Литературный фестиваль"Современник". Рязань 10-11 ноября
Конкурс имени Игоря Губермана
Конкурсные видео на нашем канале в




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурный по порталу Илья Майзельс
Собираю Великолепную десятку!
Тема недели
О Киево-Братской Иконе Божией Матери и о наших братских народах
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Светлана Ливоки
Объем: 40077 [ символов ]
ПОТЕРЯТЬ ЗЕМЛЯКА В ГАМБУРГЕ часть 2
В дверь директорского кабинета постучали. Опять Шутову отрывали от дела. Как всегда впрочем. Когда до начала шоу программы остаётся каких-нибудь полчаса, случаются разные непредвиденности: то на кухне из-за аврала не успевают с приготовлением и подачей горячего блюда заказчику, то при сервировке столов вдруг выясняется, что посуды не хватает или салфетки с зубочистками забыли купить, то приглашенным на шоу артистам перед выступлением срочно разогрев потребовался. Мало ли, что ещё…
А у директора, между прочим, свои дела! План «посадки гостей» не расписан, «випы» - важные гости в него ещё не внесены... Не дай Бог, упустить кого-то, потом скандала не оберёшься! А инструктаж с менеджерами? Его, похоже, вообще из-за отсутствия времени, придётся проводить по ходу мероприятия…
Поэтому Ольга Сергеевна, вздохнув, недовольно произнесла:
- Да, войдите…! Что ещё? – спросила она требовательно у Славы Петрухина, начальника охраны ночного клуба, одного из самых популярных клубов столицы.
Бывший военнослужащий, высокий и здоровый «полуатлет» Слава или Вячеслав Иванович Петрухин, с внешностью каскадёра, которому приходилось следить за своей наружностью с тщательностью, и особенно беречь лицо, по причине того, что режиссёры наперебой приглашают его сниматься в кино в качестве актёра, с ответом не торопился. В свои тридцать семь лет он с большим уважением относился к своей должности, и, проработав три года, приобрёл солидность, не без оснований считая, что играет одну из ключевых ролей в успешном развитии бизнеса.
Итак, Слава вошёл и плотно закрыл за собою дверь, будто отгораживаясь от остального мира, не желая запускать в кабинет начальницы пчелиный рой, празднично гудевший снаружи, словно вблизи родного улья. Потом он подошёл к директорскому столу и, молча, уселся в кресло, стоявшее напротив.
Шутова хорошо знала своего начальника охраны и ещё до того, как тот начал говорить, поняла, что он пришёл с важной и отнюдь не плохой новостью, об этом говорили хитро-прищуренные карие глаза Петрухина и улыбка, блуждавшая по лицу.
«Может быть, кто-то из постоянных клиентов прозвонился и решил приехать на шоу? Может, Бычкин или Семенов…, неужели Оскольд? Было бы замечательно…, – пытаясь угадать причину и, теряясь в догадках, думала Ольга Сергеевна, пока это гадание не надоело ей.
Тогда она нетерпеливо спросила:
- Ну, давай, говори же, что там? Кто едет?
Несмотря на конкретный вопрос директрисы, Слава не топился с ответом и начал издалека:
- Ольга Сергеевна, тут полтора часа назад один звонок по телефону был, спрашивали вас. Ну, помните, вы тогда были заняты с поставщиком, тогда у вас представитель «Виникраш» в кабинете сидел!? Ну, так вот, тогда я с вами звонившего не соединил и просил перезвонить. Да, когда я попросил мужчину представиться, - он мне сказал, что вы прекрасно знаете - кто он, причём давно знаете. Вроде бы, он ваш одноклассник! Он перезвонил потом, но вы ещё не освободились, и тогда я спросил его, что передать и чем помочь… Да, ещё в тот раз он сказал, что видел нашу рекламу и очень хочет приехать на шоу…
- Постой-постой…, какой одноклассник, Слава? Ты, хоть представляешь себе, когда я закончила школу? И самое главное, где я её закончила ровно сто лет тому назад!? Поясняю, - я её закончила на Камчатке. С моими одноклассниками мы давно уже потерялись, ни одного из них я, к сожалению, не встречала. И вдруг кто-то звонит и представляется моим одноклассником! Кто он, как этот человек меня нашёл, учитывая, что и фамилия у меня уже давно не девичья, откуда у него мой телефон!? Хотя, стоп…
Внезапно до Ольги Сергеевны дошло. В её мозгу возникла одна догадка, и чтобы проверить её на верность, она должна была выслушать начальника охраны до конца:
- Ну, и что дальше, этот мой одноклассник звонил ещё?
Слава, по всей видимости, и так уже вдоволь насладившись растерянностью директрисы и предвкушая новые для себя удовольствия, продолжил:
- Ну, так вот, он везде видел нашу рекламу и захотел приехать на шоу, хотел заказать столик на троих…
- Ну, и…
- Ну, и я, учитывая, что он ваш одноклассник, пригласил его и сказал Марату забронировать на его имя шестой стол, который был свободным. Хотели вам, Ольга Сергеевна приятный сюрприз сделать, сказать перед самым шоу, когда товарищ, то есть ваш одноклассник придёт…
- Ну, и что?
Слава хорошо знал Шутову. Он сразу замялся, так как не понял реакции директрисы на свою новость, словом, Петрухин ожидал от неё совсем другого… Не прошло и секунды, как улыбка исчезла с его лица, а на лице произошла смена выражения. Интуитивно, Слава уже понял, что что-то сделано им не так, но что конкретно пока не знал. Теперь ему самому нужна была дополнительная информация от директрисы, чтобы это выяснить.
Начальник охраны не считал себя вправе спрашивать начальство напрямую и решил сориентироваться по ходу дальнейшего разговора, поэтому через паузу продолжил, с очевидным бесстрашием выпаливая главное о чём умолчал:
- Короче, он уже приехал, как и сказал, – втроём с каким-то нужным ему человеком и женой! Этого человека он называет Шефом …
- Так, я вижу, что ты уже с ними близко познакомился, Славочка? И как же зовут нашего одноклассника, хотелось бы узнать? – приторно сладко спросила Ольга Сергеевна у Петрухина, наблюдая как тому прямо на глазах, при одном только звуке её голоса становится не по себе.
- Зовут Александром…
- И он такой лысенький, не высокий, и на Владимира Ильича в детстве похож, да!?
- На какого Владимира Ильича?
- На Ленина, Слава, на нашего дорого вождя мирового пролетариата!
- Ну, да, наверное, что-то есть…, - растерянно сказал Слава.
- Ну, спасибо тебе, дорогой – устроил ты мне встречу! Сердечное спасибо тебе, Вячеслав Иванович за заботу! А не показался ли тебе этот мой, так называемый одноклассник лет на десять меня моложе, а?
- …
- Да, ладно не отвечай! Так он со своей компанией уже за столом?
- Так точно, за шестым!
- Про меня спрашивал?
- Первым делом спросил, хотел сразу же к вам пройти, но я не пустил! Сам пошёл и вот… Ольга Сергеевна, что, может, отправить клиентов, проводить, так сказать? Мы с ребятами сделаем, сделаем всё в лучшем виде…
Шутова задумалась. Можно было, конечно пройти в соседний кабинет и удостовериться, посмотреть на незваных гостей на экране, воспользовавшись системой видеонаблюдения, находившейся там, но в том, что гостем окажется почти забытый ею за год Знайка, она уже не сомневалась.
Единственным и очень сильным порывом Ольги Сергеевны ещё несколько секунд тому назад было желание выдворить незваного гостя с позором из своего заведения, но чуть позже она взяла себя в руки. Во-первых, профессионализм директора не позволил бы ей этого сделать. Личные эмоции не должны мешать ответственному исполнителю при выполнении работы. Обидеть или по-хамски обойтись с клиентами – последнее дело для любого работника клубной сферы, а для руководящего - практически преступление. Подобное поведение руководителя недопустимо, и является по утверждению психологов свидетельством наличия у него профессиональной деформации. Во-вторых, причём тут жена и шеф Знайки? Они ведь не виноваты, и, вероятно, даже не в курсе… Нет, раз уж пришли гости на шоу посмотреть, пусть сидят!
Успокоившись, Ольга Сергеевна, уже твёрдо сказала начальнику охраны:
- Клиентов не трогать, пусть гостят! Но запомни, для них, я постоянно занята на протяжении всего вечера. И хотя я очень хотела посмотреть выступление новой певички, этой молодой «Тины Тёрнер», в зал я не выйду. Как бы, не пытался прорваться ко мне этот Александр…
- Я понял, Ольга Сергеевна, понял, - никаких контактов с вами, ребята мои никого не пропустят! – с готовностью и видимым облегчением выпалил Слава, радуясь, что назревавший конфликт с Шутовой исчерпан.
С намерением покинуть кабинет и незамедлительно приступить к исполнению своих служебных обязанностей он вскочил со своего места, но, мгновенно заметив, что директор ещё не закончила с указаниями, вытянулся во весь свой рост и замер, обратившись в слух.
- Пусть наслаждаются шоу, программа у нас сегодня неплохая… Кстати, все артисты здесь, или кого-то ещё нет?
- Так точно все здесь: зарубежную диву – негритянку, эту, как её…, я тоже всё время забываю, ещё сорок минут назад привезли, она сейчас в большой гримёрке находится со своим костюмером, «фабрикантов» понаехало – я их в маленькую загнал, а «эротическое шоу» будет позже, звонили уже, я их через чёрный ход запущу потом…
- Хорошо, Слава. Передай арт-менеджеру, чтобы следил за артистами и рассчитал вовремя потом. Меня сегодня ни для кого нет! А, по поводу гостей шестого столика, - будешь регулярно сообщать мне обо всех претензиях и пожеланиях! Понятно? И позови, пожалуйста, ко мне менеджера, я скажу Марату, что подать на стол гостям. Пусть зайдёт ко мне минут через десять!
Когда начальник охраны вышел, и дверь за ним закрылась, Ольга Сергеевна откинулась на кожаную спинку своего удобного кресла и задумалась. На неё вдруг нахлынули воспоминания годичной давности о той самой туристической поездке в Германию, в которой она и повстречала странного земляка, не оказавшего ей поддержки и явившегося сюда теперь. Больше всего Шутова вспоминала последние два дня этой поездки.
 
Автобус с туристами на борту отъехал от небольшого отеля на Будапештштрассе, но, прежде, чем отправиться в пункт назначения в город Кельн, он совершил вояж по Гамбургу, дабы российские туристы запомнили этот славный город.
«Оказывается, город-то большой, - вчера я этого не заметила!» - подумала Ольга, когда их автобус уже миновав огромный складской комплекс гавани, водная поверхность которой была заполнена до отказа морскими судами разной величины и раскраски, направился в центр города.
Город, и впрямь, оказался немаленьким, и по словам гида, проводившего экскурсию, являлся вторым по величине городом Германии. Так что ночные развлечения, предлагаемые его жителям и заезжим туристам, не мешали Гамбургу жить серьёзной и энергичной жизнью города-порта. После посещения центра с великим множеством мостов, и его главной достопримечательности - уникального и огромного, похожего на море озера Альстер, располагавшегося прямо в сердце города, туристический автобус, взял курс на Кельн и выехал на автобан.
Сколько времени длилась поездка, сколько раз и где по дороге их экскурсионный автобус останавливался для отдыха, Ольга Сергеевна не запомнила. Она помнила точно только то, что в Кельн он привёз своих туристов, когда уже было темно, и по-зимнему скоро сгустившиеся в воздухе сумерки, вступили в свою обычную и ежедневную схватку с неоновым светом зажжённой иллюминации и городских фонарей.
Маленький частный отель, возле которого Шутову, а с нею три пары её соотечественников высадил гид, располагался прямо в сердце Старого города, неподалёку от величественного готического символа Кельна. Огромный, грозно темневший и вонзавшийся в небо своими остроконечными башнями собор находился справа через площадь, казавшуюся маленькой и тесной из-за обилия на ней красных шатров рождественской ярмарки. Здесь, как и повсюду в Германии в преддверии главного католического праздника развернулась бойкая торговля сувенирами, сладостями, глинтвейном, разнообразными закусками и прочими удовольствиями для беспечно и весело прогуливавшихся между шатрами людей. На площади царило оживление, подогреваемое энергичной и громкой музыкой вокально-инструментального ансамбля, несущейся с небольшой эстрады, сооружённой в центре базара. Казалось, праздничное настроение было всеобщим, а горячее дыхание сотен людей, собравшихся на площади, способно было немного согреть студеный декабрьский воздух.
Но Ольге Сергеевне было не веселья. Она не могла разделить праздничного настроения толпы, в которой оказалась, выйдя из автобуса, и поспешила скрыться в дверях указанного гидом отеля.
Руководитель группы, он же гид (имени которого она так и не запомнила), ответственный за расселение своих туристов в отели и по номерам, едва успел нырнуть за женщиной в подъезд, и потом никак не мог угнаться за нею, всё время, спотыкаясь на ступенях узкой и крутой на поворотах лестницы ведущей наверх. От небольшой площадки прихожей лестница привела их на второй этаж, где располагался офис портье отеля. Только там мужчина, наконец, догнал свою туристку и взял инициативу в свои руки:
- Посидите в кресле и подождите, пока я вас оформлю! – строго велел он Шутовой, отдышавшись, указывая на кресло.
Ольга не собиралась возражать и послушно, словно школьница уселась в мягкое кресло, обитое тканью под гобелен. Она с небрежностью бросила свои сумки рядом на ковровое покрытие пола и принялась осматриваться вокруг. Здесь было тепло и уютно, всё вокруг дышало чистотой ухода и новизной оформления.
Вернулся гид. Он подошёл к Ольге Сергеевне чрезвычайно довольный. Вручая ей ключи, он почти с гордостью, как будто это был его подарок, а не оплаченное Шутовой ещё в Москве проживание, сказал:
- Третий этаж. Номер у вас отличный, намного лучше, чем у остальных!
Отметив это, Ольга вежливо ответила «спасибо» и, совсем не вежливо, забыв попрощаться, поволокла свой багаж к шахте лифта, располагавшейся в холле отеля.
- Завтра в девять, не забудьте, экскурсия по городу! – только и успел прокричать гид вослед своей туристке.
Номер, и впрямь, был лучше некуда! Огромная комната с гигантским ложе, с громадным шкафом, с большим современным телевизором, мини-баром, телефоном и самое главное – вид из окна открывался на Кёльнский собор. Своеобразно подействовало на Ольгу данное обстоятельство! Она бросила свои вещи у входа, быстро подошла к своей двуспальной кровати и, не снимая верхней одежды, с размаху рухнула на спину на гобеленовое покрывало. Истерический смех сотрясал её тело. Трудно сказать, сколько времени длилась эта истерика, сколько она хохотала, а потом без сил лежала и глядела в потолок, повторяя одно слово «невозможно». Но закончился ступор слезами:
«Опять Золушка, опять золотая карета и опять тыква с крысой, вместо кучера!» - несколько раз подряд повторила вслух расстроенная Ольга, глотая горючие слезы.
Она знала, что имела в виду. В основном и целом она сокрушалась о своей не очень-то успешно сложившейся жизни, а в частности дело было в том, что второй, то есть завтрашний день пребывания в отеле оплачен ею не был.
Девица, занимавшаяся оформлением её поездки в Москве, сказала ей тогда: «Ваш номер в отеле Кельна будет дороже и лучше, чем в других городах. Я возьму с вас оплату за проживание в нём только за первые сутки, на втором дне мы с вами сэкономим, так как вы уезжаете после двадцати трёх часов, а за половину дня - оплатите уже на месте. Это у нас практикуется!».
Шутова помнила, как долго благодарила эту девицу из бюро за сэкономленные деньги и с ужасом представляла, как завтра ровно в двенадцать часов дня её будут выселять из номера, а может быть и из отеля. Весёленькая ждала её перспектива оказаться с вещами на улице с двенадцати часов дня до двадцати трёх, почти ночью в чужом ей Кельне…в декабре.
Примерно через час, лёжа по-сиротски на самом краю своей огромной кровати, пытаясь заснуть, она гнала от себя тревожившие её мысли. Перед тем, как провалиться в беспамятство спасительного сна окончательно, с этой задачей Шутовой удалось справиться. Последней мыслью, которая её покинула, была мысль о том, как не проспать завтрак.
 
- Ольга Сергеевна, вы вызывали меня? – прервал воспоминания Шутовой знакомый голос, сопровождаемый какофонией громких звуков музыки, голосов и беготни по коридору.
Это в кабинет зашёл менеджер клуба Марат - эффектный тридцатидвухлетний платиновый блондин. На лице его была неизменная и обаятельная улыбка, против которой трудно было устоять. Молодой человек умел пользоваться тайным психологическим оружием, дарованным ему свыше, мгновенно располагая к себе при общении клиентов любого ранга и вызывая симпатию и доверие у своего руководства.
- Да, садись, Марат! – указала ему Ольга Сергеевна на кресло и спросила, - Как в зале обстановка с народом?
- Валит народ, Ольга Сергеевна! Свободных мест уже нет, а кое-кто сегодня задерживается… Андрей Андреевич с компанией, например, да и банкир наш не приехал. Что, ждём их, как всегда ещё час?
- Да, конечно, ждём, Марат, как всегда… Я, вот о чём хотела тебя спросить. Что поставили на столы для гостей восьмого, десятого и шестого столиков?
Марат вскинул на неё свои ясные глаза и улыбнулся шире:
- Сначала на каждом из этих столов было по маленькому фруктовому ассорти, шампанское «Фрейшенет» и минеральная вода, а потом я распорядился сервировать шестой, как вип-стол. Туда поставили шампанское подороже - «Луи Родерер», большое фруктово-ягодное ассорти, плюс канапе с чёрной икрой.
«Уже в курсе! Слава его просветил, - мгновенно поняла Шутова, в который раз изумляясь профессиональной догадливости своего менеджера, - Марат, конечно же, сделал всё именно так, как надо. Помниться, Знайка любил продемонстрировать свою платёжеспособность, так вот здесь ему представиться широкая возможность по-настоящему пошвыряться деньгами!».
Она отправила менеджера в зал со словами:
- Хорошо, Марат, иди - встречай гостей, а когда все соберутся, зайдёшь ко мне и доложишь! Да, и проследи, чтобы артисты не перебрали со своим разогревом!
Когда дверь за менеджером закрылась, Ольга Сергеевна потянулась к полупустой пачке сигарет, лежавшей на столе. Прикурив сигарету, она вернулась к своим воспоминаниям.
 
Проснулась она с неохотой: в то утро она вообще жалела о том, что её сон-забытьё так быстро закончился, уступив место дурным мыслям и действительности, казавшейся ей спросонья настоящим кошмаром, но, вспомнив о завтраке, вернее о том, что она должна сделать, Ольга приободрилась и проснулась окончательно. Ей нужно было умыться и собраться, она должна быть готова ко всему, чтобы не произошло с нею в этот последний перед её отъездом домой день.
В одной из комнат отеля, отведённой его хозяевами под столовую, куда Шутова спустилась уже через полчаса, имелось пять столиков для постояльцев и небольшая барная стойка, полностью заставленная блюдами и различными тарелками с едой, наподобие шведского стола. Какая-то пара, по виду супруги спокойно переговаривались между собою по-немецки, сидя в глубине столовой у стены за дальним столиком. Кроме них, в зале находилась официантка.
Долговязая некрасивая девушка при виде Ольги, усевшейся за ближайший к выходу стол, неподвижно стоявшая за барной стойкой, сначала задвигалась, словно разминая затёкшие члены своего тела в движении, затем подошла. Она принесла столовые приборы и поставила на стол керамический кофейник. Не вымолвив ни слова, официантка жестом показала Ольге Сергеевне на шведский стол.
Шутову такая обстановка порадовала, её всё устраивало здесь, имея в виду замысел, который вынашивала женщина со вчерашнего дня. Она встала со своего стула и подошла к барной стойке. Здесь было много еды, очень много, практически всё, чем хотелось Ольге позавтракать и, что прихватить с собой. Да, она намеревалась перекусить, а после этого - запастись кое-какими продуктами впрок. Кроме испытаний сегодняшнего дня, ей предстояло отправиться в путь, в полную неизвестности дорогу домой длинною в полтора суток, поэтому она готова была поступиться собственными принципами и решила рискнуть. Мысленно Шутова назвала эту операцию «немного взять из того, что не съем за завтраком». Истинный же смысл задумки, то, что это называется по-другому «мелким воровством», вызывала в ней дурноту и отторжение. Ольга пыталась отогнать прочь от себя вместе с давним, но вспоминавшимся теперь ярким эпизодом её поездки в Хорватию, тогда ещё Югославию.
Владелец отеля, в котором проживала их туристическая группа, устроил настоящую сцену позора для одной из туристок их группы, которая на завтраках приноровилась набивать свою дамскую сумочку продуктами со шведского стола. Он созвал весь обслуживающий персонал и в присутствии всех, включая туристов из разных групп, вырвал сумку из рук продуктовой клептоманки и стал вытряхивать из неё содержимое прямо на стол, за которым сидела уличённая в воровстве девица. Когда взбешенный мужчина тряс дамский аксессуар, присутствующие, в большинстве своём страдавшие от неловкости ситуации, в которой оказались по вине девушки, и стыда за девушку, тем не менее, поражались вместимости её сумочки: казалось, что никогда не прекратится сыпаться оттуда: пластиковые мини-упаковки с паштетами, джемами, мёдом, квадратики масла и сыра…
«А, мне много не надо, я возьму с собой только то, что не съем!» - успокаивая себя, думала Ольга, разглядывая продуктовый ассортимент шведского стола и укладывая на большую тарелку, то, что ей приглянулось.
Когда она возвращалась к своему столу и шла по залу, уже неся в руках полную «с горкой» тарелку, она поймала на себе взгляд официантки. Ольга с вызовом взглянула в сторону девушки, но та неожиданно зевнула, равнодушно отвернулась и уставилась в окно. Операция удалась: всё, что не было съедено за завтраком, было взято Ольгой с собой и уложено в маленький целлофановый пакет, который она вынесла из столовой, уже не прячась. Впервые за последнее время душа её ликовала, считая, что одну из проблем, она уже решила для себя.
Запланированная программой экскурсия по городу, которая состоялась после завтрака, была пешеходной, а, стало быть, короткой и заняла всего полтора часа отведённого туристам времени. Сначала группа посетила Кельнский собор, в котором хранилась Золотая рака с мощами волхвов, затем зашла в одну из романских церквей, составляющих целый ансамбль, после чего влилась в толпу зевак, наблюдавших за молодожёнами, вышедшими после церемонии бракосочетания из городской ратуши. После этого гид отпустил туристов в «свободное плавание», напомнив большинству, что завтра в шесть утра группа уезжает дальше.
Встретившись глазами с Ольгой, и как бы внезапно вспомнив о ней, он просительно сказал:
- Я знаю, что вы сегодня уезжаете, что вами оплачен трансфер до вокзала, но вокзал так близко, всего в десяти минутах ходьбы от отеля и у меня ещё столько дел в этом городе… Вы ведь справитесь без меня? Да? Ну, хорошо, всего вам доброго! – сказал он и, не дожидаясь ответа, с нескрываемой радостью удалился.
Слегка огорошенная этим, не представлявшая до этого, где, собственно может находиться вокзал, на который (согласно опять же оплате) должен был проводить её гид, Ольга Шутова вернулась в отель. В номере она немного посидела и подумала, потом - прилегла. Оставалось не более часа до предстоявшего ей долгого бодрствования. Едва голова коснулась подушки, она тут же заснула.
 
Сначала Ольга подумала, что ей сниться, как в её номер, открыв дверь своим ключом, вошла коренастая темноволосая женщина лет пятидесяти в тёмно-синем форменном халате, волоча за собой пылесос, и, увидев постоялицу, лежавшую в кровати, начинает по-русски извиняться перед нею: «Ой, извините, я думала, что вы…, что фрау выехала из номера!». Но нет, это был не сон.
Чтобы убедиться в этом, а заодно узнать -сколько времени она спала, Ольга спросила у женщины:
- Который сейчас час?
- Ой, вы русская!? Без пятнадцати двенадцать! Да, вы собирайтесь, собирайтесь, я вас не тороплю, я пока пыль вот здесь протру!
Шутова послушно начала собираться, а женщина, обрадованная неожиданной встречей с соотечественницей, всё время рассказывала о себе, о том, как она здесь оказалась. От неё Ольга узнала, что владелица их отеля тоже русская из эмигрантов последней волны. Женщина помогает своим родственникам, пожелавшим изменить свою жизнь в лучшую сторону, сначала эмигрировать сюда, то ли из Киева, то ли из Кишинёва, а потом помогает с жильём и работой, короче, с устройством здесь на немецкой земле. И хотя этим бедным родственникам в Германии живётся не просто, назад пути нет из-за отсутствия у них свободных денег после уплаты налогов и всяких долгов.
- Так здесь и работаем, чтобы заработать себе на жизнь. Радуемся, когда своих здесь встречаем! Поговорил, вроде, как дома побывал!», – с грустью произнесла женщина, перестилая кровать.
Она попросила Ольгу рассказать что-нибудь о себе.
Шутовой было не до рассказов. О своём безденежье язык не поворачивался говорить, тем более, зная о нешуточных проблемах бывшей соотечественницы. И вместо рассказа о себе, она решила поспрашивать женщину:
- Вы не знаете, где бы я могла переждать до вечера, или хотя бы вещи оставить на хранение? Поезд у меня после одиннадцати вечера.
- Да, здесь, прямо у портье и попросите, тем более, что сегодня дежурит Сами, он парень хороший, добрый, хоть и турок. Он разрешит, – уверенно ответила женщина, несказанно порадовав своей уверенностью Ольгу.
Она поблагодарила женщину и попрощалась, а, покидая номер, заметила, что у бывшей соотечественницы вдруг повлажнели глаза.
 
Сами – калоритный турок около тридцати лет, был высокого роста и настолько полным, что едва помещался в кресле за стойкой портье. Тщательно уложенные гелем иссиня-чёрные кудри смуглое лицо и белозубая улыбка делали его неотразимым, прежде всего в собственных глазах, вероятно потому, он смотрел на окружавших его людей с долей детского восторга в глазах: «Посмотрите, какой я необыкновенный!», - как бы говорил его взгляд всем.
«Человек с такой внешностью просто не может быть плохим и злым!» - решила Ольга Сергеевна и обратилась к Сами на ужасном английском языке:
- Ноу мани, ай вонт римайн энд май бэг ин отель ту…
Чтобы закончить свою речь о том, что у неё нет денег, и она хочет остаться с вещами в отеле до отъезда, Ольга продемонстрировала турку свой железнодорожный билет.
- Ноу проблем, леди, ноу проблем! – ответил русской замечательный турок и гостеприимно указал ей на большое кресло в холле.
Чуть позже Сами предложил Ольге чай и сдобное печенье, от чего она, конечно же, не отказалась. Сидела в холле отеля, устроившись практически с комфортом до тех пор, пока ей не надоело наблюдать за сновавшими мимо стойки постояльцами, а так же объясняться с портье жестами и на языке, лишь отдалённо напоминавшем английский. Она встала и пошла на улицу, чтобы прогуляться, ведь теперь она была совершенно спокойна за свой багаж.
Пройдя по знакомому маршруту, практически по следам, оставленным утром членами их группы, до могучего Рейна, легко нёсшего тяжесть своих вод, Ольга окончательно освоилась и пошла дальше вдоль по набережной реки. Она шла до тех пор, пока не оказалась на настоящем полуострове в гавани Райнау. Здесь находился музей шоколада Имхоер-Штольверк - «сладкий» музей Кельна. Именно там Шутова потратила три евро (первые из десяти оставшихся у неё). Опьянев от аромата шоколада, переполнявшего просторный зал и сочившегося на улицу, она купила две шоколадки, но не себе, а в подарок (она ведь забыла о подарках), а кому – пока не знала.
«Какая разница? Потом разберусь, кому и что дарить!», - осоловело, глядя на красивые кондитерские изделия, думала она и улыбалась.
Спустя два с половиной часа своей прогулки по Старому городу, перед тем, как возвратиться в отель, Ольга вновь зашла в Кёльнский собор и пробыла там около часа. Пройдя вдоль стен по коридорам внутренней окружности собора, затаив дыхание и восхищённо глядя на распятья и другие скульптурные произведения «свидетельства старины глубокой», она присела на одну из длинных лавок, на которых усаживаются пришедшие на службу католики и под сводами гигантского купола сидела, наблюдая за посетителями храма. Ей было интересно смотреть на то, как толпы туристов шумно и с беспечным видом расхаживают вокруг, а паломники и прихожане, наоборот, с видом кротости и благолепия на лице, приходят сюда сугубо по делу – помолиться и зажечь плавающие свечи.
Ольга, хоть и была православной, подошла к нише со свечами, взяла четыре, и поставила за здравие своим близким, а так же мысленно попросила помощи у Бога о благоприятном завершении своего путешествия. Она вышла из собора тогда, когда окончательно продрогла, когда величественный древний гигант её благословил и отпустил.
Толпа людей сразу же подхватила её и увлекла за собою на площадь вглубь праздничного базара. Ярмарка гуляла так же, как и вчера, только туристов у её шатров находилось теперь гораздо больше. Необыкновенная разнообразие и привлекательность сувениров и других изделий ремесленников, запах жареного миндаля, медовых и коричных пряников, а так же лица людей, раскрасневшиеся то ли от мороза, то ли от глинтвейна, продававшегося в каждом втором шатре, напомнили Ольге о том, что в кошельке у неё ещё есть семь евро.
Побродив немного между рядами с единственной целью – прицениться к еде, она была разочарована дороговизной и решила уйти, но, направляясь к выходу, вдруг заметила передвижную тележку, похожую на полевую солдатскую кухню, с которой торговали горячими каштанами. Цена женщину устроила и, хотя до этого ей страшно хотелось отведать аппетитный «хотдог», она приобрела кулёк с каштанами, и, не откладывая ни на минуту свой обед, с удовольствием съела их, прямо там, у тележки. Теперь Ольга была сыта, более того у неё оставались деньги, которые она тут же с удовольствием потратила на память о поездке: купила «магнитку» на холодильник с видом Кёльнского собора. Она теперь была окончательно свободна от денег. То, чего она так боялась на протяжении нескольких дней подряд, произошло и как ни странно, ничего смертельного за сутки её пребывания в городе не случилось.
Ольга вернулась в отель. Сами белозубо улыбнулся и что-то сказал по-немецки, позже, когда она уже привычно расположилась в холле и заняла свой пост, он снова предложил ей чай, и она опять не отказалась. Спустя пару часов Ольга ещё раз ненадолго отлучилась из отеля, чтобы разведать, отыскать дорогу, ведущую на вокзал. Ей это удалось, и женщина успокоилась: вокзал действительно находился неподалёку от отеля, в пятнадцати минутах ходьбы от него.
Ровно в 23 часа Шутова распрощалась с гостеприимным отелем. Сами помог ей выйти из отеля, отправив вниз с её вещами коридорного мальчишку. На прощание Ольга по-русски пожелала доброму толстяку счастья и удачи, он тоже, что-то сказал ей в ответ на своём языке. Скорее всего, пожелал ей счастливого пути.
Пятнадцать минут пешком, ещё полчаса ожидания и вот, наконец, поезд, следовавший маршрутом Париж-Москва, остановился у платформы кёльнского вокзала.
После радостной встречи с приветливыми соотечественниками – русскими проводниками у входа, Шутова села в свой вагон. Оказавшись в своём купе, раскладывая вещи и одновременно переодеваясь, Ольга Сергеевна вдруг ощутила себя настоящей «богачкой», отыскав в кармане своей спортивной куртки пятьсот рублей. Учитывая имевшийся продуктовый запас, находившейся в маленьком целлофановом пакете, и наличие этой суммы – стало ясно, что ей больше не придётся испытывать нужду и страх. Отныне она была спокойна и думала только о том, что всего через полтора суток пути приедет в Москву и увидит своих родных, по которым она очень соскучилась.
 
- Это я, Ольга Сергеевна! – в кабинет зашёл начальник охраны, не утруждая себя предварительным стуком в дверь, - и это говорило Шутовой о том, что он пришёл с важной информацией.
- Ну, что там, что наши гости?
- Клиент интересовался скидкой, вернее тем, какая ему положена – десять, двадцать или пятьдесят процентов? Говорит о том, что стол его дороговат – положена скидка…
«Странно, - подумала про себя Ольга Сергеевна, - Почему этим вопросом занимается начальник охраны, а не менеджер, который как раз и должен регулировать подобные вопросы? Значит, Слава самостоятельно взял это дело под свой контроль. Это непорядок, ну, ладно…».
Шутова не стала делать замечания начальнику охраны по поводу того, что тот лезет не в своё дело и выяснять в курсе ли Марат относительно его переговоров с клиентом, нет - сегодня директору это было неважно.
Знайка нарывался на неприятности. Если он запросил скидку, то значит, - не уверенно чувствует себя в материальном плане, а это соответственно означает, что он - обычный (средний) клиент. Отыскав обиженную женщину по визитке, которую та неосмотрительно дала ему в автобусе по пути в Гамбург, Знайка даже не представлял, во что вляпался! Чтобы ходить по дорогим клубам, надо быть или очень богатым, или очень опытным, так как в модных клубах обслуга мгновенно и профессионально вычисляет случайного клиента и оставляет его без штанов, вернее без копейки. Методы раскрутки разнообразны, на этом и строиться бизнес вип-клуба, девизом которого вполне могла стать фраза «за понты надо платить»!
Даже будучи первым лицом у учредителей клуба такого уровня, Ольга Сергеевна исключительно редко приглашала кого-либо из друзей в свой клуб. Только на шоу-программу могла привести с собою, при этом проводила полный инструктаж, честно предупреждая, что можно и что нельзя делать, чтобы не уйти потом с испорченным настроением. И, конечно же, страховала своих людей, наблюдая со стороны и обеспечивая скидку. Таким образом, она всё равно не могла гарантировать своим знакомым полноценный отдых, так как знала, что хозяина заведения интересует лишь выручка и богатые клиенты - банкиры, промышленники, высокопоставленные чиновники, а так же представители элиты и богемы, а не сироты и обычные посетители, которые могут помешать отдыху уважаемых людей. Если это происходило, то со случайными клиентами здесь обходились без церемоний.
- Слава, ты прекрасно знаешь, что скидка пятьдесят процентов даётся только по личному распоряжению хозяина, так что об этом не может быть и речи! Двадцать процентов я, конечно, могу дать, но не хочу! Так что объяви гостю, что новичкам скидка не положена, мол, только постоянным даётся. А, потом всё зависит от суммы счёта, если сумма приличная, может быть, и получиться у него десять получить, или пять.
- Всё понял, Ольга Сергеевна, так и скажу!
Петрухин исчез так же внезапно, как и появился, оставив за собою приоткрытую дверь. Шутова услышала слова знакомого забойного шлягера в исполнении разудалого трио мальчишек из нового выпуска «Фабрики» и радостный гул зала, подпевавшего на разные голоса исполнителям. Это говорило о том, что второе отделение подошло к концу, приближалось время десерта, припасённого руководством клуба для своих гостей. В третьем отделении, соответственно программе, должен был выступить эротический шоу-балет из двенадцати горячих девчонок.
И минут через десять-пятнадцать клуб уже по-настоящему гудел. Даже здесь в кабинете стеклянные и металлические предметы позвякивали и подпрыгивали на директорском столе, а музыка была такой громкой, что временами Ольге Сергеевне казалось, что она находится в зале. Это ощущение подкреплялось тем, что Шутова была прекрасно осведомлена о том, что вытворяют сейчас на сцене двенадцать загорелых и полуголых девиц, ведь она неоднократно видела их выступления. А ведь где-то там, в глубине клуба сидел её бывший земляк в компании жены и шефа… Интересно узнать, как его самочувствие?
Директриса нажала клавишу связи с охраной на дисплее и взяла телефонную трубку:
- Да, Ольга Сергеевна? – ответил ей с готовностью голос начальника охраны.
- Слава, как там наш клиент?
- Клиент почти созрел, то есть изрядно тёпленький, я поставил своего парня у стола, чтобы притормозить его, когда он полезет на сцену. Он уже пытался, там ведь девчонки зажигают сейчас.
- Я знаю, хорошо, ты всё правильно сделал. А как чувствуют себя его друзья?
- Жена, похоже, нервничает, а Шеф ведёт себя спокойно, пьёт мало. Я, вот что Ольга Сергеевна… Вы же знаете, что будет после того, как девчонки закончат выступать…, они же зажигать начнут в зале у столиков?
- Ну, и что?
- Так что, может специально направить побойчей кого-нибудь для раскрутки?
- Нет, ни в коем случае, пусть всё идёт, как идёт, не надо вмешиваться!
Ольга положила трубку. Она уже могла себе представить дальнейшее развитие событий и знала точно, что Знайка запомнит этот клубный вечер надолго.
 
Когда часы над входной дверью в директорский кабинет показывали уже половину второго ночи, а веселье в клубе достигло своего пика, о чём свидетельствовал необычайный грохот, доносившийся из зала, состоявший из музыки, хлопков, визга, криков подвыпивших людей, и звука характерного притоптыванию в такт музыке нескольких пар ног, в кабинет вбежали двое. Это были Слава и Марат.
- Ольга Сергеевна! – начал начальник охраны, - Клиент созрел! Марат предложил ему рассчитаться…
- Говори, Марат! – резко перебила директор Петрухина, предоставив слово своему менеджеру.
- Я увидел, что он уже никакой, что ему уже пора на выход, когда он стал требовать позвать тех девиц, что раскрутили его на три танца, вот я и предложил ему оплатить счёт. Он же, ни в какую…
- Счёт большой?
- Большой…
- Клиент видел счёт?
- Я показал ему…
Начальник охраны не выдержал:
- Ольга Сергеевна, он, как увидел этот счёт, сразу стал орать «мне была обещана скидка», потом вспомнил о вас, стал кричать, чтобы позвали директора…
- Марат, как ты считаешь, денег у него хватит расплатиться?
- У него – нет, но у шефа деньги с собою есть, он просто не даёт расплатиться шефу и бузит!
- Может его «подкошмарить» слегка, пугнуть милицией? – опять встрял в разговор Слава.
- Да, нет же, не надо! – раздражённо сказала Шутова, - Спутников его жалко. Надо просто проводить его, чтобы не мешал другим гостям отдыхать… А, знаешь, Марат, ты вот, что, сделай ему всё же скидку!
- Пять процентов?
- Десять.
- На самом деле я уже собирался это сделать, но Слава сказал - пойдём к директору…
- Молодец, Слава, надо держать директора в курсе! Теперь идите, и скорее провожайте гостя!
За дальнейшими событиями, которые можно было назвать «проводами Знайки», Шутова наблюдала из соседнего кабинета по монитору системы видеонаблюдения, установленной в клубе. Сначала всё происходило в зале, где двое рослых охранников, казавшихся гигантами по сравнению с маленьким Знайкой, крепко и бережно держали его под руки до тех пор, пока Шеф в присутствии Марата расплачивался с официанткой. Затем, в холле клуба, когда земляк, уже отпущенный на волю парнями в униформе, в почётном сопровождении начальника охраны пытался, что-то объяснить своей жене, а та не слушала его. Молодая женщина торопилась к выходу, в дверях которого уже промелькнула фигура Шефа, покидавшего клуб…
Собираясь домой, Ольга Сергеевна размышляла: «Что, собственно, произошло, почему так противно и гадко на душе? Что она сделала не так? Не дала Знайке скидку, на какую он рассчитывал? Не остановила его от алкогольных возлияний, притупивших в земляке восприятие действительности и лишивших его всякой осторожности при общении с иллюзорным миром? Неужели она должна была, переступить через своё самолюбие и сделать всё это? Ну, уж нет, Знайке она ничего не должна! Она потеряла его ещё в Гамбурге, и совершенно не виновата в том, что он вдруг взял и явился сюда...».
 
В третьем часу ночи усталая женщина, наконец, вышла из шумного клуба в двери чёрного входа к служебной машине, ожидавшей во дворе.
Автомобиль, беспрепятственно миновав Кутузовский проспект, празднично по-западному украшенный в преддверии католического Рождества, и оживлённый не по-ночному, на приличной скорости понёсся в сторону Московской кольцевой дороги.
Ольга Сергеевна только начала расслабляться, но внезапно почувствовала, что в душе её вдруг шевельнулась жалость, ей стало жалко Александра:
« Зачем я наказала парня, который виноват передо мною только в том, что плохо воспитан и не выручил меня, когда мне этого захотелось? А если бы я не встретила его вообще, на кого тогда я пеняла бы, сваливала вину за то, что обезумевшая от шоппинга промотала все деньги и нуждалась потом? Нет, не земляка я потеряла в Гамбурге, а себя - в Берлине! Из-за этого я так и не увидела Германии - той, о которой мечтала…».
Ещё находясь в дороге, но с каждой следующей минутой неизбежно приближаясь к своему дому, она уже не замечала слабо освещённых улиц, тёмных окон спящих домов, заснеженных деревьев за окном. Вместо этого перед глазами её была старинная улочка с неровными домами, которая вела с брусчатой мостовой Ратушной площади от статуи хранителя города рыцаря Роланда, мимо Бременского собора. Туда, откуда доносился, и где витал в воздухе сладчайший аромат кофе со сливками, горячего шоколада и запаха пирожных. В своих воспоминаниях она оказалась в Бремене, где снова ощутила себя персонажем из сказки. Но эта сказка была не о бременских музыкантах, её сказка была о Золушке, которая уже побывала принцессой и вернулась…
 
2009 год
Copyright (с): Светлана Ливоки. Свидетельство о публикации №370372
Дата публикации: 14.12.2017 20:00
Предыдущее: ПОТЕРЯТЬ ЗЕМЛЯКА В ГАМБУРГЕ часть 1Следующее: Белая ворона

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Доска Почета
Открытие месяца
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов