Наши юбиляры
Николай Вуколов
Поздравления юбиляру
Награды и достижения
Видеоклипы Николая Вуколова на YouTube








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературный конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя

Все произведения

Произведение
Жанр: Юмор и иронияАвтор: Алексей Хазар
Объем: 16665 [ символов ]
Луна 777
В ГСК «Урвалово» дым стоял коромыслом. Кондратьич
(сторож-
пенсионер) с Кагорычем (мастером-электриком свободного полета) после
редкостно удачной халтуры вторые сутки пребывали в состоянии банкета.
Расположившись в служебной каморке Кондратьича, мужики вели
неспешные философские беседы, перемежая их уверениями во взаимном
уважении и душевными тостами. Собака Плюха внимательно слушала,
устроившись на ящике спиртного, с которого ей приходилось время от
времени слезать, чтобы позволить триумфаторам извлечь и водрузить на
стол очередную полную бутылку взамен опустевшей. Многодетная крыса
Люля внимательно следила за происходящим из своего хода в темном
углу, ожидая, когда на пол упадут крохи закуски.
Когда все вопросы внутренних взаимоотношений и текущих дел ГСК были
уже трижды обсуждены, и стало ясно, что, сколько их дальше ни
обсуждай, выводы будут всё те же, Кагорыч вдруг задумчиво произнес:
- Да… За державу обидно!
- Чего? – не понял Кондратич.
- Американцы на луне были? – пояснил свою мысль вопросом мастер-
электрик свободного полета.
- Ну, были, - лениво ответил сторож-пенсионер.
- А мы? – с горечью спросил Кагорыч.
- А что мы? – Кондратьич еще не уловил, куда клонит приятель.
- То-то! – грустно заключил Кагорыч и повторил культовую цитату,
смахивая слезу. – За державу обидно!
- Ты это… - приятель явно проникся его обидой. – Брось! Если надо и мы
полетим!
- А-а!.. – махнул рукой электрик.
- Да, не «а», а полетим! – вдруг возбудился Кондратьич. – Прямо сейчас!
Голос его вдруг стал твердым и зазвенел. Он согнал Плюху с ящика и,
заглянув в него, растерялся.
- Кагорыч! Пусто. Надо сбегать!
- Плюха! За вином! – командным голосом рявкнул электрик и в
сопровождении верного пса удалился в направлении ближайшего винного
магазина.
Когда он вернулся с добычей, каморка была пуста. Впрочем, долго искать
приятеля не пришлось. Кондратьич был в своем гараже, а гараж у него
был замечательным! Не зря сторож-пенсионер считался одним из отцов-
основателей ГСК «Урвалово»! Это был не гараж, а целый ангар, и в недрах
его Кагорыч обнаружил товарища со сварочным аппаратом возле куска
здоровенной трубы. Это была прямо-таки царь-труба диаметром метра
два!
- Ух, ты! Откуда у тебя такая хрень? – Кагорыч был впечатлен.
- Да, тут какой-то трубопровод клали, так я у мужиков за бутылку обрезок
прикупил. Думаю: вдруг пригодится. Вот и пригодилась!
- Зачем? – не понял Кагорыч.
- Как «зачем»?! – возмутился Кондратьич. – Ты на Луну летишь или нет?
- Я? – испугался Кагорыч.
- Ты! Тебе же за державу обидно! – Кондратьич испытующе посмотрел на
приятеля и добавил. – И мне тоже!
Кагорычу стало стыдно. Он приосанился и деловито спросил:
- А на чем?
- Вот сейчас сделаем корабль. На нем и полетим, - уверенно заявил
сторож-пенсионер, зажигая дугу электросварки.
К тому времени, когда Кагорыч подал Плюхе следующую команду «за
вином», Кондратьич уже сварил из обрезков металла два конуса:
побольше - головной обтекатель и поменьше – дюзу двигателя.
Вернувшись из экспедиции электрик и собака застали пенсионера-
изобретателя за монтажом люка-иллюминатора, в качестве которого
приспосабливался круглый стеклянный люк от стиральной машины.
Во время кратких перекуров с возлияниями Кагорыч задавал умные
вопросы, обозначая свое участие в проекте.
- Слушай! Там говорят, то жара, то холод!
- Все предусмотрено! – гордо заявил генеральный конструктор, показывая
в дальний угол гаража. – У меня вон запас шлаковаты. За бутылку у ребят
с ближайшей стройки купил. Думал: вдруг пригодится!
- Зачешемся до одури! – возмутился Кагорыч.
- Пустяки! Сверху рубероидом закроем! – уверенно отвечал Кондратьич,
вытаскивая из груды хлама рулон рубероида.
- А как ты орбиту рассчитаешь? – умничал Кагорыч.
- А как ты зазор в трамблере регулируешь? – ответил вопросом на вопрос
астронавт-любитель.
- Как? На глаз!
- А зазор какой?
- Ноль четыре миллиметра.
-Ты на глаз ловишь ноль четыре миллиметра, что же я на глаз в Луну не
попаду? – урезонил скептика Кондратьич.
- А топливо? – уже осторожно спросил Кагорыч.
- Сейчас сгоняем на бензоколонку, - деловито отвечал покоритель Луны,
гремя пустыми канистрами.
- Топливо – это полдела, - поучал он приятеля, - Нужен еще и окислитель!
И поволок из дальнего загашника кислородные баллоны, поясняя:
- На стройке у ребят за бутылку купил. Для газосварки, да и мало ли еще
для чего, думаю, пригодится. Опять же для дыхания!
Когда прозвучала очередная команда «за вином!», генеральный
конструктор прилаживал трубки от тормозной системы ГАЗ-66 с
электробензонасосами от печки «Запорожца» и запальником от бытовой
газовой колонки с электроподжигом.
- Аккумулятор нужен! – пробурчал он.
-У меня есть! – живо откликнулся увлеченный Кагорыч. – Хороший! От
трактора, на 140 ампер-часов!
- За бутылку купил?
- Ну, да! У тракториста.
- Еще нужны маневровые двигатели для поворотов! – озабоченно объявил
Кондратьич и стал городить систему водопроводных труб, торчащих
наружу открытыми концами в четырех направлениях, к которым через
водопроводные же вентили подключался большой порошковый
огнетушитель.
- У ребят купил в пожарной части за бутылку, - пояснил он.
Кагорыч давно понял, что экспедиция затеяна всерьез и беспокоился все
сильнее, не смотря на периодический прием очередной дозы народного
успокаивающего. Последней отчаянной попыткой пресечь энтузиазм
другана стал вопрос:
- А как с ракетой-носителем?
- У нас свои оригинальные инженерные решения! Мы не копируем
предшественников, которые так и не сумели решить техническую задачу!
– гордо заявил Кондратьич и стал разбирать пол в гараже. Кагорыч не
успел удивиться, как изобретатель извлек из под пола несколько
солидного размера труб серебристого цвета.
- Пороховые ускорители от МИГ-21, - пояснил он. – Когда-то купил у
знакомого прапорщика на авиабазе за бутылку. Думал: вдруг пригодятся!
Пороховые ускорители были привинчены к бортам корабля болтами.
- Ну, теперь все готово! – удовлетворенно сообщил Кондратич, закончив
установку приборной доски от ЗИЛ-130. – Пора позаботиться о припасах!
- За вином! – рявкнул Кагорыч, и они с Плюхой двинулись знакомой
тропой, а изобретатель-командир с помощью автоприцепа и лебедки стал
выкатывать на двор и устанавливать в стартовое положение свое детище.
Загрузив на борт два ящика вина, приятели стали (один с гордостью и
удовлетворением, другой с опаской) осматривать готовый аппарат.
- Красота! – радовался Кондратьич.
- Ну, вот! А говорят: «Страну пропили»! Жидомасоны хреновы! – в
сердцах произнес Кагорыч и бестактно спросил, рассматривая сварку на
корпусе. - А швы герметичны?
- Это мои швы! Других таких швов нет! – обижено парировал Кондратич и,
вздохнув, добавил, - Ну, с богом!
Он достал из-за стеллажа два костюма химзащиты и изолирующие
противогазы.
- У прапорщика купил? – с пониманием спросил Кагорыч.
- У прапорщика, но у другого, из училища войск химзащиты. За бутылку.
Думаю: вдруг пригодится!
Приятели совсем уже было собрались обмундировываться, как вдруг
Кагорыч остановился:
- Э-э, так не пойдет! А как же ритуал? Порядок должен быть!
- Разбить бутылку о борт? – тревожно спросил Кондратич, косясь на
припасы.
- Ну, это тоже… - неуверенно пробормотал электрик-космонавт. – Главное
имя нужно кораблю!
- Верно! Нужно! – согласился изобретатель, ставший уже командиром
корабля. – Как назовем?
- Агдам! – выпали Кагорыч.
- Почему «Агдам»? – засомневался командир и задумчиво процитировал, -
Как вы судно назовете, так оно и поплывет.
- Красиво и напиток хороший: дешевый и забористый! – пояснил свою
мысль Кагорыч, ставший уже борт-инженером.
- Нет! – Забраковал Кондратьич. – Не по-русски. Нам же за державу
обидно!
- Тогда «Кавказ», - отступил на полшага Кагорыч. – Тоже ничего: и
дешево и по мозгам дает как надо.
- Нет! – опять не согласился командир. – Кавказ земля не так, чтобы очень
русская. Был бы ты Кагоросян, а я Кондратошвили – другое дело! Как
наши автоматические станции назывались?
- Ну, «Луна»… «Луна-9», «Луна-10».
- Вот это другое дело!
- Тогда – «Луна 777», - возбужденно и радостно закричал Кагорыч. – Тоже
хороший портвейн! Дешевый и злобный!
На том и порешили. Поколебавшись, все же разбили о борт бутылку, но не
полную, а немного недопитую. Выпивки жалко, но с судьбой не шутят!
Облачились в «скафандры», забрались в корабль. Плюха вдруг заскулила
и заметалась снаружи у незакрытого еще люка.
- Ну, полезай сюда, - благодушно пригласил Кондратьич. – Будешь у нас
Белкойистрелкой!
Собака радостно запрыгнула внутрь и устроилась на «припасах». Пришла
провожать и многодетная крыса Люля. Она тоже хотела на Луну, но
материнский долг не позволял отлучаться надолго, да еще и с риском для
жизни. Ей пришлось удовлетвориться статусом временно исполняющей
обязанности ответственной за собачью миску на период отсутствия Плюхи.
Космонавты задраили люк от стиральной машины, налили на посошок.
Кондратьич лихо опрокинул стакан и повернул ключ в замке зажигания от
ЗИЛ-130. Электромотор от стеклоочистителей «Победы» закрутил вал
трамблера от «Москвича», заискрили свечи, поджигая порох в пороховых
ускорителях от МИГ-21. Корабль затрясся и, объятый дымом и пламенем,
оторвался от земли, набирая скорость.
- Запускай вторую ступень! - скомандовал Кондратьич через несколько
минут. Кагорыч отвернул вентиль кислородного баллона и включил
зажигание второй ступени. Рев двигателей усилился, но через некоторое
время ослаб.
- Отработала первая ступень! – объявил командир и стал газовым ключом
отвинчивать болты крепления пороховых ускорителей. Он быстро затыкал
открывающиеся на их месте свистящие дырки заранее приготовленными
заплатками из стеклоткани на сырой резине и промазывал их для
надежности эпоксидкой.
- Выключай двигатель! – скомандовал Кондратьич через пару часов. –
Скорость набрали достаточную.
- Откуда знаешь? – поинтересовался Кагорыч, закрывая подачу кислорода
и выключая зажигание.
- Чувствую! – исчерпывающе объяснил командир, манипулируя
водопроводными вентилями маневровых двигателей. Он нацеливал
корабль на Луну.
На четвертые сутки полета всем сильно надоела невесомость. Плюха
плавала по кабине и постоянно оказывалась в самых неподходящих
местах. Кагорыча укачивало. Ящики с припасами и пустой посудой
пришлось привязать, стаканы и недопитая бутылка тоже постоянно куда-
то уплывали. Однако хуже всего было то, что спиртное не хотело больше
вылезать из бутылки. Его приходилось вытряхивать наружу, а потом
ловить ртом образующиеся шары жидкости, гоняясь за ними по всему
пространству корабля. Один пузырь по недосмотру попал Плюхе прямо в
морду. Она напилась и начала петь неприличные песни, которые ужасно
раздражали Кондратьича, бывшего по первому образованию филологом.
Назревала проблема психологической несовместимости членов экипажа.
Впрочем, Луна была уже совсем близко, и командир, втянув в себя
очередной пролетающий мимо шарик горячительного, начал процедуру
прилунения. Опять заработали маневровые двигатели. Кондратьич
развернул аппарат дюзой к поверхности и запустил маршевый двигатель
для торможения. Тягу регулировал сам, не доверяя эту ответственную
операцию борт-инженеру.
- Ты, Кагорыч, не обижайся, но чутьё у тебя не то! – пояснил Кондратьич.
– Правильно затормозить не сумеешь. Разобьешь аппарат. Ты, ведь, и
бутылку поровну на троих никак разлить не можешь!
Посадка была мягкой, и, когда осело облако пыли, через люк от
стиральной машины космонавты увидели безжизненный лунный пейзаж.
- Ну, с прибытием! – радостно воскликнул Кагорыч, разливая содержимое,
приобретшей тяжесть бутылки, по надежно стоящим на столике стаканам.
Три дня прошли в пышных празднованиях замечательного достижения
русской мысли и духа. Дым стоял коромыслом в буквальном смысле – в
закрытой кабине накурили так, что хоть топор вешай. Произносились
витиеватые тосты и помпезные поздравления, соответствующие случаю.
Бутылки на столе сменяли одна другую. Немного испортила настроение
Плюха, нагадившая от ностальгии и клаустрофобии в ящик с пустой
посудой. Зато, протрезвев, она перестала петь неприличные песни,
досаждавшие Кондратьичу.
Вдруг зазвонил телефон. Кагорыч взглянул на дисплей своего мобильника
и пробурчал:
- Валька…
- Да! – сказал он неуверенно в трубку. Послушал и произнес, - На луне.
Потом долго слушал, время от времени произнося:
-Валь… Ва… Валенти… Ну… - и наконец закончил перед тем, как
отключиться. – Твою мать!!!
- Во, как мобильная связь у нас работает! – прокомментировал Кондратьич
с гордостью. – А ты говоришь: «За державу обидно»!
Загрустивший Кагорыч полез за новой бутылкой.
- Слушай! – вдруг сказал он. – Всего семь штук осталось!
И тут же произнес боевой клич «За вином!», вызвавший восторг у
затосковавшей Плюхи, после чего попытался открыть входной люк.
Командир едва успел его остановить:
- Стой! Ты куда! Там же вакуум!
-Ну и что? – удивился Кагорыч. – Я же только до магазина и обратно! С
мужиками! Да и проветрим заодно. Вон как накурено, а никотин, между
прочим, вреден, равно как и смолы.
- Ты, что спятил! С какими мужиками?! Весь воздух выпустишь! Дышать
чем будем? – вопил Кондратьич.
- А вот, посмотри, мужики зеленые в магазин пошли! – Кагорыч упорно
тыкал пальцем в иллюминатор. – И я с ними, а то все раскупят! Я только
до магазина!
- Какой магазин! Ты же на Луне! – пытался вразумить его Кондратьич.
Взглянув в иллюминатор, он никаких зеленых мужиков не увидел. Там
были обыкновенные черти неопределенного цвета и шли они не в магазин,
а на футбол, скандируя речевку: «Нет на Луне еще пока команды лучше
Спартака». Речёвки, впрочем, слышно не было. Вакуум звук не проводит,
как хорошо знал Кондратьич.
- Так, что? На Луне нет магазина? – удивился Кагорыч. - А на хрена тогда
мы сюда прилетели? Летим обратно!
- Летим! – согласился Кондратьич. И они полетели.
Обратный путь космонавты провели в постоянной тревоге. Спиртное
неумолимо иссякало.
Наконец, на четвертый день обратного полета, когда, несмотря на все
предпринятые крайние меры экономии, была почата последняя бутылка,
аппарат вошел в плотные слои атмосферы. Кондратьич орудовал
вентилями, управляя двигателями. Кабина наполнилась невыносимым
жаром и дымом с запахом раскаленного металла. За люком от стиральной
машины космонавты наблюдали бушующее пламя обгорающей стальной
оболочки корабля. Наконец скорость упала, и Кондратьич отстрелил
тормозной парашют, купленный по случаю у инструктора парашютной
школы за бутылку.
Корабль плавно опустился на землю прямо возле гаража Кондратьича.
Покинув аппарат, Кагорыч первым делом плюнул на раскаленную
внешнюю поверхность. Он с восхищением наблюдал, как, шипя,
испаряется плевок. Потом начал провозглашать боевой клич: « За ви…»,
но осекся.
- Кондратьич! Деньги все! – растерянно пробормотал бывший борт-
инженер. – До копейки…
-Э-эх! – вздохнул командир, выбираясь наружу. – Ну, ничего! В
следующий раз халтурка будет – на Марс махнем! Там америкосы еще не
были!
- А магазин там есть? – вдруг спросил Кагорыч.
- А черт его знает… - честно признался Кондратьич.
 
Два дня спустя председатель ГСК «Урвалово» Эсмральдыч распекал
нерадивого сторожа. Заодно обламывалось и Кагорычу как соучастнику.
- Где тебя черти неделю носили? – кричал начальник. – Я тебе зарплату за
что плачу? Почему ты не был на рабочем месте? Где вы, черти, бухали?
Неужели нельзя это было делать здесь на месте? Ну, что молчишь? Где вы
были?
- Не помню, Эсмиральдыч, хоть убей! – растерянно бормотал Кондратьич.
– Бес попутал, перебрали. Начали, вроде здесь, а дальше не помню…
- А ты? – председатель обратился к Кагорычу. – Ты-то, что-нибудь
помнишь?
- Не… не помню, - потеряно лепетал электрик-борт-инженер.
- А, что за обгорелая хрень стоит у твоего гаража и загораживает проезд?
– продолжал бушевать Эсмиральдыч.
- Не помню… - Кондратьич мучился, пытаясь не утонуть в провале
собственной памяти. – Может на машиностроительном заводе за бутылку
купил?
- На кой она тебе?
- Вдруг пригодится…
Так и остался незамеченным этот исторический эпизод. По воле случая и
капризу судьбы он не был зафиксирован ни в официальных документах,
ни в прессе, ни в фольклоре. Только ночами, когда Люля со всем своим
семейством приходит в гости к Плюхе, бывшая Белкаистрелка
самозабвенно и увлекательно рассказывает гостям о своих космических
приключениях, а взволнованные слушатели тем временем старательно
поглощают содержимое собачьей миски…
Copyright: Алексей Хазар, 2018
Свидетельство о публикации №372857
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10.03.2018 22:41

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО? КОНКУРС.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов