Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Буриме
Представляем новых членов МСП "Новый Современник"
Хамзет Мусаев
Вы не видели моего счастья?
Новости Региональных отделений МСП "Новый Современник"
День рождения
Михаила Поленок, Калиниградское РО
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Илья Майзельс
Объем: 20362 [ символов ]
Воплощенный медведь. Из книги "Последняя воля"
Всего неделя прошла, как поселился Алексеев в избушке невдалеке от замерзшей речушки. Бывший зек, чудом избавившийся от бандитов, он просчитался: выбирал затаенное место подальше от людей, а оказалось, всего в двух-трех километрах есть какое-то населенный пункт. Накануне Алексеев слышал выстрелы, затем увидел лыжню на плотном, с весенней коркой, снегу - днем он подтаивал, ночью подмерзал, отсюда и корка. По лыжне и рядом с ней тянулась цепочка собачьих следов. Алексеев прошел вдоль лыжни - стороною, близко не приближаясь, пока не увидел издалека первые несколько домов.
На следующий день он опять был в глубине леса - зимние виды, с мазками подступающей весны, его пленяли, а в избушке побыть, наедине с одиночеством, хватало вечеров и ночей. Пленяла и тишина, прерываемая лишь посвистом или постукиванием птиц, поскрипом и покряхтыванием деревьев. В середине дня тишину нарушил и чей-то рев. Алексеев прислушался и понял: это ревел крупный зверь, но не лось и, само собой, не кабан и не волк. Но кто? Медведь? Так ему еще спать и спать в берлоге. И тут страшным воспоминанием пронеслись в сознании картинки недавнего прошлого. Костер, укрытый от ветра корнями вывороченной из земли сосны, двое бандитов, расположившихся у костра, и рядом - он сам, со связанными руками. Потом громадный медведь, вылезающий из берлоги. Алексеев тогда прислонился спиной к ближайшему дереву и, не сходя с места, наблюдал, как разбуженный зверь поднялся на дыбы и с ревом пошел на людей. Один из них вытащил из костра горящий полешек и бросил в сторону зверя. Да неудачно - полешек пролетел мимо, и человек споткнувшись, оказался прямо у ног медведя. Раздался выстрел - это второй бандит выстрелил из пистолета и, похоже, попал. Медведь взревел как-то жалостно, а на левой лапе, в верхней ее части, показалась кровь. «Значит, его ранили… - холодно заметил про себя Алексеев. - Сейчас они пожалеют об этом».
То, что произошло дальше, предвидеть было нетрудно, но смотреть - страшно. Через считанные секунды голова человека превратилось в одно кровавое месиво - не разберешь, где лицо, где лоб, где затылок. А медведь все бил его тяжелыми когтистыми лапами. Второй бандит снова выстрелил, но промахнулся и бросился бежать. Медведь повернулся на звук выстрела и опустился на передние лапы; Алексеев заметил, что левую лапу он поджал чуть кверху. По всем канонам зверь должен был броситься вслед за убегающим человеком, и участь его была бы предрешена: медведь догонит человека, даже если он чемпион по бегу.
- Стой! - закричал Алексеев. - Не беги! - И уже спокойней добавил: - Пусть человек уходит, так будет лучше…
Медведь повернулся на его крик, увидел прислонившегося к дереву человека, сделал несколько шагов в его сторону и снова поднялся на дыбы. Он быстро-быстро дышал, а глаза его были полны яростью. Алексеев вгляделся в эти глаза: влажные, без зрачков, а вокруг них - светлые отметины; показалось, что и эти глаза, и светлые отметины вокруг них он уже видел.
- Ба, - воскликнул Александр, - да ведь мы знакомы! Здорово, брат! Помнишь, виделись с тобой – в конце лета? Столкнулись нечаянно, в кустарнике, я был с одной стороны, а ты - с другой…
Возможно, и медведь узнал Александра - из глаз его исчезла ярость, а взамен появилось спокойное удивление. По левой лапе его текла кровь. По руке Александра - тоже. Медведь потянул носом, обнюхал человека и вздохнул - то ли от боли, то ли еще от чего. И человек, и медведь, оба раненые, только что пережившие сильнейший стресс, теперь смотрели друг на друга как старые знакомые и, переводя дыхание, будто обменивались короткими фразами:
«Помню, брат, помню. Видал, что тут делается, в лесу? - будто говорил медведь. - Никакого покоя нет, даже зимой…»
«И не говори, - отвечал Александр, тоже, наверное, будто. - Не больно тебе? Ничего, рана у тебя пустяковая, заживет. Но не сразу, ты уж, брат, потерпи…»
«Что делать - придется терпеть… Ты-то как теперь?»
«Да так, хорошего мало…»
«Тоже, смотрю, ранен…»
«И мне досталось. Но, кажется, не так серьезно. Ничего, брат, как-нибудь заживет…»
«Да, как-нибудь надо это пережить…»
«Переживем… Спасибо тебе, даже не знаю, что б со мной было…»
«Да ладно, чего там. Не бери в голову, брат…»
«Хорошо хоть снова увиделись…»
«Да, хорошо…»
«Может, и свидимся еще, брат?»
«Кто знает, брат, может, и свидимся…»
Оба раненых, и человек, и медведь, были спокойны. Позже, но уже без слов, им и в самом деле доведется свидеться, но теперь «братья» посмотрели по сторонам, вздохнули на прощанье - и каждый пошел своей дорогой.
У Алексеева защемило сердце - вдруг это тот самый медведь, давний его знакомый? «Брат» со светлыми отметинами вокруг глаз, спасший его от бандитов? Неужто он не залег снова в берлогу? Раненный в переднюю лапу, неужто он стал шатуном, озлобленным и голодным? «Может, и свидимся еще, брат…» - «Кто знает, брат, может, и свидимся…»
Тяжелое предчувствие охватило Алексеева. Он направил лыжи в сторону, откуда доносился звериный рев; точно подстегивая его, раздались выстрелы, лай собаки и крики человека, снова выстрелы - и тишина. Приблизившись к месту происшествия, он услышал поскуливание собаки. Она лежала на снегу рядом с невысоким, залитым кровью охотником, очевидно, этот был манси, и здесь же лежал на боку громадный - и тоже в крови - медведь. Человек был без сознания, а медведь - мертв, только глаза у него были открыты. «О, Боже!» - воскликнул про себя Алексеев. Вокруг глаз медведя были светлые отметины, а на передней лапе - едва зажившая, покрытая толстой коростой рана. Предчувствие не обмануло человека...
- Вот и свиделись, - тихо сказал Алексеев. - Прости меня, брат, что опоздал, что не смог тебя выручить…
К вечеру он доставил отогревшегося у костра охотника, его звали Никитка, в старое мансийское поселение. По дороге охотник держался мужественно и, превозмогая боль, даже пытался острить. Алексеев вез его привязанным к широким охотничьим лажам, а охотник хрипел, натравливая на себя собаку, бежавшую рядом:
- Я - мясо! Лосятина! Ганс, откуси от меня кусочек…
У одного из манси был снегоход, на нем Никитку повезли в ближайший поселок, оттуда можно было вызвать санитарную машину.
Заночевал Алексеев в Никиткином доме, а наутро, взяв с собой лопаты и топоры, он и двое мужчин-манси пришли на место вчерашних событий, расчистили оттаявшую площадку на кострище и топором да лопатами вырубили-выкопали в земле огромную яму.
В ней, этой вечной берлоге, устланной еловыми лапами, и похоронили медведя. Но сначала Алексеев посидел один рядом с мертвым, окаменевшим на морозе зверем…
Манси стояли в десятке метров и с суеверным страхом смотрели на неизвестного человека, явившегося неизвестно откуда и как с родичем или близким другом прощавшимся с мертвым медведем. Один из них только спросил вначале, зачем, мол, нужна эта яма, не лучше ли снять с убитого шкуру, а тушу разрубить на мясо? А другой, перебивая первого, спросил прямо: «Кто он тебе? Зачем хоронишь его - как человека? И кто ты сам?»
- Этот медведь - мой брат, - ответил Алексеев. - Он был последним, кто знал меня по прошлой жизни. А теперь я и сам не знаю, кто я, как меня зовут сейчас и как будут звать завтра…
 
Вернувшись в деревню, Алексеев заснул как убитый в Никиткином доме.
Разбудил его стук в дверь. Алексеев открыл дверь и увидел у порога двух женщин-мансиек: одна в годах, другая молодая, обе были в национальной одежде из меха.
- Пойдем с нами, - сказала та, что в годах.
Небо уже серело - вот-вот, и наступят сумерки. Женщины провели Алексеева в один из домов, где его ждал старец лет восьмидесяти.
- Сочувствую тебе, брат умершего медведя, - произнес старик. - У тебя нет ни дома, ни имени. Живи с нами, мы дадим тебе и то, и другое. Прошлым летом пропал мой племянник. Возможно, он утонул - мы нашли лишь перевернутую лодку. Его не стало, потому что он пил слишком много. Я думаю: тебя прислали нам вместо него. Вот его документы, возьми их и займи его место...
Как выяснилось, старец был последним из шаманов этого мансийского поселения. Услышав рассказ тех, кто помогал Алексееву хоронить «брата-медведя», старец принял его за «воплощенного медведя». Для последнего из шаманов это стало наконец тем зримым проявлением высших сил, которого он и ждал, может, всю жизнь.
Благодаря старцу, «воплощенный медведь» явился в мир под именем пропавшего Николая Курикова, пьяницы и гуляки; по документам он был моложе Алексеева почти на четыре года.
Манси отнеслись к Алексееву-Курикову трепетно и с невиданным для него почтением. В тот вечер они истопили баню (вернее - ее подобие), накормили лучшими, по их понятиям, яствами, а затем те же две женщины отвели его в один из домов. Перед тем как зайти в него, они проложили от дома к лесу длинную - метров пятнадцать - веревку и тонкой струйкой полили на нее керосином из маленькой бутылки.
- Злой дух, уходи из дома, - хором произнесли женщины и подожгли веревку. - Уходи, уступи место хозяину…
Веревка загорелась, огонек побежал по ней, но метра через два остановился - ветром задуло или керосин не попал на этот участок - и стал просто тлеть.
- Злой дух, уходи, не пытайся остаться, уходи, не пытайся остаться, - затараторили женщины и, подбежав к участку, где остановился огонь, капнули на него из бутылки. Огонь снова вспыхнул и быстро добежал до конца веревки.
- Злой дух ушел! - воскликнула женщина в годах. - Добро пожаловать в дом!
Они вошли в дом и через прихожую провели его в большую комнату. Там все уже было прибрано, печь с уходящей в окно трубой растоплена, перед широкой кроватью, застеленной медвежьей шкурой, лежали шкуры оленей. Оленьи шкуры висели и на стене, а со столика в углу пустыми глазницами смотрел череп столь почитаемого среди манси медведя.
«Вместо иконы», - подумал Алексеев, но прав был только отчасти: медведь, дальний «родич» и культовый покровитель манси, в то же время был их извечным соперником, а при случае - удачной добычей: блюдом на стол, деньгами на водку, если хватало - и на другие, менее значимые потребности. Однако, извирая события, вину за убийство почитаемых зверей манси сваливали на духов либо устраивали особые игрища для примирения с душами убитых «родичей».
Тем временем Алексеева чуть ли не за руку препроводили к кровати («Опять на нары», - с усмешкой подумал он, ощутив обычные доски под постельными принадлежностями). Женщина в годах куда-то исчезла, и получилось, что в избе осталась только молодая. Она помогла мужчине раздеться, а затем юркнула вслед за ним под медвежье покрывало… Не сразу до него дошло, что вместе с паспортом Николая Курикова Алексеев обрел и жену - Ольгу, с которой, как оказалось, давно был в браке.
- Медведь, медведь… - шептала она, с лаской и шутливым упреком: мягко говоря, Алексеев давно не был с женщиной и теперь накинулся на мансийку, точно голодный и неуклюжий зверь. Но, возможно, она и в самом деле приняла его за медведя, воплотившегося в человеке. Так или иначе, думать об этом Алексееву не хотелось…
Однако спустя несколько месяцев он дал еще один повод предполагать его «воплощенность» или иное родство с медведями. Это случилось во время выборов, в августе того же года.
Обычно членов избирательной комиссии забрасывали сюда на вертолете, и всегда, впереди избирательных урн и стендов с информацией о кандидатах, на землю выкладывались ящики с водкой, сгущенным молоком и консервами, а также курево, разные кастрюльки и металлическая посуда, нехитрые предметы обихода, яркие тряпки. И только потом, на быстро подготовленном участке, начиналось избирательное действо: манси были довольны и, послушные указаниям членов комиссии, быстро исполняли свой гражданский долг. Но не было б водки и всего остального - мероприятие было бы сорвано: обычные выборные агитки тут не действовали, страха эти люди не ведали.
Однако один человек ведал-таки страх в тот день. Это - «Николай Куриков»; с замиранием сердца шел он на выборы, под руку с Ольгой, молодой женой. Ростом он был чуть выше среднего и тем отличался от невысоких, как правило, манси. Бородатый, с усами и полуседыми бакенбардами, вовсе не узкими, как у манси, серыми глазами, он мало походил на гладковыбритого молодого человека с фотографии на паспорте, который он держал в руке. Хорошо еще, что вклеена эта фотография была лет двадцать назад, хоть какой-то довод будет - на случай сомнений. И хорошо, что рядом Ольга, невысокая, темноглазая мансийка - Алексееву уже нравился немного суженный разрез ее глаз; наверное, она и по европейским понятиям была симпатичной. За эти месяцы Алексеев к ней так привязался, что порой готов был выплеснуть ей и всю правду, хотя она и не спрашивала его ни о чем.
Ольга держала его за руку, старалась отвлечь какими-то пустяками, и все же Алексеев был скован. Ему все думалось, что на него и на его паспорт все только и будут глазеть. И особенно - люди из райцентра, прилетевшие в этот медвежий угол.
Но… медведь и выручил его, переключив на себя все внимание. Опередив Алексеева, косолапый ворвался на избирательный участок, расположенный у края поселения, прямо напротив леса, и разворотил на нем все подряд. Как сообщали потом в газетах, «таежный житель, не включенный в списки избирателей, решил, видно, выразить протест против строительства газопровода Уренгой-Ужгород - его начали прокладывать по местам, где раньше властвовали лишь медведи да манси, тихие лесные люди. В их угодьях рубился лес, возводились компрессорные станции, и вокруг все гудело, даже небо: часть оборудования для газопровода доставлялась на вертолетах. Это ли не нарушение медвежьих прав! И медведь протестовал, громко и грозно, а свою волю «гражданина тайги» выразил на избирательных бюллетенях: на некоторых из них, полуразорванных или смятых, явственно проступали отпечатки медвежьих лап…»
Бюллетени с результатами «медвежьего голосования» были сложены в отдельную папку и переданы в райком партии - подобно бюллетеням, на которых обнаруживались записи с высказываниями в адрес властей. Поскольку они несли информацию об отношении к властям, настроениях и положении дел на местах, было желательно, чтобы такие бюллетени находились на каждом избирательном участке. И они находились: патриотические лозунги и одобрительные высказывания сочинялись заранее. Иногда эта предусмотрительность и подводила товарищей на местах: выполнив «план по лозунгам», они расслаблялись и потом краснели за пропущенные бюллетени с выражениями далеко не хвалебными. Порой это были просто доносы: этот начальник пьет безмерно, этот ворует безбожно, а этот живет с бухгалтершей…
Но об одном высказывании, прозвучавшем на тех выборах в мансийском поселении, партийные товарищи узнали и по сообщениям из газет.
События там развивались такие. Во время медвежьего «голосования» члены комиссии и голосующие разбежались в разные стороны, и на участке остался только Алексеев. Ольгу он отправил к одному из манси, который уже стоял в стороне с ружьем наизготовку. «Не давай ему стрелять!» - крикнул Алексеев Ольге и подошел к опрокинутому столу, вокруг которого было рассыпано много выпечки - пирожков, коржиков, слоенок и пряников; тут же валялись и пластиковые подносы. Алексеев сгреб на поднос кучу разной вкуснятины и стал подзывать к себе непрошеного «избирателя».
- Миша, Миша, иди ко мне, Миша! Да оставь ты эту собаку!
Медведь все огрызался на какую-то дворняжку, но вот он повернулся к человеку и застыл в нескольких метрах от него.
- Хорошо, Миша, - продолжал Алексеев, - молодец. Теперь иди ко мне, не бойся. Покушай, это так вкусно… - И бросил несколько эклеров прямо к ногам медведя.
- Кушай, Миша, кушай, вкусно-то как! - Алексеев взял с подноса эклер и на глазах медведя стал уплетать его и похваливать: - Ах, как вкусно! Возьми, Миша, попробуй! Тебе понравится…
Наконец медведь осторожно наклонил голову к угощению, понюхал и съел его с видимым удовольствием.
- Ну вот, Миша, убедился - я тебя не обманываю. Зачем обманывать? Ты и я - оба мы дети природы, как ты к ней, так и она к тебе. Возьми еще пирожки, они тоже вкусные, попробуй - сам убедишься…
Алексеев взял с подноса несколько пирожков и также бросил их медведю, только чуть в сторону, ближе к лесу. Пока медведь ходил к новому угощению, Алексеев отнес поднос с выпечкой еще ближе к лесу, положил его на траву и с парой пирожных отошел от него всего на несколько шагов.
- Ну что, Миша, тебе понравилось? Я знал, что понравится. Подойди к подносу, там много чего вкусного. Посмотри… - И бросил пирожные прямо на поднос.
Однако первой к подносу подскочила собака, схватила какой-то пряник и отбежала в сторону. Медведь заворчал и, будто нехотя, то и знай оглядываясь на стоящего невдалеке человека, подошел к подносу, обнюхал выпечку и стал поедать ее, урча, как довольный кот.
- Ешь, Миша, ешь, сейчас я тебе еще принесу… - Алексеев сходил к опрокинутому столу, набрал еще один поднос с выпечкой и вернулся на прежнее место.
- Ну как, Миша, вкусно? Я так и знал. Ешь, Миша, ешь, - Алексеев подождал, когда медведь управился с первым подносом, и пошел в сторону леса, подзывая его за собой.
- Пойдем, Миша, за мной, на прощание я тебя еще угощу, тут много чего вкусного.
По пути Алексеев кидал медведю различное угощение и все нахваливал его:
- Хороший Миша, послушный. Иди за мной, иди. Послушный Миша…
Медведь, уплетая выпечку, шел за ним как послушная собачка. Наконец Алексеев положил поднос у края леса и отошел на несколько шагов в сторону.
- Поешь, Миша, еще. Поешь на прощанье, тут мы с тобой и простимся… Может, и свидимся еще, мы ведь теперь друзья… - И пока медведь доедал угощенье, Алексеев продолжал с заметной грустью. - Так ведь, Миша? Среди медведей у меня был уже друг, даже брат, с такими светлыми отметинами вокруг глаз. Однажды он так меня выручил… А я не смог ему помочь, пришел слишком поздно. Только похоронил его, как брата…
Съев угощение, медведь уставился на человека, ожидая продолжения «банкета».
- Еще хочешь, Миша? Но у меня нет больше, нет.
Но медведь все ждал, поглядывая то на одну руку человека, то на другую.
- Нет у меня больше, Миша, нет. Видишь, - Алексеев вытянул вперед руки, - и в руках ничего нет. Правда, ничего нет.
Но медведь с капризным ревом поднялся на задние лапы и закрутил головой.
- Нет у меня, Миша, ничего больше нет. Не обижайся. Я теперь всегда буду носить с собой что-нибудь вкусное, и, как увидимся, я тебя опять угощу. Иди к себе, Миша. Иди в лес, там сейчас хорошо, черника поспела, брусника, скоро и шишки пойдут...
Будто понимая его, медведь опустился на передние лапы, посмотрел в сторону леса и опять уставился на Алексеева.
- Иди, Миша, в лес, иди. В лесу много всего, до зимы вволю отъешься. Только берлогу устраивай потом где подальше. Чтоб дорог лесных не было рядом и людей…
Со стороны все это выглядело как дружеская беседа, и расстались они как друзья, разве что по плечу друг друга не хлопали. Медведь ушел в лес, а Алексеев вернулся на избирательный участок и, точно не замечая, что люди смотрят на него с круглыми от изумления глазами, кивнул Ольге:
- Ну, как тебе Мишка?
- Ты что - укротителем был? - спросила она вместо ответа. И добавила не без иронии: - Или и он твой брат?
- Нет, брат у меня был только один.
- А этот кто?
- Этот? - переспросил Алексеев и ответил, внешне - на полном серьезе: - племянник.
- Спасибо, товарищ, спасибо! - подлетел к Алексееву строгий мужчина в очках, видимо, старший в избирательной комиссии. - Этот медведь чуть не сорвал нам выборы…
- Да, нет, Мишка этот хороший, мы с ним хорошо поговорили…
- Да-а? - изумленно и в то же время подозревая подвох, воскликнул строгий мужчина. - И что он вам сказал?
- Он сказал, что всегда был за советскую власть…
- Прекрасно! Я обязательно скажу об этом в райкоме. И сообщу в редакцию, пусть так и напишут, немного юмора не помешает, - разошелся строгий мужчина в очках. - А как ваша фамилия?
- Алексеев, - ответил тот.
- Алексеев? - задумался мужчина. - Что-то не помню я эту фамилию в списках.
- Как, разве его нет в списках? - спохватившись, Алексеев снова стал шутковать.
- Кого нет в списках? - испугался представитель избирательной комиссии.
- Медведя этого - Алексеева. Фамилия у него такая.
Строгий мужчина в очках засмеялся.
- На нашем участке даже медведи голосуют за советскую власть! - чуть позже радостно сообщал он по рации своему начальству.
Эта фраза стала крылатой - о происшедшем в отдаленном мансийском поселении было рассказано не в одной газете…
Copyright: Илья Майзельс, 2021
Свидетельство о публикации №396329
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 20.02.2021 20:02

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
МСП "Новый Современник" представляет
Елена Крылова
Шмели
Наши новые авторы
Анна Демина
Цыганский табор
Философия времени
Ирина Азарова
Проснуться и увидеть новый день
Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"