Начались розыгрыши новогодних фантов! Фант № 1: 2 экз. журнала в обмен на анекдоты об Остапе Бендере и взнос от 50 рублей! Фант № 2: Картина из серии "Похождения Красного Кота".Фант 3: Шампанское к новогоднему столу или Игра на деньги. Фант № 4: Заказ рецензии на авторский текст.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Заказ рецензии на авторский текст
Шампанское к новогоднему столу
или Игра на деньги
2 экз. журнала в обмен
на анекдоты о Бендере
Картина из серии «Похождения Красного Кота»
Новости и комментарии
Положение о проведении розыгрышей
Генератор розыгрышей
Ноовгодний салон журнала "Похождения Красного Кота"
Конкурс имени Михаила Задорнова
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Светлана Ливоки
Объем: 66077 [ символов ]
ПОТЕРЯТЬ ЗЕМЛЯКА В ГАМБУРГЕ часть 1
Утром поезд «Москва-Берлин» прибыл в пункт назначения.
Шутова Ольга Сергеевна вышла на перрон. Невысокая блондинка сорока трёх лет с миловидным лицом, обладавшая фигурой, из-за заметных округлостей которой некоторые любители, а, может быть, и ценители подобных женских форм, назвали бы её «аппетитной», была одета в синие джинсы и короткую дубленую куртку
Управляя дорожным клетчатым саквояжем на колёсиках, придерживая его одной рукой, в другой – она держала глянцевую брошюрку с рекламой, описанием и подробным планом своей уже практически свершившейся туристической поездки в Германию.
Вглядываясь на ходу в важный для туриста документ, она с заметным волнением периодически прекращала своё перемещение с саквояжем вглубь платформы и резко останавливалась, после чего бралась листать свою брошюрку, затем какое-то время озиралась вокруг, и так до тех пор, пока вновь не решала продолжить свой «путь черепахи в пустыне» дальше. Со стороны, такое поведение русской туристки кому-то могло показаться странным, но на самом деле ничего странного здесь не было, так как первым пунктом плана поездки Шутовой значилось: «встреча на вокзале представителем турбюро…».
«Вероятно, задерживается. Ну, что ж, немного подожду!» - в конце концов, решила для себя Ольга, утомившись от собственного беспокойства по поводу срыва прописанной в плане встречи.
Она снова остановилась на месте, и теперь уже с любопытством поглядела вокруг.
Где-то через пару минут ей это надоело, так как ничего нового и интересного для себя женщина не увидела: «Перрон, как перрон – асфальтовое покрытие, скамейки, даже не вериться, что я за границей!»
Неподалёку от того места, где стояла Ольга, буквально в двух шагах от неё начинались ступени, ведущие вниз к выходу с перрона, или скорее обозначавшие сам вход в туннель. Указатели с надписями на немецком, висевшие повсюду, указывали людям дорогу в подземную часть территории вокзала.
Ольга не знала немецкого языка и мысленно жалела об этом. Пассажиры её поезда, на котором Ольга приехала, включая соотечественников - русских соседей по вагону, давно уже растворились в пространстве вокзала. Прибывшая в страну языка, которого не знала, оставшись в полном одиночестве, женщина уже по-настоящему стала сокрушаться отсутствием у себя лингвистических способностей и тяги к нужным знаниям в прошлом. Ко всему прочему она просто поражалась собственному легкомыслию в выборе поездки. А всё потому, что, как говориться у русских, настала пора «спросить у людей» о том, как выбраться отсюда на улицу.
Но безуспешно простояв на перроне минут двадцать, и окончательно придя к выводу, что хвалёная немецкая пунктуальность – это очередной миф, кем-то и когда-то выдуманный, она, наконец, решила, что «хватит стоять истуканом и ждать от моря погоды». Слава Богу, Ольга до этого уже была заграницей, и хотя не встретили её впервые, в голове довольно быстро стал зреть план действий.
Во-первых, она припомнила о том, как её встречали в других государствах: первым делом встречали и вели к автотранспорту. Значит, для начала ей нужно было найти стоянку такси. Во-вторых, когда она сядет в машину, надо будет показать водителю рекламный флаер, в котором указаны адрес и название отеля, в котором работники столичного туристического агентства планировали её поселить. А оказавшись в отеле, она связалась бы по телефону с их представительством в Берлине...
Теперь у Ольги имелся план действий, более того он, быстро обрастая деталями, созрел в её голове окончательно. Решив более не терять времени на раздумья, Шутова с отчаянной решимостью тронулась с места по направлению к ступеням перехода. Её перестал тревожить непереводимый текст указателей, она решила ориентироваться по нарисованным на них символам. Поглядывая на стрелки указателей, русская туристка Ольга Сергеевна Шутова включила ускорение и стремительно понеслась вниз по ступеням. При этом её саквояж попеременно: то безвольно волочился сзади, вихляя в разные стороны своим грушевидным телом, то, громко клацая колёсиками, подпрыгивал на ступенях, да так, что казалось, что он был зол на свою хозяйку и пытался её догнать.
В столь ранний час вокруг людей было мало. Вероятно, оттого что начало декабря являлось отнюдь не лучшим периодом для туризма и поездок. Зимний сезон и наплыв туристов в Европу всегда происходит чуть позже - в двадцатых числах декабря, ближе к католическому Рождеству.
Спустившись в широкий и ярко освещённый подземный коридор, Ольга Сергеевна остановилась, чтобы немного передохнуть и хорошенько подготовиться к марш-броску. Ведомая стрелками дальше, женщина должна была преодолеть основной отрезок пути, то есть пройти по змеевидному тоннелю до выхода, ведущего к стоянке такси.
Она собралась с духом, и уже тронулась с места…, как вдруг внимание привлёк человек, шедший прямо на неё. Мужчина в сером пальто средних лет был среднего роста, среднего телосложения с обычным лицом, небольшой бородкой и в очках. Было заметно, что он очень спешил. По-видимому, очень торопился, так как чуть было не сшиб Ольгу с ног, когда пытался обойти её только начавшую своё движение с саквояжем. Вероятно, ему и в голову не приходило, что в данном туннеле можно стоять посреди дороги! Если бы Шутова вовремя не отшатнулась, пропуская мужчину, столкновение произошло бы обязательно . Чудом избежав опасной ситуации, Ольга Сергеевна тут же взялась за свой саквояж и даже сделала шаг в нужном ей направлении, храня немоту, поскольку не имела ни малейшего желания выслушивать от незнакомого немца потоки слов извинений и объяснений в своей неуклюжести, возможные в таком случае. Каково же было её удивление, когда она услышала русскую речь.
- Вы – Шутова? – спросили у неё.
Женщина оглянулась. Мужчина с бородкой стоял и внимательно смотрел на неё.
- Да, я – Шутова… Ольга! – слегка удивлённо, но вскоре, сообразив, почти радостно произнесла Ольга Сергеевна, мгновенно догадавшись о том, что, скорее всего, этого человека послали её встретить, что именно он и есть представитель встречавшей стороны.
Догадка оказалась верной, но долгожданный представитель начал знакомство с того, что набросился на туристку со словами:
- Так, что же вы делаете!? Куда вы собрались!? Почему вы не стали дожидаться, когда вас встретят? Получается, что если бы я задержался ещё на минуту, то потом мне пришлось бы разыскивать вас по всему Берлину, так что ли?
Нисколько не разделяя радости Ольги Сергеевны от встречи, буквально побагровев от гнева, мужчина громко и во всеуслышание кричал на неё, а она в эти минуты стояла перед ним по стойке смирно, и покорно слушала, как он возмущается её возможным проступком.
Причём она действительно ощущала свою вину:
«Извините, пожалуйста…», - периодически произносила она, в тоже время, думая про себя, следующее: «Как бы то ни было, а спасительная встреча состоялась!».
Эпизод с выволочкой, произошедшей на вокзале, устроенной туристке Шутовой лицом, ответственным за организацию её встречи, забылся сразу же после того, как эти двое, в результате объяснившись, покинули туннель и сели в ожидавший хозяина на стоянке «Мерседес» стального цвета. Кстати сказать, машина была слегка подержанной, тем не менее, находилась в приличном состоянии.
Уже сидя за рулём, мужчина, наконец, представился Ольге Сергеевне: «Борис Михайлович Савин. В прошлом писатель- диссидент, эмигрировал
из СССР тридцать лет тому назад. В настоящем - гражданин Германии, проживаю в Берлине. Работаю в немецком представительстве туристической фирмы - гидом и руководителем прибывающих в Германию русских групп».
Такое интересное знакомство не могло оставить Ольгу Сергеевну равнодушной, и она на протяжении всего пути до отеля украдкой поглядывала на мужчину, и всё время, которое они провели в салоне машины Бориса Михайловича, Шутова внимательно слушала о том, что он ей рассказывал.
Она смотрела в окно, а Савин с увлечением говорил об истории города, о местах, которые они в тот момент проезжали. Эту поездку с полным на то основанием можно было назвать обзорной экскурсией по Берлину, несмотря на отсутствие таковой в экскурсионной программе индивидуальной поездки туриста Шутовой. Но при всём внимании и старании женщины запомнить названия исторических мест и памятников, которые они проезжали, и разобраться в том, на какой из бывших частей объединённого ныне Берлина находится в каждый следующий момент машина с ними, - не удавалось. Сказывалась усталость от путешествия по железной дороге временной длиною в полутора суток. Хотя то своё ощущение лёгкости и покоя, возникшее внутри при виде чистых улиц и улочек, оформленных идеально подстриженными не по-зимнему зелёными газонами, и опрятных домиков и домов, ей, вряд ли, удастся когда-либо забыть.
 
Ольга Сергеевна давно мечтала побывать в Германии. Она не была здесь до этого, и это являлось главной причиной, по которой она отправилась в поездку. Дело было в том, что Шутова испытывала настоящую страсть к путешествиям. Как только речь в разговоре с кем-нибудь заходила на эту тему: кто-то побывал там, где она не была, в ней сразу же просыпалось дикое желание отправиться туда же. Она фактически коллекционировала собственные впечатления о разных странах и городах, отдавая предпочтение европейским.
Была ещё одна побудительная причина для поездки в Германию. На этот раз сыграла роль лёгкая склонность, имевшаяся у Шутовой к эзотерике.
В каком-то периодическом издании Ольга Сергеевна прочитала однажды о том, что каждый астрологический знак имеет свою родину. Текст небольшая статьи буквально просветил женщину и открыл ей глаза на то, что астрологической родиной Овна считается Германия. И вот, рождённая в середине апреля Шутова с верой в то, что посещение родины своего знака привнесёт позитив в её жизнь, она, не раздумывая, отправилась в поездку, лишь только представилась такая возможность.
В те минуты, колеся по Берлину в машине Савина, Ольга Сергеевна вновь и вновь мысленно поздравляла себя с осуществлением своей давней мечты: «Наконец-то, я здесь!»
Её радовало то, что впереди – обширная и насыщенная программа, состоявшая из поездок и посещений трёх немецких городов. Женщину ждало знакомство с Дрезденом, Гамбургом и Кёльном.
 
Савин привёз Ольгу Сергеевну в самый центр западного Берлина в небольшой отель, располагавшийся на тихой узкой улочке Гролманштрассе.
Он определил её в номер, проследил за тем, как портье вручил ей электронный ключ после регистрации и, решив распрощаться с нею, сказал:
- Поскольку вы приехали на поезде, а группа, к которой вас прикрепили в турбюро, прилетит на самолёте только завтра вечером, у вас уйма свободного времени. В Дрезден мы поедем только послезавтра утром, так что у вас почти два дня на прогулки по городу. Здесь всё рядом. Карту возьмёте у стойки портье. Думаю, не заблудитесь! А сейчас отдыхайте.
Несмотря на чувство неловкости, всю дорогу мешавшее ей, Ольга Сергеевна всё-таки решилась на то, чтобы напоследок задать Савину вопрос, который мучил её, наверное, с момента знакомства:
- Извините меня, Борис Михайлович за любопытство, но я хотела спросить вас: вы здесь пишите, вас здесь издают?
- Всего доброго! – вместо ответа пожелал Шутовой Савин, после чего спешно направился к выходу из отеля.
- Извините…, - пробормотала вслед ему Ольга Сергеевна и пошла «заселяться» в свой номер.
 
Номер выглядел уютно. В пастельных тонах, удачная имитация натурального дерева поверхностей пола и имевшейся в номере мебели. Холодильник, мини-бар, телевизор, но это не всё. Как оказалось, здесь имелись дополнительные удобства.
Русскую туристку ожидал приятный сюрприз в виде акустического оснащения помещения совмещённой ванной комнаты и санузла. Номер был оснащён аппаратурой так, что классическая музыка из радиоприёмника, включенного в гостиной, транслировалась прямо в помещение с ванной.
Спустя несколько минут после поселения в номер, Шутова, уже наслаждалась великолепными музыкальными творениями Штрауса, доносившимися откуда-то сверху, стоя под тёплым дождиком душа. Она «переваривала» свои первые берлинские впечатления и расслабленно думала о том, что «целых два дня, – это много, надо бы себя занять чем-то».
Но надо было знать Ольгу Сергеевну! Не в её привычках «откладывать в долгий ящик», и уже через час, вместо того, чтобы после душа прилечь и хорошенько отдохнуть с дороги, она с улыбкой на лице уже выходила из стеклянных дверей отеля на улицу. Выбрав направление наугад, женщина направилась в сторону центра и великолепной яркой улицы Курфюрстендамм, бурившей жизнью и деятельностью множества культурных и торговых точек, вдыхая с удовольствием знаменитый «берлинский воздух».
 
Два дня, казавшихся Ольге Сергеевне поначалу вечностью, пролетели незаметно. Она провела их с пользой для себя, в основном – в походах по магазинам. Женщину не на шутку увлёк так называемый шоппинг.
В Москве одеться для Ольги Сергеевны было целой проблемой, и не только из-за того, что цены на то, что нравилось – «кусались», дело не в этом. А в том, что в Москве всегда было туго с размерами одежды. Широкий ассортимент всех продаваемых в столице приличных женских тряпок в начале века нынешнего был ориентирован на покупательниц, обладающих модельными фигурами (девяносто – шестьдесят – девяносто), примерно на девяносто пять процентов.
Кроме того, Шутовой было совершенно некогда мотаться по магазинам. В обычные дни она уже больше года была страшно занята, работая в должности директора одного из популярных тогда в столице культурно-развлекательного центра (официальное название ночного клуба). Иногда острая необходимость, к примеру, запуск очередного шоу, презентация или важная вечеринка, всё же заставляла её заняться подбором наряда, соответствующего случаю. Тогда Ольга Сергеевна до ломоты в ногах, намучившись в добросовестном обходе торговых точек, хватала первую попавшуюся приглянувшуюся ей вещь и выскакивала прочь из магазина, кляня вечную сутолоку и отсутствие выбора товаров.
В Берлине всё было иначе, здесь Ольга Сергеевна испытала настоящий восторг! Несмотря на то, что рождественские скидки были ещё не высоки и их «скидочный» рост ещё только начинался, - цены на товары в Москве и Берлине уже здорово разнились. В Германии всё было раза в четыре дешевле. И потом, здесь Шутова со своими размерами «сто – семьдесят пять – сто десять» и ростом в сто шестьдесят пять сантиметров чувствовала себя на высоте.
Ольгу радовало, что понятие женской красоты у немцев здорово расходится с современным российским представлением этой красоты и явных преимуществах женщины, ведь благодаря этому расхождению здесь и существовало такое изобилие классной одежды для женщин, с комплекцией, как у неё. К чему бы ни устремилась её душа в немецких магазинах, чтобы только она не примеряла на себя из понравившихся ей здесь платьев, юбок, брюк и кофточек – всё ей подходило, всё было к лицу. Цвет и фасон одежды устраивали, можно было подобрать без труда всё необходимое.
В зеркалах примерочных кабинок Ольга Сергеевна смотрела на себя без привычного отвращения и с лёгким удивлением констатировала: «Оказывается, я ещё будь здоров!»
Волшебные вещи делали её молодой, стройной и красивой, а вечернее платье, которое было её первой покупкой… В открытом чёрном в мелкий белый горошек платье, с розовой лентой на талии, которым Шутова, так сказать открыла для себя шоппинг, она выглядела в собственных глазах просто сногсшибательно.
Но не только из-за вещевого интереса Ольга с утра до вечера проводила время в походах по берлинским магазинам, дело в том, что она получала невероятное удовольствие от своего пребывания в них. Супермаркеты и небольшие «маркеты» в преддверии рождественских праздников были так красиво украшены и сияли такой чистотой своего внутреннего убранства, сверкая стеклами и зеркалами, поблескивая металлическими поверхностями разнообразных деталей современного дизайна, что русская женщина порой не могла удержать своих восторженных восклицаний.
А какое эстетическое наслаждение получала она при виде различных удобств, предусмотренных для покупателей! Тщательность, с которой планировали, а потом устраивали всё это «изобилие товара», продумывая расположение и соблюдая оригинальность в оформлении каждого из торговых отделов, чувствовалась и была очевидна. Здесь всё казалось новым и современным: движущиеся между этажами ленты эскалаторов пахли новой резиной, лифты со стеклянными дверками курсировали бесшумно и плавно.
Кроме того, витавшие в воздушном пространстве просторных помещений запахи…. Ольге казалось, что воздух был насквозь пронизан множеством приятных для человеческого обоняния запахов. Хотя превалировали над другими здесь явно два: по ходу следования по этажам магазина - свежий, обволакивающий и постоянно меняющийся запах дорогого парфюма и терпкий кофейный аромат, который просачивался сюда из просторных кафе с «фастфуд» и уютных бакалейных магазинчиков, располагавшихся на верхних этажах гостеприимных магазинов. Этот маркетинговый подход в виде своеобразной ароматерапии, безусловно, оказывал воздействие на сознание неискушённого сервисом покупателя, такого как русская туристка Шутова: Взрослые и дети вокруг, все без исключения казались ей сплошь милыми и привлекательными людьми. Отсутствие привычной озабоченности в глазах, торопливости и опаски делало праздничными лица посетителей и обслуживающего персонала в немецких магазинах.
Оказавшись в непривычной для себя обстановке, Ольга, улыбаясь всем вокруг, вскоре потеряла не только счёт времени, но и всяческое ощущение его. Долгими часами в первый свой день пребывания в Берлине, она ходила по магазинам, глядя на приветливые лица людей, затем выходила на оживлённую улицу лишь для того, чтобы зайти в следующий. И снова она присматривалась к вещам, примеряла одежду, посещала примерочные кабинки, потом что-то покупала и шла дальше.
Женщина прекратила свой шоппинг лишь тогда, когда набралось множество вещей, и когда её покупки, разложенные по красивым фирменным пакетам и пакетикам, начали оттягивать ей руки, причиняя настоящие неудобства и затрудняя дальнейший процесс подбора, с последующей примеркой новой партии приглянувшихся ей предметов. Это заставило её очнуться, и она с сожалением покинула очередной полюбившийся ей магазин и вышла на улицу. Таким образом, только под давлением обстоятельств, лишившись возможности продолжать удовлетворять проснувшуюся в ней страсть к покупкам, Ольга возвратилась к себе в отель. И не удивительно, что на следующий день, она с утра вновь пошла по знакомому маршруту в сторону Курфюрстендамм штрассе.
В полдень второго дня, вернувшись в отель с покупками в очередной раз (в этот день она три раза возвращалась в отель и, оставив пакеты с покупками, бежала обратно), женщина попыталась себя урезонить: «Может, хватит сходить с ума? А вдруг я уже здорово потратилась? Я ведь никогда ничего не покупала себе в начале поездки…»
Но уже вскоре, не желая портить себе настроение, и тем более утруждать себя нудными подсчётами, Шутова уже через пару минут, «выбросив всё из головы», решительно вышла из номера, ведь ей так не терпелось купить себе синюю юбку, которую она присмотрела в торговом доме «КаДеВе». Лёгкая мысль-сомнение о том, что денег она взяла с собой достаточно, но, «правда для того, чтобы немного обновить свой гардероб», лишь на мгновение мелькнула в её голове, но тут же была отброшена прочь.
 
С прилетевшей группой Ольга Сергеевна познакомилась (как и обещал Савин) через полтора суток своего пребывания в Берлине. Вечером в холле отеля гид собрал всю сформированную теперь группу. Она, включая Ольгу Сергеевну, насчитывала шесть человек. Туристы были кратко представлены друг другу. Устроив перекличку, Савин зачитал фамилии всех присутствовавших, после чего пригласил следовать за ним в микроавтобус, уже припаркованный у входа в отель на вечернюю обзорную экскурсию.
Сначала туристы посетили мемориал с остатками бывшей стены, долгое время разделявшей на части Берлин и Рейхстаг. Экскурсия была познавательной. Борис Михайлович проводил её замечательно, излагал подробности, приводил интересные факты из истории славного немецкого города. Туристам оставалось только осмыслить и сравнить полученную от гида информацию с теми знаниями истории, которые имелись у них со школьной поры. И этот процесс увлек всех членов группы. Новая история пульсировала, словно кровяной поток, в кровеносной системе каждого. Лица туристов просветлели, оживились, а дорожную усталость недавнего авиаперелёта, как будто сдуло с лиц, и свежий ветерок унёс её прочь в надвигающиеся сумерки.
Члены туристической группы много фотографировались. Особенно старались, запечатлеть себя у исторической стены, разделявшей когда-то единый отныне город, и здания Рейхстага на память. Ольга тоже получила удовольствие от фотосессии, благо теперь её было кому сфотографировать. Но лучшим, всё же, считала отснятый кадр своих ног, когда сфотографировала свои ноги, обутые в светлые сапоги в определённом ракурсе: одна нога стоит на западной стороне Берлина, а другая – на восточной. Оригинальная получилась фотография! К тому же разделявшая город на части широкая белая полоса сочеталась с цветом её обуви.
Когда микроавтобус проезжал по улицам восточного Берлина, Шутова обнаружила поразительное сходство облика этой части немецкой столицы с обликом центра Москвы. Фактические копии сталинских высоток, блочные стандартные девятиэтажки (одна из улиц, название которой она так и не запомнила, была просто двойником Кутузовского проспекта), в общем, было совершенно очевидно, что большинство домов построено здесь ещё в советский период. Но архитектура западной части Берлина явно отличалась от восточной, и контраст между ними был настолько разительным, что буквально бросался в глаза. Несомненно, эксклюзивные здания «запада», отсутствие штампа в архитектурных сооружениях этого большого и теперь двуединого города нравились Ольге больше, и она мысленно поблагодарила московских туроператоров за то, что они поселили её именно «на западе».
Было заметно, что и на остальных членов группы экскурсия произвела впечатление: недавно болтавшие и оживлённо щёлкавшие затворами своих фотоаппаратов люди, как только уселись в микроавтобус, притихли и, молча, наблюдали из окон за тем, как гостеприимный город встречает ночь. Но к концу поездки, туристы вновь оживились и остаток пути – провели в разговорах и обмене впечатлениями. В свой отель они заходили дружной ватагой и ещё какое-то время общались, остановившись посреди холла, как будто не желая расходиться по номерам вовсе.
 
За долгую практику своих поездок за границу она уже достаточно знала о так называемой «тенденции развития российского турбизнеса постсоветских времён». Современный отечественный турбизнес, ускоренными темпами превратившийся в индустрию в годы перестройки, давно приобрёл частный характер. Непрекращавшаяся конкуренция между туристическими фирмами и фирмочками, конечно же, делала своё дело, перво наперво уничтожив коллективизм в группах - основное преимущество и отличительную особенность турпоездок прошлых советских лет. Теперь же индивидуальный подход, большой выбор поездок, разность условий проживания и цен на путёвки сразу разделяли людей на индивидуумы. Услуги и предоставленные фирмой удобства в свою очередь делили людей на классы, и это, несомненно, не способствовало тесной дружбе между соотечественниками, оказавшихся заграницей в одно и то же время.
Обычно Ольгу Сергеевну мало интересовали незнакомые люди, коллеги по туризму, с которыми случайно сводила её судьба. Она уже привыкла путешествовать, перемещаясь по миру и разным странам, в подобных компаниях российских граждан. Физически пребывая в группе людей, она по - началу ощущала своё душевное одиночество, но со временем это состояние перестало её тяготить. С некоторых пор она взяла себе за правило поддерживать общие разговоры, предельно вежливо отвечать на вопросы и мгновенно пресекать любые попытки кого-либо завязать с нею более тесное знакомство или дружбу. Она была уже ни в том возрасте, чтобы надеяться на «Его Величество Случай» и надеяться на встречу с новым и интересным человеком, который перевернёт всю её жизнь, как это было вначале. А служить для кого-то лекарством от скуки или в качестве мимолётного развлечения ей было ни к чему. За десяток своих путешествий по свету в памяти Ольги накопилось достаточно ярких, порою сказочных воспоминаний о странах, где ей посчастливилось побывать, но имена и лица коллег-туристов ей припоминались с трудом.
 
Удивительное дело, но почему-то, вопреки своему устоявшемуся правилу, в тот декабрьский вечер в Берлине Ольгу Сергеевну интересовали личности членов их небольшой группы. Украдкой разглядывая их лица, она вдруг ощутила, что в этот раз она была явно не прочь познакомиться с членами группы. Но не со всеми, конечно…
Например, почему бы, не познакомиться с пожилой супружеской парой, привлёкшей её внимание за первые минуты их шапочного знакомства? Довольно милые люди, картинно седовласые, всё время приветливо улыбавшиеся. Они выглядели в своём преклонном возрасте импозантно, и как-то несколько не по-российски. Одеты элегантно, интеллигентного вида, с тихой радостью и удовольствием общаются между собой - они вполне смогли бы сойти за семейку зажиточных европейцев. Наверное, с десяток таких пар после исполнения им пенсионного возраста только и делают, что с удовольствием доживают свою жизнь в мировых турне, дружно решив на семейном совете объездить и посетить все интересные уголки земного шара.
Или, вот, две женщины, по возрасту годившиеся Ольге Шутовой в ровесницы. По-видимому, две давние подруги, брюнетка и блондинка, - казалось, дополняли друг друга во всём. Они производили прекрасное впечатление своей неразлучностью во время экскурсии, заметной синхронностью своих движений, которая вырабатывается в процессе длительной дружбы. Обе понравились Ольге Сергеевне своим внешним видом, манерами и вообще, были симпатичны ей. Она не прочь была познакомиться, а может даже подружиться и с этими женщинами.
Даже подумала в тои момент: «Наверняка, я нашла бы с подругами общий язык и из нас получилась бы неплохая троица, а то иногда одной всё-таки скучновато».
Но в группе был ещё один человек. Именно он, этот парень лет тридцати, в отличие от остальных, буквально с первых минут поверхностного знакомства группы между собой, вызвал у Ольги антипатию на интуитивном уровне. И дело было не в том, что внешность у парня, по мнению нашей героини «слегка подкачала» (небольшого роста и мелкого телосложения, он, если бы отрастил бородку и усы, как две капли воды походил бы на вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина), нет, дело было не в этом. Внешность - это, ведь не главное!
Шутову безумно раздражали его манеры, а вернее практически полное отсутствие таковых. С первого взгляда на него было видно, как дурно воспитан молодой человек, как беспардонно и высокомерно относится к людям вокруг, кроме того, он был излишне говорлив и суетлив. С начала обзорной экскурсии, усевшись на одно из передних сидений микроавтобуса, молодой человек буквально навязал своё общество гиду Борису Михайловичу и потом на протяжении всей поездки и во время экскурсии одолевал Савина своими разговорами и бесконечными вопросами. Нет, он не просто одолевал: молодой нахал в полный голос спорил с гидом, постоянно перебивал его, и не желал соглашаться с тем, что Савин ему говорил ни в какую.
Глядя на парня, у Ольги создалось впечатление, что этот повзрослевший мальчишка, вероятно, перед самой поездкой начитался дома разного о Германии, немного об истории, немного о немецкой живописи, и теперь его распирает от желания продемонстрировать свою эрудицию и интеллект на публике.
«В общем, неприятный человек, надо держаться от него подальше, а на следующих экскурсиях главное не забыть сесть от него подальше!» - подытожила Ольга свои первые наблюдения, пытаясь отбросить от себя подальше будоражившие её спокойствие мысли.
И в тот памятный вечер после обзорной экскурсии, она вежливо и с улыбкой, но слегка демонстративно попрощалась в холле отеля «до завтрашнего утра» с гидом, двумя приятными ей парами, в общем, со всеми, кроме него.
 
Запланированная на следующий день для русских туристов поездка на экскурсию состоялся сразу же после завтрака. Группа отправилась в зелёный и красивый не по-зимнему небольшой город Дрезден, где туристы должны были посетить известную всему миру великолепную Галерею, после чего пробежаться по сувенирным лавкам и сфотографироваться на память на фоне блистательных памятников старины. Несмотря на относительную близость города к немецкой столице, экскурсионная поездка растянулась почти весь день. И этот день, возможно, остался бы приятным фрагментом в памяти Ольги Сергеевны о Германии, если бы опять не этот парень, который на обратном пути из Дрездена в Берлин умудрился испортить настроение буквально всем.
Про Дрезденскую галерею по версии Шутовой, он, видимо, особенно много читал. Побывав в музее, в возбуждённом состоянии, видимо от переполнявших его впечатлений, полученных от созерцания шедевров мировой живописи, парень, опять же по версии нашей героини, похоже, решил продемонстрировать всем остальным свою эрудицию. Он начал с анализа своих впечатлений и прицепился к Савину, как репей. Это произошло сразу же после того, как немного усталые, но чрезвычайно довольные экскурсанты погрузились в ожидавший их возвращения микроавтобус, рассчитывая отдохнуть на обратном пути.
Но молодой человек никому отдохнуть не дал и без устали бубнил на весь салон о том, как расходится информация, полученная им из литературных источников с «увиденным», а главное – «услышанным» от гида. Он громко смеялся в лицо Борису Михайловичу, когда тот пытался его переубедить и приводил аргументы в защиту своих взглядов.
Пытаясь урезонить надоедливого эрудита, Савин сначала повторял: «Люди по-разному могут относиться к одному и тому же предмету искусства, восприятие-то у всех – индивидуальное. А уж что пишут…, если всё читать! Я предпочитаю придерживаться исторических фактов!».
«Бедный Борис Михайлович, как только он выдерживает эту пытку, этот натиск молодого нахала! Смотрите, как он терпеливо и почти спокойно разговаривает с выскочкой!» - мысленно обращаясь к остальным, поражалась Ольга про себя, сидя в отдалении от споривших.
Её мысли, как будто бы были услышаны. Оказалось, что не только у Шутовой сложилось негативное мнение в отношении определённого представителя их туристической группы, а и ещё у кое-кого. Одна из двух подружек - Брюнетка, находившаяся к Шутовой ближе остальных, проявила активность.
Короче говоря, Брюнетка, видимо не выдержав, громко и возмущённо сказала:
- Хоть бы этот… на минутку заткнулся, дал бы людям подремать!
Солидарная с нею Ольга Сергеевна тут же отозвалась и сделала это так же громко:
- Оказывается, в наших рядах есть начитанные люди, не то, что мы с вами, товарищи! - Через секунду с выражением притворного ужаса на лице, нарочито переходя на шёпот, она добавила, обращаясь ко всем, - Упаси Бог, от такого Знайки!
Шутова знала наверняка, что прозвище Знайка прилипнет к парню на всё время их совместной поездки. Об этом она догадалась по улыбкам, промелькнувшим на лицах всех без исключения пассажиров. А старички, те вообще улыбались теперь каждый раз, когда поглядывали в сторону переименованного Шутовой парня.
Но, к удивлению окружающих новоиспечённый Знайка продолжал свои дебаты с Савиным. То ли из-за гула работавшего двигателя микроавтобуса он упустил факт своего переименования, то ли просто оставил без внимания кипевшее вокруг него возмущение коллег и соотечественников, то ли от присущей ему наглости и наплевательскому отношению к другим… Какая разница теперь, если он утихомирился только после того, как экскурсионный автобус притормозил у входа в отель. Внешне невозмутимый, с видом полного довольства собой на лице, парень первым выскочил из салона на тротуар и, насвистывая, направился к входу в отель. К удивлению остальных членов группы утомлённый дебатами Борис Михайлович тут же поспешил за ним. Он догнал Знайку, попросил его остановиться и прослушать информацию, касавшуюся планов на завтра. Тот с победной улыбкой на лице, свидетельствующей о том, что он считает себя непобеждённым, выслушал Савина и через минуту нырнул в двери отеля, забыв попрощаться со всеми, а главное – со своим недавним оппонентом.
После этого, громким голосом в котором ещё чувствовалось раздражение, Борис Михайлович обратился к остальным со словами:
- Хочу с вами проститься! Завтра в шесть утра вы уезжаете на автобусе в Гамбург, вас будет сопровождать другой гид. Просьба ко всем не опаздывать и всего хорошего!
Пятеро туристов задержались на улице ещё на какое-то время после этого объявления для того, чтобы проститься со своим гидом. Женщины от души благодарили Бориса Михайловича за его профессионализм, желали ему успехов в труде и в жизни на немецкой земле, ставшей его второй родиной до тех пор, пока Савин, практически прервавший поток добрых слов и пожеланий в свой адрес, не поспешил ретироваться. Сославшись на неотложность дел, он сухо пожелал всем «счастливого пути» и с заметным облегчением удалился навсегда, после чего туристы, наконец, разошлись по своим номерам. Они почти одновременно ощутили, как утомила их долгая поездка.
 
Несмотря на сильную усталость и дорожное происшествие, Ольга Сергеевна Шутова легла спать в прекрасном расположении духа. Предвкушение интересного и занимательного продолжения своего путешествия возникло у неё днём, и, несмотря на негативные моменты прошедшего дня, оставалось внутри, пока она не заснула.
Благодаря этому Ольга Сергеевна поднялась с постели без особых усилий ровно в пять утра, то есть до того, как зазвонил заведённый ею будильник. Она быстро собрала свой утроившийся в размерах по количеству сумок и весу багаж, и покинула номер. Спустившись на лифте вниз, Шутова сначала получила свой завтрак в виде пакета с так называемым сухим пайком, затем – направилась в холл, где присела на небольшой кожаный диван. Ей предстояло дождаться остальных и главное - прибытия автобуса, который повезёт их в Гамбург.
Впервые за время, проведённое в Берлине, женщина решила, воспользовавшись ожиданием, подсчитать оставшиеся у неё после активного шоппинга деньги и, соответственно, проанализировать своё финансовое положение на последующие дни поездки. Беззаботно напевая себе под нос, что-то из классики, она достала своё портмоне и взялась за подсчёт, но не прошло и пары минут, как всю лёгкость её лирического настроения, как говориться «ветром сдуло». При пересчёте денег выяснилось, к чему приводит неуёмная и неконтролируемая страсть к покупкам: она сделала Шутову банкротом.
Ситуация сложилась плачевная: впереди у неё ещё несколько дней пребывания в Германии, а её финансы уже вовсю «поют романсы». Попросту - она была «на нуле», потому что при подсчёте оказалось, что на каждый день дальнейшей поездки в её распоряжении остаётся в среднем по пять евро рублей, притом, что скромный и более-менее приличный обед стоил в этой стране не менее двенадцати.
Обескураженная результатами проведённых подсчётов, и тупо глядя на тщательно упакованные вещи, бесформенной грудой брошенной на полу у ног, Ольга Сергеевна почему-то с грустью думала о том, что в её багаже нет ни одной вещи, купленной менее чем двадцать пять евро. Теперь она по-настоящему сокрушалась в том, что взяла с собой только одну кредитку и наоборот, не взяла с собою мобильный телефон. И ведь сделала она это специально, желая отдохнуть от звонков и других условностей, ежедневно присутствовавших в жизни бизнес-леди (в поездках она, например, никогда не пользовалась косметикой, одевалась просто и т.д.).
«Я просто идиотка! Кретинка!» - с отчаянной беспощадностью начала ругать себя она.
Но внезапно, вытеснив самобичевание, в её мозгу вдруг засвербел вопрос, причём совершенно дурацкий, если иметь в виду ситуацию, в которой она оказалась по собственной вине: «Но на что же я куплю теперь сувениры?».
Мысли о том, как продержаться до конца поездки, другими словами прокормиться, имея в наличии только оплаченный завтрак, захлестнули её целиком, но чуть позже. А пока, пребывая в удручённом состоянии, Ольга неподвижно сидела на диване в холле отеля и даже не заметила появление в членов своей группы.
Явились все, кроме Знайки, он, видимо запаздывал. Зато большой красивый и новый автобус подъехал к входу в отель ровно в шесть ноль – ноль, что послужило неопровержимым доказательством того, что пунктуальность, приписываемая немцам, вовсе не миф. Автобус был уже практически заполнен туристами из других российских групп, прибывших в Берлин, но благодаря своей вместительности его салон мог принять ещё с десяток человек. Таким образом, в задней или хвостовой части его имелись свободные места для небольшой группы Ольги Сергеевны.
Озабоченная и расстроенная нерадостными перспективами своего ближайшего будущего Шутова вдруг с неожиданной лихостью, граничившей с отчаяньем, словно услышав сигнальные слова, призывавшие к действию, типа «где наша не пропадала» и «будь, что будет», опередила своих коллег по группе и первой забралась по ступенькам в салон.
Несмотря на свою довольно объёмную ношу, она быстрым шагом прошла по проходу между кресел, и, стараясь не обращать внимания на заинтересованные взгляды, устремлённые на новичков сидевшими в автобусе пассажирами, почти забилась в левый угол большого заднего сидения. Достигнув своей цели, женщина в тайне надеялась на то, что рядом с нею никто уже не сядет: впереди было ещё целых шесть свободных пар кресел и этого вполне хватало для устройства четверых пассажиров… Но не тут то было!
В последний момент перед отправлением автобуса, когда пятеро из группы Ольги Сергеевны, включая её саму, пожилую пару и подруг, уже влились в общий коллектив русских туристов автобуса, ожидавших отъезда (Шутова – по-прежнему сидела сзади, а все остальные – впереди), новый гид – симпатичный молодой темноволосый мужчина вдруг засуетился. Внезапно он задержал автобус с отправкой и, как ошпаренный, выскочил на улицу. Не прошло и трёх минут, как в сопровождении руководителя группы, в автобусе появился Знайка.
Конечно, для Ольги это было большой неприятностью, ведь до этого она уже втайне мечтала о том, чтобы парня «забыли», оставили в Берлине, надеясь провести долгий путь в спасительном для её непростого положения одиночестве и «приятных мазохических раздумьях». Как назло в подтверждение её не менее тайных опасений, Знайка прямиком направился к заднему сиденью. Побросав свои пожитки справа у окна, он с присущей ему наглостью развалился по центру, и теперь находился рядом с Ольгой, на расстоянии от неё в одно пассажирское сиденье.
- Здрасьте! – видимо, вспомнив про приличия, сквозь зубы буркнул он своей соседке, когда автобус, наконец, тронулся, и, наблюдая, как большая машина начала своё движение и пытается отъехать от отеля, отрешённо уставился в окошко.
Шутову возмутила такая форма приветствия. Ей показалось, что своей небрежностью и без того неприятный ей молодой человек, как будто бы хотел сказать: « Вы совершенно не интересны мне!»
«Ещё бы», – с отвращением думала Ольга, постепенно распаляясь, - «Я ведь гораздо старше его, да и в «борисмихайловичи» не гожусь, ни за что не буду развлекать мерзавца разговорами и тем более выслушивать, что он там говорит!».
Подумала, а вслух всё-таки сказала в тон Знайке:
- Здрасьте!
Но тут же, словно сожалея об ответном приветствии, она отвернулась к окну, возле которого сидела, чтобы бросить прощальный взгляд на отель, некогда приютивший их группу.
Если бы кто-то из прохожих случайно обратил своё внимание и успел поймать этот краткий взгляд, брошенный незнакомкой из-за стекла автобусного оконца, задумался ли бы он над тем, что означал этот женский взгляд? Маловероятно. Тем более, что расшифровать случайный взгляд трудно. Ольга Сергеевна Шутова смотрела на отель, как будто в лицо мужчины, жестоко обманувшего её.
 
Уже в следующую минуту автобус уверенно покинул узкую тихую улочку и пытался влиться в широкое русло оживлённого транспортного потока, плавно протекавшего по городу. Некоторое время спустя, после лавирования по городским улицам показавшегося бесконечным, под колёсами автобуса вдруг оказалась трасса пригородного шоссе, словно отутюженная утюгом, - идеально ровная с белоснежно белой разметкой.
Ольга, всё это время задумчиво уставившаяся в окно, будто очнулась от внезапно пришедшей ей в голову мысли-вопроса: « Что случилось со Знайкой, почему он молчит?».
Она повернула голову в его сторону и тут же успокоилась, а внутри снова ядовито шевельнулось злорадство: «Ага, молчит…, а всё оттого, что новый гид от него далеко находится! Там он, впереди сидит, рядом с водителем,а в руках микрофон, изредка рассказывает что-то, и главное – назад не оборачивается! Да и люди, на редкость приличные вокруг – не задают дурацких вопросов! Так что, Знайка, не поумничать тебе тут, ведь не побежишь же ты устраивать своё шоу через весь салон!».
Парень, как будто в подтверждение её мыслей, выглядел грустным и задумчивым. Казалось, что Ольга «попала в десятку», легко и без особых раздумий установив причину терзавшей его печали.
Какое-то время автобус ехал по шоссе, и наша пара на заднем сиденье молча наблюдала, каждый из своего окна, милые картинки с пейзажами просторов лугов и полей, маленьких аккуратных домов с черепичными крышами вдоль дороги в обрамлении тех же лугов и полей.
Несмотря на долгое любование такими живописными картинками, которые подобно целебному эликсиру благотворно влияют на нервную систему, и восстанавливают её, Ольга почему-то никак не могла избавиться от чувства злорадства, шевелившегося внутри, едва она отвлекалась от созерцания очередного пейзажа за окном. Более того, когда Шутова бросала свой взгляд в сторону, где сидел Знайка, это чувство тут же начинало закипать у неё и проситься наружу. Вот, насколько этот человек был неприятен ей! Будучи в обычной жизни по складу характера довольно сдержанным и спокойным человеком, к своему собственному удивлению, она почти всерьёз стала подумывать о том, как вывести Знайку из состояния ступора, заставить разговориться, и практически, отомстить, поставив наглеца на место раз и навсегда. Ей так хотелось сделать это, что она поспешила воспользоваться первым же поводом, который ей представился уже вскоре.
Уловив очередной момент, когда парень отвлёкся от наблюдений окрестных красот и, отвернувшись от окна, со скукой на лице начал разглядывать затылки пассажиров салона, Ольга произнесла:
- Сейчас, в основном, стремятся за границу те, кто о красоте своих российских мест не имеет никакого понятия!
И Знайка клюнул на эту фразу! Он вопросительно взглянул на соседку и Ольга, дабы его не спугнуть тут же продолжила:
- Я вот, например, во многих местах побывала, прежде чем стала ездить за границу! Сначала Золотое кольцо, Владимир, Суздаль, далее - Питер, была на Байкале, в Сибири, на Кавказе и в Крыму, а уж на Камчатке – это вообще отдельная история... Мы, вот, в Германии сейчас находимся, а знаете ли вы, что у немцев сейчас самыми модными турами считаются поездки не в Москву, не в Питер, а на Камчатку и Байкал? Берут они тур для того, чтобы, например, озеро Байкал повидать, и сидят потом в поезде возле окон сутками напролёт. А за окнами на сотни километров одна лишь тайга, и ведь восхищаются после этого, мол, не знали, что такая Россия огромная! А знали бы, наверное, не пошли бы войной…Да, что Байкал!? Вот Камчатка – это да, действительно чудо света…
Ольга знала, о чём говорила сейчас. Она могла рассказывать о родных её душе местах бесконечно. Вот и сейчас, она приготовилась рассказать Знайке о красотах полуострова Камчатка, о том, как они с родителями жили там несколько лет, а после - долго не могли привыкнуть к жизни на материке, о том, как часто сниться ей этот край…
Но Знайка, не давая ей высказаться, вдруг произнёс:
- Да, видел я это чудо света! Я сам много чего могу рассказать про Камчатку, я ведь жил там.
- Как? Где? Когда? – обескураженная такой невероятной новостью, и отказываясь верить своим ушам, спрашивала у парня Ольга.
Знайка принялся отвечать. И к удивлению женщины оказалось, что он со своими родителями, так же, как и она проживал на Камчатке вплоть до окончания школы. Более того, с разницей в десятилетие они оба проживали в одном небольшом посёлке Ключи, имевшем одну единственную среднюю школу. То есть, вполне вероятно, что Ольга Сергеевна, будучи выпускницей, а Знайка - первоклассником в течение года даже сталкивались в коридорах школы. Это было забавно.
И хотя в последующие минуты разговора носимые ими фамилии, громко озвученные по такому торжественному случаю, ни тому ни другому не говорили ни о чём, они всё-таки нашли общих знакомых, среди которых фигурировали две учительницы и пару семей их теперь уже бывших земляков, причём одна из них – семья Ольгиного одноклассника Лёвы.
- Ничего себе! – забыв о неприязни, периодически восклицала Ольга уже с восторгом и думала: «Невероятно, повстречать своего земляка в автобусе по пути из Берлина в Гамбург! За все эти годы, проживая в таком огромном городе, как Москва, мне не удалось встретить ни одного из них! Невероятно!».
Видно было, что парень тоже ошарашен неожиданной встречей с землячкой. Он уже с искренним интересом посматривал на Ольгу и внимал каждому её слову.
Постепенно Знайка стал казаться Шутовой гораздо симпатичнее, чем виделся ей раньше. Не переставая удивляться превратностям судьбы, она уже по иному смотрела на неожиданно приобретённого ею земляка: по-доброму, по-свойски:
«Да, он, вроде ничего, даже симпатичный… Бедненький, как рано начал лысеть! А глаза-то, как это я сразу не заметила? Смотри, какие они у него - умные, большие и выразительные! Да, а насчёт ума, так это у нас у всех - тех, кто из наших мест, ума хватает! Ещё бы! Наша школа - одна из лучших: преподаватели супер, все выпускники с первого раза без особых проблем в ВУЗы поступили…» - Так думала Ольга про себя, испытывая настоящее чувство гордости, истинного патриотизма за родную Камчатку и своих земляков.
Потом она спохватилась и спросила у Знайки:
- Как вас…, то есть тебя зовут? Я сразу «на ты», хорошо? Ты, ведь младше меня.… Ой, а я, ведь сама забыла представиться! Меня зовут Ольга Сер…, да нет же, для тебя я просто Ольга!
- Александр.
- Ну, вот и познакомились, Слава Богу!
Так у человека по прозвищу Знайка появилось имя.
 
Во время непродолжительных остановок автобуса для отдыха и коротеньких экскурсий Ольга с Александром почти не расставались, находясь рядом, как добрые и старые знакомые к изумлению теперь уже у бывших своих товарищей по маленькой берлинской группе. Казалось, что за время пути эти двое, стали друзьями.
Во время одного из так называемых «привалов», остановке, устроенной для туристов их гидом, к Ольге, когда она, ожидала Сашу возле автобуса, выйдя из кафе, подошла Брюнетка и спросила:
- Там вас Знайка не достал ещё?
Видя любопытство в её глазах, Шутова улыбнулась, а почувствовав провокационность вопроса Брюнетки, решила сначала подыграть ей, а, уж, потом огорошить:
- Ещё как достал…, и я этому, представьте, очень рада! Представляете, у нас с Сашей оказалось много общего!
Брюнетка недоумённо хмыкнула и отошла, направившись в сторону ожидавшей её поодаль подруги-блондинки.
Погрузившись в автобус вновь, Ольга с Сашей взялись за обсуждение своих впечатлений от поездки, между делом в разговоре снова и снова возвращаясь к своим воспоминаниям из прошлой жизни и детских годах, проведённых на камчатской земле. И о настоящем поговорили: рассказывали друг другу о том, как после школы складывались их жизни, о своих родных и близких, и о том, что пришлось пережить и чего добиться каждому из них.
Ольга поведала Саше о своей небольшой семье, о взрослом сыне, потом рассказала о работе, которая у неё имелась, умолчав о трудностях, с которыми ей приходилось сталкиваться почти ежедневно, неся тяжкий груз ответственной должности.
В конце своего рассказа Шутова протянула земляку свою визитную карточку со словами:
- Выберешь время – заходи ко мне на работу, без всяких там условностей и предварительных звонков, устрою всё в лучшем виде, а уж большая скидка тебе и сейчас гарантирована! Ах, что же это я? Я совсем забыла написать на визитке свой домашний и мобильный телефоны! Ну, ладно, потом допишу …
- Спасибо! – сказал Александр ей, беря карточку.
Рассматривая визитку, он поглядывал на Ольгу, и она поняла его взгляд: в нём промелькнула тень недоверия к ней, но это Шутову не обидело: «Молод ещё! Наверное, не так в его представлении должен выглядеть руководитель фирмы, да ещё той, которая на слуху! Могу пояснить, если спросит…».
Но Саша удержался от вопросов и с увлечением начал рассказывать Ольге о себе. Он устроился в жизни неплохо. Несмотря на свой, достаточно молодой возраст, имел со своим отцом строительную фирму в долевой собственности, был женат и имел пятилетнюю дочку. И ещё много чего рассказывал, ободрённый вниманием хорошей слушательницы, коей являлась Ольга Шутова, по всей видимости, восполняя отсутствие общения, то есть своеобразный пробел, образовавшийся у него с начала путешествия. Когда же речь зашла о его грандиозных планах на будущее, и Александр с пылом стал этими планами делиться, у Ольги в голове совершенно неожиданно возникла одна мыслишка…
Перед этим надо сказать о том, что самым большим унижением Шутова всегда считала для себя необходимость кого-то и о чём-либо просить.
Так вот, несмотря на это, подстёгиваемая страхом безденежья в чужой стране, не оставлявшем её ни на минуту, она в эти минуты думала о том, чтобы попросить помощи у Саши: «Почему бы мне не обратиться к нему, с просьбой поддержать меня в трудную минуту? Взять, и попросить сто евро, например? Это ведь немного для него…. Да даже пятьдесят…, ну, а что в этом такого?
Раздумывая на эту тему, Ольга продолжала убеждать себя: «Мы оба живём в Москве, мои координаты ему известны. Я ведь отдам сразу же, отдам, как вернусь из поездки…».
Убеждала до тех пор, пока не убедила окончательно. Робкая надежда на спасение от предстоявших впереди пугающих трудностей и невзгод принесла женщине некоторое облегчение. С улыбкой на лице она ласково взглянула на Сашу, продолжавшего говорить, и твёрдо решила дождаться удобного момента, чтобы исполнить задуманное, заранее готовясь к тому, что сделать это ей будет всё равно непросто.
Когда автобус уже въезжал в празднично сверкавший вечерними огнями город Гамбург, руководитель группы и, одновременно с тем, гид, обращаясь к туристам, сказал в микрофон:
- Группу из шести человек мы высадим из автобуса первой. На мой взгляд, им повезло, так как отель, в котором их ждёт расселение по номерам, располагается в самом интересном и весёлом микрорайоне города. Он находится совсем близко с районом Гамбурга под названием Рипербан. Для тех, кто не слышал это название раньше, могу пояснить: это что-то вроде улицы «красных фонарей» в Голландии с «сексшопами», «стрипклубами» и так далее!
Но, вынужден вас предупредить! На прогулке по райончику Рипербан надо быть осторожными, поскольку бывают случаи, что к туристам пристают наркоманы и случается воровство. И ещё, не рекомендую женщинам, а мужчинам, наоборот рекомендую сходить в одно интересное место, хотя бы из любопытства. Найти его просто, оно огорожено забором! Там находится…, там женщины, как бы вам сказать…, ну, предлагают свои услуги, сидя за стеклом витрин. Ещё раз предупреждаю: женщинам лучше не пытаться туда зайти! Даже не заглядывайте! Это небезопасно, в лучшем случае вас обольют водой из ведра…
- Вот здорово! – весело сказал Саша и предложил Ольге Сергеевне прогуляться по Рипербану сегодня же.
- Ну, хорошо, давай прогуляемся! – с некоторой робостью после такого двойного предупреждения гида, немного подумав, согласилась она.
Так и случилось: по приезде в небольшой отель на Будапешт штрассе, наскоро, побросав свои вещи по своим номерам, Ольга с Сашей отправились на ночную прогулку в поисках приключений.
У выхода из отеля (он же вход) находилась металлическая стойка с рекламной продукцией. Выйдя из холла, Саша взял со стойки экземпляр небольшой карты города, полистал и прихватил его с собой.
«Пригодится!» - сказал он Ольге.
Быстро разобравшись с обозначениями в красочной схеме, парочка русских туристов довольно скоро оказалась на нужной им улице, с которой начинался известный многим знатокам и любителям острых ощущений, и неизвестный, интригующе загадочный для остальных-непосвящённых в его тайны, Рипербан.
Сначала бывшие камчадалы вели себя настороженно. Помня об инструктаже и предупреждении гида о возможности возникновения прецедентов криминального характера, они всматривались в лица редких в столь поздний час прохожих, и временами им начинало казаться, что небольшая пешеходная улочка, по которой они шли, действительно «так и кишит людьми» с явно преступной наружностью. Но позже пришло успокоение, так как стало ясно, что нападать на них никто не собирался, а прохожие, изредка попадавшиеся им навстречу, так же, как и они - сами, не сводившие глаз с ярких освещённых витрин маленьких специализированных магазинчиков, кафе и стриптиз клубов, по всей вероятности, тоже являлись туристами. Спустя некоторое время, земляки по настоящему освоились здесь, о чём свидетельствовал оживлённый разговор, завязавшийся между ними.
- …Неужели тебе не интересно? Зайдём? – повторно спрашивал у Ольги Сергеевны Саша, указывая на вход в магазинчик у которого они остановились минуту тому назад.
Шутова колебалась, глядя на витрину, оборудование которой ясно говорило о том, чем конкретно здесь торгуют. Но женское любопытство – штука сильная и оно, в конце концов, победило здравый смысл:
- Ну, хорошо, давай зайдём! – наконец отбросив последние сомнения, согласилась Ольга на предложение своего товарища.
Несмотря на то, что Шутова руководила ночным клубом, в творческой деятельности которого эротика была одним из главных направлений и культивировалась, она никогда в своей жизни не была в «секс-шопах». Как только ей довелось переступить порог данной торговой точки, она поняла, что все имевшиеся у неё до этого представления о бизнесе такого рода – детский сад.
Магазин оказался ещё тот! Сначала он казался женщине огромным складом всевозможных предметов сексуальной индустрии, но небольшой прилавок у входа с молодым загорелым атлетом-продавцом с татуированным телом, одетым в чёрную майку, напомнил Ольге о том, что это всё же магазин, тем более, что дальше располагались витрины с десятками муляжей половых органов, изготовленных из разного материала, частично оснащённых по последнему слову техники. А основная часть магазина, заполненная стеллажами, удивительно напоминала зал обычной библиотеки, но только в первый момент… На стеллажах стояли, конечно, не книги, а порнопродукция в виде кассет и дисков соответствующего содержания.
Ольга Сергеевна не верила в происходившее с нею в целом: «Уж, не сон ли это, я – и вдруг здесь!?».
Нет, она не была ханжой, но прекрасно могла представить себе лица некоторых своих знакомых, страдавших от этого недуга, если бы они каким-нибудь образом увидели бы её здесь в таком специфическом месте у стеллажей. Что бы они сказали? А при виде того, как она сейчас рассматривает обложки кассет и дисков в обществе молодого парня оригинальной наружности, они совершенно точно и окончательно объвили бы её извращенкой. Смешно?
Откровенно говоря, саму Ольгу Сергеевну почти не интересовало гигантское скопище «утех для интима», для неё хватило с лихвой одной живописной экспозиции у входа, но ей интересно было наблюдать за земляком. А тот просто ликовал, и находиться здесь ему явно нравилось. Это было видно по тому, как по-хозяйски уверенно перемещался он от стеллажа к стеллажу, иногда подзывая Ольгу Сергеевну, чтобы она подошла. Когда она подходила, с неподдельным восторгом демонстрировал ей что-нибудь из понравившихся ему товаров редкой продукции и протягивал Ольге Сергеевне, уже основательно обалдевшей от всего этого изобилия, пластиковые коробки с откровенными фото на обложках.
- Смотри же! – в очередной раз, кричал он ей, - Вот на этой – секс со стариками, а здесь с жирными тётеньками!
Внезапно Ольге всё надоело. Ей стало невыносимо противно находиться дальше в этом магазине с его похабной продукцией и видеть, как её земляк упивается процессом подбора себе желанных товаров для покупки.
Как только она ощутила первые признаки приступа тошноты, она подошла к своему попутчику, и поскольку одной на улицу выходить всё-таки было страшновато, взмолилась:
- Саша, пойдём отсюда скорее, иначе меня прямо здесь вырвет!
Земляк взглянул на неё, и в глазах его было разочарование. Потом призадумался и с явной неохотой в голосе произнёс:
- Ну, ладно, сейчас куплю, что-нибудь и пойдём! А это…, это, наверное, у тебя от голода! Кстати, я тоже есть захотел…
Прошло ещё несколько томительных минут, прежде чем они к большому облегчению Ольги Сергеевны, наконец, покинули магазин. Теперь в руках у Саши оказался небольшой пакет стоимостью около 150 евро, а в нём кассета с самым модным в этом направлении фильмом «Игры с фекалиями» и подарком для жены – фалоимитатором из латекса нежно зелёного цвета.
Действительно Ольге давно уже хотелось есть, она была голодна, но в кошельке у неё было лишь пять евро (сумма лимита на сегодняшний день), а остальные, имевшиеся у неё деньги она благоразумно оставила в номере. Шутова всячески оттягивала момент траты оставшихся у неё средств, и дала себе слово терпеть до конца, то есть до того момента, когда чувство голода станет невыносимым. И вот, этот момент наступил.
Более благоприятного шанса для того, чтобы попросить у земляка денег взаймы, было невозможно себе представить, и Ольга решилась:
- Саша, я хочу рассказать тебе одну историю! О себе,– пояснила она и, дождавшись, когда земляк вопросительно взглянул на неё, продолжила, - Представляешь, в Берлине я переборщила с шоппингом и потратила почти все деньги, которые были у меня с собой! Сейчас у меня всего пять евро, я даже не знаю, хватит ли мне на ужин…
- Ну, что же ты так! Взрослая женщина, думать же надо было!? – не дослушав, прервал Ольгин рассказ Саша и с явным сожалением остановился у порога довольно презентабельного на вид ресторанчика.
И, как бы подводя итог, сказал:
- Так, значит, в нормальный ресторан мы с тобой не пойдём… Ну, что ж, поищем какую-нибудь кафешку с итальянской кухней, она уж точно будет дешевле!
Не теряя надежды, и пока ещё не придавая серьёзного значения словам Александра, Ольга Сергеевна с энтузиазмом оголодавшего беспризорника в поисках еды, стала крутить своей головой и присматриваться к вывескам, мимо которых они теперь проходили. Вскоре такое место нашлось.
Обычная вывеска у входа в скромное заведение, где по-английски было написано два слова - «итальяно» и «кафе», а так же наличие грязного тротуара там же у входа, безусловно, означали, что в данном заведении могут найти себе приют и перекусить небогатые туристы.
Войдя в абсолютно пустующий зал, пара туристов подошла к одному из круглых столов, имевшихся в этом сонном царстве, и уселась на плетёные стулья. Где-то через пару минут к ним подошла неизвестно откуда вынырнувшая официантка.
Неопрятная, густо накрашенная девица в мини, очень похожая на южанку, приехавшую на заработки в Москву из какой-нибудь бывшей республики СНГ, не стала утруждать себя демонстрацией радостного изумления при виде дорогих гостей и, молча, протянула клиентам две кожаные папки, липнувшие к рукам. После чего, так же молча, - развернулась и ушла в неизвестном направлении.
Саша, недовольно буркнув по-немецки, что-то вслед ей, сразу взялся за изучение меню. Ольга Сергеевна открыла свою папку. Пробежав глазами английский вариант текста ассортимента данного кафе, Ольга пришла к выводу, что, несмотря на неуютную обстановку, перекусить здесь было можно: блюда из мяса, рыбы, морепродуктов – всё здесь имелось, включая всевозможные напитки…
От дальнейшего изучения меню её отвлёк голос Саши:
- Ну, ты определилась, что будешь заказывать? Для себя я уже решил: закажу себе свиную отбивную с овощами, салат из морепродуктов и сто грамм коньяка.
- А я могу заказать себе только спагетти, они стоят всего три с половиной евро, ну, может быть, ещё и чай! – со смехом произнесла Ольга, тем самым вторично пытаясь обратить внимание земляка на своё бедственное положение.
- Ну, и хорошо! – не проявив ни малейшего интереса к трудностям землячки, радостно сказал Саша в ответ, и тут же стал искать глазами официантку, а обнаружив, принялся призывно махать ей рукой.
Когда мрачная девица подошла к столу, он сразу же сделал заказ. Покончив с записью его пожеланий в своём блокноте, девушка вопросительно взглянула на Шутову:
- Фрау?
- Спагетти… и ти! – поняла Ольга, ответив ей на по- английски.
Покончив с приёмом заказа, официантка хотела уйти, но Саша задержал девушку, и какое-то время объяснял ей что-то по-немецки.
- О чём вы говорили? – находясь в подавленном настроении, но, почти автоматически продолжая разговаривать со своим земляком, спросила Ольга, когда девушка ушла.
Молодой человек, уже во всю предвкушая сытный ужин, и от этого, напротив, пребывавший в этот момент в отличном настроении, весёлым тоном сообщил Ольге Сергеевне следующее:
- Представляешь, когда ты стала делать свой заказ, я вдруг увидел, что она взяла и объединила наши с тобой заказы в один общий! Ну, я ей и пояснил, что заказов поступило два, что писать надо на разных людей. И здесь учить приходиться, как работать…
То, что Александр говорил дальше, Ольга уже не слышала. Она сидела и молча смотрела в одну точку. С неимоверным усилием она ждала того момента, когда девушка принесёт им ужин и земляк, наконец, замолчит.
Официантка принесла ужин. Есть уже Шутовой не хотелось, но она, мысленно убедив себя в том, что в её положении не стоит пренебрегать ужином, взяла в руки столовые приборы и слабому качеству своего блюда со спагетти уже не придавала никакого значения. Единственное, что всё-таки мешало ей за ужином, так это появившееся у неё чувство неловкости при виде довольного собой Александра, с удовольствием наворачивающего за обе щёки свинину, и запивавшего блюдо французским коньяком.
Когда этот кошмар для Ольги, состоявший из насилия над собой, уже близился к концу, и тарелка, наконец, опустела, она первая взмахом руки подозвала официантку к столу и, произнеся слово «финиш», с нетерпением стала ожидать расчёта.
На этот раз девушка, как ни странно, быстро сообразила то, о чём её хотят попросить и, впервые приятно улыбнувшись Шутовой, отправилась за счётом.
Прошло какое-то время, прежде чем девушка вернулась к столу. Это произошло как раз в тот момент, когда и второй её клиент закончил, наконец, свой ужин. Вопросительно взглянув на Ольгу Сергеевну, официантка сбегала за счётом второй раз, после чего, не задумываясь, вручила расчётную папку сытому и подвыпившему Саше. И в зале тут же разразился грандиозный скандал.
Александра, оказывается, вывел из себя платёжный документ, который принесла ему официантка. Он кричал на девушку по-немецки, не забывая делать паузы, нужные ему для подбора разных выражений. Вот в таких перерывах, он с жаром взялся комментировать по-русски суть своего возмущения Ольге Сергеевне:
- Ты можешь себе представить - эта овца посчитала нас в один счёт!? И это, несмотря на то, что я говорил ей… Она, прикинь, теперь ещё имеет наглость, говорить мне про чаевые, что у них тут, мол, положено!? Хрен ей, а не чаевые…
Это было уже слишком! Не желая терпеть унижение и дальше, Ольга Сергеевна решила прекратить эту трагикомедию:
- Успокойся, на, вот, мои пять евро! Мой счёт – четыре с половиной, сдачу отдай официантке! - твёрдо и железным тоном произнесла она, и, сунув деньги в руки Александра, вскочила со стула и схватила в охапку свою сумку.
- Да, на! Бери уже, сейчас добавлю, и бери…, – это уже вполне мирно начал рассчитываться с официанткой Александр, обращаясь к ней по-русски.
Дальнейшего Ольге Сергеевне услышать не довелось, так как она стремительно шла по залу прочь по направлению к выходу из заведения. Через пару минут она в таком же темпе, не оборачиваясь, шла по ночной улице в сторону отеля. Отныне все её мысли были заняты только одним: как пережить остаток поездки и трудное время, которое было у неё впереди.
 
На следующий день женщина уже с другой группой должна была ехать дальше в Кёльн, а остальные члены группы, включая земляка, согласно своим путёвкам должны были пробыть в Гамбурге ещё сутки, после чего – вернуться на родину. И, как бы не хотелось Ольге Сергеевне больше не видеть своего земляка, встретиться с ним ей пришлось снова.
Это произошло в холле, куда женщина спустилась утром, со злополучным своим грузом наперевес. Покидая отель, она находилась в полной боевой готовности к переезду в город, пугавший её неизвестностью собственной судьбы в нём. Сразу заметить появление молодого человека помешала горе- путешественнице сосредоточенность на этой грустной теме, поэтому она даже испугалась, когда земляк бросился на встречу и буквально подскочил к ней.
Радостно улыбаясь, и уже привычно не утруждая себя соблюдением существующих на то условностей, к примеру, забыв поздороваться, он сообщил Шутовой, как лучшей подруге:
- Ты не знаешь, что было, когда ты ушла! Представляешь, я дальше отправился гулять, ну, туда…за забор! Там меня, блин, на триста евро хотели обуть, но не удалось этим бабам, конечно…
Он ещё что-то там говорил, но Ольга не слушала, она шла к выходу из отеля. Ей был безразличен этот человек, оказавшийся её земляком по нелепой случайности. С человеком, который ещё находился перед нею здесь в Гамбурге, она рассталась ещё вчера, оборвав случайное знакомство с ним и связь навсегда. Дальнейшая жизнь его её больше не интересовала.
Когда Шутова вышла на улицу и села в автобус, прибывший за туристами с неизменной немецкой точностью, лицо её вдруг засветилось улыбкой от мысли: «Как всё-таки здорово, что я так и не решилась напрямую попросить у него денег взаймы!».
Продолжая испытывать некоторую гордость и, укрепляя, таким образом, в себе чувство собственного достоинства, Ольга Сергеевна Шутова вдруг ощутила прилив свежих сил и появление хорошего настроения.
«Ничего-ничего, всё будет хорошо, я обязательно продержусь на оставшиеся у меня десять евро! Пару дней в Кёльне, ещё полтора суток в поезде, как-нибудь до дома продержусь, и не такое в жизни случалось! Я же русская…».
 
Продолжение следует
Copyright (с): Светлана Ливоки. Свидетельство о публикации №370364
Дата публикации: 14.12.2017 13:55
Предыдущее: Я рифмую…Следующее: ПОТЕРЯТЬ ЗЕМЛЯКА В ГАМБУРГЕ часть 2

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов