Дежурный редактор
Ирина Лунева


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурный по порталу
Ян Кауфман
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Что хочет автор
Электронная газета
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Виктор Уманский
Объем: 19413 [ символов ]
Лика и Рома
Когда в четырнадцать лет Лике впервые пришло в голову, что она лишена чего-то очень важного, ей стало как-то по-детски обидно. По-детски, потому что обижаются только дети – уж это она давно усвоила. А ещё – «на обиженных воду возят».
Лика с самого детства была активной и деловой. Взрослые удивлялись её необычной целеустремлённости, проявлявшейся от последовательного строительства систем куличей в песочнице до разнообразных игр, где она неизменно оказывалась главным ответственным организатором. В первый день в школе некоторые дети плакали, другие просто притихли, настороженно смотря по сторонам. Лика зашла в класс так, как будто это было для неё самым привычным делом, и сразу уселась за парту у окна с большим цветком – так ей хотелось. Вскоре она уже вовсю организовывала «казаки-разбойники» после школы, и дети носились за ней восторженной толпой.
У Лики было множество важных насущных задач: увлекательные и скучные уроки, игра в школьной баскетбольной команде, выступление класса на последнем звонке у одиннадцатиклассников – Лика сама придумала сценарий пятиминутного выступления, чем немало удивила учителей. Ей не приходило в голову спрашивать себя, счастлива ли она, – до седьмого класса.
В этом году что-то изменилось: девочки вокруг начали шептаться о мальчиках. В этих шепотках было что-то новое и необычное: раньше все общались дружной толпой, теперь же появились секреты, смешки, разделение на своих и чужих. Девочки начали по-другому одеваться, а поговорить с мальчиком просто так теперь было нельзя – все начинали глазеть.
Лика живо ощутила перемену настроения, но это её не смутило: она любила разбираться в новом и неизвестном. Одноклассницы тайком передавали друг другу подростковые журналы, и Лика тоже прочитала несколько страниц, загнутых для неё подругой. Там говорилось о необычных вещах: свиданиях, поцелуях, отношениях. Статья была написана так, будто не было никаких сомнений: все девочки до единой мечтали понравиться мальчикам и искали для этого способы. Лика вдруг поняла смысл шепотков, а то, сколь непосредственно она до сих пор общалась с мальчиками – и даже с Ромой, – показалось немыслимым. Странно: она будто всегда знала об этом, просто не помнила. И вдруг всё встало на свои места.
То, что Рома нравился ей, теперь тоже было очевидно. Она взглянула на него совсем другими глазами и с другим знанием. Он был очень красив: непослушные чёрные волосы, слегка оттопыренные уши, смешливый рот. Рома отлично играл в баскетбол, но воспринимал это совершенно не так, как другие парни: те красовались своими успехами, а он всегда вёл себя скромно. Ему не было обидно посидеть в запасе, чтобы дать сыграть другому, даже если он знал, что сам справился бы лучше. В отличие от других парней, он никогда не задирал и не гонял малышню – наоборот, Лика сама видела, как он помог девочке из третьего класса собрать учебники, выпавшие из рюкзака с разошедшейся молнией.
Лика теперь постоянно украдкой наблюдала за Ромой, с каждым днём убеждаясь всё сильнее, что таких, как он, она больше не встречала. Когда Рома сосредоточенно писал в тетради, ей хотелось обнять его, когда с друзьями смеялся над шуткой – поцеловать прямо в губы. Она не могла отвести от него взгляд, но опускала глаза, если он глядел в ответ.
Тут-то она и осознала свою главную и, весьма вероятно, нерешаемую проблему: внешность. Оглядывая одноклассниц, она прекрасно видела: Маша и Света очень красивые, Анька тоже милая, другая Анька, Лиза и Вика – середнячок. А вот Даша и она, Лика, явно не могли никому понравиться. С Дашей всё было просто: она была толстой. Что касается самой Лики – ей совершенно не нравилось собственное лицо. Всё оно было какое-то не такое. Лоб слишком высокий, рот слишком близко к носу. Щёки чересчур выпирают – как полумесяцы. Как подойти к Роме с таким лицом, было совершенно непонятно. Лика всегда была самостоятельной, но в этот раз препятствие выглядело чересчур серьёзным, и она пошла за советом к маме.
Мама сначала слушала дочь с улыбкой, но Лика излагала всё по порядку и серьёзно, и вскоре она тоже посерьёзнела. А дослушав, взяла Лику за плечи:
– Лика, любимая. Ну как ты можешь говорить такое? Разве ты забыла, что ты у меня самая лучшая?
– Но мне не нравится моё лицо. Этот глупый рот.
Голос Лики чуть дрогнул, но она взяла себя в руки: нюни разводить – дело первоклашек.
– Доченька, некрасивых людей вообще не бывает. Одним нравятся одни, другим другие. Некрасивой бывает лишь душа.
– Разве? Мне кажется, Машка и Света намного красивее меня.
Вот теперь мама рассмеялась:
– Никого нет красивее тебя! Даже и не говори таких глупостей.
– Правда?
Лика заглянула маме в глаза. От улыбки в уголках глаз собрались морщинки.
– Конечно, правда.
– И я могу понравиться Роме?
– Ты можешь понравиться кому угодно.
– Мне кажется, сейчас он просто не обращает на меня внимания.
– Мальчики не всегда догадываются до всего сами – иногда им нужно подсказать.
– Как именно? – Лике нужна была чёткая инструкция.
– Будь добра и внимательна к нему. Помогай. Улыбайся. И он всё поймёт.
Лика помолчала, запоминая ценную информацию, а затем кивнула. Мама тепло обняла её.
* * *
Стать доброй и внимательной с Ромой – не такая простая задача, когда мальчики и девочки разделились на два лагеря. Но Лика не привыкла пасовать. Начала она с того, что подсказала Роме на контрольной по математике. Это было серьёзным шагом. Она ещё пару раз помогала ему на уроках, но звёздный час наступил, когда его и его друга вызывали к директору за беготню по коридорам. После выговора Рома ходил сам не свой, и Лика подошла, чтобы его поддержать.
– Ром, забей. Вам же ничего не сделали.
– Директриса сказала, что подумает, звонить ли родителям.
– Да она наверняка всех этим пугает! Не позвонит она.
– Ага, надеюсь…
После этого случая Лика с Ромой стали уже не совсем чужими. Каждый из них обрёл друга в стане врага. Девочки посмеивались над Ликой, когда она на переменах болтала с Ромой, и показывали пальцем, но она отвечала им надменным взглядом. Рома вначале стеснялся, но он не был дураком, как другие мальчишки – Лика всегда это знала! – и тоже общался с ней всё более охотно. Три месяца спустя он даже позвал её с собой, когда они с пацанами отправились пить пиво на детской площадке глубоко во дворах. Поступок был до того взрослым и независимым, что всех распирала гордость, и все сдерживались, стараясь показать, что для них это обычное дело.
С восьмого класса Лика с Ромой уже гуляли вместе. Он делился с ней секретами и мечтами. Прошёл ещё год – и вот им по пятнадцать. Лика знала: никто не вложил в общение с Ромой больше усилий, чем она. Никто так не поддерживал его. Да что там – никто из девчонок никогда не был к нему ближе. Нужно было лишь ждать, когда Рома сделает первый шаг. Лика мечтала, представляя этот чудесный день: после школы они спускаются к набережной и гуляют, любуясь лесом на другом берегу. Людей здесь почти нет, только изредка попадаются бегуны и собачники. Лика останавливается, задумчиво смотря на воду, и внезапно Рома обнимает её сзади – ещё неуверенно, но трепетно, с большой нежностью и надеждой, что Лика не оттолкнёт его. Она поворачивается к нему, и он целует её. Его губы вкуса винограда.
* * *
– Рома твой со Светкой, видала? – прошептала Анька и хихикнула. Они вместе сидели на уроке русского.
– Что? – Лика не поняла.
– Мутки у них.
«Чепуха», – подумала Лика, но всё же ощутила тревогу и посмотрела на Рому, сидящего наискосок от неё – чуть впереди. Он не повернулся к ней, неотрывно смотря на учительницу.
– Кто тебе это сказал?
– Светка!
– Пусть мечтает. – надменно ответила Лика.
Анька внезапно удивилась и даже перестала хихикать.
– А ты не веришь? И с кем ему быть, с тобой, что ли?
– Да уж, по крайней мере, не с тобой.
– Отвали. – Анька отвернулась.
На перемене Лика хотела подойти к Роме, но он убежал с пацанами. Анька обиженно ушла к девчонкам, и они образовали закрытый круг, отгородившись от окружающих. Наверно, её обсуждали. Лика гордо подняла подбородок, всем видом показывая, что ей плевать. И всё же надо было поговорить с Ромой.
На следующем уроке зашла классуха и попросила мальчиков на перемене помочь перетаскать парты, поэтому поговорить с Ромой снова не удалось. Но вот последней была физкультура – тут уж Роме деться было некуда.
Играли в баскетбол смешанными составами. Лика и Рома оказались в одной команде. Лика постоянно пыталась поймать его взгляд, но долгое время ей это не удавалось. Когда же, наконец, их взгляды встретились – Лика вбрасывала мяч, а Рома вместе с другими игроками её команды готовился принимать, – то ей показалось, что смотрел он чуть менее уверенно, чем обычно – так, что ли. Как будто что-то его смущало. Она сильно бросила мяч – чуть правее Ромы и противника, пытавшегося его прикрыть. Рома далеко прыгнул, вытянув руку, пальцами поймал мяч и повёл по кругу. Затем перепасовал и бросился к кольцу, чтобы принять ответный пас и тут же забросить мяч от щита. Лучший, как и всегда.
Лика пару раз украдкой глянула на Светку. Та на физкультуре всегда вела себя одинаково – старалась как можно меньше участвовать в происходящем. Вместе с Машкой и Лизой они сидели на скамейке у стены зала, уставившись в телефоны. На Свете были новенькие фиолетовые кроссовки и короткие шорты. Её крашеные светлые волосы никогда не вызывали у Лики каких-либо особых эмоций – собственные волосы нравились ей куда больше, – но сегодня их цвет показался ей крайне раздражающим и едва ли не наглым. Лике захотелось запустить в её сторону мяч.
После урока Лика совершила настоящий подвиг: переоделась быстрее всех, при этом не показывая спешки, а двигаясь максимально спокойно. Она уселась на подоконник в рекреации перед спортивным залом. Слева от неё была дверь в раздевалку мальчиков. Рома никак не смог бы проскочить мимо.
Парни и девочки группками выходили из раздевалки. Некоторые махали Лике на прощание, и она махала в ответ. Ромы не было. Через несколько минут показались Света, Маша, Лиза и Аня. Света заметила Лику и зачем-то решила к ней подойти. «Идите!», – она махнула девочкам, а Машку даже поцеловала в щёку: такая у них была традиция.
Света уселась на подоконник рядом с Ликой. Это было странно: они никогда не общались, кроме случаев, когда того требовала учёба. Но смущаться Лика не собиралась.
– Злишься на меня? – внезапно спросила Света.
– За что?
– За Рому.
– А что у вас с ним?
– Хм… Да как обычно, знаешь.
– Что как обычно?
Дверь мужской раздевалки распахнулась, и оттуда, хохоча, вывалились Вася, Гурам и Рома. Рома сразу же заметил Лику со Светой. Он прекратил хохотать и сделал несколько шагов в их сторону, но на полпути замер.
– Ром, поговорить с тобой можно? – Лика говорила громко, чтобы он услышал.
Он подошёл ещё ближе, но всё так же неуверенно. А затем смущённо покосился на Свету.
– Слушай, Лик… Может, завтра?
– Какие проблемы, ребят! – Света вскочила с подоконника. – Я вообще не собиралась вам мешать. Ром, я внизу подожду. – Подхватив сумку, она двинулась к лестнице.
Рома выглядел немного виноватым.
– Это правда? – спросила Лика. Он молчал, и поэтому она продолжила: – Ты мутишь со Светкой?
– Ну… – он перевёл взгляд на окно. – Ты только не обижайся.
Ну, вот и всё. Надежды больше нет. Ну да ладно, позже она ещё успеет это обдумать и решить, как жить дальше. Сейчас важнее было узнать правду.
– Ты только скажи, почему? Она правда лучше меня?
– Понимаешь, Лик… Мы же с тобой вроде как друзья.
– Потому что я некрасивая? – спросила она. В этот момент даже её саму удивило, насколько спокойно прозвучал её голос.
Рома посмотрел на неё и на секунду замешкался. В глазах его мелькнули одновременно стыд и страх. Лика вдруг всё поняла.
– А, правда, забей! – воскликнула она.
– Эй, Лик! Ну конечно же, нет…
– Конечно! – она кивнула. – Нет проблем!
Нужно было дотянуть совсем чуть-чуть: Рома ушёл бы, и она смогла бы уже в одиночестве привести себя в порядок.
– Точно? – сомнением спросил Рома.
– Да!
Он широко улыбнулся. В глазах его было настоящее облегчение.
– Ты всё равно самая крутая девчонка!
И вот тут она не выдержала. Рот – её ненавистный рот – сам собой изогнулся, плечи передёрнулись от подступающих рыданий. Она вскинула руки к лицу в отчаянной попытке прикрыться от глаз Ромы.
– Эй!.. – он взял её за плечо.
Это стало последней каплей. Она отняла руки от лица и в ярости уставилась ему в глаза. Он замер в страхе. Тогда она сильно оттолкнула его от себя – от неожиданности Рома едва не потерял равновесие, – вскочила и побежала к лестнице.
* * *
Десять минут рыданий в туалете – и Лика более-менее успокоилась. Теперь она просто стояла перед зеркалом и разглядывала своё зарёванное лицо – красное, опухшее, с размазанными слезами. Она шумно высморкалась. Хорошо, что Рома не видел её такой. Но он всё же видел её такой, какой она была всегда: толстые выпирающие щёки, слишком большой подбородок и уродливый рот. А глазки… как щёлки.
– Жабёнок, – с ненавистью пробормотала она.
Она всегда это знала. Знала, но не хотела верить. «И с кем ему быть, с тобой, что ли?» – отозвался в голове удивлённый голос Аньки.
«Да, со мной», – Лика кивнула своим мыслям. Она упёрлась ладонями в края раковины и ещё некоторое время смотрела на себя в зеркало, но уже не плакала. Она с детства не сдавалась перед трудностями и не собиралась начинать. Она точно знала: они с Ромой будут вместе.
* * *
На следующий день все в школе узнали про её истерику. Рома принял на себя роль обиженной стороны: он ведь не сделал ничего плохого, а она напала на него едва ли не с кулаками. Девчонки сплетничали и смеялись за её спиной. Лика старалась не обращать внимания – ей теперь некогда было распыляться на подобные пустяки. Она лишь немного удивилась: Света не поддерживала сплетни и даже один раз осадила девчонок, которые подъезжали к ней с разговорами о вчерашнем происшествии.
Дома Лика, обложившись журналами из тумбочки в коридоре, набросала план действий. Начать она решила с самого простого.
Глаза можно было визуально увеличить с помощью макияжа: двойные тени, слегка поднять бровь, выделив карандашом её верхний край, завить ресницы и подвести их тушью… На результат её попыток страшно было смотреть, и она без сожаления всё смыла. Но с каждой новой попыткой становилось всё лучше, и вскоре она приноровилась.
Среди пары десятков замысловатых причёсок на уже начинавшей выцветать странице журнала Лика выбрала одну и отправилась к знакомой парикмахерше. Та высмеяла её план и предложила другой вариант. Лика согласилась, и получилось неплохо. В награду за труды – и как следующий пункт плана – она отправилась в магазин за платьем для школы. С джинсами давно пора было завязывать. Она долго вертелась перед зеркалом в лёгком и изящном чёрном платье с белым воротником и белыми полосками на рукавах. Выглядело неплохо. Платье было куплено, и на этом у Лики кончились деньги.
До тех пор, пока у неё не было подработки, можно было заняться другой задачей. На неё Лика смотрела с умеренным оптимизмом. Её вес был нормальным, средним – может, чуть больше нормы, но не более того. Поэтому всё, что нужно было сделать с фигурой – это подтянуть спортивную форму. Голени более или менее нагружались на физкультуре, а вот ягодицы явно стоило подкачать. Лика отправилась на серьёзный разговор с физруком. Вначале он только отмахивался, но она добавила эмоций, объяснив, что он – её последняя надежда, и в итоге добилась отклика. Вскоре у неё была своя гиря – пятилитровая канистра с песком, – с которой она и начала приседать по вечерам.
Параллельно Лика много работала над своим поведением. Она всегда считала, что характер её не сахар – слишком гордый, слишком непреклонный. Люди же, похоже, больше любили добрых и покладистых. Для достижения цели ей не обязательно было таковой становиться – достаточно было такой выглядеть. Через несколько месяцев после скандала с Ромой она извинилась перед ним за ту истерику: распсиховалась, была не права. Рома вначале смотрел настороженно, но под конец её речи заулыбался.
– Мир? – спросила она.
– Мир!
С одноклассниками она старалась держаться теперь просто и доброжелательно, не обращая внимания на колкости. Мало-помалу это стало давать результат. Девочки стали принимать её в свои компании – вначале только в самой школе, а потом – и в походах в кафе или кино. С парнями Лика тоже общалась открыто и по-доброму, и у неё даже появился среди них новый товарищ – Дима. Рома был больше занят своими отношениями, хотя и заявил как-то Лике, что она похорошела. Лика мило поблагодарила его. Как и прежде, она всегда готова была его поддержать, и он тоже постепенно забыл об их ссоре. Сблизиться сильнее она пока не пыталась – до этого пункта плана они ещё не добрались, – но уже представляла, как сделает это.
В следующие годы Лика сменила несколько подработок: рекламировала батарейки у торгового центра, проводила соцопросы, а потом даже получила завидную для подростка должность – помощника секретаря в коммерческой фирме. Последняя работа была серьёзной и требовала её присутствия пять дней в неделю – во второй половине дня. Всё бы ничего, но ездить туда приходилось на другой конец Москвы – в Измайлово. Лика уставала и не высыпалась. В метро она пыталась готовиться к поступлению в вуз, но частенько засыпала и просыпалась лишь оттого, что человек, на плечо которого она положила голову, выходил на своей остановке.
Заработанные деньги Лика откладывала и в восемнадцать, в конце одиннадцатого класса, отправилась к пластическому хирургу. Выяснилась хорошая новость: исправить её рот было не так уж сложно. Нужно было подправить контур и поднять уголки губ – решаемая задача. Плохая новость: она недооценила стоимость операции. В следующем месяце она постаралась занять денег везде, где могла. На маму рассчитывать не приходилось: она не отпустила бы её на операцию, да и денег у неё не было. Но вот некоторые коллеги и друзья всё же помогли, к тому же она получила ещё одну зарплату. В кресло перед хирургом она садилась с волнением и решимостью.
* * *
Летом после второго курса они с женихом собрались в совместное путешествие – в Адлер. Мама хотела пообщаться с ними до отъезда и пригласила ребят на чай с тортом. Выходили они вместе – из его квартиры, и Лика аккуратно поправила воротник его рубашки. Сама она в чёрной блузке и узких брюках выглядела шикарно. Он попытался поцеловать её в губы, но она увернулась и провела рукой по его волосам.
– Помаду размажешь!
Через час они сидели на кухне, которую мама тщательно прибрала по такому поводу, и наблюдали, как она суетится с тарелками и чашками. После чая и обсуждения путешествия они переместились в комнату на древний диван – мама так и не собралась купить новый, несмотря на уговоры Лики. Мама вытащила альбом со старыми фотографиями. Эта привычка всегда раздражала Лику, но она лишь мило улыбнулась.
Рассматривая фотографии, на которых четырёхлетняя Лика с красной лопаткой в руках пыталась зарыться в сугроб вместе с другими детьми, мама решила пошутить:
– Лика, а ты помнишь?.. Знаешь, что она сказала мне, когда училась в седьмом классе? – мама игриво пихнула её жениха локтем. – Что она некрасивая, чуть ли не страшная. Особенно рот ей не нравился!
Андрей расхохотался, и мама тоже начала хихикать – как обычно, с повизгиваниями. Отсмеявшись – и даже вытерев проступившие слёзы, – она спросила:
– Лика, ты сама-то веришь теперь, что такие глупости могла говорить?
Секунду Лика смотрела ей в глаза.
– Да уж, у всех свои тараканы! – она развела руками, и теперь уже рассмеялись все трое.
Copyright (с): Виктор Уманский. Свидетельство о публикации №370623
Дата публикации: 24.12.2017 12:48
Следующее: Семь на семь

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурсы короткого рассказа
Тема недели
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой