САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Наринэ Карапетян
Мир искусства. Приложение к № 8 к журналу
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РоманАвтор: Виктор Уманский
Объем: 178687 [ символов ]
Борьба или бегство
ПРЕДИСЛОВИЕ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ
 
Уважаемые читатели и модераторы! Я всю голову сломал, пытаясь понять,
можно ли размещать на портале ознакомительные отрывки. В правилах
ничего про это не сказано. Поэтому я предупреждаю, что ниже вы увидите
4 главы романа, всего же их 16. Купить роман в электронном и печатном
виде можно на его странице: http://victorumanskiy.ru/borba-ili-begstvo/
 
Если я что-то все же нарушил данной публикацией, прошу меня не банить,
а сообщить об этом в личных сообщениях или комментариях, постараюсь
исправить.
 
АННОТАЦИЯ
 
Что вы сделаете, если здоровенный хулиган даст вам пинка или плюнет в
лицо? Броситесь в драку, рискуя быть покалеченным, стерпите обиду или
выкинете что-то куда более неожиданное? Главному герою, одаренному
подростку из интеллигентной семьи, пришлось ответить на эти вопросы
самостоятельно. Осваивая новые методы борьбы и постепенно уходя от
традиционных моральных принципов, он не представляет, с какими
кошмарами и доселе невиданными врагами сведет его эта дорога спустя
годы.
 
Часть 1
1
С момента моего поступления в гимназию прошло уже целых два года, а
катастрофы до сих пор не случилось. Это можно было считать большой
удачей, но в то время я не придавал значения этому факту. В 2007-м
природа преследовавших меня неприятностей была мне совершенно не
ясна, что заставляло попросту отрицать их или списывать на неудачное
стечение обстоятельств.
С детства я был весьма одарённым мальчиком. Мои умственные
способности заметно превышали средний уровень, и в любом коллективе
сверстников я привык чувствовать себя первым. В детском саду у нас уже
были какие-никакие занятия по арифметике и русскому языку, и задачки,
представлявшие трудность для других детей, я решал раньше, чем нам
успевали дочитать условие. Более того, иногда я разбирался в этих
задачах лучше, чем воспитатели, и потому некоторые из них стали меня
недолюбливать.
Каждую неделю мы посещали логопеда, и тут у меня тоже сложились
особые отношения. На первом же занятии легко прочитал и проговорил
все задания, начиная с простых слов и заканчивая скороговорками, и
перешёл к заумной беседе о том, как именно следует развивать речевые
навыки у детей. Сверстников я не считал ровней нам с логопедом –
взрослым и умным людям.
Начальная школа, в которую меня отдали родители, считалась в районе
самой продвинутой. Наша первая учительница практиковала смесь
экспериментальной программы Эльконина-Давыдова и собственных
разработок. Она взрастила между учениками жёсткую конкуренцию,
постоянно сравнивая нас между собой, а в конце каждой четверти
расставляя у доски в порядке убывания ума. Затем она прохаживалась
вдоль этого ряда, декламируя речь:
– Пасько, ты в этой четверти скатился на две позиции. Даже Колодкина
тебя обошла! И не стыдно тебе?
Колодкина сама постоянно оказывалась в конце ряда, и я качал головой:
дальше падать Пасько было уже некуда.
Я неизменно оказывался в начале линии, на первом или втором месте.
Здесь моим конкурентом стал одарённый от природы мальчик по фамилии
Чехович. Способности Чеховича к математике меня впечатляли и
заставляли относиться к нему как к равному себе. Остальные
одноклассники такой чести не удостоились.
Во втором классе у нас появилось несколько старост, и я, конечно же, стал
самым главным старостой. К этому времени собственная уникальность уже
не вызывала у меня сомнений, а родители и учителя лишь укрепляли
подобные взгляды. Мелькала мысль, что другие дети, а особенно, те, кто
по умственным способностям плёлся в конце класса, должны гордиться
общением и дружбой со мной – старостой и несравненно более умным
человеком.
После третьего класса мы переходили сразу в пятый – особенность
сокращённой программы. Я пришёл в московскую гимназию, ослеплённый
собственным великолепием. Помимо отличных способностей, гордость
вызывала и моя внешность: высокое стройное тело, длинные руки и
широкие плечи. Лицо своё я считал отменно мужественным: волевой
подбородок, прямые скулы, нос с горбинкой. Тёмно-русые волосы я
ерошил рукой, чтобы причёска выглядела одновременно небрежно и
стильно.
В классе нашлись двое ребят, заслуживших моё уважение. Это были
Никита и Дима – яркие личности, сразу после поступления в гимназию
завоевавшие немалую популярность. Никита был красивым высоким
парнем, занимался баскетболом и получал одни пятёрки. Он беспрестанно
отпускал шутки и быстро стал любимцем учителей и девочек. Дима, по
моей оценке, был «слегка глупее», но обладал своеобразным чувством
юмора – добрым и слегка безумным. Я решил, что такая компания
заслуживает главного украшения – меня самого, и стал держаться рядом.
Дима с Никитой не возражали.
В остальном отношения с окружающими складывались не столь гладко.
Мысленно я уже сам выстраивал класс у доски «по уму», и в самом начале
оказывались мы с Никитой, а потом уже все остальные одноклассники,
большая часть которых пришла из общеобразовательных начальных школ.
Несмотря на разрыв в знаниях, они почему-то не торопились падать ниц и
признавать моё превосходство. И здесь, в отличие от моей начальной
школы, учителя их к этому не склоняли. Видя моё высокомерие, многие
одноклассники попросту не хотели со мной общаться. Я сетовал на
отсталость людей, неспособных трезво оценивать ситуацию.
У Никиты с Димой таких проблем не возникало, и отношения с классом у
них установились ровные. Это ещё больше злило меня, но я решил, что
это – очередное доказательство моей уникальности.
Через пару месяцев одноклассники впервые начали активно реагировать
на моё к ним отношение. В мою сторону полетели насмешки и
оскорбления. Поведение школьников из «задней части доски» приводило
меня в ярость. Я отвечал им, находя слабые места и уязвляя острым
словцом. Как и многое другое, для пятиклассника это получалось
виртуозно.
За первый год в гимназии я успел рассориться со многими учителями,
безжалостно высмеивая любые их недостатки и просчёты. Лишь некоторые
удостаивались благосклонного отношения, остальные же клеймились
шарлатанами. Любыми способами я старался выставить их в глупом виде
перед всем классом, и зачастую мне это удавалось. Когда такое
происходило, я неизменно гордо оглядывался по сторонам: на мой взгляд,
победа над учителем должна была повышать авторитет в глазах
одноклассников. Особого авторитета я почему-то не добился, зато стал
весьма известной личностью и был на слуху как у школьников из разных
классов, так и у учителей.
За пятый и шестой класс я как-то незаметно для себя превратился из
всеобщего любимца, каким привык быть в детстве, в изгоя. Со мной
общались Дима и Никита, а остальные избегали. Учителя считали хамом и
наглецом, а одноклассники обзывали словами и похуже.
В отношениях с родителями также появились серьёзные трудности. Моя
дерзость проявлялась и раньше, но всё же я был ребёнком, и они могли
меня контролировать. Теперь же я стал совершенно неуправляемым. Я
дерзил и грубил, но всё же побаивался – особенно, отца. Он умел здорово
прикрикнуть, и это действовало – как минимум, заставляло меня
замолчать.
Я видел свои трудности и связывал их с различными причинами, главной
из которых было несовершенство мира и окружающих.
* * *
В седьмом классе у нас появился новенький по имени Глеб Кадыков. По
весу он раза в полтора превосходил каждого из одноклассников, что
подкреплялось также внушительным ростом. Кожа у него была рыхлой, а
лицо покрывала отвратительная сыпь из прыщей. Чёрные волосы он редко
мыл и стриг, и они свисали грязными сальными патлами. Но под его
дряблой кожей скрывались мышцы, и на уроках физкультуры он вскоре
стал одним из лучших. На этом его успехи в учёбе заканчивались, и по
остальным предметам он получал двойки – главным образом из-за своей
непроходимой лени. Однако назвать его тупым было нельзя. Он был
умелым подхалимом и не раз убеждал учителей, что учиться нормально
ему мешали непреодолимые препятствия, но уже с завтрашнего дня он
возьмётся за ум. А завоевать расположение помогала лесть. Со стороны
она смотрелась довольно топорно, но на учителях работала.
Мало-помалу Глеб начал устанавливать в классе свои порядки. Первым
под удар угодил Серёжа. В отличие от большинства одноклассников,
Серёжа относился ко мне неплохо – он был терпеливым, задумчивым и в
целом весьма странноватым парнем. Мы с Никитой и Димой иногда
посмеивались над ним, но по-доброму, а вот Глеб подошёл к делу иначе.
Он начал задевать Серёжу, и шутки его становились всё злее. Вначале –
оскорбления, потом – затрещины и пинки. Некоторое время мне казалось,
что вот-вот что-то случится, ведь все видели происходящее – и
школьники, и учителя. Кто-то должен был вмешаться и прекратить это
безобразие, но шли месяцы, а Глеб оставался безнаказанным.
Меня занимал вопрос: нужно ли что-то сделать? Всё-таки, Серёжа был
моим одноклассником. До прихода в класс Глеба мы даже общались время
от времени, но сейчас и это общение сходило на нет. Из книг я усвоил, что
никто не должен обижать слабых, но мне было не вполне понятно, как
именно реализовать данное красивое правило. Я решил выждать и выбрал
пассивную форму протеста: время от времени отпускал едкие шутки в
адрес Глеба. Тот посмеивался, но на шутки не отвечал.
День, когда ситуация переменилась, я прекрасно запомнил на всю жизнь.
Физичка вышла из класса, и Глеб с широкой улыбкой развернулся на
стуле, поворачиваясь к Серёже.
– Эй, чмо! – лениво протянул он.
Серёжа разговаривал с Пашей, своим трусоватым соседом по парте. Он не
ответил Глебу и хотел продолжить беседу, но Паша испуганно умолк и
сжался – разговор прекратился.
– Слышь, я к тебе обращаюсь! Что это ты сегодня без пиджака?
Вчера Глеб вылил на Серёжин пиджак канцелярскую замазку –
неудивительно, что сегодня этот пиджак остался дома. Глеб встал и
вразвалочку подошёл к парте ребят. Потом резко замахнулся, и Серёжа
неловко вскинул руки к голове, пытаясь прикрыться. Вместо удара Глеб
схватил с парты Серёжин пенал и подкинул его в руке:
– Кто в волейбол?
– Принимаю! – Костя, вечный подпевала Глеба, выбежал к доске и встал в
стойку, будто собираясь принимать подачу. Серёжа потерянно убрал руки
от головы и снова повернулся к соседу, решив, видимо, не обращать
внимания на происходящее.
– Серый, а ты с нами будешь? – Глеб со всей силы ударил Серёжу пеналом
по макушке. Карандаши и ручки громко клацнули об голову.
Серёжа мучительно дёрнулся, затем машинально приложил руки к месту
ушиба. Пара человек усмехнулись – начиналось привычное шоу. Словно
во сне, Серёжа встал и вышел из класса. Глеб загоготал, изобразил
волейбольный замах и отправил пенал к доске.
На происходящее я смотрел со странной смесью раздражения и смущения.
Конечно, невозможно было одобрять такие действия, но в то же время мне
было непонятно, как Серёжа мог позволять так с собой обращаться.
Развернуться и уйти, когда тебя унизили – жалкое зрелище. С детства мне
внушали, что ничего не бывает просто так, и, если над человеком
издеваются, значит, он сам дал для этого повод. Хотя бы неумением
постоять за себя.
– Что, Глеб, физика – слишком сложно для тебя? Решил опять физкультуру
устроить? – лениво протянул я.
Класс захохотал, и я почувствовал гордость за отличную шутку. Мне было
не впервой находиться в центре внимания, и я наслаждался этим, будто
смотря на себя со стороны. Глеб тоже засмеялся, а потом крикнул «Лови!»
и внезапно запустил пенал прямо мне в голову. Это произошло
совершенно неожиданно, и пенал попал в ухо. Я чуть не задохнулся от
боли и ярости, а все вокруг загоготали ещё сильнее. Кое-как выдавив
кривую улыбку, я поднял пенал с пола.
– Ты лови! – я кинул пенал в голову Глебу, но бросок вышел косым. Глеб
вытянул руку и ловко поймал пенал в полёте, а затем перебросил его
Косте.
Одноклассники с интересом наблюдали за игрой. Я повернулся к Никите, и
мы продолжили прерванный разговор. Но уже через минуту пенал
внезапно с силой влетел мне в затылок. От неожиданности и обиды на
глазах выступили слёзы; я резко развернулся. Глеб уже был рядом и
поднимал пенал с пола. Вид у него был слегка виноватый.
– Ой, тебе больно было? – спросил он.
– Неприятно, – ответил я, постаравшись придать голосу недовольное
достоинство.
– Всё, больше не буду. Извини, – Глеб протянул руку.
Я протянул свою. Взявшись за неё, Глеб резко рванул меня к себе,
сдёрнув со стула, и ударил пеналом по голове. После этого он сразу
отскочил подальше, хохоча. Весь класс покатывался со смеху вместе с
ним. Мучительную секунду меня сжигали унижение и злость, но я всё же
нашёл в себе силы засмеяться.
«Показать, что ничего серьёзного не произошло. И теперь уже не спускать
с него глаз!».
И тут, наконец, вернулась физичка. Впервые я был рад её видеть.
– По местам!
Мне было неспокойно. Глеб ещё никогда не позволял себе такого
поведения по отношению ко мне. Однако, скорее всего, это было лишь
единичным эпизодом, случайностью. Я поглядывал на друзей – они никак
не комментировали произошедшее. Наверно, это действительно выглядело
как пустяк.
До конца дня Глеб больше не приставал ко мне, переключившись на
вернувшегося Серёжу, и я потихоньку успокоился, но больше не пытался
подкалывать Глеба.
На следующий день, на уроке истории, мне в голову сзади прилетела
свёрнутая бумажка. Обернувшись, я увидел ехидные лица Глеба и Кости и
показал им средний палец. После звонка, когда все собирали вещи, Глеб
подошёл ко мне, вертя в руках ручку. Я уже застёгивал портфель.
– Мих, ты зачем мне свои пальцы показываешь? – задумчиво спросил он.
– А зачем ты бумажками кидаешься? – в тон ему ответил я.
– Ты видел, что это я?
– А что, не ты?
– Может и я. Но ты этого не видел, – он сделал паузу, и я пожал плечами.
– Так что проси прощения.
– Что за бред. Пропусти, урок закончился, – я попытался обойти Глеба, но
он закрыл проход своей массивной тушей.
Одноклассники с интересом наблюдали за этой сценой.
– Ты не уйдёшь, пока не попросишь прощения, – сказал Глеб, смотря
прямо на меня.
Внезапно я осознал, что мне нечего противопоставить ему. Всегда
казалось, что меня, столь блистательно умного и красивого, не могут
коснуться подобные проблемы. Ведь было бы глупо даже сравнивать меня
с примитивными и недалёкими созданиями вроде Глеба. Тем более, я
дружил с двумя самыми популярными парнями в школе. Сейчас эти двое
стояли в коридоре у дверей класса и прекрасно видели всё происходящее,
но не торопились прийти на помощь. Я поднял руки и засмеялся.
– Окей, как скажешь! Я не видел, что ты бросил бумажку, так что прошу
прощения за свой жест.
– Молодец, теперь можешь идти.
Глеб отступил в сторону. Я успел сделать пару шагов, когда неожиданно
получил сильнейший пинок сзади. Я развернулся и заорал:
– Ты чего?! Я же извинился! – прозвучало это жалко.
– Извинился – молодец. А это на будущее.
– Глеб, ты совсем охренел! Ты что себе позволяешь?! – я всё ещё старался
не терять лица.
– Следи за языком, Мих, а то снова извиняться придётся.
Я двинулся к выходу, но Глеб снова пнул меня со всей силы. Из глаз
брызнули слёзы, губы скривились от подступающих рыданий. Я снова
развернулся, сжимая кулаки.
– Оу, какие мы злые! – издевательски просюсюкал он. – Ну и что ты
сделаешь?
Страх парализовал меня и приковал к месту. Такая ситуация случилась со
мной впервые, и у меня не было ни малейшего представления, как себя
вести. Глеб был совсем близко – огромный и уверенный в себе. Я вдруг
понял, что не смогу причинить ему ни малейшего вреда. Он был
непобедим, и любая моя попытка бороться могла лишь разозлить его.
– Не кипятись ты так, я же в шутку, – издевательски дружелюбно сказал
Глеб и прошёл к выходу, оттеснив меня плечом. В коридоре его встретили
смешками и похлопываниями по спине.
Секунд через десять я вышел следом, сгорая от стыда. Одноклассники
смотрели с ехидными улыбочками, но ничего не говорили. Пройдя в
рекреацию посреди коридора, я встал в углу и невидящим взглядом
уставился в окно. Хотелось очутиться как можно дальше от школы и
никогда не возвращаться сюда. Я ждал, что друзья подойдут и поддержат,
но они остались со всем классом. Было слышно, как Никита травит шутки с
Глебом.
Когда я видел унижения Серёжи, то был уверен, что такое уж точно
стерпеть нельзя. Теперь всё было не так однозначно. Глеб был в
несколько раз тяжелее, и я вряд ли смог бы хоть как-то навредить ему в
честной драке. А нечестная пугала меня ещё больше: вдруг он разозлится
и вовсе убьёт меня. Вернуть милость Глеба, перестать быть объектом его
насмешек – вот чего мне хотелось больше всего на свете.
* * *
С того дня пребывание в школе превратилось в сплошной кошмар. Уроки
даровали относительную безопасность, и Глеб мог только кидаться всякой
дрянью и декламировать матерные стишки в мою честь. На переменах же
он буквально открывал на меня охоту, и тут уже в ход шла вся его
изобретательность. Он бил, пинал вещи, давал подзатыльники и пинки.
Один раз он запихал мой рюкзак в мусорное ведро, и мне пришлось
извлекать его оттуда, раздвигая мусор руками.
Никита и Дима общались со мной по-прежнему. Но они общались и с
Глебом – держали нейтралитет. Так же, как раньше весь класс держал
нейтралитет по отношению к травле Серёжи.
До сих пор я не обращался за советом к родителям, стыдясь признаваться
в своей беспомощности, но теперь у меня не осталось других идей.
Мы засели на кухне. Рассказ дался мне нелегко: когда я вслух описывал
перенесённые унижения, они будто становились более реальными. Под
конец я совершенно измучился, но всё же изложил факты без утайки.
Мама моя работала психологом, и я возлагал большие надежды на её
профессиональные познания.
– В общем, не знаю, что делать, – я развёл руками и замолчал.
– Женя, что ты скажешь? – озабоченно спросила мама у отца.
– Я так понимаю, этот товарищ вообще любит шпынять людей?
– Да.
– Видимо, ждёт от тебя реакции. Ты обращаешь внимание на провокации,
и ему интересно продолжать.
Я чуть не задохнулся от возмущения:
– Как я могу не обращать внимания, когда мне дают подзатыльник?! Это
довольно заметно! А когда крадут мой портфель?
– Так, ты голос не повышай! – резко сказал отец. – Портфель вообще надо
с собой носить, тогда его никто не отберёт. А по поводу остального…
Наверно, изначально ты сам как-то спровоцировал этого Глеба? Иначе,
почему он стал к тебе лезть?
– Не провоцировал.
– Ты же сам знаешь, что просто так ничего не бывает. Видимо, твоё
поведение дало причину.
– А мне кажется, нам надо что-то сделать, – заговорила мама. – Кто
позволил одному ребёнку издеваться над другими? Давай я схожу в школу
и поговорю с Ларисой Валерьевной.
Это была наша классная руководительница, по совместительству –
учитель математики.
– Мам, ты что, думаешь, она этого не видит? Глеб не очень-то скрывается.
И уроки Ларисы – не исключение.
– Если всё это делается перед учителями, а они не реагируют, может быть,
ты преувеличиваешь серьёзность проблемы? – спросил отец.
– Вряд ли, – глухо ответил я.
– Надо искать разумные пути, – мягко сказала мама. – И самый разумный
путь – это диалог. Мы можем собраться вместе с Ларисой Валерьевной,
тобой и Глебом – и поговорить. Понять, откуда взялась неприязнь.
Сейчас, сидя дома на кухне, я чувствовал себя в безопасности. Сложно
было поверить в реальность происходящего в школе. Родители были
рассудительны и спокойны, от них веяло уверенностью. Мне очень
хотелось поверить: можно устроить круглый стол или просто не обращать
внимания на Глеба, и проблема исчезнет. Но факты говорили иное. Сейчас
я и так старался быть невидимкой, не привлекать внимания, но это не
останавливало поток издевательств. Подключение мамы скорее всего
разозлило бы Глеба ещё больше, к тому же я выставил бы себя стукачом
перед всем классом. Как ни заманчивы были эти пути, они не вели ни к
чему хорошему.
Раньше я всегда знал: каким бы скверным ни было моё положение,
родители поругают, но помогут. Сегодня же мне впервые пришло в голову,
что какие-то задачи могли оказаться им не под силу. Осознать, что
помощи ждать неоткуда, было неожиданно тяжело.
– Не надо ничего говорить Ларисе. Будет только хуже. Я постараюсь сам
как-то решить этот вопрос.
– Ты же говорил, что не знаешь, что делать, – сказала мама.
– Значит, подумаю ещё! Стучать – это точно плохая идея.
– Я предлагаю не стучать, а спокойно поговорить всем вместе.
– Хорошо, мам, я ещё подумаю над этим сам.
Сидя вечером в своей комнате, я чувствовал совершенную обречённость.
Возможности были исчерпаны, оставалась лишь надежда, что всё
рассосётся само собой. Как же мне хотелось, чтобы Глеб просто оставил
меня в покое.
Следующий день прошёл в обычном стиле: Глеб приставал, но обошлось
без слишком уж явных унижений. Перед уроком английского я вышел на
минуту в туалет. Когда я вернулся и открыл свой пенал, чтобы достать
ручку, то обнаружил, что весь пенал внутри залит замазкой. Я
невозмутимо закрыл его и выкинул в ведро у двери.
Последним уроком была история. На ней всегда творился полнейший
бедлам, ученики не слушали учителя, орали и кидались всем, чем попало.
В меня несколько раз попадали бумажки и ластики, но я не обращал
внимания, думая только о том, что учебный день совсем скоро закончится.
За пять минут до конца урока в класс заглянула Лариса Валерьевна.
– А ну успокоились быстро! Кадыков, сядь нормально! Сергей Павлович,
они всегда у вас так себя ведут?
– Последний урок, я понимаю, все устали.
– Если не могут высидеть шесть уроков, пусть идут в школу для детей с
задержкой в развитии, – озвучила Лариса коронное предложение всех
учителей. – Быстро достали ручки и начали писать!
Класс присмирел.
– После урока Кадыков и Савицкий – ко мне в кабинет.
Она вышла и закрыла за собой дверь.
Все снова начали орать, а я гадал, что же произошло. В том, что Лариса
вызывала к себе Глеба, ничего странного не было – с его-то оценками. Ну
а я тут при чём? Неужели она решила-таки провести беседу о нашем
конфликте? Тогда я получу хоть какую-то поддержку, не став стукачом.
Это было бы спасением.
Сориентироваться в ситуации нужно было раньше Глеба. Я собрал вещи
заранее и сразу после звонка побежал на этаж ниже. Постучал в дверь
кабинета Ларисы, вошёл. За двумя соседними партами сидели и
разговаривали через проход Лариса и… моя мама.
– Мама?! Что ты здесь делаешь? – вскричал я. Ответ уже был мне
известен.
– Спокойно, Миша! Присядь. Я пришла обсудить с Ларисой Валерьевной и
вами вашу проблему.
– Но я же просил тебя не приходить!
– Знаю. Видишь, как получается: я пришла сама, ты меня не просил, так
что никто не обвинит тебя в этом.
Я был совершенно оглушён. В класс вошёл Глеб. Он, как всегда,
улыбался, но выглядел немного трусовато.
– А ты, должно быть, Глеб? – с улыбкой спросила мама.
– Да.
– Я мама Миши. Он рассказывал нам с мужем о том, что у вас возник
конфликт, и я решила прийти, чтобы мы могли все вместе это обсудить.
Садитесь.
Мы сели. Глеб смотрел невинным взглядом, я сохранял непроницаемое
выражение лица.
– Давайте выслушаем всех по очереди, – сказала мама. – Расскажите, в
чём у вас непонимание. Глеб?
– Да в общем-то нет никакого непонимания.
– Кадыков, отвечай нормально. Мы тут сидим не просто так, – вмешалась
Лариса.
– Я не знаю, почему мы тут сидим.
– Ну хорошо. Миша? – спросила мама.
Я быстро пожал плечами.
– Миша, расскажи Ларисе Валерьевне то, что рассказывал нам с папой.
– Я не буду ничего рассказывать. Я просил тебя не вмешиваться в мои
дела! – мой голос прозвучал неожиданно громко и плаксиво.
– Тише! Ты мой сын, и я не могу просто бросить тебя одного и не
вмешиваться. Раз ты не хочешь, то я сама расскажу. Глеб, Миша говорит,
что ты задеваешь его, толкаешь, воруешь вещи. Это правда?
– Может, такое было пару раз в шутку. Я не думал, что его это так
обижает.
– В школе есть дисциплина, Кадыков, и она едина для всех. Ты не имеешь
права приставать к другим ученикам, иначе этот разговор мы будем вести
уже с директором, – заявила Лариса.
– Уверена, это не понадобится, – улыбнулась мама. – Глеб, теперь ты
знаешь, что Мише твои шутки неприятны, и будешь более внимательно
следить за собой. Верно?
Он кивнул.
– Вот и отлично! Хорошо, что мы друг друга услышали. Пожмите друг
другу руки.
Я исподлобья глянул на Глеба. Тот с улыбкой протянул руку, и я пожал её.
– Можете идти, – сказала Лариса. Мы вышли из класса, а женщины
остались разговаривать.
– Я не просил её приходить, – сказал я.
– Конечно, – с ехидной улыбочкой Глеб отправился вниз, в гардероб.
Придя домой, я закрылся у себя в комнате и не разговаривал с
родителями. Мама поступила ужасно, и всё же меня не оставляла
надежда: а вдруг она права? В конце концов, у меня ведь не было других
вариантов. Глеб сказал, что просто не понимал, насколько мне неприятны
его издёвки. Он сам протянул руку. Наконец, Лариса пригрозила
директором, а Глебу с его успеваемостью проблемы не нужны. Он должен
понять, что меня лучше оставить в покое и доставать кого-нибудь другого.
Ложился спать я с надеждой на лучшее.
Когда на следующий день я зашёл в класс за минуту до звонка на первый
урок, Костя зааплодировал, а девчонки прыснули в ладошки. Глеб сидел с
извечной улыбочкой. Дима с Никитой уже сидели вместе. Пожав плечами,
я невозмутимо уселся один за заднюю парту. Урок прошёл без особых
происшествий, если не считать того, что Кадыков снова получил двойку.
На перемене мне удалось выяснить у Димы причину бурного приветствия:
Глеб потрудился прийти пораньше и рассказать всему классу о том, как
Миша призвал на помощь свою мамочку. «Надеюсь, хоть ты не слушаешь
эти бредни» – сухо буркнул я, внутри сгорая от стыда.
Если до разговора с Ларисой моя жизнь в школе была ужасной, то теперь
она превратилась в ад. Глеб обозлился на меня, и удары сыпались градом.
На физкультуре он до прихода учителя гонял меня пинками по залу. Из
моего шкафчика пропала зимняя обувь – я ничего не сказал и пошёл
домой в школьных ботинках. Зимние нашлись в луже у выхода из школы.
При любой возможности Глеб декламировал матерные стишки в мой адрес,
Костя подпевал ему, а остальные хохотали. Я делал вид, что ничего не
замечаю.
Меня сковало отчаяние. Не видно было ни малейшего просвета, ни
единого способа выбраться из этой трясины. Друзья – если их можно было
так назвать – не могли меня защитить, а может, не хотели этого делать.
Родители же только усугубили ситуацию. Снова обращаться к Ларисе было
бесполезно: я лишь окончательно заклеймил бы себя стукачом. Даже если
бы она подключила директора, это, по сути, тоже вряд ли помогло бы.
Особняком стоял путь – обратиться в милицию, но и он не внушал надежд.
Как таковых, у меня не было травм, которые можно было бы однозначно
зафиксировать, а уж про матерные стишки вообще никто бы слушать не
стал. Да, последуют вызовы родителей в школу, новые беседы… Глебу
грозило внушение, как максимум – постановка на учёт, да и то – вряд ли.
А вот мне гарантировался вечный позор.
Унижения продолжались месяц за месяцем. Нервы мои натягивались всё
сильнее. Несмотря на это, я старался сохранять внешнюю невозмутимость.
Когда мне казалось, что нервный срыв уже близок – приходили каникулы.
В это время я не общался с одноклассниками и старался верить, что Глеб
про меня забудет. Но учёба возобновлялась, а вместе с ней – и мои
унижения. Из-за постоянного ожидания удара я стал по-настоящему
дёрганым. Напряжение и страх преследовали меня везде и достигали
своего пика при приближении к школе. Даже уснуть мне теперь было
непросто, особенно если в помещении находился кто-то ещё.
Всю последнюю четверть мои мысли занимало одно: лето. Глеба угрожали
выгнать из школы за плохую успеваемость, но это было бы слишком
хорошо, и на такое надеяться не приходилось. Тем не менее, три месяца
без него – это же целая вечность. Мечты об этом помогали мне продолжать
терпеть. И я дотерпел: седьмой класс закончился.
* * *
Лето, помимо свободы от Глеба, принесло и свои трудности. Родители
отправили меня в подростковый лагерь в Турцию, где я продолжал вести
себя в привычном стиле и немедленно обзавёлся новыми врагами. Меня
начали шпынять, но почему-то здесь администрация всё же вмешалась, и
из жертвы я превратился в обыкновенного изгоя: другие подростки
попросту перестали со мной общаться, только оскорбляя и смеясь в спину.
Появился новый срок, ради которого стоило терпеть: окончание смены. По
сравнению с учебным годом это было сущим пустяком. После возвращения
я заявил родителям, что больше этим летом никуда не поеду.
Восьмой класс начался так, будто летних каникул и не было. Все общались
друг с другом как обычно, а Глеб привычно продолжил охоту на меня.
Запас душевных сил, накопленный за время отдыха, оказался исчерпан
уже за сентябрь. Страх и беспомощность поработили меня, полностью
вернув к образу мыслей жертвы. В первой половине седьмого класса я
надеялся, что Глеб рано или поздно оставит меня в покое, затем меня
поддерживали мысли о лете – огромном отрезке времени, за который
могло прийти спасение. Теперь же никакой надежды не оставалось, а
впереди был новый учебный год, который обещал попросту добить меня.
Утро третьего октября началось непримечательно. Звучали какие-то
отголоски матерной песенки в мою честь, но это был сущий пустяк. К тому
же пел её не Глеб, а Костя. После второго урока мы с Никитой и Димой
вместе спустились в столовую. Взяв свои завтраки – бутерброд и сок – мы
уселись втроём за один столик. Я расправился с бутербродом и потягивал
сок через трубочку. Внезапно на мой затылок обрушился удар. Голова
дёрнулась вперед, от неожиданности я сжал пакет сока, и он брызнул мне
в нос. Тут же мой стул резко выдернули назад, и я повалился на спину.
Сок вылился на рубашку. Кое-как я перевернулся на живот и встал,
откашливаясь. Передо мной стоял Кадыков.
– Ой, Мишутка, прости. Я тебя не заметил! Надеюсь, не будешь мамочку
звать?
Со всех сторон послышались смешки. За сценой наблюдала вся столовая.
Друзья продолжали невозмутимо есть, будто не замечая происходящего. Я
медленно помотал головой.
– Какой молодец! – сказал Глеб. – А теперь садись, ешь.
И он плюнул мне в лицо. Плевок пришёлся выше и попал в волосы. Я
застыл.
– Ой, парни, вас не задел? – спросил Глеб у Никиты и Димы.
– Глеб, иди уже за свой стол, надоел, – ответил Никита.
Глеб, отходя, подмигнул и хлопнул меня по плечу. Ни на кого не глядя, я
поднял свой портфель и отправился в туалет – отмываться.
На четвёртом этаже у нас сегодня не было уроков, и шанс встретить
знакомых был невелик. Я отмыл волосы и рубашку, залитую соком. Из
заляпанного зеркала глядело моё отражение. Волосы и рубашка промокли
насквозь, делая из меня мужественного героя, спасшего девушку из реки
или сражавшегося с врагами под дождем. На самом же деле я был жалким
козлом отпущения, которого двоечник унизил перед всей школой. До
начала этого кошмара я часто красовался перед девочками в классе,
пошло и небрежно шутил. Теперь на их же глазах меня топтали, как
половую тряпку.
Прозвенел звонок.
Остаток дня прошёл будто в трансе. Мной завладела одна мысль – всё,
дальше терпеть нельзя, нужно что-то сделать. Неважно, что – лишь бы
прекратить унижения. Вернувшись домой, я закрылся на защёлку и улёгся
на спину – прямо на пол. Взгляд скользил по узорам на потолке, и
некоторое время спустя мысли потекли столь же размеренно. На меня
снизошло спокойствие. Похоже, черта была достигнута, и вместе с этим
пришло осознание, что за чертой было что-то ещё. В нынешней ситуации
цепляться было больше не за что, и мне открывались новые возможности,
ранее невидимые.
Отбросив эмоции, мог ли я утверждать, что быть избитым – хуже, чем быть
униженным? Разве не этого – защиты своей чести – я ожидал от Серёжи,
смотря на его мучения?
«Глеб убьёт тебя», – говорил страх.
«Да неужели?», – отвечал я ему. Кажется, Глеб не такой идиот, чтобы
садиться в тюрьму по такому поводу. А ведь даже обычная драка может
привлечь внимание, которое ему совсем не нужно.
«Ты ничего не сделаешь, – заявил страх. – Ты терпел бесчисленное
множество издевательств и стерпишь ещё столько же. Точка».
* * *
На следующий день Кадыков явился только к середине второго урока.
Когда прозвенел звонок и класс высыпал в коридор, я почувствовал
щелчок пальцем по уху. Руки мои начали мелко дрожать, но показывать
этого было нельзя. Я развернулся.
– Ну что, Мих, рубашку постирал? Мамочка не придёт разбираться? –
спросил Глеб с издевательской заботой в голосе.
Дрожь во всём теле усиливалась. Я резко помотал головой:
– Нет.
Глеб был расслаблен: его издёвки, как всегда, оставались без ответа.
Опустив глаза, я двинулся мимо. Находясь сбоку от Глеба, я внезапно
повернулся и резко заехал ему кулаком по голове. Удар пришёлся в ухо.
Вышло не очень красиво, зато неожиданно и полновесно. Голова Глеба
качнулась в сторону, и он в ярости развернулся. Я ударил второй рукой,
целясь в нос, но Глеб отбил руку и схватил меня за горло. Я вцепился в
его кисть, пытаясь разжать пальцы, а он второй рукой со всей силы
ударил меня в лицо.
Для меня это было равносильно удару молота. Глеб разжал руку, коридор
крутанулся вокруг меня, и я рухнул на спину.
– Ну ты и псих, – пробормотал он. Послышалась пара сдавленных смешков
от окружающих, но на этом – всё.
Лёжа на спине, я рассеянно потрогал трясущимися пальцами нижнюю
губу. Она потеряла чувствительность и, похоже, раздувалась. Я молча
поднялся на ноги, стараясь не шататься, и отправился в туалет. Умывшись,
я встал неподалёку от своих одноклассников, прислонившись к стене.
Никита скользнул по мне взглядом и отвернулся. Глеб травил байки.
В этот день он больше не лез ко мне. На одной из перемен Аня спросила:
– Миш, ты видел свою губу? Она распухла.
– Видел, есть такое. Пройдёт.
Родители тоже не оставили моё лицо без внимания.
– Что, опять этот Глеб? – недовольно спросил отец. – Может, пора ему
напомнить, что в нашей стране есть милиция?
«Очнулись», – устало подумал я.
– Не надо, всё в порядке.
– Отдохни денёк, – сказала мама. – Приди в себя. Я позвоню Ларисе
Валерьевне и скажу, что ты заболел.
– Нет, мне нужно идти. Нельзя показывать слабость сейчас.
– Не думаю, что твоих одноклассников настолько волнует твоя жизнь.
Если хочешь, не буду говорить, что ты заболел. Скажу, что мы забираем
тебя по семейным делам.
– Не надо, пожалуйста. Я пойду завтра в школу.
– А по-моему, тебе всё же лучше завтра отдохнуть, пусть губа пройдёт, –
сказал отец.
– Она не пройдёт за один день. И не надо никому звонить, пожалуйста. А
сейчас я хочу побыть один.
На следующее утро перед зеркалом я научился убирать губу внутрь рта и
слегка прикусывать её. Так со стороны почти не было видно, как сильно
она опухла. Правда, это становилось видно, стоило мне открыть рот, но
сегодня мне вряд ли предстояло много разговоров.
На второй перемене Глеб, будто бы для пробы, отпустил одну из любимых
матерных шуток про меня. Я медленно повернулся. Меня снова начало
потрясывать. Глеб стоял в проходе между партами и смотрел со своей
обычной ухмылкой. Но кое-что изменилось: теперь он был собран.
Врасплох его было больше не застать. Я неторопливо двинулся вперёд.
– Опять хочешь получить, что ли? – удивлённо спросил он.
Я ударил правой рукой. В этот раз всё получилось менее удачно. Руки у
Глеба были длиннее, он уклонился от удара и снова схватил меня за
горло. Руками мне было его не достать, и поэтому я с силой пнул его ногой
в живот. Это было всё равно что пинать стену – Глеб с его весом почти не
покачнулся. Он шагнул вперед, сгибая руку, и толкнул меня со всей силы.
Я полетел спиной в проход. Мне достало ума прижать голову к груди, и
затылок остался цел. Падение на спину выбило из лёгких весь воздух.
– Мих, ты совсем страх потерял? Каждый день теперь будешь кидаться?
– Всегда, когда будешь ко мне лезть, – глухо ответил я.
– Ну-ну, удачи, – он усмехнулся.
Глеб перестал приставать ко мне. Поначалу я думал, что он лишь
выжидает и готовит нечто особо гадкое. Я был настороже, но шли дни,
недели, а потом и месяцы, и всё было спокойно. Мы даже начали
перебрасываться шутками, будто ничего и не было. В классе, казалось,
тоже позабыли про мои унижения. Более того, одноклассники как будто
даже начали больше уважать меня. Отношения с Никитой и Димой
охладели, но всё же сохранились на уровне взаимной вежливости. Я
наконец-то мог спокойно учиться, не ожидая каждую минуту удара в
спину.
Такое развитие событий поразило меня до глубины души. С детства мне
внушали, что драки не решают проблемы, а лишь создают их. До сих пор я
мог иногда сомневаться в этом, но лишь теперь по-настоящему убедился,
что всё устроено иначе. Конечно же, мне не удалось напугать Глеба, а
результаты моих нападений говорили сами за себя. Тем не менее, он,
скорее всего, понял, что продолжать издёвки в таких условиях будет
сложнее, и решил, что игра не стоит свеч: гораздо проще было
продолжать шпынять Серёжу.
Что касается Серёжи, то с ним мы стали общаться немного чаще. Он видел
развитие ситуации в классе, и я поделился, как после целого года
унижений всё же пришёл к решению драться с Глебом. Чувствуя себя
подстрекателем, я даже предлагал Серёже попробовать нечто подобное.
Он ответил:
– Да вроде бы Кадыков в последнее время и так не особо меня достаёт.
Мне такие изменения были незаметны, но я кивнул и больше не поднимал
эту тему.
* * *
Больше мне не приходило в голову высмеивать и презирать людей,
терпеливо сносящих унижения. Страх во всей красе продемонстрировал
мне свою силу. Но ведь не все пасовали перед агрессией – известный
факт! Существовали герои, выходящие в одиночку против многих, были и
простые люди, отбивавшиеся от хулиганов. И не всем нужно было
проходить через год унижений, доходя до отчаяния, прежде чем дать
отпор.
Над этой загадкой я размышлял несколько лет, отыскивая подсказки
повсюду: в поведении людей, в книгах, статьях и фильмах. Годам к
шестнадцати я пришёл к тому, что условно разделил людей на две группы:
рассудительных и безрассудных.
Рассудительный человек, встречаясь с опасностью, вначале оценивал её
всесторонне, взвешивал шансы на успех, просчитывал перспективы и
последствия. В этот момент инстинкт самосохранения удерживал от
движения навстречу опасности, а разум легко находил миллион
подходящих оправданий.
Безрассудный человек не думал о перспективах. Агрессия вызывала в нём
моментальную злость и ответную реакцию. Он не успевал задуматься,
почему нельзя бросаться на сильнейшего противника.
Безрассудным людям, по моим наблюдениям, принадлежало по жизни
гораздо больше побед, чем рассудительным. Да, они могли получить
травму или даже погибнуть, не оценив опасности, но такое случалось
реже, чем успехи. Если человек не боялся и не задумывался, а просто
действовал со страстью и без оглядки, он значительно повышал шансы на
успех. Предварительная оценка опасности, наоборот, могла уберечь в
малом проценте случаев, в остальных же – только порождала страх и
приводила к капитуляции без боя.
Я не мог изменить свою личность и из рассудительного человека
превратиться в безрассудного. Но это было и ни к чему. Пусть лёгкая и
яркая жизнь безрассудных иногда вызывала зависть, но, как говорится:
чего не имел, о том не горюешь. У рассудительности были свои плюсы,
включая более детальную оценку рисков. Оставалось одно: справляться со
страхом не за счёт отсутствия рефлексии, а за счёт силы воли.
Я записался в секцию бокса. Занятия давались мне тяжело, особых
успехов я не достиг, но всё же обрёл некоторую уверенность в себе. За
боксом последовал сноубординг. Я постоянно наращивал сложность
спусков, учился ездить по целине и прыгать на трамплинах.
Страх не исчез и не замолчал. Перед каждым прыжком на сноуборде я
неизменно трясся, сжимал кулаки и с усилием успокаивал дыхание. Но это
было сущим пустяком по сравнению с ощущениями в спарринге.
Если партнёр был более опытным и техничным, но контролировал себя, то
всё было в порядке. А вот если он был агрессивен, во мне просыпался тот
самый испуганный мальчик, парализованный страхом. Разумеется, я не
убегал и не просил остановиться, но действия мои становились
скованными: было страшно бить, чтобы не разозлить противника ещё
сильнее. Мне не удавалось окончательно избавиться от этого наваждения,
но я давил его, снова и снова выходя на ринг.
Трус внутри меня оперировал эмоциями, подсознанием. Я сделал эту
сущность своим главным врагом, противопоставив ей безжалостного
наблюдателя. Его инструментом было право вето на любые мысли и
чувства, которые могли быть порождены страхом.
– Посмотри на этого кабана, он же неадекватен! – говорил голос в моей
голове. – Бьётся как будто насмерть, да ещё и тяжелее тебя килограмм на
пятнадцать.
– Стоп, вето, – заявлял наблюдатель. – В ринг.
– Склон после вылета уходит резко вниз… Ты даже не знаешь, сколько
пролетишь.
– Разговор окончен, вперёд.
Вскоре в любом аргументе против того, чтобы бросаться навстречу
очередной преграде, мне стало видеться одно: попытка оправдать
трусость. Так как теперь мне было известно заранее, что любой вызов я
обязан принять, то и аргументы «против» даже не было смысла
обдумывать. Теперь я попросту отбрасывал их – зачем лишний раз себя
смущать. Тогда я и представить не мог, куда в итоге заведёт меня эта
привычка.
* * *
Со временем я всё спокойнее мог размышлять над историей конфликта с
Глебом. Слишком долго я считал себя уникальным и непогрешимым, но
конфликт наглядно показал, что я всего лишь слабый подросток.
Понимание этого привело меня к новому неожиданному открытию:
проблемы в общении связаны в первую очередь с моим собственным
характером, а вовсе не с примитивностью окружающих.
Разумеется, я и раньше много раз слышал подобные заявления от разных
людей, но каждый раз находил причину пропустить их мимо ушей. Как
можно слушать того, кто сам несовершенен: разговаривает неграмотно,
ведёт себя нелогично? Теперь же до меня вдруг дошло: люди могут
ошибаться и не обладать выдающимся интеллектом, и всё же быть добрее,
щедрее и смелее меня. И эти качества ценятся окружающими гораздо
больше, чем острый язык и аналитические способности. Осознание
пришло столь внезапно и с такой очевидностью, будто я знал это всегда.
Я решил бороться со своим высокомерием подобно тому, как давил страх.
Это оказалось не так сложно, но и простой эту задачу назвать было
нельзя. Многие людские поступки по-прежнему раздражали своей
глупостью, но теперь я усилием воли старался держать мнение об этом
при себе. За два последующих года мне удалось достичь определённых
успехов в работе над собой. Отношения с одноклассниками существенно
потеплели, а новые знакомые и вовсе считали меня довольно милым
парнем. Порой застарелое высокомерие давало о себе знать, прорываясь
наружу злым сарказмом, что сильно удивляло окружающих, знавших меня
недавно. Благодаря постоянным усилиям, таких рецидивов становилось
всё меньше.
2
В старших классах интересом номер один для меня стали девушки. Жизнь
не стояла на месте, вокруг появлялось много нового и неизведанного.
Раньше мы со сверстниками тоже смотрели на симпатичных девочек, но
вот вокруг стали появляться люди, вкусившие тот самый запретный плод.
