Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Ведущий портала
Вступление в должности Ведущего портала и Ведущего Литературных проектов МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс.
Голубь на подоконнике у окна палаты обсервации
Буфет. Истории
за нашим столом
Летом о лете
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Татьяна Голотвина
Объем: 13416 [ символов ]
Роковая встреча.
Роковая встреча.
 
Алёнка проснулась. В доме душно и жарко. Она встала, и
распахнула окно. Повеяло свежестью и утренней прохладой. На берёзе,
растущей рядом с домом, куковала кукушка:
– Кукушка, кукушка, скажи: сколько мне лет жить?
Но птица замолчала, а затем и вовсе улетела. В комнату вошла
мать:
– Дочка, к тебе подруги пришли, Тонька с Клавкой. Они за
земляникой собрались, говорят, вчера вдвоём шесть литров набрали.
Пойдёшь?
– Мама, я сейчас у кукушки спросила: сколько мне лет жить, а она
даже ни одного годочка мне не предсказала. Я что – умру?
– Ну что ты, родная моя! Лето ещё только началось. Ещё много
накукует она тебе годков. Собирайся, девчата тебя уже заждались.
 
Девушки пошли по тропинке, по направлению к лесу. Вскоре дошли до
места. Решили далеко от дороги не отходить. Земляники было в этот год
много, и корзинка Алёны стала быстро наполняться. Девушки тоже
набрали свои кузовки. Они собрались уже идти домой, и вдруг
обнаружили, что подруги нет нигде . Увидели Алёну, когда уже совсем
потеряли надежду её найти. Она стояла возле дороги и смотрела вдаль.
– Ты чего не откликалась! Мы тебя кричали, кричали!..
– Тише,– она приложила палец к губам,– слышите?
Подруги услышали звон колокольчиков, голоса, и ещё какие-то
непонятные звуки.
Наконец они увидели лошадей и цыганские разноцветные кибитки.
Впереди ехали верхом всадники, а за ними шли цыганки. Они были в
длинных до самой земли юбках, а на плечах яркие кашемировые шали. Из
кибиток выглядывали дети и седые старухи.
Один из всадников подъехал к девушкам. Он был очень красив:
черные кудрявые волосы и черные пронзительные глаза.
– Здравствуйте красавицы!
Заглянул в корзины:
– Продаёте?
Алёна протянула ему свою корзину:
– Угощайся.
– Нет, я куплю,– он взял ягоду и протянул девушке деньги:
– За корзинкой вечером к реке приходи. Меня Рамиром зовут, а
тебя?
– Алёна.
– Я буду ждать.
Девушки ещё долго стояли и смотрели парню вслед. Табор исчез из
виду, и только тогда Алёна разжала руку и увидела на ладошке пять
рублей. Это были большие деньги. Ситец стоил всего восемьдесят копеек.
Девчонки завистливо смотрели на подругу:
– И куда деньги потратишь?- спросили они.
– Мамке отдам.
Алёна пришла домой. Прасковья сидела у порога и чистила
картошку. Взглянув на дочь спросила:
– А ягода- то где?
– Продала,– и она протянула матери скомканную купюру.
Мать встала на табурет, достала из-за иконы узелок, развязала и
положила туда деньги.
– Мама, я хотела купить ситцу на платье.
– Нет, дочка, пусть лежат – это тебе на свадьбу. Вот вы только
ушли, Андрей приходил, тебя спрашивал. Парень- то он хороший.
– Ну, мама, ты опять за своё?
 
Алёна надела новое платье и пошла к реке. Кибитки она увидела ещё
издали. Было почему-то страшно, но ноги сами несли её вперёд.
Рамир купал в реке коня. Рядом на берегу стояла высокая и
красивая цыганка. Она что- то кричала ему на цыганском языке и звонко
смеялась.
Заметив Алёну, нахмурила брови:
– Тебе, что надо?
– Я за корзинкой.
– Подожди, я сейчас принесу.
Цыганка принесла и, подавая – прошипела:
– Что стоишь? Иди.
Алёнка почувствовала неприязнь к этой девушке, взяла из её рук
корзинку и направилась домой.
– Алёна! Подожди! – её на лошади догнал Рамир,– ты почему так
быстро ушла?
Девушка молчала.
– А, всё понятно. Это Лейла? Да? Не обращай ты на неё внимания.
У неё скверный характер. Давай посидим вон у той берёзы.
Парень привязал коня и сел на траву. Девушка присела рядом.
Вечерело. За рекой кричала перепёлка. Над самой водой, рассекая
воздух, носились стрижи. От воды тянуло сыростью и прохладой.
– Я тебя давеча увидел…
– Я пойду, Меня мама искать будет.
– Завтра придёшь?
– Не знаю….
 
Виделись они потом каждый вечер. На лошадях переплывали на
другой берег. Подальше от любопытных глаз.
Прошло время. Табор должен был уйти на другое место. Рамир решил
остаться в деревне. Алёна была счастлива, но рассказать матери о цыгане
так и не решилась. На расспросы говорила, что ходит с Андреем на танцы
в другое село. Он всё знал, но молчал.
В этот вечер Рамир должен был прийти, знакомится с будущей тёщей,
но его, почему- то долго не было. Алёнка пошла к табору – и с ужасом
обнаружила, что кибиток нет. От костров остался лишь холодный пепел.
Значит, табор ушёл ещё рано утром.
Она пришла домой и легла на кровать, сказав матери, что перегрелась
на солнце и у неё разболелась голова. Прасковья ничего не заметила .
Алёна подождала, когда мать уснёт, тихонько встала и пошла в сарай.
Взяла верёвку, перекинула её через балку и встала на чурку. Торопясь
завязала узел: « Скорей, скорей…», – шептала холодными дрожащими
губами. Опрокинула чурку…. Очнулась на руках Андрея. Он качал её,
словно ребёнка и стонал, как от невыносимой боли.
Прошло дней десять.
Андрей с матерью пришли свататься. Алёне деваться было некуда –
дала согласие. Свадьбу решили сыграть осенью. Ольга, мать Андрея, была
рада, да и Прасковья давно мечтала видеть его своим зятем.
В этот вечер Алёна и Андрей вместе пришли в клуб на танцы.
Девушка была грустной. На душе тяжело и неспокойно.
Вдруг все увидели Рамира. Он вышел в круг и стал плясать. Алёнка
побледнела и выбежала на улицу. Андрей бросился к цыгану,
завязалась драка. Люди кое- как их разняли. Первым из дома выскочил
Андрей. Он сразу же увидел Алёну. Она лежала на земле, а её белое
платье – тёмным от крови, а из груди торчал нож. Из дома вышел Рамир.
Он вначале бросился к девушке, но увидев нож – вдруг остолбенел, потом
сел на лошадь и помчался по дороге.
Андрей, прижимая к себе бездыханное тело своей невесты, кричал:
– Я виноват…, это я её погубил!
Его посадили в тюрьму. Прасковья совсем обезумела от горя. Вначале
хотела наложить на себя руки. Потом вдруг заявила, что дождётся Андрея
и убьёт его, отомстит за дочь.
Ольга стояла на коленях просила у неё прощения. Говорила:– « Это
ошибка. Мой сын не мог убить Алёнку. Он её так любил» Но все улики
указывали на Андрея: отпечатки на ноже, к тому же ещё руки и одежда
его были в крови….
 
Прасковья собственноручно заколотила калитку, которая
соединяла их огороды.
Зимой она заметила, что Ольга долго не топит печь, и корова в сарае
ревёт. Послала соседку узнать. Та нашла Ольгу мёртвой. Не выдержало
сердце: горя и той ненависти, которую испытывала к ней Прасковья.
Похоронили Ольгу, в самые трескучие морозы. Хоронили всём селом, да
вот только любимого сына и лучшей подруги на её похоронах не было.
 
Прошло время. Прасковья сидела на крыльце. Цвели яблони, над
которыми с радостным жужжаньем кружили пчёлы. Она старалась не
смотреть на соседский с заколоченными ставнями дом.
В калитку вошла пожилая, но ещё сохранившая красоту цыганка:
– Здравствуй Прасковья.
Та удивлённо посмотрела на неё:
– Можешь идти дальше. У меня нет ничего: ни молока, ни яиц.
– Да я не за этим пришла. Хочу сказать, что в смерти твоей дочери не
Андрей виноват.
– Ты почём знаешь? А ну говори!
– Успокойся…. Если хочешь, я тебе всё по порядку расскажу.
У Прасковьи вдруг затряслись губы, и она заплакала. Рыдала тяжело, с
хрипом.
Цыганка подождала, пока Прасковья хоть немного успокоится, и начала
свой рассказ: « Как сейчас помню. Было холодно. Лошадь у нас
захромала, и мы отстали от табора. Стоим в поле. Муж в село пошёл коня
купить, а я с детьми одеялами укрылись, но все равно тряслись от холода.
Вдруг кто- то заскрёбся, выглядываю – женщина с ребенком стоит.
Попросилась погреться… . Я её пустила в кибитку. Пришёл муж – коня
нашего продал и, доплатив, взял другого.
Мы поехали. На второй день женщине стало совсем плохо. В одном из
сел и оставили её у пожилых людей в бессознательном состоянии.
Ребёнка, а это была девочка, я взяла с собой. Как раз у меня Рамиру
пять месяцев было. Двоих я и выкормила грудью. Были они как брат и
сестра. Сын её опекал, да и я баловала. Не знали они, что чужие.
Однажды ехали мы мимо того села. И надо же было мне зайти в тот
дом, где женщину оставили. Встретились. Она меня сразу узнала.
Вцепилась: « Где дочь?» – тут и Лейла зашла….
Да только не захотела она уходить из табора. Нравилась ей кочевая
жизнь. Мать её была очень рада, что дочь жива. Отпустила её с нами.
Взяла слово, что она будет приезжать к ней хоть иногда.
А Лейла решила, что если они с Рамиром не родные, то тогда он
должен взять её в жёны.
Но Рамир думал иначе. Встретил твою Алёнку и полюбил. Весь табор
были против: цыган должен жениться только на цыганке. Но сын не
хотел никого слушать. В то утро, когда мы уехали – его вины не было. Не
бросал он твою дочь. Его деревенские парни избили. Мы сына тогда чуть
живого увезли из вашего села.
Как только он смог вставать, сразу поехал к Алёне…. Когда он увидел
нож – понял, что нож цыганский. У нас в таборе был такой умелец. Он
мог коня подковать и ножи выковать. Полетел мой сынок вслед за
убийцей. Догнал. Это оказалась Лейла, во всём призналась она тогда
Рамиру. Бичом хлестал – не пожалел.
Утром Лейла пришла – живого места на ней не было. На другой день
на совете изгнали мы её из табора. До сих пор не знаю, жива она или нет.
Ох и переживал мой сынок! Знать сильно Алёна ему в сердце запала.
Места себе не находил. В таборе стал появляться редко.
Однажды из Монголии табун лошадей гнали. Не знаю, что произошло,
да только верный конь привёз его без чувств. Еле выходили…. Ну, я
пойду…. Деньги вот возьми»
– Не нужны мне ваши деньги, не нужны,– Прасковья встала, хотела
уйти в дом.
– Да постой ты, глупая. Ведь не для тебя деньги- то. Дочери памятник
и оградку поставишь. Сын просил, чтобы я передала. Он жизнью своей
рисковал из-за этих денег.
Цыганка положило свёрток возле ног Прасковьи и пошла. У ворот
остановилась:
– Сына моего прости, если сможешь….
Прасковья впервые за много лет посмотрела на соседский дом без зла и
ненависти. За эти годы он без хозяина как-то посерел и покосился.
 
Андрей возвращался из тюрьмы домой. Он не хотел заходить в село, а
сразу же решил пойти на кладбище. На душе были смешанные чувства:
радость, что свободен и грусть, что в родном доме его никто не ждёт.
Ещё издали увидел свой дом и женщину в белом платке, сидевшую
на крыльце: «Мама!»– подумал он.
Открыл калитку – и даже вздрогнул: на крыльце сидела Прасковья.
– Тётка Прасковья, да не убивал я Алёнку, не убивал…..
– Знаю, сынок, я всё знаю. Не кричи. Я тебя уже давно жду. В дом
заходи. Мне нужно с тобой поговорить.
Андрей заплакал. Прасковья гладила его по голове:
– Ну, будя, будя. Прости ты меня сынок, дуру старую. Что сомневалась
в тебе. Ты зачем тогда признался в том, чего не совершал?
– Я.. тогда… себя винил во всём. Нам надо было спросить: с кем Алёна
хочет быть, а мы кулаками стали махать. Если бы меня тогда не
посадили…. Я ведь и жить- то не хотел….
Прасковья вытащила из кармана свёрток:
– На вот деньги. Матери оградку поставишь, а заодно и Алёне моей.
– Откуда у Вас столько?
– Да тебе знать- то это и не нужно… Прасковья погладила Андрея
по плечу. – Мы ведь с твоей матерью, как сёстры были. Замуж в один год
выскочили. Детки родились. Дома рядом поставили. В гости через вон ту
калитку ходили. Мужья у нас были не пьющие и работящие. Да вот и
вдовыми мы с твоей мамкой, в один день стали. Мой Гриша с твоим отцом
ночью колхозную муку с мельницы через реку на подводах везли. В
начале декабря это было. Речка встала, да видно лёд тонкий ещё был. К
вечеру вдруг дождик заморосил. Вода через верх пошла и на середине
реки полынью промыла. Муку они спасли и лошадей тоже. А вот сами…..
Отец твой, к моему Грише на выручку бросился, коней в воде
распрягали….
Ох, и трудно нам было! Всё в одни руки. С вами по очереди сидели.
Ольга дояркой работала. Прибежит, и я тогда на работу иду – в конторе
полы мыла.
Ну ладно, что я всё о грустном, да о грустном. Вон тебе и невесту
присмотрела. Помнишь Зинку с веснушками? Всё за вами бегала. А
сейчас такая дивчина! Вот поженитесь…. детки пойдут…. я нянчить буду,–
Прасковья встала.– Мы с тобой на могилки завтра с утра пойдём , сейчас
вечер, а вечером, говорят, на кладбище ходить нельзя. Потом в кузню
зайдём , памятники и оградки закажем.
Прасковья пошла домой. На душе было тихо и спокойно. Не было
больше злости и ненависти. Она обернулась и, посмотрела на соседский
дом. А дом улыбнулся ей широко раскрытой дверью: приветливо и
радостно. Она подошла к заколоченной калитке, соединяющей огороды, и
оторвала доски.
 
-
Copyright: Татьяна Голотвина, 2019
Свидетельство о публикации №384720
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23.12.2019 18:40

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Нора Светличная[ 03.06.2021 ]
   Спасибо! Добрый, интересный рассказ.
Жуковский Иван[ 01.06.2022 ]
   И я всплокнул.

Домашнее чтение по выбору ведущего портала
Сергей Балиев
Чёрные липы
В жанре фантастики
Дмитрий Самойлов
Вихри Безвременья
МСП "Новый Современник" представляет
Эльдар Ахадов
Сентябрь
Святослав Огненный
Скажи, застенчивая юность
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"