Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Ведущий портала
Вступление в должности Ведущего портала и Ведущего Литературных проектов МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс.
Голубь на подоконнике у окна палаты обсервации
Буфет. Истории
за нашим столом
Летом о лете
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Конкурс/проект

Все произведения

Произведение
Жанр: Циклы стихов и поэмыАвтор: Vladimir Stockman
Объем: 226 [ строк ]
ЛЕГЕНДА О РЕГУЛИРОВЩИКЕ
1.
 
Проходят годы смутной чередой...
У памяти неведомого края
обрывки давних дней перебирая,
я вспомнил вдруг безумца с бородой
в нелепой робе и дурацкой кепке,
что день деньской на городском проспекте,
где будка с газированной водой
напротив обувного магазина,
стоял и проезжающим машинам
таинственные знаки подавал...
 
Бессонницей сраженный наповал
удушливыми южными ночами
я в память, как в заброшенный подвал,
дверь отперев случайными ключами,
спускался. С удивлением глазея
на горы экспонатов давних дней
в запасниках незримого музея,
в хранилищах предметов и теней,
пылящихся без смысла до поры, -
там познавал я правила игры,
в которую играет с нами время.
 
Мы не спешим подробности судьбы
зачислить в категорию событий,
но случай давний и почти забытый
вдруг может стать разгадкой многих тайн.
Страна Вчера огромна, как Китай,
и в ней возможны множества открытий.
 
Итак, я ковырялся в старом хламе
движений, звуков, запахов и форм,
мелькающих, как в бешеной рекламе,
не знающей ни логики, ни норм.
Обрывки чёрно-белых кинохроник,
цветные акварели давних снов,
фигурки носорогов и слонов,
засиженный клопами подоконник,
и лица - сотни, тысячи портретов,
запечатлённых оптикой зрачков.
Как археолог в лабиринте этом
искал я то, что стать могло толчком,
исходным пунктом сложного маршрута
к неясной цели, призрачной как сон...
 
Ночь отступала, приближалось утро,
и вдруг сквозь истеричный резкий звон
будильника, как сквозь звонок трамвая,
почудился знакомый баритон:
«Поберегись! Налево! Проезжаем!»
И я узнал его. Конечно, это - он.
 
 
2.
 
О нем ходило множество легенд.
Мол, дескать, это вражеский агент,
заброшенный для подрывной работы,
мол, в ЦРУ сидят не идиоты:
«легенда» сумасшедшего - верняк,
надёжней «крыши», чем Иван-дурак,
в России нет. Но слишком вжившись в роль,
забыл он место явок и пароль
и тронулся умом на самом деле -
видать спецы чего-то проглядели...
 
Еще болтали: он - учёный муж,
что груш познания объелся ненароком.
Его история должна служить уроком.
Все понемногу всяческую чушь
учили как-нибудь, но он в глубоком
проникновении в сплошную суть вещей
смысл жизни видел и, как царь Кащей,
он чах над книгами. Уже в тринадцать лет
закончив школу с золотой медалью
он получил студенческий билет
и знания своей манили далью...
В семнадцать - он уж кандидат наук,
профессор - в тридцать, в сорок - академик...
Осваивал он гитики наук
не ради славы и не ради денег,
вот-вот, казалось, Истина сама
объявится разгадкой теоремы,
что накорябал на полях Ферма.
Но от мозгов всегда одни проблемы,
и гений втихаря сошел с ума,
на улицу - «косить» под светофор....
 
Но может, это все - досужий вздор,
а было так: сквозь утренний туман
сиял на небе белый шестигранник,
а в нём летел таинственный посланник,
который для межзвёздного контакта
на Землю прибыл. В поле мирный трактор
урчал мотором. Рядом - агроном
и тракторист (приятель агронома)
гасили термоядерным вином
густой пожар похмельного синдрома.
Так звездный странник оказался «третьим»...
 
Мы выпьем литр, и даже не заметим,
но слаб инопланетный организм.
Он пил за галактическое братство
и незаметно так сумел набраться,
что неземной его метаболизм
нарушился. Он напрочь позабыл,
что он - пришелец на чужой планете.
Грустил, пуская слюни, как дебил,
и откликался, если звали Петей.
Его лечили. Но не до конца.
Врачи ему вернули часть рассудка,
но память - нет. Такая злая шутка
постигла межпланетного гонца.
 
Коморка в коммуналке и топчан.
Чужая биография в бумагах.
Он часто просыпался по ночам
и в тесноте земного саркофага
пытался вспомнить. Памяти паук
опутывая липкой паутиной
приоткрывал безумные картины
непостижимые для всех земных наук.
 
Он днём старался в книгах отыскать
разгадку тайны тлеющей в подкорке,
от книг уж места не было в коморке,
но память, не желая оживать,
молчала. Из своей мышиной норки
он выползал наружу в мир людей,
но хаос и бессмысленность пугали,
и книги с новой силой вовлекали
в пространства образов, догадок и идей.
 
Разрегулирован вселенский механизм,
куда идти - никто не знает толком,
да будь ты псом, лисою, или волком -
не разглядеть во тьме, где верх, где низ;
а люди и подавно - стадо стад,
бредёт, не зная, где перёд, где зад
и только блеет, что своей наукой
рассеет мрак. Да сколько ни аукай -
вокруг ни зги на тысячи веков,
лишь лысины учёных байбаков...
 
В нём вызревал порядок простоты,
здесь все не так, не то и не оттуда,
но он вдруг вспомнил - миром правит чудо,
а не холодный хаос пустоты.
Оно ведь рядом, стоит лишь свернуть
за поворот, как сразу станет ясно,
что жизнь не бестолкова, не напрасна,
и полон смысла этот странный путь.
 
Над ним смеялись с пальцем у виска,
земная участь ангелов жестока,
и бирку городского дурака
молва спешит навесить на пророка.
Чудак, безумец, звёздный Робинзон,
смешной «регулировщик» одиноко
на перекресток шел, как в страшный сон,
там управляя хаосом потоков
машин и тел, ползущих еле-еле,
указывал им путь к заветной цели.
 
А время становилось на дыбы.
Базарная торговка перестройки
тащила с исторической помойки
какой-то мусор. Новые жлобы
иною правдой искры выкресали
и на костях противников плясали
победный танец классовой борьбы.
А он бессменно на своем посту
стоял на перекрестке дирижёром,
как будто управлял небесным хором.
Его мы узнавали за версту;
стакан портвейна, чёрствый бутерброд -
невелика награда за юродство...
Пророчества извечное сиротство
лишь от судьбы подачек не берёт.
 
Он говорил, что правда - не в вине,
кто сам не прав, тот ищет виноватых,
а крылья прорастают на спине
у тех, что и без этого крылаты;
вселенная пуста, а если уж,
одна любовь - энергия без меры;
мир - лишь мираж, и только веер веры
в него вдыхает воздух наших душ;
безбрежен свет, что брезжит из сердец -
он освещает путникам дорогу,
и нужно быть готовым к повороту
где всех нас ждёт неведомый ездец...
Он изрекал все эти ахинеи,
мы - слушали и медленно пьянели.
 
И вот однажды мертвенной зимой,
когда мороз стоял почти под тридцать,
народ в кашне и шапки кутал лица
асфальт покрылся плотной белизной,
больной рассвет кряхтя вставал с кровати,
в моторах ртутью застывал бензин
и страшно было выйти в магазин,
и страшно было окна открывать, и -
едва открыв их запирать опять,
казалось, от мороза время вспять,
текло, как жидкий воздух из дюара,
сметая жизнь и мусор с тротуара,
вдруг стало ясно - улиц пустота,
отсутствием зияя, как упрёком,
смотрела в души чернотою окон
в предчувствии костра или креста,
и колыхалась ужасом утраты.
Все люди смертны, но не все - Сократы...
 
Его похоронили... Впрочем, нет -
такой конец банален, как издёвка.
Сияя, неопознанный предмет
висел над городом. Швартовною верёвкой
тянулся лучик-шупальце в окно
его коморки-норки односпальной,
в которой было тихо и темно;
и вдруг раздался светлый звон хрустальный,
как будто лопнула незримая струна,
и тишина иглой вонзилась в зиму,
увидели и город и страна
и целый мир, как небо в Хиросиму
вдруг превратилось; огненной воронкой
разверзлась ночь, таинственный предмет
сверкнув исчез, и вспышки яркий след
вмиг затянулся неба чёрной плёнкой...
 
 
3.
 
Порой проснёшься ночью: «Ё-моё! -
Да где же я?», где «я» - всего, лишь кличка,
а «где» - непостижимая привычка
осваивать случайное жильё,
когда под плотным слоем снов и слов
шевелится подобие улыбки:
тебя ж сюда случайно занесло,
на эту землю, просто по ошибке.
Должно быть стрелочник опять недоглядел,
и поезд под откос слетел с катушек.
Спаслись немногие. Но тайна тлеет в душах,
и манит их в пространства, прочь из тел...
 
 
1987.02 - 2005.05
Copyright: Vladimir Stockman, 2005
Свидетельство о публикации №41577
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19.05.2005 20:53

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Алексей Хазар[ 19.05.2005 ]
   Очень и очень! Поразительно многогранно! Тут и философия, и блестящий юмор, и вселенская печаль! Спасибо!
 
Vladimir Stockman[ 19.05.2005 ]
   Алексей, спасибо Вам за столь лестный отзыв!
   
   С уважением,
   Владимир Штокман
Василиса Акцизная[ 12.06.2005 ]
   Какая прелесть!
   Читаешь -захватывает!
   Во всем согласна с Алексеем.
 
Vladimir Stockman[ 12.06.2005 ]
   Спасибо! Я очень рад что Вам понравилось. :)
   
   С уважением,
   Владимир

Домашнее чтение по выбору ведущего портала
Сергей Балиев
Чёрные липы
В жанре фантастики
Дмитрий Самойлов
Вихри Безвременья
МСП "Новый Современник" представляет
Эльдар Ахадов
Сентябрь
Святослав Огненный
Скажи, застенчивая юность
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"