Хотелось спросить: «ну, как оно?», но каждый сдерживался, чтобы не
показать, что сам ещё не касался этой тайны. Если же кто-то всё же
спрашивал, то ответами было «круто», «нормально» – в общем,
представления всё равно толком сложить не удавалось. Вывод был один:
пора пробовать самому.
Знакомства с девушками стали для меня новым серьёзным вызовом. «Что
она подумает, когда я подойду? Вдруг засмеёт? А если после пары фраз
настанет неловкое молчание, и мы оба будем сгорать от стыда?»
Естественно, уступать страху было нельзя. Я приступил к попыткам, не
давая себе передышки. В любом общественном месте, в каждой новой
компании я постоянно оценивал окружающих девушек и выбирал
симпатичных, а затем пытался тем или иным способом завязать
знакомство, которое будет иметь развитие. Абсолютным критерием успеха
– воспетым, превознесенным и доселе невиданным – для меня был секс. В
качестве промежуточного успеха также засчитывался поцелуй, остальное
считалось поражением.
Чаще всего выбранная цель не вызывала у меня каких-либо чувств.
Соответственно, желания разворачивать активную деятельность по
соблазнению тоже не наблюдалось. Но подобное нежелание могло быть
вызвано страхом неудачи, так что безжалостный наблюдатель немедленно
отправлял его на помойку, а я нацеплял на себя улыбку и приступал к
делу.
Действия мои из-за неопытности были весьма неловкими, но всё же
выгодно отличались на фоне большинства ровесников. На моей стороне
были ум, чувство юмора и хорошая внешность. Из минусов – остатки
раздражительности и высокомерия, а также страх выглядеть глупо. В
общем и целом, при умножении на количество попыток получались
сносные шансы. Результаты поначалу в большей степени представляли
собой поражения, однако и поцелуи перепадали мне довольно часто. До
следующего этапа я пока не доходил, но верил, что терпение и труд всё
перетрут.
В начале десятого класса на Поклонной горе я познакомился с Таней
Коваленко – четырнадцатилетней рыжей девочкой с косичками, которая
показалась мне непримечательно-милой, пока я не взглянул ей в глаза.
Они были тёмными и настолько глубокими, что в первый момент меня едва
не передёрнуло. Впрочем, через пару минут мне уже стало казаться, что
со мной сыграла злую шутку фантазия, тем более что вела себя Таня
открыто и по-детски непосредственно. Мы поболтали, и я угостил её
мороженым, которое она облизывала, ловко нарезая вокруг меня круги на
роликах. Казалось, она отнеслась к моей персоне весьма благодушно, но
обнаружилась проблема: вблизи Таня выглядела, как натуральный
ребёнок, а дополнялось это соответствующим голосом. Обменявшись
именами в «контакте» , мы распрощались. Вскоре я думать забыл об этой
встрече.
А через три месяца – на Новый год – мне впервые открылось столь
вожделенное таинство секса. Получилось это странно и скомкано. Я
напился; девушка была не слишком красива, зато гораздо более опытна и,
по сути, всё сделала сама. На следующий день мне уже не удавалось
толком вспомнить свои ощущения.
В одиннадцатом классе я вник в тему постельных отношений более
подробно, начав встречаться с Настей Давыдовой – девочкой из
параллельного класса. Мы постепенно знакомились с нашими телами,
познавали их желания и удовольствия. Когда родителей не было дома –
бежали туда, в иных случаях на помощь приходили парки. За тот период я
узнал и испытал много нового. И одним из открытий стало то, что наличие
постоянной партнёрши, как и официальный статус наших отношений, по
сути, ничего не изменили в моём подходе к девушкам. Отношения с Настей
были для меня обособленной величиной, не влияющей на отношения с
другими. Я мог спокойно флиртовать с кем-то ещё, а потребность
сражаться и преодолевать себя толкала на новые знакомства.
Я замечал, что такой подход обществом в целом не приветствуется, но
никак не мог взять в толк, почему. Тот факт, что отношения накладывают
свои обязательства, сомнений не вызывал, но эти обязательства
распространяются лишь на одного человека – того, с кем ты в паре. Иначе
говоря, если я делаю всё, что должен, ради своей девушки, то почему бы
мне не распорядиться свободным временем так, как я считаю нужным? С
Настей я гулял, разговаривал, спал, делал ей подарки, а уж чем
заниматься тогда, когда мы не вместе – посидеть за компьютером или
пойти погулять с другой девушкой, – мог решить самостоятельно.
Впрочем, сама Настя вскоре мне приелась, а впереди ждали новые
испытания. Своё равнодушие я не очень-то и скрывал, и это выглядело
вполне честным: я не обманывал Настю, признаваясь в несуществующей
любви или намеренно преувеличивая свои чувства. Наши отношения
охладели, но она так и не попыталась обсудить их, что можно было
считать стопроцентным свидетельством моей невиновности: ведь если бы
ей что-то не нравилось, логично было бы об этом заявить. Спустя пять
месяцев после начала отношений – по тем временам огромный срок для
меня – мы расстались. К тому времени это уже было простой
формальностью.
* * *
Знакомства превратились в настоящую гонку. Из историй о сексуальных
похождениях своих одноклассников я выбирал самые яркие – ведь
равняться нужно было на сильнейших – и на их основе определял
«требуемый уровень» своих успехов. Вероятно, эти истории уже
содержали некоторые преувеличения, но я в буквальном смысле возводил
чужие успехи в абсолют и изо всех сил старался не отставать. Казалось,
всем вокруг всё давалось легко, а мои успехи на требуемом уровне
поддерживало лишь огромное число попыток. Мысли об этом мучили меня
и заставляли ещё активнее бегать за девушками.
Помимо самих знакомств, я признал необходимыми действия, которые
могли к ним привести: походы в клубы, игры и посиделки в незнакомых
компаниях – например, «Мафия» в антикафе .
Будучи интровертом, я никогда не любил клубы. Местная публика была
чертовски далека от меня по интересам. Разговаривать было невозможно
из-за громкой музыки, пить – дорого, а танцевать я стеснялся. Последнее
сыграло решающую роль: безжалостный наблюдатель решил, что страх
показаться смешным на танцполе определяет мою нелюбовь к клубам, и
все аргументы «против» были разом отброшены.
Антикафе с их контингентом фриков привлекали меня отнюдь не больше.
Здесь тусовались личности, на мой взгляд, совершенно оторванные от
общества, но нашедшие в местном коллективе себе подобных. Они громко
кричали, играя в карточные игры по мотивам каких-то вымышленных
вселенных, обсуждали аниме и неизвестные мне сериалы. Их шутки были
столь нелепы, что мне приходилось усилием воли сдерживать сарказм.
* * *
В одиннадцатом классе мне снова удалось довести дело до секса – со
знакомой из соседнего района. Теперь я уже подходил к делу с
богатейшим опытом, полученным с Настей Давыдовой, так что, в отличие
от самого первого раза, движения наши выглядели вполне осмысленно.
Происходило это несколько раз в течение недели и добавило «плюс один»
в мою копилку, но не дало стимула для продолжения отношений. Девочка
та была мне совершенно не интересна.
Поражений по-прежнему было куда больше. Я воспринимал их близко к
сердцу и мог подолгу воспроизводить в памяти, раздумывая, что нужно
было сказать или сделать иначе. Помимо прочего, зачастую мне казалось,
что такие случаи подрывают уважение окружающих ко мне. Ведь мы с
одноклассниками обсуждали успехи друг друга. Я за чужими жизнями
следил пристально, а значит, и моя находилась под наблюдением!
Со временем это переросло в странный эффект. Мне уже не нужно было
никому рассказывать о своих неудачах, чтобы испытывать неловкость: я
создал в собственной голове общество судей, придирчиво
рассматривающих каждое моё действие. К примеру, мне удавалось ловко
познакомиться с очередной девушкой. За этим следовало свидание, но оно
не заканчивалось ничем хорошим – неважно, по какой причине.
Безжалостному наблюдателю тут было цепляться особо не к чему: я
действовал, не уступая страху. Но судьи рассматривали конечный
результат и подводили итоги: время потрачено, а никакой награды не
получено. И что же это значит? А то, что я неудачник: пытался, но ничего
не вышло, и остался ни с чем.
Подобное самоуничижение здорово допекало: мне и без него в жизни
хватало нервов, а многократное пережёвывание каждой неудачи отнимало
силы и время. Как сильный человек стал бы справляться с этим? Решение
пришло почти сразу: каждую неудачу нужно обращать в победу.
Допустим, я иду на свидание. Конечно, есть шанс, что успешного
окончания не будет. Значит, само свидание должно пройти в приятном
месте, чтобы после него я мог сказать, что отлично погулял или вкусно
поел.
Данной тактики я стал придерживаться и в общении с друзьями.
Распространялась она не только на знакомства, но и на всё подряд. Любые
негативные эффекты, которые невозможно было скрыть, преуменьшались
нарочито равнодушным к ним отношением. Я разыгрывал ленивую досаду
вместо расстройства и высмеивал то, что вызывало у меня большую обиду.
Значение положительных факторов, наоборот, преувеличивалось. Получил
двойку: «Зато я ничего не учил, не тратил время». Выходит, что не
обидно. Отказала девушка: «Ну, скажем честно, она не очень. Я пошёл
больше от скуки, но в целом хотя бы погулял неплохо, развеялся».
Признать собственную слабость, подтвердить, что какое-то событие меня
сильно задело, казалось опасным, ведь такое признание сняло бы защиту
и открыло окружающим мои болевые точки. У меня неплохо получалось
играть в эти игры, но я всё время опасался разоблачения и внимательно
вглядывался в глаза друзей, отыскивая следы недоверия или насмешки.
Так или иначе, с поражениями я худо-бедно разобрался. Но было кое-что
гораздо хуже.
Достаточно типичная ситуация: я замечал симпатичную девушку в кафе
или в транспорте и смотрел на неё неотрывно, придумывая, о чём же
можно заговорить. На ум не приходило ничего толкового, а из-за спины
уже подбиралась паника: сейчас она уйдёт, и момент будет упущен! Нас
окружало множество людей, и меня бросало в жар при мысли о том, что
все они увидят мою неудачу. Девушка поворачивалась и встречалась со
мной взглядом. Я опускал глаза, досадуя на себя: теперь она видела, что я
смотрю и сомневаюсь, а значит, не уверен в себе – уже точно нельзя
подходить! Но совесть не давала мне покоя, я осознавал: по-прежнему
можно подойти и сделать всё правильно. Тем не менее, я больше не
чувствовал воли к победе; наоборот – казался себе жалким. Знакомиться
надо было с улыбкой, а на моём лице застывала страдальческая гримаса.
Я морщился от ненависти к себе и не мог дождаться, когда, наконец, эта
девушка уйдёт. Когда же это случалось, вначале приходило облегчение, а
затем – невероятное презрение к самому себе. Мне казалось, что я
упустил лучшую возможность в жизни и в будущем недостоин каких-либо
успехов вообще. Затем неизменно следовало обещание: больше такого не
повторится. Этого хватало на некоторое время: воистину, получить отказ
было менее унизительно, чем сдаться без боя.
То, что я воспринимал знакомства как работу, а результаты свои жёстко
контролировал, существенно мешало получать удовольствие от процесса.
Однако достигать успеха было приятно, а борьба со страхами сама по себе
позволяла чувствовать спокойное удовлетворение. После очередного
успеха мне позволялась передышка – настоящее блаженство.
* * *
После школы я успешно поступил в Бауманку на IT-специальность.
Родители были так добры, что подарили мне однокомнатную квартиру, и я
стал счастливым обладателем собственной жилплощади в Москве. В
Бауманке я продолжил заниматься боксом и впервые прыгнул с
парашютом. Уже никто из знакомых не мог бы назвать меня трусом, зато
некоторые называли смельчаком, экстремалом. Такие характеристики я
старался пропускать мимо ушей, чтобы не возникало соблазна ослабить
хватку.
Во время учёбы на первом курсе, в марте, я познакомился в «контакте» с
Надей Фадеевой. Она как раз заканчивала ту же школу, где раньше
учился и я. В первом же разговоре Надя преподнесла мне сюрприз.
Оказалось, что она знала обо мне многое, и даже чересчур. Многие
громкие конфликты с моим участием были ей известны, а некоторые она
видела своими глазами. Надя в деталях описала ситуацию, когда
биологичка хотела во что бы то ни стало завалить меня на устном ответе
за все мои выкрутасы – это выглядело довольно захватывающе и
наблюдалось полной аудиторией должников из разных классов. Многое я
успел забыть и припоминал только теперь. Но, как бы я ни напрягал
память, мне не удавалось вспомнить одного – саму Надю.
Больше всего мне было интересно, знала ли она об унижениях,
перенесённых мной от Глеба, и о последовавшей развязке. История была в
меру громкая, но не настолько, чтобы о ней узнала вся школа. Я так и не
отважился спросить об этом.
Несмотря на обширные знания Нади о моей персоне, она не дала мне от
ворот поворот сразу, и мы стали переписываться на многие темы. Её
взгляды часто оказывались совершенно неожиданными, и мне,
привыкшему всё знать лучше других, часто приходилось прикусывать
язык. Мы могли болтать часами, обсуждая учёбу, политику, религию и,
конечно же, путешествия. Надя обожала их, и это весьма подкупало – я
давно мечтал о дальних странах.
Спустя несколько недель мы начали гулять вместе. Здесь я столкнулся с
первой странностью. Надина внешность довольно сильно расходилась с
тем, как я представлял себе идеальную девушку. Тем не менее, с каждой
встречей она парадоксальным образом нравилась мне всё больше.
Ноги у Нади были длинными и стройными, грудь – маленькой. Сама она
была чуть выше, чем мне нравилось, но в пределах нормы. Округлые щёки
придавали её лицу своеобразную милость, а нос был изящным и идеально
прямым. Её серые глаза казались невероятно светлыми и открытыми. Мне
нравились её пальцы – длинные, как у художников и пианистов. Светлые
волосы Надя собирала в хвостик или носила распущенными. Когда при
встрече я целовал её в щеку, то всегда удивлялся, какая мягкая и гладкая
у неё кожа. Надя обычно была серьёзна, но если уж смеялась, то долго и
заливисто, сверкая ровными белыми зубами.
Зачастую она вела себя загадочно для моего понимания: не торопилась
делиться подробностями своей семейной и личной жизни, отказывалась
говорить и про прошлые отношения. Но по редким росткам информации
складывалось впечатление, что у Нади не было недостатка в друзьях и
поклонниках.
Помимо учёбы Надя занималась рисованием. Она отправила мне несколько
фотографий своих работ – мне они показались чем-то совершенно
невероятным. Природа и предметы принимали причудливые очертания,
реальная экспозиция продолжалась неожиданными вымышленными
формами, города превращались в геометрические лабиринты, люди
повисали в воздухе в невероятном переплетении линий, напоминавшем
ветвистые растения, а луна уменьшалась до размеров яблока на столе
или, наоборот, растекалась фиолетовой массой.
Мне не удавалось выяснить, какую роль рисование играло в жизни Нади.
Она не говорила даже, в какой институт собиралась поступать! Про меня
ей было многое известно, она же для меня оставалась закрытой книгой. И
всё же, рядом с ней мне почему-то попросту было хорошо. Хотелось во что
бы то ни стало сохранить эту связь.
Как и со всеми симпатичными девушками, я разбавлял разговор
провокационными вопросами. Так и этак я выходил на интересующую
меня тему, вворачивая шутки среднего качества.
– Как относишься к сексу между двумя девушками?
– Положительно.
Как правило, девочками своего возраста мне удавалось по-всякому
вертеть в разговоре, предугадывая все их слова и эмоции. Рядом с Надей
же я сам чувствовал себя примитивным, поверхностным. Говорила ли она
серьёзно или смеялась надо мной? Были ей мои провокации неприятны,
безразличны, интересны? Был ли ей хоть немного интересен я сам?
Расставить все точки над «i» мог бы переход к активным действиям. С
любой другой девушкой я осуществил бы это давным-давно, но с Надей
всё было не так просто. До сих пор все девушки, которых я пытался
соблазнить, были лишь целями, отобранными по ряду критериев. И если
один трофей мне не доставался, их всё равно оставалось ещё целое море.
Надя же сама была морем. Я легонько коснулся самой поверхности, и у
меня уже захватывало дух. Можно было лишь догадываться, какие
невероятные тайны скрывает глубина. Мне было, как никогда раньше,
страшно потерять девушку, так ничего о ней и не узнав. Это заставляло
колебаться и осторожничать.
Но по мере общения осторожность постепенно уступала место нетерпению.
За полтора месяца Надя даже не ответила на вопрос «есть ли у тебя
парень?». Может быть, пока я посвящал ей свои мысли, она себя
посвящала отношениям с другим? Такое предположение вызывало
отвращение. Но даже если у неё и не было парня, существовала
вероятность, что рано или поздно он появится. Что если Надя ждала от
меня первого шага, а моё промедление открывало дорогу ухаживаниям
другого? Эта версия поставила точку в сомнениях: я решил, что лучше
рискнуть, чем впустую потерять лучшую возможность в своей жизни.
Будучи практически уверенным в провале, я всё же предложил Наде
съездить на пару дней в Питер. Предложение выглядело вполне
естественно, ведь мы часто обсуждали путешествия и нашу общую страсть
к ним. Надя согласилась. Вначале я не мог поверить в успех, но быстро
одёрнул себя: скорее всего, она решила, что это чисто дружеская поездка.
Билеты на первые майские праздники быстро заканчивались, но мы всё же
успели ухватить достаточно удобные.
Я по-прежнему оценивал свои шансы очень низко, и поездке предстояло
окончательно разрешить все сомнения, поэтому настроение у меня
установилось мрачное и торжественное.
Мы с Надей встретились на вокзале. В последнюю неделю резко
потеплело, и Надя была одета в ярко-зелёную футболку и жёлтые шорты,
открывавшие взгляду стройные ноги в бежевых босоножках. Рыжее
закатное солнце играло в непослушных прядках её светлых волос. Моя
торжественность сменилась неловкостью и чем-то ещё, мне пока
неизвестным.
В поезде мы уселись на боковые места друг напротив друга. Не верилось,
что совместная поездка с Надей вот-вот начнётся. Я нервничал и не знал,
как себя вести.
– Для меня это серьёзный риск, – мрачно заявил я, наставляя на неё
палец. Её глаза округлились. – Из-за твоей скрытности я практически
ничего о тебе не знаю, но при этом остаюсь в одном вагоне – можно
сказать, наедине.
Она покатилась со смеху:
– Смотри, вон стоп-кран! Если что, беги и дёргай.
– «Беги и дёргай» – неплохой слоган. Я уже думал об этом, но есть
проблема – штраф. Если не ошибаюсь, несколько тысяч. У меня таких
денег никогда не было, и, скорее всего, уже не будет.
– Тогда придётся тебе не спать: мало ли что ночью может случиться.
– Да я и не собирался.
Когда поезд тронулся, солнце уже село. Мы поболтали часа полтора, и
можно было укладываться. Я помог Наде разложить нижнюю полку и
забрался на свою. Хотя обычно поезда были для меня лучшим местом для
сна, сегодня мне и впрямь долго не удавалось уснуть, и не из-за
возможной опасности. Организм мобилизовался перед предстоящим
испытанием. По привычке я мысленно готовил утешение на случай
неудачи: если Надя пошлёт мои ухаживания куда подальше, то хотя бы
полюбуюсь красотой северной столицы.
* * *
До сих пор я был в Питере всего однажды – в детстве – и мало что помнил.
С того момента мне много раз приходилось слышать легенды о местной
ужасной погоде. Возможно, они и были основаны на реальных событиях,
но нам с Надей досталось небо без единого облачка и ласковое весеннее
солнце. Около полудня, сделав кружок по центру, мы оказались в
скверике у Казанского собора. Все скамейки были заняты, и я смело
растянулся на траве.
Надя извлекла альбом в твёрдой обложке и по-турецки уселась на мой
рюкзак. Она начала делать набросок, и маркеры смешно заскрипели по
бумаге. Я с интересом наблюдал, как рыжая стена собора проступает
сквозь изумрудную листву, повинуясь движениям изящных пальцев. Надя
взяла коричневый маркер и уверенно провела несколько линий над
крышей собора. Я поперхнулся:
– Думал, это небо!
– Ну да, – рассеянно ответила она.
Она продолжала менять цвета: жёлтый, оранжевый, фиолетовый. К моему
удивлению, небо действительно получалось невероятно живым. Как ни
странно, оно казалось более реальным, чем если бы Надя изобразила его
голубым.
Она рисовала больше часа. Мне хотелось продолжить прогулку, но я не
смел прерывать Надю, настолько она была поглощена процессом. Поэтому
я просто любовался её руками и длинным носом. Когда она отстранялась,
чтобы посмотреть на результат своего труда, то кончик носа слегка
двигался, выражая то ли сомнение, то ли одобрение.
Когда скетч был готов, она просто захлопнула альбом и повернулась ко
мне:
– Пойдём гулять?
Я не мог не улыбнуться в ответ.
Мы прошли мимо храма Спаса на Крови, через Михайловский сад, а затем
– по арочной галерее в Летнем саду. Листва ветвей, оплетавших галерею,
мягко шелестела на ветру. Мы вышли к Неве и через пару минут ступили
на Троицкий мост.
Солнце грело не по-весеннему жарко. Шпиль Петропавловского собора
пылал так, что на него невозможно было смотреть. Мы приближались к
середине моста. Каждый шаг по раскалённому асфальту ощущался до
странного явственно. Пространство как будто расширялось, впуская в
панораму новые и новые объекты. От покачивания корабликов на
периферии зрения у меня слегка кружилась голова.
Моя синяя футболка-поло оказалась слишком плотной для такой погоды и
промокла от пота. Она облепила тело, и я внезапно осознал – однозначно
и бесповоротно – что выгляжу в ней слишком худым. А уж как глупо с
моей стороны было надеть кеды, а не сандалии! Наверняка Надя заметила
это и смеялась про себя.
То, что она безупречна, а я – нелеп, больше не вызывало сомнений, и моё
желание завязать романтические отношения теперь показалось попросту
абсурдным. Из-за этого, однако, мне захотелось побыстрее пройти
критическую точку – отмучиться. Пока у меня была серьёзная надежда на
успех, решиться было трудно, а вот осознание неминуемого провала
сделало предстоящий шаг проще.
«Посреди моста поцелую её, – решил я. – Сомнения теперь неуместны и
попросту глупы. Если же вдруг – вопреки всему – она ответит на поцелуй,
то я больше ничего не попрошу от жизни и буду абсолютно счастлив».
Дойдя до середины моста, я замедлил шаг и остановился у чугунной
ограды. Вид воды, серебрящейся далеко под нами, завораживал. Возникло
странное чувство: всё вокруг было чересчур реально, из-за чего казалось,
что это обман, наваждение.
Пальцами правой руки я осторожно нащупал Надину тёплую ладонь. Она
не отдёрнула руки, и я повернулся к ней лицом. Надя робко замерла,
похоже, уже предчувствуя, что случится дальше. Чуть наклонившись, я
неловко приник к её губам. Глаза её удивлённо распахнулись. Долгая
секунда… и веки опустились, а губы раскрылись мне навстречу.
Я так долго ждал этого, что буквально потерял голову. От вкуса Надиных
губ меня начало укачивать, будто мы были не на мосту, а на палубе того
самого кораблика. Каждая секунда поцелуя дарила концентрированную
дозу эйфории, что впрыскивалась мне в кровь и тут же разбегалась по
всему телу.
Когда всё закончилось и я посмотрел в её серые глаза, то увидел в них
такое радостное удивление, что моё собственное счастье вдруг обрело
плоть. Мечта исполнилась. В порыве я заключил Надю в объятия.
* * *
Ближе к вечеру мы встретились с моим приятелем Петей и его подругой.
Все вместе мы гуляли, а около полуночи отправились к Пете на квартиру.
Его родители были на даче, и до утра мы просто болтали, пили вино, а
Петя играл на гитаре.
В пять мы с Надей решили ложиться. В выделенной нам комнате оказалось
довольно зябко, и я забрался под простыню в одежде. Надя легла рядом,
смотря в потолок, и, хотя мы не касались друг друга, её тепло ощущалось
совсем близко. Я гадал, чего она от меня ждёт, и мучительно боялся
ошибиться. Мы ведь остались вдвоём в одной постели: наверно, теперь
нам нужно переспать? Или для этого слишком рано – мы ведь только
сегодня впервые поцеловались… Хотелось казаться опытным и уверенным
в себе мужчиной, а не неловким подростком, коим я являлся на самом
деле. Внезапно Надя заговорила:
– Видишь лицо?
Я удивлённо поднял бровь. Надя всё так же смотрела в потолок, и мне, за
неимением лучших вариантов, пришлось уставиться в ту же точку.
Потолки здесь были из спрессованных щепок – шершавая поверхность
серо-зелёного раствора с множеством перекрещивающихся тёмных линий.
В некоторых местах попадались особенно длинные щепки, прорезавшие
море мелких, будто корабли на Неве.
– Вон два человека бегут по дороге, – Надя говорила довольно буднично.
– Хотя нет, их трое. У последнего особенно весёлое лицо, даже хищное!
Он гонится за ними. Похоже, они играют. А сзади – стена деревьев, и
среди листвы мелькает небо. Нереально синее!
– Хм... Ты видишь всё это на потолке?
Я почувствовал себя идиотом. Не то чтобы впервые.
– Да, конечно. А ты нет? Вон птица. Серая с жёлтым хвостом и длинным
клювом, – Надя по-прежнему не сопровождала слова какими-либо
разъясняющими жестами, и мне оставалось только следить за
направлением её взгляда. – А... Ты видишь рыжую собаку? Она сидит и
смотрит так преданно... Наверняка – на хозяина. Его нам не видно, тут
важен не он, а её чувство.
Мне нечего было сказать. А ещё – я понял, что Надя не думала о сексе.
Привстав на локте, я поцеловал её в щёку. Она улыбнулась, но чуть
смущённо, не отводя взгляда от потолка, как будто ей не хотелось
отвлекаться. Во мне шевельнулось уязвлённое самолюбие, но оно тут же
показалось совершенно мелочным. Откинув голову на подушку, я закрыл
глаза.
Когда около полудня мы проснулись, я спросил Надю, видит ли она всё так
же эти рисунки.
– Да, конечно, – ответила она.
Весь следующий день я не сводил с неё глаз. А она – вот сюрприз! – снова
позволяла целовать себя время от времени. Поездка в Питер оказалась
столь переполнена счастьем, что про себя я твёрдо решил: как минимум
ради этого уже стоило жить.
* * *
Мы с Надей начали встречаться. Подолгу гуляли вместе, мокли под
дождями, согревались в кафешках. Понемногу мне стали открываться
новые черты её личности.
В Наде жила безграничная любовь ко всему живому. До знакомства с ней я
думал, что люблю животных: ну так, более-менее. Теперь же я понял, что
раньше их просто не замечал. Когда мы гуляли в парке, собаки, до этого
чинно прогуливавшиеся со своими хозяевами, бросались к Наде, чтобы
попрыгать вокруг и поставить не неё свои лапы. Надя разговаривала с
ними, чесала их головы, и они трясли мохнатыми ушами, тыкаясь в её
руки. Если Надя видела где-то лошадь, или пони, или кошку, она сразу
останавливалась, забывала про всё и начинала любоваться. Если
животное можно было погладить, то Надя без колебаний – и зачастую безо
всяких предварительных комментариев – направлялась к нему и начинала
общение. Иногда это случалось посреди нашего с ней разговора, из-за
чего я оказывался огорошен, но обижаться при виде счастливого лица
Нади было невозможно – оставалось только самому расплыться в улыбке.
Я не особенно любил зоопарк, как и большинство взрослых людей. Но
поход туда с Надей был большим событием.
Условия содержания животных в Московском зоопарке достаточно сильно
разнились. По-настоящему больших и просторных вольеров всегда было
слишком мало, но именно они интересовали нас в первую очередь. Наде
хотелось смотреть на счастливых и здоровых животных, и она легко могла
провести час, разглядывая белых медведей или китов. Я уставал, но не
подавал вида: нигде больше Надя не выглядела такой счастливой. Её
восхищению не было предела. В такие моменты я был счастлив просто от
того, что счастлива она.
Подобно тому, как она искренне радовалась счастливым и здоровым
животным, страдания их вызывали у неё неподдельную муку. Она с болью
отворачивалась от вольера с лисой, считая, что он для неё слишком
маленький, и переживала за горных козлов, которым негде было
попрыгать. Я старался смягчить ситуацию, указывая на положительные
моменты и мягко не соглашаясь с тем, что животным в тех вольерах
жилось так уж плохо. Я поступал так независимо от того, что думал на
самом деле: мне было важно облегчить переживания Нади, а не выяснить
истину. Успехи мои в этом деле были переменными.
Не только зоопарк был источником радости и горя. Надя могла на целый
день замкнуться в себе, прочитав новость о жестоком обращении или
гибели животных, об экологической катастрофе или браконьерах. Если
она видела страдания животного лично – к примеру, на улице – это
вызывало ещё бо́льшую боль. Она хотела успокоить и приласкать каждую
побитую собаку, но не всегда это было возможно – часто животные
оказывались испуганными и измученными и старались держаться как
можно дальше от людей. Я всеми силами старался оградить Надю от
подобных картин. Подмечая нечто подобное, я немедленно занимал её
разговором, указывая куда-нибудь в другую сторону, чтобы не дать
увидеть того, что видел я.
* * *
За первым нашим путешествием вскоре последовало второе – в
Украинские Карпаты – невероятной красоты горы, до которых, однако,
довольно трудно добраться. Мы вместе переносили тяготы пути, вброд
переходили ледяные ручьи, взбирались по тропам вдоль величественных
елей и молча вглядывались в запредельную даль, достигнув первой в
нашей жизни вершины.
Надя никогда не жаловалась на трудности. Если ей было тяжело, она
просто замыкалась в себе и терпела. Чтобы поддержать её – и в
путешествии, и в обычной жизни – я постоянно дарил какие-то мелочи:
бутылку свежевыжатого сока, корзинку клубники, шоколадку. Когда я
дарил Наде цветы, она буквально обнимала их и потом проводила много
минут, просто сидя с ними рядом и любуясь, бережно ухаживала,
подрезала кончики и меняла воду.
Нам хотелось разнообразить прогулки по Москве, и я, недолго думая,
подарил Наде велосипед. Получилось весьма удачно: теперь мы катались
по живописным местам в округе и устраивали пикники.
До меня у Нади был всего один молодой человек, которого она сильно и
долго любила. Подробностями она делилась неохотно. Как я понял, для
неё начать с кем-то отношения было крайне серьёзным шагом. Я
рассказал, как в первые месяцы после знакомства думал, что она просто
водит меня за нос, а на самом деле встречается с другим. Она же в ответ
призналась, что подозревала, что я лишь играю с ней и не настроен на
длительные отношения. Мы долго смеялись над опасениями друг друга.
Несомненно, это были первые отношения, в которые я вкладывал всю
душу. Да что уж там – раньше я вовсе не думал о счастье девушек,
которые были рядом, лишь о своём. Теперь же я чувствовал, что по-
настоящему нужен Наде, и хотел быть рядом и делать её счастливой.
До сих пор ни одной девушке я не мог показать не то что слабости, а даже
простой искренности. С Надей же я делился своими страхами и печалями –
открывался, становясь уязвимым. Надя мягко успокаивала меня и
укутывала своей заботой. В ответ мне хотелось оберегать её от всех
напастей внешнего мира.
И всё же, хотя начинались наши отношения сказочно, вскоре мне стали
открываться и другие черты Надиной личности – тёмные, порой –
гнетущие и весьма для меня загадочные. Но обо всём по порядку.
* * *
Первое заочное знакомство с семьёй Нади состоялось в июле 2011-го, в
день её рождения, и совершенно вывело меня из себя.
Начался праздничный день с вейкбординга в Строгино с Надей и её
школьными друзьями. Для меня это был первый опыт катания на
вейкборде, и подобное испытание вызывало настоящий азарт. Стартовали
мы с пирса, держась за лебёдку катера. Первый рывок троса заставил
меня пролететь пару метров по воздуху и плашмя шлёпнуться в воду. Во
второй раз я уже знал, чего ожидать, и стартовал успешно.
Удовольствие от катания оказалось непередаваемым. После меня была
очередь Нади. Она переживала, получится ли у неё, и я посмеивался,
демонстрируя уверенность в её силах, на деле же – переживая ещё
больше. К счастью, всё прошло успешно, и я испытал настоящее
наслаждение, наблюдая за её чуть неловкими, но порывисто-радостными
движениями. Когда Надя откаталась и забралась в лодку, я сразу начал
растирать полотенцем её прохладное и влажное тело, а затем укутал,
превратив в кокон: здесь, посреди реки, было ветрено, и после катания
можно было быстро замёрзнуть.
После катания мы устроили пикник на берегу реки. Видно было, что Надя
переживала за то, чтобы её день рождения прошёл хорошо и всем
понравился. Я был готов убедить её в этом, даже если бы на деле всё
прошло ужасно, но хитрить не понадобилось: мероприятие и впрямь
получалось удачным. Завершение тоже планировалось приятное – поход в
кино. Мы выбрали сеанс на одиннадцать вечера и уже собирались
выезжать. Я заметил, что Надя начала серьёзно нервничать. Как
оказалось, причина была в том, что ей предстояло предупредить маму о
позднем возвращении домой. Я, было, посмеялся над этим, но только до
тех пор, пока не состоялся сам разговор.
Надя отошла метров на десять в сторону, и я отправился к ней, чтобы
поддержать. Время от времени поднимался ветер, и Надя выкрутила
громкость телефона на максимум, благодаря чему я тоже неплохо слышал
её маму.
– Мам, привет.
– Ну привет.
Я с интересом поднял бровь.
– Мамуль, у нас всё хорошо, сидим в парке.
– Очень рада, что тебе весело.
Сказано это было с такой желчью, что я засомневался: не померещилось
ли мне? Уже позже я узнал, что накануне дня рождения состоялся
скандал: мама хотела, чтобы Надя посвятила весь день сбору вещей –
завтра они на неделю уезжали к родственникам в Симферополь.
На Надино лицо легла печать страха перед следующим шагом.
– Мы собираемся вечером в кино.
– Ага, ещё и кино. Ты совсем обнаглела?
Она не повышала голос, а наоборот, говорила вкрадчиво, со
сдерживаемой злобой. Это составляло такой контраст с Надей – невинной
и ещё недавно такой счастливой – что поверить в реальность
происходящего было трудно. Некоторое время Надя молчала, а потом
мучительно выговорила:
– Мама, я ведь уже почти всё собрала… И Миша меня проводит…
– Надеюсь, ты закончила с этим представлением.
Из глаз Нади тихо покатились слёзы, а я почувствовал, как закипает
внутри злость.
– Мама…
Из трубки послышались гудки. Надя потерянно смотрела на экран
телефона с надписью «вызов завершён». Я пребывал в полнейшем
недоумении и ждал, когда она хоть как-то разъяснит происходящее.
Довольно долго Надя не двигалась, и вдруг её плечи затряслись от
безмолвных рыданий. Я подскочил ближе и заключил Надю в объятия,
мягко опустив её руку с телефоном. Некоторое время я просто гладил её
по голове, шепча:
– Ну тихо, тихо… Всё хорошо…
Спустя пять минут она смогла разъяснить мне суть конфликта – кое-как,
запинаясь и часто делая паузы. Мне осознать проблему было сложно:
родители давно уже не отдавали мне приказов.
– Милая, если я ничего не забыл, ты уже совершеннолетняя. Тебе не
кажется, что это хороший повод самостоятельно решить, как провести
время?
– Я не могу.
– Почему?
– Я не могу так поступить с мамой, она волнуется.
– Интересно она это проявляет.
– Давай не будем об этом.
– Ну хорошо, и что дальше? Мы не пойдём в кино из-за того, что тебе
нужно собирать вещи для недельной поездки?
– Я уже собрала их.
– Отлично, тогда пошли.
– Мишенька, мы ещё сходим в кино. Спасибо тебе большое за этот день.
Надя уткнулась мне в плечо, и из её глаз снова полились слёзы. Если
поведение её матери вызвало у меня ярость, то поведение самой Нади –
огромную досаду, смешанную с раздражением. У неё была отличная
возможность отказаться исполнять ультимативные приказы – на мой
взгляд, она ничем не рисковала. Но что-то сдерживало её.
– А у отца нельзя отпроситься?
– Нет. Прости, я не хочу об этом говорить.
Мне пришлось умолкнуть: завершение дня рождения и без того
получалось неважным, и нужно было по возможности сгладить Надину
грусть, а не усиливать её. Я принялся убеждать её, что кино – ерунда, не
очень-то и хотелось. Вскоре мы распрощались с друзьями и вдвоём
отправились к Надиному дому на такси. Она хотела успеть до десяти,
чтобы не расстраивать маму, поэтому поминутно поглядывала на часы и
невероятно нервничала. Мне пришлось сделать несколько глубоких вдохов
и выдохов, чтобы совладать с раздражением.
– Милая, расслабься.
Я провёл по её руке, но она лишь напряжённо проговорила:
– Десять минут осталось.
Я уткнулся в окно.
Без семи минут мы были на месте. Открыть для Нади дверь такси я не
успел – она выскочила сама. Мы вместе подошли к подъезду. Я мечтал
хотя бы несколько минут постоять в обнимку: нам предстояла недельная
разлука.
– Спасибо тебе ещё раз! – она быстро поцеловала меня в губы и
попыталась высвободить руку.
– Надя, в чём дело? – второй рукой я обнял её за талию. – Куда ты так
бежишь? Мы же успели.
– Прости меня, пожалуйста, но уже почти десять. Я тоже очень хотела бы
провести с тобой больше времени!
– Так почему нет?
– Я обещала маме.
– Не припомню.
– Прости меня, Мишенька, – она ещё раз поцеловала меня, подбежала к
двери и нервно набрала код. Я еле успел открыть перед ней тяжёлую
дверь. Мне хотелось сказать ещё что-то, но я не знал, что именно.
– Пока! – напряжение в её голосе уже было столь сильно, что даже
несколько пугало. Я кивнул, и Надя скрылась внутри.
* * *
Чем дольше я общался с Надей, тем больше узнавал о её матери – как от
самой Нади, так и становясь свидетелем их общения. Галина Фадеева
работала финансовым директором в крупной строительной фирме и, по
словам Нади, приносила в семью бо́льшую часть денег. По мнению
Галины, с Надей всё было не так: школьные оценки недостаточно хороши,
фигура нескладна, мысли и мечты – примитивны. Стиль одежды Нади она
характеризовала не иначе, как «колхозный». Успехи её Галина
принижала, а неудачи – преувеличивала. Единственным спасением для
пропащей дочери она считала постоянную тяжёлую работу над собой,
направления которой задавала сама Галина.
Надя пыталась соответствовать данному посылу. Не давая себе поблажек,
она трудилась, чтобы стать отличницей в школе – и ей это удалось. Она
работала по дому: убирала, стирала, гладила, готовила. Все старания
Нади были направлены на одно: заслужить, наконец, признание матери,
что она – хорошая девочка. Но Галина почти не замечала этих усилий, а
любой результат вызывал лишь град упрёков.
Со временем Надя стала стараться меньше попадаться матери на глаза,
чтобы давать меньше поводов для претензий. Она научилась
воспринимать упреки отстранённо и не показывать обиды. Галина
заявляла, что от Нади всё отскакивает, как от стенки горох, что ей
наплевать на заботу. На самом же деле претензии глубоко уязвляли Надю,
и она переживала в одиночестве или рядом со мной. Сколько бы я или
другие люди ни хвалили её, отмечая многочисленные достоинства, в ней
оставались неуверенность и тревога, порождённые заявлениями матери:
«С тобой всё не так, у тебя ничего не получается».
Летом 2011-го Надя начала оставаться на ночь у меня дома. Наши
совместные вечера были спокойными и счастливыми: Надя нарезала
фрукты и ягоды в большую зелёную миску, и мы ели их вместе, смотря
очередной фильм. Задумчиво поводя носом, Надя придумывала, какой
вкусный напиток можно сделать, используя ингредиенты из моего
холодильника. Чего-то не хватало, и я бегал в магазин за мятой,
мороженым и ликёрами, а Надя смешивала ледяные и сладкие коктейли.
Она купила масло для кожи, и я делал ей массаж – без профессиональных
навыков, зато старательно. Проводя пальцами по её нежным рукам,
вытянутым вдоль тела, я чувствовал её полное доверие и целовал её шею
пониже затылка.
Ночи с Надей были прекрасны. Впервые секс стал для меня продолжением
чувства. Встречаясь с Надей после разлуки, пусть даже короткой, я
совершенно терял голову от её запаха.
На очередной нашей встрече Надя была необычайно тиха и расстроена. С
трудом я добился от неё объяснения, что же произошло.
– Ты же понимаешь, что ты дешёвка. Смирилась? – спросила Галина, когда
Надя вернулась домой после ночёвки у меня. Пока Надя молчала, стараясь
справиться с оскорблением, буквально оглушившим её, Галина
продолжала:
– Когда твой Миша наиграется и выбросит – ко мне плакаться прибежишь?
Обвинение звучало абсурдно, и Надя постаралась взять себя в руки и
призвать на помощь логику.
– Мам, зачем ты так говоришь? Ты его не знаешь.
– Я знаю мужчин – в отличие от тебя, я уже пожила на свете. Но,
разумеется, ты у нас считаешь себя самой умной.
– Не считаю.
– Тогда послушай меня. Пока ты такая доступная – мягко говоря, как
понимаешь, – мужчины и относиться к тебе будут соответствующе.
Я обнимал и гладил по спине Надю, уткнувшуюся мне в грудь, и ярость
вскипала внутри меня, грозя прорваться наружу.
– Малыш… – мой голос прозвучал до того хрипло, что мне пришлось
сделать паузу, выдохнуть и продолжить уже спокойно. – Малыш, почему
бы тебе не переехать ко мне?
Надо заметить, предложение это было для меня весьма серьёзным.
Однушка – не бог весть какая жилплощадь, и в одиночестве мне было
очень комфортно, а мы с Надей были ещё очень молоды и встречались
недолго. Однако оставить её наедине с подобным обращением было бы
гораздо хуже.
– Спасибо тебе, – она прижалась крепче. – Но после такого мама вообще
решит, что мне наплевать на неё, и не простит.
– А сейчас, что ли, всё в порядке?! Наденька, на мой взгляд, то, что ты
описываешь, – настоящее оскорбление. Я не считаю, что с этим стоит
мириться.
– Она любит меня и хочет защитить.
Мои принципы требовали одного: не вступая в переговоры, ударить по
врагу всеми имеющимися средствами. Наде нужно было собрать вещи и
документы и переехать ко мне, а мне – не подпускать её мать и близко,
пока не научится вести себя нормально. Юридически она не имела
рычагов влияния на совершеннолетнюю дочь. А деньги я готов был
зарабатывать. Много ли их надо, когда есть жильё?
Но всё было не так просто. Надя – не я. Она не пошла бы на подобный
поступок в отношении мамы. Помимо прочего, я понимал, что этот путь
серьёзно повышает ставки. Что будет, если мы с Надей поссоримся,
расстанемся? Ей уже не так просто будет вернуться в семью.
– Может быть, проблема в том, что твоя мама меня не знает? –
предположил я. – Наверно, у неё в голове сложился какой-то образ, и она
пытается по-своему огородить тебя от беды. Давай встретимся все вместе
и просто пообщаемся?
Пытаться помириться в такой ситуации – для меня это был нонсенс. Если
моё предложение поселиться вместе значило много, то это – гораздо
больше.
– Спасибо, Миша, я подумаю.
– А тебя что-то смущает?
– Не уверена, что мама этого захочет.
– Ладно, подумай. Захочет или нет – можно проверить. Если что, я готов.
Поняв, что Надя не перестанет видеться со мной, как и оставаться на ночь,
Галина перешла к новой тактике.
– Куда идёшь?
– К Мише.
Галина молчала, всем видом показывая, что смирилась с участью
пропащей дочери.
– Мамуль, мы с ним не виделись уже почти неделю. Ты обижаешься?
– Какая тебе разница, что я чувствую? Ты своё отношение уже показала.
Когда Надя обувалась и говорила «пока, мама», Галина отвечала:
– Пока? Странно, что ты хотя бы попрощалась, я ведь для тебя пустое
место.
Надя не переехала ко мне и не организовала знакомство с Галиной.
Вместо этого она вновь и вновь пыталась наладить нормальное общение с
матерью, призывая на помощь участие и заботу, и идея эта становилась
навязчивой. Очередной её попыткой было приглашение на выставку,
посвящённую свету и оптическим иллюзиям.
– Зря тратишь на меня время, – сказала Галина. – То, что я старая и давно
никому не нужна, понятно и без этих потуг.
– Ты же знаешь, что это не так. Ты нужна мне.
– Да ладно, не трудись. Квартиру я всё равно тебе завещаю.
Надя была шокирована. Я – нет.
После таких происшествий мне приходилось подолгу успокаивать Надю.
Она была так нежна и чувствительна, что поведение матери больно
ранило её. Во мне бушевала злость, но, чтобы не заставлять Надю
нервничать ещё больше, я сохранял внешнее спокойствие. Ценой больших
усилий мне удавалось утешить Надю, но ненадолго. Вскоре на её лице
вновь отражалось самоотверженное страдание: приходила пора
возвращаться домой под пресс матери.
* * *
Некоторое время я недоумевал, как Надин отец позволяет жене такое
поведение. Они жили втроём, и Надя тепло отзывалась об отце, но на мои
расспросы о его роли в конфликте – немедленно замыкалась.
Сменив тактику, я стал расспрашивать об её отце как о личности, и здесь
Наде было что рассказать. Юрий Фадеев был малоизвестным московским
художником-пейзажистом. Круг людей, знакомых с его творчеством,
ограничивался друзьями и постоянными покупателями, но он и не гнался
за славой. Юрий был мягким и неконфликтным человеком,
предпочитавшим уединение и спокойствие. Он любил работать на
природе, а иногда мог долгое время не прикасаться к кистям, когда не
было вдохновения.
После десятидневного путешествия по Украине, включавшего тот самый
треккинг в Карпатах, мы с Надей через Киев возвращались в Москву, и
Юрий на машине встретил нас в Шереметьево. Тогда я впервые увидел
его. Меня сразу поразил его рост. Юрий оказался просто огромным – под
два метра – и довольно тучным мужчиной. Лицо его производило странное
впечатление: оно было плоским и имело слегка желтоватый оттенок, при
этом все его черты проявляли удивительную подвижность, как будто он не
мог определиться, какую эмоцию выражать. Белёсые брови почти не
выделялись на фоне лица, а глаза были ясно-серыми – сразу стало
понятно, от кого Надя унаследовала этот цвет.
Заметив нас, Юрий взволнованно двинулся навстречу. Он не видел Надю в
течение приличного срока, меня же он до сих пор не видел вовсе. Когда
взгляд его обращался к Наде, то лицо озарялось тёплой и слегка
виноватой улыбкой. Но и в эти моменты оно не полностью освобождалось
от смущения и робости, которые совершенно явственно проявлялись,
когда он смотрел на меня. Я ответил сухим взглядом, и Юрий
засомневался ещё больше. Когда мы подошли вплотную, он буквально
заметался: к кому двинуться? Мне внезапно подумалось, что это был
момент истины: чтобы проявить характер, Юрий должен был обнять дочь,
которую не видел так долго, а потом уже спокойно познакомиться со мной.
И вот он сделал шажок, больше похожий на прыжок, ко мне и протянул
руку. Я пожал его ладонь и удивился тому, как странно она была согнута в
пригоршню.
– Папа! – Надя обвила его обеими руками.
Лишь когда Юрий неловко гладил её по спине, лицо его наконец
разгладилось, а улыбка из виноватой стала попросту робкой, но
искренней. Я подумал, что у этого человека не было и шанса защитить
Надю от Галины.
Забегая вперёд, к тем временам, когда я уже увидел Надиных родителей
вместе, а она – понемногу и с большим трудом – рассказала мне больше
об их отношениях, могу сказать, что предположения мои подтвердились
лишь частично. Юрий действительно не мог сражаться с Галиной, но он не
был сторонним сочувствующим наблюдателем, как представлялось мне в
Шереметьеве. Нет, он был ещё одной стороной – не просто
заинтересованной, а страдающей. Мне неизвестно, в чём измеряются
страдания, и я не мог бы сказать, кто испытал их больше – Надя или
Юрий, но однозначно можно было сказать: страдания Юрия продлились
существенно дольше.
Жена презирала его и старалась держать под полным контролем. Находясь
рядом с ней, он всегда имел виноватый вид, заранее опасаясь очередного
выпада. Гром мог грянуть в любую секунду и по любому поводу, но были и
излюбленные темы. Галина считала его никчёмным человеком, который
ничего не добился и не добьётся: ведь он не хочет, не может, ему не
везёт, и поделом. Она часто напоминала, что это она кормит семью, и муж
должен быть благодарен ей по гроб. Давала указания: положить новую
плитку, заточить ножи, повесить в коридоре картину, которую она купила
на выставке, – не картину Юрия, конечно. Он покорно брался за все дела,
но любой результат вызывал только насмешки. Галина начинала
демонстративно и в пику непутёвому мужу переделывать всё заново, а он
старался при любой возможности уйти из дома, чтобы хоть ненадолго
вздохнуть свободнее.
Со временем агрессия Галины ещё более, чем обычно бывает, сплотила
Надю с отцом. Они были очень разными людьми, но между ними с каждым
днём крепли тёплые отношения. Надя любила те дни, когда им удавалось
побыть вдвоём. Ей нравились картины отца, а его успехи в их продаже
интересовали её мало. Гораздо ценнее было то, что папа любил её, и Надя
отвечала ему взаимной нежностью. Чем сильнее Галина старалась
удержать тотальный контроль над семьёй, тем больше эти творческие
люди тянулись друг к другу, ограждая себя от агрессии.
* * *
Мы с Надей сближались всё сильнее. За Карпатами последовали многие
другие путешествия: мы катались на сноубордах в Болгарии и Андорре,
ходили в горы в Польше и на Кавказе, гуляли по Праге, Киеву, Кракову,
Таллину. В августе 2013-го мы поднялись на канатной дороге на вершину
Каспровы-Верх в Западных Татрах, намереваясь спуститься оттуда
пешком, и обнаружили температуру ноль градусов – против двадцати
внизу, да ещё и сбивающий с ног ледяной ветер. Именно здесь нам
пришлось делать для курток подкладку из дождевиков, чтобы не околеть
от холода. Именно здесь, прячась от ветра за горным хребтом – уже на
территории Словакии, – я признался Наде в любви.
Наши путешествия были полны приключений и взаимной заботы, но их
цена также оказалась весьма высока, и речь не о деньгах. Надины чувство
ответственности и страх ошибки были невероятны, и планирование
оказалось для неё столь серьезным делом, что меня это пугало. Я шутил,
что после такой подготовки Наде можно было уже никуда не ехать: она
наперёд знала каждый наш шаг. Перелёты и жилье – базовая вещь, но она
знала каждый автобус, электричку и маршрутку, благодаря онлайн-
просмотру улиц неплохо ориентировалась во всех городах, которые
лежали на нашем пути, и могла провести экскурсию по местным
достопримечательностям. В её телефоне была энциклопедия расписаний,
карт и полезных контактов.
При планировании поездки многие аспекты динамично меняются: взять
хотя бы цены на билеты или свободные места в гостиницах. Надя
пыталась не только организовать каждый этап, но и конечную сборку
сделать наиболее оптимальной. Она тратила массу времени, составляя
огромные таблицы, включающие принципиально разные маршруты.
Естественно, стоило нам выбрать один из вариантов, как оказывалось, что
какая-то его часть уже недоступна – не осталось билетов или мест – или
подорожала. Надя начинала страшно переживать. Ей казалось, что лишние
траты – её вина, и она начинала судорожно перестраивать планы, а в это
время менялись другие отрезки пути, и вся таблица разъезжалась по
швам. Прекращал это обыкновенно я, тыкая пальцем в один из маршрутов
и заявляя: берём билеты.
– Ты такой смелый! – заявила она, когда я свернул до одного варианта её
таблицу из двадцати строк и в следующие десять минут купил билеты в
Чехию.
– О да, об этом подвиге сложат легенды.
Калькулятор в Надиной голове проявлялся не только при планировании
путешествий, но и в повседневной жизни. Каждую покупку она старалась
сделать максимально выгодной, несмотря на то, что выигрыш мог быть
мизерным, а в деньгах мы недостатка не испытывали. Все эти метания и
нерешительность перед любой тратой изрядно действовали мне на нервы.
* * *
Постоянное нервное напряжение, похоже, было частью Надиной личности.
Она оказалась помешана на чистоте и гигиене. То, как часто и тщательно
она мыла руки, не слишком бросалось в глаза, но вот мытьё посуды уже
составляло серьёзную проблему. Каждая тарелка отбирала минуты по
четыре: Надя, казалось, старалась отмыть её до полного исчезновения из
этой вселенной. С тоской смотря, как она по десятому разу наносит
средство на кристально чистую тарелку, я просто целовал её в затылок и
мягко оттеснял от раковины.
Начало сентября 2013-го подарило нам довольно прохладную субботу. На
улицу идти не хотелось, потому решено было смешать коктейли, а потом
вместе забраться в горячую ванну. Первое, что было необходимо –
стаканы! В раковине царили ад и погибель, а после пары неудачных
попыток я решил больше не подпускать Надю к мытью посуды, поэтому
отправился на этот бой сам, Надя же вызвалась почистить ванну. Под
музыку в наушниках намывая посуду и выставляя её на стол, я отдался
своим мыслям и на время забыл обо всём. Лишь спустя минут двадцать я
вышел в комнату, рассчитывая найти Надю там, но в комнате было пусто.
Открыв дверь в ванную, я моментально закашлялся. Надя в облаке из
порошковой пыли натирала белоснежную ванну щёткой, с усилием орудуя
двумя руками. Лицо её было красным и выражало мучение вперемешку с
упорством. Пора было вмешаться.
* * *
Совместные трапезы вызывали у меня печаль количеством переведённой
еды: стоило Наде заметить на еде соринку размером в нанометр, как она
вырезала вокруг неё десятисантиметровый кусок и отправляла его в
мусор. Я старался не вступать в споры на эти темы, чтобы самому не
погрязнуть в бытовухе, однако же вовсе не замечать подобное было
невозможно.
Надя не могла просто запереть дверь – ей нужно было обязательно
дёрнуть ручку, чтобы проверить, что дверь заперта. Вначале я просто
смеялся над этим, и она в той или иной степени поддерживала мои шутки,
но в один прекрасный день я решил настоять на том, чтобы эта проверка
была пропущена – в конце концов, покидали мы мою квартиру. Когда она
повернула ключ в замке, я мягко взял её руки в свои и улыбнулся:
– Давай теперь просто пойдём.
То, что произошло дальше, стало для меня полной неожиданностью.
Вначале Надя просто заволновалась, сказав: «Давай всё-таки проверим»,
но когда я продолжил стоять на своём, она едва не разрыдалась.
– Там твой подарок!
– О чём ты?
– Картина.
Я подарил Наде картину с лошадьми, которая теперь стояла у изголовья
нашей кровати.
– Ну и что?
– Я боюсь за них.
– Дорогая, мне тоже нравятся лошадки. Но это всего лишь картина. И
дверь закрыта, ты только что сама её заперла.
– Я просто проверю.
Я молча отпустил её руки. Она дёрнула ручку, успокоилась и обняла меня:
– Прости меня, пожалуйста.
– Да я и не обижался…
Меня до глубины души поразило Надино поведение. До сих пор я не
придавал большого значения её чрезмерной внимательности к некоторым
вещам, но игнорировать подобное было невозможно.
* * *
Несмотря на тревожность Нади и её внешнюю хрупкость, она определённо
обладала сильным и упрямым характером. Это ярко проявилось в
одиннадцатом классе, незадолго до того как мы начали встречаться.
Именно тогда ребром встал вопрос выбора специальности, и коса
«родительской заботы» Галины внезапно нашла на камень. Галина хотела,
чтобы Надя пошла учиться на финансиста, а Надю интересовало
рисование. Галина приводила доводы: «посмотри, кто приносит деньги в
семью», «рисованием ты сможешь заниматься потом, как хобби», «ты
хочешь быть содержанкой у богатого мужика или иметь нормальную
профессию?». Под раздачу попал Юрий, которого Галина приводила как
пример художника-неудачника, сидящего на шее у самоотверженной
жены. Она увещевала: на какие деньги Надя будет снимать квартиру,
покупать еду, путешествовать? Ведь родители не собираются вечно быть
спонсорами. Она плакала, говоря, что желает Наде лучшей жизни, и
упрашивала прислушаться к её совету.
Давление продолжалось месяцами. Юрий не пытался вмешаться,
обыкновенно слушая доводы жены с опущенным взглядом. Надя
отмалчивалась, но начала готовиться к поступлению на кафедру рисунка и
живописи в Политех . Летом, как раз перед путешествием в Карпаты, она
более-менее успешно сдала ЕГЭ и внутренние экзамены. Для поступления
на рисунок и живопись баллов не хватило, зато хватило на промышленный
дизайн – бюджетное место. Надя подала документы.
* * *
Невероятная ответственность и страх ошибиться хоть в чём-то в полной
мере развернулись во время учёбы. Теперь каждый приближающийся
экзамен полностью отбирал у меня Надю: она старалась выучить предмет
безупречно и постоянно нервничала. Однокурсники её в то же время
плевали в потолок и сохраняли шпаргалки на телефон. Конечно, многие
всё же готовились по-настоящему, но никто больше не воспринимал
экзамены столь болезненно серьёзно.
На втором курсе Надя начала подрабатывать фрилансом: разрабатывала
логотипы, фирменный стиль, рекламные листовки… У неё были отличные
способности, но нервозность и здесь не давала о себе забыть. Претензии
клиентов, даже необоснованные, сильно задевали Надю, и пока очередной
заказ не был сдан и оплачен, она не могла успокоиться, даже если
времени на работу оставалось полным-полно.
Немало впечатлила меня покупка Надей планшета для работы. Две недели
она составляла сравнительную таблицу, куда попали предложения со
всего интернета.
– Хорошая моя, может, хватит убивать время на эту чепуху? Уже можно
было выполнить пару заказов и купить два планшета взамен одного.
Надя обнимала меня и утыкалась мне в грудь. Я гладил её по спине и по
голове, целовал мягкие волосы. Казалось, только в эти моменты она была
полностью спокойна.
* * *
Удивительная метаморфоза происходила с Надей, когда она садилась
рисовать. Она будто погружалась в некое подобие транса: напряжение
уходило, лицо разглаживалось, движения становились лёгкими и
естественными. Я любил наблюдать за ней в такие моменты. Надя то
выглядела отрешённо, то слегка морщила брови, вглядываясь в какую-то
деталь рисунка. Хотелось легко обнять её хрупкие плечи, укрывая от
малейшего ветерка, но я не смел отвлекать её от работы.
Смотря на картины в процессе работы, я редко мог угадать конечный
замысел, а если и угадывал, то результат всё равно в чём-то да
расходился с моими ожиданиями. Я видел геометрические фигуры: что ж,
это было так, но в итоге они образовывали лицо. Я видел комнату:
комната и получалась, но в полу оказывалась дыра в самое настоящее
небо. Иногда рисунок вовсе выглядел как пятно разлитой краски и
случайные мазки. До последнего момента невозможно было догадаться,
что получится в итоге. И лишь когда работа была закончена, я
вглядывался и понимал, что это корабль с закруглённым носом и надутыми
парусами несётся по тёмным облакам, подгоняемый сиреневым ветром.
* * *
В красивой сказке о любви мы с Надей были бы счастливы: её
вдохновенного творчества и трогательной ранимости оказалось бы вполне
достаточно. Только вот в жизни всё куда прозаичнее, и творчество
составляет меньшую её часть, тогда как быт – большую. Будни наши в
основном были наполнены не вдохновением и лёгкостью, а чёрной и
неотступной тревогой. Нервозность Нади буквально вытягивала из меня
позитив, и жизнь понемногу окрашивалась в депрессивные краски.
В начале каждой нашей встречи Надя была поглощена переживаниями, и
мне приходилось расспрашивать её об очередных проблемах, а затем –
долго и упорно успокаивать. Эти разговоры давались мне тяжело, но всё
же нашлось кое-что, что давило гораздо сильнее.
Как и все люди, мы часто сталкивались с неопределённостью. Допустим,
путешествие содержало участок, который невозможно было спланировать
досконально: отсутствовали расписания автобусов или сами автобусы,
предстояло на месте разбираться с транспортом или жильём. Во мне
начинали ворочаться страхи, присущие мне с детства – перед риском,
неопределённостью, отсутствием комфорта. Несмотря на то что слабости
были до сих пор живы, я достаточно успешно боролся с ними, не давая им
прохода и не удостаивая их вниманием. Определённо, борьба эта
требовала усилий, но это была необходимая цена за достойное поведение.
Так вот, Надя разделяла эти же слабости, только в существенно большей
мере. Тот самый участок маршрута вызывал у неё не просто тревожный
звоночек внутри, а натуральную панику. Она начинала немедленно
озвучивать свои опасения, придумывая самые невероятные варианты
провала, которые могли с нами произойти. Вдруг нам не попадётся ни
одной машины, и мы будем вынуждены ночевать в поле – без спальников
и палатки? Кто защитит нас в Грузии, разорвавшей дипотношения с
Россией, в случае грабежа или конфликта с местными? Что будет в случае
аппендицита в Азии, где на огромных территориях нет ни нормальных
больниц, ни аптек?
Естественно, чтобы в итоге мы сдвинулись с места, мне нужно было
спокойно и планомерно развеять каждое опасение, высмеять трудности и
успокоить Надю. Если бы я сам от природы обладал лёгким отношением к
трудностям, не испытывал бы сомнений, то подобные беседы скорее всего
давались бы мне без особого труда и вызывали не более чем досаду.
Однако Надя озвучивала и культивировала мои же собственные страхи,
которые начинали расцветать внутри пышным цветом.
Надины предположения, многократно драматизированные, начинали
казаться не такими уж невозможными, а голосок внутри нашёптывал:
вдруг она права? Теперь мне приходилось не просто давить страх в
зародыше, а сражаться с ним на его территории, где он постоянно получал
подпитку от Нади. Одно дело – построить стену или поставить отряд
солдат в узком проходе, не допуская врага на собственную территорию –
привет царю Леониду . И совсем другое – пустить орды, дать им
разместиться на огромной площади и пытаться победить в кровопролитном
сражении. Мои усилия возросли стократ, а позитивный настрой вскоре
стал лишь достоянием истории – его заменила постоянная изнуряющая
борьба с нашими общими слабостями. Результатом каждого сражения в
лучшем случае являлось то, что Надя приходила в состояние
относительного спокойствия, которое сохранялось до появления на
горизонте следующей трудности.
Разумеется, несмотря на свои страхи, Надя относилась к сильным и
волевым личностям: она боролась и вела яркую и активную жизнь,
добиваясь поставленных целей. Но до сих пор никакие мои усилия не
могли создать у неё позитивного настроения по отношению к
препятствиям, столь необходимого, на мой взгляд, для счастливой жизни.
Её будто придавливала бетонная плита, и она пыталась приподнять её
ценой немыслимых усилий, вместо того чтобы просто отойти в сторону, где
раскинулось поле. Теперь же я встал рядом, приняв существенную часть
веса плиты на себя.
* * *
Мои собственные заботы тем временем выглядели весьма приземлённо. В
зале бокса в Бауманке каждый год проходили «открытые ринги» – здесь
все любители могли поучаствовать в поединках. Я занимался уже
несколько лет и поэтому решил проверить себя в бою. Всё прошло
неплохо – пару боёв я выиграл, пару проиграл. Нельзя было сказать, что
внутренние барьеры исчезли – с сильнейшим противником я всё же
зажимался. Но возникла новая проблема. Чем выше становился мой
уровень, тем сильнее оказывались удары по голове, которые наносили
мои противники. После некоторых боёв на открытых рингах голова гудела
почти целый день. То, что это были отнюдь не шутки, становилось понятно
при общении с нашими тренерами: их было несколько и разных возрастов,
но все, как на подбор, туго соображали и ничего не могли запомнить. Хотя
бокс мне нравился, нельзя было отрицать, что он представлял угрозу для
моей головы, которой я весьма дорожил. После третьего курса я покинул
секцию.
Зимой я по-прежнему катался на сноуборде, за сезон совершая по паре
поездок на различные курорты, а летом – бегал и занимался в
тренажёрном зале. Вызовы собственному страху не исчезли из моей
жизни: оставались трамплины и целина. Время от времени я пробовал что-
нибудь новенькое, вроде прыжков на вейкборде. Преодолевать себя
приходилось, но ни до́ски, ни гантели не пытались меня избить, и сладить
с ними было куда проще. Окружающие уважали меня и мои достижения,
среди мужчин я часто оказывался лидером и всегда – полноправным
членом коллектива. Девушки нередко восхищались моими поступками.
Иногда мне доводилось вступать в словесные перепалки, но отвечал я
уверенно и с позиции сильного, что заставляло противников отступать.
Чем больше времени проходило, тем с большим трудом мне верилось, что
страх ещё способен когда-либо подчинить меня себе. По прошествии года
я практически забыл о нём думать.
* * *
Учёба давалась мне не слишком трудно, но серьёзно раздражала обилием
лишнего материала. Со второго курса я начал прогуливать предметы,
которые считал ненужными. При этом я занимался сам, изучая язык
программирования «1С» , и к двадцати годам уже начал неплохо
зарабатывать, выполняя небольшие заказы. Кроме того, в 2013-м мы с
другом основали свой бизнес по организации мероприятий, который
постепенно развивался. У меня были друзья, прекрасная девушка,
интересная работа и деньги на путешествия по миру: внешне моя жизнь
представляла собой настоящую сказку. Тем не менее, в ней не хватало
кое-чего очень важного, и с каждым днём во мне всё сильнее разгоралось
жгучее раздражение.
3
В июне 2015-го мы с Надей отправились в очередное путешествие – на
этот раз в немецкую Баварию. Мы долетели до Мюнхена, затем на
электричке добрались до центрального вокзала, откуда отходил наш
поезд. Я с трудом взгромоздил чемоданы на полку для багажа, и мы
уселись – Надя у окна, я рядом. Здесь было прохладно и пахло
кондиционером. Городские окраины за окном постепенно сменились
полями и аккуратными немецкими деревеньками. Во всём были видны
чистота и педантичность, доходящие до абсурда. Сложно было поверить,
что сельская местность может выглядеть настолько прилизанной, а домики
– построены для жизни самых обычных людей. Выглядели они, словно
игрушки: двери были увешаны замысловатыми украшениями, а резные
заборчики – бесконечными кадками с цветами. Волны цветов опоясывали
дома, сталкивались друг с другом, поднимались на крыши, закручивались
вокруг окон.
Помимо замысловатости и упорядоченности, пейзаж, однако, отличался
однообразием. Кажется, каждый хозяин дома и каждая деревенька в
целом хотели чем-то выделиться, но идеи эти ходили вокруг одного и того
же – украшений домов и садиков, и вскоре мне наскучило их
разглядывать. Я переключил внимание на девушку, сидящую наискосок –
с другой стороны прохода. Короткие рыжие волосы, немного вздёрнутый
нос, веснушки – всё это выглядело довольно мило. Карие глаза, однако,
смотрели серьёзно и внимательно. Одета она была в кофточку кофейного
цвета и узкие джинсы и читала книгу в мягкой обложке. Я наклонился,
чтобы разглядеть название, но девушка вдруг опустила книгу, посмотрела
на меня и улыбнулась. Чуть замешкавшись, я улыбнулся в ответ. Секунду
мы смотрели друг другу в глаза. Потом я достал свою книгу и открыл её.
Моё сердцебиение слегка участилось – девушка была симпатичной. В
последующий час мы обменялись еще парой улыбок, что давало повод
предположить, что и я в свою очередь понравился ей. Я прикрыл глаза и
позволил себе немного помечтать. Будь я один, можно было бы с улыбкой
сесть напротив и сказать пару комплиментов её веснушкам и причёске.
Она занимается в Германии экономикой или, скажем, правом. А может,
увлекается искусством и не пропускает ни одной выставки живописи,
случись она в Германии или соседних европейских странах. Конечно, она
давно хотела побывать в Москве.
Я открыл глаза. Девушка смотрела в книгу, Надя – в окно. До пересадки
во Фрайлассинге оставался ещё час.
* * *
В Берхтесгадене на платформе нас встретила бойкая старушка по имени
фрау Клара, ни слова не понимавшая по-английски и лихо рулившая
синеньким «Опелем». Пока он петлял по улочкам, забираясь в гору, она
без умолку болтала по-немецки. Из её речи мы понимали в лучшем случае
некоторые слова и совместными усилиями пытались составить приемлемые
ответы.
Берхтесгаден расположился на склоне горы. Рядом с главной дорогой
протянулась первая линия домов, затем строения взбирались в гору, в
конце концов оставляя эти попытки – дальше крутой склон укрывала лишь
сочная трава. На вершине, на небольшом плато, в окружении домиков
возвышался католический костёл. Наш дом укрепился в самом начале
этого склона и был похож на те, что мы видели по дороге: четыре этажа,
деревянное крыльцо и украшенные резьбой стены. Фрау Клара проводила
нас в комнату на верхнем этаже, прямо под скатной крышей с большим
прямоугольным окном. Балкон был увешан кадками с розово-белыми
цветами. Надя распахнула балконные двери, и в комнату ворвался
цветочный аромат. Отсюда было видно, что городские кварталы вскоре
сменялись лесом, а за ним – километрах в сорока – вздымались к небу
ледяные пики, ослепительно пылающие в солнечных лучах. Было странно
видеть совсем рядом древнюю безупречность Альп и сиюминутную,
недолговечную, но страстную жизнерадостность цветов.
Фрау Клара выдала нам последние наставления, некоторые из которых мы
даже поняли, и ушла. Я упал на кровать спиной, закинув руки за голову.
Полежать мне довелось всего пару секунд: отвернувшись к стене, Надя
плакала. Я тут же вскочил и осторожно обнял её сзади за плечи.
– Милая, что случилось?
– Ничего, – она слегка повела плечами, сбрасывая мои руки, и вышла на
балкон, опёршись на резную ограду. Ветер распушил её мягкие волосы.
– Наденька, давай поговорим.
Она вытерла глаза рукавом и повернулась ко мне, чуть опустив голову.
– В поезде ты хотел говорить не со мной! Я чувствовала себя третьей
лишней с вами.
Я был поражён.
– Что?.. Ты про девушку напротив, что ли?
Надя снова отвернулась.
– Ну что ты придумываешь, моя хорошая? Я вроде бы хотел разглядеть
обложку её книги… – я замешкался, будто вспоминая. – Потом заметил,
что она на меня смотрит, но зачем – без понятия. И сам стал читать. Ты от
чего плачешь-то вообще?
Надя не отвечала. Я осторожно положил руку ей на плечо:
– Наденька, я люблю тебя.
Так просто сказать «люблю». Так просто быть рядом с любимой, обнимать
её и выстраивать вокруг себя тот самый мир, в котором вам будет хорошо
вдвоем. Мир, полный нежности, заботы и верности. Этот мир называется
«зона комфорта».
– Пожалуйста, не плачь, – я осторожно коснулся губами щеки Нади. Её
нежные уши снова порозовели.
Я обнял любимую сзади и прижался щекой к её виску. Так мы и стояли,
пока Надя не успокоилась. Повернув её к себе, я кончиком носа вытер
мокрую дорожку на щеке. Надя улыбнулась, и я поцеловал её в нос. Это
была счастливая и мирная картина, и вряд ли со стороны можно было
догадаться, какое раздражение снедало меня в тот момент.
Завоевав Надину любовь однажды, мне больше не нужно было сражаться
за неё, преодолевая себя. Нет, теперь пришло время ежедневно и
планомерно трудиться над отношениями. Мне и хотелось этого, но тут
вступал в дело безжалостный наблюдатель. Развитие отношений его не
интересовало, а интересовало другое – преодоление страха. Если со
страхом перед драками и прыжками я более или менее разобрался, то в
случае со знакомствами этим и не пахло: прежде чем мне удалось решить
проблему, я встретил Надю. Моя слабость висела надо мной, давила
сверху. Любовь Нади значила много, но она не значила, что я полностью
избавился от комплексов. Чтобы убедиться в этом, однозначно
требовалось участие других девушек.
В двадцать два года у меня на счету было четыре сексуальных партнерши.
Сомнений не возникало: этого мало. Казалось, окружающие вовсю
занимались сексом и получали удовольствие от жизни, а я топтался на
месте. Каждый день, когда мне не приходилось преодолевать себя,
завоёвывая новых женщин, увеличивал мою неудовлетворённость собой.
При этом мне не приходило в голову сравнивать других девушек с Надей:
она была вне конкуренции. Как и любой человек, у неё имелись
недостатки, но это было решаемо. Главное – я любил её. И да, Надя была
прекрасной любовницей. Но она была одна.
Ситуация выглядела сложной, но не безвыходной. Любовь не имеет ничего
общего с правом собственности, писал Владимир Леви . Проявлять любовь
– значит заботиться о человеке, стараться сделать его счастливым, а вовсе
не ограничивать его свободу или отдавать свою. Для большинства людей
сексуальная верность партнёру была одной из привитых с детства
непреложных заповедей, над смыслом которой они не очень-то и
задумывались. У меня такой проблемы не было: родители никогда не
обсуждали со мной секс и не внушали никаких сопутствующих моральных
норм – тут мне до всего пришлось доходить самому. Зато они привили мне
привычку сомневаться и думать своей головой, которая лишь усилилась с
годами в силу моего характера.
Я изучал тему моногамии и полигамии, обращаясь к литературе и
интернету. Перед моим внутренним взором оживали древние
эволюционные механизмы: мужчины пытаются оплодотворить как можно
больше женщин, чтобы распространить свой генофонд; женщина же,
забеременев, должна удержать одного мужчину – кормильца для неё и
ребёнка.
В итоге складывалась следующая картина: мужчины от природы чаще
полигамны, женщины – наоборот. Для некоторых людей секс отделён от
чувств, для других – неразрывно с ними связан. Себя я относил к первым,
а Надю – ко вторым. Для секса ей обязательно требовалась
эмоциональная близость. Встречаясь с парнем, она могла рассматривать
других лишь теоретически, на практике же они её не интересовали: для
неё существовал лишь один мужчина.
Был очевидный путь прекратить этот конфликт интересов – отказаться от
моих амбиций по поводу других девушек. Но я не понимал, почему должен
так поступаться своей сущностью. Надя устроена так, а я – эдак, и никто
из нас не выбирал врождённых склонностей. Нужен был компромисс.
Я решил уговорить Надю попробовать секс втроём с какой-нибудь
подругой, а потом и более свободные отношения. Здесь я выступал за
равные права. Помешать отношениям с Надей это не могло, ведь на нашей
стороне оставались честность и эмоциональная верность – действительно
важные вещи. Мне в голову не пришло бы ставить другую девушку выше
любимой, а если Надя решила бы разделить со мной развесёлое дело
соблазнения девушек – и вовсе был бы счастлив. Там, где не
предполагался обман, не могло быть и измены. Эту прекрасную теорию
подтверждала масса примеров как из литературы, так и из жизни. Взять
хотя бы нашу знакомую семейную пару: они счастливо жили в свободных
отношениях уже почти десять лет и воспитывали двоих детей.
Разговор повторялся каждые несколько месяцев. Понимая, что первые
эксперименты могут оказаться тяжелы, я обещал Наде полный контроль
ситуации и предельную честность. Она будет знать и видеть всё, если
пожелает. Мы могли стать сообщниками, и это было вполне реально: Наде
девочки нравились чуть ли не чаще, чем мальчики. Я клялся, что она есть
и навсегда останется для меня самой лучшей.
Со временем Надя стала соглашаться с моими доводами, но просила
подождать с применением их на практике: она была не готова. Конечно
же, я не спорил, но каждый раз, когда она в очередной раз просила
отложить эксперименты, я чувствовал внутри предательское облегчение,
которое немедленно вызывало злость: в эти моменты я покорялся
собственному страху перед знакомствами, отодвигая испытание, а такого
права у меня не было.
Сам секс изначально был не так важен, как знакомства, и, впервые
заговаривая с Надей про секс втроём, я был настроен легко и говорил
почти в шутку. Но с момента первого такого разговора прошло уже почти
полтора года, а с момента начала отношений с Надей – целых три, и, чем
дольше продолжалось ожидание, тем более болезненными становились
мои ощущения – я избегал схватки со страхом, откладывал её на
неопределённый срок, признавая своё поражение. В силу этого сам секс,
изначально выглядевший как приятный бонус, в моей голове обретал всё
большую значимость. Даже до знакомства с Надей, будучи свободным и
ежедневно знакомясь с новыми девушками, я не был настолько зациклен
на этой теме. Именно недоступность любых девушек, кроме Нади,
превратила их в настоящий фетиш. Я держал себя в руках, но
раздражение и недовольство собой из-за ухода от борьбы увеличивались
изо дня в день, буквально разъедая изнутри.
Я знал, в чём причина сопротивления Нади. Конечно, она не была
заинтересована в подобных шагах: речь шла исключительно о моих
желаниях. Но Надя вполне могла пойти на компромисс, пусть и без
энтузиазма – именно это она и признавала в наших беседах. Я был
уверен, что причина бесконечных переносов крылась в другом – в её
страхах и тревожности. Сейчас ей было хорошо, а она, как и я, боялась
выходить из зоны комфорта.
Я хотел жить и чувствовать в полную силу, не сдерживая страсть, а
отдавая её без остатка. В такой жизни не было места страхам. Надя же
была скована ими по рукам и ногам. Но то, что она соглашалась со мной в
спорах, было добрым знаком – это значило, что рано или поздно тревоги
будут отброшены. День, когда мы наконец осуществим какой-то из
задуманных мной экспериментов, стал для меня символом: Надя увидит,
что секс – это приятная и полезная вещь, к которой не надо подходить с
миллионом ограничений; увидит, что секс втроём не помешал нашим
отношениям, а только сделал их ярче; почувствует, что я люблю её так же
сильно, но начал больше уважать за смелость и внимание ко мне. Это
должно было доказать ей, что подходить к жизни болезненно серьёзно –
неправильно, а достичь таким образом счастья – невозможно. Путь к по-
настоящему смелому и позитивному отношению всё ещё представлялся
долгим, но главное было сделать первый шаг. Мы были вместе, а дорогу
осилит идущий.
* * *
Через полчаса ласк и горячего чая мне удалось убедить Надю, что её
подозрения насчёт девушки в поезде были лишь домыслами. Мы легли
спать рано: устали с дороги, а завтра нас ждало восхождение.
Всю ночь дверь балкона была открыта. Под утро на улице мягко
зашелестел дождь, и я проснулся. За окном повисла серая рассветная
дымка, цветы на балконе раскрылись навстречу влаге. Их аромат слегка
кружил голову, вызывая желание попробовать дождь на вкус. Я тихо встал
и посмотрел вдаль, на Альпы. Утренняя серость убавила насыщенность
красок. Поросший лесом склон уходил прямо в тусклую пелену – вершины
были полностью затянуты облаками.
Электронные часы на полке шкафа показывали 6:41, до подъёма
оставалось совсем немного. Я тихо склонился над Надей и коснулся
губами её щеки ближе к подбородку. Она улыбнулась во сне.
В 7:30 мы уже топали с лёгкими рюкзаками к автобусной остановке.
В тот день мы покорили вершину горы Йеннер, пройдя по пути все
времена года: лето в начале тропы, где деревенька, украшенная цветами,
тянулась в гору, но сдавалась в начале крутого подъема; золотую осень,
моросящую дождём вдоль реки и берёз, от холода уже начинавших
желтеть; зиму, приветствующую путешественников метелью на последнем
километре, и весну, когда на вершине разошлись облака, открывая вид на
синеющее озеро Кёнигзее и сверкающие луга, и Надя шепнула: «Я люблю
тебя».
За следующие пять дней мы прокатились по Кёнигзее на лодке, обошли
его пешком, поднялись к леднику и увидели вблизи настоящих диких
горных козлов. По вечерам мы гуляли по улочкам Берхтесгадена, пили
пиво в местных ресторанах и даже зашли на католическую службу.
Шестой день мы с Надей хотели провести в Мюнхене: приехать туда
утром, оставить чемоданы в камере хранения и погулять по улицам и
барам, не останавливаясь на ночёвку. Самолёт в Москву у нас был на
следующее утро. Накануне отъезда из Берхтесгадена мы лежали в
комнате, смотря сквозь открытое окно в потолке на темнеющее небо.
– Надь, серьёзно, давай попробуем.
– Как ты себе это представляешь?
– Как и обсуждали уже много раз. Можем для начала просто подойти к
какой-нибудь немке вдвоём. Или ты к одной, я к другой. Мы же в
свободной Европе! Послезавтра нас здесь не будет, и ты знаешь, что
никого из них мы больше никогда не увидим. К тому же мы постоянно
будем рядом и сможем прекратить по одному твоему слову.
Этот разговор, как и сама идея, явно были Наде неприятны, и я
чувствовал себя весьма паскудно. Однако вечер в Мюнхене представлял
собой шанс наконец сдвинуться с мертвой точки и выйти из стагнации.
Нужно было лишь убедить Надю не противостоять мне, действовать
сообща.
– Хорошо, – ответила она.
* * *
Центр показался мне симпатичным, но скучноватым. Везде было чисто,
ухоженно и современно. Дома не разваливались, как в Саратове;
трамвайные рельсы находились в одной плоскости друг с другом, а не
изгибались под немыслимыми углами, как в Братиславе; улицы выглядели
абсолютно безопасно – без полицейских в масках и с автоматами, как во
Владикавказе. Ни тебе разрухи, ни грязи, ни тёмных личностей.
Мы отправились в городской парк. Надя любовалась разноцветными
птичками, а когда мы обошли озеро, я тоже заулыбался и обнял её за
плечи. На поле с подстриженной травой паслось несколько десятков серых
гусей. Пройдя чуть дальше и миновав рощицу, мы увидели, что поле
продолжалось ещё как минимум на полкилометра и было сплошь
заполнено гусями – их тут было не меньше нескольких сотен.
Прогуливающиеся люди поглядывали на гусей доброжелательно, а Надя
была совершенно счастлива.
С наступлением вечера мы переместились в бар и заняли столик в тёмном
углу, устроившись рядом на кожаном диване. Вечер только начинался,
посетителей было немного, и коктейли нам принесли быстро. Мой стакан
оказался заполнен льдом, который шуршал при каждом движении.
Мы пили коктейли один за другим, постепенно веселея. Повернув голову,
я жарко поцеловал Надю, и она ответила мне со всей страстью.
Я помнил наш уговор насчёт этого вечера и ощущал приличный мандраж.
Задача по соблазнению немок представлялась весьма непростой:
языковой барьер делал своё дело, к тому же, в поездку в горы я как-то не
прихватил с собой приличной вечерней одежды и сейчас сидел в свитере и
джинсах. Но показывать волнение было нельзя: сегодня мы должны были
наконец попробовать то, о чём я так долго мечтал, и не стоило
культивировать у Нади лишние сомнения.
Почти сразу после прихода в бар я обратил внимание на двух девушек,
которые сидели за столиком в противоположном углу. Одна из них,
сидевшая ко мне спиной, курила, а другая – блондинка – что-то
втолковывала ей, бурно жестикулируя одной рукой. Из-за темноты я
толком не мог разглядеть подробностей, но мне казалось, что блондинка
выглядит достаточно неплохо. Я наклонился к Наде и спросил:
– Как тебе вон те немки?
Она пригляделась.
– Вроде нормально.
– Так что, подсядем к ним?
– Прямо сейчас? – удивилась она.
– Ну нет, сначала давай продумаем план разговора.
– Я так не хочу, – сказала Надя и опустила голову.
– Не хочешь продумывать план? Импровизация – наше всё?
– Нет, извини, у меня просто нет настроения.
– Но мы же договаривались…
– Ты иди, если хочешь, – сказала она. Вся её весёлость вмиг улетучилась,
и теперь красивое и нежное лицо выражало настоящую муку.
Конечно, оставить любимую было бы немыслимо. Я обнял её и прижал к
себе.
– Я просто ещё не готова, правда. Давай в следующий раз!
В собственном страхе перед знакомствами я видел противника и
приготовился к бою. Но на месте цели оказался лишь воздух, и все силы
ухнули в молоко. Внезапно на меня навалилась усталость. Сегодняшнему
вечеру предстояло стать лишь одним из многих совместных вечеров.
4
В Москве меня встретила неприятная новость, связанная с бизнесом.
Мне принадлежала маленькая фирма под названием «Экстремальная
Москва». В 2013-м мы основали её вдвоём с моим лучшим другом Пашей
Гавриловым. Мы с Пашей познакомились в одиннадцатом классе, когда
вместе посещали вечернюю физ-мат школу при Бауманке. Позже мы оба
поступили, хотя и на разные факультеты, и дружба продолжилась.
Паша учился на кафедре проектирования оружия и занимался вольной
борьбой. Внешность его была под стать борцу – приземистая и мощная
фигура, солидные мускулы и чёрные волосы. Лицо с крупным носом было
мужественным, но неизменно весёлым, а зачастую и забавным. Мы
общались всё ближе, постепенно доверяя друг другу секреты, радости и
горести.
Паша обожал истории успеха различных предпринимателей,
мотивирующие книжки и тренинги. Сам я такими вещами не увлекался, но
в Пашином пересказе многие истории звучали весьма интересно. Я узнал
про то, что Тиньков – не просто основатель банка, Джобс – отнюдь не
вежливый и приличный дядька, и ещё немало фактов сомнительной
полезности. На первых курсах института Паша не раз изрекал: «Пора
начинать своё дело». «Ну так давай начнём», – отвечал я.
Во время учёбы на третьем курсе, когда я ещё добросовестно посещал не
меньше тридцати процентов занятий, Паша приехал ко мне домой, и мы,
сидя на кухне, провели мозговой штурм. Была выпита бутылка вина и
переведена куча бумаги. Тот день можно считать днём рождения
«Экстремальной Москвы». Изначально она задумывалась как агентство
экскурсий по непарадным местам города: крышам и подземельям. Со
временем к услугам добавилась организация свиданий и мероприятий на
необычных площадках.
Работали мы из дома. Я разрабатывал сайт и наполнял его контентом,
настраивал рекламу в поисковиках, а Паша принимал звонки и проводил
мероприятия. В качестве субподрядчиков мы привлекали друзей –
руферов, диггеров , фотографов.
К сожалению, вскоре мы столкнулись с проблемой. Паша был хорошим
исполнителем, но за ним требовался постоянный надзор. У меня же для
этого не было ни желания, ни возможности. Это приводило к бесконечным
косякам, переносам сроков и конфликтам. В итоге, спустя примерно год
Паша продал мне свою половину фирмы, и я остался единственным
владельцем. Ещё через полгода на меня работали два сотрудника: Мария,
менеджер по продажам, и Артём, менеджер по развитию. Мария
принимала заказы и распределяла их по многочисленным исполнителям, а
Артём общался с партнёрами и исполнял мои поручения.
Я всегда старался полностью разграничивать дружеские и рабочие
отношения, и это сослужило мне добрую службу: мы с Пашей так и
остались друзьями и даже сблизились на почве совместных приключений и
общих тем для обсуждения.
Время от времени я также участвовал в проектах в качестве
программиста-фрилансера. База контактов накапливалась, и предложения
со временем становились всё более привлекательными. Когда же их не
было, то я отдыхал или более активно включался в деятельность
«Экстремальной Москвы».
Итак, сразу после моего возвращения из Германии менеджер по развитию
Артём объявил о своём уходе. Он переезжал в другой город, и хлопоты
должны были занять всё его время. Мы с Марией оставались вдвоем, и
нужно было искать нового сотрудника. Каждый день я просматривал по
десятку резюме и проводил по два-три собеседования по скайпу, но
соискатели меня не устраивали. Нам нужен был человек, который не
только обладал бы опытом и чувством ответственности, но и умел бы
быстро учиться и адаптироваться к условиям стартапа. Такие качества
присущи в основном молодым людям, но молодые обращались без опыта и
знаний. Соискатели постарше обладали опытом и знаниями, но
соображали слишком медленно и не могли решить мои задачки на логику
и нестандартное мышление.
* * *
На личном фронте тоже не всё было гладко: пушки пока не стреляли, но
уже тревожно кричали вороны и мелькали в кустах неясные тени. Я был
недоволен собой, и мысли о сексе с разными девушками преследовали
меня повсюду. Надина серьёзность и драматичность утомляли. Мне смутно
чудился выход, который устроил бы всех, но окончательно определиться я
не мог. Требовался совет человека, который понял бы меня, мои желания
и переживания. К сожалению, близкие друзья вряд ли смогли бы мне
помочь: так вышло, что в вопросе отношений с девушками они имели мало
опыта – чуть больше, чем никакого.
Не знаю, почему я вспомнил про Таню Коваленко. Со дня знакомства в
2009-м мы ни разу не встречались, но она оставалась в списке моих
друзей в «контакте». Прошедшие семь лет оказались для неё богатыми на
события, и она даже успела стать, в некотором смысле, известной
личностью.
Так вышло, что со временем мне довелось узнать многое о Тане, и история
эта складывалась постепенно, как мозаика – из переписок, со страницы в
«контакте», а потом из личного общения. Чтобы не перегружать текст
бесконечными перебивками и дополнениями к ранее сказанному, я
расскажу Танину историю в хронологическом порядке – в том виде, в
котором я узнал её к весне 2016-го.
Таня с детства была активной девочкой. Её развлечения начинались с
казаков-разбойников, роликов и скейтборда. В этих славных дисциплинах
она не уступала мальчишкам. Детство подарило ей и первые шрамы:
разогнавшись на роликах под горку, Таня вылетела на дорогу,
засыпанную щебнем. Ролики встали, и она всем телом проехалась по
камням. Больше всего досталось левой коленке, которая приняла на себя
первый удар – кожа была разодрана до кости. Идя домой с залитыми
кровью ногами и неся ролики в расцарапанной руке, Таня была
сосредоточена, и лишь дома, увидев испуг и неловкую беготню мамы –
расплакалась.
Семья её жила в Новогиреево. Отец Тани работал менеджером по продаже
компьютерной техники. Он не слишком вникал в подробности её жизни и
ничего не запрещал, а сам иногда мог пропасть из дома на сутки. Мать
Тани, Ира, относилась к этому с ноткой позитива – вначале наигранного, а
затем и более искреннего. У неё были развязаны руки и хватало смелости
использовать преимущества своего положения, а не лить слёзы. Её
отношения с Таней были похожи на отношения подружек: мать поверяла
ей секреты, и Таня чаще всего отвечала тем же. Работала Ира няней в
паре богатых семей. В 2010-м, когда Таня училась в десятом классе, одна
из этих семей отправила дочку в частную школу в Грецию, и Ире было
предложено отправиться следом. Она согласилась.
Муж воспринял отъезд Иры спокойно и говорил о ней мало. Официально,
однако же, отношения супругов не изменились. Таня теперь общалась с
мамой только в чатах и – раз в три-четыре месяца – лично, когда Ира
приезжала в Москву погостить. Отец Таню вовсе не допекал контролем, и
она оказалась свободна как ветер.
Постепенно Таня осваивала новые экстремальные развлечения – сноуборд
и спортивные батуты. Как и я, она искала в спорте вызов страху – и
торопилась этот вызов принять. Каждому новому приключению она
отдавалась самозабвенно, и любой новый вид спорта её тело осваивало
мигом. Но долго совершенствовать навыки в одной дисциплине ей было
скучно: манили неизведанные ощущения.
Благодаря такой активности Таню постоянно окружало множество мужчин.
Она не была красавицей, её нельзя было причислить даже к числу тех
девушек, про которых говорят «какая она милая». Острые скулы, упрямый
подбородок, который с возрастом стал ещё более выдаваться вперёд,
тонкие губы – Таня была далека от идеала женской красоты. Стиль её
одежды оставался неизменным на протяжении многих лет: рваные
джинсы, кеды, майки, толстовки. Её ярко-рыжие волосы часто были
растрёпаны, руки и ноги – покрыты царапинами, а под ногтями
скапливалась грязь. И всё же в Тане было кое-что такое, что заставляло
мужчин в любой компании смотреть только на неё, не обращая внимания
на других девушек. Это была бьющая через край энергия, смелая и
заразительная страсть к жизни.
Таня подробно делилась новостями и радостями в соцсетях: на её
страничке в «контакте» было несколько тысяч фотографий и даже целые
статьи с размышлениями на темы любви и дружбы.
В 2012-м Таня поступила на бюджет журфака МГУ. С нового года она
устроилась в университетскую газету, куда писала новостные заметки –
без гонораров, за опыт и интерес. А в мае 2013-го, в период
вступительных экзаменов и олимпиад, в МГУ разгорелся громкий
коррупционный скандал.
Преподавательница факультета госуправления, по совместительству дочь
декана, была задержана за получение крупной взятки. Взятка была дана,
естественно, за поступление в университет – посредством получения
высоких баллов за олимпиадную работу. Преподавательница была
задержана с поличным сразу после получения взятки, а уже на следующий
день – вот так сюрприз! – отпущена с извинениями: якобы, никакой дачи
взятки не было, и всё это – всего лишь ошибка.
В последующие два дня произошло немало интересного. Во-первых,
вышла Танина статья в «Вестнике МГУ», целиком и полностью
посвящённая данному случаю, где Таня бескомпромиссно и в резких
выражениях требовала не просто уволить преподавательницу, а наказать
по всей строгости закона её и её подельников. Во-вторых, в интернете
всплыла оперативная съёмка того самого преступления и последовавшего
задержания, недвусмысленно показывавшая, что дача взятки имела место,
а брала её та самая женщина. Как именно съёмка появилась в интернете –
неизвестно, хотя у меня имелись определённые соображения, но о них
позже.
После появления видео Таня разместила у себя на странице в «контакте»
большой пост, являвшийся, по сути, копией её же статьи в «Вестнике», но
дополненной и ещё более острой. К посту было приложено и то самое
видео. Пост заметили друзья Тани из профкома МГУ, и им одно за другим
поделились несколько популярных студенческих сообществ. О скандале
стало широко известно всем студентам МГУ, а затем – и других вузов.
По прошествии двух дней с того момента как подозреваемую отпустили,
она была снова задержана. Правда, на этот раз ей вменялось не
получение взятки в особо крупном размере, а мошенничество. Заодно
появилась и неофициальная информация, что после первого задержания
на следователей давили, настойчиво прося выпустить задержанную и не
бросать тень на преподавательский состав МГУ, тесно связанный с
властью. Думаю, именно в этом и кроется причина появления в интернете
оперативной съёмки: следователям не давали делать их работу, и кто-то
из них решил донести историю до общества.
Благодаря своей деятельности по освещению данной истории Таня
буквально за пару дней стала известна половине МГУ, а на её страницу
подписались сотни человек. Эта известность вполне могла сойти на нет,
если бы не дальнейшие события.
На той же неделе главред «Вестника», старшекурсник МГУ, сообщил Тане,
что она для них больше писать не будет. Как-либо оформлять увольнение
не требовалось, поскольку работа эта велась по устной договорённости.
Причины он объяснил расплывчато: «Сама всё понимаешь. Мне тоже
попало по полной». Таню тем временем вызвали уже в деканат журфака
для беседы. Заместитель декана, оперируя понятиями вроде
«журналистской этики», объяснил ей, что открыто выступать против своей
«альма матер» не стоит, а выносить сор из избы – некрасиво.
– Именно поэтому я прошу вас удалить все ваши записи и не разжигать
далее этот конфликт. Вы меня понимаете?
– Понимаю. И удалять ничего не буду.
Уже с самого начала разговора глаза у Тани были на мокром месте. Шутка
ли: взрослый мужчина, а в пределах университета – её руководитель –
долго и методично давит на неё и стыдит. Последний ответ дался Тане
нелегко, и после него слёзы потекли уже по-настоящему. Ей пришлось
сжать зубы, чтобы не разрыдаться в голос.
Замдек долго молчал, и лицо его выражало глубочайшее разочарование в
подобном неповиновении. Таня смотрела в ответ с красными мокрым
лицом и глазами, но тоже молчала.
Через минуту замдек сдвинул лежащую перед ним папочку, под которой
обнаружились учебные ведомости Таниной группы. В каждом листе
фиксировались посещения лекций по определённому предмету, и везде
строчка с фамилией Коваленко была подчёркнута ручкой.
– Татьяна, почему с посещениями у вас так слабо?
«Так слабо» вовсе не было – на первом курсе Таня посещала почти все
занятия. Пропуски случались, но отнюдь не часто. И Таня молчала, а
замдек качал головой.
– Раз, два, три… И это только один семестр, и только правоведение. Вам
стоило бы уделять время учёбе, а не попыткам принизить собственный
вуз.
– Я не пытаюсь… – совладать с голосом Тане было сложно, и он прозвучал
по-детски плаксиво. Замдек поднял ладонь.
– Раз уж вы не понимаете, что такое честь и достоинство, – эта
формулировка Таню особенно поразила. – То я не уверен, что вам место у
нас на факультете, а особенно с вашим отношением к учебному процессу.
Я поговорю с преподавателями на этот счёт, и мы решим, какие меры
следует принять. В особенности если вместо учёбы вы продолжите
заниматься разжиганием конфликтов. Свободны.
Придя домой, Таня рассказала обо всём отцу, который посоветовал ей
немедленно выйти из этой опасной ситуации и удалить все заметки. На
этот раз она не разрыдалась, а разозлилась – и вечером опубликовала
новый подробный пост, посвящённый разговору с замдеком. Интерес к
коррупционному скандалу был на пике, и Танину историю, которая в
другое время прошла бы незамеченной, пользователи восприняли очень
эмоционально. Последовала новая волна распространения информации и
призывы поддержать девочку, которую начали «травить». Количество
подписчиков Тани увеличилось ещё раз в десять, а её записи собрали по
паре сотен комментариев. Одно из известнейших студенческих сообществ
МГУ публично пригласило её писать новости для них – взамен «Вестника».
Таня согласилась.
Уже через неделю у неё появилась масса материала: в МГУ прошла
проверка, в ходе которой были пересмотрены результаты олимпиад, а
также допрошен и уволен декан факультета госуправления.
В течение всего мая и июня она ждала возмездия от университетского
начальства и больше не пропускала ни одной лекции и ни одного срока
сдачи работы – ей не хотелось давать врагам лишние козыри. Расплаты,
однако, так и не последовало. Вопрос о «журналистской этике» в
подобном ключе больше не поднимался, а замдек, которого Таня пару раз
встречала в коридорах, не удостаивал её вниманием.
Таня стала невероятно популярна: аудитории соцсетей, которая пришла
на волне скандала в МГУ, был по душе и другой контент с её страницы –
прыжки с верёвкой и парашютом, скейтборд, сноуборд, ролики, ночные
клубы и бары. Таня жила ярко и не испытывала недостатка во внимании:
окружающих пленяла её смелость, заставляя мужчин мечтать о ней, а
девушек – вдохновляться или завидовать. Энергия её, кажется, была
неисчерпаема: Таня легко могла поехать с друзьями кататься на роликах
днём, прокататься весь день и всю ночь, под утро отправиться в клуб или
к кому-то на квартиру, днём – на учёбу, а вечером – на новую тусовку.
Когда кто-то из её многочисленных друзей срывался в другой город на
машине, она без колебаний присоединялась. Итогом обычно являлись
восторги подписчиков, синяки под глазами и неадекватное состояние
после нескольких бессонных ночей. Довольная собой, Таня впадала в
спячку часов на пятнадцать.
Судя по фото, Таня больше не была тем ребёнком, каким я запомнил её по
встрече на Поклонной горе. Детскость из её лица, может, и не ушла
полностью, но теперь в Тане появилась и явная женственность. Она стала
привлекательной девушкой – задорной и бесстрашной.
Вскоре после скандала, на котором выросла популярность Тани как
журналиста и активиста, её пригласило на работу одно из интернет-
изданий оппозиционной направленности. В то время в Москве и Питере
как раз начиналось протестное движение, проходили многотысячные
митинги. СМИ, подконтрольные федеральной власти, перед митингами
молчали, а после – очерняли участников как могли, рассказывая про
гонорары в пятьсот рублей, промывку мозгов и прочее. Таня сражалась
яростно: вела прямые трансляции, писала статьи. Аудитория интернет-
издания объединялась с аудиторией Таниных подписчиков, когда она
выкладывала расширенные версии статей у себя на странице. В 2013-м её
задержали при разгоне митинга на Болотной и отпустили после трёх
часов, проведённых в автозаке с другими задержанными. При этом она, с
её обострённым чувством справедливости, пыталась добиться
предъявления претензий и удостоверений от сотрудников полиции,
которые подобных требований в тот день наслушались вдоволь и попросту
их игнорировали.
* * *
На втором курсе Таня решила попробовать что-то новенькое и записалась
в секцию тайского бокса. Нетипичный выбор для девушки, но ведь Таня и
не была типичной. Здесь вызов её способностям и смелости стал более
осязаемым, чем где-либо ещё. По той же причине я сам когда-то пошёл на
бокс в Бауманке: в институте у меня уже не было нужды ни с кем драться,
но потребность побеждать страх осталась.
Таня сразу показала своим товарищам по секции, что с ней не нужно
возиться, сдувая пылинки. Она упорно набивала кулаки и голени на
мешках. Костяшки у неё покраснели, а голени – посинели. Вскоре она
стала участвовать и в спаррингах. Тренер на первое время запретил
парням бить ей в голову, но было разрешено работать по корпусу и по
ногам. Неплохо поставив боковые удары ногами на мешке, Таня била от
души, и совсем уклоняться от драки парни уже не могли. На бёдрах у неё
стали появляться огромные синяки, фото которых она периодически
выкладывала в «контакт».
На втором курсе у неё появился постоянный молодой человек –
старшекурсник физфака по имени Андрей. На новогодних каникулах они
отправились под Оренбург кататься на сноубордах, а вскоре после
возвращения Таня переехала к нему – в отдельную комнату в общежитии
ГЗ МГУ.
В июне 2015-го, пока мы с Надей карабкались по горам и выслеживали
козлов, Таня с Андреем отправились на Гоа, где гоняли на мопедах,
учились сёрфингу, пили и веселились в клубах. Впервые увидев их
совместные фотографии, я ощутил лёгкий укол зависти: когда-то Таня
могла стать моей, но я отказался от такого щедрого предложения, а теперь
поезд ушёл. Я тут же одёрнул себя: я ведь и сам нашёл свою любовь и
был счастлив с ней.
Нельзя было не отметить контраст между Надей и Таней. Надя всё
пропускала через себя, эмоционально вживаясь в каждое событие. Её
пугала и заставляла нервничать каждая мелочь. Таня же очертя голову
бросалась на такие препятствия, которые обошли бы стороной взрослые
мужчины, при этом умудряясь относиться к жизни весело и задорно. Это
было как раз то, чего мне так не хватало в отношениях с Надей –
позитивной энергии и готовности встречать трудности с азартом, а не
страданием. Именно Таня могла бы дать мне дельный совет и помочь
разобраться в себе. Не было ничего проще, чем взять и написать ей:
– Привет. Отличные фотки с Гоа. Ты как?
Танина жизнь в то время представлялась мне идеальной, но оказалось, что
и у неё – вот так сюрприз! – были свои проблемы. Интернет-издание, для
которого Таня писала статьи, закрылось. Оставался ещё один маленький
информационный ресурс, посвящённый спорту, но сотрудничество с ним
не давало ни должной занятости, ни денег.
– И какие у тебя планы на будущее? – спросил я.
– Мои планы даже мне самой кажутся неосуществимыми!
– Расскажешь?
– Не уверена. Мне кажется, ты разобьёшь мои мечты в пух и прах, а они и
без того держатся с трудом.
– Можем обсудить это лично. Обещаю, что в пух и прах разносить твои
идеи не буду. Максимум – просто в пух.
Таня приняла предложение.
* * *
Мы встретились вечером пятницы на Октябрьской. Выходя из метро, я уже
опаздывал на пять минут. После подземной прохлады лето сразу тепло
обхватило меня за плечи. Солнце опускалось к горизонту, и я прищурился.
На Крымском валу бурлил людской поток: половина его стремилась к
парку Горького, другая – к метро. Здесь были многочисленные парочки,
девочки в лёгких платьях, компании школьников. Сквозь толпу
лавировали люди на роликах и самокатах. Несмотря на столпотворение, я
быстро отыскал глазами Таню. Она стояла на краю тротуара, и в её рыжих
волосах полыхал костёр: солнце наполнило их изнутри, и пучки света
рвались в разные стороны. Приближаясь, я не мог сдержать улыбку.
Конечно, мне уже было известно, чего ожидать от Таниной внешности.
Острые скулы, упрямый подбородок, слегка бледные губы и тёмные глаза.
Синяя клетчатая рубашка с закатанными рукавами, потёртые джинсы и
кеды – Таня выглядела всё так же юно. Увидев меня, она улыбнулась,
обнажив ровные белые зубы, и упруго двинулась навстречу. В этот момент
я понял, что фотографии были бессильны по-настоящему передать её
обаяние. Искренняя улыбка выражала неподдельное наслаждение
жизнью, а в каждом движении непостижимым образом сквозили смелость и
страсть.
Мы обнялись, и это было весьма приятно. Сам я оделся просто, но
аккуратно: джинсы, чёрная футболка-поло, коричневые кеды. Я был в
неплохой форме, но рядом с Таней почему-то сразу ощутил себя слишком
взрослым, едва ли не старым.
Влившись в поток людей, мы двинулись вниз по улице. Пользуясь
возможностью, я разглядывал Таню со всех сторон. Увиденное мне
понравилось.
– Я тут пытался вспомнить, сколько мы не виделись.
– Долго!
– Точно! А я-то голову ломал. Тебе, по идее, уже почти восемнадцать. А
выглядишь на все шестнадцать.
– Мне двадцать!
– Я не верю, как Станиславский… Сигареты я бы тебе точно не продал.
Парк Горького тоже оказался полон людей, но пространства тут было
побольше, так что сталкиваться плечами не приходилось.
– Ну что, давай-ка начнём с тебя! – я грозно уставился на Таню.
– И что мы будем со мной делать?
– Выслушивать! Рассказывай, что придумала.
– Да не то что бы я сама что-то придумала… – начала она после паузы. –
На самом деле, всё уже придумали до меня. Идея такая: создать
молодёжное протестное движение. Сейчас именно среди молодых больше
всего людей понимают реальную ситуацию в стране, потому что получают
информацию не из телека… И многие участвуют в митингах, но поодиночке
или с парой друзей. Всё могло бы измениться, если создать организацию с
ячейкой в каждом вузе, которые будут координировать народ для
мероприятий, а также распространять информацию. Начать с некоторых
крупных вузов, а потом распространить движение на всю Москву, на всю
Россию.
Да уж, язык у неё теперь был подвешен неплохо – журналистская
деятельность не прошла зря.
– Звучит весьма амбициозно. А разве у нас нет каких-то подобных
организаций?
– Были, – она пожала плечами. – «Идущие», «Оборона». Но их лидеры
ушли в крупные партии, и целенаправленно студентами теперь никто не
занимается.
– И ты хочешь стать во главе нового движения?
– Я обсуждала это с несколькими друзьями. У меня довольно много
читателей…
– Да, я уже ознакомился с твоим творчеством.
– И многие из них настроены более радикально, чем я. Они готовы взять
на себя большую часть работы. А я смогу дать всему старт, донести
информацию до студентов.
– Но ты не ответила.
– Думаю, да. Надеюсь, у меня получится.
Я помолчал.
– Это интересная идея, но ты ведь понимаешь, чем всё это может
закончиться лично для тебя?
– Меня отчислят?
– Тебя посадить могут.
– Об этом я тоже думала. Но ведь и цель стоит того.
– Ой ли…
– Миш, у нас власть обворовывает народ, а мы молчим!
– Так, полегче! – я поднял ладони. – Я пока что в твоё движение не
вступал и на семинар не записывался. Я говорил лично о тебе. Сейчас
твоя жизнь, на мой скромный взгляд, сладка и приятна: спорт,
путешествия, любовь. Свобода. И я не думаю, что лично ты, живя в
Москве, страдаешь в нищете.
– Если я попросту сбегу от борьбы, смирюсь с тем, что вижу – я не смогу
себя уважать! Зачем мне тогда наслаждаться этой свободой?
– Чтобы чувствовать и любить.
– Себя-то я любить не смогу.
– По-моему, в тебе ещё говорит юношеский максимализм.
– О, приехали! Последний аргумент, когда нечего сказать.
– Вовсе нет. Я считаю, что ты большая молодец, а твои идеи звучат
достойно и… – я пощёлкал пальцами, – даже романтично. К сожалению,
даже если забыть про ГУЛАГ, куда тебя могут сослать, вы столкнётесь с
кучей трудностей: вам будет сопротивляться местное начальство на
каждом углу. И остаётся ещё один важный вопрос: как ты собираешься
зарабатывать?
Она понурилась:
– Вот это действительно проблема. В дальнейшем, думаю, мы сможем
собирать пожертвования и распределять их на зарплаты. Но мои друзья
считают, что до этого пройдёт не меньше полугода.
– А я твой друг?
– Тебе виднее.
– Мне хотелось бы быть им. Так или иначе, тоже выскажу своё мнение: не
меньше года до того момента, как вы начнёте получать стабильные
пожертвования. Это если всё будете делать правильно. И от этого момента
будет ещё далеко до того, как этих переводов будет хватать на настоящие
зарплаты хотя бы вашей верхушке.
– Я ведь не ради прибыли хочу этим заниматься.
– Разумеется. Но и деньги тебе нужны.
– Значит, найду другую работу.
Своей интонацией Таня поставила в разговоре точку. С минуту мы шли
молча, затем я снова заговорил:
– Возможно, тебе показалось, будто я выступаю против твоего плана, но
это не так. Но я считаю, что ты задумала большую работу, и перед её
началом нужно хорошо представлять, что тебя ждёт. Уверен, ты
справишься, – я протянул руку и на мгновение сжал её плечо.
– Сарказм?
– Ни капли.
– Ого. Ну, тогда спасибо!
Таня была невероятно привлекательна, и с ней приятно было просто
находиться рядом. Мне казалось, что вместе мы могли бы совершить
поступки, которые были не под силу каждому из нас поодиночке. В моих
мечтах светило яркое солнце и царили смелость и веселье, а не страх и
нервозность. Пока что этот мир не имел плоти, лишь смутные очертания,
но мне страстно захотелось приоткрыть завесу и почувствовать его кожей.
– Если хочешь, расскажу про свои приземлённые дела мелкого
предпринимателя, далёкого от политики – торговца арбузами.
– Это что, твой новый бизнес-проект?
– Нет. Не знаю, почему ассоциация такая пришла в голову. Может, потому
что арбузы растут из земли, а значит, дела приземлённые. Так или иначе,
сейчас я про «Экстремальную Москву»…
Я рассказал о временах основания фирмы, когда все экскурсии по крышам
и подземельям были нелегальными, а весёлые истории, связанные с
недовольными жильцами и полицией, случались каждую неделю.
Отвлёкшись от тяжёлых мыслей о судьбе оппозиции в России, Таня
заметно оживилась и вскоре уже хохотала над нашими неудачами и тем,
как ловко нам удавалось из них выкрутиться.
– Сейчас всё уже гораздо цивильнее. Только вот менеджер по развитию
недавно уволился. Нового пока найти не могу.
– А какие у вас условия?
Я рассказал Тане о вакансии, и она весьма заинтересовалась. Как я понял,
её привлекало сочетание работы в достаточно необычной сфере и
удалённой частичной занятости: всего четыре часа в день, из любого
места с интернетом.
– А что нужно уметь?
– Ну, во-первых, грамотно вести переговоры с партнёрами. Не спрашивать
их о политических взглядах, а если уж вдруг кто-то намекнёт на них
самостоятельно – не вступать в спор…
– Миш, хорош издеваться…
Мы вкратце прошлись по требуемым навыкам и знаниям. Несмотря на то,
что деятельность «Экстремальной Москвы» не была связана с
информационными технологиями, они использовались у нас в фирме
весьма активно. Для взрослых соискателей это часто становилось камнем
преткновения, Таня же мгновенно ухватывала суть моих объяснений.
Основными направлениями были переговоры с партнёрами – дело,
требующее адекватности и ответственности, а не квалификации, и
контент-менеджмент – а здесь у Тани даже имелся практически
профильный опыт. Мне всё больше казалось, что она могла бы хорошо
справиться с такой работой. И, тем не менее, чем дальше, тем меньше мне
хотелось давать ей эту должность.
На работе время от времени случаются конфликты, причём их участники
находятся в заведомо неравных условиях: я начальник, а они –
подчинённые. Не все умеют воспринимать это спокойно, и для дружбы
совместная работа может стать пагубной. А мне очень хотелось
подружиться с Таней.
Так или иначе, всерьёз задаваться этим вопросом было рано: Таня ещё не
прошла испытания. Я подвёл итог:
– Скинь нам резюме на почту, и если всё устроит, то пришлю тебе
тестовое задание.
На самом деле, отправка резюме уже являлась предварительным тестом,
ведь некоторые соискатели не справлялись и с этим.
Мы перешли к более интересной теме.
– Ты давно уже с Андреем? Как у вас?
– Два года. Неплохо, – в Танином голосе не чувствовалось энтузиазма.
– Немало! А почему так неуверенно? Есть сомнения?
– Да нет, наверно. Всё нормально, просто привыкла уже.
Я покачал головой:
– Надо же! Судя по фоткам с Гоа, у вас очень яркие отношения.
– Да! Да, ты прав, – она тряхнула головой, будто очнувшись. – Всё
отлично. Сёрфинг рекомендую, кстати. А ты с кем-то встречаешься?
– Да. Скоро будет четыре года.
– Ого! Поздравляю. Всё круто?
– Не так гладко, как хотелось бы, но в целом хорошо.
– Это здорово.
Повисла пауза. Мне показалось забавным, что мы оба явно держим в
голове проблемы, но не озвучиваем их.
– Представляешь, несмотря на годы отношений, мы с моей девушкой так и
не можем сойтись в подходе к сексу, – я развёл руками.
Таня покатилась со смеху:
– Это как?!
Я в общих чертах рассказал, как мне хотелось бы завоёвывать разных
девушек, и о разговорах с Надей.
– Как считаешь, есть на моей стороне хоть капля правды? Или же я совсем
обнаглел, не ценю того, что имею, и Наде давно стоило бы бросить меня?
Таня ответила не сразу. Когда она заговорила, голос её звучал до
странного безэмоционально.
– Думаю, тебя можно понять. Но мне кажется, от Нади ты хочешь слишком
многого.
Я задумался.
– Но ведь она сама соглашается и принимает мои предложения.
– Может быть, она просто не хочет спорить?
– Вот уж не знаю… – с сомнением протянул я. – Иногда меня удивляет
даже то, что она в принципе соглашается, но соглашается ведь! Ты вот
говоришь, что меня можно понять. Но представь, что подобные вопросы
поднимал бы твой парень. Сомневаюсь, что ты отнеслась бы к его сексу с
другими спокойно. Или я ошибаюсь?
– Думаю, я предпочла бы просто об этом не знать.
Вот это да! Такой подход выглядел совершенно удивительно.
– Надо же, – проговорил я. – Но почему надо делать всё тайком? Разве не
лучше договориться обо всём честно?
– Может, и лучше. Но людей, которые так думают, маловато будет!
Мне внезапно показалось, что этот разговор ей неприятен. Что ж, её
мнение я уже услышал, и тут было над чем поразмыслить.
Спать с теми, с кем хочется, не посвящая в это Надю – вот тот самый
выход из ситуации, над которым я раздумывал после Германии. Ступать на
этот путь было страшно – на плечи пришлось бы взвалить тяжёлое бремя
лжи.
Мы с Таней ещё поболтали о всякой всячине и расстались очень мило.
Прогулка произвела на меня смешанное впечатление. Таня не засмеяла,
не пристыдила и не развенчала мои желания, а сказала, что их можно
понять. Это было приятно, но, в то же время, теперь я знал: проблема
реальна, и от неё не отвертеться. Меня преследовала навязчивая идея:
все нормальные люди живут в своё удовольствие и напропалую
занимаются сексом, а я мучаюсь с необоснованными ограничениями и
упускаю драгоценное время.
* * *
Встреча с Таней дала мне столько пищи для размышлений, что я напрочь
забыл наш разговор о вакансии. Когда в воскресенье на нашу
корпоративную почту пришло Танино резюме, это стало для меня полной
неожиданностью.
Прочитал я его с интересом. Помимо того, что резюме содержит
конкретную информацию о соискателе, о многом также говорит само
умение его составить. Таня справилась с этой задачей вполне грамотно. В
ответ я отправил ей тестовое задание.
Задание было выполнено отлично. Так же хорошо Таня показала себя и на
устном собеседовании по скайпу. Мне по-прежнему не хотелось брать её
на работу из опасения, что это повредит возможной дружбе. Однако
дружба всё ещё была далека, одну встречу впервые за семь лет
переоценивать не стоило, и перспективы дальнейшего общения выглядели
в меру туманно, а вот менеджер по развитию нам был нужен здесь и
сейчас.
Для очистки совести я показал Танины результаты Марии – опытному
менеджеру по продажам. Мария пришла в восторг. Вечером понедельника
я сообщил Тане, что готов принять её на работу.
* * *
Мы с Таней сразу договорились, что я не буду мешать другим её занятиям,
будь то учёба, журналистика, борьба с системой или чёрт знает что ещё,
но свои обязанности она должна выполнять полностью. Также я попросил
её предупредить, когда на первое место выйдет проект со студенческим
движением, и на «Экстремальную Москву» уже не будет хватать времени и
сил.
В течение пары недель стало понятно, что я не прогадал с выбором
сотрудника. По качеству выполнения задач Таня вскоре сравнялась с
Артёмом, проработавшим у меня полгода. Ей пока недоставало опыта, но
это компенсировалось трудолюбием и ответственным подходом. Она же не
только моментально схватывала любую мысль, но и зачастую предлагала
свежие идеи для усовершенствования того или иного алгоритма работы. С
Марией они хорошо поладили, что, конечно же, не могло не радовать.
Спустя полтора месяца мне уже не нужно было постоянно контролировать
Танину работу. Я подключался тогда, когда требовалась консультация,
или для проверки заключаемых сделок – в остальное время девушки
неплохо справлялись и без меня.
Конфликты бывали, и на втором месяце работы Таня схлопотала
несколько штрафов за косяки. Тем не менее, несмотря на мои опасения,
работа и впрямь не мешала нашему общению. Наоборот, мы начали
сближаться лично.
Мало-помалу Таня делилась со мной историями своей жизни: конфликты с
деканатом и доцентом, спортивные успехи и путешествия. Так я узнал
больше про поездку в Кувандык – именно так назывался посёлок в
Оренбургской области, куда Андрей повёз Таню кататься на сноубордах. Я
покатывался со смеху, слушая о том, как они выживали в разбитом
общежитии без электричества, отопления и горячей воды в
пятнадцатиградусный мороз. Подолгу мы обсуждали и нестареющие темы
вселенского масштаба: призвание, любовь, дружбу.
Определённо, Таня нравилась мне, как девушка, и я всё больше увлекался
ей. Но я чувствовал себя в безопасности, пока моя симпатия не стала чем-
то особенным: в той или иной степени мне нравились многие знакомые
девушки.
* * *
Выбор тем временем предстал передо мной во всей полноте. Мне нужно
было или терпеть неизвестно сколько, пока Надя не созреет для
свободных отношений, или изменять ей тайно. Несмотря на то, что на
словах я ни во что не ставил общественные нормы морали, мысль об
измене пугала меня. Я чувствовал себя виноватым уже из-за того, что
рассматривал такую возможность.
Но мораль могла быть лишь оправданием моего страха перед решительным
поступком. Нельзя было продолжать сидеть сложа руки: это означало
капитуляцию без боя. Действие же, напротив, дало бы мне шанс
почувствовать себя куда лучше, не навредив отношениям с Надей.
Похоже, пришло время проверить эту теорию на практике.
Приняв решение, я немедленно начал воплощать его в жизнь. Мы с Надей
жили отдельно, и это давало мне относительную свободу действий. Для
знакомства я придумал довольно оригинальную тактику с использованием
сайта поиска попутчиков. В течение нескольких дней я тратил по часу-
полутора на просмотр объявлений, отфильтровав участников по полу и
возрасту. Меня интересовали не путешествия, а путешественницы. Если
фотографии в профиле выглядели симпатично, я писал сообщение с
несколькими вопросами о деталях поездки. На пару десятков таких
сообщений я получил несколько ответов, один из которых меня
заинтересовал. Две подруги собирались съездить в Прагу на три-четыре
дня и искали одного или нескольких мужчин в свою компанию. Девушку,
оставившую объявление, звали Вероника, и по фотографиям она
показалась мне весьма милой. Я уже бывал в Праге с Надей, поэтому смог
высказать пару дельных мыслей о том, чем стоит заняться в городе.
Мы приценились к билетам и отелю. Я заявил, что всё ещё не могу
гарантировать свое участие, но очень хочу поехать и вскоре дам
окончательный ответ. Похоже, Ника убедилась в серьёзности моих
намерений.
Мы переписывались целый день. Набравшись терпения, я шутил и делал
комплименты. Ника реагировала на них благосклонно, и я решил, что пора
ненавязчиво разведать обстановку:
– А как мы расселимся?
Естественно, я ожидал, что они будут жить вдвоём, но можно было найти и
трёхместный номер.
– Настя хочет жить одна!
Неожиданное заявление.
– Ого, какая она у тебя независимая. Можно, конечно, всем жить по
одному, но это дорого. Может, тогда мы с тобой поселимся вместе? Готов
предоставить тебе полный приоритет пользования душем.
Написав это сообщение, я откинулся на спинку стула, смотря на экран. Я
чувствовал себя странно: только что где-то в мире появилось
доказательство моего намерения изменить Наде. До этого были лишь
вопросы о поездках, которым при желании можно было бы придумать
удовлетворительное объяснение. Отправка последнего сообщения делала
моё намерение реальным.
«Вероника печатает…» – появилась надпись. Я вполне готов был
прочитать что-то в духе:
– Миша, я хотела бы сразу прояснить: мы едем, чтобы гулять по Праге.
Если у тебя другие представления или цели в данной поездке, значит, мы
друг друга не поняли!
Кажется, я надеялся, что она напишет именно это.
– Я подумаю, – ответила Ника.
В этот момент я почувствовал, что моя затея должна увенчаться успехом.
Против ожидания это вызвало не азарт, а уныние. Но я тут же
встряхнулся: взявшись за дело, идти на попятную было поздно.
– Хорошо. Предлагаю перед поездкой познакомиться лично. Ты не против?
Она была не против.
Мы встретились в центре – на Третьяковской. В будний день народу здесь
было немного. Солнце то выглядывало из-за туч, то скрывалось снова, а
холодный ветер сразу начал заползать под футболку.
Фотографии не обманули: Ника выглядела мило. Довольно крупные, но
правильные черты лица: прямой нос, высокий лоб, ярко выраженный
подбородок. Короткие волосы были выкрашены в рыжий цвет и завиты. На
голову она надела соломенную шляпку – давненько я такого не встречал.
Фиолетовый сарафан в мелкий белый горошек был аккуратно забран на
талии тканевым пояском и опускался до колен. На ногах у неё были
открытые босоножки, охватывавшие щиколотки и стопы тонкими
кожаными ремешками. Ника оказалась чуть крупнее, чем я ожидал, но в
целом выглядела очень приятно.
Мы отправились на прогулку, обсуждая предстоящую поездку. Я сыпал
полезными фактами о Праге, описывая в том числе и известные проблемы:
в обменниках обманывают с курсом, автомобили на «зебре» не
пропускают. Этим я пытался хоть немного сгладить вину за обман: я ведь
не собирался никуда ехать.
– Можем зайти куда-нибудь, кофе попить, – сказал я. Лично мне кофе не
хотелось, но я считал, что на любом свидании нужно хотя бы предложить
девушке повод потратить мои деньги.
– Можно, конечно, если ты не торопишься.
– Всё время мира – моё! А тебе потом куда?
– Домой поеду. В Крылатское.
Я удивленно посмотрел на Нику. Оказалось, что мы живем не только на
одной станции метро, а чуть ли не в соседних домах. От меня до неё было
меньше пяти минут пешком. Она жила на съёмной квартире вместе с двумя
подругами.
Попив кофе с пирожными, мы вместе вернулись в Крылатское и пешком
двинулись от метро к нашему общему кварталу. День плавно перетёк в
ранний вечер. Солнце окончательно скрылось за облаками. В кофте мне
было комфортно, и я с удовольствием вдыхал запах прохладного лета.
За четыре года я отвык воспринимать себя абсолютно отдельно от Нади и
мыслил уже не категорией «я», а категорией «мы». Сейчас же я
намеренно ломал этот порядок. Но это не сопровождалось ни огнём, ни
грохотом: всё происходило до странного спокойно. Это словно был фильм
об альтернативной реальности, где я был абсолютно свободен, а подобные
знакомства являлись рутиной.
Мелькнула мысль: ведь мы с Надей ходим от метро по этой же дороге. Что
если потом мы с ней встретим тут Нику?
«Не торопи события, – сказал себе я. – У вас с Никой ещё ничего не
было».
Через десять минут мы оказались рядом с моим домом.
– Хочешь зайти ко мне чайку попить? Потом провожу тебя. Тем более, тут
это совсем не трудно! – я усмехнулся.
– А до тебя далеко ещё?
Я ткнул пальцем.
– Как удобно! – воскликнула Ника. Я оставил это замечание без
комментариев. – А может, лучше ко мне? Там сейчас нет никого. Только у
нас не убрано…
Я пожал плечами. Можно подумать, у меня убрано…
– Ну пошли. Давай тогда по дороге вино купим – моя благодарность за
гостеприимство.
Ника жила на первом этаже панельной девятиэтажки. В квартире царил
настоящий хаос и разорение. Вешалка в коридоре отсутствовала, и в углу
были свалены в кучу зимние куртки – похоже, ещё с весны. С одной
стороны их держала табуретка, а с другой – пара высоких сапог. Линолеум
на полу выглядел так, как будто мыли его в последний раз пару веков
назад, зато регулярно водили по нему лошадей и коров. Помимо прочего,
он вылезал из-под плинтусов, а местами был прожжён и как будто истыкан
ножом.
Ника скинула босоножки и прямо босиком смело прошагала на кухню.
Дверь в комнату была открыта, и я заглянул внутрь. Здесь царил
полумрак: тяжёлые старые занавески были задернуты, и солнечный свет
едва просачивался в узкую щель. Судя по всему, само окно было наглухо
закрыто, из-за чего здесь стояла жуткая духота. Кровати у стен пребывали
в разной степени разгрома и были завалены скомканным бельём,
тетрадками, бумагой и прочим хламом. У окна расположился
компьютерный стол. Насколько я мог видеть в темноте, монитор был
наполовину скрыт штабелями из банок колы.
– Ну как, ужаснулся? – крикнула Ника с кухни.
– Видали и похуже.
Я последовал за ней.
На кухне, к счастью, было светло. Причина была проста: на окне в
принципе отсутствовали занавески. В раковине сгрудилась грязная
посуда. Стол был накрыт скатертью, настолько грязной, будто она была
найдена на помойке. Это были не крошки, оставленные с завтрака, а
настоящая грязь, въедавшаяся годами. Когда-то скатерть, наверно, имела
жёлтый или салатовый цвет, теперь же она стала серой.
– Можно открыть окно?
Ника махнула рукой: дескать, делай, что хочешь. Воистину, этой квартире
сложно было навредить. Как только в кухню начал поступать свежий
воздух, я сразу почувствовал себя лучше.
Мы уселись на соседних сторонах стола. При этом мне достался низенький
компьютерный стульчик, и теперь я смотрел на Веронику снизу вверх. С
этого ракурса её лицо казалось крупнее. Почему-то теперь я обратил
внимание, что она перебрала с косметикой: слишком густые тени на
глазах, слишком много фиолетовой помады.
– Ну что? За знакомство? – предложил я, разливая вино по умеренно
чистым стаканам.
– А я думала, за поездку!
Ах да, поездка… Я уже совсем забыл о ней.
– Хорошо, давай за неё!
Мы выпили.
Паузу до момента, когда Ника опьянеет, нужно было заполнять
разговором. К этому делу я подошёл ответственно: шутил, слушал, кивал,
вставлял замечания и новые вопросы. Она всё больше смеялась, да я и
сам почувствовал, что слегка расслабился.
«Интересно, скоро ли вернутся подруги?» – подумал я. На плите за
спиной у Ники светились маленькие электронные часы. Пригляделся:
02:34. Всё ясно – сбиты. Я встал. Ника осеклась на полуслове. Я взял её
за руку и легонько потянул на себя, заставив подняться на ноги. Её лицо
оказалось вплотную ко мне. Отпустив ладонь Ники, я левой рукой
обхватил её за талию, а правой – провёл по щеке и волосам. Волосы
показались мне сухими и безжизненными, а цвет их вблизи выглядел
совершенно неестественно.
Я поцеловал Нику в губы. Целуясь, она слишком широко открыла рот, из-
за чего я оказался измазан её слюной. Я увильнул вбок, чтобы моя голова
оказалась над её плечом, опустил обе руки и с силой прижал её тело к
себе. Украдкой я вытер рот об её сарафан.
За плечи я развернул Нику к окну, а сам прижался сзади. Мои руки
пробирались к потаённым местам её тела. Она вяло сопротивлялась,
постепенно сдавая позиции. Мимо окна прошёл человек: вот они,
прелести проживания на первом этаже. Поэтому, что ли, они шторы в
комнате не раздвигают?..
Отличные мысли для такого момента.
Внезапно Ника запрокинула голову и попыталась впиться мне в шею. Я
еле успел увернуться. Как я мог не подумать об этом?! Совсем забыл, что
некоторые девушки любят оставлять засосы и укусы. Я отстранился и
сделал шаг назад. Ника медленно повернулась. Глаза её затуманились от
такого животного желания, что меня едва не передёрнуло.
– Не надо так делать, – я наставил на неё указательный палец. Я решил
не развивать тему: пусть думает, что мне просто не нравятся покушения
на мою шею. – Хорошо?
Ника немного дёргано кивнула.
– Пошли, – сказал я, выходя в коридор.
Она осталась на месте. Тогда я схватил её за руку и с силой потащил за
собой в комнату. Ника засеменила, едва вписавшись в поворот. Мы
оказались в темноте и духоте спальни. Я через голову стянул с неё
сарафан и расстегнул лифчик.
Кожа Ники в сумраке выглядела неестественно белой. Большая грудь с
крупными сосками низко свисала. Вся её фигура показалась мне
совершенно нелепой.
Присев, я стянул с Ники трусики. Она хотела небрежным движением ноги
бросить их на кровать, но промазала. Зато эта попытка подсказала мне,
какая из трёх кроватей – нужная. Туда я и толкнул Нику.
Она устроилась на спине, уставившись на меня. Одну ногу она вытянула, и
моему взгляду открылась стопа, чёрная от пыли и грязи. Я сбросил свою
одежду и лёг рядом, закинув руки за голову. Я по-прежнему был чересчур
спокоен: Ника не вызывала во мне влечения. Она оплела ногой мою ногу
и начала гладить руками мою грудь, целовать шею. Я закрыл глаза. Ника
продолжала тереться об меня, лаская меня всем телом, и постепенно я всё
же начал возбуждаться.
«Ну ладно», – подумал я, перекатываясь на кровати, чтобы Ника
оказалась снизу. Мысленно я отметил этот момент. Мне хотелось до конца
отдавать себе отчёт в происходящем. Измена свершилась, и хотя из нашей
тёмной комнаты не было видно небес, уверен, они не разверзлись. Да и
сам я, в общем, не почувствовал ничего необычного. Мне лишь было
неприятно видеть лицо Ники. Я снова закрыл глаза и старался поменьше
открывать их в дальнейшем.
С каждой минутой она стонала всё громче. Из-за жары я быстро взмок и
слышал, как пот хлюпает между нашими телами. Когда мы перевернулись
на бок, я сощурился, пытаясь рассмотреть постеры над противоположной
кроватью. Чуть позже – и вовсе поймал себя на мыслях о работе.
Но уже минут через двадцать я почувствовал, что не хочу продолжать.
Мои глаза заливал пот. Украдкой я вытер лицо о подушку – на ней
осталось мокрое пятно. Мучительно хотелось глотнуть свежего воздуха.
Пора было закругляться. Я начал ускоряться, и Ника едва ли не
завизжала.
После секса я лежал на спине и обнимал Нику за плечо. Она молчала, чем
несказанно радовала: мне хотелось сосредоточиться на своих ощущениях.
Сегодня исполнилось то, о чём я так долго мечтал. Я прислушивался к
себе, ожидая, когда же придёт радость победы, но чувствовал лишь вонь
душной комнаты. Давно пора было открыть окно. Я попытался выбраться
из постели, но Ника не отпускала меня.
– Давай полежим ещё, – прошептала она и потянулась своими губами к
моим.
Я повернул голову и посмотрел на неё в упор. Помада на губах смазалась,
а крашеные волосы топорщились мятой паклей. Я вдруг ощутил тошноту.
– Извини! – я резко отвернулся. – Что-то мне нехорошо.
Ника отпустила меня, и я босиком прошёл на кухню, а затем и на балкон.
Окно здесь было приоткрыто, но я распахнул его настежь и упёрся руками
в подоконник. Летний вечер пах чудесно – так же, как и вчера, и
позавчера. Через двор ковыляла старушка с маленькой девочкой. Я только
что изменил той, что любила меня всем сердцем, а жизнь шла своим
чередом.
Вечер закончился довольно неприятно, зато быстро. Ника хотела, чтобы я
остался и познакомился с её подругами, а я говорил, что дома меня ждут
дела. Она заговорила про Прагу. Я неохотно отвечал, но напомнил, что до
сих пор не уверен до конца, что поеду. Тогда Ника внезапно начала
кричать, что я её использовал. Из глаз её брызнули слёзы, а я
поморщился от избытка мата, которым изобиловали её крики.
– Проваливай! – она бросила в меня моими джинсами.
Прозвучало это одновременно яростно и плаксиво. Косметика, которая и
без того пребывала не в лучшем состоянии, потекла от слёз, щёки
покраснели. Выглядело это весьма жалко. Пожав плечами, я натянул
джинсы. Уже в коридоре, будучи одетым и извлекая свою кофту из кучи
курток на полу, я понял, что забыл носки. Возвращаться в комнату не
хотелось, и я натянул кеды на босые ноги. Ника наблюдала за этим,
прислонившись плечом к стене.
– Что ж, пока, – сказал я.
Ответа не последовало. Я похлопал по карманам: бумажник, ключи,
телефон – на месте. Повозившись несколько секунд с защёлкой, я вышел
и аккуратно прикрыл дверь. Замок лязгнул за моей спиной.
* * *
По дороге домой я заложил большой круг по району. Эйфория от
достижения долгожданной цели так и не пришла. Более того, теперь я
чувствовал себя запачкавшимся. Мне уже хотелось забыть Нику, её лицо и
запах, но было очевидно, что это будет не так просто.
В конце концов, не этого ли я хотел? Нужно было взять паузу, чтобы
осознать случившееся, а уж потом делать выводы.
В течение нескольких недель я тщательно следил за своим поведением с
Надей, ни жестом, ни взглядом не намекая на произошедшее и
одновременно прислушиваясь к собственным ощущениям. Надя всё так же
вызывала у меня восхищение и нежность, я по-прежнему любил её. Она
не заметила ничего подозрительного, потому что ничего подозрительного
не случилось: наши отношения и впрямь никак не изменились. К этому я
был готов.
Но кое-что другое оказалось для меня неожиданным. По расчётам, секс с
другой девушкой должен был принести удовлетворение, успокоение. Тут я
ошибся: недовольство собой, казалось, только возросло во мне.
Привычный тезис «я добился цели» почему-то не помогал. При мысли о
собственной победе я чувствовал не радость, а отвращение.
Парадокс. Мои правила гласили, что отступать нельзя, но сама цель
вызывала неприязнь.
Тем временем раздражение, которое я испытывал по отношению к себе, в
моём сознании стало распространяться и на Надю. Она выглядела
счастливой и, похоже, совсем не замечала бури, терзавшей меня изнутри.
Теперь у меня было железное доказательство моей правоты в спорах с
Надей: я изменил, и нашим отношениям это не повредило. Но
использовать такое доказательство я не мог, и это раздражало ещё
сильнее.
Чем больше я злился, тем тщательнее контролировал своё внешнее
спокойствие, и этот контраст мучил меня ещё больше. Недовольство собой
и Надей переплелись в моей голове, и я уже не мог отличить одно от
другого.
Copyright (с): Виктор Уманский. Свидетельство о публикации №370661
Дата публикации: 26.12.2017 02:04
Предыдущее: Исключительно рабочие отношения

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Тема недели
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой