САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Людмила Роскошная
Конкурс достойных красавиц для нашего красного жениха!
По секрету всему свету! Блиц конкурс.
О выпивке, о боге, о любви. Конкурс имени Игоря Губермана
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Светлана Ливоки
Объем: 21112 [ символов ]
АНДРЮША С КАСТАНАЕВСКОЙ УЛИЦЫ
У многих, наверняка, возникали желания увидеть человека из своего далёкого прошлого, с которым не виделся лет сто, чтобы узнать, как сложилась его жизнь, вместе вспомнить тот период и просто поговорить по душам. Большинство из нас удовлетворило свои желания, когда появились сайты и социальные сети «Одноклассники», «Мой мир», «В контакте», где находились даже те люди, о существовании которых, мы уже почти забыли. Тем не менее, с воодушевлением обменявшись сообщениями с изложением своих кратких автобиографических данных (семейное положение, место работы) и переписавшись пару раз, вскоре мы обычно теряли интерес друг к другу, после чего сводили своё общение к минимуму, из вежливости ещё какое-то время ставя «лайки» под фотографиями своих давних знакомцев.
Но мой случай - особый. Человек, которого я мечтаю увидеть с тринадцати лет, не приходится мне ни родственником, ни одноклассником, ни коллегой по работе. Я даже толком не знаю, где он учился, ведь общались мы с ним всего ничего – неполную третью смену в пионерском лагере под Калугой в семидесятых годах, но я не раз хотела заняться его поисками. У меня имелся его почтовый адрес, и была на то одна причина.
В молодости, когда я собиралась это сделать - жизнь мне не дала, постоянно оборачиваясь так, что мне тут же становилось не до поисков: после школы я училась дальше, вышла замуж, появился ребёнок и так далее. Второй раз, когда цифра моего возраста стала неуклонно двигаться к отметке «сорок», я всё же приступила к поискам. Благодаря тому, что в ходу к тому времени был Интернет, напичканный множеством информации из достоверных и недостоверных источников, пока ещё не имевший защиты личных данных своих пользователей, поиск, почти сразу выдал мне результат. Введя в строку поиска имя и фамилию, почтовый адрес, я получила номер домашнего телефона и узнала отчество интересовавшего меня человека, его дату рождения, профессию, получила данные о составе семьи. В виде бонуса Интернет выдал мне номер и марку автомобиля, которым, по всей вероятности, владел мой выросший друг из пионерского лагеря.
Я была шокирована своим открытием до такой степени, что не подумала о том, чтобы сохранить или записать всё то, о чём мне стало известно. Мне надо было переварить полученную информацию, а главное в своём сознании и воображении увязать запомнившийся мне образ мальчика Андрюшки тринадцати лет с образом представительного женатого мужчины под сорок Андрея Евгеньевича – врача психиатра.
На это мне потребовалось несколько месяцев. И когда моё сознание окончательно сформировало внушительный образ повзрослевшего моего детского друга, я собралась с духом и зашла в Инет, с целью отыскать номер телефона снова и, наконец, позвонить, но… персональные данные оказались уже под защитой. Только профессия и место работы Андрея были в свободном доступе. И именно это меня отрезвило. Потому что представить себе, как женщина без пяти минут сорок лет, предварительно записавшись к психиатру, приходит к нему на приём и начинает врачу рассказывать о том, что она его знает, что когда-то она дружила с ним в пионерском лагере… Не правда ли, смешно и напоминает начало какого-нибудь анекдота?
Но мне было не смешно, наоборот, страшновато оттого, что я была уже в том возрасте, к которому основная масса людей, даже если не сталкивалась с психиатрией напрямую, то уже хорошенько наслышана о ней и может себе представить профессиональную реакцию и действия психиатров на подобные обращения граждан.
Наверное, трудно себе представить, но, даже, осознавая своё многолетнее бредовое желание найти своего пионерского друга, я попыталась сделать это ещё раз. Тогда консультация психиатра срочно потребовалась одной моей знакомой, имевшей запойного мужа. Ну, мне и пришла мысль позвонить в клинику, где работал Андрей, чтобы записать хотя бы её на приём, чтобы потом она мне рассказала, как он выглядит. Но по телефону меня спросили о том, где я проживаю и когда я назвала адрес своей знакомой, мне сразу отказали в записи, поскольку названный мною адрес не входил в перечень улиц и домов участка на окраине столицы, который обслуживал доктор Барышников.
Всё. Я решила для себя больше не думать на эту тему, тем более - не искать человека, который прожил значительную и, наверное, большую часть своей жизни, вполне вероятно, даже не вспоминая о какой-то там девочке из детства, да и о своём пребывании в одном из пионерских лагерей тоже. И, конечно, мне было просто необходимо выкинуть из головы причину, которую я не один десяток лет называю веской для того, чтобы периодически вспоминать Андрея и наш с ним лагерь. Ради чего я должна мучиться остаток жизни, чтобы разгадать, что однажды произошло на самом деле? Чтобы помочь самой себе прекратить это я решила написать небольшой рассказ, изложив всё на бумаге, как по слухам советуют психиатры некоторым своим пациентам, побывавшим в стрессовых ситуациях.
 
Что в лагерной жизни главное? Правильно, - дружба, любовь и танцы. Всё остальное – зарядка, походы, разные мероприятия – это уже вторично.
Андрюша, который был зачислен в наш отряд со своей родной сестрой рыжеволосой Катей, которая, хотя и была младше нас на год, была выше брата ростом, был симпатичным парнем и сразу привлёк внимание девочек отряда тем, что внешне был очень похож на популярных героев - близнецов из кинофильма «Приключения Электроника». Такая же копна светлых волос, такая же обаятельная улыбка и открытый взгляд. Все девчонки хотели дружить с таким парнем, но он почему-то сразу выбрал меня и с тех пор, как мы с ним познакомились, не отходил от меня, ни на шаг. Прихватывая с собой Катьку, мы ходили в столовую, где сидели за одним столом, облазили все лагерные окрестности, играли в настольный теннис, в который, как оказалось, мой новый друг прекрасно играет. А ещё Андрюшка имел юношеский разряд по каратэ, и поэтому был круче всех мальчишек отряда.
Вечером мы ходили на танцплощадку, и я впервые танцевала с новым другом по взрослому – в обнимку медленные танцы. Мне было очень интересно с ним дружить, потому что он много знал и мне нравилось, как он одевался – модные шорты цвета хаки и обязательно светлая футболка. Наша дружба крепла день ото дня, и расходились по своим палатам только на ночь под звуки горна, который оповещал об отбое. Через неделю нам стало понятно, что с нами случилось. Первая в нашей жизни любовь была чистой и непорочной. И быть может этим и запомнилась бы нам та лагерная смена на всю жизнь, если бы не обстоятельства и события, которые вскоре стали происходить.
Незадолго до них в отряд была зачислена новая девочка. В лагерь её привезла бабушка. Девочка всё время ныла и не хотела оставаться. При расставании бабуся буквально вырывалась из объятий внучки. Наш пионервожатый Евгений – весёлый тридцатилетний мужчина худощавого телосложения с рябинками на узком лице пришёл ей на помощь тогда: он, отвлекая девочку разговорами, дал возможность старушке скрыться. Девочка продолжала плакать в голос, и настроение её не улучшалось. Мы, уставшие её утешать, стали называть девочку за глаза Нытиком. Весь следующий день девочка Нытик держалась особняком. Успокоилась она только на третий день, но по-прежнему, ни с кем из нашего отряда не пыталась подружиться.
Постепенно все забыли о девочке, перестали обращать на неё внимание, тем более, что лагерная жизнь бурлила. Наш пионервожатый был своим человеком в отряде, он приветствовал дружбу между пионерами и всячески содействовал возникновению светлого чувства первой любви, давая крепко подружившимся членам своего отряда совместные поручения. И отныне мы с Андрюшкой занимались выпуском отрядной газеты. Нам помогала и Катя, втроём мы подолгу разрисовывали лист ватмана, сочиняли и клеили тексты на каждый из экземпляров её выпусков. А перед проведением лагерного слёта Евгений отрекомендовал нас двоих пионерам отряда и предложил направить в создаваемый в лагере совет. Ребята были не против, и после этого каждый второй день мы с Андреем просиживали в административном корпусе лагеря на совещаниях. В общем, нам было чем заняться. Но через несколько дней начали происходить эти кражи.
Кражи в отряде случались каждую ночь. Из маленького помещения, отведённого под хранение чемоданов и сумок пионеров деревянного корпуса, в котором проживал наш отряд, стали пропадать гостинцы, привозимые детям в родительские дни. Бессовестные кражи конфет и печенья возмущали нас до такой степени, что мы ежедневно стали буквально требовать от своего пионервожатого разыскать подлого вора. Перед Женей встала необходимость что-либо срочно предпринять, чтобы погасить возраставшую смуту. И однажды он вызвал нашу сплочённую троицу к себе на конфиденциальный разговор, который закончился тем, что пионервожатый предложил нам провести расследование. Ну, мы естественно согласились, а Евгений уже на вечернем построении торжественно обещал всем ребятам, что к концу смены преступник будет найден и «предъявлен народу для линчевания».
Конечно, ни для кого не стало секретом, кому поручено вести расследование, и немного успокоившиеся ребята по очереди справлялись у нас, когда мы начнём расследовать это дело. Но мы молчали, настроенные своим пионервожатым на то, чтобы свято хранить тайну следствия, и не просто «настроенные», а давшие ему честное пионерское слово её хранить.
Несмотря на то, что мы были избраны, никаких особых подозрений и тем более мыслей, которые отличались бы от мыслей других ребят нашего отряда, у нас не было. Дело было в том, что большинство пионеров – наших товарищей подозревали только одного человека, с появлением которого неделю тому назад в отряде и начались эти злополучные кражи. И мы считали так же. Посовещавшись между собой, решили, что наша задача – убедиться в правильности всеобщего подозрения и, что желательно – схватить воровку «за руку». Мы наметили план действий, главным пунктом которого было находиться в складском помещении в засаде поочерёдно, спрятавшись на верхних полках за багажными сумками.
Пионервожатый наш план одобрил и в первый день сразу после вечернего отбоя в засаду отправился Андрей, ему предстояло залечь на широкой деревянной полке под самым потолком. Забаррикадировавшись там, он пролежал там около трёх часов. На следующий день Екатерина провела на полке тихий час, а вечером выпало мне карабкаться туда.
Обзор открывался отличный. В широкую щель между двух саквояжей была прекрасно видна входная дверь и большая часть всего помещения. Правда, лежать было не совсем удобно: шевелить затёкшими конечностями нужно было предельно осторожно, чтобы сумки не полетели вниз. И тогда прощай конспирация! Но мне повезло, долго находиться в засаде мне не пришлось. После того, как для пионеров прозвучал горн, возвещавший об отбое и отходе ко сну, и гул детских голосов затих окончательно, наступила полная тишина, изредка нарушаемая слабыми едва слышными звуками, доносившимися с улицы из ночного леса, окружавшего лагерь со всех сторон. Я лежала и прислушивалась к этим звукам, как вдруг дверь с тихим скрипом отворилась. В дверном проёме стояла девочка Нытик собственной персоной.
С осторожностью оглядевшись, она на цыпочках прошла к полкам, находившимся прямо подо мною. Мне было не видно, что стала делать она, но снизу раздавались звуки, будто бы мышь зашуршала и заскребла. У меня перехватило дыхание от возмущения, и я поняла, что Нытик уже начала копаться в чужих вещах. Но больше всего меня мучило любопытство, и интересовал вопрос: в чьих вещах конкретно она рылась. Но обнаруживать себя мне было нельзя, поэтому в ответ я слышала только шуршанье.
«Что же делать? Закричать? Позвать всех? Могут не услышать… Ребята, наверняка, уже заснули и видят третий сон, иначе эта дрянная девчонка, вряд ли, отважилась прийти сюда. Да, и Женя сказал нам ничего не предпринимать, только наблюдать» - думала я в смятении, а потом решила оставаться в засаде до конца пока преступница закончит пастись и рыться в чужих чемоданах, чтобы потом рассказать всё своим ребятам и пионервожатому.
По всей видимости, я очень разнервничалась, потому что сразу не заметила как один из саквояжей, сдвинутый с места моими ногами, начал своё движение по полке и, легко перемещаясь по гладкой поверхности, опасно завис на её краю. Когда я это заметила, было уже поздно: с последним неосторожным движением моего тела большая багажная сумка уже летела вниз. Грохот от её падения напугал бы меня, наверное, значительно меньше, чем сиюминутно мелькнувшая в мозгу и взорвавшаяся там вспышка осознания того, что тяжёлый предмет, может, прихлопнуть маленькую воровку и стать причиной её гибели. Но к счастью у той оказалась прекрасная реакция! Подобно животному, с опережением чувствующему опасность, девочка Нытик стремительно отскочила от полки, стрелой прошмыгнула по комнате складского помещения и выскочила наружу, захлопнув за собой входную дверь. Меня она не заметила.
Мне не забыть, как плохо чувствовала я себя после всего этого! Вернувшись в девчоночью палату, я, не раздеваясь, рухнула на свою кровать и проворочалась без сна до рассвета. Мне не давали спать две вещи. Первая – это раскрытое преступление, о котором я не имела возможности сразу же рассказать своим друзьям. А вторым и самым возмутительным являлось то, что Нытик всё это время находилась со мною рядом и буквально через одну кровать, спокойно посапывая, спала, объевшись ворованных сладостей.
Естественно, дождавшись, когда все ребята проснулись, я, прихватив Катьку, рванула искать Андрея. Мне стало намного легче, когда всё рассказала им. Уже вместе мы побежали разыскивать нашего пионервожатого. Вскоре мы его нашли и доложили о случившемся. Мы были совершенно уверены в том, что наше расследование закончено и ждали от Жени радостной реакции и похвалы. Ещё мы представляли себе, что он незамедлительно снимет с нас обет молчания и, наконец, объявит ребятам, что вор найден. Мы не задумывались над тем, что будет с Нытиком, мы только считали, что после этого случая нехорошей девочке в отряде не место. Но вожатый повёл себя неожиданно.
Он сказал: «Потерпите ещё с недельку, я же обещал ребятам обнародовать результат в конце смены. Так что время ещё есть! Да, я разве не говорил вам, что параллельно с вами веду своё собственное расследование? Так вот, мои дорогие, у меня тоже есть кое-какие результаты, немного не совпадающие с вашими. Так что потерпите несколько дней ещё до полной ясности, и дайте мне честное пионерское, что не расскажете никому!»
Мы были удивлены, но какие соображения имелись у Евгения в голове - не знали, да, собственно, вряд ли, мы тогда глубоко задумывались над этим. Мы просто поверили ему, подчинились и дали в очередной раз честное пионерское слово, хотя нести этот двойной обет молчания нам детям было не просто. Тем не менее, Андрей, Катя и я молчали, как партизаны на допросе, когда ребята из отряда задавали нам вопросы на волновавшую всех тему. И постепенно ребята стали избегать общения с нами, а кое-кто из них уже призывал остальных с нами не дружить, раз мы такие таинственные.
А наш пионервожатый наоборот, будто преобразился – стал необычайно говорливым и ласковым со всеми ребятами и к всеобщему удивлению – взял под свою опеку девочку Нытика. Он часто разговаривал с нею, брал с собою в компанию, когда перемещался по лагерю и самое удивительное – стал буквально навязывать ребятам её общество, призывая с нею дружить. Короче, мы недоумевали, но были уверены, что если Евгений так себя ведёт, - значит так и надо. Ну, а потом разве было у нас время думать об этом, если нам так интересно было с друзьями в лагере и вдвоём и втроём с Катькой?
Прошло ещё несколько замечательных лагерных дней до того, как произошла огромная неприятность для меня и моих друзей. Как гром с ясного неба в лагерь явились мои родители. И дело не в моём плохом отношении к папе с мамой, нет, оно, как раз было всегда нормальным и любящим, дело было в другом – они приехали для того, чтобы забрать меня из пионерского лагеря, поскольку отца моего в срочном порядке переводили на другое место службы. Тут самое печальное даже не сам факт отъезда из лагеря, а то, что меня должны были увезти именно за два дня до окончания смены. И мне было не суждено дождаться самой знаменательной последней ночи – красочного финала пребывания в любом пионерском лагере, в ожидании которого каждый уважающий себя пионер на протяжении всей смены берёг запасной тюбик зубной пасты для того, чтобы исполнить весёлый ритуал ночного обмазывания спящих друзей напоследок в знак дружбы. Кроме того родители лишали меня шанса услышать окончательный результат расследования криминальной истории с гостинцами, который наш пионервожатый должен был обнародовать перед отрядом.
В общем, горю моему не было предела! А когда я думала, что мне предстоит расстаться с Андрюшкой и его сестрой, слёзы дождиком стекали по моим щекам. На моих друзей в эти минуты, видимо, тоже смотреть было жалко, и все, кто в эти минуты находился рядом с нами, прониклись нашим настроением и вскоре приуныли. Ребята нашего отряда, из других отрядов, мои родители - все за исключением одного человека – нашего пионервожатого.
Евгений в приподнятом настроении с энтузиазмом бросился успокаивать меня: «Ну, что ты расстроилась так?! Я лично тебе завидую, ведь тебе предстоит интереснейшее путешествие, новые люди, новая школа! Что может быть лучше новой жизни? Да, ты скоро сама забудешь про нас и этот лагерь!»
Но я впервые была совершенно не согласна с нашим пионервожатым, потому что никакой новой жизни мне было не нужно, меня вполне радовала та, которая у меня была с моими друзьями, поэтому от его слов дождик моих слёз только усилился. При виде этого, мои родители заторопились с отъездом, и повели меня к машине – новенькому ярко оранжевому Москвичу ИЖ Комби.
Я шла медленно. Меня догнал Андрей и взял за руку.
Прощаясь, он сунул мне записку со своим адресом и сказал: «Я буду очень ждать от тебя письма с твоим новым адресом и обязательно напишу тебе о том, что Женя всем скажет. Не волнуйся! Мы обязательно встретимся, когда ты вернёшься…»
После этого он впервые неловко поцеловал меня в щёку. Эти трогательные минуты я помню всю жизнь.
Я исполнила просьбу Андрюши и написала ему письмо из далёкого дальневосточного гарнизона, куда на четыре года переехала наша семья, но ответа не дождалась. Потом я ещё раз написала, но мой друг так и не ответил. Помниться, я очень расстраивалась от этого и недоумевала: почему, ведь это так не похоже на Андрюшку – настоящего друга, спокойного, доброго и по-мужски надёжного. Что помешало ему сдержать данное мне обещание? Чем закончилась та история с девочкой Нытиком? И все четыре года я периодически ломала голову над этими вопросами, но больше писем не писала. А, возвратившись в Москву, имея домашний адрес Барышниковых, я уже сама из-за гордости не стала разыскивать Андрея. Но через несколько лет мне, всё же, захотелось его найти, потому что с возрастом я поумнела и догадалась о том, чем могла закончиться история с воровством конфет. Когда я догадалась, я представила себе всё в красках.
Скорее всего, через день после моего отъезда пионервожатый созвал отряд, и объявил воровкой ни кого-нибудь, а меня. Мой неожиданный отъезд был Евгению во спасение, и стал настоящим выходом из сложной и запутанной ситуации. Он не знал, как после нашего расследования уберечь девочку из неполной, а может быть, и неблагополучной семьи от самосуда товарищей, поэтому и откладывал на последний день оглашение результатов. Так к нему пришла идея использовать меня, тем более, что мне ничего не грозило я была из полной и вполне благополучной семьи, которая уезжала на несколько лет и, возможно, никогда не вернётся обратно. Наверняка, Евгений колебался прежде, чем выдать ложь за правду. И, вполне вероятно, что при этом его обуревали сомнения нравственного порядка. Конечно, не просто врать о человеке, имевшем авторитет в детском коллективе, причём, глядя в глаза его лучшим друзьям. А с другой стороны свидетелей клептомании девочки Нытика больше не было и надо было спасать её, чтобы презрение других детей, не дай Бог, окончательно не травмировало бы психику и без того обделённой и несчастной девочки.
Я сомневаюсь, что ребята в отряде поверили своему пионервожатому, но его расчёт был на то, что до конца смены оставались не дни, а часы и дети должны были разъехаться по домам, обо всём позабыв. Этот расчёт Евгения был бы единственно правильным и справедливым, если бы не касался моих друзей Барышниковых, ведь ложь во спасение психики одного ребёнка, наверняка, оставила корявые зарубки в двух детских душах.
Получается, что я сама ответила на один из вопросов, который долгие годы периодически задавала себе. Исходя из этого, не трудно ответить и на второй. Андрей не отвечал мне на письма, потому что просто не мог написать мне всей правды, о том, что обо мне сказал Женя отряду, и о том, в чём сам оказался бессилен, потому что не смог защитить свою первую любовь ото лжи взрослого человека.
 
Насколько соответствует действительности моя трактовка давнего события и созданная в моём воображении картина? - вот, о чём я спросила бы тебя, Андрюша – Андрей Евгеньевич, если бы когда-нибудь встретила…
Copyright (с): Светлана Ливоки. Свидетельство о публикации №378554
Дата публикации: 02.11.2018 23:44
Предыдущее: ОЩУЩАЯ СЕБЯ КАПЛЕЙСледующее: Исправимая ошибка

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Владимир Циканов[ 10.11.2018 ]
   Забавная история. Ради всего того, что написано, стоило и
   стоит встретиться с другом далёкого детства...
 
Светлана Ливоки[ 10.11.2018 ]
   Хорошо, что со временем некоторые свои нешуточные переживания, автор способен превратить в забавную историю. И это комплимент, спасибо,
   уважаемый Владимир! А насчёт встретиться, так это как Богу будет угодно..., но сомнительно чегой-то. Вот, эти сомнения и побудили меня написать
   об этом.
   Всего доброго!
Владимир Циканов[ 11.11.2018 ]
   Во всяком случае, мне после прочтения Вашего рассказа, очень хочется чтобы эта встреча состоялась. А рассказ действительно хороший. Добрый!
Светлана Ливоки[ 11.11.2018 ]
   Значит, авторский замысел удался))) Спасибо, уважаемый Владимир! Всегда рада видеть Вас на своей странице))

Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов