20 ноября стартует традиционный конкурс «Самый яркий праздник года». Приглашаем всех! Правила участия в Положении (левая колонка)
Семейная реликвия Александра и Павла Баршак, известных деятелей кино
Послесловие автора








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Надежда Рассохина в проекте критики "Мнение"
Чай с мухомором...
Смеемся и критикуем!
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник года-2020"
Информация и новости
Кабачок "12 стульев" представляет
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Светлана Ливоки
Объем: 26962 [ символов ]
КУДА ВЕДЁТ ТРОПА
Смоленск встретил наш тринадцатый поезд, прибывший из Москвы, по-православному. На каждом пригорке по культовому сооружению: на небольших пригорках - церквушки, на холмах побольше - по массивному храму.
- Когда будем в Бресте? - как можно приветливее спросил я у проводницы во время остановки, когда, перекурив, поднимался в вагон с платформы, при этом я догадывался, что суровая крупная женщина- проводница “держит на меня зуб” после моих неоднократных обращений за кипятком, которые отвлекали её от занятий своими делами.
- В девять с чем-то... Смотри расписание! - в подтверждение моих догадок буркнула она мне, нехотя, и демонстративно отвернулась.
“Спасибо и на этом”, - подумал я про себя и пошёл искать расписание.
Я обнаружил листок с ним, прикреплённым к стене коридора вагона, и оказалось, что, действительно, в двадцать один тридцать девять наш поезд должен прибыть в Брест, а стоянка там - целых полтора часа. Изучив весь маршрут, я обнаружил, что на территории Польши мы будем проезжать город с названием Жепин. Это меня развеселило: я не мог представить себя жителем города с таким названием! А какой русский захотел бы именоваться жепинцем?
Понимая, что больше занять мне себя нечем, что развлечений в этом поезде “Москва-Берлин” - не отыскать, я возвратился в купе, где всё это время находилась моя соседка - моложавая улыбчивая тётенька интеллигентного вида, возраст которой мне - тридцатилетнему мужчине определить было трудно, поскольку все женщины, старше сорока пяти лет казались мне тётеньками, годившимися мне в матери.
Когда мы с моей попутчицей исчерпали все краткие темы, с которых после поверхностного знакомства обычно начинается разговор у людей, оказавшихся в одном купе, она сказала мне: “Я была в Смоленске. Какой же там великолепный Успенский собор! После Киево-Печорской Лавры второй раз сильно впечатлилась... А вы не были? Обязательно нужно побывать...,” - а потом предложила, - “ А давайте поговорим с вами о Боге!?”
“Ну, вот, здрасьте, нарвался на блаженную...”, - подумал я про себя слегка обречённо, но потом решил - “Да, ладно, выслушаю тётеньку, деваться-то некуда до остановки в Бресте, где она должна сойти... ”.
Усаживаясь удобней на откидном сиденье у столика напротив нижней полки, где сидела женщина, я весь превратился в слух, и она начала.
 
Тема эта серьёзная и, скорее всего, я не вправе праздно распространяться о том, что есть для меня Бог. Это дело святых отцов - батюшек разъяснять, чтобы не исказить смысл и не навредить чьей-нибудь душе. Да простят они меня, ведь я ни в коем случае не ставлю себе задач просвещать и убеждать в существовании Бога, не собираюсь углубляться в историю и приводить примеры послушания святых отцов-просветителей - основоположников православия! Я просто попытаюсь рассказать вам об ощущениях путника, который однажды ступил на тропу, ведущую к Богу и пошёл по ней вперёд...
Родилась я в советское время. Мне кажется, что ваши родители - примерно моего возраста..., может, рассказывали вам они о том, что тогда было за время? Лично я воспринимаю его в духе тогдашних речевок, типа “мы говорим партия - подразумеваем Ленин”, о нём вполне можно сказать: “мы говорим “советское” - подразумеваем “безбожное”. А пик безбожия в нашем государстве, по моему мнению, пришёлся как раз на шестидесятые годы двадцатого века. Храмы, разрушенные в тридцатые годы с приходом советской власти до основания и частично разрушенные, не действовали. Обезглавленные, лишенные своих основных украшений и символов предназначения - куполов и золочённых крестов, они превратились в обыкновенные пригодные к эксплуатации здания, которые приносили пользу людям, надругавшимся над святостью веры, и выполняли роли заводских, фабричных ремонтных и складских помещений. Были ещё исторические древние храмы, которые были сохранены, благодаря неизвестным тогдашним деятелям, не допустившим святотатства и уничтожения стен, расписанных известными живописцами, древних икон и образов, вековой церковной утвари, чья рука во время гонений на церковь всё-таки дрогнула. Имея звания исторических объектов и музеев, эти храмы являлись подтверждением того, что наша страна чтит свою историю, несмотря на то, что в глазах мировой общественности слывёт варварской страной.
Но действующих церквей тогда было раз, два и обчёлся, в буквальном смысле - один храм или монастырь на крупный или средний населённый пункт - город или приличный посёлок, опять же для того, чтобы там за бугром не думали, что у нас нет свободы вероисповедания. Малое количество позволяло следить за “порядком в умах граждан”. Церковные таинства, о проведении которых ведутся записи в храмовых книгах, негласно находились под запретом, а к настоятелю регулярно наведывались представители из ближнего райкома, дабы ознакомиться с записями о том, кого крестили, венчали или отпевали. И, не дай Бог, если в этих мероприятиях принимали участие советские граждане - члены ВЛКСМ и КПСС! Выгоняли тогда таких с треском из-за мракобесия - сначала из доблестного союза и славной партии, а затем, проставив клеймо “верующий”, с работы. Вот, такие времена были у нас...
Родители наши - детей моего поколения в преимущественном большинстве своём были рождены в годы отречения от веры, и мы со старшими братьями и сёстрами были уже чистейшими атеистами. Нас не крестили, мы не носили крестиков на шее, никто не осенял себя крестным знаменем и не знал текста “Отче наш...”, не говоря уже о других молитвах, а в домах наших не было икон. Из церковных праздников существовала только Пасха, которая ассоциировалась народом с потусторонним миром: красили яйца, выпекали куличи и дружно шли на кладбища, чтобы на могилах своих близких и родных устроить застолье с друзьями и родственниками. И Рождество не было всеобщим праздником, а было днём рождественских гаданий для девочек, девушек и женщин страны. Для всех, кто не гадал, - просто знаменательным днём, находившимся по средине между праздниками Нового и Старого Нового годов.
Это сейчас, спустя годы я понимаю, что наши несчастные родители, сознание которых в детском возрасте подвергли ломке, заставив отречься от Бога и снять крестики, в свою очередь обрекли нас-своих детей на безбожное существование, а тогда я даже об этом не задумывалась и прекрасно себя чувствовала, проживая пору радостного и счастливого детства - одна из миллионов своих ровесников целой страны. Теперь-то мне известно, что Господь хранит детей и крещённых, которые уже на законных основаниях под Его защитой. И не крещённых тоже хранит и смотрит с сожалением, как постепенно засоряются чистые сосуды их душ, прекрасно зная, что не они за это в ответе. Лет, этак, до двенадцати Бог рядом с детьми, не вмешиваясь...
Вот, только подальше от столицы и центральных городов - в малых городах, сёлах и деревнях православная вера более-менее существовала: крестики на шее носили, иконы в доме в красном углу..., слова молитв знали и без таинств не обходились - получали Божье благословение у батюшки в церквушке, когда возникала необходимость. Там, она, видать, обитала и хранилась до наших дней, когда пришла пора из подполья выходить...
И у меня, Слава Богу, имелась бабушка, проживающая в глубинке и от которой в семилетнем возрасте я впервые услышала о существовании Господа Бога. По вечерам она зажигала лампадку перед иконкой и молилась, а однажды утром отвела меня в небольшую церковь при кладбище, чтобы я знала, где находится Божий дом. Это событие, безусловно, впечатлило меня-ребёнка и осело в памяти, но, возвращаясь от бабушки домой, где меня ждали друзья и родители, я продолжала жить, как все дети, не задумываясь, импульсивно, как душе моей было угодно в предлагаемых советской жизнью обстоятельствах. Хотя с тех пор, бывая рядом с каким-нибудь храмом, я вспоминала о своей бабушке и шла туда. В то время в храмах почти не было народа, только пара старушек каких-нибудь молилась у икон, и всё. А, вот, чтобы свечки продавались, я не помню: ящик с ними стоял неподалёку у входа - бери и ставь, сколько хочешь! И помнится мне, что обычно я брала одну и шла к самой большой иконе Иисуса Спасителя. Ставила свечу в подсвечник и, не отрываясь смотрела на лик, поражаясь необычной притягательности грустных строгих глаз Всевышнего. Так и стояла по нескольку минут, испытывая ощущение “старины глубокой”, поражаясь своеобразности иконописи, как вида изобразительного искусства, пока думалось мне обо всём этом. А потом, оглянувшись по сторонам, чтобы никто не видел, я скорёхонько осеняла себя крестным знамением и, сомневаясь в том, что правильно перекрестилась (справа налево или слева направо), спешила к выходу из храма.
Жизнь моя и моих ровесников шла одним маршрутом: закончил школу - продолжаешь обучение, приобретаешь специальность - идёшь на работу, ну, и всё остальное: дружба, любовь, брак, рождение детей, решение квартирного вопроса. Примерно в вашем возрасте - на третьем десятке лет мы дружно встретили девяностые. Во, где безбожие явило себя! Некоторые люди до сих пор называют это время настоящим испытанием на прочность. Целая страна следовала гибельным курсом к исчезновению по примеру Библейских городов Садома и Гоморры... Некоторые люди до сих пор называют это время падения строя и нравов - настоящим испытанием на прочность.
Но честно говоря, мне повезло довольно безоблачно пережить самую страшную пятилетку этого десятилетия. Я была замужем. Мой супруг со своими партнёрами открыл тогда пару совместных предприятий, затем издательство, потом на долях организовал свой банк и продолжал создавать свою империю, так что в материальном плане в моей семье всё складывалось до такой степени неплохо, что нам казалось, что земной шар крутится под нашими ногами и ногами таких же, как мы - молодых, предприимчивых, умных и бесстрашных. Лучшие рестораны, первые иномарки и салоны красоты, начало зарубежных вояжей и приобретение ценностей и собственности и новые возможности, которые открывались одна за другой. Каждый день первых лет этой пятилетки мы жили в стойком ощущении того, что не надо обуздывать и притормаживать свои мечты...
Это теперь я знаю, что Вседержитель не возражает, когда человек трудится и стремиться к лучшему. Он позволяет ему подняться в гору, но с этого момента неусыпно наблюдает за тем, чтобы человек не возомнил себя всесильным и равным..., когда самость берёт верх, и лукавый начинает диктовать человеку “давай-давай не останавливайся, давай выше и дальше других”. Тогда Господь и вмешивается и посылает предупреждающие знаки “дальше пути нет”, а если тот не внял - дело плохо. Мой муж не внял, потому что уже видел верхушку желанной горы в каком-то километре перед собой, и, хотя предупреждающих знаков было множество и опасность витала в воздухе, остановиться ему было трудно, это означало бы потерять всё, что заработал и приобрёл, и он пошёл напролом... И его не стало. На чьих руках его кровь, на руках партнёров или конкурентов - до сих пор неизвестно. Что было со мной после этого? Вам интересно?
 
Я кивнул, поскольку мне действительно уже было интересно что было с нею, и чем в результате закончится наш разговор о Боге.
 
Горевала я сильно и долго. Пыталась выпивать, чтобы утешиться, но не очень-то это у меня получалось, не утешало и не нравилось, а, главное, не глушило страх... Я страшно боялась тогда за жизнь свою и жизнь своего ребёнка, ведь по наследству все дела, всё имущество переходило мне, и предчувствовала, что за нами и оставшимися деньгами мужа может начаться охота. Охотниками могли быть кто угодно - люди партнёров, бандюки, милиция... Я тогда боялась всех. Но мне неожиданно повезло... (Женщина прервалась и рассмеялась) Адвокат, которого партнёры мужа прикрепили ко мне, оказался мошенником - он был куплен и воспользовался ситуацией: тем, что в то время я была немного не в себе. Подписывая всё то, что он мне подсовывал, я в конечном счёте сама себя лишила всего и проблем, которых боялась. Мои близкие тогда были шокированы тем, что я стала нищей и настаивали на том, чтобы я начала добиваться возврата большинства активов во имя справедливости. Они убеждали меня обратиться в суд, но, нет, я совершенно не хотела ни с кем воевать, потому что ни сил ни желания у меня не было...
Сейчас я понимаю, что таким образом, “Бог отвёл меня” от борьбы за богатство, в которой я могла пострадать. Я была Ему небезразлична. Но, прежде чем взять под свою защиту, Он послал мне, живущей во грехе, следующее тяжёлое испытание. Это случилось где-то через год после трагедии, когда я почти вернулась к нормальной жизни: пришла в себя, обустроилась в новой маленькой квартире, отдала ребёнка в прекрасный детский сад, подыскала себе приличную работу, даже начала встречаться с друзьями, чтобы оживить и разнообразить свою вдовью жизнь...
Женщина замолчала, и, как мне показалось, раздумывая, немного взгрустнула, после чего внимательно посмотрела на меня:
- Продолжать?
- Да-да, пожалуйста, продолжайте! - с готовностью ответил я.
 
Я почти расслабилась на тот момент, и друг у меня появился, короче, с ним появилась моя небольшая личная гора, на которую я стала взбираться. Она-то меня и сбросила. Можете себе представить: обычное недомогание и, оттягивая свой поход к врачу, ты глушишь его таблетками, которые не помогают тебе, а ночами тебе не дают спать какие-то странные боли, а человек, который ещё немного и станет твоей судьбой, начинает говорить тебе, что ты плохо выглядишь? А дальше: ты идёшь в поликлинику, приходишь туда, и врач даёт тебе направление на анализы, а когда ты повторно являешься за результатом, оказывается, что ты пришёл не за результатом, а за приговором, потому что врач говорит, что у тебя онкология...
Женщина замолчала, а мне показалось, что стук колёса нашего поезда участился и стал чеканной дробью
- Да... - промолвил я, не зная что сказать.
- Ну, да.., что тут скажешь..., - будто читая мою мысль, поддержала диалог рассказчица и продолжила:
И началось моё испытание: три месяца в больнице, разные болезненные исследования, врачебные консилиумы по поводу того - делать мне операцию или поздно. Мой молодой человек ездит ко мне каждый день, а я видеть его не могу, да, и никого, собственно, не хочу видеть - со всеми уже мысленно распрощаться успела за это время, пока лежала там. Насмотрелась многого: как, после операций этих люди в полных инвалидов превращаются, прежде, чем их выпишут дома умирать, или вообще прямо там в больнице... Я так не хотела: не хотела бороться за свою жизнь, и, смирившись, предпочла молиться Богу, к которому душа моя вдруг отчаянно потянулась. Но молилась неумело я не о себе, а о том, чтобы Он сберёг моих родителей и сына после моего ухода...
Это теперь я уже знаю, что смирение - главное качество, которое должно быть у человека, когда Бог посылает ему испытание. А потом, если только Он не откажется от тебя, - потребуется терпение пока Всевышний будет исправлять гиблую ситуацию, в которую попал грешник по собственной воле. Но это потом, а в первую очередь всё же смирение!
Интуитивно я, видимо, правильно себя вела, потому что чудо со мною случилось... Нет, я не выздоровела сразу... А какой кролик выздоровеет сразу после серии затяжных опытов над ним? Но, всё же, каким-то чудом, спустя три месяца, по результатам последнего обследования мой диагноз не подтвердился, будто рассосался! Удивлённые врачи выписали меня домой не умирать, а жить, и ещё целый год после этого я приходила в себя. А, когда пришла более-менее в норму, первым делом пошла в церковь и покрестилась. Так я пришла к вере, но потом ещё длительное время ушло на то, чтобы убедиться в том, что раз, уж, ступила на тропу к Богу, - надо идти вперёд, а не оглядываться назад и не ждать, что прошлые радости к тебе вернуться в том же виде...
Я же в первое время, как только почувствовала себя здоровой, решила, что должна себе вернуть всё, что потеряла - материальную независимость, весёлый круг друзей, личную жизнь. Но первым делом развалились мои отношения с моим душевным другом (психика его не выдержала этой эпопеи с больницей, в которой он меня наблюдал не в лучшем виде). А дальше, вроде бы, если начинало складываться что-то, в последний момент оказывалось, что навстречу мне шло иное: работа нашлась интересная, но мало оплачиваемая, образовался новый круг друзей, но им было не до веселья, поскольку теперь меня окружали люди среднего достатка и им надо было “сутками гореть на работе”, чтобы безбедно существовать, а личная жизнь, по-прежнему, не налаживалась, хотя многие обращали на меня своё внимание. Конечно, мне - избалованной в прошлом было трудно принять настолько изменившуюся жизнь: я сетовала, горевала, и, вспоминая свои страдания, обижалась на Бога. Но моя жизнь от этого становилась только хуже. Подрастал сын и подростковые его эксперименты расстраивали меня, родители старели и болели и к моим собственным проблемам добавился груз семейных проблем. Иногда мне казалось, что этот груз невыносим, а рядом не было никого, чтобы помочь. В ту безрадостную пору , и, наконец, вспомнила о Спасителе и пошла в Храм.
Тот свой осознанный визит в Божий дом я помню хорошо. Я помолилась, поставила свечки к образам, написала записки о здравии и об упокоении своих близких и родных, и мне стало гораздо легче, я, как-будто разделила тяжесть груза... Уходя из Храма, я купила в церковной лавке небольшую книжку, которая привлекла моё внимание своим названием: “Врачевание наших страданий” по творениям святого праведного Иоанна Кронштадского, и пока ехала домой начала её листать. На одной из страниц я прочла следующие слова: ”Не унывай, когда на душу твою налетают адские тучи, одна другой мрачнее, когда к душе твоей прирождается адская злоба, зависть, сомнение, противление и др.: твёрдо знай, что нахождение этих мрачных туч на мысленный горизонт неизбежно, но оно бывает не всегда и непродолжительно, как в природе нахождение мрачных туч на небо: поносятся да пройдут - и опять прояснится мысленная атмосфера души. В природе необходимо быть тучам на небе и помрачению дневного света, но эти тучи непостоянны, они скоро проходят, и после них возсиявает опять свет, свет солнечный, и притом с новой силой”.
Эти слова были словно обращены ко мне. С этой книжицы и началось моё духовное образование, изучение Божественного смысла православия на практике, но до сих пор, я не могу похвастаться, что много знаю об этом. Я не фанатею, а наблюдаю жизнь, и только изредка выбираю себе какую нибудь книгу в церковной лавке, ориентируясь на название, которое меня привлечёт, а прежде чем купить, открываю её наугад на какой-нибудь странице...
По церковным праздникам и когда потянет меня, вроде, как “душа замусорилась”, теперь хожу в Храм. Дом Божий надо посещать, если хочешь, чтобы Господь к тебе домой потом пришёл. Иначе не найдёт Он тебя, поскольку тех, кто не ходит, как люди говорят, Бог не видит, не знает. А после того, как я усвоила одну истину: “Бог даёт не то, что хочется человеку, а то, что действительно ему нужно ”, - в жизни моей всё постепенно наладилось и устроилось. Жизнь полна маленьких радостей, а все большие приходят в жизнь, как испытание. Теперь меня устраивает моя работа, мои друзья и личная жизнь в том виде, в каком нужно мне. Я не представляю себя без Бога и твёрдо знаю, что именно Он ведёт меня за собою тропой по холмистой равнине, в обход крутых гор, на которые мне не придётся карабкаться с риском свалиться в пропасть.
 
Попутчица улыбнулась мне, и в глазах её промелькнули искорки.
- Вы что-то хотите спросить? Давайте, я попробую вам ответить...
- Я, вот, что хотел сказать, про батюшек этих, - народу они не нравятся: злые, предпринимательством занимаются, “на козе не подъедешь” - многих отпугивают от церкви... - сказал я ей то, что думал.
- Ну, прежде всего, они люди. Принимая сан, - несут свою ответственность перед Богом во много раз серьёзней, и Бог с них спрашивает строго, - будьте уверены! Я знаю об одном таком случае. В церкви поблизости с населённым пунктом, где я живу, в девяностые годы был батюшка. Он был настоятелем в деревенской церкви, был ветераном войны и уважаемым человеком у всего официальных и неофициальных властных лиц в округе. Хорош был этот батюшка и для простых людей: служил с добром и люди любили его. Один грех за ним водился - как выпьет, хулиганил: доставал пистолет и стрелял в воздух, даже в храме. И однажды заболел, да, так, что больше с постели не поднялся. Несколько лет потом лежал, как говорят “растением”, а народ к нему, даже бессловесному и обездвиженному, ходил каяться... Так что у Бога свой спрос с них за грехи, а общаться с батюшками надо. Они получше всяких психологов разъяснят тебе, что с тобой происходит, и ценный совет дадут, как справиться, чтобы не добавить себе и другим огорчений. И есть такие, к которым душа тянется, которым исповедаться - значит получить очищение и верные ориентиры, чтобы там не говорили про попов люди, не пришедшие к Богу.
- А в потустороннюю жизнь души вы тоже верите, в жизнь её после смерти?
- После одного случая поверила, когда провела ночь с пожилой умирающей родственницей в больнице. Умирала она долго и тяжело, и я не одну ночь провела тогда с нею в палате. Всё было сначала, как обычно, а потом началось. Несмотря на большие дозы лекарств, которые ей обычно кололи медсёстры, чтобы больная спала, в четвёртом часу ночи она проснулась и стала вести себя странно: меня не видела и не слышала, а, открыв глаза, лежала на кровати и, приподняв голову, внимательно смотрела перед собой.
Сначала на лице её появилась радость: она улыбалась и слегка кивала, будто обмениваясь приветствием с группой невидимых знакомых ей людей. Мне даже показалось, что губы её шептали их имена, а последним словом, обращённым к неизвестным призрачным образам, было слово “мама”. Лицо её от этого воображаемого общения изменилось, на осунувшемся бледном лице появился румянец, и само лицо будто посвежело и выглядело настолько живым, что я даже начала задумываться над тем, - не позвать ли мне дежурного врача, чтобы он засвидетельствовал начало чудесного возвращения тяжелобольной к жизни, но через несколько минут всё поменялось. Продолжая смотреть туда же, уставившись в одну точку на потолочном карнизе, моя родственница напряглась и в глазах её появился такой страх и ужас, что бедная женщина стала ворочаться в постели, пыталась приподнять свои немощные, обездвиженные болезнью руки, чтобы отгородиться от того, что ей привиделось Я бросилась успокаивать её, что-то говорила, но меня для неё, по-прежнему, не существовало. Через несколько минут картинка снова сменилась на предыдущую, а потом снова на страшную..., так было несколько раз. А ровно в шесть часов утра она умерла, держа мою ладонь в своей руке. Отныне я знала, что буду молиться за её душу, за то, чтобы после Страшного суда душа воспарила и попала туда, где, как ей показали посланники, было тепло и радостно, где находятся светлые души ушедших ранее, кто был дорог человеку, а не отправилась в чёрный и страшный мир, который был показан умирающей, испугавший её...
 
Рассказ моей попутчицы меня, безусловно, впечатлил, как впечатляли когда-то в детстве мистические рассказы Роберта Стивенсона. Но подобного опыта в моей жизни не было, да, и тема православия не очень-то моя. Поэтому в некоторые вещи мне было трудно не только верить, но и представить себе, поэтому я задал женщине ещё один вопрос:
- Вот, вы пришли к вере, когда у вас начали случаться неприятности. А, если бы ничего не случилось? Вон, сколько людей живут счастливо и радуются жизни! Сами живут богато, дети их тоже. Многие из них веруют, но это не мешает им богатеть. Например, правительство наше показывают по телевизору на всяких там православных мероприятиях: крестятся, целуют иконы, жертвуют церкви, показывают, что верят в Бога. И, что? Народу от этого не легче... Получается, что Бог на стороне богатых!
- Иоанн Крондштатский ответил бы вам, ведь это он сказал о богатых: “живущие по своей воле, в роскоши, в удовольствиях всякого рода, одевающиеся пышно и роскошно, предающиеся гордости, честолюбию, зависти, ненависти, скупости, раздражительности, гневу, мщению, блуду, пьянству всем порокам... заживо уловлены без всякого сопротивления в волю диавола...”.
Другие слова святого старца о происках лукавого и нашёптывании им человеку, занятому собой и своими добрыми делами, вполне можно считать пророческими в отношении участия, телевидения и прочих пиар-акций: “...совершенства, превозносящегося собою подозрительны уже по тому самому, что он провозглашает, трубит о них - перед Богом ли только в храме или всем и каждому. Истинное совершенство, истинная добродетель скромна: она любит скрываться в тайне...”.
Ну, о нищих святой праведник тоже сказал, что их “...смиряет нищета и нужда в других людях. Обогати нищих: многие из них забудут Бога, и благодетелей своих, погубят души свои в роскоши мира сего.”
Думаю, достаточно с нас на сегодня душеспасительных бесед, давайте пить чай! - сказала моя попутчица и улыбнулась.
 
Ровно в двадцать один тридцать девять наш поезд прибыл в город Брест. Моя попутчица уже одетая в кроличью итальянскую дублёнку, взяла в руки рыжую багажную сумку из натуральной кожи и, распрощавшись со мною, пожелав мне счастливого пути, пошла к выходу из вагона. Я знал, что её встречают, и мне было любопытно взглянуть кто, поэтому вышел за нею из купе, в коридоре подошёл к окну и стал наблюдать. На платформе стоял какой-то седовласый кент в куртке “Порше” с букетом в руках, и, как выяснилось, он и встретил мою бывшую соседку по купе.
“Странно..., как-то иначе представлялись мне верующие люди...”- подумал я и пошёл курить.
 
А дальше поезд проходил таможенный досмотр. Я даже не понял российские или белорусские проводили его таможенники, настолько они были свои - добрые, крепкие дядьки, обычные такие дяди Васи и дяди Пети, говорившие по-русски. Это, уж, потом польские таможенники выступили контрастом и показались мне сборными бригадами молодёжи, в которых быстро, весело и дружно работали парни и девушки: проверяли документы, большими щупами с металлическими наконечниками дырявили стенки и потолки купе, попутно спрашивая водку и сигареты и не расстраиваясь, если нужного товара у пассажира не находилось, говоря на прощание “До видзеня”. Польшу мы проезжали ночью, и из окна вагона она мне показалась неприглядной - серые мокрые перроны, тусклое освещение и полное безлюдье.
Засыпая, я вспоминал наш разговор с попутчицей и думал о том, а “ступил ли я на эту тропу к Богу”. Мне хотелось думать, что ступил, ведь я с детства был крещён.
Когда я проснулся, настроение у меня было отличное. Покидая Польшу, наш поезд миновал населённый пункт - город Жепин, показавшийся мне из окна купе очень даже симпатичным маленьким городком. А, наблюдая открывшиеся взгляду пейзажи ухоженных полей на территории Германии, я уже думал о том, что не буду торопиться с принятием католичества, которое столько лет изучал в университете, считая его для себя наиболее подходящим из существующих религий - демократичным, возвышающим богоизбранного человека, которым я стремился стать...
Copyright: Светлана Ливоки, 2019
Свидетельство о публикации №386083
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 21.10.2019 23:20

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Жуковский Иван[ 31.10.2019 ]
   Прочитал с интересом.
 
Светлана Ливоки[ 31.10.2019 ]
   И это приятно. Это говорит о том, что автору удалось увлечь читателя, что тот не
   станет сожалеть о времени, потраченном зря...:)
   Спасибо Вам, Иван!
A.Vladimirov[ 12.11.2019 ]
   Тропа к Богу ведёт...
 
Светлана Ливоки[ 12.11.2019 ]
   Всё не зря и всё неслучайно, если Бог ведёт... Жаль только, что человек это сразу
   не понимает, только после того, как поблудил, свернув с тропы :)
Светлана Ливоки[ 12.11.2019 ]
   Ну, тебя, судя по всему уже не свернуть :))
A.Vladimirov[ 12.11.2019 ]
   Постараюсь не свернуть куда не надо....
A.Vladimirov[ 15.11.2019 ]
   Ещё читаю Свет....
   ...за руку ее держишь...видения ада,рая...читаешь по лицу... Увидел,представил...­.­
Светлана Ливоки[ 15.11.2019 ]
   Спасибо, что читаешь, Олеша! Такое автору приятно, когда читатели возвращаются
   :)
A.Vladimirov[ 12.11.2019 ]
   Не зря все это происходит,
   И кто то управляет мной,
   Религиозный стих приходит,
   Ведёт куда то за собой.......

Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов