Дежурный редактор
Ирина Лунева


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурный по порталу
Ян Кауфман
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Проза для детейАвтор: Дмитрий Чарков
Объем: 78773 [ символов ]
НОВОГОДНИЕ ИСТОРИИ
Сборник новогодних рассказов для детей 4 – 7 лет
 
1. Помощник Деда Мороза
2. Я не деревянный
3. Туки-та!
4. Оформите меня
5. Ямогуча
6. Как-то в ночь под Новый год…
7. Рума
 
ПОМОЩНИК ДЕДА МОРОЗА
 
Всякий раз, когда маленький Алёша видел на улице экскаватор, он останавливался и произносил с восторгом:
- Трактор!
Большая машина загребала ковшом землю, поднимала её высоко-высоко и затем плавно переносила в кузов огромного грузовика. В стеклянной кабине сидел водитель и сосредоточенно управлял рычагами.
- Мама, это трактор! У него такие большие колёса сзади, а спереди ма-а-аленькие, вот такие…- и он выразительно, с энтузиазмом показывал обеими ладошками, какие у экскаватора крохотные передние колёса.
Мама присаживалась на корточки рядом с сыном и объясняла, что ещё у трактора есть фары, которые освещают дорогу в темноте, и мотор, который заставляет все механизмы большой машины двигаться. Лёша кивал ей в ответ и повторял, словно запоминая:
- Фары. Мотор. Ковш. Руль. Кнопка.
К зиме он уже знал почти все части, из которого состоит экскаватор, но ближе к Новому году тракторов на улицах становилось всё меньше и меньше. Папа говорил, что земля стала холодная, как песочек у них во дворе, который совсем уже склеился, и ковш не может так легко загребать землю, как летом. А ещё выпал снег, и земли не стало видно совсем. Но иногда мальчик всё равно видел трактора, очищавшие от снега дороги большими щётками, которые издалека были похожи на щётки домашнего пылесоса, только круглые. Они быстро крутились позади трактора, поднимая вверх облако снежной пыли.
Алёша очень хотел, чтобы на Новый год Дед Мороз подарил ему трактор, с большими передними и маленькими задними колёсами, с ковшом и щёткой. Правда, он не совсем себе представлял, как щётка и ковш могут быть на одном тракторе сзади, но Дед Мороз-то наверняка знал, поэтому мальчик сильно не переживал – как-нибудь получится!
Когда за окном стемнело, а родители уже накрыли стол для праздничного ужина, и ёлка сверкала всеми огоньками, освещая веселого Снеговика и плюшевого Енота, с которым Лёша дружил и даже брал с собой в кроватку на ночь спать, он ходил за папой по пятам и спрашивал:
- А когда Дед Мороз придёт? А он правда знает про трактор? И руль?
Папа объяснял, что Дед Мороз приходит поздно ночью и кладёт подарки под ёлку, а утром дети их там находят, если хорошо посмотрят под веточки. Алёша вздыхал, потому что до утра ещё было так долго!
- А можно мне его подождать? – спросил он.
Папа подумал и ответил:
- Если дождёшься – почему же нет? Но вдруг он задержится – вон какие сугробы намело на улице.
После ужина он так и сделал – сел в кресло и стал ждать, рядом с весёлой и нарядной ёлкой. Её огоньки переливались разными цветами, по телевизору Хрюша со Степашкой спорили о том, на каких санях Дед Мороз приезжает в дома к детям, и мама заботливо подложила Лёше подушку, потому что его маленькая голова стала клониться к подлокотнику кресла, всё ниже и ниже, пока, наконец, не коснулась мягкой подушки.
Он вдруг увидел перед собой свой дворик, а у себя в руках – ведёрко и лопатку, с которыми обычно ходил гулять, и Лёша стал загребать лопаткой снег и складывать в ведёрко, как это делает экскаватор. Когда ведёрко наполнилось, он пошёл относить его к большому сугробу, чтобы выгрузить, и тут заметил, что в сугробе были встроены ворота, как у папиного гаража. Ему стало интересно: и что же там внутри может находиться? Подойдя поближе, Лёша обнаружил, что одна из дверей была приоткрыта. Он заглянул в неё и…
Прямо перед ним стоял новенький, чистенький желтый Трактор, настоящий, с Мотором и большой круглой Щёткой! Передние Фары приветливо ему подмигнули желтым светом, а узкая полоска Радиатора раздвинулась в улыбке. Сзади у Трактора виднелся Ковш, поднятый кверху.
- Лёха, давай забирайся в кабину! – услышал он тоненький голосок, а, подняв глаза, увидел своего друга Енота, сидевшего верхом на Моторе и махавшего ему плюшевой лапкой.
Алёша обрадовался этому приглашению и быстро подошёл к маленькой лесенке, которая вела в Кабину. Пока он забирался внутрь и открывал дверцу, Енот уже сидел в водительском кресле и показывал на Руль:
- Смотри, прям как ты хотел! А вот и Ключик.
Действительно, это был его, Лёшин, Трактор, с маленьким блестящим Ключиком, Рулём и Кнопками.
- Нам нужно расчистить дорогу, чтобы Дед Мороз мог легко проехать к дому, - сообщил Енот.
- Хорошо! – согласился мальчик и повернул Ключик, как это всегда делал папа в своём автомобиле.
Трактор мягко заурчал. Лёша нажал первую Кнопку, и двери снежного гаража медленно отворились. Трактор плавно стал выезжать на улицу. С одной стороны была дорога, с другой – его дворик, где дети лепили снеговика. Они увидели его, сидящим в тёплой Кабине настоящего Трактора, и замахали ему руками, и он им сказал:
- Сейчас расчистим дорогу, чтобы Дед Мороз мог к нам легко подъехать!
- Ура!!! – обрадовались дети.
Лёша повернул Руль, и Трактор направился к дороге, занесенной снегом. Он нажал вторую Кнопку, и Щётка быстро закрутилась, расчищая белое покрывало у подъездов их дома. Мотор радостно урчал, а его помощница Щётка словно приговаривала: «Расчищаем, расчищаем, расчищаем!»
Доехав до конца дома, он поехал в обратную сторону, чтобы как следует выполнить работу. У выезда на главную дорогу Алёша увидел огромный сугроб, который мешал пешеходам проходить, и, направившись к нему, он включил третью Кнопку. Тут же Ковш, радостно поскрипывая, стал черпать слежавшийся снег и переносить его в кузов подъехавшего вмиг грузовика, за рулём которого сидел Енот.
- Какой ты быстрый, Енотик, молодец! – похвалил его Лёша.
Когда сугроб с тротуара исчез, и кузов грузовика был весь заполнен кучами снега, Енот на грузовике отъехал, а Лёша решил посмотреть, не требуется ли помощь на ближайшей стройке, где возводился новый кирпичный дом. Он заехал на стройплощадку и увидел высотный Кран, который помогал строителям переносить тяжёлые грузы с одного места на другое. Кран опустил железный крючок, которым он цеплял грузы, и спросил у мальчика:
- Хочешь полетать по небу на своём волшебном Тракторе?
Алёша обрадовался и кивнул, и тогда Кран поднял его Трактор высоко-высоко, прямо к небу, и он увидел заснеженные крыши домов, и телебашню, в которой жили Хрюша со Степашкой; и парк, в котором стояли карусели, и голубей, пролетавших мимо. Одна из гулей присела на теплый Мотор его летучего Трактора, и Лёша достал кусочек серого хлебушка из висевшего у Руля пакета и протянул ей через боковую форточку. Сразу и другие голуби слетелись и устроили себе настоящий пир, воркуя друг с другом:
- Какой добрый мальчик! Какой он умница!
Солнце казалось ему таким близким и тёплым, что Лёша с радостью подставлял ему свои раскрасневшиеся щёчки.
Немного погодя Трактор мягко приземлился в Алёшином дворе, напротив снежного гаража. На улице уже начинало темнеть, и Лёша подумал, что его папа и мама уже беспокоятся: ведь он целый день работал на Тракторе, а они и не догадывались даже об этом. Мальчик аккуратно заехал в открытые двери сказочного гаража, повернул Ключик, и Мотор затих.
Он крепко зажмурил глаза, с удовольствием потянулся на мягком и уютном водительском месте и почувствовал, как что-то теплое щекочет его по носику. Когда его ресницы распахнулись, друг-Енот смотрел на него своими темными бусинками, лёжа рядом на мягкой подушке.
- Лёшенька, с Новым годом! – услышал он голос мамы. Она стояла у дверей его спальни и улыбалась. Рядом стоял папа и тоже улыбался. Он сказал:
- Пора заглянуть под ёлку!
Лёша подскочил вместе с Енотом с кроватки, побежал в зал и под ёлкой увидел свой Трактор.
Он был желтый, с Фарами и Мотором, с Ковшом и Щёткой, а внутри высокой прозрачной Кабины прямо по центру располагался Руль.
- Мой трактор! Мама, папа, смотрите, мой трактор!
Затем он подбежал вместе со своим Трактором к окну и выглянул на улицу.
- Дед Мороз, значит, смог подъехать к нашему дому! – сказал Алёша и крепче прижал к себе Енота и Трактор.
- Ну, конечно же, смог, - сказала мама, - он к тебе очень спешил, когда ты уснул вчера возле ёлки, и переживал, что ты его не дождался.
- Да, я был занят, - мечтательно подтвердил мальчик и снова посмотрел в окно.
Вдалеке он увидел знакомый Кран, и Алёше в какой-то миг показалось, что Кран слегка качнул своей стрелой, как бы желая ему счастливого Нового года.
 
Я НЕ ДЕРЕВЯННЫЙ
 
За завтраком Валера клевал носом, а голова сама по себе раскачивалась из стороны в сторону, словно чугунный шарик на верёвочке – не потому что мальчику хотелось почувствовать себя на резиновом дельфине посреди морской пучины, а совершенно непроизвольно, в борьбе с упрямой сонливостью.
На дворе стоял последний учебный день перед новогодними каникулами.
Ленивое зимнее солнце только-только принялось озарять крыши домов и убранные от снега тротуары, по которым прохожие спешили на работу. А Валера подходил к автобусной остановке вяло и неторопливо. Обычно в школу его подвозил на машине папа, или иногда он шёл пешком, но не сегодня. Папа уехал на работу раньше, а Валеркины ноги упрямо отказывались шагать – а зачем шагать, если можно и доехать? К тому же школьный рюкзак первоклассника так неодолимо тянул вниз…
Только он встал перед остановкой, как тут же открылись двери подъехавшего маршрута номер Двадцать девять, и Валерка вскарабкался в теплый салон, где и примостился на мягком виниловом сидении недалеко от входа – благо, нашлось свободное место.
Машина тронулась, Валеркина голова описала уже привычную для этого утра дугу и уперлась подбородком в грудь. Он сонно подумал: «Целая одна остановочка, как хорошо! Это же целая одна остановочка. Немножко подремлю, и всё. Это же целая…»
За окном автобуса проплывали деревья и перекрестки, здания и пешеходы; наконец, и забор школы замелькал, и выходить бы уже пора, но мерное и мягкое покачивание, казалось, лишило Валерку последних сил. Ему было тепло и уютно, он прислонил голову к окну. На остановке в салон зашло больше пассажиров, рядом присел дедушка с палочкой – у него, впрочем, тоже был вид, будто он ещё и не просыпался, поэтому оба они, сидя рядышком, выглядели вполне по-семейному. Остальные пассажиры так и думали: дедушка провожает внука в школу.
Остановки сменялись, люди заходили и выходили, каждый спешил по своим делам. На одной из дорожных выбоин автобус изрядно тряхнуло – так, что Валеркина голова дважды стукнулась о стекло. Он открыл глаза, посмотрел в окно и тревожно произнес:
- А-а…
Автобус между тем ехал по району города, который был мальчику совершенно незнаком – справа возвышались широкие трубы, из которых валил густой белый пар, а слева – одно- и двух-этажные дома, автомобильные парковки и полное отсутствие пешеходов. Предпраздничного новогоднего убранства тоже нигде видно не было. «Куда это я попал?» - с тревогой подумал мальчик, доставая мобильник: часы показывали, что занятия в школе начались 15 минут назад!
Сразу вспомнилось, как мама учила: если вдруг проедешь свою остановку, то нужно выйти на следующей и отыскать пешеходный переход. Перейти на противоположную сторону дороги. Там непременно есть остановка автобуса этого же маршрута, который обязательно приедет и доставит пассажиров назад, в обратном направлении.
Валера подумал: «Если на той стороне дороги есть остановка автобуса этого же маршрута, то, значит, этот самый мой автобус обязательно туда приедет, когда сделает полный круг. Не сейчас, конечно, чуть попозже, но всё равно приедет. Если я уже опоздал и неприятностей всё равно в школе не избежать, то отчего бы уже спокойно не доехать обратно в этом же автобусе?»
Мысль показалась очень разумной и, главное, удобной – не нужно никуда выходить, стоять снова на морозе и ждать другой автобус. Ну а школа… – она же никуда не денется, как сказал однажды один деревянный мальчик по имени Буратино. Наверно, будет даже лучше, если Валера приедет ко второму уроку.
Приняв такое решение, он поудобнее устроился на сидении и стал разглядывать проплывавшие мимо окрестности. Но они казались мрачными и скучными. Время шло, а маршрут не кончался, и они всё дальше удалялись от школы. На некоторых остановках водитель даже и не останавливался – некого было забирать, да и выходить тоже – во всём автобусе остались только он да дедушка с палочкой, которому, наверно, и торопиться-то было некуда. Валера снова посмотрел на время – в школе уже шла перемена, и через 10 минут начнётся алгебра.
Он понял, что и на второй урок тоже уже не успевает.
«Нужно было выйти сразу!» - с горечью мелькнуло у него в голове. Но выходить здесь, посреди незнакомых домов, дымящих труб и заснеженных тротуаров совсем не хотелось. Между тем автобус остановился, двери открылись, и водитель громко объявил:
- Конечная!
Дедушка, сидевший рядом, открыл глаза, поднялся и молча прошёл к выходу. Валера не шелохнулся.
- Мальчик, мы приехали, - повторил водитель.
- А мне… мне дальше нужно ехать, - запинаясь, ответил он.
- А дальше дороги нет.
- Как нет? А обратно мы разве не поедем?
- Поедем, но не сразу. По расписанию у нас сейчас перерыв, а снова на маршрут мы выйдем только через 35 минут.
- А… как… как же так… Мне в школу надо, - Валера растерялся.
- В школу? Да уже второй урок идёт – моя дочь давно уже в школе. Ты в какой учишься?
- В сорок восьмой.
- В со-о-рок вось-мо-о-ой?- протянула он удивленно. – Так ведь это совсем в другой стороне. Как же тебя занесло сюда-то?
- Ну, вот… пропустил…
- Подожди, сейчас узнаю, - сказала он и вызвал кого-то по телефону.
Переговорив о чем-то, сказал:
- Через пять-семь минут подъедет другой автобус, тоже Двадцать девятый маршрут, и он сразу пойдёт в обратный рейс. Тебе, можно сказать, повезло – иначе лишних полчаса пришлось бы ещё сидеть на остановке. Да тут и сидеть-то негде, а я еду на заправку, тебе нельзя.
Валера вздохнул. Он уже не успевал и к биологии. А на этом уроке будет контрольный тест, очень важный. Это уже было похоже на катастрофу. Почему-то вспомнился деревянный мальчик с длинным носом…
Он сказал «спасибо» и вышел из автобуса.
Дорога назад, казалось, тянулась бесконечно: ему чудилось, что этот другой водитель слишком медленно едет и чересчур долго стоит на остановках, что светофоры все почему-то показывают только красный сигнал, что электронные часы просто издеваются и спешат, спешат, спешат... А за одну остановку до школы приключилась ещё беда: в автобус вошла их учитель рисования.
Валера зажмурил глаза, чтобы не встретиться взглядом с Ольгой Сергеевной, которая вот-вот его заметит и наверняка спросит, почему он не на уроках. А он и не готов был что-то вразумительное ответить – он так и не решил, что скажет в школе и дома. Вдруг у него тоже нос вытянется до неприличных размеров?
Учительница стояла спиной к Валере, держась за поручень. Им придётся выходить вместе – никуда не спрячешься. Он дождался, когда автобус остановился, и учительница вышла, не обернувшись. Вот Ольга Сергеевна ступила на тротуар, вот повернула к пешеходному переходу, а вот и двери автобуса закрылись, и Валера всё не мог решиться. Тут словно кто-то ему шепнул в ухо: «Ты разве тоже деревянный мальчик и веришь, что школа тебя подождёт?»
- Ой, извините, остановите, остановите, пожалуйста! – неожиданно для себя самого окликнул он водителя, вскочив с места и подбежав к дверям. – Я не деревянный… я школу проехал!
Водитель проворчал что-то себе под нос, неодобрительно глянув в зеркало, потом притормозил, и Валера, наконец, очутился на улице, недалеко от боковой школьной калитки. Тем временем Ольга Сергеевна уже закрывала за собой парадную дверь, и Валера поспешил назад к пешеходному переходу.
До конца урока биологии, на котором все писали тест, оставалось ещё двадцать пять минут. Он через ступеньку взбежал на второй этаж, не заботясь больше, как будет оправдываться, подгоняемый только желанием оставить позади себя этот маршрут номер Двадцать девять. Запах школы, знакомый и такой родной, подействовал успокаивающе – доброжелательно и приветливо. Где ещё так пахнет?
Валера подлетел к двери кабинета биологии, вошел в класс и, чувствуя на себе удивленные взгляды остальных учеников, громко извинился:
- Простите… за опоздание, можно… тоже написать тест? Я успею до конца урока! Я точно успею.
Пока он шёл к своему месту, ему казалось, что щёки его горели, и не понятно было: то ли от недавней пробежки, то ли от стыда.
…Тест он всё-таки прошёл – с небольшими помарками, но в целом успешно.
 
ТУКИ-ТА!
 
Миша укладывался в постель с приятным ощущением чего-то чудесного – ведь завтра ему исполнится 7 лет, и неделю назад он честно написал на тетрадном листочке свои ожидания к этому дню: он хотел бы получить в подарок роликовые коньки. Это был первый пункт. Если по какой-то причине с роликами не получится, то набор для плавания тоже сойдёт – маска, трубка и ласты. Третьим пунктом в списке фигурировала плечевая сумка с длинным ремнём, чтобы носить на уровне колен, как старшие школьники.
Мама посоветовала написать ему три из своих предпочтений, в порядке нужности. Но Миша скромно в конце подписал четвертое: маленький компьютер, если получится.
На то, что «получится компьютер» он, в принципе, и не рассчитывал вовсе. Взбивая подушку, у него мелькнула мысль, что у Ваньки-то он есть, с приставным монитором – ну и что с того, что модель не новая? Зато с играми и офисным набором – не у всех мальчишек бывает!
Миша вздохнул.
Списочек он, как и положено, положил тогда под подушку. Его всё ещё терзали сомнения – куда она обычно исчезает? Мама говорит, что это Дед Мороз собирает пожелания детей ночью, когда все спят. Выбирает из них что-то на День рождения, а остальные складывает у себя в сейфе и хранит до Нового года, пока не наступит пора опять посмотреть на детские желания и сравнить их с поведением. У Миши, однако, зарождалось подозрение, что, может, Дед Мороз и причастен ко всему этому, но родители, наверно, всё же больше. Да и его товарищ Пашка про то же говорит – никаких дедов морозов и фей не бывает, это всё выдумки. Но Миша не мог полностью согласиться с такой идеей и считал, что Дед Мороз – это, может, и не дед совсем, и даже не человек, но что-то такое, что делает его, Мишину, жизнь, намного веселее, когда приходит время праздников.
Занятия в школе только начались после осенних каникул, но у Миши было ощущение, что они и не прекращались вовсе – так быстро пролетело время.
- Миша, ты готов? – услышал он оклик мамы из кухни.
- Да, почти, - ответил он и быстро юркнул под простынь.
Под подушкой дежурил Бориска – резиновый и добродушный хрюшка, который отгонял плохие Мишины сны. Папа иногда косился на Бориску, и спрашивал, не пора ли Бориске уже на пенсию.
- Нет, он мне ещё нужен, - неизменно отвечал Миша. С Бориской было уютнее. Родители-то вон вместе спят, им не скучно, а чего ж он, Миша, в одиночку засыпать станет?
В комнату вошла мама. От неё вкусно пахло чем-то съедобным, и хоть он и не был голоден, Миша сглотнул слюну. От мамы всегда вкусно пахло, даже когда она собиралась утром на работу.
- Наш малыш готов ко сну? – мама вошла в комнату и с улыбкой присела на край его постели. Мише показалось, что она выглядела уставшей.
- Да, мам, готов. А ты что делаешь?
- Убираюсь в кухне. Завтра придут твои бабушки и дедушки, чтобы поздравить тебя с днём рождения, и мне нужно немного прибраться.
Миша подумал, что у них в кухне, в принципе, всегда порядок. Он сам один раз в неделю регулярно мыл посуду – по средам.
- Они придут вечером? – спросил Миша. Почему в гости с подарками не ходят по утрам, как в песне у Винни Пуха? А вечером уже могли бы и поужинать… сами как-нибудь там, вместе все, взрослые, а он бы уж нашёл, чем с друзьями заняться.
- Вечером, конечно. Завтра же рабочий день.
- А мы можем попросить их зайти утром? – с надеждой спросил мальчик. И потом добавил: - С подарками. У меня же день рождения утром, а не вечером!
Мама мягко улыбнулась, погладила его по щеке и ответила:
- Утром тебя будет ждать один подарок, в школе дети подарят другой, а вечером придут гости, тоже с подарками. А представь, если все подарки придётся принимать утром? Тогда на вечер ничего не останется, и тебе станет грустно.
Миша подумал, что, действительно, если все подарки скопом принимать, то может получиться тот же эффект, что и от смешивания во рту жевательной резинки сразу со вкусом и апельсина, и мандарина и банана – совсем не понятно, что получается в итоге. Что-то похожее на борщ, только сладкое. А борщ не был его любимым блюдом.
- Ну ладно, - согласился он. – А ты уверена, что тот списочек, который я готовил, попал кому нужно?
- Уверена, - подтвердила мама. И добавила: - А ты уверен, что все твои поступки были добрыми и правдивыми?
Миша утвердительно закивал головой.
Мама нагнулась, поцеловала его и, пожелав спокойной ночи и приятных снов, бесшумно вышла из его комнаты, оставив мерцать маленький ночник под зелёным абажуром на полке у стены.
Оставшись один, Миша повернулся на бок и прикрыл глаза. Сон пока не приходил. Бориска, рядом с его подушкой, тоже, казалось, не хотел засыпать. Интересно, а Бориска знал, что Миша немного слукавил, когда утвердительно ответил на мамин вопрос про свои поступки? Сомнения о правильности такого ответа стали одолевать Мишу.
Он вспомнил, как летом вместе с Ваней, Пашей и другими мальчиками и девочками они во дворе играли в прядки в спортивном городке перед школой. Ему выпало водить. Миша тогда встал лицом к стене, прикрыл глаза ладошкой и начал медленно, как договаривались, считать:
Робин-бобин-барабек
Съел сто сорок человек,
Съел корову и быка,
И лесного червяка…
На этом месте Миша украдкой оттопырил мизинец – так, что его правый глаз мог подсмотреть, что происходило вокруг. Он успел заметить Олю, самую маленькую из их группы – как она на цыпочках, чтобы он не услышал, прокрадывалась за деревянное спортивное бревно неподалеку от того места, где он водил. Других детей видно не было. А Оля, из-за своего роста, уж точно могла поместиться в тени бревна, и Миша ни за что бы её не застукал. «Так-так, - отметил он про себя, - понятненько!», и спокойно закончил считалку:
Кока-колой всё запил,
Даже крышку проглотил,
А потом начал икать.
Ну а я иду искать!
Он неторопливо повернулся, осмотрел окрестности: пусто, никого не видно. «Спрятались, надо же!» - ухмыльнулся Миша. Сам он в прошлый раз прилёг в тени развесистого клёна, и его как-то совсем быстро уже вычислила Ленка из параллельного класса, было немного обидно.
- Кто куда подевался? – спросил Миша, просто на удачу: вдруг кто-то не выдержит и сдастся сам? Но было тихо, лишь далекий шум проезжавших где-то за перелеском машин и стрекот кузнечиков в зелёной траве. – Я уже иду, и подхожу всё ближе и ближе! – не унимался он, делая короткие шажки от места туки-та. Ведь если отойди далеко, и кто-то успеет добежать вперёд него до этой стенки, то шансов выиграть и переложить обязанности «водить» на кого-то другого останется меньше. Он помнил, как Паша однажды четыре раза подряд искал остальных, и было весело всем, кроме самого Паши.
Миша медленно продвигался в направлении спортивного бревна, где пряталась маленькая Оля, постоянно оглядываясь и озираясь, чтобы не пропустить момент, когда кто-нибудь из ребят выскочит из своего укромного местечка. Даже если все вместе выскочат, у неё не будет шансов его опередить – он успеет её «застукать».
Его глаза усиленно просматривали тень за бревном, и ему даже показалось в какой-то момент, что он видит краешек её белой футболки, но, сделав ещё шаг в ту сторону, он обнаружил, что это был всего лишь обрывок бумаги, застрявший между стыками с обратной стороны спортивного снаряда.
Он был уже в семи или восьми шагах от туки-та, когда Ваня соскочил откуда-то сверху, с ветки дерева, почти прямо к стенке и с громким весёлым «Туки-та!» коснулся поверхности. А Мише и в голову не пришло раньше посмотреть наверх – он бы сразу его увидел! Он хотел было сделать рывок, чтобы опередить Ваню, но передумал и шагнул наоборот ещё ближе к бревну, где пряталась Оля. В этот момент и Лена подбежала к туки-та, и Пашка-промокашка… У Миши оставался только один верный и самый простой шанс – это обнаружить Олю, мигом вернуться обратно и коснуться заветной стены.
Но в какой-то момент он не выдержал. Так и не увидев девочку, Миша крикнул через плечо:
- Оля за бревном, я тебя нашёл! – и ринулся назад, к стене.
Он постучал трижды ладонью по белому кирпичу, приговаривая:
- Оля водит, Оля водит, я её застукал!
Ребята прыгали и скакали, радуясь, что н их не нашли, и кто-то другой будет водить. Оля медленно вышла с другой стороны бревна – не с той, к которому приближался Миша, и сказала:
- Ты подсматривал! Так нечестно! Ты не мог меня видеть – я же наблюдала за тобой, ты даже в мою сторону не смотрел! Так нечестно, давайте переиграем!
Но ребят уже трудно было угомонить. С весёлыми криками «Оля водит! Оля водит!» все кружились вокруг неё, и Миша тоже, приговаривая:
- Не хлюзди! Попалась – давай води.
Оля ничего не ответила, а просто – маленькая и худенькая – молча прошла к стенке туки-та, закрыв ладонями глаза, бормоча на ходу: «Робин-бобин-барабек…». Мише показалось, что ресницы у неё влажные, но он не стал тогда присматриваться, а бросился вместе со всеми к очередному укромному местечку.
Сейчас, лёжа в постели и перебирая в памяти эти летние забавы, ему отчего-то не было так же весело, как и тогда, всего-то месяц назад. Он и забыл про это совсем – мало ли чего приключается за жизнь! Но сон не приходил, и Бориска не мог ему ничем помочь. Ведь если бы сейчас уснуть быстро-быстро, то утро наступит гораздо скорее, чем если просто лежать и ворочаться в кровати.
И неожиданно он подумал: а что, если этот случай стал известным Деду Морозу, и его список потерял всякое значение? И ему не видать ни то чтобы компьютер, и даже не сумку-поколенку, а вообще… Миша в ужасе зажмурил глаза. Но даже в темноте перед ним как будто здесь и сейчас стояло лицо Оленьки. Теперь он был уверен, что она тогда плакала. Молча и совсем бесшумно плакала. Как-то даже по-мужски плакала девочка – не от боли, а просто от обиды. «Но девчонки же всегда плачут», - попытался он себя убедить, но, должен был тут же признаться самому себе, что в этом случае этот аргумент совсем не звучал убедительно.
«Ну и ладно! - подумал он и перевернулся на другой бок. – Буду считать облака на небе – тогда точно быстро засну».
Но не тут-то было. В каждом воображаемом облаке ему виделись лица ребят – радостные и беззаботные, а в самом большом, белом и пушистом, его собственное – грустное и озадаченное. И счёт никак не получался: ему удавалось посчитать Ваню, Пашу, Лену, Сашу, но как очередь доходила до Олиного облака, то Миша сразу сбивался. Ну, почему ему вспомнился этот случай именно сегодня, перед самым замечательным Днём? Он уже не думал про подарки, и не думал, что, наверно, затукитакал тогда Олю не совсем честно… вернее, совсем не честно… Он вспомнил, как Артём из их класса в прошлом году на свой День рождения принёс шоколадные батончики с соком, всех угощал, а ему, Мише, достался какой-то помятый – ему было обидно, прямо до слёз, но он не показал своей обиды, хотя расплакаться очень хотелось. Но ведь он мужчина!
Наверно, Оле тоже было обидно, и ей тоже хотелось расплакаться…
- Ты не спишь? – вдруг услышал он шепот отца.
Папа стоял в проёме двери и неуверенно вглядывался в полумрак Мишиной комнаты.
- Нет,- буркнул в ответ Миша и зарылся под подушкой.
Отец подошёл ближе.
- Эй, мужичок, ты что так невесел?
А у мальчика, как назло, слёзы сами брызнули из-под ресниц. Ему так стало жалко – и себя, и Олю, и Артёма, который тогда растерянно протягивал ему помятый батончик в свой день рождения, неловко переминаясь с ноги на ногу, а остальные ребята ехидно переглядывались за спиной именинника... Обидно до слёз.
- Расскажи мне, что приключилось, - отец присел на краешек кровати – там же, где совсем недавно спокойной ночи пожелала ему мама.
Подушка перевернулась, и Миша, запинаясь и путаясь в словах, рассказал о том, что не давало ему сегодня заснуть. Отец молча слушал, поглаживая рукой свой подбородок. Когда Миша замолчал, он шёпотом спросил:
- Тебе стыдно?
В ответ мальчик всхлипнул.
- Это хорошо, что стыдно, - сказал папа и взял Мишу за руку. – Теперь нужно что-то предпринять, что бы этот стыд прошёл. Половину ты уже сделал правильно – ты честно сам себе признался, что поступил некрасиво и даже скверно.
Миша повернул к нему заплаканное лицо:
- Но ведь это было уже давно?
- Но раз ты об этом помнишь, то, наверно, не так уж и давно. К тому же разве не вдвойне обидно, что девочка знает, что ты сжульничал? Как ей смотреть в глаза, или прятаться от неё будешь?
- А что делать?
- Подумай сам. Ты же знаешь правильный ответ.
- Извиниться? – сама мысль Мише была страшна.
- Думаю, да. Так поступил бы настоящий мужчина.
- Но ведь настоящий мужчина – это тот, кто… - «защищает девочек» хотелось ему добавить, но он понял, что в данной ситуации это как-то не совсем верно, и потому закончил:
- … защищает Родину?
- Да. Но ведь Родину защищают и девочки, и женщины тоже. Мужчины сильнее обычно своими мускулами, но иногда оказываются слабее, когда нужно признать свою неправоту. Тогда они гораздо слабее. Ты же чувствуешь уже, что нужна смелость, чтобы признаться ей и извиниться?
- Наверно, да.
- Тогда нужно всё-таки принять верное решение. Думай о том, насколько тебе станет легче потом, насколько больше ты сам себя станешь уважать – и тогда первый шаг окажется не таким уж страшным, поверь.
Миша задумчиво смотрел в потолок.
- А у тебя были такие случаи? – немного погодя спросил он.
Теперь уже была очередь папы задуматься. Наконец, он ответил:
- Конечно, были. Человек так устроен, что ему помнятся в основном приятные моменты из жизни, и если я когда-то сделал что-то некрасивое, но потом исправил и извлёк из этого урок, то, наверно, я тоже прошёл через обиды и стыд. Все люди когда-нибудь оказываются в сложных ситуациях, и очень важно принять правильное решение, чтобы обиды не собирались внутри тебя в большой и горький комок. Из таких вот комков и получаются злые дяди, - добавил с улыбкой он.
- Ты у нас не злой, - удовлетворенно заметил Миша.
- Вот и хорошо. Я знаю, что ты примешь правильное решение. А теперь спокойной ночи, завтра у тебя суматошный день.
Когда папа ушёл, прикрыв за собой дверь, Миша ещё некоторое время смотрел в потолок – на радужные круги от ночного абажура, и постепенно чувство уверенности и спокойствия заставило его ресницы сомкнуться, и он уснул, прижимая к себе Бориску.
Засыпая, он точно знал, что завтра утром обязательно подойдёт во дворе к Оле, когда девочка пойдёт в школу, и сделает верный мужской поступок. И в будущем ему не придётся больше стыдливо избегать её.
Уже поздно ночью в комнату тихо вошли родители и положили возле кровати квадратную коробку, перевязанную весёлой ленточкой с огромным красным бантом.
А за окном кружился первый в этом году снег.
День рождения уже наступил.
 
ОФОРМИТЕ МЕНЯ
 
Ваня пальчиком вдавил последнюю оставшуюся выпуклость на пластилиновом позвоночнике цератопса, и получился законченный макет травоядного динозавра. Он бережно поставил его на картонную подстилку, сделал несколько шажков назад и посмотрел на свою поделку. Древний обитатель земли выглядел вполне безобидно и, самое главное, похожим на того, что был изображен в детской энциклопедии.
- Я назову тебя… Буркалой. Хочешь быть Буркалой? Хорошо. Тогда, Буркало, тебе нужно запомнить, что ты – трицератопс. Ты и твои сородичи обитаете в знойном и влажном климате, в мезозойской эре. Вы питаетесь травой и листьями с кустарников, и дружите со всеми динозаврами… Ну, кроме тех, которые питаются вами – это страшные хищники тираннозавры. Буркало должен избегать встречи с ними…
- Ванечка, почему такое имя – Буркало? - спросила воспитатель интерната, входя в спальню, где Ваня лепил динозавра.
- Не знаю, - ответил мальчик. – Мне понравилось такое имя, оно очень подходит этому трицератопсу. Вы же знаете, Евгения Валерьевна, что трицератопсы – совсем безобидные обитатели древнего мира, несмотря на свой очень даже устрашающий вид…
- Да, Ваня, конечно, знаю. Очень красивый он у тебя получился! Даже лучше того, другого.
- Арлозавра, с длинной-предлинной шеей?
- Да, именно. Давай поставим его в общую коллекцию поделок в раздевалке и пойдём в музыкальный зал. Все уже собрались, тебя только не хватает. Скоро начнется представление, Дед Мороз со Снегурочкой уже в своих санях подъезжают! Давай скорее, бегом-бегом-бегом…
Ваня смотрел на воспитателя, а Евгения Валерьевна, улыбаясь, изображала бегущую по коридору взрослую тётю, прижав к бокам согнутые в локтях руки. Выглядело это забавно! Она была одета по-праздничному – не так, как обычно. Мальчик улыбнулся и ответил:
- Хорошо, я сам его аккуратно поставлю в коллекцию и прибегу на ёлку!
Евгения Валерьевна серьёзно спросила:
- Ты не опоздаешь? Точно?
- Да, точно, не волнуйтесь. Бегите, вас там остальные ждут! – с этими словами Ваня аккуратно взял со стола Буркало и расположил его на своей ладошке, придерживая картонную подстилку под пластилиновыми ногами.
Евгения Валерьевна подмигнула ему и заторопилась в музыкальный зал, где собрались все маленькие обитатели их детского дома.
В пять лет Ваня уже знал, что детский дом и детский сад – это почти одно и то же, только в садик ходят детки, у которых есть родители, а в интернате постоянно живут те, у кого родителей не стало. Как у него.
Он медленно, чтобы случайно обо что-нибудь не задеть динозаврика, пошёл к выходу из спальни по направлению раздевалки – там, на широком подоконнике, обычно располагались все детские поделки. А некоторые стояли и на деревянных шкафчиках для одежды, вместе с рисунками и другими картинками-наклейками. Когда приходили взрослые, чтобы познакомиться с малышами, которые становились затем их детьми, они в ожидании разглядывали эти работы. Ваня тоже уже несколько раз знакомился со взрослыми – он очень хотел, чтобы у него появился свой дом, свои мама и папа, но пока такие для него не находились. И он терпеливо ждал. Так же, как и все другие дети интерната.
По коридору между комнатами стелился приятный аромат свежей ёлки вперемешку с запахом мандариновой кожуры. Возле подоконника с поделками стояла скамеечка, и Ваня встал на неё, чтобы удобнее было разглядеть свободное место среди прочих пластилиновых машинок, снеговиков и крокодилов. За окном на фоне темнеющего неба виднелась мохнатая пихтовая ветка, запорошенная недавно выпавшим снегом.
Свободного пространства среди пластилиновых фигурок найти было сложно. Вдруг Ваня услышал в общем коридоре, внизу на лестнице, звонкий женский голос, который весело произнёс:
- Виктор, чего встал?
И тут же последовал зычный бархатный ответ:
- А? Да, да, иду…
Такие голоса ни с какими другими не спутаешь: они могли быть только у Деда Мороза и Снегурочки – их Ваня слышал на прошлые новогодние праздники. Быстро шмыгнув к одной из кабинок, он поставил динозаврика сверху, а сам юркнул внутрь, прикрыв за собой дверцу.
Если бы Евгения Валерьевна работала в интернате на прошлые новогодние праздники, то она бы знала, что маленький Ваня всегда находил повод, чтобы одному посидеть в тишине и помечтать о том, как добрый Дед Мороз исполняет его самые заветные желания.
А самым-присамым заветным желанием всех детей в этом доме было найти себе в новом году добрых и заботливых маму и папу.
Ване казалось, что вот так, совсем близко, Деду Морозу будет намного лучше слышать его мечты, ведь они к нему будут доноситься из соседней комнаты. А если придётся участвовать в празднестве вместе со всеми, то его мысли будут заняты совсем другим, и Деду Морозу будет сложнее разобраться в них среди прочих. Поэтому Ваня уже который год выжидал момента, когда Дед Мороз появится в их интернате.
Сквозь маленькую щелочку, оставленную дверцей кабинки, он видел, как красивая высокая Снегурочка в светло-голубом наряде прошелестела мимо по направлению к залу, где стояла украшенная ёлка, и с нетерпением ожидали их появления дети. А Дед Мороз задержался в коридоре. Наверное, он устал – старенький же совсем – потому что прислонился к стенке и отдыхал, разглядывая рисунки, которые украшали стены общего коридора.
«Добрый дедушка Мороз, пожалуйста, пришли мне на новый год маму с папой. – Думал Ваня, сидя в пустой кабинке. - Я их никогда не видел, но очень по ним скучаю. Можно не всех сразу, а только маму. Или только папу, а другие половинки мы потом сами отыщем. Дедушка Мороз, пожалуйста, выполни мою просьбу! Я себя очень хорошо и прилежно вёл, и обещаю, что также буду вести себя и в новом году, и Стёпе верну его маленькую черепашку с красными ушками – я просто поиграть её взял, и обязательно отдам, честное слово! Только пришли мне родителей».
Так прошло некоторое время. Деду Морозу, должно быть, очень понравились детские рисунки, потому что он долго в них пристально вглядывался. Наверно, повезёт в новом году ребятам, чьи работы были выполнены аккуратно и с желанием – Дедушка наверняка их запомнит.
Наконец, когда из зала стали доноситься громкие призывы «Дед Мороз! Дед Мороз! Дед Мороз!», старичок в бархатном кафтане открыл дверь в зал, ступил за порог, и Ваня услышал, как он произнес своим волшебным раскатистым голосом:
- Здравствуйте, ребятки! Здравствуйте, нарядные! Ух, и намело же сугробов по дороге к вам – насилу проехал на своих санях, запряженных могучими северными оленями…
Дверь в зал за Дедушкой затворилась, и Ваня снова остался в одиночестве. Однако ему не было скучно. Он мечтал о том, как же хорошо взять маму за руку, поцеловать её в щёку; как замечательно почувствовать в своих волосах её нежную заботливую руку, мягко теребящую его по голове; слышать её голос, даже когда она сердится. Но он-то никогда не будет сердить свою маму, ни-ког-да! И папу тоже. Папа научит его, как быть настоящим мужчиной. Или даже он, Ваня, сможет научить своего папу, как быть настоящим мужчиной – это, прежде всего, любить свою маму, ведь нет никого дороже и ближе на свете! Мама, мамочка…
Пролетели минуты, и малыш очнулся от своих раздумий, лишь когда дверь из зала отворилась, и все дети дружным паровозиком проследовали в столовую. Впереди шла Снегурочка, а замыкал шествие Дед Мороз. Через мгновение он появился вновь в общем коридоре, а по лестнице ему навстречу поднимался кто-то, кого Ване из кабинки видно не было – но он очень пыхтел, поэтому мальчик решил, что это был запоздавший Снеговик.
- Сергей, забери посох и мешок, - сказал старичок, передавая своему помощнику тяжелые вещи. Одного Ваниного товарища тоже звали Серёжкой, и тот тоже постоянно пыхтел, когда поднимался по лестнице после прогулки.
- Оформляете?
- Да. Я посижу тут немного, потом спущусь, - сказал Дед Мороз и вошёл в раздевалку, где в одной из кабинок притих Ваня.
«Интересно, а кого это оформляют?», подумал мальчик.
Когда в интернате говорили «оформлять», то это значило, что кто-то из детей нашёл себе родителей. И все готовы были написать специальные бумаги – что и называлось «оформить ребёнка». Но делалось это не сразу, не за один день.
Между тем Дед Мороз присел на низенькую детскую скамеечку посреди раздевалки и снова стал рассматривать рисунки на стенах, обводя комнату медленным усталым взглядом. Затем он снял свои широченные красные рукавицы, потом шапку… И даже белые длинные волосы с бородой. Ваня от удивления чуть не выпал из своей кабинки.
- А-где-же-ва-ши-ро-ди-те-ли? - прошептал мужчина, который раньше был Дедом Морозом. - Ну-ка-да-вай-те-ка-мы-их…
Ваня не сдержался в своём укрытии и приоткрыл шире дверцу, чтобы лучше разглядеть перевоплощение. Так вот оно что! Это был вовсе не Дед Мороз! Настоящий-то Дед Мороз сразу, видимо, после представления со Снегурочкой уехал к другим детям, а это… это был…
Мужчина с добрыми и немного усталыми глазами взглянул прямо в щелочку Ваниной кабинки. Малыш отчетливо произнёс:
- А я же знал, что ты не Дед Мороз.
Тот с грустью посмотрел на свою бороду и рукавицы, лежавшие рядом на скамеечке, взъерошил свои вспотевшие под шапкой волосы, и застенчиво спросил:
- А на кого я тогда похож?
Ваня неторопливо открыл дверцу и вышел из своего укромного места.
- Ты похож на моего папу, - сказал он, затем тут же подскочил на лавочку, достал с крышки одной из кабинок пластилиновое чудо и быстро заговорил: - Ты знаешь, это трицератопс, они обитали в мезозое, я его недавно только слепил – представляешь, у них по три рога на морде были, и костяной воротник из шеи торчал! А ещё они воевали с тираннозаврами – это были са-мы-е-при-са-мы-е в мире хищные динозавры! А трицератопсы питались только травой и листьями с кустарников – ну, откуда у них взяться мускулам-то? Но всё равно они стойко переносили наскоки хищников и оборонялись, как могли, а часто даже побеждали…
Ваня говорил и говорил, стараясь поделиться своими знаниями, когда ему вдруг показалось, что папа в ярком новогоднем кафтане словно его не видит, а просто задумчиво смотрит мимо, и он спросил:
- Ты меня слышишь?
- Да. Да, слышу… Откуда ты узнал?
Малыш посмотрел на взрослого. Он как-то сразу догадался, что его спрашивают не про историю динозавров, а совсем про другое. Он помолчал немного и ответил:
- Я тебя уже пятый новый год здесь жду. Кем же ты ещё можешь быть?
Его папа вдруг закрыл лицо руками, затем тут же опустил их, и тихо произнес:
- А я всё дорогу искал и никак не мог найти.
Мальчик ещё постоял мгновение и, бережно поставив своё изделие на скамейку, доверчиво прижался к бархатной красной мантии, обхватив своего нового папу ручками за шею:
- Я тоже недавно заблудился. Тут, в интернате. Но это не страшно. Я знал, что ты придёшь. Уже не страшно.
Где-то открылась дверь, и до них донесся свежий, ни с чем несравнимый аромат новогодней елки, перемешанный с запахом мандариновой кожуры.
- Я познакомлю тебя со своей черепахой, - сказал папа.
- О, а ты знаешь, что они ещё древнее, чем динозавры?
- Да ладно!
- Ну, может, ровесники, но ведь они ДО СИХ ПОР ЖИВЫ!!!
- Это точно, ещё как живы! Не верь, если кто-то скажет, что они медлительные – моя Нечисть – так её зовут, хм! – всегда оказывается впереди меня и на кухне, и в туалете, и даже в ванной, представляешь? – всегда под ногами!
- А правда, что у неё красные уши?
- Надо бы приглядеться…
- А правда, что она зимой спит?
- Не проблема – к ней всегда постучаться можно: дверь-то круглый год у неё на спине!
- И она проснётся?
- Было бы неприлично не поздороваться с новым хозяином, как считаешь?
- А… правда..?
В проеме двери мелькнула высокая фигура Снегурочки, затем они услышали её удаляющийся вниз по лестнице голос:
- Я всё оформила!
Папа крикнул ей вслед:
- Классно! Теперь моя очередь!
«Ну вот, - подумал Ваня, - Снегурочка тоже себе ребёнка нашла».
Взявшись за руки, они с папой двинулись в сторону кабинета – нужно было сказать об их решении директору.
- Ты думаешь, панцирь черепахи сохранился в том же виде, что и был в мезозое? Как воротник цератопсов?
- Мне кажется, что он стал даже ещё более прочным – сколько им пришлось пережить за всё это время!
- Закалился, что ли?
- Типа того… А ты закаливаешься?
- Конечно! Каждое утро влажные обтирания махровой рукавичкой. А ты?
- Я-то? Да, вот, как-то, знаешь…
- Ничего, я тебя научу, это не страшно! У тебя же найдется махровая рукавичка? Ну, или полотенце сойдет, на крайний случай.
- Конечно, найдём что-нибудь.
- Ты знаешь, а ведь детские мечты – они сбываются. Обязательно. Даже если кто-то давно перестал быть ребенком. Евгения Валерьевна говорит, что если верить хотя бы в это, то жизнь вдруг окажется не такой уж и пластилиновой, – сказал Ваня и улыбнулся.
Новогодняя ёлка щедро дарила свой свежий и ни с чем несравнимый аромат – запах загаданных и исполненных желаний.
 
ЯМОГУЧА
 
- А я тоже так умею!- сказал Никита строителю.
Строитель посмотрел на него с некоторым сомнением. Мальчик был сыном хозяина квартиры. Он стоял уже минут пять возле двери в комнату, где заканчивался ремонт стен, наблюдая через прозрачную пластиковую завесу, как Николай ровным тонким слоем наносил белую шпатлёвку на очищенную от старых обоев поверхность.
- Ты тоже строитель?- улыбнулся Николай.
- Ещё нет, но тоже могу вот так… - и Никита показал рукой в воздухе, как шпателем наносится белая тягучая масса на стену и красиво растирается по неровной потрескавшейся штукатурке.
Ему очень нравилось, как у Николая получается: быстро, точно и правильно. Все трещинки, выпуклости и ямочки скрывались под этой ослепительно белой мягкой, похожей на зефир, пасте. Стена выглядела ровной, как скорлупа куриного яйца.
– Можно мне попробовать?
- Чего ж пробовать, если ты и без того умеешь? – спросил Николай.
- Я просто давно не делал, - ответил Никита.
На самом же деле последний раз, когда он что-то делал похожее с пластилином на виниловой подстилке, было ещё в детском саду – они лепили домашних животных, и как Никита ни старался тогда, кроме пупырчатой лепёшки с неровными краями и крошечными дырочками в самых неожиданных местах, у него ничего не выходило. Когда он представил свою работу воспитательнице, Мария Александровна была очень озадачена, рассматривая на свет Никитино изделие.
- Ну ж что же, Никита, это очень похоже на рыбу – камбалу, - сказала тогда она. Дети весело засмеялись, но зато теперь он точно знал, что камбала – это такая плоская рыбка с парой глаз на одной стороне.
- А у вас есть ещё одна такая же железяка с ручкой? – спросил Никита у строителя.
- Это называется шпатель, - ответил Николай, - у меня их целых три, все разных размеров.
- Дадите мне помазать?
- А если испачкаешься? Думаю, бабушка твоя не разрешит.
- А я сейчас спрошу у неё! – Никита побежал по коридору в комнату, где бабушка готовила ему праздничный костюмчик.
Он остановился на пороге, посмотрел на свои чистые, опрятные шортики и весёлую оранжевую футболку с пляшущими разноцветными человечками, и подумал, что, наверно, не стоит спрашивать у бабушки – он же аккуратно всё сделает: помажет немного шпателем по стене, выровняет, и ни капельки не упадёт на его одежду – чего зря бабушку беспокоить? Он походил немного по комнате, поговорил с бабушкой про предстоящий новогодний карнавал, и вновь направился по коридору, обратно к своей цели.
У заветной комнаты он остановился – защитный прозрачный экран был задвинут, и строителя внутри не было. Он услышал, как Николай на кухне возится с микроволновой печью – готовит себе обед, наверно. «Вот и чудненько!»- подумал Никита и медленно, чтобы не нашуметь, проник в комнату.
Внутри стоял неприятный, немного кисловатый запах, и поначалу ему даже пришлось прикрыть нос ладошкой. Осмотревшись, он направился к большому белому ведру с этим несъедобным зефиром, где рядом на клеенчатой подстилке лежали два шпателя. Он сперва выбрал тот, что побольше. Николай его тщательно протёр после использования, и его металлическая поверхность сияла так, что Никита увидел в ней своё отражение.
- Какой красивый, - прошептал Никита.
Он присел на корточки рядом с ведром, снял крышку и запустил в белую, похожую на творожный сырок, пасту свой инструмент. Шпатель легко вонзился в строительную смесь, но вот вытащить его назад, нагруженным раствором, оказалось не так-то просто – в песочнице Никите это удавалось куда легче! Но песок был сыпучим, а этот материал – тягучим. Никита поднатужился, и полный шпатель от резкого высвобождения от остальной массы бодро выскочил из ведра – да так бодро, что все его содержимое разом выплеснулось на стену, и брызги от неё тут же отскочили и на Никитино лицо, и на руки, и на весёлую футболку с пляшущими человечками.
Мальчик озадаченно посмотрел на своё творение: на стене это уже не выглядело так же красиво, как прежде, когда это делал Николай.
- Сейчас исправим! – успокоил он себя и принялся за работу.
Размазывание по стене, однако, тоже давалось ему с трудом. Шпатель оказался тяжелым, а паста – не такая уж и липкая, и её нужно было с силой прижимать к стене, чтоб она не отваливалась тут же, падая комками на пол.
После нескольких мазков Никита убедился, что занятие это вовсе не так интересно, как ему показалось вначале. Он положил инструмент, критично осмотрел результат своей работы и подумал, что, пожалуй, лучше ему пойти погулять на улицу.
Во дворе, на спортивной площадке, мальчишки играли в хоккей, и он подбежал ближе, чтобы посмотреть. Витька с соседнего подъезда ловко обработал шайбу, отдал пас Славику с третьего этажа, тот быстро пробежал немного вперёд, вернул шайбу Вите, и тот одним ловким движением клюшки отправил её в сетку ворот, которые защищал Арсений с соседнего двора.
- Гооол!!! – закричали все игроки отличившейся команды.
Это было так захватывающе, что Никита на секунду представил себе, будто это он виртуозно расправляется с противником и забивает победный гол, и все бросаются его поздравлять, и он – герой. Ура! Здорово!
И чем же он хуже этих мальчишек?
- И я тоже умею! – вскрикнул он под наплывом желания проявить себя на хоккейной площадке.
Мальчики оглянулись на него. Витя сказал:
- Ну, тогда давай выходи за нас играть, нам как раз одного не хватает. Вон свободная клюшка…
Никита с энтузиазмом перемахнул через деревянное ограждение, и встал с клюшкой в нападении. Он внимательно следил за шайбой, которая перемещалась пасами у команды соседнего двора, и даже попытался отобрать её у соперника, но это ему не удалось, и он побежал назад к своим воротам. Витя смог всё-таки перехватить шайбу, которая в итоге отскочила к Никите, и он со всего маху залепил по ней клюшкой. Удивительно – шайба попала прямо в ворота, и ни защитники, ни вратарь в огромных валенках ничего не смогли поделать!
- Гооол!!! – закричал Никита и подпрыгнул от счастья. Вот же какая удача – только вышел поиграть и сразу забил гол!
Только странно, что «гол» ешё кричали… не его товарищи по команде, а соседские пацаны, даже Арсений в своих воротах - тот и вовсе покатывался со смеху, приговаривая:
- Вот помошничек, вот молодец, Никита! Давай ещё!
Товарищи по его команде хмуро глядели в его сторону. Никита догадался, что забил гол не в те ворота – в порыве искреннего желания отличиться он совсем и не подумал, что правил игры в хоккей толком-то и не знает. Он думал – хватай, беги и забивай, лишь бы клюшка в ногах не запуталась. А, выходит, всё не так просто.
- Я… это… - забормотал Никита, - но я умею – вы же видели…
- Ах, ты… он ещё и издевается..! – Славка грозно направился в его сторону, но Никита решил не дожидаться рассерженного капитана команды, и, поставив клюшку, перемахнул обратно через бортик и быстро засеменил к своему подъезду, не оглядываясь.
«Славке-то хорошо так говорить – он вон уже целый год в хоккейную школу ходит!» - думал по дороге Никита.
Проходя мимо автомобильной парковки, он заметил в приоткрытом окошке одной из машин довольное лицо Саши, своего приятеля. Саша сидел за рулём и играл в водителя. Папы его видно не было, а на заднем сидении расположилась Сашина мама.
- Привет, Саня! Ты что делаешь? – спросил Никита.
- А вот… папа на минутку пошёл домой, а мне пока порулить разрешил, - ответил Саша, гордо изображая гонщика.
- Вот классно! А можно, я рядом? – обратился Никита к Сашиной маме.
- Можно, только ничего не трогай, пожалуйста, - ответила она с улыбкой, а Саня отворил переднюю пассажирскую дверь.
Никита с удовольствием взобрался в просторный и тёплый салон автомобиля. Внутри вкусно пахло лимоном, а мягкая велюровая обивка кресел приятно щекотала ладони; на приборной доске ритмично мигал индикатор аудио-системы, и динамики негромко выдавали чистые звуки музыкальной композиции.
- Классно!- в восторге повторил Никита. У них тоже была машина, только не такая большая и не такая новая. Его папа никогда не позволял ему садиться вперёд за руль одному – к себе на колени иногда только.
Он заворожено смотрел на Сашку, который урчал и заливался мощным двигателем заправского автогонщика, разбрызгивая вокруг себя слюну и покачиваясь будто бы в такт преодолеваемым поворотам и крутым виражам, и Никита тоже почувствовал прилив энергии, словно и его подхватила струя стремительного потока и понесла навстречу победам и триумфам. Ему тоже стало казаться, что они мчатся вперёд, обгоняя незадачливых соперников.
- А я умею ездить! – вдруг выпалил он. Нужно же было хоть как-то отличиться перед товарищем.
Сашка покосился в его сторону, но только ещё больше прибавил газу и заурчал пуще прежнего. Их машина уже, наверно, попала на ухабы, потому что водитель запрыгал в своём кресле от воображаемой тряски. Но такая реакция не совсем устроила Никиту.
- Честно-честно, умею! И скорости переключать могу, - с этими словами он взялся за какой-то рычаг, торчавший вверх между передними креслами автомобиля, с маленькой кнопочкой на самом верху, и подёргал его. Но рычаг не поддавался. Он совсем не двигался ни в какую сторону. На рулевом колесе таких рычагов было сразу три.
Никита обернулся назад посмотреть, чем была занята Сашина мама. Светлана Александровна говорила по телефону – наверно, со своим мужем, Фёдором Петровичем, потому что давала инструкции, что и где нужно взять и куда это всё сложить. Никитина мама в таких случаях обычно сама поднималась наверх вместе с папой, оттого он и не оставался никогда на водительском месте. Но сейчас был шанс отличиться.
Никита потянулся было к переключателям под рулевым колесом, но Саша отстранил его руку, строго покачав головой: нельзя! Никита в ответ прошипел:
- Да чего ты боишься, я же умею!
Но Саша был непреклонен, и тогда Никита снова взялся за рычаг между сидениями, надавил на кнопку на самой его макушке, и рычаг вдруг поддался и сдвинулся с места – вниз, прямо до упора. Никита посмотрел по сторонам и тут же заметил, что автомобиль начал медленно двигаться назад, со стоянки прямиком к проезжей части, которая шла вдоль их многоквартирного дома! У Никиты глаза полезли на лоб от страха, и волосы, казалось, зашевелились на макушке, а Сашка, обнаружив неладное, закричал:
- Ты что, ручной тормоз трогал?!
Автомобиль медленно сползал вниз по наклонной, в сторону одного из подъездов.
В этот момент Светлана Александровна рванула сзади на себя злополучный рычаг. Машина резко дернулась и встала. Никита обернулся и увидел строгое лицо женщины, а сквозь заднее стекло – высокое дерево у третьего подъезда, в которое они чудом не врезались.
- «Я могу ездить, я могу управлять!» - передразнил его Саша, и казалось, будто он продолжал урчать, играя в гонщика, только сейчас его урчание скорее напоминало рёв перегретого мотора. – Тоже мне, ямогучка!
Никита растерянно моргал глазами, не зная, что сказать: он чуть было не стал виновником самой настоящей аварии.
- А если бы сзади проходили дети, или бабушки, или всё равно кто?- спросила Сашина мама.
Серьёзность поступка, наконец, стала ему понятной.
- Я же не специально, - промямлил он виновато. – Я же не думал…
- Так думать прежде надо! – сказал Саша и отвернулся к окну. – Сейчас папа мне никогда не разрешит сидеть впереди, и всё из-за твоих дурацких «ямогучек».
- Я… я не буду больше, простите, - сказал Никита и, открыв дверь машины, выскочил наружу.
Пробежав по тротуару вдоль своего дома мимо чужих подъездов, он, запыхавшись, остановился и присел на скамейку, не обратив внимания на сидящего на другом конце, с краю, мужчину. К счастью, это был его подъезд, и он почувствовал себя в безопасности. Сердце сильно колотилось, и пальцы в рукавичках непроизвольно сжимались в маленькие кулачки. Он увидел, как появился Сашин папа, и Никита сразу пригнулся, чтобы спрятаться за невысокими сугробами, тянувшимися вдоль тротуара. Федор Петрович недоуменно взглянул на свою машину, каким-то чудесным образом оказавшуюся совсем не там, где он её оставил, и расстроенное лицо Саши, который начал что-то ему объяснять, указывая в сторону, куда убежал Никита.
Мальчик пригнулся ещё ниже и уставился на свои новенькие зимние боты. Тут он вспомнил про заляпанную одежду, про ремонт и дядю Колю. Вдруг его художества навечно засохли на стене? Что, если их уже никак нельзя оттереть, и вся работа строителя пойдёт насмарку? Никита снял рукавички и поскрёб ногтем белые твёрдые капельки шпатлёвки, засохшие у запястья, и они, к его радости, быстро отскочили!
И тут рядом знакомый голос, словно отвечая на его мысли, произнёс:
- Ну что, строитель, водительские права получил?
Никита оглянулся и увидел дядю Колю, сидевшего на другом конце скамейки.
- Да я ведь… это…
- А, ты ведь и в хоккее успел отличиться? – Николай хитро прищурился.
Никита вздохнул.
- Так вы видели всё!
- Да уж… За час моего обеда ты здорово потрудился, Никита.
Мальчик заёрзал на месте.
- Ничего у меня сегодня не получатся, - вздохнул он.- Вон вы как ловко с этой штукой работаете!
Строитель помолчал, затем, пересев поближе, похлопал мальчика по плечу:
- Да ты не переживай. Я тоже не сразу строителем стал.
- А как? – спросил Никита.
- Сперва учился, потом работал на стройке, потом уже в мастера… Умение приходит с опытом – это когда ты с желанием делаешь свою работу. Потом и навыки приобретаешь. Без этого никак.
- Я Славка?
- Это хоккеист ваш местный? – переспросил Николай.- Ну, по нему сразу видно, что он серьёзно спортом занимается. А там ведь – работа на выносливость, на скорость, на точность паса. Это большой труд – овладеть техникой игры. Всё требует специальных знаний и умений. А представь, если бы это не хоккейная площадка была, а, скажем, бассейн два метра глубиной – ты бы тоже прыгнул поплавать наперегонки?
Эта мысль не приходила Никите в голову. Плавать он не умел, и это, хочешь-не хочешь, нужно было признать.
- Вот лучше и не пробуй на такой глубине, пока не научишься.
Никита согласился с таким разумным подходом. И спросил:
- А что станется со стеной в той комнате? Ну, с которой я…
- …поработал?- с улыбкой закончил за него фразу строитель.
Никита кивнул.
- Ну, куски глины – это так: засохнут и отвалятся. Я заново сделаю. А вот знания из головы уже не выпадут, если туда однажды попали. Для тебя сегодня день, наверно, с пользой прошёл, да?
С этими словами Николай поднялся со скамейки и скрылся в тени их подъезда.
Никита ещё некоторое время посидел, выводя рифлеными подошвами причудливые знаки на рыхлом снегу. Он попробовал оттереть все засохшие капли шпатлёвки со своих ладошек, и они легко отлетали, но под ними оставались белесые пятнышки, которые прочно, казалось, въелись в кожу.
Они так и не оттёрлись до конца. Но Никита уже знал, что не это главное.
 
КАК-ТО В НОЧЬ ПОД НОВЫЙ ГОД
 
В одном маленьком городишке, уютно притаившемся в лощине среди сибирских лесов, вечером под Новый год падал снег. На улицах прохожие торопливо поскрипывали замершими башмаками, а крепкий сухой морозец выводил на стёклах причудливые узоры. Илья с интересом разглядывал их, стоя возле наряженной ёлки в тёплой комнате, неподалёку от старшего брата, мудрившего за столом над папиным компьютером.
Сеня в очередной раз ввёл с клавиатуры пароль и нажал на ввод. На экране опять появился Буратино, задорно приставивший к своему длинному трёхмерному носу растопыренную пятерню.
- Я же говорил тебе, не получится! – забубнил Илья.
- Да тише ты! – прошипел Семён, строго глянув на него. – Почём тебе знать – получится, не получится? В школу вот когда пойдёшь, тогда и будешь рассуждать.
Он опять набрал какую-то цифровую комбинацию, но насмешливая деревянная голова вновь выплыла из темноты монитора и стала плавно покачиваться на волнах заставки Майкрософта, словно издеваясь над юными хакерами.
- Когда твой День рождения? – спросил Сеня, не оборачиваясь.
- Сегодня, - обиженно произнес Илья.
- А, точно! – и Семён снова одним пальцем застучал по клавиатуре. - Так, 3112 не подходит. Может, 1231?
Илья увидел, как темный экран вдруг осветился приветственной заставкой, и радостно захлопал в ладоши.
- Тише, говорю тебе! Папа услышит же, - снова одёрнул брата Сеня.
Отец с соседом, дядей Валерой, на кухне громко говорили про работу, а мама с тётей Галей в соседской квартире трудились над сказочным блюдом – к встрече Нового года нужно было основательно подготовиться.
- Сейчас я тебе покажу, в Гугле найдём…- сказал Сеня, подключаясь к интернету.
- В Гугль-Буме? – уточнил Илья.
Семён сердито буркнул:
- Не знаешь разницу между Гуглом и Бубль-Гумом, что ли? – и снова затарабанил по клавишам. - Вот, сейчас напишем в поиске: «Дед Мороз», и сам увидишь!
- Он из папиного компьютера выйдет? – поинтересовался малыш.
- Ага, выскочит и шарахнет тебя посохом по башке, чтоб глупых вопросов не задавал!
У Ильи округлились глаза.
- Ты же сам говорил, что его нет, как же он тогда выскочит?
- Вот, читай: «Дед Мороз живёт в Лапландии…» Нет, это, пожалуй, не то…
- Как же не то, если он там живёт?
- Да говорю тебе, он нигде не живёт, его придумали! Вот, смотри, тут написано: «Деду Морозу, по разным источникам, более тысячи лет…» Опять не то!
- Видишь, какой он старенький!
- Старенький, старенький… это дядя Валера старенький, когда в Деда Мороза наряжается.
- Ну, так ведь дядю Валеру же не придумали?
- Его нет, его, кажется, не придумали… раз он на свет появился.
- В Лапландии?
- Это Дед Мороз, которого придумали, появился… где он появился? Нигде он не появился, раз его придумали.
- А в интернете тогда кто живёт?
- Вирусы там живут.
- А зачем нам вирусы, ты же Деда Мороза обещал!
- Вот я сейчас и ищу тебе Деда Мороза, без вирусов. Ненастоящего.
- Мне не нужен ненастоящий – такой у меня есть, вон под ёлкой стоит. Ты мне настоящего найди.
Семён в ответ прочитал вслух со страницы интернета:
- «Окунитесь в мир Новогоднего волшебства и праздничного настроения в компании живого Деда Мороза». Такой подойдёт?
- Подойдёт! – обрадовался Илья.
Как только старший брат коснулся клавиши ввода, комната вмиг засверкала множеством ярких огней, а стены, казалось, раздвинулись вширь, и потолок взметнулся ввысь, образуя сводчатые узоры и причудливые картинки – жирафы, мартышки, слоники и другие забавные существа, которые глядели на них сверху, словно живые.
- Во-тэ-то-да-а-а, - только и смог вымолвить маленький мальчик, оглядываясь по сторонам. Старший с недоумением озирался – то на монитор компьютера, то на огромную живую и пахнущую шишками ёлку, которая, казалось, за мгновение выросла вдруг из их маленькой на подставке посреди красочного убранства праздничного зала.
К ещё большему их удивлению, из-за ёлки появился высокий и статный старик в алом, расшитом золотом, кафтане, парчовых рукавицах и шапке с меховой оторочкой, с длинной белесой бородой. В одной руке он держал деревянный посох, в другой – бордовый мешок на серебряной подкладке.
Илья бодрым шагом направился к нему. Семён, не ожидавший от малыша такой прыти, попытался остановить брата, но тот только отмахнулся.
- Здравствуй, Дедушка Мороз! – громко и отчетливо произнёс он.
- Здравствуй, Илюшенька! – ответил старик мягким баритоном.
- Скажи, пожалуйста, Сеньке, что ты из Лапландии, а не из интернета, а то он не верит!
Дед Мороз неодобрительно посмотрел на старшего мальчика. Впрочем, в глазах его светилась неподдельная доброта и некоторая озабоченность, и Семёну стало неловко, и он невольно закивал головой:
- Да я… это… знаю. Нам учительница рассказывала…
- И что тебе тыщща лет! – не унимался братец.
- Ну уж, тысяча, - добродушно засмеялся дедушка.
Неожиданно с другой стороны новогодней ели показалась маленькая девочка в голубом наряде до пола с высокой короной на голове. Сенька даже ахнул – до чего она была похожа на Свету, с которой они вместе учились в школе. Такая красивая, словно из старой сказки «Морозко», которую он как-то видел по телевизору. Семён покраснел, как маринованный помидор из бабушкиной трёхлитровой банки, и оторопело уставился на вроде-бы-Свету и вроде-бы-Снегурочку.
Но Илья совсем не удивился и захлопал в ладоши:
- А вот, дедушка, и твоя внучка, и зовут её Снегурочка, правда?
- Да, я Снегурочка, - звонко рассмеялась девочка и взглянула на Семёна: - В меня ты тоже не веришь?
- Ага, как же, - буркнул Сеня, приходя в себя, - вчера кто мне заехал рюкзаком по спине?
Но Снегурочка не смутилась и настойчиво переспросила, глядя пристально на него:
- Веришь?
- Верю, верю, - неохотно подтвердил Семён, оглянувшись на монитор компьютера. Там светилась и переливалась надпись «С наступающим Новым годом!»
Тут Дед Мороз воскликнул:
- Сегодня у мальчика Илюши День рождения, и я знаю, что он пожелал в прошлом году, чтобы у него был особенный праздник, отдельный, как и у его старшего брата. Это же справедливо, Семён?
Сеня вспомнил, как Илька потихоньку вздыхал, когда летом на День рождения все дарили брату подарки, а он свои находил не два раза, а один – только на Новый год, под ёлкой. Ему вдруг стало жаль малыша, и он согласно кивнул:
- Да, наверно, справедливо. Торт-то будем есть? – с надеждой добавил он.
- Конечно, будем! – весело заворковала Светка-Снегурочка и захлопала в ладоши, только не как зрители на спектакле, а размеренно, в такт.
И полилась отовсюду весёлая новогодняя музыка, и повалили из Дедушкиного мешка медвежата на велосипедах, клоуны с воздушными шариками и зайчата в зимнем белом одеянии. Даже вылезла голова страшилы Фредди, но Дед Мороз во время её заприметил и саданул по ней своим волшебным посохом изо всей мочи, и тут же вылез, пыхтя и отдуваясь, Вини Пух, а за ним и все, все все!
Илья тем временем подхватил один из трёхколёсных велосипедов, кружившихся по паркету, и со смехом покатился на нём вокруг праздничной ёлки и шумной детворы. Снегурочка подплыла к старшему брату, взяла его под руку, и они закружились в серебристом вальсе под падающим конфетти, среди взрывающихся хлопушек и переливающихся яркими огнями гирлянд. А Сенька, никогда не умевший до этого кружиться с девочкой в сказочном танце, чувствовал себя совершенно свободно и не испытывал никаких заминок с попаданием в такт замечательной мелодии. Все прочие гости тем временем встали в хоровод и – о, чудо! – запели «Как на Илюшины именины испекли мы каравай», и тут же огромный торт будто сам испёкся под ёлкой, а забавный Снеговичок выкатил его в центр хоровода, и все чинно подходили и одаривались щедрой порцией с кремом и ягодкой, получая в придачу мудрые наставления Гены Крокодила. Мойдодыр в сторонке начищал усы Тараканищу, Сверчок отплясывал с Мухой-Цокотухой, а неуловимый Колобок обкатывал по кругу Кота Базилио и Лису Алису. Только Шапокляк умудрилась из рогатки отстрелить вишенку с порции Кота Леопольда, но тот даже ухом не повёл, лишь поправил свой праздничный бант на шее и невозмутимо погладил по голове Крыску Лариску, ластившуюся у него в ногах.
Илье сам Дед Мороз преподнёс высокий шоколадный кусочек на круглом расписном блюде, когда мальчуган проезжал мимо на своём трёхколесном велосипеде – он так давно мечтал о нём на свой День рождения, что совершенно забыл про праздничное угощение.
В какой-то момент Сенька заметил Тома и Джерри, скромно присевших в уголке зала, и махнул им рукой: «Вы что там сидите, давайте к нам!», и они тоже вместе со всеми кувыркались, пели, смеялись и от души веселились на этом предновогоднем празднестве в честь Дня рождения маленького Ильи.
- А теперь главный сюрприз! – зычно провозгласил Дед Мороз, и в зал, поблескивая начищенным хромом и красно-синими маячками, из-под огромного балдахина, где раньше в квартире было окно, медленно въехала настоящая пожарная машина, и Илья замер в восторге. Он с восхищением смотрел на улыбающегося пожарного в красивом прозрачном шлеме, махавшего ему рукой в кожаной перчатке из бокового окошка. Это был его папа! Он громко сказал:
- С Днём рождения!
У Ильи на глазах выступили слёзы, он крепче вцепился в руль своего новенького велика и тихо прошептал:
- Спасибо.
Но неожиданно на макушке праздничной ёлки появился огромный Жук, и всё замерло. Звуки праздничного вальса печально повисли незавершенным аккордом. Насекомое обвело немигающим взглядом застывших гостей. «Это вирус»,- догадался Семён.
Электронный Жук стал медленно спускаться вниз по мохнатым веткам новогодней ёлки, оставляя за собой пустоту – все висевшие на его пути игрушки, конфетти и части гирлянды словно растворялись под его бронированным туловищем. Двигаясь, он пожирал сверху безжизненными глазами картину праздника: ему виделось, что Илья сидит не на новом велосипеде, а верхом на своём маленьком стульчике, сжимая деревянную спинку крохотными ручками. Сеня же представлялся стоящим посреди комнаты с виновато опущенной головой, с пластиковой куклой-Снегурочкой в руках. Вокруг братьев расположились плюшевые герои из мультфильмов, которые теперь, казалось, в испуге ожидали, что же произойдёт. Крохотная пожарная машина замерла на полпути к ёлке.
Вирус был готов прошипеть злые запрограммированные фразы:
- Илья, ты опять качаешься на стуле? Семён, ты до сих пор с куклами возишься – это сколько ж тебе лет?!
Но не успел: в этот момент отважный пожарный словно очнулся от произвольного сна – папа как по волшебству возник перед компьютером, на мониторе которого что-то зловеще мигало и попискивало, набрал на клавиатуре какую-то комбинацию, и Жук растворился, так и не вымолвив ни слова. Отец обернулся к мальчикам и с улыбкой сказал:
- Ну что, мужички-снеговички, продолжим?
Сеня поднял голову и увидел маму, появившуюся в комнате с огромным пирогом на блестящем подносе с шестью зажженными свечами. Она была похожа на сказочную улыбающуюся Фею, которую они ждали на новогодний карнавал, а рядом стояла тётя Галя в праздничном платье с корзинкой мандаринов в руках. Илья тут же подскочил к ним с радостным возгласом:
- Добрые Феи, давайте я вам помогу!
В дверь раздался звонок. Папа многозначительно посмотрел на Семёна:
- По-моему, к нам гости.
Старший брат побежал открывать. Илья, сопровождавший пирог и мандарины, повернул голову и серьёзно сообщил своей главной в жизни Фее:
- Это не Дед Мороз, он позже придёт. Наверно, Снегурочка к Сеньке. Они плясать будут – я видел, как он тренировался. Только ты не говори брату, что я тебе рассказал, а то он меня никогда больше не возьмёт с собой в интернет. Ладно?
Семён распахнул дверь. Перед ним стояла девочка в длинном голубом платье с белыми пушистыми снежинками – дочь их соседей, с которой они учились в одной школе. Мальчик ни с того ни с сего покраснел, как сладкий перец на грядке дедушкиного огорода – ну до чего же Светка сегодня действительно была похожа на Морозкину Снегурочку!
- Привет, - просто сказала она, - я так рада, что мы и Новый год будем встречать вместе! Веришь?
Он хотел было припомнить ей про вчерашний рюкзак, но вместо этого, запинаясь, ответил:
- Я… да… я тоже.
Между тем именинник, готовясь задуть на пироге свои шесть свечек, делился с феями недавними наблюдениями:
- Я ему говорил: загадай желание, и Дед Мороз исполнит. Сенька не верил, а всё у него уже исполнилось!
Как только он дунул изо всех сил, и свечки погасли, разнося по комнате мягкий ванильный аромат, из-за ёлки выкатился новенький трёхколёсный велосипед.
Но праздник только начинался: дети ещё не знали, что у двери уже стоял Дед Мороз – высокий и статный, в расшитом золотом кафтане, парчовых рукавицах и шапке с меховой оторочкой. В одной руке он держал деревянный посох, а в другой – бордовый мешок на серебряной подкладке, туго наполненный приятными новогодними сюрпризами.
 
РУМА
 
Его звали Рума.
Сам он не помнил, как попал в этот зоосад. Просто в один момент обнаружил, что сидит на углу высокого зеленого забора. Сидит и тихо скулит. Шерсть его толком ещё тогда не отросла, и больше напоминала пушок, а потому было очень зябко, и он даже переминался с лапки на лапку, попеременно отрывая их от жгуче-холодной земли, очищенной от снега перед входом в зверинец. В тот день к нему приблизилось усатое чудище в двух огромных валенках, погладило морщинистой рукой по головке, почесало под маленьким подбородком и произнесло:
- Ну надо же, он ещё молоком материнским пахнет! Ты откуда тут взялся, бродяга?
Рума не знал, откуда он взялся. Так вот взялся на углу, и всё. Чудищем оказался сторож городского зоосада, который отзывался на кличку Семёныч и на самом деле был человеком. Семёныч тогда взял его на руки, засунул за отворот собственной толстой шкуры, которую носил поверх своего тела, и отнес в конуру.
С тех пор Рума жил в той конуре, где иногда собирались другие люди – Наталья Петровна, например, и её внучка Олеся, с которой они очень подружились. В первый же день девочка радостно сообщила, что скоро Новый год, когда сбываются самые заветные мечты и желания! Она даже ту ёлку, что росла у забора, нарядила разноцветными конфетами, потому что Дед Мороз охотнее приходит к тем, кто его ждёт и готовится к встрече. Правда, от конфет вскоре остались только яркие фантики, но Олеся уверяла, что не это важно, а важно верить и ждать, и чтобы весело было! Рума догадывался, что конфеты очень радовали Олесю – причем каждый раз, когда она их кушала по одной прямо у ёлки. Сам он сладкое не ел: не нравилось.
У Олеси была своя мечта, и у Семёныча была, и даже у директора зоосада.
И у Румы тоже была мечта.
Всякий раз, когда он выбегал за огромными валенками наружу, то заворожено наблюдал, как неподалеку статный лось Григорий бережно обнюхивал своего сынишку Гошу, а пятнистая рысь Анастасия ласково направляла маленького Браса в нужную сторону своими большими лапами. Даже енот Крошка был под покровительством сородичей, и птицы на деревьях вместе весело щебетали, и тигры гордо расхаживали по вольеру. А ещё Олеся говорила, что у спящих зимой мишек тоже в берлоге есть маленький детеныш.
А Рума рос один. Ему было тепло и уютно с добрыми людьми, но иногда представлялось, как же всё-таки было бы лучше в своей, собственной, самой настоящей семье.
В последние дни Олеся очень много рассказывала про Снегурочку и Деда Мороза: какие они добрые и заботливые, как любят малышей и всегда дарят им подарки на Новый год, исполняют желания и воплощают мечты. Рума же про себя вздыхал в сомнениях: а придёт ли к нему Дед Мороз, чтобы исполнить желание? И громко ли будет стучаться Новый год в двери, как обещала Олеся? И не проспит ли Рума это мгновение?
Наконец, однажды утром девочка радостно провозгласила:
- Всё, Румчик, вечером Новый год! Мы с родителями будем встречать его дома, а к бабушке в гости придут тётя Света и деда Толя – они всегда вместе встречают… Ну-ка, дай мне посмотреть, чистые ли у тебя ушки? В носике ничего не скопилось? Давай вытрем глазки и расправим твои мохнатые усищи… - девочка ворковала и смеялась, обеими руками теребя Руму, играючи заглядывая ему в глаза-бусинки, а щенок только моргал и думал про себя, что уже сегодня должна исполниться его заветная мечта.
Вечером, когда совсем стемнело, а люди разъехались по домам, Рума устроился у окошка и стал ждать. Он смотрел через стекло на звёзды, на круглую желтоватую луну и представлял себе Деда Мороза, который в действительности окажется очень близким и родным ему существом; как они вместе станут прыгать и кувыркаться в свежем рыхлом снегу, выкапывать запрятанные кем-то ароматные косточки и носиться по полю за высоко парящим в небе ярким диском, который в итоге непременно окажется в крепких зубах того, кто первый его настигнет. У Румы появятся и братишки, и сестренки, и ему никогда уже не будет одиноко и неуютно, как время от времени случалось в этой большой человечьей конуре, пусть даже она и была ему самым родным и добрым пристанищем в его маленькой собачьей жизни.
Предаваясь так своим детским мечтаниям, Рума положил голову на передние лапки, закрыл глаза-бусинки, и незаметно для себя уснул. Через какое-то время порыв ветра снаружи взметнул вверх снежинки и повалил навзничь прислоненную к стене широкую деревянную лопату, которая с гулким стуком упала рядом с дверью.
Рума вздрогнул, проснулся, навострил маленькие ушки. Что это было? Кто стучался? Новый год? Дед Мороз?
Тявкнув, щенок неуклюже спрыгнул с подоконника и подбежал к двери, обнюхивая её и виляя маленьким хвостиком. Но никаких новых звуков больше не доносилось, а из-под порога по-прежнему пахло родным зверинцем. Но ведь и Дед Мороз тоже должен пахнуть зверями, а как же иначе? – у Румы даже сомнений не возникало.
«Неужели я проспал его? Эй, Новый год, Дед Мороз, не уходи, я сейчас тебя впущу!»- хотелось крикнуть Руме, и он заметался по полу возле двери, пытаясь отыскать лазейку. Не найдя, щенок припустил в дальний угол конуры – к узкой и едва приметной между шкафами дверце, которую Семёныч иногда отворял, чтобы вынести мусор. Оттуда всегда пахло чем-то чужим, и Рума старался избегать обычно этого места, но тут он из всех сил начал скрести под ней лапами и кусать за деревянные края своими не совсем ещё окрепшими клыками.
Дверца поддалась, он прошмыгнул мимо чужих запахов и сырости, и через щель в мусоросборнике выскочил наружу. А там мела настоящая пурга. Рума оглянулся по сторонам – вокруг никого: неужели Новый год прошел мимо, не дождавшись его, и Дед Мороз не исполнит его желание? А как же мечта?
Рума ринулся вдоль центральной аллеи зоосада мимо клеток, скамеек, ограждений и мусорных бачков. Он бежал так быстро, стараясь догнать Новый год, как никогда ещё не бегал в своей жизни: ветер пытался сбить его с пути, снежинки залепляли глаза, неокрепшие лапы то и дело поскальзывались, но он упрямо летел по дороге вперед, за Дедом Морозом и своей мечтой.
С каждой секундой ему становилось всё труднее и труднее. Через некоторое время Рума, замедляя движение, свернул от ветра на одну из узких боковых тропинок, где было поспокойнее. Прежде он никогда не бывал в этой части парка. Проковыляв до ближайшей металлической рамы, у кромки которой Рума заметил небольшое углубление в снегу, усталый и продрогший, он протиснулся в него и… оказался по другую сторону чьей-то клетки.
Сперва послышалось рычание, а потом он увидел пару желтых немигающих точек-зрачков, которые, казалось, готовы были пронзить его маленькое пушистое тельце насквозь. Ещё через мгновение желтые точки стали к нему медленно приближаться, а свирепый предостерегающий рык – постепенно ослабевать.
Затем Рума увидел перед собой Деда Мороза.
Тот стоял гордо на четырёх мощных лапах, выпятив вперёд широкую сильную грудь, покрытую густой серой шерстью, и с неподдельным интересом сверху вниз смотрел на собачонку.
Руме не было страшно. Скорее, наоборот – спокойно и радостно. В этот самый момент он догадался, что вначале ошибся: перед ним был не Дед Мороз.
Щенок поднял свою мордочку вверх и доверчиво пискнул:
- Папа, ты за мной? Я так долго тебя ждал…
Волк склонил голову над маленьким пришельцем, обнюхал его, обернулся назад, к своим, откуда донеслось одобрительное шевеление мамы и приветливое повизгивание остального семейства. Затем он решительно и вместе с тем бережно обхватил своей широкой пастью Руму за его детский пушистый загривок, легко приподнял и понёс в тёплую и мягкую темноту их жилища.
Мерно покачиваясь под надежной защитой папиных клыков, Руме показалось, что его новая мама заботливо прошептала где-то совсем рядом:
- Осторожно, Амур, он ещё такой маленький!
И Рума уже точно знал: мечты детей обязательно сбываются. Новый год не прошел мимо, Дед Мороз исполнил его мечту – теперь и у Румы появилась самая настоящая и самая дорогая в мире семья.
Copyright (с): Дмитрий Чарков. Свидетельство о публикации №370611
Дата публикации: 24.12.2017 00:27
Предыдущее: Рума. Притча о счастьеСледующее: Молотовый коктейль, 2

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Тема недели
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой