Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Ведущий портала
Вступление в должности Ведущего портала и Ведущего Литературных проектов МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс.
Голубь на подоконнике у окна палаты обсервации
Буфет. Истории
за нашим столом
Летом о лете
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературный конкурс "ЧеХАрда"

Все произведения

Произведение
Жанр: ПрозаАвтор: Катя Клюева (Цветок_елки)
Объем: 20160 [ символов ]
Конечная
Спускается вечер. Очередной рейс для меня всегда какой-то особенный, хотя знаешь то, что произойдет, почти до минут. Отправление - короткие, незаметные остановки и - она, Конечная. И посреди всего этого - Я – только проводница, которая любит смотреть на проходящую мимо жизнь, как на никогда не виданное чудо.
Я ужасно люблю свой плацкартный вагон, он - мой дом, моя крепость, мое хобби, моя гордость. Не представляю себя в каком-нибудь другом интерьере.
Сегодня снова надо сменить перегоревшие лампочки. Сгорают и сгорают каждый день, бесполезные цоколи, словно огарки свечей после бала. Как будто не 21 век на дворе, а дремучая средневековость.
Каждый день, пока еще не отправились, я провожу влажную уборку - отмываю сидения, пол, протираю стекла. Должно быть чисто, светло, уютно. Да нет, не то что бы «должно», просто это лучше чем грязно, душно и темно. Пусть путь из пункта А в пункт Б не так уж и долог – надо проделать его с комфортом, с толком, с чувством.
Правда, не все это понимают, бывают и такие, которые всю ночь орут песни, пьют, снова пьют, ругаются, стонут или плачут. И никакой на них милиции!
Хорошо, что таких бывает мало. Обычно пассажир подбирается неплохой: тихий, интеллигентный, интересный, который умеет понять, что лучше всего на свете в такие минуты - тишина, сосредоточенность, углубленность в себя или беседа с мудрецами.
Это раньше — неуклюжие лодки с гребцами или молчаливые проводники доставляли пассажиров куда следует через много месяцев. Теперь на дворе цивилизация, а она облагораживает даже самые древние традиции.
Ну, вот и отправились! Предупреждающий звонок, и мимо понеслись дома и домишки. Но их вижу одна Я, Мои глаза к Тьме привычны, а вот пассажиры, близоруко вглядываясь в окна, видят пока только пустые черные пробоины. Но и их глаза скоро привыкнут, и они смогут разглядеть там что-то важное.
Сегодня у меня есть непроданые билеты и незанятые места, в вагоне - всего человек десять. Несколько женщин, две — совсем старенькие, несколько мужчин, и девочка. Да еще с котом. Больше всего ненавижу детей в салоне и еще животных, которые вообще никакого отношения к транспорту и ко Мне не имеют. Мне учили, что животные должны ходить пешком везде и всегда, даже за собственной смертью! А этот кот вообще не может ехать в моем поезде, я же вижу это и без документов. Ощущения меня никогда не обманывали..
Инструкция приписывала ссадить животное. Все просто - можно изменить судьбу, но нельзя изменить правила, главное – уметь отличать одно от другого. Я подошла к ребенку и попросила отдать мне кота.
- Этот кот едет без билета. Кто тебе разрешил взять его с собой, поступил неправильно. Коту нельзя ехать в этом вагоне. К сожалению...
Да, он явно не наш, это было ясно. Взяв его за шкирку, я одним движением отправило пушистое тело за окно. Кот беззвучно вылетел в открытую фрамугу и исчез в темноте.
- Не переживай. С ним все будут хорошо. Ему лучше остаться снаружи,-попыталась спокойно сказать я.
Девочка, как смотрела на меня немигающим взглядом, так и осталась. Этот бесконечно мудрый взгляд – и молчание. Ненавижу детей.
Но не молчали ее спутники. Как они узнали, что случилось, не представляю, я старалась, чтобы этот инцидент их не беспокоил, но изо всех углов на меня взглянули ненавидящие глаза и, казалось, к моей шее потянулись тысячи рук. Десять человек создали такой шум, что мне захотелось заткнуть уши.
- Как вы можете! Ребенка калечите! Убийца! Возомнила себя Господом Богом! Верните кота сейчас же, идите и найдите его, иначе мы вернем билеты и пойдем назад. Мы хотим, чтобы и здесь к нам относились по-человечески. Верните кота назад!
Бунт в вагоне и возвращение на станцию отправления – это было немыслимо и невозможно. Ну как им объяснить, что коту сейчас лучше чем им. Не поверят ведь. Пришлось отступить: когда вагон остановился, я, тщательно нащупывая землю (неизвестно еще в каком месте пути мы находимся!), вышла наружу и позвала кота.
А он этого только и ждал, потому что вскочил прямо мне на руки, жалобно мяукая. Испугался, наверное! Я вернулась под яркий свет коридорных ламп и отдала его девочке, которая во время инцидента так и не произнесла ни слова. И слава богу, зато спокойствие стало быстро восстанавливаться. Снова раздался умиротворяющий стук колес о рельсы. Замелькала за окном тьма, наполненная древним знания.
По привычке, которая давным-давно уже должна быть прошлым, я глянула на свое пустое запястье. Нет, часов я не ношу. На что мне время? Это просто измеренное расстояние между двумя событиями. А когда знаешь, что все закреплено и расписано раз и навсегда, времени не нужно.
Вот, например, сейчас. В динамиках раздастся хрип, потом скрежет и шипение - и голос начальника поезда, по традиции называющего себя Николаем Николаевичем скажет: "Добрый вечер, уважаемые пассажиры! Приветствуем вас в поезде, следующем по маршруту NN - Конечная. Время в пути - несколько часов. Номинально все вы еще считаетесь живущими, поэтому в подарок от нашей компании к вашим услугам все людские занятия и развлечения, причем бесплатно. Исповедальня действует в вагоне номер 3. Сауна и сексуальные утехи, в том числе мужчины по вызову - вагон номер 19. Интеллектуальные развлечения - театр, кино, библиотеки, услуги Интернета, телефон, телеграф, почтовые отправления в голове поезда, рядом с кабиной машиниста. О других удовольствиях, которые вы еще успеете познать за это время, можете проконсультироваться у проводников ваших вагонов. Желаю приятной поездки!"
Меня обычно после этих слов морозит, по привычке. Но не моих пассажиров. Они все еще не понимают, что умерли, и уже ничем не связаны с оставшимся за стеклом миром, разве что ненадежной телефонной связью. Да и то, что они скажут по телефону близким, будет лишь невнятным шумом на той стороне трубки, подталкиваемым нетерпеливым: "Алло, говорите. Алло, вас очень плохо слышно, перезвоните, пожалуйте позже!" или потоком неразборчивых знаков на электронном поле всемирной паутины.
Единственное реальное, что им осталось - это развлечения. Они настоящие. Но понимание приходит - может поэтому никто здесь за ними не гонится. Все хотят ЗНАТЬ.
- Поговорите со мной, — начинает одна из женщин с 12 места. — Вначале я и заговорить с вами боялась, но теперь вижу, вы вроде и нечего… Мне одна женщина рассказывала ужасные вещи об этом поезде. Будто тут режут, жгут, и Бог знает, что еще делают. Скажите, что ничего этого нет. Прошу вас!
- Вы же сами видите – есть что-то страшное? –отвечаю я вопросом на вопрос.
- Нет, в таких поездах я с мужем по стране мыкалась не один раз, да и вы, как обычная женщина, мне кажется, я даже вас в городе встречала. Но неужели, Вы – это она?
Я не могла скрыть улыбки.
- Какая такая она? С чего вы взяли? Это все выдумки. Я всего лишь премногоуважаемая вагонопровожатая, помните, как у Чуковского?
Но она осуждающе качает головой, не верит.
Готова поспорить, что вместо моего элегантного железнодорожного костюма, она видит на мне саван и оскал мертвых костей на лысом черепе.
- Вы мне лжете! Все мне лгут! Начали еще в больнице. Сказали: «Ничего страшного, небольшая операция и будете как новенькая». А сами прятали глаза. Даже дочка изворачивалась, напевая про возвращение домой. Знала же прекрасно, что никуда меня не заберет, оставит в больнице. И теперь даже здесь и то лгут! Где же, правда и справедливость? Неужели ее в этом мире никогда не было?
В разговор вступил мужчина с 14 места. Он уже взобрался на полку, намереваясь в последний раз по человечески отоспаться, но, услышав нас, начал говорить:
- Нет справедливости? Без нас самих, конечно, нет! Если мы эту справедливость установим, то и другие ее воспримут, и даже эта, - он указал на меня.
Мне эти обвинения совсем не понравились:
- А я причем? У меня есть работа, условия, в которые меня поставило руководство, а том, что вы о них ничего не знаете - это проблемы ваши. Но поверьте, все справедливо. У нас никогда ничего кроме справедливости не было.
Тут вступил другой голос. Молодого мужчины с отрешенным взглядом, он пришел откуда-то с конца вагона, где до этого безвольно сидел, смотря в одну точку.
- Не было! Не было?! А как же тогда смерть моей жены, если и 25 не было, и эти уроды изнасиловали и убили ее, располосовали живот, вырвали глаза. Это справедливо?
- Это же не моя вина и не ваша по-видимому, вы же понимаете? Я вашу жену, к сожалению, не знала, она в Моем поезде не ездила. Но поверьте, после Смерти она уже не чувствовала ничего, и ее муки закончились. Высшая справедливость в том, что все когда-нибудь заканчивается.
- А мои муки? Я все еще ничего не могу забыть и не хочу!
- И вы забудете, и ваши страдания закончатся, поверьте Мне.
- Не забуду!
- Не успеете доехать до пункта вашего назначения, как все забудете, обещаю! Все забывают!
- Только не я, - закричал он. - Не буду забывать!
Как он попал ко мне? Из бессмысленной уличной драки, из петли, из-под дула пистолета, или просто из теплой постели, но уже на пределе до такой степени, что сердце остановилось?
Глупый, запомнил, что жена - обезображенный труп, и именно труп он и не собирается забывать. А ее саму, такой, какой она ехала на свою Конечную, он давно не помнит. А еще говорят, Любовь…
Из-за Любви вон сидят у Меня рядышком на соседних сидениях мальчик с девочкой, лет по 16, наверное. Лица, как из Бухенвальда - бледные, осунувшиеся, истощенные. Уверена, что они сожрали упаковку сильнодействующего лекарства (или, может быть, это были наркотики), решив отправиться на тот свет, чтобы наказать родителей.
Но, как и живые, поглощены друг другом, никого не видят не слышат. Эти не заметят, если упадут стены, расколется небо и перевернется порядок вещей, как они перейдут из света во тьму и обратно. Все кроме них самих – не имеет смысла.
Что с ними будет, когда мы приедем на Конечную? Никто не бездонен, невозможно вечно черпать друг в друге весь мир. Все закончиться. Кем они станут там друг для друга? Я не знаю.
- Скажи-ка, красавица, как тебя зовут по-настоящему? Хоть сейчас об этом можно узнать? – парень в замызганной рабочей куртке ласково похлопал по сидению рядом с собой. – Присядь. Этот разговор - самое удивительное, что со мной случилось в жизни.
- Скучная жизнь – если разговор в поезде такой для тебя удивительный. И имя мое тебе ни к чему. Наша поездка – лишь короткий эпизод, а голова должна оставаться светлой и ясной для новых впечатлений, да и старые нельзя позабыть.
- Ну, все-таки…
- Можете называть меня Машей…
- Просто Машей, как обычного человека? Не может быть!
- Можете проверить – я из мяса и костей. Совершенно такая же, как ты.
Он несмело протянул руки и тронул меня на плечо.
- А ты ничего, милашка, - он стал немножко более раскованным и повеселел. – И поцеловать мою смертушку можно?
Да, парнишка - сердцеед, жаль, что не в моем вкусе.
- А отчего же у тебя, красавица, такая власть?
- Смеешься, какая власть у проводника? Я просто выполняю свои обязанности.
- И я могу стукнуть тебя по голове, спрятать труп среди сидений, остановить этот вагон и уйти домой. И больше никто не умрет?
- Убить меня? - эта мысль взывала во мне пароксизмы смеха, - никому, кроме тебя, еще в голову не приходила такая глупость. Все на земле смертно, но только я не испарюсь отсюда, буду ходить по вагону этаким трупиком зомби, пока вас не довезу.
- Правда? А что если…
Какая-то шальная мысль хлестнула мальчишку по мозгу, и так как решал в жизни, решил он и в смерти - резко поднялся - рванул на себя вагонное стекло, впустил летний ночной ветерок. И словно недавно кот, но только по собственному желанию, выбросил свое сильное красивое тело во тьму.
За стуком колес никто ничего не заметил. Через секунду он уже сидел на своем месте с ошарашенными глазами.
- Ты самоубийца? - закричала я, будто на самом деле что-то могло ему угрожать.
- Теперь кажется да… - еще не отойдя от головокружительного полета туда и назад, пробормотал он.
- Зачем? Умереть по-настоящему всегда успеется.
- Что, бывает не взаправдашняя смерть?
- Смерть - она разная. Каждую минуту что-то в нас умирает, но пока живы мы сами, эта смерть не взаправдашняя.
- Заумно. Меня вроде плитой придавило основательно.
- Не хочешь смерти и не боишься ее, значит совсем мертв.
- Я ее не боюсь, как не боюсь тебя. А жизнь, что той жизни! Даже жалеть не о чем! Я совсем умер, правда? И ничего уже не повториться?
Почему-то я постоянно не схожусь во мнениях со своими пассажирами. Мне кажется, в его жизни возможна масса интересных эпизодов, о которых стоит жалеть, а он – уже мертвец!
- Ну, так напоследок! - бесшабашно воскликнул он, и с силой прижался своими губами к моим. Руки его крепко прижали меня, и дано забытое человеческое желание ни о чем не думать кольнуло меня.
Если бы мне было позволено, я осталась тут до конца поездки. Смотрела бы в окно, слушала бы его воспоминания. Но были другие пассажиры, которые не спешили уходить на исповедь, и выслушать их должна была я.
А девочка все также сидела и смотрела в окно, лишь иногда поглаживая своего ненаглядного кота.
Нет, к ней я подойду последней. Эти дети! Только кажется, что они смотрят голубыми невинными глазенками, в которых нет ни капли понимания. Они знают все, а точнее слишком многое. Перед лицом такого всезнания даже я тушуюсь.
А вот в самый раз собеседник - приятный мужчина, очень хорошо одетый. Мог бы сейчас ехать в купе или лететь на самолете в какое-нибудь Монте-Карло. Но нет, сидит у меня в плацкарте, а габариты великоваты для хлипкой полки. Давненько, видно, не ездил по железной дороге. И чувствует себя скованно.
Иногда я пытаюсь отгадывать без слов, откуда взялись они, мои пассажиры, в моей вотчине, и часто становлюсь в тупик. Этому, по-моему, вообще делать тут нечего, жить да жить.
- Вам неуютно? - я подсаживаюсь к нему.
Интересно, какой я кажусь ему? С парнем я была 16-летней девочкой в летнем платьице, а этому, наверно, пожилой женщиной, с гулькой на затылке. Этакой учительницей младших классов с доброй улыбкой.
- Может быть, вам страшно? Или холодно?
- Нет, просто скучно. Помните, "английский сплин, и русская хандра" - это по меня. И так уже давно. Вы, кстати, мне можете рассказать хоть что-нибудь про то место, куда мы направляемся?
- Могу, но совсем мало. И я не уверена, что оно именно такое, каким я его вижу.
- То есть?
- Каждый раз - иное. Когда-то ехал взвод солдат. И знаете, что я увидела, когда мы прибыли? Духовой оркестр, цветы, улыбающихся девушек со слезами на глазах. Ребят вынесли из дверей на руках. Играла такая прекрасная музыка…
- "День Победы, как он был от нас далек?.."
- Не ерничайте. Иногда я вижу всего лишь темноту, из окон доноситься запах болот и вой ветра, и пассажиры уходят на вечное поселение в мир тьмы.
- Они получают "по делам их"?
- Мне кажется, они получают то, что представляют себе там.
- Что-то слишком просто… Я бы хотел, например, очутиться в одном кафе в Старом Мясте в Праге. И сидеть там до скончания века, никуда более не торопясь. Так можно?
- Вероятно, да.
- А если я плохой человек, по всем статьям не достоин такого хорошего места?
- Значит, ваша мечта будет немного не совершенной. Пиво, например, будут подавать несвежее или туалет будет всегда занят.
Я отшутилась, потому что действительно не знала, чем отличается Конечная для грешников от Конечной для праведников. Это все равно одна и та же остановка.
- Что ж, я готов вытерпеть и пиво, и все что от него получается, лишь бы только быть там, - в его лице появилась мечтательность. - Вы говорите такие приятные вещи, что слабому человеку хочется в них верить. И я буду. Ведь нельзя же обмануть в такую минуту?
Я покачала головой то ли соглашаясь, то и отрицая.
Если они думают, что Я - это Она, то почему так настойчиво хотят верить мне?
Разве не рассказывали их утомленным душам тысячи лет, что могильный холод и ужас за Пределом - хуже всего? Разве не вдалбливали в их бедные головы, что я - пособница дьявола, и что ложь - самый меньший из всех моих грехов?
А они все равно хотят верить!
А может быть все - поездка, разговоры, истории, мечты и выводы - не более чем блеф, чтобы скрыть высшую правду, знать которую никому нельзя, даже мне – и которую не узнают даже они - ушедшие?
Я их люблю по своему, но чем дальше тем мне труднее их понимать. Я хорошо помню другие времена, когда в моем вагоне было не так спокойно. Помню, когда-то я везла человека, который сошел с ума с самого начала поездки. Как маленький, прятался от света, забивался под сидения. Ему казалось, что я его мать. Он вцепился в мою юбку и не отпускал до конца, прижимаясь лицом к бедру и скуля, и крича: “Я не могу умирать! Я не должен!”
Еле-еле я оттолкнула его, чтобы передать на руки каких-то людей, похожих на медиков родильного зала. Во всяком случае мне так показалось. Может быть, ему суждено воплотиться заново? И предшествующее - не более чем муки нового рождения?
Но тогда получается, что эти - ничего не боящиеся, ни о чем не жалеющие - уже больше никогда не возвратятся? Они устали и им в мире больше нечего делать?
Тьма поколений жаждали жизни, а эти - уже нет. И в конце концов настанет день, когда уже никто не поднимется на подножку моего вагона. И я, как проклятая, буду кататься туда-сюда в пустом плацкарте?
За окном начинало светлеть. Это означает, что совсем немного и мы будем у цели.
Голос Николая Николаевича все такой же монотонный, как и раньше, (но теперь в нем проскакивают какие-то ликующие нотки - еще бы, этот человек, наверное, приехал не куда-нибудь, а домой) бубнит в радиоточке: «Через 10 минут мы прибываем на станцию Конечная. Просим подготовиться к выходу. Не поминайте лихом. Вагоновожатым провожать пассажиров до двери».
Теперь самое время подойти к девочке. Осталось слишком мало, чтобы она смогла меня в чем-то переубедить, да и расстроиться сильно я не успею.
- Привет! Тебе что-то нужно? Я могу выполнять желания, знаешь?
- Я бы хотела вернуться домой, к родителям. Но это невозможно. Взять их сюда - жестоко. Даже кота я не могу забрать с собой, ничего не могу забрать, кроме воспоминаний. Возьмите Ваську себе - вот и вся моя просьба.
- Никогда не любила котов. Но теперь придется научиться, - сказала Я, и кот позабыв все то, что я ему сделал, с доверчивостью перекочевал на мои руки. Я наклонилась к девочке поближе. - Послушай, что я скажу тебе на ушко - ты может захотеть все, что угодно. Можешь снова вернуться домой там, куда вас привезли.
- Я знаю, что могу придумать все на свете, но мне кажется дом там будет ненастоящим. Я хотела бы знать, что там на самом деле.
- Какая ты смелая. Мне кажется, если ничего не ждать, увидишь бесконечность - бесконечную-бесконечную. Но мне не хватило бы духу смотреть на нее долго.
- А мне кажется, истина самая обнадеживающая из иллюзий.
- Откуда ты взяла это?
- А вот тут на стекле, когда едешь, отпечатываются светом разные фразы, наверное, их кто-то говорит там, где живые. Я запомнила их штук двадцать, очень интересных. Может быть, и пригодятся. Когда-то мама мне говорила, что люди беседуют с Богом в таких местах, как это, не хочу показаться ему глупой.
 
 
Это еще не моя Конечная, только поворотный пункт. Поезда всегда ходят кругами для таких, как я, пишущих, размышляющих, мечтающих хоть что-то понять в этом бессмысленном, но завораживающе-прекрасном в своей бессмысленности мире.
Говорят, нас много. Мы многолики, но одинаковы - такие же винтики в огромной машине, назначение которой едва ли понимаем. Хочется, чтобы наступил момент, когда и ко мне подошел кто-то, взял бы за руку и свел во тьму или свет за окном, рассказывая истину о жизни и смерти.
После того, что я делаю, какая Конечная ждет меня?
На что я могу надеяться и что я заслуживаю?
А еще Я все время возвращаюсь мысль к тебе. Интересно, что скажет на это проводница Маша, когда мы увидимся? Согласится ли с моей единственной верой, которая не может закончиться?
 
Взыщи, Господи, погибшую душу усопшего раба Твоего и, аще возможно есть, помилуй! Не постави мне во грех сей молитвы. Но да будет святая воля Твоя!"
 
Si vis vitam, para morten".
Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти
 
Писано во время лунного затмения 27 октября 2004 года
Copyright: Катя Клюева (Цветок_елки), 2005
Свидетельство о публикации №47871
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10.08.2005 14:57

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

 1   2 

Рецензии
ШАЛЫЙ[ 10.08.2005 ]
   Книга произвела на меня хорошее впечатление. Может я читал ее в подходящем состоянии духа
    Но! Книга вызвала во мне противоречия. Неверна первоначальная посылка. Не бывает поезда на Конечную! Люди только живут все вместе, а уходят индивидуально. Мы все вместе едим в экспрессе под названием Жизнь. Только здесь счастье и горе, страдания и удовольствия. Здесь мы можем грешить, исповедоваться и искупать грехи. И только утром, просыпаясь после очередной остановки, мы, кто с удивлением, кто с болью, обнаруживаем, что не все на месте. Но поезд не стоит. Он движется дальше, принимая новых пассажиров и высаживая уставших.
    Так что Конечная у каждого своя, и Проводник только предупреждает, что твоя Конечная скоро будет. Огромный Грех и беда встать раньше своей остановки. Жди. Проводник тебя разбудит вовремя. А пока живи и радуйся каждому мгновению предоставленной тебе жизни. Никакой проводник не исполнит твоих желаний. Нужно любить попутчиков и постараться найти единственного. Не страшно, если ошибся, можно перейти в другой вагон. Можно многое. Нужно любить ДВИЖЕНИЕ. Мы – не винтики. Мы – полноправные участники процесса.
    А что там, за твоей остановкой, знать никому не дано. И не надо, чтобы было дано.
    ШАЛЫЙ.
 
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 25.08.2005 ]
   кажется вы мой тайный поклонник. ;)
Вера Трифанова[ 10.08.2005 ]
   Неплохо! хотелось бы повнимательнее прочесть...что-то есть.. жаль, время ограничено. И фото у вас оригинальное! И я про "Жизнь как поезд" пишу...
   Вера
 
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 11.08.2005 ]
   Спасибо за комплимент фотке. Жаль, что мало времени, а то может быть нашли бы и то, что покритиковать следовало бы. "Жизнь как поезд"? Интересно. Помните "Желтая стрела"? Не страшно брать тему которая уже использована?
   
   Хотелось познакомиться с результатами.
Крылатов Виталий[ 10.08.2005 ]
   вагонные споры известное дело. когда больше нечего пить... это у Макаревича, там ещё концовка такая... и оба сошли где то под Таганрогом среди бескрайних полей, и оба пошли своею дорогой, а поезд пошел своей... что ж Пилат тоже спрашивал Бога о истине. Да только врядли Пилат был достоин истины. да, задумчивый рассказ. Только в реальности немного по другому будет.
 
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 11.08.2005 ]
   Откуда вы знаете, Виталий, что будет в реальности? Да и реальность ли это будет вообще - небытие? Это просто дна из гипотез и я рада, что она вам понравилась.
ОДИНОКИЙ ВОЛК[ 11.08.2005 ]
   Да, кажется это уже диагноз.. Цветочек, а не стоит ли тему сменить? Что-нибудь такое, жизнеутверждающее, соответствующее твоему облику?
   Но написано талантливо. Хотелось бы побольше подробностей про "меню" желаний, но, что есть, то есть. Прийдется самому додумывать. Нечего из читателя потребителя растить. :)))
    Хотел бы я, что б моей проводницей до Конечной была именно ты.
 
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 11.08.2005 ]
   Я в роли Смерти? ну спасибо, дорогой рецензент.
ОДИНОКИЙ ВОЛК[ 11.08.2005 ]
   Не Смерти, а исполнительницы желаний. :)))) Проводница ведь только везет к Конечной и предает... в руки Смерти.
frumich[ 11.08.2005 ]
   Успеешь ли ты вскочит в свой поезд, где каждый лежит на своей полке обнимая баллон с бурбоном? -))))))
   
   Хорошо написано.
Ольга Урванцева[ 11.08.2005 ]
   Как говаривал Гете: порядок превыше справедливости.
   У меня было ощущение движущегося вагона, освещения, недомытости и специфических запахов.
   Знаете, у Дюрренмата есть такой краткий рассказик про поезд в тоннеле, почему-то сейчас после прочтения Вашего вспомнился, но название не помню.
   Понравилось определение времени.
   А интересно, что там на "конечной"... Любопытствую:-):))
   С уважением, Ольга
Gremlin[ 12.08.2005 ]
   Это трогательный этюд, запечатлевший историю проводницы "Я". "Я" безразличен железнодорожный путь и его повороты. "Я" убеждена, что движение может обойтись без пути, довольствуясь началом и концом. "Я" пересказало эту историю при затмении Луны - каббалистическом покровителе путников, карабкающихся на пути через Бездну.
Иван Мазилин[ 18.08.2005 ]
   Современный Хорон? Не смерть, но и не… перевозчица, одним словом. Что ж, во всех «Ритуалах» можно встретить, выполняющих «обязанности» провожающих на Конечную. Много среди них «стервятников»… для пока живых, «провожающих». Много Н.Н.
   «Цветочек елочный», я понимаю, что привыкнуть к этому нельзя, да и не нужно привыкать, но все же держаться подальше.
   Забавно изложено, но не более. Впрочем, есть о чем подумать. У Данте, разумеется, это круче, но кто теперь читает Данте?
   
   C уважением, Иван Мазилин
 
Лара Галль[ 18.08.2005 ]
   Уважаемый рецензент Иван Мазилин, (которому Бенрат- плохо, а ЯНА - хорошо, что оригинально и весьма:)), Вы просто ошиблисьв слове Харон, или считаете, что Харон - от слова хоронить? Любопытная инверсия, конечно...
Травин[ 29.08.2005 ]
   Очень интересный рассказ. И все же все эти люди попадают в другой мир, в мир созданный им Богом и их же фантазиями. Поезд - лишь переход, к новой реальности, ибо реально то, что осознаешь как реальность. Пусть это кафе или "бесконечная бесконечность" не важно. Здесь и сейчас каждый из нас живет в мире, который он создает сам, каждый в своем, лишь тело живет в "объективной осизаемой реальности", но человеческая жизнь не только телесна. Значит он уезжает со станции NN, созданной им, и едет в им же созданную Конечную. Нету смерти окончательной, конца существования как такого. Личность существует до тех пор, пока осознает свое существование. "Уничтожте в человеке веру в свое бессмертие, в нем тотчас же иссякнет не только любовь, но и всякая живая сила, чтобы продолжать мировую жизнь" (Ф.М.Достоевский) Судя по рассказу в вас эта вера есть, и дает она вам сил всяческих, в том числе творческих, на написание таких удачных произведений. Спасибо. Очень понравилось.
    Творческих вам успехов.
Михаил Близнец[ 24.10.2005 ]
   Такое впечатление, что вы хотите поиграть в смерть, как в куклы. Кажется, что автор говорит примерно так: "я вроде и хочу умереть, чтобы понять, что будет после смерти, но только понарошку". Эта мысль посещает очень многих. Но, рассказ мне не понравился. Именно из-за кукольных переживаний и форме их представления. То же самое и в другом рассказе: "Предпоследний день мира". А откликнулся я потому, что мне понравилась фраза: "Мне кажется, они получают то, что представляют себе там" и "…что существует этот мир только в моем сознании". Если обе эти фразы действительно авторские, а не взяты из демонстрации от переживаний других (например, из тибетских книг или от Виктора Пелевина), то это, с моей точки зрения, здорово.
    Легко сказать о другом нечто, а сами-то мы Бог знает (или не знает) что пишем. Мало, ничтожно мало людей умеет по настоящему переживать. И, если они находят достойную форму для собственных переживаний, то превращаются из тварей в творцов. Я думаю, что у вас есть шанс. И ещё, это не рецензия, это действительно отклик.
 
Катя Клюева (Цветок_елки)[ 28.10.2005 ]
   Спасибо за отклик. В моем понимание рецензия - это попытка разъять произведение на части, проанализировать по отдельности, а потом соединить. Отклик нередко демонстирует нечто более ценное - целостное восприятие, несмотря на путанность фраз и "скачки" мыслей. Поэтому он для меня так ценен.
Михаил Близнец[ 03.11.2005 ]
   Хорошо. Значит попал!

 1   2 

Домашнее чтение по выбору ведущего портала
Сергей Балиев
Чёрные липы
В жанре фантастики
Дмитрий Самойлов
Вихри Безвременья
МСП "Новый Современник" представляет
Эльдар Ахадов
Сентябрь
Святослав Огненный
Скажи, застенчивая юность
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"