Приглашаем к участию в Литературном конкурсе коротких прозаических миниатюр! Конкурс организован при участии кабинета литературной критики Яна Кауфмана.
Кабачок "12 стульев"
Cпасибо за секс!
Блиц-конкурс нашего Кабачка








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный критик Ян Кауфман
Кабинет критика
Диалоги с критиком. Вопросы и ответы
Литературный конкурс
Буфет. Истории
за нашим столом
Что бы это значило?
МСП "Новый Современник" представляет
Марина Соколова
Хотела посвятить любви стихи
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Фания Камининене
Объем: 50309 [ символов ]
Свидание с прошлым...или Снежинка на ладони Глава 1 -10
Свидание с прошлым...или
Снежинка на ладони
Глава 1
 
Стоял обычный вечер лета 1989 года.
Ранним утром я прибыла в Москву. Замученную огромной толпой.
Замороченную жарой и духотой. Из Риги.
Направляясь к метро и одновременно восхищаясь красотой улиц
Москвы, думала о том, что не удастся в этот раз сходить в музеи,
причаститься к красоте столицы, посетить московский театр, потому что
не имею билета и не знаю время отправления поезда в Казань.. Ведь
чаще удается это сделать по возвращении, так как обратный поезд в
Прибалтику уходит поздней ночью...
Улицы полны спешащего народа...А на душе тоскливо, одиноко и
муторно, как всегда, когда прибываешь в Москву... одна. Сразу
становится, заранее, жаль себя, будто кто-то собрался обижать тебя... А
ты и не виновата вовсе.
 
Долго ездила в метро...Дошла до заветного Зоопарка, где мы традиционно
бываем по приезде в Москву... Прогулялась по московским паркам и к
вечеру, одуревшая от шума московских электричек , от несусветной
жары и суеты горячих улиц, я, наконец-то, добралась до нужного мне
казанского вокзала.
Центральный зал казанского вокзала полон людей, изнемогающих от
жары.
Дневной зной не спадает и к вечеру.
Чувствуется, как тепло сизым дымком спускается в открытые окна с
крыш рядом находящихся домов, закрытого наглухо двора, и оттого в
зале ожидания стоит нестерпимая духота, как в парной... Воздух
наполняется посторонними людскими запахами.
В зале ожидания рядом со мной сидят ожидающие посадку в поезд,
уставшие, отдыхающие с дороги деловые люди, и просто нечаянно или
по делу забредшие сюда люди, вокзальные нищие с улицы -те по
необходимости, чтобы здесь тихонько чем-то подкормиться у буфетных
стоек, у столов с оставшейся пищей... Кругом грязь и беспорядок: вещи и
чемоданы прямо на полу, какие-то коробки. Мусорный бак, тут же,
полный, с верхом.
 
Передохнув немного, я решила подойти к кассам.
У кассы толпы народа. Каждый хочет получить свой билет, и, расталкивая
впереди стоящего , стремится к заветному окошечку. Уставшая от
работы, с перекошенным от злости лицом, посеревшая билетерша
выдавливает ожидающим свое: «Билетов нет!»
Не оказалось билетов и по маршруту моего следования.
Прехорошенькая, молодая, такая же измученная, как и я, потная,
нахальная блондинка, в открытом, ярком крепдешиновом платье,
радостная от такого сообщения, быстро, одним движением тела
выталкивает меня из общей массы -очереди и просовывает руку в
заветное окошечко. Ее взгляд ликует: «Одною стало меньше!»
Слышу голос.
«...Отходи от кассы»,- кричит другая. Голос принадлежит высокой
плотной даме лет шестидесяти... с холеным, ухоженным лицом.
Толпа вновь тесно смыкается и успокаивается, будто «выдавила сало
из колбасы»!Ненужное!
У меня это не вызывает даже недоумения.
«Понятное дело! Каждый здесь за себя!» -подумала я, и отряхиваясь,
растерянная, отхожу в сторону.
Спохватившись и поняв, что мне здесь больше нечего делать, нечего
«ловить», я молча направляюсь вдоль зала по направлению к выходу.
 
Взгляду остановиться негде...
На улице все та же толпа, идущая по своим делам... Равнодушная.
Уставшая от дневной жары.
Асфальт, накаленный дневной жарой до предела, истаивает...
Изнемогающие от духоты люди толпятся у лотков с мороженым и
водой.Вдруг сквозь солнце появляется откуда ни возьмись одинокая тучка
и брызжет освежающий дождик, краткий, мелкий, от которого через
минуту не остается и следа на мостовой
Пыль не осела, а только скользким слоем налипла на асфальт , образуя
лужи и грязь.
Картинка, как из фильма 30-х годов...
Дворники в фартуках, поливающие проезжую часть дороги, шумно кричат
на нерасторопных прохожих, которые неумело переступают через
водяные извивающиеся шланги, обрызгивая из луж себя и рядом идущих
...
Я присела у края каменного парапета, радуясь прохладе, идущей от
стены. Прислонилась и задумалась о своем.
«Как же быть? Не оставаться же на ночь в этом ужасном вонючем вокзале?
Куда же пойти на ночь в этой шумной Москве? Где найти ночлег?
Знакомых нет. Родственники, даже если они есть, давно позабыты.
Остается одно: сунуться в какую-нибудь гостиницу», - резонно подумала
я.
Тщетные поиски ночлега ничего не дали. Отовсюду слышалось: «Мест
нет!»
«Москва –она не для нас, а для приезжих иностранцев,»-констатирую я
грустно факт.
 
Я вернулась на вокзал и присела на лестничный пролет, грязный,
пыльный, давно не мытый, ведущий наверх . Здесь прохладно и тихо. У
грязного окна на низких скамьях сидят ожидающие своего поезда.. .
В зале, в первых рядах , завалившись глубоко в кресло, сидит
мужчина и в полудреме наблюдает за женщиной с детьми .
Расположившиеся напротив, те шумно рассматривают какие -то покупки в
коробках, размахивают руками, что-то обсуждают...Кричат. Он устало
передергивает плечами, но молчит. Видно, что они мешают ему
спать...отдыхать перед дорогой.
Я думаю о своем, уставив пустой взгляд в никуда.
Всматриваюсь через толстое стекло на прилавки с провизией,
отделяющей барные стойки от витрины, столы для
перекусывающих...На то, как продавщица виртуозно расправляется со
свертками и продуктами, умело, перекидывая их, как клоун, из рук в
руки ...Как в цирке! Было и нет!
Мужчина напротив со скользким , мутным взглядом темных глаз, с
испариной на лбу, напоминающий обликом неверного семьянина -гуляку,
с любопытством, открыто, мерзко рассматривает меня и одновременно
ведет беседу с рядом сидящей милой женщиной, жгучей брюнеткой со
стеклянными бусами на короткой толстой шее... Он успевает ей что-то
шепнуть на ухо, отчего женщина, преображаясь на глазах, звучно смеется
и смачно причмокивает. Видно, слышит какой-нибудь сальный анекдот.
Меня это мало занимает. Но я уныло наблюдаю за ними из своего
укрытия, как охотник из-за кустов. Это единственное, что можно делать
мне сейчас на вокзале, не беспокоя других, уподобляясь любопытному
мужчине.
 
Потом зачем-то достаю блокнот и начинаю его устало перелистывать...
по именам, по фамилиям, вспоминая адресата. И вдруг натыкаюсь
взглядом на имя Виктор. Москвич. И адрес, и телефон. Спешно вспоминаю,
кто это?
А ведь этот адрес был записан мной почти десять лет назад...
1974 год. Дом отдыха под Москвой - Верхневолжский. Мы там отдыхали. Я
молодая девушка -чуть больше двадцати - из Казани. А он , зрелый для
меня, по тогдашним временам, престарелый мужчина 39 лет. Виктор!
Замечательный человек, который называл меня тогда «Березкой»!
«Господи! Надо же? Тогда я считала, что он престарелый... в 39 лет?!»,
-удивилась я
А ведь он дал и адрес свой, и телефон... Сказал, что «если будет
возможность, звонить...на улицу Профсоюзную...»
«Красивый же был мужчина. По фигуре, сродни актеру Г...у, когда тот
был еще молодой! Такой же рослый! Широкоплечий! Красавец с
горящими глазами! ...А я не смела. Вышла спешно замуж и забыла.»
«-Господи, как это было давно!» - задумалась я. –Целых десять лет! Да, и
жив ли? Надо думать, что ему сейчас глубоко под 50, если мне
сейчас...37?»
«Нет, не надо и вспоминать... Все это было давно. Вернее, ничего не
было! Не нужно даже вспоминать!»-сказала я себе и решительно закрыла
блокнот.
Но память быстро перенесла меня в то время, заставляя перебирать факты
и моменты того времени.
«А ведь хорошее было время! Есть, что вспомнить...Как он учил меня
вставать на лыжи. Как я, ненавидевшая до того времени лыжи, полюбила
лыжные зимние прогулки по реке – Волге. И впервые, без страха,
спустилась на лыжах с горки! Как мы с ним общались... Как школьники,
ходили рядом, не дотрагиваясь друг до друга... И даже ни разу не
поцеловались! И никто не поверит, кроме меня....»
 
Глава 2
 
Пансионат «Верхневолжский» располагался на правом берегу Волги, в
нескольких километрах от Твери и в ста км от Москвы по шоссе Москва –
Лениград. Поезд Казань-Москва прибывал в Москву утром и вечером я
должна была добраться до обозначенного пункта.
И чудное зрелище представилось моим глазам, как только я сошла с
поезда!
Тут с берега открывалась живописная панорама окрестностей...
Настоящая русская природа!
Все безграничное пространство вокруг меня представляло вид снежного
потока. Будто разорвало небеса, разверзлись облака и рассыпались
снежным пухом. А воздух наполнился тишиной!
Вольно текущая Волга подо льдом, и, разделяемая островами и
полноводными рукавами, в этих местах была особенно прекрасна!На
многие километры растянулись белоснежные поля! Снеговая туча,
огромная, как небо, обтянула весь горизонт.
Сосны, сосны, кругом одни сосны... И снег! Белый, пушистый,
опускающийся медленно –медленно, как в замедленном фильме. А рядом
опушенные сосны! Тогда я их в таком количестве только на картинах
русских художников видела.
Я всегда любила смотреть на тихое падение снега. А тут падающий снег
начинал закрывать все предметы и белым мраком одевал землю.И только
вдалеке были видны еле различимые строения.
А я еще и до ограды обозначенного на путевке адреса не добралась. Я
торопила шаг. Хотелось до темноты найти пристанище.
На дворе была совершенная тишина. И только изредка какие-то
запоздавшие снежинки падали мне на лицо. Воздух был мягок. И,
несмотря на небольшой морозец, мне показалось тепло. Высыпались
снежные тучи, затемняя пространство вокруг. Бледные лучи с окон
здания легли поперек улицы: предметы смешались, утонули враз в
потемневшем воздухе. И уже нельзя было различить опускающихся
снежинок.
В фойе, дверь в которую была отворена, уже топился камин. В креслах
сидели люди. Видимо, тоже прибывшие отдыхающие, потому что у
подножия кресел - кладь в виде чемоданов и сумок. Здесь было тепло и
уютно. В печи, нежно похлопывая заслонкой, гудя и потрескивая,
«перебирались» в огне дрова...
Мне отвели место в комнате вместе с одной пожилой дамой, которая мило
улыбнулась мне при встрече и сразу заговорила
Приятной внешности. Радушная. Гостеприимная. Увидев меня,
замерзшую, продрогшую с дороги, предложила горячий чай с термоса.
Вальяжная, огромная, в большом теплом халате, полностью заняв собой
огромное кресло, она что-то писала в блокноте.Видимо, пишущая. В
креслах, на столах –разбросанные бумаги. На столе печатная машинка.
Книги.
Из краткого разговора стало ясно, кто такая. Оказалось журналистка.
Работает в какой-то тверской газете. И приезжает сюда вечерами,
отдыхает, работая по ночам, печатая обзорные статьи для вечерних газет.
Поговорила и замолчала, полностью занявшись собой и своими делами,
осветив половину
комнаты каким-то теплым, отрадным светом
 
Усталость с дороги брала свое, и я прилегла отдохнуть, укрывшись
теплым пледом. Думала о том, что внизу в фойе теплее от печки...
Вспомнился вдруг разговор с сестрой
-Я не могу ехать, бросать производство, а ты давай, езжай, отдохни!-
сказала сестра, предлагая воспользоваться бесплатно полученной на
работе путевкой в Дом отдыха.
-Но я не передовик производства, не ударник социалистического труда
и даже не член профсоюза, - неуверенно проговорила я. –Как я могу?
-Сможешь! Туда едут и мои друзья –молодожены! Будете вместе, как с
одного производства! Вместе и отдохнете! – безапелляционно заявила
сестра, не слушая моих объяснений.-У тебя была трудная сессия... Вот и
отдохнешь!Снимешь стресс от экзаменов!
-А что там делать зимой? – пыталась отнекаться я. –Там, небось, одни
пенсионеры да замороченные производственники, как ты!
Я никогда еще не была в домах отдыха. Казалось, там отдыхают только
заслуженные пенсионеры и передовики производства. И появлюсь среди
них я –девушка –студентка! Вот будет кино!
Но ночь вступала в свои права, и слабое освещение комнаты постепенно
исчезало . От тепла и уюта стало спокойно и светло на душе. Какие-то
неясные образы, полные неги, теплые мечты наполняли душу, проваливая
меня в сон.
 
Глава 3
 
Нежный голубой свет, нежно струящийся сквозь занавеси окна,
очерчивая середину комнаты, назойливо будил меня, устраиваясь на
щеке надоедливым пятном....
 
Когда я очнулась ото сна, в доме отдыха уже вовсю кипела жизнь...
Судя по времени, было еще очень рано Но уже слышалось движение в
комнате, за дверью.. Женщина, соседка моя по комнате, уже одетая в
будничное, стояла в проеме балконной двери с сигаретой в руке.
Задумавшись, глядела куда –то вперед себя... в только ей известную
даль. Я впервые увидела ее всю, в рост.
Высокая, уверенная в себе, с прямой осанкой знающего себе цену
человека, она глубоко и тяжело затянулась сигаретой, как курящий
мужчина, и быстро поплевав на огарочек, притушила его в тарелочке.
Ловким движением поправила тяжелый узел волос и, приподняв голову,
мило улыбнулась мне, еще лежащей в кровати.
-Ну, что? Выспалась? Давай, поторопись...Идем завтракать. Через минуту,-
отрывисто произнося каждое слово, выговорила она.
Я было засмотрелась на нее...Но, легко поддавшись на ее командный
голос, стала собираться.
Мы спустились в фойе на первом этаже, где находилась печка. Здесь было
гораздо теплее, чем в комнате. Никакой перемены. Все то же. Уже
показалась особенная белизна в окнах, побелела от света изразцовая
печать на стенах печи, у стены обозначилась стойка администратора и
стена с книгами, которые до тех пор нельзя было различить
Белый день вступал в свои права, и освещение от топящейся с утра печки
постепенно исчезало.
На душе было спокойно и тихо, видимо, я хорошо отдохнула за ночь.
Столовая находилась в другом корпусе, и мы должны были пешком
пересечь всю территорию базы.
 
Снег шел с утра и шел беспрестанно. Час от часу гуще и сильнее. Какой-то
ветер и пухлая туча, незаметно надвигаясь, заволокла со всех сторон
горизонт.
И, как будто сделав свое дело, ветер опять утих, и благодатный снег
начал падать прямо, медленно , большими клочьями спускаться на землю.
 
За обозначенным столом разместились не знакомые мне люди: молодая
супружеская пара, моложавый красавец-мужчина и я.
Коротко поприветствовав друг друга, мы принялись поедать
непритязательный завтрак.
Я незаметно приглядывалась к рядом сидящим, завтракающим
Молодая пара беспрестанно ворковала о чем-то своем, мило
переглядываясь друг с другом. Их взгляды говорили о многом...
Блеск их глаз, направленный «надвоих», подчеркивал их интерес друг к
другу, вводя в смущение рядом сидящих.
Но это не раздражало, а наоборот, радовало присутствующих новизной
чувств, давно забытых некоторыми, сидящими поодаль.
Все столы в зале были заняты людьми преклонного возраста. Рядом, за
соседним столиком сидел мужчина, который не оставлял без внимания
рядом сидящую даму. Он покорно заглядывал ей в глаза и предупреждал
каждое ее движение, подобострастно пристраивая рядом со стулом ее
инвалидные палочки. Было понятно, что это супружеская пара. На лицах
–довольство нашим ненавязчивым сервисом, жизнью!
 
Около меня сидел крепкий, молодой мужчина, азиат, с мощной грудью, с
чуть видной проседью на висках, с живым взглядом темных круглых глаз,
направленных на меня. Он все время двигался, ерзал на стуле, в
волнении... Говорил беспрерывно, вытирая мокрой тряпочкой лысый,
лоснящийся череп.Казалось, говорил сам с собой... Жуя и и хваля еду,
направляя изумленный взгляд на меня и на пару, он ел с особым
аппетитом. Пара, которая его вовсе не слушала, мило кивая ему, делала
вежливое, приветливое лицо.
Мы с азиатом, так я его прозвала про себя, сидели напротив пары. И,
заканчивая с завтраком, уже было собрались вставать из-за стола, как
молодожены (по моему предположению) вдруг обратились ко мне с
вопросом:
-А вы не Динина сестра? Вы не из Казани?
-Да!- сказала я, по-новому взглянув на них, удивляясь, угадывая в них
молодоженов, о которых меня предупреждала сестра.
-Я же говорила тебе, -проговорила она без особых эмоций. -Я же
говорила, -повторила она.-А почему нет нашей подруги? Она не смогла
приехать? –зачастила та.
-Да! Побоялась бросить ваше производство на произвол судьбы,
-улыбнулась я.
-Да уж! Без нее-все встанет! Она незаменимый человек! –подтвердила
Она.
Мы немного поговорили о сестре. О себе. Я поделилась своей тревогой:
чем здесь займусь, и есть ли здесь что-нибудь для досуга, кроме
завтраков и обедов...для молодых, если основная масса присутствующих
и отдыхающих здесь-престарелые пенсионеры?
Молодожены переглянулись и рассмеялись...
Она:
-Нам здесь точно не будет скучно! Будем гулять...в сосновом бору...
-Наконец-то, отоспимся,-добавил Он. И они, дружно встав, покинули
столовую.
Сердце падает у самого неробкого человека, когда он оказывается одни на
один со своим одиночеством. И мне было не по себе... Я шла по
заснеженному сосновому бору и думала: зачем я сюда приехала, притом,
так далеко от дома, от родственников, подруг...За какой такой
надобностью? Сидела бы дома, читала книжки...
Вдруг разыгрался откуда ни возьмись ветер, взрыл снеговые сугробы, как
пух лебяжий, и вскинул до небес..И все одел в белый мрак. Все слилось,
смешалось: и земля, и воздух. Пучина снега слепила глаза и заняла
дыхание, обвивая меня со всех сторон...Огромные, заснеженные сосны
смотрели на меня с укором...
-Вот, и зима разозлилась, -подумала я.
И мне стало жаль себя...
Боясь разреветься, я ускорила шаг, следуя уже по знакомому маршруту...
до своего корпуса.
Взгляд остановился на плакате стенда, который висел у входа в
здание..На большом рваном от ветра кусочке газеты... «болтались»...
слова:
« Наш край сыграл большую роль в борьбе с фашистами в годы войны, в
восстановлении разрушенного народного хозяйства... Сейчас Тверская
область бурно развивается, и молодое поколение является достойным
преемником поколения победителей, наследует лучшие традиции...
Я искренне благодарю всех представителей старшего поколения за то, что
вы сделали для нашей области и страны... Уверен, что благодаря вашему
примеру мужества, самоотверженности, преданности своему делу мы
справимся с любыми испытаниями...»
-Справимся! –ответила я громко и торжественно, намеренно громко и
шумно хлопнув входными дверьми. Хотелось в тепло, к печке...
 
Глава 4
 
Согревшись у камина, я воротилась не в холодную комнату, а вновь
вышла на улицу и с наслаждением походила по дорожкам, осыпаемым
снежными хлопьями. Потеплело, и стало понемногу затихать волнение
снежного океана. Выкатилось солнце на небосклон, радуя своим
присутствием. Его лучи заиграли на волнистых снегах, переливаясь и
играя на свету.
Захотелось, как в детстве, поваляться на чистом, пушистом снегу,
«сделать Ангела» с крылышками... Я упала ничком в снег и раскинула
руки по сторонам, как если бы это были птичьи крыла. И замерла. Тишина
была звенящей... Недвижно я пролежала несколько минут, пока меня не
окликнули:
-С вами все хорошо? – раздался голос у уха. Лицо чужака оказалось
рядом с моим, и я встрепенулась от страха. Оказывается, я не только
закрыла глаза, но и оглохла от тишины. Забылась.
Мужчина склонился надо мной и протянул руку.
-Нельзя так долго лежать на снегу. Можно заболеть, - заботливо произнес
незнакомец, пытаясь рукой отряхнуть снег с моей спины...
-А я и не лежу. Я Ангела рисую, --невозмутимо произнесла я и отошла от
него на расстояние.
-А хотите, сделаем снеговика? –неуверенно произнес незнакомец. – Снег
липкий, получится, -произнес он, и, не ожидая ответа, покатил снежный
ком.
Я стояла, наблюдая за его быстрыми движениями, любуясь тем, как он
быстро и ловко стал водружать комья друг на друга.
А сам что-то бормочет в нос:
«Разозлилася старуха зима: задумала она всякое дыхание со света сжить.
..Прежде всего, она стала до птиц добираться: надоели ей они своим
криком и писком.
Подула зима холодом, посорвала листья с лесов и дубов и разметала их по
дорогам. Некуда птицам деваться; стали они стайками собираться,
думушку думать. Собрались, покричали и полетели за высокие горы, за
синие моря, в теплые страны. Остался воробей, и тот под стреху
забился...
Видит зима, что птиц ей не догнать; накинулась на зверей. Запорошила
снегом поля, завалила сугробами леса, одела деревья ледяной корой и
посылает мороз за морозом
«Ну, постой же, — думает зима, — дойму я людей», — и шлет мороз за
морозом.
Обиднее всего показалось зиме, что даже малые ребятишки — и те ее не
боятся! Катаются себе на коньках да на салазках, в снежки играют, баб
лепят, горы строят, водой поливают да еще мороз кличут...»
Я даже заслушалась.
-Интересно?- спросил незнакомец
-Да! Я даже боялась прервать вас, так заслушалась... -Хотя и сама
продолжить могу...
«А люди затопили печки, пекут себе блины горячие, да над зимушкой
посмеиваются...»
-Ну, сказки можно и послушать...Меня любят слушать дети, особенно
племянники... А что другое? –и он открыто посмотрел мне в лицо.-Не
стоит.
-А что другое? – удивилась я.
-А то,что я дальше петь начну... для хорошенькой девушки, -сказал он и
улыбнулся.
-А сказки можно? –повторила я.
-А сказки можно!-утвердительно –насмешливо произнес он. - Потому как,
вижу, еще не вышла из детского возраста... Мала еще.
Когда мы вернулись в фойе, я лучше рассмотрела своего спутника по
прогулке. Он чем-то напомина л мне снеговика , которого мы оставили
под окнами дома...
 
Из окна комнаты я увидела, как две галки сели на перила балкона и «что-
то сказали друг другу»... Одна из них с разлету опустилась на самую
верхнюю веточку зеленой ели. Ель закачалась, с нее посыпалась густая,
радужная снежная пыль.
А смешной снеговик с огромным глазами из разных шишек
«улыбался» улыбкой из еловой ветки...
-Хороший снеговик получился! –похвалила я Сказочника.
 
Глава 5
 
Вечером вернулась моя соседка из Твери. Уставшая, замерзшая.
Укутываясь в теплый халат, попросила:
-Меня знобит. Боюсь заболеть. Сделай милость, найди чай или кипяток.
Налей в термос.
Уже было поздно. Все отдыхающие, которые обычно толпились в
коридорах или сидели в фойе у телевизора, разбрелись по комнатам. И в
коридорах было пусто. Не зная,где располагается титан с кипятком, в
поисках оного, я направилась по коридору этажа. Навстречу мне шел
знакомый уже по столовой азиат в необычном своем одеянии
-национальном халате...улыбающийся. В руках у него был миниатюрный,
узбекский чайник. И я обрадовалась, что вижу знакомого.
-Слюшай, давай познакомимся, а? –улыбка не сходила с его радостного
лица.-Меня зовут Карим, - частил он.-А тебя? Сидим рядом, слюшай,
кушаем и не знаем друг друга. Нехорошо!
Я даже не успела ничего ответить, как он , держа меня за рукав, потянул к
себе...
-Ты за чаем, ? Идем, налью тебе горячий вода. У меня и заварка есть, и
горячий чай...
Обрадовавшись тому, что у него можно раздобыть кипяток, я молча
направилась вслед за ним.
-Слющай, я один сижу, пью...И аллах пиринес мине тебя...Это
великолепно! – рассыпался он в благодарности богу.
Я улыбнулась.
-Ну, вот, он же видит сверху, что я один, -его бегающие глазки нахально
остановились на мне.
-Кто? –недогадливо спросила я.
-Бог, моя милая...
-Какая я вам, «милая»? Вы что? – воскликнула я. Мне было неприятно
слышать эту тираду слов, противно звучащих моему слуху,
-Ну, не милая...Будешь милая...-заладил он.
-Да, вы что? –встала я в ступор. И прямо взглянула на него.
-Не сердись, милая, я так... По доброте души. Идем, не бойся... Вах –вах...
И он радушно раскрыл двери своей комнаты.
Я знала, что узбеки разговорчивы, слащавы, не жалеют слов на
приветственные выражения...
И, не обращая особого внимания на сказанное, на выражения,
произнесенные, как мне казалось, ради знакомства и приветствия, я
вошла с ним в его комнату...
Там было также, как и в нашей комнате –две кровати, расположенные
друг против друга...
Я стояла. А он,по-хозяйски, быстро налил кипяток из большого чайника
в термос и завернул крышку. И в следующий момент, резко
развернувшись ко мне, схватил меня в охапку и бросил на кровать, как
дрова. Грубо и по-деловому, сказала бы , со знанием дела....
Я даже очухаться не успела. Навалился всей тяжестью своего огромного
тела и стал меня давить, придавливать к кровати. Одной рукой прикрыл
мне рот , с силой, а другой стал шарить по груди, шее...
Придя в себя от боли и неожиданности случившегося, я стала яростно
сопротивляться, толкая его в грудь свободной рукой, ногами... Но тщетно,
он зажал своим торсом мое тело. И я оказалась в настоящих тисках.
Казалось, человек десять насели на меня всей тяжестью.
Развернувшись головой, освободила рот и стала кусаться, зло, до крови...
Молча.Он ударил меня в лицо.Больно.
И я откинула голову, теряя сознание...
...В какой -то миг почувствовала, что тяжести на мне уже нет. Я открыла
глаза и увидела...лицо моего незнакомца, «Снеговика»...И почувствовала
теплое дыхание. Близко. Он всматривался в мое лицо.
Азиат сидел на полу...усиленно вытирая кровь, кидая озлобленный
взгляд в мою сторону
-С вами все хорошо? –спросил незнакомец первое, что пришло ему в
голову.
И я почему –то рассмеялась вместо ответа, вспомнив эти вчерашние
слова...И стала смеяться до слез...до коликов...
-Плачь, плачь, -сказал он. -Тебе это нужно сейчас... Он присел рядом,
взял мою руку в свою теплую. –Ты не стесняйся! Плачь! Не бойся! Я
никому не скажу, -сказал он и тихо отстранился, передвинувшись,
присел в рядом находящееся кресло.
-Я вижу, тебя все время надо спасать? –улыбнулся он.-Ты, как
маленькая девочка...
-Так ведь и не велика... - ответила я.
Я была ему благодарна за то, что он не расспрашивал меня. А только
помог прийти в себя и проводил до комнаты.
-Меня зовут Виктор, обращайся, -сказал он и протянул свою теплую руку.
И замолчал.
 
В комнате было темно. Я поставила термос на стол и легла на кровать.
Здесь, в тишине , успокоившись, я стала перебирать в памяти все, что
случилось со мной, анализируя свои действия...
-Наивная, дура, -клеймила я себя.-Сама пошла за ним в комнату. Сама и
виновата! Да он , этот узбек, наверное, никогда не получал отпор от
женщин и не привык...А тут, глупая девчонка...Сама в руки пошла, будто
ручная...
-Господи,- взмолилась я. –Не оставляй меня одну!
И, укрывшись одеялом с головой, тихо заскулила, как та несчастная
собачонка, которую испинали, обидели...недобрые люди.
 
Глава 6
 
На улице шел снег...
Прошла еще одна ночь.
-Который день ты уже лежишь здесь? Не выходишь даже прогуляться? -
направив на меня свой внимательный взгляд из-под очков, спросила
соседка
Она поправила очки и села напротив меня, за стол, собираясь писать свои
срочные репортажи, о которых говорила вечером.
-Я вам мешаю?-спокойно спросила я.
-Да, нет, мне никто не может помешать, -ответила она. -Только я вижу,
что книжку свою ты уже дочитала, а новой у тебя нет... Валяешься
который день, будто болеешь, - высказала она свои сомнения
-Да, нет, не болею. Все в порядке, -отнекалась я.
 
Отвернувшись к стене, я тупо думала о том,что вставать не хочется... . И,
дожидаясь белого дня, размышляла, как бы отсюда скорее уехать...и
придумать причину...
Нужно было спешно придумать причину, которая будет наиболее
убедительной, которую выскажу сестре. Ведь ей будет обидно увидеть
меня так рано...Она хотела, как лучше...чтобы я отдохнула от «своих
книжек»...И ей будет неприятно увидеть меня, вернувшуюся вдруг
обратно...Получается, сбежала раньше времени. Пойдут расспросы,
вопросы...
И верно! За три дня, с пятницы, я уже все бока себе пролежала,
дожидаясь решения, которое никак не приходило в голову. В голове было
пусто, чисто, как за окном, на улице...
-Пойди на улицу, прогуляйся! Глядишь, и настроение поднимется! –не
унималась соседка, сетуя.- Сегодня воскресенье! Народу ... на улице! Все
на лыжах...
Любопытствуя, медленно, как спящая на ходу, я подошла –таки к окну...
.
Да! Утих буйный ветер, улеглись снега. Сосновый бор за окном
представлял собой вид бурного моря, внезапно заледеневшего: кругом
снежные сугробы, на соснах- огромные лапы.
И солнце, туманное, сквозь белые облака –корабли...
-Красиво!-восхитилась я.-Белый день! Как в сказке!
-А знаешь, будь я помоложе, двинулась бы на лыжах по окрестностям! –
мечтательно произнесла соседка.- Прогулялась бы по близлежащим лесам!
Там такая красота!... Но здоровья нет...Да и писать надо, статью сдавать,
-грустно закончила она.
-А о чем Вы пишете? –заинтересовалась я. И сама испугалась своего
вопроса... Не об этом я думала...
А соседка, будто ждала этого вопроса:
-О людях, о Твери, о проблемах... простых горожан. Знаешь, здесь столько
всего ...не раскопать...Копай, копай...что-нибудь да раскопаешь! –
смешливо – серьезно закончила она.
И продолжила:
-Я серьезно занимаюсь проблемами демографии населения в Тверской
области. В настоящее время ... она характеризуется продолжающимся
процессом сокращения численности населения области, начавшимся еще
в ХХ веке, - как доклад с трибуны, начала она цитировать свои бумажки.
-Исключение составляет небольшой рост численности населения области в
эти 80-е годы.... За последние годы, прошедшие после переписи 1959
года, население области сократилось более чем на четверть ...
По сравнению с итогами Всероссийской переписи населения, численность
жителей Тверского региона уменьшилась на ..., или на ... тыс. человек,
что равнозначно условному выбытию целого населения муниципального
района Тверской области. По прогнозам Рос..., снижение численности
продолжится и далее...
Я мало вслушивалась в то, что она говорила...
И, видя мой откровенный неинтерес, и, не имея с кем говорить, она
щадяще произнесла:
-Ну, а ты, не сиди, иди, прогуляйся, раз уже встала. И я в тиши, глядишь,
закончу додумывать...
Тихий стук в дверь прервал наш разговор.
Увидев в проеме двери Виктора, я откровенно обрадовалась:
-Ты?
-Да, я!
Розовощекий, улыбающийся, освеженный морозцем, с лыжами в руках, он
предложил мне пойти с ним на прогулку...
-Но у меня нет лыж!
-Будут! Здесь есть пункт проката.
-Я не люблю, ненавижу лыжи со школы, -сказала я.-Надо было бегать на
время...И я навсегда возненавидела эти лыжи, -делая свои первые шаги
вновь, проговорила я.
Но он не слушал меня, мои слова...
-Знаешь, здесь уникальное место! Я стараюсь бывать здесь каждый год: и
летом, и зимой.
Но зимой лучше! Здесь такая красота, которая потом снится долго-долго!
Здесь вековой сосновый бор! И чистый сосновый воздух, которого нигде
нет!
-Убедил! –насмешливо произнесла я, с трудом делая свои неумелые шаги.
Я забыла лыжи. И не умела не то, что ходить на них по снегу, но и
правильно стоять
-Ты не делай особых усилий! Просто катись, наслаждайся! Мы же не на
время пришли кататься... Не несись так...А делай плавные движения,
которые тебя приятны.
-Понятно!
Я поняла, что лыжи и сами катят, нужно лишь небольшое усилие делать
палками...И ты несешься сама! Понимание этого –делало меня счастливой!
-Здесь есть целая россыпь островков, на которых мы отдыхаем летом, с
друзьями. Они приезжают сюда на выходные, да и меня проведать.
Его речь, спокойная и теплая, как снежная лапа, обволакивая словом ,
согревала мой слух.
Я устала молчать эти три дня , и слушала, слушала.
-Тут и рыбу можно ловить на песчаных отмелях. Сварить настоящую
рыбацкую уху.
-А что, рыбацкая, особенная?
-Ну, это, брат, надо попробовать...Рассказами не накормишь! –улыбнулся
он.
Мы шли по дорожке, уже проложенной лыжниками, и это было нетрудно.
Сама лыжная трасса, накатанная отдыхающими, помогала лыжам идти без
труда.
-Это твоя первая прогулка. И ты еще ничего здесь не видела... Тут такая
панорама с высотного здания –заглядишься! Окрестность –на километры,
как вольно текущая вода...
А летом –среди дальних островов, среди бронзовых сосен можно
различить желтые, голубые, оранжевые пятна туристских палаток!
-Я вижу, ты влюблен в этот край? Так рассказываешь...Будто всю жизнь
здесь живешь!
-Ну, край-то свой, родной, как ни любить?
Эта прогулка многое мне дала.. Мне захотелось увидеть этот край своими
глазами. Виктор помог мне научиться стоять на лыжах. И даже без страха
скатиться с горы! И я без сожаления решила отложить свой отъезд ...
Я была счастлива!
 
Глава 7
 
Соседка быстро уловила перемену в моем настроении, заметила:
-Ну, что, девонька? Все в порядке?Прогулялась? Я же говорила, что тебе
станет лучше...тем более, прогулка с молодым человеком.
-Я не могла скрыть своей радости и рассказала ей о впечатлениях с
прогулки, не забыв упомянуть и о Викторе.
-Понравился?
-Да!
-Ну вот и хорошо, -одобрила соседка. - Будет, с кем на лыжах
покататься...Дело молодое! Не век же сидеть рядом со старухой...
-Это вы о себе?-удивилась я.-Такая красивая женщина. И не старая...
-Да! Это ты правильно заметила. Не старая... Побоялась сказать – старая?
Спасибо! Для тебя уже и старая...Я тоже здесь раньше на лыжах
ходила...Ведь не впервой здесь. Считай, что каждый год сюда приезжаю.
От производства путевку дают. Иногда живу здесь по полгода. У меня нет
семьи. Не о ком заботиться. Я забочусь только о своей газете, где работаю
редактором. Она –мое все! И мое детище , и отец, и мать...
-Я не понимала, о чем она, но слушала внимательно, не перебивая ее.
-Так вы тут старожил? Значит, знаете всех? И постоянно приезжающих -
проживающих?
-Да! Знаю. И Виктора этого знаю. Потому и порадовалась за тебя...что вы
вместе ушли. Знаешь, на этого человека можно положиться... Я давно его
знаю... Он здесь каждый год бывает. Очень приятный мужчина. Да, и
человек хороший. У него очень больна жена. Давно. Хочет развестись с
ним. Жалеет его. А он не хочет. Верный. Таких мужчин не бывает –один
на сотню. Она по полгода в клинике. А он ее посещает. Ждет. Вот иногда
сюда с друзьями приезжает.
Я слушала, не перебивая ее. Почему-то стало все интересно, что касалось
его...
-Она уже никогда не выздоровеет. У нее неизлечимая болезнь. Она
должна жить в клинике.
Он, конечно, всегда молчит. Ничего не рассказывает о ней... Но очень за
нее переживает, потому что их очень многое связывает. Они
одноклассники. Женаты с юности.Всегда любили друг друга.Вот такая
судьба! –закончила она свой рассказ.
Я не переспрашивала, хотя многое было неясно. Было стыдно проявлять
любопытство. Она и так много рассказала. И я была ей очень благодарна.
Почему-то образ его, после ее слов, возвысился в моем воображении
портретом удивительного человека . И я уже старалась внимательней
присматриваться к нему... из какого-то неизвестного мне чувства
уважения к мужчине.
 
... Мы уже несколько дней катались на сложной спортивной трассе.
И в это утро Виктор предложил отправиться в лес, на дальнюю прогулку,
считая, что я справлюсь, не устану...
Проявляя особую отеческую заботу, помогает мне правильно
зашнуровать лыжные ботинки. И следит за моим дыханием. Говорит, что
это очень важно правильно дышать, чередуя шаги, тогда и силы не
покинут, хватит на долгую дорогу. Я слепо слушаюсь, считая, что он все
знает в этом деле, лыжном.
-Естественно, он знает...раз с лыжами на ты, -думаю я и не спорю.
Утренняя прогулка по лесу удивительная ! Тихо, тепло. Дышишь –не
надышишься! По краям трассы – крутые сугробы. Над лесными
тропинками кружевными белыми арками согнулись под тяжестью инея
темно-зеленые ветви высоких и маленьких елей...
Нет-нет, да и сорвется какая белая шапка с вершины...на голову. Я, не
выдерживая тяжести снега, валюсь в сугроб...Тогда смех! Виктор
откапывает меня...Поднимает... И мокрые от снега и смеха... с шутками и
насмешками ... друг над другом, следуем дальше.
Иногда он быстро съезжает с горы, а я в страхе и нерешительности, стою.
Жду, когда же он увидит меня...Мне приятна его забота, внимание...
Идешь по зимнему лесу-не налюбуешься! Высокие, недвижные спят сосны.
Издалека видны следы животных, птиц. Лес живет своей жизнью! И только
очень внимательный человек может наблюдать за жизнью тех, кто здесь
обитает.
У самого подхода к турбазе я потеряла равновесие и упала навзничь ,
сильно подвернув ногу. Виктор очень испугался, что это не растяжение,
а хуже ...Подумал, что я сломала ногу, и понес меня на руках.И нежно
приговаривал: "Что же ты так, неосторожно, березонька моя?"
Наверное, я впервые не чувствовала настоящей боли, потому что счастья
было больше.. .
 
глава 8
 
Каждая женщина мечтает о любви.
И в жизни каждой женщины часто происходят события или эпизоды,
казалось бы совершенно странные, даже отчаянные, но тем не менее
скрывающие за собой больше страданий и радостей...
 
***
Больная нога не позволяла мне встать несколько дней, и я вынуждена
была провести их в постели..
И тихими лунными вечерами я лежала с открытыми глазами и мечтала..
И кроме переполнявшего меня, моего существа чувства, я ничего не
замечала вокруг. И боль в ноге не могла отвлечь меня от дум...
Я даже не жалела об утраченной свободе передвижения в связи с этим...
 
Моя соседка не особо тревожила меня, занимаясь своими делами. То
уезжала спозаранку, то, замерзшая, усталая, приезжала поздно ночью и
торопилась быстрее улечься в постель.
 
...Я просыпалась с мыслью о нем и засыпала. Чертила в уме его образ,
мечтала о нем в темные, длинные вечера, когда была одна...и бессонные
ночи. Я уже знала его имя, но он, по –прежнему, был далек от меня и не
знаком мне.
Теперь мою душу заполнил этот прекрасный образ незнакомца. Сделать
какую-то попытку к разговору с ним мне и в голову не приходило. Мысль,
что он может меня не понять или обидеться моей навязчивости,
приводила меня в ужас.
Но само чувство радовало присутствием чего нового, доселе не
знакомого...
И все мои ранние влюбленности показались чепухой по сравнению с этим,
полностью заполнившим меня чувством. Я рисовала его образ в мыслях,
придавая ему те черты, которые даже не были свойственны ему...
Наслаждалась тем, что зрело в душе моей...
 
Я уже понимаю сейчас, в этом зрелом возрасте...что никогда чувство не
бывает таким острым, тонким, нежным, когда еще не высказана и не
разделена...
 
... Его улыбка, взгляд, движения настолько впечатались в память, что не
оставляли меня в покое ни на секунду. Я думала и думала о нем...Никакие
еще раньше, самые чистые познанные мною чувства, не давали мне
столько наслаждения, как случайный мой незнакомец.
 
Через несколько дней я уже смогла встать. Острая, былая боль в ноге не
ощущалась. Думая прогуляться перед сном и не умея усидеть в комнате,
я вышла на террасу. Было еще не поздно.Зимние сумерки всегда ранние..
В доме и окнах – зажгли свет.
Я прошлась по дорожке и ... Заглянула издали в окна. В окнах Виктора
света не было...
«Спи ,дорогое сокровище мое, -подумала я, улыбаясь сквозь чистые
слезы. – И знай, что теперь я буду беречь твой сон ...»
Долго я бродила по дорожкам парка.
Образ Виктора не выходил из головы.
Почему-то я рисовала картины нашей будущей жизни.. одну радужнее
другой.... И все это были наивные, возвышенные мечты. Без малейшей
тени чувственности...
Я даже испугалась своих мыслей...
«-Чур! Господи, о чем я думаю, глупая? Ведь у него есть жена. И он
любит, наверное, ее. Причем тут я?»-осеклась я.
... И быстро вернулась в комнату.
Солнце, которое сверкало эти дни, наполняя меня радостью, куда-то
исчезло с горизонта. Свет погас. Тени умерли. Все стало немым и
безжизненным. В окнах, темных от сумерек, пропали очертания. Только
темные груды облаков ползли вверх, пожирая голубое
пространство...Клубясь, меняя рельефы, будто кто-то их гонит против их
воли. Оторвавшись от других, одиноко металось светлое облако, слабое,
разорванное...
 
Глава 9
 
-Какие у тебя красивые волосы, -восхитилась соседка, увидев меня,
причесывающуюся.-Ты красишь волосы, что они у тебя такие золотистые,
переливающиеся?
-Да!..Покрасила хной.. для укрепления волос...
-А знаешь,-предложила соседка, -а ты не прячь их под платком...
Распусти! Тем более, сегодня такая теплынь! Красота! Ох! –вздохнула она
тяжело. –И сама бы прогулялась, но дела...стариковские... Не могу, -
высказала она сожаление и уткнулась в свои бумаги, забыв обо мне...
Я подумала, что не видела Виктора несколько дней. Грустно...глядела в
окно.
Но уже через минуту, приветствуя издалека, Виктор махал мне рукой....
Он объяснил свое долгое, трехдневное отсутствие... Оказывается, были с
друзьями на рыбалке...
А я блаженно улыбалась, радуясь ему.
Сегодняшнее утро было радостным, на самом деле, -сказочным!
После завтрака было решено идти на прогулку без лыж. Виктор считал,
что рано становиться на лыжи с больной ногой, но можно прогуляться в
близлежащий березняк.
-Знаешь, там замечательная березовая роща! Светлая!- радостно сказал
он, показывая вдаль рукой.- А ты сегодня какая-то необыкновенная,
-заметил он, заглядывая в глаза. –Красивая!
Мое сердце ликовало!
Все небо и весь воздух были полны снежинок. Снежинки летели, падали,
кружились и снова падали... Они ложились на грязь на дороге. И на все
крыши. И на деревья. И на ступеньки крыльца. И на мои волосы , и на мои
варежки, с которых мне хотелось их слизать, почувствовать нежный
холодок. Я подставила ладонь-они и на ладонь упали.
Как пух, обволакивали лицо, ресницы...
-Как красиво, -восхитился Виктор, увидев, как снежинки растаяли на
теплой его ладони.
Вся земля белая!
А потом выглянуло Солнышко. И снег заблестел! И на душе стало так
весело, будто праздник наступил!
А в березовой роще все деревья были убраны снегом до самого малого
сучка. Лишь в вышине чернели обдутые ветром верхушки берез, и их
тонкие веточки казались нарисованными черным карандашом на синеве
неба.
 
Дорожка бежала вдоль ручья. Деревья благостно кланялись и уступали
нам дорогу, открывая веселые солнечные полянки.Только мелкие следы
птиц манили куда-то в чащобу, в бурелом.
Роща белела пушистой головой, лапами... Тронешь дерево – и звенит
дерево сосульками, а с веток –радужная пыль из снега!
Небесная лазурь! Как на картинах художников... Смотришь –не
насмотришься!
-Я тебя фотографировать буду! Встань у дерева, -попросил Виктор.-
Знаешь, получится хорошее фото,-произнес он, всматриваясь в объектив.
-Ты и сама, стройная, как березка!
Я встала у дерева, припорошенного снегом, приобняв ствол...
-Меня ты так не обнимаешь, -заметил он, смеясь. –Наверное, у дерева
есть причина...
Мы шли по берегу реки, взявшись за руки, не чувствуя холода... А,
чувствуя трепет нежного прикосновения рук...и звук замедленного
дыхания... Казалось, мы прислушивались друг к другу...
-Я должен сказать тебе, что ты мне нравишься, - тихо произнес он, не
глядя на меня, остановившись у воды. –Но это нормально! Ты молодая,
красивая девушка! Трепетная! И у тебя вся жизнь впереди, в отличие от
моей...
Он присел у ледяной коросты, замерзшей у края реки.
Воды...прозрачной, живой, как пульс, бьющейся подо льдом.
Казалось, что и у меня тот же пульс... От волнения и ожидания слов.
-Почему ты так?-прервала я его монолог, который сама же и ждала...
Дорожка спускалась к ручью, который местами был застелен снеговым
одеялом, местами припорошен снегом, через который виднелся лед, а
порой из льда проглядывала темная вода.
- Да! Так есть! -сказал он, глядя себе под ноги. –Видишь, я уже
умудренный опытом, жизнью, отягощенный семьей, человек...Темная
вода!... А ты еще и жизни не видела, не знаешь...Только начинаешь
жить, двигаться...прикасаться... к ее незнакомому ... «течению» ...
Завидую тебе, по-человечески, -как-то грустно сказал он и посмотрел на
меня, окидывая всю взглядом.
-Зачем так грустно?- спросила я.
-Это не грусть, а констатация факта! Такова жизнь! Селяви, -как говорят
французы... И поломать ее –значит, поломать все свое представление о
жизни, -проговорил он в задумчивости. –Человек должен строить, а не
ломать, уничтожать...
Мы как-то враз оба замолчали.
-Вот тебя никогда не смог бы тронуть, как этот гад... Карим, -сказал он
вдруг после долгого молчания
.-Ты для меня, как та снежинка, на ладошке..
 
Глава 10
 
-Алло! -Виктор? –спросила я, услышав в трубке мужской голос.
-Да!-отозвалось в ответ.
-Виктор, вы помните «Березку» ? – шутливо задала я прямой вопрос и
замолчала.
-Да! Помню!-ответил Виктор. И тоже замолчал. Слышно было некое
волнение в голосе
и... какой-то запоздалый кашель ...
-Я в Москве. На Казанском вокзале, -четко произнесла я. Без всякого
волнения, так, будто я его старая знакомая. И мы только вчера
расстались
-Да! Я сейчас!-решительно сказал он.-Я сейчас буду! Жди!
-А как ты меня найдешь? Ведь надо думать, мы изменились...Прошло
больше десяти лет! – удивленно спросила я.
-Увижу и узнаю, -уверенно сказал он и замолчал.
Мы встретились в условленном месте. Он совсем не изменился. Только
стал еще шире в плечах и вальяжнее. Но глаза те же, что и раньше, с
особым блеском, теплотой. Только с какой-то грустью и нежностью,
появившейся с годами ... в уголках глаз.
-Ну, вот и я, -сказал он. –Рад видеть! Даже через столько лет!
И он распахнул глаза и улыбнулся своей роскошной улыбкой!
-И я, - уже с некоторым волнением произнесла я. И улыбнулась.
В руках цветы. Алые –алые.
Я была рада видеть его такого же, как и прежде... Внимательного,
осторожного в слове. Казалось, он долго обдумывает каждое слово,
прежде чем говорит, поэтому его молчание не напрягало. Он молчал и
смотрел на меня, как и раньше. Разглядывал.
-Ты стала еще краше! –сказал он. -А можно тебя поцеловать? – вдруг
спросил он, ошеломив...
-Разве об этом спрашивают? –удивилась я. И прижалась к нему.
Он тоже потянулся вперед, ближе, и я увидела его глаза... близко-
близко... Он осторожно обнял меня и поцеловал... в губы. Впервые...
-Прости, мой Ангел, что однажды в тебя влюбился с головой?! – произнес
он взволнованно и торжественно, как строчки из стихов
-Разве?- произнесла я оторопело.-Разве же был влюблен? Помнится, это
я... тогда потеряла голову?
Он не ответил.
-Слушай! Идем. Посидим где-нибудь, поговорим? –А?- как-то спешно
произнес он и, взяв меня за руки, потянул вперед.
В вокзальном ресторане, как всегда, было тихо и уютно.
Окно- нараспашку. Аромат сирени -ли, каких-то цветов, смешанный с
запахом юной листвы и мокрого асфальта кружил голову . И волновал
воображение, вызывая запоздалые слезы..
.-Ты что?- его внимательный взгляд остановился на мне.
-Ты удивил меня своим появлением, - растроганно сказала я.-Вот и
слезы...
 
-В бытность мы с сестрой, будучи в Москве, забредали и сюда, чтобы в
тишине насладиться хорошей едой. Помнится вкус черной икры, мяса в
горшочках, -произнесла я, вспоминая то время, чтобы только отвлечься
от нахлынувших мыслей...
-Ты откуда здесь? – прямо спросил Виктор.
-Вот застряла здесь, в Москве... у вас. Нет билетов в Казань... Еду из
Литвы. Через Ригу, -зачастила я.
-Ясно!
-Москва красивая, но чужая, -грустно произнесла я. –Или не принимает
чужих?
-Так. Расскажи о себе...Что ты, где ты? Мне интересно! –он
заинтересованно глядел в глаза, одновременно разливая вино в фужеры...
- Замужем. Работаю в школе. Учитель. Есть дочь , - кратко сказала я.
-Да! Понятно! Я так и думал, -четко сказал он.
-Думал?-удивилась я.
-Да! Думал долго!- серьезно сказал он.-Думал!-повторил он. - Даже искал
тебя, хотя ты не оставила адреса, в отличие от меня... Правда, адрес
найти было несложно. Я сделал запрос в дом отдыха. И мне сообщили.
Меня там знают, как постоянно бывающего... отдыхающего на базе,
туриста –рыбака, -задумчиво произнес он. – В Казани мне сообщили, что
ты в Волгограде. И я прекратил поиски.
-А после Волгограда я вышла замуж и уехала в Литву, -продолжила я.
-Я сейчас вернусь, -сказал он, и неожиданно и резко поднявшись, куда-
то удалился.
Его не было добрых полчаса. Я уже хотела вставать из-за стола, думая,
что он покинул меня... вот так, не простившись...Как увидела его, в
распахнутом пальто, бегущего мне навстречу...
-Ты прости, пришлось отлучиться, -сказал он. –Я уже было испугался, что
тебя не обнаружу здесь, -сказал он взволнованно. –Вот билеты в кино! Мы
не будем сидеть здесь на вокзале, а культурно проведем в кинотеатре. И
фильм замечательный! «Любовь и голуби»! Я как раз не успел посмотреть,
думаю, и ты... Он вопросительно смотрел на меня:
-Ты не откажешь мне в этой милости –вместе сходить в кино?
Думая о том, что эту ночь придется провести на вокзале, я не
противилась... Обрадовалась, что посидим рядом, в тепле и уюте
театрального зала...
Фильм настолько увлек нас сюжетом, что мы на время даже забылись, где
мы... Сидели рядом, рука в руке, как влюбленные школьники...Будто и
не было этих десяти лет разлуки. Было приятно чувствовать тепло
человека, тебе... небезразличного...Вспоминали о прожитых прошлых
годах... Смеялись... и тепло шутили над тем временем, которое ушло так
далеко от нас...
Было уже поздно. На улице спала жара и было прохладно. Только
одинокая луна на зведном небе проглядывала сквозь редкие тучи...
--Но это еще не все, -загадочно улыбаясь, произнес он. -Вот билет! -Ты
можешь ехать дальше! Москва благосклонна к тебе! - и протянул билет
на прощание.
Это было сюрпризом для меня!
У отходящего с перрона поезда он произнес:
-Я ничего не могу сказать о себе. Прости...
... Только точно знаю, что моя жизнь остановилась в тот момент, когда
я увидел тебя впервые! Эти десять дней общения –самые счастливые! И я
не забыл о них!
Я тогда уехал внезапно, чтобы затеряться, забыть о тебе, потому что
ничего не мог поменять в своей жизни...И что-то дать тебе... Но я всегда
помнил о тебе!
...И вспоминал, думая и представляя тебя той Снежинкой, растаявшей на
ладони...
Copyright: Фания Камининене, 2019
Свидетельство о публикации №384631
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 06.08.2019 11:07

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Бери пример с наших!
Игорь Крапивин.
Год быка
Поёт Андрей Разин,
основатель группы "Ласковый май"
Наши новые авторы
Виктор Сюрдо
Спроси меня…
Кабинет критика
Яна Кауфмана
Кабинет критика Евгения Мирмовича
Кабинет критика
Ольги Уваркиной
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Региональные отделения МСП "Новый Современник"
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"