Дмитрий Долгов и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Долгов "Борец". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" и журнал с одноименным названием приглашают










Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Энциклопедия современных писателей "Писатели нового века". Том 2

Номинация: Тексты писателя

Все произведения

Произведение
Жанр: РассказАвтор: Александр Бацунов
Объем: 14057 [ символов ]
Рыжик
— Гриша! Вставай, сынок!
Дядька
приехал!
будила,
толкая в
плечо, своего пятнадцатилетнего сына Елена.
— Что? — переспросил тот, щуря спросонок свои голубые глаза.
— Вставай, говорю. Дядька тебя ждет, на покос пора ехать.
Гришка быстро спрыгнул с полатей, потянулся, натянул на себя рубаху и
холщовые штаны.
— Что такую рань-то? — сонно зевая, пробурчал он, выходя во двор.
Вокруг стояла утренняя благодать. Солнце набирало силу, его первые
лучи нежно искрились по алмазным бусинкам росы, обильно выпавшей
под утро на изумрудную траву. В густой листве огромных тополей
разноголосо и звонко пели скворцы, где то за околицей щелкал бич
пастуха, зычно мычали коровы. У ограды на привязи недовольно фыркал
запряженный карий конь, сонно косивший своим черным глазом.
— Что тянешься! Не выспался, что ли, опять всю ночь с девкам
проблукал? — улыбаясь в свои усы, поздоровался дядя Федор. — Давай
быстрей! Коси коса пока роса, — торопил он Гришку, аккуратно укладывая
в телегу вилы и ведерный лагушок с водой. — Брат твой Демьян на три
часа косилку дал. Умывайся и поехали.
Гришка, подпрыгивая и дрыгая босыми ногами, подбежал по мокрой траве
к наполненной до верху кадке и, обхватив ее руками за края, несколько
раз с размахом окунул в нее голову. Вода с шумом плескалась ему на
ноги, ручьями сбегала с его косматой головы, освежая тело от утреннего
сна.
— Что ты, вражина, делаешь! — крикнула на него Елена. — Я уже
замучилась их доливать, они же рассохнутся без воды. Хоть бы мать
пожалел! И в кого ты такой уродился, иди быстрей, дядька ждет! —
бурчала она, незлобно подталкивая его своим кулачком в спину.
— Мам не ругайся, приеду с покоса, весь огород полью и кадушки
наполню, — улыбаясь, пообещал Гришка, ловко усаживаясь на телегу.
— Поехали, дядька!
— Обед-то возьмите! Я вам собрала, огурчиков, лучку зеленого
положила, яиц отварила, а хлеба нынче нету, лепешки с рыжика*, —
тараторила Елена, второпях протягивая сыну узелок, связанный из
старенького платка.
— Но-о! Карька! — щелкнул кнутом Федор, и рыжий конь, навострив
уши и подняв хвост трубой, затрусил по дороге, телега задребезжала по
кочкам.
Километрах в трех от деревни, в широкой ложбине, у самого пруда,
раскинулся дробышевский покос. Еще Гришкин дед Макар облюбовал эти
места, очистил от зарослей таволожника, осушил обводными канавами.
Вот уже полвека в округе это место слыло как Дробышев лог. Правда,
последнее время набирающий силу колхоз пристально стал
приглядываться к их владению. Елена пока отмалчивалась на
предложение правления вступить в него, но год назад, в тридцать первом,
к колхозу примкнуло почти все село. И колхозные земли приблизились к
их лугу, обжав его со всех сторон. Цветущий луг красовался единоличным
бельмом на светлом лике дряблых колхозных полей и вызывал
раздражение у районного начальства.
Старенькая ТОЗовская косилка стрекотала, оставляя за собой густой
валок и терпкий запах свежескошенных трав.
— Поменьше! Поменьше бери, пятку порвешь! — то и дело кричал
Гришке Федор, любуясь обилием и густотой цветущего луга. «Стога четыре
хороших поставим, с лихвой хватит коровам на два двора», — прикидывал
он, глядя, как тяжело прорезались луговые травы.
Гришку не надо учить, на покосе не впервой, с семи лет на лошадях,
сполна познал все тонкости косовицы. Любил он эту пору. Под стрекот
жатки, душа его, взлетала и пела, засевшими в памяти, словами предков
«Толи дело брат в Сибири, воля и простор»! С первых шагов Гришка
впитал в себя всю красоту, мощь родного края, и не мог представить, что
где-то есть места лучше и краше.
К обеду, порядком измотавшись, сделав последний прокос, он подогнал
косилку к меже.
— Все, ближе к ручью нельзя, косилку утопим. Я потом, дядь Федь,
когда подсохнет, литовкой докошу. Да и конь устал, весь в мыле.
— Ну все, так все. Выпрягай и веди коня к пруду, только сразу не пои,
пусть остынет. А я схожу, обед возьму, подойду и поедим.
Гришка уставшим шагом, с сибирским степенством, подвел коня к
изогнутому березняку, прижившемуся на верхушке плотины, и привязал
его уздой к суку.
— Смотри, племяш, как в раю! — сказал подошедший к нему Федор,
любуясь с плотины красотой, окружающей деревню. Пред ними лежали
свежескошенные травы, а по обе стороны от луга набирали силу
бескрайне зеленеющие хлебные поля. Дальше ровными рядами высились
Титовские хаты, за ними, умываясь в небесной синеве горизонта своими
вековыми макушками, сплошной зеленой стеной стоял лес. Легкий свежий
ветерок с пруда обдувал их потные лица.
— Пойдем в тенек, пообедаем, коня попоим и домой.
Усевшись поудобней на мураву в тени берез, Федор развязал узелок,
неторопливо разложил скудную снедь.
— Не дураки были наши предки! — с чувством гордости произнес он.
— Дядь Федь, а батька мой такой же был, как ты? — спросил Гришка.
— Батька? — Переспросил Федор и пристально посмотрел на него. —
Сходи-ка к колодчику, водички холодненькой попьем. - Встрепенулся
вдруг он, протягивая племяннику котелок и глядя куда-то в даль...
В феврале девятнадцатого, сняв свои офицерские погоны и кресты,
через всю Россию Федор, наконец, добрался до родного села. Но едва
успел вкусить мирной жизни, как ранним майским утром этого же года в
дверь Дробышевых раздался тихий стук. Федор поднялся и, не одеваясь, в
нижнем, вышел на крыльцо. На пороге стоял его бывший однополчанин по
9-му Сибирскому полку унтер Яков Левандовский.
— Здравия желаю, Федор Макарыч! — поприветствовал он своего
бывшего командира. — Сегодня в Токарево белые будут проводить
мобилизацию. Вчера вечером свояк с управы по секрету сказывал,
подчистую всех офицеров, унтеров и Георгиевских кавалеров. Завтра,
говорит, к обеду у нас будут. Что делать будем, Макарыч? На нас и так
крови — в век не отмыться, так еще сволочи и в своей выкупать хотят.
— Не паникуй, Яков, нам спрятаться где-то надо, пересидеть это время.
— Может, на ивановской заимке сховаться? — предложил Яков. — За
десять верст от села искать нас никто не станет.
— Добро! Кто еще с нами? — спросил Федор.
— Кавалер Тимоха Красов да два унтера с Колдунов.
— Хорошо, берите провизию недели на две, оружие захватите,
встречаемся сегодня в полночь на конях у плотины. Но чтобы тихо, ни
одна душа не знала. Понятно?
— Так точно, ваше благородие! — козыряя, усмехнулся Яков.
После полудня к дому брата подошел Петр. Во дворе бойкая сноха Дарья,
закатав подол юбки, развешивала выстиранное белье. Среди
развешенного, разноцветного белья, зеленела защитная форма брата.
— Здравствуй, Даша! Федор дома? — спросил он у снохи.
— А где ж ему быть! — ответила та, поправляя свой платок. — Дома с
Сашкой сидит, ест, я курицу зарубила, квашня у нас сегодня, пирогов
настряпала, да вот еще стирку затеяла. Иди, Петро, к мужикам за
компанию.
— Спасибо! С удовольствием отведаю. С чем пироги-то?
— С картошкой, с яйцом есть.
Петр вошел в дом, вкусно пахло вареной курицей, а с прокопченных
железных листов, накрытых широким рушником, исходил запах свежего
хлеба. На столе стояла крынка молока, деревянная расписная миска с
курятиной, горкой валялись румяные пироги. Федор и его пятилетний
белобрысый сын Сашка ели, запивая молоком.
— Здорово, брательник, — поздоровался Петр протягивая брату руку. —
А Сашка у тебя какой большой! Иди, поздоровайся с дядей!
Сашка бойко спрыгнул с лавки и, мигая своими голубыми глазками,
быстро протянул ручонку.
— Здорово, здорово мужик! — ласково улыбнулся Петр, легонько
пожимая своей ручищей его маленькую ладошку.
— Присаживайся с нами, — предложил Федор. Я уж хотел за тобой
Дуняшку послать, да та запропастилась где то, поговорить нам надо с
глазу на глаз.
— Тять, я пойду на улицу побегаю! — перебил его Сашка.
— Давай беги! Мамку только кликни до дому, — сказал он, подтолкнув к
двери сынишку.
— Мамка! Тебя тятька зовет! — едва захлопнув за собой дверь,
закричал тот и, мелькая босыми пятками, рванул на улицу.
— Звал, Федя? — спросила, краснея, вошедшая Дарья. Дарья до
беспамятства любила своего мужа, стеснялась этого и никак не могла
привыкнуть к нему после пятилетней разлуки. Она боялась потерять его
снова, и всячески старалась угодить ему.
— Даша, у нас под курицу и к пирогам есть что-нибудь покрепче
молока? С браткой нам бы посидеть, потолковать о жизни.
— Только спиртовая настойка на березовых китешках.
— Неси на китешках, не баре.
Дарья вышла в сенцы, погремев немного посудой, вернулась с коричневой
литровой бутылкой.
— Что надо еще, Федя?
— Иди присядь с нами, — попросил ее Федор.
— Некогда, Федя, у меня еще дел много, хоть бы к вечеру управиться.
Собрать вот одежку надо, она уж высохла, — отказалась Даша и вышла
во двор.
— Я вот о чем хотел тебя попросить, — подняв стакан с ядреным,
коричневым самогоном, начал Федор. — Ладно, потом! Давай за батю,
царство ему небесное! Достойный мужик был!
Братья, не чокаясь, выпили.
— Фу-у! Злющий какой! — выдохнул Федор, ставя на стол стакан. —
Мне ненадолго надо из села отлучиться, — отламывая куриную ножку,
сказал он, посмотрев на Петра. — Я хотел тебя попросить, чтобы ты
приглядел за моим двором.
— Ты знаешь, брат, я тебе ни в чем не отказывал, — прожевывая
курятину, ответил Петр. — Но эту просьбу я не могу исполнить. Завтра
ухожу к Колчаку. И ты как офицер, я вижу, тоже?
— Ты к Колчаку?! — открыв в недоумении рот, вскрикнул тот. — Народ
впервые пришел к власти, выбрал новую жизнь, наметил цель. Зачем тебе
воевать с народом? Забыл батькин наказ — и в радости, и в беде будьте
всегда со своим народом. А когда умрете, то будет, кому вам глаза
закрыть и ноги обмыть. Я не пойду против народа! Сегодня в ночь уеду из
села, отсижусь где-нибудь. И ты не дури, брат!
— Вот ты говоришь, народ выбрал новую жизнь. Народ ли? — Вопросил
Петр. — Народ наш слеп, он как телок, которого поманили пустым ведром.
И ты ослеп, Федор. Антихрист вас одурачил, — с жаром доказывал он,
глядя брату в глаза.
— Ведь жизнь человек не выбирает, ее дает Бог, а вот душу он нам дает
на сохранение. Цель у нас одна — сохранить эту душу, а чтобы в теле ей
жилось привольно, написаны заповеди Божьи. Сейчас к нам пришел зверь
в облике человека и разжег адово пламя. И если его не потушить, то
выродится в этом пламени Род человеческий, сгорят Души. А вместо Рода
человеческого наплодится бездушное потомство, которое подобно толпе
на Голгофе распнет Россию. Иду я добровольно воевать, за Род
человеческий, за Душу свою, за Россию.
Спасибо за угощение, брат! — засуетился Петр, вставая из-за стола. —
Мягкий, вкусный хлеб печет у тебя Дарья. Дай Бог, чтобы он был у вас
всегда на столе. Нижайший поклон вам, авось еще свидимся! — И,
попрощавшись, вышел.
С этого дня они больше не виделись. Федор хоть и с трудом, но уклонился
от белой и от красной мобилизации, помог ему в этом старый фронтовой
друг. О судьбе брата он узнал лишь в двадцать втором, от вернувшегося
унтера Бухтоярова, уходившего вместе с ним к белым.
... Внизу, у обрыва плотины, по другую сторону пруда, бил родник. Его
холодная прозрачная вода медленно стекала за края небольшого
деревянного сруба в узкий ручей, шедший в низину. По крутой,
утоптанной песчаной дорожке Гришка легко спустился к срубу, наполнил
котелок и перевел взгляд на ручей. Сквозь чистую воду было видно, как у
самого дна, мелькали зелеными спинами гальяны, а у одинокой
камышинке, притаился пузатый карась. От ручья тянуло холодком и тиной,
на бережку чуть поодаль, подпрыгивая по солончаку, испуганно кричал
чибис. Поднявшись с трудом обратно, он вяло сел на траву и протянул
Федору котелок.
— Ух ты, какая холодная! Аж горло леденит! — сказал тот, медленно
сделав несколько глотков. — Отец твой, Петр, этот ключ отыскал, очистил,
сруб сделал. Память о себе оставил, царство ему небесное!
— Дядь Федь, так какой батька мой был? — снова спросил Гришка, с
треском откусывая, кусок землянистой рыжиковой лепешки.
— Во зубы! Гвозди кусать можно, — усмехнулся Федор, замачивая в
котелке лепешку. — А у меня ни к черту, война, будь она неладна.
— Батька твой хороший был, старой, нашенской закваски. По гроб не
прощу себе, не разъяснил я ему толком тогда, обидел в последнем нашем
разговоре, — медленно пожевав огурец добавил:
— Особенный какой-то был, — и, вытащив лепешку, впил в нее свои
зубы.
— Ох, мать твою! — вскрикнул он, скривясь от боли, выплевывая
недожеванный огурец. Выпеченная в печи лепешка из рыжика была как
каменная. Морщась, шумно протянув сквозь зубы воздух, продолжил —
Батька твой был как ты, Гриша, так же радовался жизни, каждому
деревцу. Каждую травинку, каждое новое гнездышко примечал. Любил
жизнь, а погиб по-глупому в двадцатом. У Колмыцких Мысов на бугорке
похоронен. Я был у него, крест поставил, съездим как-нибудь, я тебе его
укажу.
Боль утихла, Федор поднес лепешку, пытаясь откусить ее с другого бока.
Лепешка по-прежнему не поддавалась. Намучив свои зубы, он со злостью
швырнул ее на водную гладь и с силой выдохнул:
— Вот гады, вывели народ на светлый путь, скоро дерьмо жрать научат!
Лепешка, вжикая по воде, оставляя за собой круги, долетела почти до
середины пруда.
— Ого! Вот это да! Пятнадцать аж! — восторженно крикнул Гришка и
весело захохотал.
— Что «пятнадцать»? — недоуменно спросил Федор.
— Пятнадцать блинчиков напек! — сквозь смех пояснил Гришка.
— Хоть таких блинчиков наелись, — горько усмехнулся тот. — Вот уже
пятнадцать лет как эти горлопаны лозунгами да дерьмом из рыжика людей
кормят. Мать их! А может, все-таки прав Петр был?!
* Густорастущая, в Сибири маслянистая полевая трава.
Copyright: Александр Бацунов, 2019
Свидетельство о публикации №383556
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 12.07.2019 06:58

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов