САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Людмила Роскошная
Конкурс достойных красавиц для нашего красного жениха!
По секрету всему свету! Блиц конкурс.
О выпивке, о боге, о любви. Конкурс имени Игоря Губермана
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Ирония. Проза Автор: Светлана Ливоки
Объем: 12168 [ символов ]
ОБРЕЧЁННЫЙ СТИХ...
Вы, вероятно, удивитесь, когда узнаете, что я страшно не хотела писать стихи и всячески боролась с состоянием, когда моя голова вдруг беременела от четверостишия, неизвестно откуда взявшегося.
Ещё бы! А как можно захотеть делать то, за что тебя в детстве однажды «побили по рукам» или будто хорошенько отшлёпали с намёком на твою бездарность? Это я о первой рецензии, которую прислали мне из пионерского журнала «Костёр» в ответ на моё трогательно-грустное стихотворение «Осень». И это был не просто отказ в публикации. В двух словах в письме главного редактора ребёнку разъяснялось, что в пятом классе надо думать о радости советского детства, друзьях и товарищах и писать об этом, а не грустить над тем, что позволительно только взрослым.
А спустя годы меня и моих товарищей по курсу в институте вообще пытались предупредить о вреде стихосложения для психики. Это произошло на одной из лекций, которую нам читал преподаватель основ ВТЭК (врачебно-трудовая экспертиза), по основному месту работы - главный врач одной из центральных столичных психбольниц. Его звали Игорь Симонович (фамилию моя память не сохранила). Так вот, лекция была о психических расстройствах личности, о шизофрении. Игорь Симонович тогда нам и сказал, что одним из проявлений болезненного состояния психики является творческая активность.
«Кто-то активизируется и стихи пишет. У семидесяти процентов населения можно наблюдать шизофренические отклонения, а девяносто из них, как раз пишут стихи».
Когда он это сказал, мои сокурсники стали оборачиваться ко мне, сидевшей на одной из последних парт в аудитории. Хитренько улыбаясь и подмигивая, они смотрели в мою сторону и шушукались, поскольку я этим грешила не раз, и посвящала им же свои четверостишия и стихи.
Эти два случая и сформировали во мне отрицательное отношение к собственным пробам пера. Я долгое время потом воспринимала, как сущее наказание состояние, когда, избрав утробой мой мозг, смелый зародыш каждого нового стихотворения ведёт себя нагло и эгоистично, заставляя меня, лениться, отвлекаться и мешает мне быть, как все нормальные люди, и много лет успешно боролась с поэтически вдохновением.
Ещё пару лет назад я не писала никаких стихов и прекрасно себя чувствовала от этого, но одно из них всё-таки пробилось наружу. Оно было написано случайно в момент особого прилива чувств, теперь уже не помню к кому или к чему, но, написав это стихотворение, я как будто, приоткрыла какую-то запретную дверь и сломала при этом замок. Как результат – целая пластиковая папка творений на клочках и огрызках бумаги, напечатанных и рукописных, ручкой или карандашом, а также листов с копиями уже опубликованных стихов. За первым поэтическим произведением последовало второе, за вторым – третье, затем четвёртое…
При этом я, по-прежнему, была не великого мнения о своей поэзии. Разве позабудешь о том, что когда-то вдолбили тебе, что ты долгое время после этого совершенно серьёзно считал себя бездарным графоманом с приветом?
Однажды, изрядно устав от мытарств с новым четверостишием, в пику его любовно-сентиментальной направленности я написала: «В поэты не стремлюсь, стать им боюсь. Пишу я прозу восемь лет подряд, мечтаю встать с прозаиками в ряд!»
Но уже вскоре стихи вновь одержали надо мной победу, и мне представился шанс всерьёз задуматься над следующими темами: для чего, для кого я пишу, а, главное, как…
 
Не по весеннему холодной и дождливой апрельской ночью мне не спалось. Маленькая стрелка часов без всякой жалости ко мне сползала по циферблату вниз к цифре шесть. Вдруг, мгновенно нарушив строгую тишину, в непроглядной темноте за окном где-то рядом громко и печально засвистела одинокая птица. Она свистела с такой безнадёжностью и тоской в голосе, что, я бы нисколько не удивилась, если бы услышала следом вой какой-нибудь бродячей собаки, не удержавшейся от желания вторить этому скорбному пению «щебету».
На душе стало тоскливо и вслед за этим в моём мозгу ожило и зашевелилось начало четверостишия: «Не спиться. Свист. Что там, в ночи за птица, которой, как и мне не спиться…»
Дальше чего-то застопорилось, стали всплывать отдельные фразы: «пернатая не может до утра» и «свистит пора». И, конечно же, это подняло меня с постели.
Я вскочила, включила свет и записала строфу, после чего поняла, что снова попалась на удочку, и что теперь точно не удастся уснуть до тех пор, пока я не закончу с объяснением себе самой, почему же и зачем несчастная птица «свистит «пора».
Так и случилось. Я бодрствовала до тех пор, пока не сложился последний катрен, звучавший довольно жизнелюбиво: «Проснулась я. Кричала птичья стая, взволнованно перед окном летая. Кружила низко. Будет дождь - я поняла. И в этот день я солнце проспала!».
Конечно, я приврала, поскольку под приведённые мною обстоятельства я не проснулась, а наоборот, буквально рухнула в постель ровно в половине восьмого утра, когда за окнами уже началась обычная дневная жизнь, когда на улице появились прохожие и мимо окон моей квартиры с шумом проезжали машины и заполненные людьми автобусы. Но разве это важно для читателя?
А проснулась я в полдень. Бессонная ночь и дождливая погода сказались на моём самочувствии и настроении. Хорошо ещё, что мне не нужно было никуда ехать, или идти по делам, поэтому я сонной мухой слонялась по квартире всё светлое время суток. Единственно полезное, что я всё-таки сделала за весь день, так это – приготовила ужин на двоих, себе и своему взрослому сыну, который работал и учился одновременно, и от этого очень уставал.
К десяти часам вечера, сын вернулся домой. Пока он переодевался и мыл руки, я накрыла на стол. Мы сели ужинать, и парень набросился на мясное рагу, как будто не ел несколько дней подряд. Обычное дело для матери – не замечать, как маленький сын со временем превращается во взрослого и серьёзного мужчину! Вот, моему мальчику уже двадцать четыре, а я и не заметила, как он вырос. Возможно, уже скоро он обзаведётся семьёй, появится жена и собственные дети-ангелочки, а я стану бабушкой…
Я попыталась представить себе это, но не смогла: я никак не могла ощутить себя в роли бабушки. Наоборот, я стала думать, что до старости мне ещё далеко, что я – молодая, полная планов, сил и творческих замыслов. Мысленно подбодрив себя, таким образом, я вновь обратила внимание на хороший аппетит своего сына и пожелала ему приятного аппетита.
Самой мне есть не хотелось по причине того, что меня буквально распирало от желания прочитать своё ночное творение сыну.
К концу ужина, я не выдержала:
- Ты знаешь, а ведь я не спала в прошлую ночь! – начала я издалека.
- Почему, интересно? – весело спросил сын.
- Бессонница. И, представляешь, опять стихотворная строка привязалась, мучила меня, мучила, пока я не написала целое стихотворение из двух частей! Хочешь, прочту?
Сын, внимательно поглядел на меня, улыбнулся, и, отодвинув от себя опустевшую тарелку, с шутливой обречённостью в голосе сказал:
- Ну, давай, читай!
Несколько секунд ушло у меня на то, чтобы сбегать в свою комнату и принести оттуда свое стихотворение, после чего я незамедлительно принялась читать вслух:
 
Не спится. Свист. Что там, в ночи за птица,
Которой так же, как и мне не спится?
Пернатая не может до утра
Угомониться, и свистит «пора».
 
Пора-пора заре разбавить муть
И нежным светом обозначить путь,
Время прихода солнцу подсказать,
Сопровождать, когда начнёт вставать.
 
Заслуженную честь ярило заслужило.
Не уклонялось и вовсю светило.
Сияло ради жизни на земле,
Не оставляя шансов серой мгле.
 
Люди умрут в кромешной темноте.
Не только – звери, птицы, все.
Ветка рябины, рыба и цветок.
Мечтают получить тепла глоток.
 
Всех, кто привык, что день сменяет ночь,
Ждёт жуткое. Вода из русла прочь
Затопит берега во тьме,
Покровом льда застынет на земле.
 
И воцарится вечное безмолвие мерзлоты,
И тишина, звенящая от пустоты,
Мир позабудет суету,
И этой жизни подведёт черту
 
Тут мне припомнился известный детский стих,
В нём тоже целый мир затих,
Когда зелёный крокодил
Прекрасное светило проглотил.
 
И стало страшно мне в предчувствии беды
Я представляла, что умрут слоны,
Жирафы, обезьяны, кенгуру…,
Как страшно думать, что и я умру.
 
***
 
Когда проснулась я, то птичья стая,
С волнением перед окном летая,
Кружила низко. Быть дождю - я поняла.
И в этот день я солнце проспала.
 
Закончив читать, я вопросительно посмотрела на сына. Он молчал. Выражение его лица было для меня загадочным, ясно было только одно – скуки в нём не наблюдалось. Я не посмела прервать молчание, и вскоре дождалась, когда сын заговорил сам.
Он начал с того, что спросил у меня:
- Ты хочешь обнародовать это стихотворение, собираешься читать его кому-то, или куда-то послать?
- Ну, не знаю, может быть, когда хорошенько поработаю над ним, - уклонилась я от прямого ответа, ожидая, что последует за этим вопросом.
Долго ждать не пришлось, потому что сын уже в следующий миг твёрдо сказал:
- Не надо. Этот стих не нужно никому показывать!
- Почему, тебе не понравилось?
- Лично мне понравилось, потому что я хорошо знаю тебя, и меня не испугать твоим творением, несколько тяжёлым для восприятия! Других только пугать не стоит, подумают, что ты слишком замороченная, или вообще… скажут, что суицидом тут попахивает. Ты только не обижайся! Всем кто тебя не знает, или знает не очень хорошо - не объяснить, что в жизни ты совершенно нормальный, можно сказать лёгкий и весёлый человек, что грусть и тоска – это всего лишь перепады твоего настроения, которые вскоре проходят. Хотя, честно говоря, по стихам твоим этого не скажешь…
И вообще, мама, почитай других поэтов, никто ведь так душу свою на других не выворачивает, как это делаешь ты! Люди никогда не поймут такой откровенности, так зачем же тебе им это навязывать?
Я молчала, а сын смотрел на меня ласково и продолжал убеждать:
- Ну, хочешь, проведём эксперимент? Я сейчас позвоню своему другу Коле и скажу ему, чтобы зашёл. Когда он придёт, ты прочтёшь ему своё стихотворение…
- Коля нормально относится к моему творчеству, он даже читал кое-что, и периодически интересуется моими успехами…, - наконец, попыталась я, хоть что-то сказать в свою защиту, но мой сын, не выслушав меня до конца, продолжал:
- Ну, да, конечно, но ты увидишь сама, что произойдёт, когда ты прочтёшь Коле это своё стихотворение! Он, внимательно и вежливо выслушает тебя, посидит ещё минут десять, пока не станет заметно, что настроение его здорово испортилось, а потом Колян вежливо скажет, что ему пора домой и, несмотря на мои уговоры, быстренько удалится. Я уверен на сто процентов, что именно так и произойдёт!
Я живо представила себе обычно уравновешенного и приветливого друга моего сына покидающего наш дом в спешке в отвратительном настроении. Созданный мною образ так не вязался с обычной медлительностью и приветливостью Коли, что я расхохоталась. Я понимала, что виной этой смешной несуразности является моё стихотворение, а сын облегчённо вздохнул (он явно не ожидал от меня нормальной реакции на свою жёсткую критику), затем тоже засмеялся и сквозь смех произнёс в продолжение темы:
- А хочешь, ты прочитаешь своё стихотворение Саше и Ксюше (молодая семейная пара, дружившая с сыном)? Я специально приглашу их в гости, а тут, как будто невзначай ты предложишь им послушать своё стихотворение. Так вот, они тоже, представь себе, внимательно выслушают тебя и очень скоро, сославшись на неотложные дела, уедут к себе домой. Я даже вижу, как они едут в машине в полной тишине, долго едут, настроение у них на нуле, поэтому друг с другом они почти не разговаривают. И только потом, уже дома, кто-нибудь из них первым нарушит молчание и спросит: «Тебе понравилось?», или «Что это было?». Вот такое у тебя стихотворение, мама! Лучше его никому не показывай!
Укладываясь спать и вспоминая беспощадную по силе и откровенности рецензию сына на моё поэтическое произведение, я улыбалась, потому что после нашего с ним разговора я поняла, что бесспорно талантлива в одном деле. Последней моей мыслью перед тем, как я погрузилась в сон, было решение написать рассказ об этом стихотворении, я даже придумала, как его озаглавить: «Обречённый стих, или талант его автора создавать плохое настроение».
 
2006 г. (в ред. 2018)
Copyright (с): Светлана Ливоки. Свидетельство о публикации №378380
Дата публикации: 24.10.2018 22:10
Предыдущее: Не жалейте одиноких женщин...Следующее: ОЩУЩАЯ СЕБЯ КАПЛЕЙ

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Владимир Голубчиков[ 28.10.2018 ]
   Светлана! Поздравляю с осуществлением задуманного!
   Как это знакомо, не дать заспать мысль, пришедшую в голову рифмой. Но интересно, что недосыпа от ночного бдения никогда не ощущал. Впрочем, у каждого свои прибабахи. Очень рад, что смог в очередной раз подтвердить мысль Тютчева, - «Нам не дано предугадать…»
   С теплом, Владимир
 
Светлана Ливоки[ 29.10.2018 ]
   Недосыпа не ощущали, а то что выложились по полной или
   освободились от того, что засело? Спасибо, уважаемый Владимир!
   Всего Вам доброго.
Жуковский Иван[ 09.11.2018 ]
   Для меня искренность и окрылённость означает присутствие таланта.
   Вам надо писать. Я Ваш читатель.
 
Светлана Ливоки[ 09.11.2018 ]
   Спасибо за "присутствие таланта", мой уважаемый читатель! Очень
   долго в этом сомневалась.
   С теплом, Светлана.

Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов