканами водку хлещет , запивая ее буржуйским шампанским !..
- Долой прощелыгу! – завопили друзья длинноволосого дылды .
- Очистим наше искусство от случайных пришельцев ! – подключился к хору ещё один дылдоед .
И все дружно :
- Позор! Позор! Позор!
 
Поэтов - больших поэтов ! - пытались оплевывать во все времена . И сегодня это наблюда¬ется .
У длинноволосого дылды нашлись последователи , кричали они , не жалея своих лужённых глоток .
«Свободные любители поэзии » повалили к выходу , а за ними потянулись и просто любители стихов , бранясь про себя нехорошими словами , вспоминая « эту столичную штучку ». Даже « сам » Боря Шабер , сторонник ЛЕФа и организатор всех литературных посиделок , влюбленный в поэзию и прозу Владимира Маяковского и его давний знакомец , ничего не мог поделать .
Боже праведный , вы бы слышали , как он кричал !.. А когда Борис переходил на крик , то картавил ужасно , выдавая тем самым свою кипучую натуру и национальность !
 
С Борисом Николаевичем Шабером я встретился через много-много лет после того злополучного выступления , и он мне многое рассказал о тогдашней литературной жизни приморского горо¬да . И многим его словам я нашел подтверждения , работая в севастопольских и крымских архивах .
Мало того , что выступление было сорвано , так по городу еще и слухи поползли:
- Слыхали , Маяковский в ресторане красотку напоил , раздел до положения риз и roлой заставил танцевать на столике . То-то потеха была !?
- Ну!?
- Баранки гну!.. А , надысь он ... хрясь бутылкой по колонне Графской пристани ...
- И колонна - вдребезги !?
- Не-е , брехать не буду , колонна цела, а вот бутылка ... вдребезги!
- Поэты - что дети малые . И деньжата у поэтов водятся.
- Это как два пальца обоссать , водятся , такое себе позволить - бутылку разбить !..
 
Признаться , я с улыбкой выслушивал старожилов , - врут, как очевидцы ! Но , оказалось , в каждом слухе есть только доля слуха ... Нет, нет, никаких красавиц в ресторане не раздевал , но бутылкой о колонну шваркнул . И этот случай мне подтвердил севастопольский поэт Иван Тучков.
Иван Тучков вовсе не был современником Маяковского , но Ваня в свое время окончил Литературный институт имени Максима Горького , что в Москве , и многого чего такого там нахва¬тался . Во всяком случае, Иван числился в литературных авторитетах . Лев Толстой да и только ! Особенно , - это он обожал ! - когда приложится к стаканчику.
Однажды мы с Ваней прогуливались по Приморскому - Примбулю по-севастопольски , - и вышли к Графской пристани - там находился трактир , известный под именем « Займи , но выпей », ( сейчас , вроде бы , вывеску поменяли – М.Л.) , и наши ноги сами выбрали правильное направление .
Это не совсем богоугодное заведение принадлежало первому крымскому миллионеру , недавнему коман¬дующему Черноморским флотом пивному королю Хронопуло ...
- Я слышал , - откупоривая заржавленным ногтем банку пива , сказал Ваня , - ты интересуешься Маяковским ? Могу продать сюжет!
- Хочешь толкнуть мне за здорово живешь анекдот о том, как Владим Владимыч чуть не сшиб бутылкой одну из колонн Графской пристани?
- Ага ! Только ты не смейся , это вовсе не анекдот . И бутылки мне от тебя не надо . Захочешь - сам поставишь .
- Поставлю , если покажешь вмятину .
- Вмятин в бедной колонне предостаточно и без бутылки Маяковского ! Так вот, прополоскай ухи пивом и внимай ... Наш преподаватель Михаил Львов , между прочим , вашей национальности , но тоже хороший человек , - это Ваня вспомнил Литературный институт! - расширяя наш кругозор , принес на лекцию неизданную рукопись любовницы Маяковского , и среди прочего прочитал нам эпизод , связанный с Графской пристанью . - Будешь продолжать свои смефуёчки или сразу побежишь в магазин за бутылкой !?
- А почему в магазин , Ваня ? У Хронопулы тоже можно отовариться !
- Потому , что я стою на страже твоего кармана ! В магазине за ту же цену тебе выдадут аж две бутылки . Без всякой там тройной хронопуловской наценки .
Что ж , в словах моего друга и поэта была железная пролетарская логика. Впрочем , от нее не далеко убежала и логика прослойки , - интеллигенции.
- Считай, ты меня уговорил , Вано !..
- Так , - начал Ваня , - на чем мы с тобой остановились?.. Ага , на некой Полонской ! Ох , Михайло , замечу , та еще была штучка !..
 
Так как Ваня основательно приложился к бутылочке , отрывки-обрывки из воспоминаний Полонской , рассказанные мне талантливым , но с сумасшедшинкой поэтом Иваном Тучковым пере¬даю в собственном изложении.
 
Возле Графской пристани , - она тогда официально называлась пристанью Ш Интернационала , находился маленький домик (он и сейчас сохранился), в котором жили потомственные строители, ставшие потомственными ремонтниками Графской пристани . Об этом факте узнал Владимир Маяковский и решил с ними встретиться. Потолковать о временах прошедших.
Но какая беседа может быть с рабочими без бутылки !? Так , по-видимому, думал Маяковский , укладывая в свой пузатый портфель бутылку самой дорогой водки , которая была в Севастополе. Укладывал, завертывая в чистую тряпочку, и личный стакан.
Стакан Владим Владимыч всегда носил с собою и пил только из собственного . Свои стакан не одалживал никому. Страшно брезгливым был. До умопомрачения ...
Потомственные строители рассказали Владимиру Маяковскому о многом. А в частности о Врангеле , с которым они имели счастье , а , может быть и несчастье , беседовать – после этих бесед , власть катком прошла по их и многим судьбам ...
Поэта Владимира Маяковского интересовала эвакуация врангелевских войск вот с этого дощатого , - он и в наши дни остался дощатым ! - причала...
У Владимира Маяковского есть известная поэма « Хорошо » , у нее еще есть подзаголовок «Октябрьская поэма». В шестнадцатой главе этой поэмы Маяковский пишет:
 
Мне
рассказывал
тихий еврей ,
Павел Ильич Лавут:
«Только что
Вышел я
из дверей. Вижу -
они плывут...»
... Глядя
на ноги, шагом
резким им
Врангель
в чорной черкеске.
Город бросит.
На молу—
Голо .
Лодка
шестивесельная стоит
у мола.
И над белым тленом ,
как от пули падающий,
на
оба
колена
упал главнокомандующий.
Трижды
землю
поцеловавши,
трижды
город
перекрестил ...
 
Честно пиша , я в сильном сомнении, что эту художественную картинку поэт увидел глазами «тихого еврея » - Павел Ильич Лавут никогда не был тихим ! - скорее всего , поражающие нас сегодня точными деталями исторические факты он узнал от строителей-ремонтни¬ков Графской пристани.
Только они могли видеть , как упал на колени барон Петр Николаевич Врангель , как дрожащей рукой Главнокомандующий Русской армией крестил город , словно предвидя реки крови , которые должны пролиться - и пролились! - в многострадальном Севастополе .
Но вернемся к строителям, имена которых еще предстоит установить севастопольским крае¬ведам - мне это уже не удастся , я - в Израиле.
Они с упоением рассказали Маяковскому о Графской пристани и ее рождении - примерно то же самое , что и я , когда вел разговор о Владимире Войновиче.
Естественно , на документы , коими я оперировал , строители не ссылались , хотя уже тогда самая морская Морская библиотека существовала!
Когда почти двухчасовой разговор был закончен , благодарный Владимир Маяковский раскрыл пузатый портфель , вытащил оттуда бутылку водки , протянул ее самому молодому из строителей:
- Пей, товарищ !
- Вот так сразу и «пей»! Из горла, что ли?
Маяковский задумался, помедлив несколько секунд и... вытащил из того же портфеля - случай воистину уникальный , поэтому и запомнился современникам! - свой собственный , свой личный стакан , никто не мог похвастаться , что пил из него ! – и , протерев собственным платочком , протянул стакан молодому строителю .
Но стакан принял седобородый , отобрал бутылку у молодого и уже вместе со стаканом вернул ее обратно Маяковскому .
- Не потребляем , дорогой товарищ , как там тебя звать-величать ?
- Я – Маяковский , - сказал Маяковский , - со мною даже Луначарский пил .
- А по нам, хоть с самим сатаной водки-ликёры распивай !
Владимир Владимирович нахмурился , Владимир Владимирович был в недоумении: « Может, не расслышали? »
- Повторяю , я тот самый Маяковский . Поэт .
— Катись отседова , любезный , пока не макнули в Чёрное море . Тоже мне - « я Маяковский » ! А я - Иисус Христос!.. Ишь ты , явился-не запылился опаивать сивухой рабочий класс !..
 
Честно признаться , я давно уже не оперирую воспоминаниями « некой Полонской» в изложении Ивана Тучкова - пусть Ваня спокойно допивает бутылку , купленную мною в ближайшем к Граф¬ской пристани магазинчике. Не дадим бывшему командующему Черноморским флотом господину Хронопуло разбогатеть на нас! - и вернусь к собственным разысканиям , к собственным встречам , к собственным документам , добытыми в различных архивах.
Итак, на чем я остановился?.. На том, как Владимир Владимирович пытался « опаивать сивухой рабочий класс » !..
 
- Я хотел как лучше, от души... Свой стакан... А вы ?..
И, обидевшись в драбадан , - большой поэт всегда в сущности большой ребёнок ! - Владимир Владимирович шваркнул бутылкой ни в чем не повинную колонну Графской пристани , которую тщетно пытались переименовать в Пристань III Интернационала !..
Так что - свидетельствую ! - слухи слухам рознь , но этот слушок хоть отчасти , но подтвердился ...
С жалобой на любителей «свободной поэзии» ( и чтобы объясниться по- существу) Владимир Маяковский вынужден был обратиться в горком ВКП (б) - городской комитет Всесоюзной Коммунистической партии большевиков - так тогда называлась организация , свободно занимавшая лучшие здания города , которой подчинялись все.
Его принял инструктор горкома, специалист по культуре и талантам - по отношению к партийным функционерам на этот раз обхожусь без иронии - будущий литературный критик Федор Маркович Левин. Все, что касается культуры и литературы , без еврея не обходится . И это , как писали Ильф-Петров , медицинский факт!
- Вы тот самый Маяковский ? - удивился Левин. - А я думал , под вашим именем в городе орудует какой-то шарлатан!
- Тот самый , - ответил довольный Маяковский . « Надо же , строители о нем не слыхивали , а тут... Знают! Да еще как знают!.. Горком партии большевиков – сила !..»
Горком партии тогда находился в небольшом , но фешенебельном здании , отнятом у какого-то буржуина , неподалеку от комфортабельного двухэтажного дома бывшего Морского Собрания , неподалеку от памятника вождю пролетариата Владимиру Ленину - сейчас там памятник достойнейшему адмиралу Павлу Нахимову! - неподалеку от Графской пристани, которая , как я уже вспоминал , называлась пристанью III Интернационала.
То есть все рядом и все в центре! И расстояние от Графской пристани до большевистского горкома Владимир Владимирович преодолел буквально за несколько минут.
Маяковский очень удивился , когда Левин , смеясь, стал рассказывать ему , как тот пытался совершить диверсию - «вывести из строя» пристань имени III Интернационала ... Когда только успели доложить!
Посмеялись, договорились еще о встрече в будущем - сам Левин приехал из Ленинграда в Севастополь подлечиться , подкормиться, и не собирался задерживаться на партийной работе.
Тут же, в партийном кабинете, Левин угостил Владимира Маяковского стаканчиком «сухого» из личных подвалов - винные подвалы дворянского рода Перовских стали собственностью совхоза имени Софьи Перовской, народоволки , проводившей не одно лето у своего дяди под Севастополем - подведомственного горкому этого сельскохозяйственного заведения , не забыв налить и себе.
Вот тут-то и нашел Маяковский применение своему собственному стакану!..
Расстались слегка пьяненькие , но довольные друг другом . При прощальном рукопожатии Владимир Владимирович вдруг вспомнил , зачем пожаловал в этот кабинет.
- Федя , друг! Позвони в газету «Маяк Коммуны» и скажи редактору, чтобы мое письмо, которое я сейчас напишу , срочно опубликовали. Я хочу объясниться с севастопольцами , я хочу, чтобы мой поэтический вечер состоялся !
А, между прочим, газета «Маяк Коммуны» называется сейчас «Славой Севастополя» и находится на улице Маяковского! Вот уж поистине, истории причудливый виток! История, когда это нужно отдельно взятым людям, все расставляет по своим местам!
Федор Левин поднял трубку - звонок из этого дома в то время был равносилен приказу !- и попросил ...
Это уже не суть важно , что и как попросил !.. Важно лишь то , что письмо, которое написал Владимир Владимирович , тут же было заслано в набор и на следующий день - 8 июля 1926 года - было опубликовано. И пацанва с кипами свежих номеров - вот этих мальчишек , а вовсе не журналистов тогда называли «газетчиками»! - кричала , распродавая газеты : «Маячок»,
«Маячок» и цена то - пятачок !.. Сенсация дня! Ограбление сберкассы и поэт Володька Маяковский просит пардону !.. «Маячок», чок-чок , и цена-то пятачок !..»
Письмо Владимира Маяковского было немногословным и ... пресным. Видно , редакторы потрудились над посланием в газету , придав ему канцелярский стиль , столь ненавистный Маяковс¬кому и столь любимый железобетонными редакторами многих газет!
Впрочем, судите сами - подшивки газет в Севастопольском архиве сохранились , и я добросовестно воиспровожу:
 
«Приношу большое извинение всем собравшимся 6 июля на мою несостоявшуюся лекцию , причина срыва лекции - неумелость организаторов и их нежелание не только выполнить заключенный договор , но даже входить в обсуждение по этому вопросу ».
 
Не знаю, повлияли ли эти сухостойные газетные строки на военную администрацию Дома офицеров - тогда Клуба комсостава имени лейтенанта Шмидта , - но , думаю , только личный звонок инструктора горкома ВКП(б) Федора Левина Командующему свое дело сделал - выступление Владимира Маяковского с докладом « Мое открытие Америки» и с чтением стихов состоялось . И чуть ли не весь Севастополь пришел слушать поэта . Скандал во все времена был лучшей рекламой !
 
А как же длинноволосый дылда и представители «свободных любителей поэзии» ? Неужели не приняли контрмер ? Чтобы и на этот раз сорвать выступление Владимира Маяковского?
Об этом мне , смеясь, поведал коренной севастополец , оттянувший , как враг народа , свою десятку , ныне покойный поэт и прозаик Николай Полотай :
- А мы представителям чистого искусства просто морды понабивали!..
И Боря Шабер - знакомец Маяковского и устроитель всех выступлений любимого поэта в Севастополе - подтвердил.
Конечно , бить по физиономиям нехорошо , но опять же из песни слова не выкинешь , если даже слово матерное и никому не мешает!
 
Это было не первое выступление Владимира Маяковского в Севастополе, впервые он по¬явился в военно-морском городе зимою 1914 года . И об этом посещении тоже есть смысл расска¬ать подробней ...
 
Январский Севастополь одна тысяча девятьсот четырнадцатого года встретил « могучую кучку » известных скандальных поэтов Владимира Маяковского , Давида Бурлюка , Вадима Баяна и Игоря Северянина легким морозцем , - после многодневного турне по дождливым крымским весям это природное обстоятельство было больше , чем приятно: в Керчи и Симферополе - гриппозная хлябь , а здесь - морозец! Радоваться бы... Но и морозец не радовал , хотя и был полезен вечно простуженному и хлюпающему носом Владимиру Маяковскому .
Не радовал еще и потому, что достопочтенные литераторы основательно перегрызлись друг с другом , и скорее напоминали стаю волков - дай сигнал Природа , и они вцепятся в шкуры друг друга.
Впрочем , если быть уж совсем точными , размолвка произошла между парами : на одной стороне - Владимир Маяковский и Давид Бурлюк , на другой - Игорь Северянин и Вадим Баян.
Причина натянутых - какое мягкое обтекаемое слово я подобрал ! – отношений ... Впрочем, пусть об этом расскажет сам Игорь Северянин:
 
« Маяковский и Бурлюк дали мне слово выступать в обыкновенном костюме - лица не раскрашивать . Однако в Керчи не выдержали . Маяковский облачился в оранжевую кофту, а Бур¬люк в вишневый фрак при зеленой бархатной жилетке . Это явилось для меня полной неожиданно¬стью. Я вспылил, меня с трудом уговорили выступить ...»
« Керченская трещина » - мое определение ! - в отношениях между поэтами , в Севастополе достигла устрашающих размеров . Владимир Маяковский словно предчувствовал , что через несколько лет, а , если быть точным - 27 февраля 1918 года - в честном литературном поединке - бывают ли честно-объективными поединки среди людей литературы и искусства ? Разве только в стародавние времена, которые мы всегда приукрашиваем ! - между Владимиром Маяковским и Игорем Северяниным последнего назовут Королем Поэтов . И хоть « маяковская группа футуристов » объя¬вит выборы незаконными , но, как говорил Александр Твардовский , все же, все же …
Северянинцы на радостях выпустили коллективный сборник , посвященный этому событию . Назывался он вычурно - « Поэзоконцерт ». В центре этого со временем изжелтевшегося томика - фотография гения всех эпох и времен Игоря Северянина.
Футуристы во главе со своим предводителем , бунтарем в жёлтой кофте Владимиром Маяков¬ским откликнулись на этот сборник со злостью , которая не украшает поэтов ни в какие времена :
 
« Шесть тусклых строчил , возглавляемые пресловутым «королем» Северяниным , издали под этим названием сборник ананасных , фиалочных и ликёрных отрыжек ... »
 
Вот где чувствуется рука Маяковского , а не в письме в газету « Маяк Коммуны ». Тут -напор разъярённого вепря , там – ёж , стриженный под Котовского ! То есть , под бильярдный шар .
 
Севастопольская публика встречала Игоря Северянина и Вадима Баяна, как бы сегодня написали , громом аплодисментов , переходящих в овацию . И лишь малая толика из них предназначалась Владимиру Маяковскому и Давиду Бурлюку .
Это не могло не раздражать , - и раздражало ! - самолюбивого Маяковского . Маяковский и Северянин - вечные соперники !.. Даже после их физической смерти!
Давным-давно , когда имя большого поэта Бориса Пастернака не принято было упоминать , мне дали почитать , машинописную «Автобиографию Б.Л.П », то есть автобиографию Бориса Леонидовича Пастер¬нака.. И в тексте Пастернака я нашел упоминание о Игоре Северянине и о Владимире Маяковском:
 
«...У Маяковского были соседи . Он был в поэзии не одинок , он не был в пустыне . На эстраде до революции соперником его был Игорь Северянин ... Северянин повелевал концертными залами и делал , по цеховой терминологии артистов сцены , полные сборы с аншлагом . Он распевал свои стихи на два-три популярных мотива из францухких опер , и это не оскорбляло слуха и не впадало в пошлость . Его неразвитость , безвкусица и пошлые словоновшества в соединении с его завидной чистотой , свободно лившейся поэтической дикцией создали странный жанр , представляющий под покровом банальности , запоздалый приход тургеневщины в поэзию...»
 
В Севастополе Владимир Маяковский высказал Игорю Васильевичу - такова настоящая фамилия поэта , а Игорь-Северянин - псевдоним . И первоначально писался через дефис ! – всё , что он думает о стихах своего собрата . А думал он о северянинских « паршивеньких отрыжках », мягко выражаясь , скверно .
Литературоведы , отрабатывая свой хлеб , гадая на кофейной гуще , ищут днём с фонарем , какие строки Игоря Северянина так раздражали Владимира Маяковского?..
А мне кажется , не строки и строчки тому виною , а простая человеческая слабость: Владимир Владимирович болезненно относился к чужой славе.
А , может быть , на самом деле все обстояло еще гораздо проще ! И всему виною - обыкно¬веннейший любовный треугольник ! Банальнейший любовный треугольник . Ведь именно в те годы и Владимир Маяковский , и Игорь Северянин – молодые , талантливые , обаятельные , полные нерастраченной энергии—были влюблены в одну и ту же женщину - Софью Сергеевну Шамардину .
Мои размышлнзмы о причине спора между двумя - любимыми до сих пор , несмотря ни на какие веяния! – поэтами , были не больше чем версией , пока ее не подтвердил младший друг Игоря Северянина Юрий Шумаков. Тот самый Шумаков , которому Игорь Северянин посвятил стихотво¬рение . Оно есть во всех северянинских сборниках , но я все равно его напомню :
 
Жрец любимый Аполлона ,
Маг с возвышенным челом
Здесь слагал во время оно
Элегический псалом.
Но прошла пора Светланы,
Кринолинов и плащей,
Поразвеялись туманы
Оссияновых ночей ...
 
Не понимаю смысла этих стихов , но , положенные на музыку, они завораживают именно своей непонятностью.
Юрий Дмитриевич Шумаков постоянно живет в Таллинне - сейчас это снова заграница ! Но я «изловил» на севастопольской квартире его друга, капитана первого ранга Вениамина Анатольевича Дмитриева . Сей человек - военная косточка ! - знает о Игоре Северянине буквально всё . На этом сошлись и подружились на всю жизнь военный моряк Вениамин Дмитриев и поэт, переводчик и литературовед Юрий Шумаков. Встреча, о которой я веду речь , произошла 27 октября 1991 года .
Юрий Шумаков всю свою жизнь посвятил творчеству Игоря Северянина. Больше того , благодаря ему многие стихи опального в СССР поэта дошли до нас - весь поэтический архив Игоря Северянина , скончавшегося в Таллинне , до сих пор хранится у Юрия Дмитриевича . Он-то и снабдил меня многими доказательствами той версии , которую я вычислил .
Итак - любовный треугольник!.. Старый , как этот мир под банальной луной , любовный треугольник ... Нет, не банальный ! Треугольник исторических личностей с отсветом неповторимых характеров!
О-о , это был давний спор двух соперников , раздвигающих горизонты литературы !.. Ведь лукавил Игорь Северянин в своих воспоминаниях, когда писал о разногласиях в Керчи! Творческих разногласиях !.. И разрыв между Владимиром Маяковским и Игорем Северяниным прогнозировался с того момента , когда « для полноты ансамбля » была приглашена для выступлений Софочка Шамардина. В качестве артистки-футуристки .
С Владимиром Маяковским Софья Шамардина познакомилась осенью 1913 года , и пиит буквально обворожил восемнадцатилетнюю студентку-медичку своими стихами , что оказалось , не таким уж трудным делом , между нами , девочками , говоря !
Вначале в своей желтой кофте он показался Шамардиной несколько
« фатоватым и нагловатым » - это ее собственное признание! - но потом , когда она окончательно уже отравилась ядом его талантливых стихов , написала в своих воспоминаниях , появившихся на свет совсем недавно:
 
«... Красивый был . Иногда спрашивал : «Красивый я , правда? » Однажды сказал , что вот зубы гнилые - надо вставить , я запротестовала , не надо ! »
 
Это верно , зубы не помеха! Когда увлечешься человеком , - боюсь написать , « влюбишься по уши! » - то и гнилые зубы не замечаешь .
Надо сказать , что это Софья Шамардина познакомила своего любовника Владимира Маяковского с Игорем Северяниным , а к Игорю Северянину у медички Шамардиной тоже были не материнские чувства , чего уж там скрывать ! Да и « Володенька » стал поднадоедать.
Позднее , когда более удачливый в любви Игорь Северянин отобьет « Сонку », как оба поэта ее называли - « Сонка с душою взрослого ребенка ! » - Владимир Владимирович признается , что Софья Шамардина была единственной любовью и только на ней он мог бы жениться .
Ох , лукавит « талантливейший поэт нашей эпохи » - я не вкладываю иронию в эту сталинскую формулировку , я с ней согласен целиком и полностью , несмотря на другие времена и другие литературные ценности !
Хотел жениться ? Так женись ! Никто не мешал !.. Но, изучая сегодня жизнь Владимира Маяковского , понимаешь - « единственных » у него было великое множество !..
Большие поэты - да и малые от них не отстают! - влюбчивы , как дети малые!.. Мы-то считали , что , с кем бы ни был Маяковский , какую бы женскую особь не затащил в постель , - единственной была Лиля Брик , которую он делил с ее мужем Осипом Бриком.
Вот небольшой отрывочек из письма, которое он послал из-за границы Лиле-Лисику-Брик:
 
Вот тебе
Лисикм илый
Лисик замечательный
Лисик прекрасный
Лисик чудный
Лисик детка
Лисик удивительный
Лисик котик
Лисик киса
Лисик солнышко
Лисик рыжик...
 
И таким вот Макаром - несколько листов убористого текста . И подпись под этим воззванием соответствующая : «Я вас люблю. Щен».
 
Была еще одна « единственная » - Татьяна Яковлева , которую «Щен» мечтал увезти из Парижа в Москву.
«Единственной» была и Элли Джонс , и еще множество , множество единственных!
Если «единственных» выстроить в затылок друг другу , то получится целый полк , сформированный по законам военного времени!
И вот недавно - в 1991 году - из заграницы выплыла иностранная госпожа , которая по-русски ни бум-бум , но которая на минуточку оказалась—нет, нет, не «единственной»! Как вы такое могли подумать! - всего лишь дочерью Маяковского.
Но вернемся к « единственной » Софочке Шамардиной.
Прежде чем совершилась поездка по маршруту Керчь-Симферополь-Севастополь , была и еще одна - « южная »: Екатеринославль-Мелитополь-Одесса . И Игорь Северянин сделал все возможное , чтоб об этом турне не узнал Владимир Маяковский.
А ведь не кто иной , как Игорь Северянин, еще полгода тому как - в 1913 году - написал Вадиму Баяну , гастролирующему тогда в Симферополе :
 
«Я на днях познакомился с поэтом Владимиром Маяковским , и он - гений. Если он выступит на наших встречах, это будет нечто грандиозное. Предлагаю включить в нашу группу ».
 
И вот, тайком от «единственного» Володи , она убывает в поездку с Игорем Северяниным . И делает всё от нее зависящее, чтоб этом не узнал Маяковский !
Софья Сергеевна Шамардина через много-много лет , - а дожила она до 1980 года! - призналась:
 
«Или Маяковского в это время не было в Петербурге , или стараниями Северянина я не видела в эти дни Маяковского. Потом узнала, что Маяковский думал - поеду с ним , но меня уже не было. Нашелся какой-то меценат, который устроил поездку Северянина на юг... Северянин очень торопил выезд , чтобы не помешал Маяковский... Маяковского видеть не хотела и просила ничего ему обо мне не говорить ...»
Ах, женщина ! Ах, ветреница !..
После Севастополя Владимир Маяковский пытался все-таки перехватить инициативу, преодолеть соперника: приходил, читал стихи:
 
...О рае Перу
орут перуанцы,
где птицы,
танцы,
бабы
и где
над венцами цветов померанца
были до небес баобабы ...
 
Или:
 
Банан , ананасы !
Радостей груда!
Вино в запечатанной посуде ...
 
Но Софья Шамардина предпочитала другие «ананасы» ! Северянинские:
 
Ананасы в шампанском!
Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо, остро!..
 
Не было уже в стихах Маяковского того сладострастного отравляющего яда . Больше того , Шамардиной казалось , что ее Володенька исписался , а вот любезный ее душе Игорь Северянин , что бы о нем ни говорил Маяковский , пишет и напевает свои стихи гораздо убедительнее !
 
... Каждая строчка – пощечина .
Голос мой - сплошь издевательство .
Рифмы слагаются в кукиши .
Кажет язык ассонанс.
Я презираю тс пламенно,
тусклые Ваши Сиятельства,
И, презирая, рассчитываю на мировой резонанс!
 
И потом - Игорек Северянин просто гений . Он сам в этом сознался:
 
Я - гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсередно утвержден!
 
Какое женское сердце не содрогнется перед подобными виршами !?
«Если я и выйду замуж , то вовсе не за Володьку Маяковского ,- шептали девичьи губы , - то только за гения Игорька Северянина ! »
Но Софья Шамардина не стала женою ни Маяковского, ни Северянина, она вышла замуж за партийного функционера Иосифа Александровича Адамовича.
Чуть было не написал: «скромного партийного работника». Но вовремя спохватился, осознав, что Софья Шамардина привыкла «падать с высокого коня!»
Заглянул в справочник и точно: Иосиф Александрович Адамович был крупной «дичью»! Наркомом внутренних дел Белоруссии, членом ЦИК СССР— как говорится, е-кэ-лэ-мэ-нэ... о-пэ-рз-сэ-тэ... ничегошеньки себе!
Одного движения его еврейских бровей было достаточно, чтобы навсегда умолкли его соперники по любви. И надолго выпали из истории литературы.
Софья Шамардина сделала все, чтобы ее любимый партийный муж не прознал о ее любовных шалостях. И ей казалось, что в деле конспирации она здорово преуспела.
Наивная, милая женщина... Прежде чем взять в жены очаровательную Софочку, Иосиф Александрович изучил всю подноготную своей будущей супруги — сделать это, как вы сами понимаете, было не так-то уж и трудно наркому внутренних дел!.. По-нашему, как бы председателю КГБ! Звучит?
Но Адамович не только по-настоящему полюбил свою Софью, но и отдавал должное таланту поэтов, к которым он относился, как к бедовым малым детям, которым нужна,—просто необходима женская сиська!—и без которых было бы пресно жить на этой неухоженной земле. Иосиф Адамович, восседающий на высшем партийном и государственном Олимпе, был умнейшим человеком. И—совестливым, чего не скажешь о большинстве высоко сидящих!
И это он—а Софочка Шамардина думала, что благодаря ее хитростям и женским прелестям! — помог перебраться Игорю Северянину в буржуазную Эстонию , когда над поэтом нависли чорные тучи в виде строгих реалистов от литературы. Они бы не преминули определить эгофутуриста Игоря Северянина в места очень даже отдаленные.
Это он—Иосиф Адамович—помог совершить Владимиру Маяковскому турне по Америке. И не без его влияния, Иосиф Сталин произнес фразу—цитирую по памяти: «Владимир Маяковский был и остается одним из самых талантливейших поэтов нашей эпохи «, фразу, которой сегодня пытаются некоторые литдеятели перечеркнуть творчество действительно одного из лучших поэтов!
Мы многое сегодня знаем и многое не знаем о поэте—«Я — поэт, этим и интересен!»— Владимире Маявдвским. Но мы совсем мало—официальные биографические справки к книгам не в счет!—знаем о поэте и человеке Игоре Северянине. До сих пор его имя окружено мифами и легендами, обидными заблуждениями, а то и заведомой ложью. И на этих страницах отдадим должное «королю поэтов», стихами которого юсхищался не только Борис Пастернак, но и мастера пера Валерий Брюсов, Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Александр Блок, а они кое-что понимали в поэзии. И лишь Владимир Маяковский полупрезрительно отзывался об « эгопоэзах» счастливого соперника в любви.
Впрочем, будем справедливы и к Владимиру Владимировичу. Когда в 1922 году они встретились в Берлине—о поездке в Германию тоже ходатайствовал Иосиф Адамович с подачи Софьи Шамардиной!—то, несмотря на то, что Маяковский хронически не привык ни перед кем расшаркиваться, он все-таки попросил прощения у Игоря Северянина за тот «севастопольский» инцидент и за многие, многие глупости, соучастниками которых они были оба. Больше того, он пригласил Игоря Северянина возвратиться в Россию— поэты повзрослели и стали мудрее.
—Ты должен сейчас находится в Союзе Советов,—сказал Маяковский,—тебя, Северянин, еще помнят у нас.
Постоянным местожительством Игоря Северянина была тогда буржуазная Эстония, и эстон¬цы любили этого «громокипящего» поэта, охотно посещали его выступления и печатали столь же охотно. Он во многом преуспел за годы жизни в Эстонии. Но — Россия! Вернуться в Россию!
- С радостью ! - сказал Северянин.
- Поедем вместе,—пророкотал довольный Маяковский.
- Ньет! — безбожно коверкая русский язык, твердо произнесла очаровательная Фелисса Круут. - А нас с сыном на кого бросишь !?
Игорь Северянин недавно женился и у него родился сын , которого назвали веселым именем - Вакх!
Фелисса Маяковскому, как видно, тоже понравилась , - а какому мужчине не понравится чужая жена ?! Да еще такая красивая и молодая , как Фелисса Круут! — и он пригласил и ее.
- У нас в России ты будешь блистать!
- Не хочью блистать ! И мужа не отпущью !..
Все свое женское обаяние пустила в ход очаровательная Фелисса , но отговорила своего супруга от опрометчивого шага . И правильно сделала! Вряд ли Игорю Северянину дали бы спокойно дожить до своего естественного смертного часа . Уж больно не те стихи он писал !
 
... В Севастополе , в городе русской славы с украинским акцентом , есть улица , названная именем Владимира Маяковского , неплохо бы еще одну из улиц назвать именем Игоря Северянина . Пусть бы хоть улицы соединились воедино и тихо переговаривались бы между собою , пусть бы Владимир Маяковский и Игорь Северянин , отринув мирское и , позабыв о былых житейских распрях , читали друг другу стихи . Только стихи! Такие разные, но прекрасные.
А улочку именем Софьи Шамардиной называть не будем. Хотя и ей мы благодарны за то, что в суровой сумятице революционных буден она приголубила двух поэтов—таких непохожих и разных! — за то, что была светлым лучиком в непростое время. А это во все времена дорогого стоит.
Copyright: Михаил Лезинский, 2005
Свидетельство о публикации №53170
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10.10.2005 01:25

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Михаил Лезинский[ 13.10.2005 ]
   Вроде , - отредактировал , но ещё попадаются кое-какие огрехи!
   Предлагаю вашему вниманию док. рассказ :
   
   " ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ , ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН , А МЕЖДУ НИМИ - ЖЕНЩИНА "
   
   О совсей не простой судьбе двух поэтов . К известному я добавил и то , что стало известно только мне .
   
   Да и сейчас , когда будут проходить литсхватки за звание Королей Поэзии и Прозы , не худо бы учесть и опыт Короля Поэтов Игоря Северянина .

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов