Литературный фестиваль
"Современник"
Встречаемся в Рязани 10-11 ноября
Конкурсные видео на нашем канале в YouTube




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Председатель МСП "Новый Современник"
Илья Майзельс
Собираю Великолепную десятку!
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Любовно-сентиментальная прозаАвтор: Светлана Ливоки
Объем: 53269 [ символов ]
НЕРАВНЫЙ БРАК ДАМЫ В ШЕЗЛОНГЕ
Дама лежала в шезлонге. Ежедневным занятием её было приходить на пляж, закрытый для посторонних отдыхающих в большом городе-курорте. Пляжная территория принадлежала пансионату, в котором она останавливалась на отдых каждый год на пару недель в сентябре, в самый прекрасный месяц бархатного сезона.
Дважды в день, в утреннее время после завтрака до полудня и в вечернее - после четырёх по полудню, женщина приходила к морю. Если вода была теплой, и не было волн, она купалась и принимала солнечные ванны, глядя в яркое южное небо. Нежась под лёгким дуновением освежающего ветерка, перемешивавшего в воздухе запахи суши и моря, дама лежала в шезлонге в тени пляжного зонта, рассеивавшего солнечные лучи, опасно раскалённые в жару.
Ей было за пятьдесят. Лёжа, она периодически внимательно и требовательно оглядывала части своего тела – ноги, руки и остальное на предмет загара, после чего успокаивалась. Дама знала, что выглядит для своего возраста наилучшим образом, и что, если отдых пойдёт по плану, как положено без треволнений, случайностей и приключений курортного свойства, которые поджидают на курорте женщин, отдыхающих в одиночестве, то выглядеть по приезде домой она будет великолепно и ещё моложе. Ей это было нужно как никогда раньше, ведь дома её ждали. Ждал человек, который очень нравился ей.
Мечтательно глядя вдаль поверх голов людей, копошившихся на оживленном пляже и в воде, туда, где взволнованная гладь синего моря пыталась слиться с прозрачной голубизной неба в редких прозрачных тучках, дама пыталась представить знакомый образ в деталях. Это удалось ей: кровь взыграла и тёплая волна удовольствия разлилась по всему её телу…
 
«Любимая, ну, не всё равно тебе какой лежак!?» - мгновенно прерывая фантазии и мечты дамы, раздался мужской голос рядом.
Дама повернула голову, хотя могла бы этого не делать, - она узнала голос, доносившийся справа, и поняла, что дождалась. Они пришли, снова пришли. Сегодня она снова будет наблюдать за парой.
Да, это была классическая пара - мужчина и женщина. Дама уже знала, что они супруги. Столкнувшись с ними в экскурсионном автобусе, когда группу отдыхающих из пансионата возили на экскурсию в Красную поляну, она слышала, как оба они отозвались на фамилию… не то «Кирсановы» не то «Кирпичёвы», когда представитель туристического бюро устроил перекличку людям по списку. Тогда супруги только привлекли внимание дамы. Позже, когда она разглядела, то заинтересовалась ими всерьёз и старалась больше не пропускать их появления, где либо: на пляже, на территории пансионата или на улицах города, где случайно приходилось столкнуться.
Высокий стройный мужчина выглядел достойно и привлекательно. Лет сорока с небольшим. Короткая стрижка, посеребрённые виски. Он был нетороплив, несуетлив и спокоен. По виду настоящий европеец, чем-то похожий на голливудскую кинозвезду и певца-шансонье прошлого века Ива Монтана. Голос с приятной хрипотцой. Но главное, глаза – умные, серо-голубые, и взгляд внимательный и уверенный. Кем он был - успешным бизнесменом или чиновником немаленького ранга, - даме было неважно, достаточно, что мужчина выглядел именно так.
Чем занималась его жена – ясноглазая и улыбчивая девушка длинноволосая блондинка лет двадцати пяти, привлекавшая внимание окружающих, тем более было неважно, поскольку редкий мужчина не останавливал свой взгляд при виде её женственной фигуры, ещё не утратившей приятной упругости кожи и чёткого контура всех существующих округлостей тела. Таким можно и дома сидеть, если при муже.
Не расставаясь ни на минуту, супруги, как будто не замечали людей вокруг, было видно, что общества друг друга им было вполне достаточно для общения. Везде, где бы ни видела их дама, они были заняты только собой. Разговоры, объятия, смех.
Что могло так заинтриговать, вызвать любопытство у дамы при виде абсолютно чужих ей, незнакомых людей? Что же? А, ведь было что…
Дама, глядя на эту пару, в особенности на девушку, день ото дня с изумлением убеждалась в том, что перед нею каким-то невероятным, мистическим образом возникают картинки из её собственного прошлого. Наблюдая за супругами день за днём, она рассуждала про себя: "как же внешне она похожа…, да и муж девицы того же типа, который был у моего…".
Неравный брак. Она прекрасно знала, о несомненных «плюсах» такого союза, если рассматривать брак по любви, каким был брак у неё с мужем, который был старше на семнадцать лет, и каким виделись ей брачные узы этой пары. «Минусы» появляются в таких семьях обычно позже, в процессе проживания пар, где мужчина значительно старше…
Даме не хотелось углубляться в философские размышления на эту тему, её больше интересовало, как эта пара нашла друг друга. В её случае это было так…
 
В московском объединении радиоэлектроники двадцатидвухлетняя девушка Наташа была новенькой. Не прошло и месяца, как её зачислили на работу в отдел кадров. Ей, конечно же, было небезразлично знать всё о коллективе, в котором ей предстояло работать дальше, но особого значения разговорам и сплетням она не придавала. Хотя, женщины, с которыми она работала, чаще других обсуждали одного человека, и девушка узнала поневоле, что первый заместитель генерального директора пользовался успехом и привлекал внимание всех женщин объединения. В свои тридцать девять лет мужчина был строен, красив, галантен и умён. И, что немаловажно, в последние лет пять он был холост, вернее, разведён, и имел трёхкомнатную квартиру, а значит, являлся завидным женихом.
Наташа пару раз видела его в коридоре и на лестнице. Этого ей хватило, чтобы получить полное представление об объекте, интересовавшем женскую половину офиса.
Мысли Наташи были заняты другим: ей предстояло разобраться в собственной жизненной ситуации, которая создалась после краха её раннего первого брака, который не продержался и трёх лет. Разрыв произошёл так не вовремя…, так неожиданно загулял муж-ровесник, что девушка была абсолютно не готова к переменам. Ей было элементарно некогда, переживая развод, заниматься переездом к родителям в Подмосковье из московской квартиры бывшего мужа, она ведь работала и училась на вечернем отделении юридического ВУЗа. В конце концов, она это сделала, но появилась новая проблема: Наташина мама, которая не могла смириться с новым статусом дочери «разведённая женщина», удвоила за дочерью контроль. Отныне все свободные от учёбы выходные и вечера, дочь должна была проводить дома с родителями, так сказать, в кругу семьи.
Потекли дни, недели и месяцы. Для Наташи – жизнь проходила в автоматическом режиме. Сколько времени продолжалось бы это, неизвестно, если бы не вмешалась судьба, столкнувшая лбами (в прямом и переносном смысле) двух людей.
По коридору офисного здания стрелой летела Наташа. Ей надо было успеть спуститься со второго на первый этаж в канцелярию, чтобы отдать папку документов на подпись генеральному, который с минуты на минуту должен был отбыть в очередной отпуск. Она добежала до лестницы и рванула вниз, не сбавляя скорости… Конечно, на лестнице и произошло столкновение. Буквально лбом девушка врезалась в крепкое пиджачное плечо поднимавшегося вверх мужчины. Папку с бумагами он всё же успел
схватить на лету, когда та решила уподобиться птице и самостоятельно спланировать вниз, вырвавшись из рук девушки, как из клетки. Затем мужчина подхватил Наташу, терявшую равновесие, чтобы она, не упала…
В общем, это был он – заместитель генерального директора Борис. Так они и познакомились. Он оказался необычайно скорым на решения. Видя, что Наташа не может прийти в себя, взял на себя всю вину за произошедшее столкновение и предложил в знак искупления и случившегося приятного знакомства свозить её на обед.
Неизвестно почему девушка, находившаяся в лёгкой тряске от неожиданной ситуации и сковавшей её неловкости, приняла предложение и через полчаса уже ехала с ним на его служебной «Волге» на комплексный обед в гостиницу Москва, где обслуживание осуществлялось по принципу шведского стола, что тогда ещё было так ново для столицы.
Когда они сытые, весёлые и довольные, с опозданием на пятнадцать минут возвратились на работу, их ждали. Казалось, что ждал весь коллектив…, женская часть во всяком случае. Каких только разговоров не наслушалась Наташа после этого, каких только советов и предупреждений не получила от обеспокоенных коллег! В результате она узнала первые негативные подробности о жизни Бориса, которые могли затемнить воссозданный ранее образ прекрасного ангела и перспективного жениха с квартирой: теперь со слов доброжелателей он был пьяницей, «не просыхал», и, что естественно для холостяка с пятилетним стажем, "жутким бабником и менял женщин как перчатки".
Наташа слушала подруг по работе, её, конечно же, настораживали новости, но она совершенно не представляла того, зачем ей всё это знать. Борис был хорошим и весёлым собеседником, симпатичным мужчиной, который не приставал и с которым было приятно появиться там, куда девушка, вряд ли, попала бы самостоятельно, но, он явно был староват для неё. И Наташа, выкинув из головы досужие слухи, дошедшие до неё, со спокойным сердцем согласилась, когда Борис снова пригласил её на обед. Позже они стали регулярно обедать вместе два раза в неделю.
Через полтора месяца Наташа, уже привычно ожидая приглашения на обед, и, не дождавшись Бориса в запланированный день (как потом выяснилось, он уезжал из Москвы по делам), впервые занервничала. Она поняла, что привыкла к их дружескому общению и к своему негласному положению «симпатии зама» на работе, когда коллеги и начальство (на всякий случай) ведут себя с работником и коллегой вежливо и предупредительно. Хотя, в свои молодые годы девушка не была наивной дурочкой, и
понимала, что кроется за внешней стороной такого отношения. К тому же кое-кто из женщин из бухгалтерии и экономического отдела, имевших виды на заместителя генерального, просто не переваривали выскочку Наташу и не пытались этого скрыть. Вероятно, с их подачи она незадолго до этого узнала, что у Бориса есть «очень красивая женщина», с которой он проживает «уже не первый год». Но даже эта информация не задела девушку до глубины души и не смогла повлиять на дружеский интерес к мужчине, ведь она, по-прежнему, считала, что серьёзных отношений с такой разницей в возрасте быть не может.
Наташе не пришлось долго грустить в одиночестве, потому что уже на следующий день в отделе кадров появился Борис и, не таясь, при всех пригласил её в кино после работы. Девушка, сияя, согласилась. Собственно с этого похода в кинотеатр «Зарядье» и начался их роман, потому что после сеанса, Борис пригласил её в ресторан поужинать, а
после этого на своём автомобиле доставил домой. Немногим позже обеды сменились на ужины, после одного из которых, Борис привёл Наташу в свою трёхкомнатную квартиру на Ленинском проспекте.
Оглядев прилично обставленное, но изрядно запущенное логово холостяка, она не без удовольствия отметила про себя, что другими женщинами здесь не пахнет, во всяком случае, никто, кроме Бориса здесь не проживал.
Светлое начало близких отношений было омрачено вмешательством Наташиных родителей уже вскоре. Дома заподозрили неладное, и в одну из ночей, когда девушка отсутствовала, находясь у Бориса, мама созвонилась с московской подругой, у которой, якобы, ночевала дочь. Наташу уличили во лжи, и мать устроила ей допрос с пристрастием, ну, а та по-честному рассказала ей обо всём, не забыв упомянуть возраст и положение своего бойфренда. Что тут началось!
«Ты нашла себе богатого старика!? Ты знаешь, кто ты после этого!?» - это было самое мягкое из маминой тирады и слов, которые слышала Наташа в тот злополучный вечер.
Воспитание сработало: к концу беседы Наташа согласилась с родителями в том, что ни к чему хорошему эта связь её не приведёт. Конечно, ей было хорошо с ним, но не до такой степени, чтобы «ломать свою жизнь ради сорокалетнего мужика», как подсказала ей мама. Да, и потом, вряд ли она любила его. Ей было приятно, что он восхищался ею, но всё равно с ним всё было иначе, не так, как начиналось когда-то с бывшим мужем: физически умереннее, а значит, не так убедительна его любовь. И, уступая, под натиском родителей, желавшим «своему ребёнку только добра», она торжественно пообещала им свернуть отношения с Борисом.
На следующий день девушка сама предложила мужчине, вместо запланированного ужина, поехать на обед, и в ресторане в гостинице «Киевская», куда они приехали, выложила другу всё, как есть.
Конечно, он не ожидал такого поворота. Обычную улыбку, которая не сходила с его лица весь последний месяц, мгновенно стёрло. Но, несмотря на испортившееся настроение, мужчина быстро совладал с собой и взял себя в руки. Он отказался от чая, посмотрел на часы и заторопился: сказал о том, что его ждут неотложные дела, после чего направился к выходу. Сделав несколько шагов, Борис внезапно остановился, после чего вернулся к столу, где сидела пунцовая от переживаний Наташа, наклонился к ней, поцеловал в лоб и положил рядом с её тарелкой ключ.
- Я знаю, как тебе опасно мотаться поздним вечером по электричкам после учёбы, поэтому, вот тебе ключ от квартиры, она к твоим услугам, если будешь задерживаться, - сказал он заботливо и ушёл восвояси.
«Разрыв, всё-таки разрыв…», - с отчаянием думала Наташа и дала волю слезам,- «Он даже не попытался меня удержать…».
После этого разговора рабочие дни для Наташи потекли вялым потоком однообразия и беспросветности кадровых дел. В первую неделю после разговора она ещё мельком видела Бориса. Он кивал ей и, не задерживаясь, спешил дальше. А на следующей неделе бывший возлюбленный куда-то пропал. Правда, через пару дней кое-что выяснилось.
Когда Наташа, зашла в канцелярию с бумагами, она случайно услышала разговор. Беседовали двое коллег. Вот, один из них и сообщил, что «зам взял какие-то отгулы и уехал, вернее, улетел в Грузию». При появлении девушки разговор оборвался и говорившие со вниманием уставились на её лицо, изменившееся в выражении. Было понятно, - людям интересно, отчего уехал без неё. Теперь будут сплетни…
Новость не на шутку расстроила Наташу. Несмотря на внутреннее сопротивление и установку забыть Бориса, вопрос о том, с кем он отправился отдыхать, мучил её. Мысль о том, что он свободен и может поступать, как ему вздумается, не оставляла Наташу всю неделю и терзала вечером перед сном. Она больше не могла носить в себе груз из воспоминаний о служебном романе и связи с взрослым мужчиной и решила, наконец, поделиться своими переживаниями со своей лучшей подругой Иркой, одной из многих, кто мог выслушать, понять, разложить всё по полочкам и посоветовать.
Так и произошло. Подруга, с которой они встретились в кафе и разговорились, не перебивала, не комментировала сногсшибательные новости и, воздерживаясь от ненужных вопросов, слушала и периодически подливала сухое вино в бокалы, опустошаемые по ходу беседы.
Когда Наташа закончила, Ирка долгим взглядом своих красивых зелёных глаз посмотрела на подругу, улыбнулась и тихим грудным голосом произнесла:
- Ну, и что? Сколько у тебя уже этот ключ без дела лежит? Не потеряла его? Так бери и езжай, посмотришь, как он тебя ждал. Может, бабу, какую-нибудь там застанешь и успокоишься, не будет же такой мужик долго один… Поезжай, сейчас же!
Наташа пыталась сопротивляться, возражать, ссылалась на изменившуюся ситуацию, но разгорячённая вином и конфиденциальным разговором подруга быстро сломила сопротивление и буквально вытолкала её из-за стола. Она схватила подружку за руку и повела к выходу из кафе, заверив на прощанье, что расплатиться с официантом сама.
Подробности последующих действий Наташи: как она добиралась на Ленинский проспект, и как с осторожностью вора-домушника и с бьющимся сердцем в горле открывала дверь квартиры Бориса, ожидая и боясь того, что её там встретят скандалом, - уже канули в Лету. Она могла припомнить в деталях только то, что потом долго ходила в темноте по прокуренной годами квартире, в которой пахло, как в нежилом помещении, не решаясь включить свет. И, что прошёл час, затем два. Ехать домой было поздно и она, воспользовавшись городским телефоном Бориса, позвонила своей матери и снова соврала - сказала, что станется ночевать у Ирки (уж, Ирка её точно не подведёт, если будет проверка). После чего, облюбовав диван в большой комнате, и, отыскав подушку, она решила обосноваться здесь на ночь.
«Раздеваться – не буду. Зачем, если завтра засветло покину квартиру? Сделаю вид, что меня здесь не было вообще», - подумала Наташа и впервые успокоилась.
Она осмелела до такой степени, что включила свет, пошла на кухню и выпила там чаю – пустого, так как в холодильнике тоже было пусто. Слава Богу, хоть сахар в доме имелся! В полночь девушка, чувствуя себя не очень уютно в чужой квартире, где она была незваным гостем, закрыла дверь большой комнаты и легла на диван. В голове её тут же ожил и закрутился калейдоскоп картинок из её недавнего прошлого. Мелькали лица, звучали отрывочные фразы, но главным фигурантом во всей этой феерии являлся бывший друг и хозяин квартиры Борис. Через какое-то время калейдоскоп замедлил своё круговое движение, померк и исчез. Наташа заснула.
Трудно сказать, сколько времени прошло, сколько минут или часов, когда раздался шум, который разбудил девушку. Шум, вернее, грохот, как казалось ей со сна, доносился из-за комнатной двери и шёл из коридора.
Ещё не проснувшись до конца, она вскочила с дивана и с бьющимся от страха сердцем на цыпочках подошла к двери. С неимоверным усилием, чтобы та не скрипела, Наташа приоткрыла её до образования щели, в которую можно было увидеть происходившее в коридоре. Но она ничего не видела, поскольку там было темно, а во входную дверь ломились, клацая ключом в замочной скважине. Снаружи на лестничной клетке что–то бухало и двигалось.
Сгорая от ужаса, понимая, что очень скоро её обнаружит здесь какая-то компания людей (и не факт, что с ними будет Борис, он ведь в отъезде), Наташа не знала, что делать. Хоть выпрыгивай с балкона пятого этажа! Но охватившая её паника не успела подтолкнуть девушку к совершению безрассудного поступка, - входная железная дверь с лязгом несмазанных петель открылась, запустив внутрь квартиры кого-то, гремевшего и
топавшего множеством ног в темноте, после чего в коридоре зажегся свет. И произошло неожиданное.
Девушка, которую всё это время буквально трясло от нервной лихорадки, не могла поверить своим глазам. В коридоре стоял Борис в окружении каких-то коробок и чемоданов и пытался снять обувь, наступая на задники своих полуботинок поочерёдно, то одной, то другой ногой. Это у него не получалось, потому что руки были заняты, в них он держал какие-то бутыли и был абсолютно пьян. Но Наташу так обрадовало его появление и тот факт, что он один без компании, что даже это настораживающее обстоятельство не играло никакой роли. Она распахнула дверь и стремительно вышла из комнаты.
Борис, глубоко ушедший в себя, добравшийся до дома на автопилоте, не сразу заметил появление девушки и вообще, что в доме у него гости. На это понадобилось несколько минут. Но когда он это обнаружил и до него, наконец, дошло, что перед ним реальная Наташа, а не её фантом, произошла сцена, которая украсила бы текст любовного романа или пьесы, если не вдаваться в детали, которые упомянуты в скобках ниже.
Он протянул к Наташе руки (бутыли с грохотом упали на пол, хотя, и не разбились, благодаря ковровой дорожке на полу), после чего сделал шаг в её сторону, затем встал на колени и сказал: «Как же я скучал без тебя, любимая! Ты - мой свет в окошке… Выходи за меня замуж!».
Девушка была счастлива. Сердце её ликовало. Всё было замечательно, и она, не раздумывая, сказала «да». Но под утро, после посиделок на кухне за столом, спешно накрытым привезёнными гостинцами из коробок: грузинским вином, бастурмой, козьим сыром, мандаринами и хурмой с виноградом, а также объятиями, поцелуями после разлуки, она вдруг задумалась и засомневалась. Убедившись в том, что Борис заснул на кровати в спальне, Наташа вернулась в большую комнату и улеглась на однажды облюбованный ею диван.
Проваливаясь в сон, она уже грустно думала о том, что когда Борис проснётся, сказка для неё закончится, всё измениться, и он, вряд ли, вспомнит, как звал её замуж, потому что был пьян. Но, сказка оказалась длинная и этого не произошло. Утром он с радостью повторил всё то, что говорил вчера, а через три месяца они поженились.
На малочисленной, но помпезной свадьбе, которую отпраздновали в одном из самых дорогих столичных ресторанов, со стороны жениха были сестра с мужем, трое его закадычных друзей с жёнами и один холостяк, а со стороны Наташи – только подруга Ирка, которая была у неё свидетельницей. Родительского благословения на брак Наташа не получила и мамы с папой на торжестве не было. Да, как пригласишь их, если они прекратили общение с дочерью задолго до события, как только узнали, что та переезжает к Борису. Но это немаловажное обстоятельство уже не могло испортить настроения Наташи, которая на протяжении всего романа с Борисом ощущала себя сказочной Золушкой, которую обнаружил принц.
После очередных выкриков «горько» и затяжного поцелуя молодожёнов, гости, удовлетворённые зрелищем, сытые и расслабившиеся от спиртного, под первые аккорды ритмичной музыки популярного шлягера дружной компанией пошли танцевать, а молодые остались за свадебным столом вдвоём, Борис обнял Наташу, прижал к себе и сказал с улыбкой:
- Устроили мы с тобой «шапито»! Вроде бы все довольны, хотя, наверное, думают про разницу…, или завидуют. Я тоже, моя дорогая и любимая девочка, думаю о нашей с тобой разнице, и вот, что надумал: не стоит загадывать на всю жизнь, но пять лет счастливой жизни - это то, что я могу тебе гарантировать…, во всяком случае, я очень постараюсь. Пять лет - точно мои.
И действительно последующие пять лет жизни с Борисом были счастливыми для Наташи, наполненные радостными событиями, взаимопониманием и благополучием, они прошли для неё под жирным знаком «плюс». Были, конечно, и мелкие неурядицы, маленькие сбои, выяснения (куда же без них в семье), но тогда Наташа не придавала этому серьёзного значения …
 
- Саша, мы приехали отдыхать, а ты… Сколько можно пить!? И так, каждый вечер… Ты же обещал мне!?
- Да, хорош, Лиза, что такого? Ну, перебрал вчера, не рассчитал в ресторане… Коньяк, он ведь долго в организме сидит. Хреново мне… Не понимаешь? Всего-то взял пару бутылок пивка…
- Ну, не здесь же опохмеляться! Мне уже стыдно с тобой рядом!- после этих слов девушка вскочила из-за стола, позабыв о завтраке, и выбежала прочь из зала столовой пансионата.
Саша остановившимся взглядом несколько секунд смотрел ей вслед, затем, отодвинув от себя тарелку с едой, взял пустой бокал, налил в него из принесённой бутылки пиво и с жадностью стал пить.
Дама со своим подносом устроившаяся за соседним столиком, прекрасно слышала, как ссорились интересовавшие её люди. Она теперь знала их имена. Наблюдая ссору, она с тревогой и сочувствием думала о том, что за «плюсами» и безоблачным периодом всегда следует «пора минусов»…
 
Наташа нервничала. Как же она не хотела ехать в Каунас! Ведь было предчувствие у неё, что муж едет в гости к литовскому другу не на окрестности и памятники старины поглазеть, а как обычно«отключить голову, ослабить тормоза», как говорил сам… Знала ведь это отлично, но разве можно остановить его, когда он что-то уже решил? А, главное, сама, дурёха поехала… Могла же что-нибудь придумать, чтобы остаться дома…
«Уж, не из-за Айвараса ты поехала?» - Наташа задала себе этот неудобный вопрос прямо в лоб и ждала от себя же, как будет выкручиваться.
И у неё получилось это:
«Конечно, из-за Айвараса!», - честно ответила она себе и так же честно объяснила: потому, что он самый приличный из друзей Бориса.
Она никогда не видела его пьяным, он не вваливался в компании не понятно с кем в три часа ночи в дом друга. Никогда не пытался лапать её в отсутствии мужа, или делать непристойные предложения, завуалированные под шутку, прямо за столом на глазах у своего «лучшего друга». Айварас вёл себя уважительно по отношению к старшему товарищу (старше на восемь лет) всегда, а если приглашал куда-то своих семейных друзей, то не пытался потом раскрутить на оплату счёта. И потом, что такого особенного в том, что ей в двадцать девять лет был симпатичен высокий и красивый литовский богатырь с именем, которое в переводе с литовского - на русский означало «красивый, как луна».
Он был холост и ему, вероятно, было интересно бывать дома в гостях у своих друзей и, совершенно естественно, что он потом приглашал друзей к себе, чтобы показать, где и как живёт, чем владеет на родине.
Да, безусловно, Айварас жил припеваючи, один особняк его трёхэтажный в сосновом бору чего стоил! Подлинники картин на стенах, каминный и тренажёрный залы, биллиардная, финская сауна в доме, гостевая, зал столовой с огромным овальным столом с невероятно художественно исполненными литыми ножками в металле. Лестницу между
этажами, инкрустированную деревом ценных пород, можно было назвать шедевром. Спальная хозяина во французском стиле… Одним словом - «заграница», в которой Наташе не приходилось бывать до этого ни разу в отличие от мужа, который когда-то давно ездил в Болгарию и Ливан.
В первые два дня, нервничая из-за того, что супруг своим беспробудным пьянством отравляет ей великолепное настроение от пребывания в гостях у замечательного друга, составившего и организовавшего для них целую программу (поездку к Балтийскому морю в Палангу, прогулки по старому городу Великого княжества Литовского с посещением музея янтаря, горы Бируте, парка скультптур), женщина ещё не знала о том, что на третий
день ей придётся понервничать ещё больше и дальнейшее пребывание в Литве станет не в радость.
Этот третий день начался, как обычно, с завтрака в столовом зале. Обслуга, которая имелась у Айвараса, накрыла великолепный стол в неизменном национальном стиле. Здесь были представлены блюда из мяса «кумпис» и жареный гусь с яблоками. Стояли тарелки с цеппеллинами, а литовский национальный торт «Шакотис» возвышался по центру, украшая стол. В зале пахло кофе. Всё было очень вкусно и сытно. Ассортимент
спиртного, кстати говоря, был ограничен: жбан литовского пива стоял на комоде в углу.
К облегчению Наташи Борис к пиву не прикасался. У него были веские основания: им ведь предстояла поездка на вино-водочный завод, на которой буквально настаивал Айварас. Наташа решила, что он решил похвастаться перед гостями хорошо поставленным делом, в котором, по всей вероятности, принимал участие. И сразу после завтрака в организованном порядке на новеньком «Минивэне» (невиданном в те времена для России), с машиной сопровождения они отправились на место.
Яркое впечатление о «предприятии будущего», таким в первые минуты пребыванияувидела Наташа завод и его производственную деятельность, было забыто через полчаса в кабинете директора, где началась дегустация продукции. Она хотела принять участие в ней, но раздумала, глядя на мужа, который не дегустировал, а просто выпивал то, что ему нравилось, и не мензурками, как принято при дегустации, а стаканами. Какое, уж, тут настроение, если ей незамедлительно нужно было изолировать своего мужа от спиртного, которое здесь проливалось реками, организованно впадавшими в огромное сорокаградусное море!
Она обратилась к Айварасу с мольбою, и он, конечно, помог: прервал дегустацию и вызвал своих ребят, после чего их сопроводили до машины и донесли подаренную мужу алюминиевую десятилитровую канистру с посольской водкой, которую поставили на пол пассажирского салона.
Всю дорогу расстроенная Наташа смотрела в окно, не желая в очередной раз видеть, как ведёт себя в таком состоянии муж, и слышать о чём он болтает. Она также не желала быть свидетелем позорной сцены, когда Айварас, терпеливо разжёвывая каждое слово, отвечает на пьяные вопросы друга. Ей хватило того, что она заметила случайный взгляд литовца, брошенный на мужа, и в этом взгляде уже не было теплоты и уважения. Именно после этого у женщины, которая буквально сгорала от стыда, появились два желания. Одно из них – уехать домой, а первое из двух, всё же, было добраться до гостевой комнаты, где они остановились и разреветься. Ей просто необходимо было побыть без людских глаз наедине с собой. Когда они вернулись в дом, она это сделала.
Слёзы – великий дар Бога человеку и особенно женщине. Какими не были бы слёзы – радости или печали, по какому поводу не проливались бы, очищение души – это главная функция и итог слёз.
Наташа вынырнула из сна, ещё плохо осознавая тот факт, что, обессилев, когда выплакалась, заснула в гостевой комнате на большой двуспальной кровати, накрытой стёганым покрывалом с изысканным узором по краям. Сколько времени длился её сон, ей было неведомо, как и то, где сейчас находился супруг. На кровати она лежала в одиночестве, а будил её, бережно похлопывая по плечу, Айварас. Когда Наташа встала с
кровати, он взял её за руку и сказал «пойдём». На вопрос «где Боря» хозяин дома не отвечал, а просто вёл её вон из комнаты. Не выпуская кисти руки Наташи из своей мягкой и тёплой ладони, он привёл её вниз на первый этаж кдверям сауны. Она не сопротивлялась, потому что после этого надеялась увидеть мужа, к тому же хозяин дома вызывал дружеское доверие и был приятен ей. Мыслям о подвохе здесь было не место.
Борю в парадном помещении сауны она не обнаружила, зато стол, накрытый до этого, как всегда с шиком, был слегка разорён, а бокалы и рюмки, имевшиеся на нём, наполовину опустошены. На полу стояла знакомая канистра.
- Айварас, где Борис, что с ним? – спросила Наташа, пытаясь справиться с приливом тревожной волны, которую образовали возникшие подозрения, зарождавшиеся внутри.
- Подожди, Наташа… С ним всё нормально, как всегда… Послушай меня, мне очень трудно говорить, но я должен это сделать…
Наташа хорошо знала Айвараса, что когда тот испытывал волнение, то, и без того говоривший по-русски с сильным акцентом, он начинал говорить медленнее, тщательно подбирая слова. Зная это, она не собиралась его прерывать, и Айварас продолжал:
- Ты знаешь, как я к Вам отношусь. Борис – мой товарищ, но ты…, ты ему не пара. Нет, наверное, - он тебе не пара. Извини за плохой русский… Ты даже не знаешь себе цены, и он тебя не ценит, иначе вёл бы себя по-другому… Мне трудно говорить, так как я влюбился в тебя без памяти, как увидел. Я пытался избавиться от этого и прогнать, но… Я знаю, что я не противен тебе, чувствую это и хочу тебя спасти, помочь тебе в жизни так, чтобы ты жила, как заслуживаешь. Мы уедем подальше и будем жить счастливо и богато. В общем, я хочу погрузить Бориса в поезд, и пусть он едет в Москву, а потом я поговорю с ним по-мужски. Ты должна мне помочь, мне нужно только твоё согласие…
Если сказать, что молодая женщина была в изумлении, то это значило бы не сказать ничего. После исповеди Айвараса внутри неё, образно говоря, взорвалась бомба, начинённая чувствами негодования, панической тревоги за жизнь мужа и разочарованием в человеке, который нравился. А дикая злость на то, что её считают за куклу, которой не дают детям играть, и основное предназначение дорогой игрушки – сидеть у всех на виду и украшать интерьер, только усилила взрывную волну.
- Где Боря!!! – уже кричала Наташа, - Я спрашиваю тебя! Отвечай!
Айварас был удивлён такой реакцией и сначала попытался её успокоить. Он подскочил к Наташе, обнимал, целовал, но это только усилило негодование и вызвало настоящую истерику у женщины. Она билась в его объятиях и со всей силы, на которую была способна, колотила своими маленькими кулаками мужчину-гиганта и атлета в грудь, пока он не сдался.
Айварас отошёл от Наташи, затем подошёл к тяжёлой автоматической двери сауны, открыл её и с показной брезгливостью сказал:
- Вот, твой Боря, твой муж, смотри… и забирай!
На широкой полке светлого дерева лежал муж Наташи в войлочном головном уборе, причём совершенно голый, поскольку простыня, в которой он, видимо, парился, была скомкана и валялась на полу. Он спал беспробудным сном, громко посапывая.
Наутро они уехали в Москву. Ребята Айвараса «погрузили» их обоих в купе «СВ» поезда, следовавшего в столицу, вручив напоследок злополучный подарок – канистру, в
которой ещё немало плескалось.
Борис долго болел после этой поездки и отказывался от выпивки. Наташа уже начала обрадовано думать, что он вообще завязал со спиртным. Опуская подробности личного свойства недавнего прошлого, своей платонической и взаимной симпатии с Айварасом, его признания и щекотливого предложения, она в общих чертах рассказала мужу обо всём, что прошло мимо его сознания, что было пропущено, но он не поверил, потому что друг для мужчины – это святое, даже дороже любимой женщины. И вскоре
деловые встречи, нужные мероприятия и ресторанные посиделки «с нужными людьми и ради дела» были продолжены. Единственное, что изменилось, во всяком случае, для Наташи, – она никогда больше не видела Айвараса, а последнее, что слышала о нём от мужа, было то, что литовец нажил большое состояние и уехал в Америку… один.
 
Проведение досуга в пансионате было организовано на хорошем уровне. Отдыхающим не давали скучать. Мероприятия культурно-досуговой программы следовали одно за другим. Ознакомившись с расписанием, дама посещала их выборочно. На мероприятии, посвящённом встрече с группой киношников, снимавших фильм о Сталине, в основном актерами, она увидела знакомых ей Сашу и Лизу. На этот раз они были в настроении и не ссорились. Она привычно наблюдала за ними и радовалась, надеясь, что «минусовой период» в их семейной жизни ещё не наступил, а может быть вообще минует супругов…, но в конце мероприятия, дама убедилась в обратном.
Незадолго до окончания встречи с актёрами, сценаристом и вторым режиссёром, неизвестно куда запропастился Саша, и по окончанию мероприятия Лиза вышла в холл в толпе зрителей одна. Так получилось, что дама шла за ней и слышала, как к ней пристали два парня из отдыхающих. Дама видела их в пансионате и раньше. Приятные молодые и модно одетые парни отдыхали одни. Судя по фигурам, - спортсмены. И что тут такого, что, увидев симпатичную девушку своего возраста, ребята захотели с ней познакомиться? Ничего особенного. Не это было интересно даме, а то, как отреагирует девушка на заигрывание парней и отреагирует ли вообще.
Лиза отреагировала. Она сначала улыбалась парням, а потом заливисто смеялась в ответ на их шутки. А когда на их предложение «попеть в караоке» в соседнем открытом павильоне, даме показалось, что девушка не прочь, и вот-вот даст своё согласие, вдруг, откуда ни возьмись, явился муж. Саша был трезв, но в руках у него была бутылка коньяка и пакет с фруктами, что говорило о многообещающем вечере. Он безучастно взглянул на парней, что-то буркнул им, типа поздоровался, обнял свою супругу и, говоря «пойдём», увлёк её к выходу. Судя по тому, как девушка тут же освободилась из его объятий, и, обернувшись, помахала парням, она пыталась сгладить неловкость от сюрприза с появлением пожилого мужа.
«Всё-таки, минусовой…» - с грустью подумала дама.
 
Наташе было тридцать шесть. Детей у них с Борисом не получалось. Сколько помнила себя в браке, она бесконечно обследовалась, и каждый последующий раз, как и предыдущий всё у неё было в норме.
На последнем осмотре в клинике знакомый гинеколог сказал ей:
«Ну, что ты хочешь? Муж у тебя за полтинник, серьёзный человек для которого на первом месте дела. Побухивает, небось… Отсюда проблемы: сексуальность пониженная, сперматозоиды не активные. Не тебе этим вопросом заниматься надо, а ему. Захочет твой муж обследоваться и лечиться? Сомневаюсь…».
Наташа знала, что врач прав. Борис и слышать не хотел об обследовании. Более того, он выглядел оскорблённым, когда она заводила с ним разговор на эту тему.
«У меня есть ребёнок, со мной всё нормально» - заводясь с пол оборота, говорил он жене и прекращал разговор на раздражавшую его тему.
И это было правдой. Когда-то давно Борис был женат и в той семье у него был уже взрослый сын, которому было за двадцать. Наташа никогда не лезла в отношения мужа с первой семьёй, зная, что отец с сыном встречается, помогает. Она видела парня пару раз, и он был похож на своего отца.
Но ей нужен был свой ребёнок, и его появление могло укрепить брак, в котором она начала разочаровываться. Периодически женщина впадала в депрессию и всё труднее выходила из неё. При виде того, что творится с женой, как она переживает по поводу отсутствия ребёнка и изнывает, сидя дома, изолировав себя от всякого общения извне, покончив с подругами и приятельницами, Борис отправился на приём к одному из маститых психотерапевтов за консультацией.
«Синдром домохозяйки – это ведь не шутка! Вашей жене, как можно скорей надо подыскать работу», - сказал тот ему, после чего обеспокоенный муж занялся трудоустройством жены на работу лично.
Уже через некоторое время, преодолев небольшое сопротивление Наташи, по-мазохистски не желавшей ничего менять в своей безрадостной жизни, Борис привёл её в офис юридического отдела кампании, которой руководил его давний товарищ. Там супругу встретили приветливо, ввели в курс дела, и она очень скоро стала полноправным членом дружного коллектива из шести человек.
Абсолютно другая жизнь началась у Натальи. Будто поток ветра ворвался в открытое окно давно не проветриваемой комнаты и освежил воздух, наполнив им помещение. Голову её теперь не распирало от глупых и безрадостных мыслей с непрекращающимся анализом мелких бытовых проблем и личного здоровья. Ежевечерние думы и гадания о том, каким, когда и в каком настроении явится вечером домой муж, так же покинули её. Теперь в голове, на сердце и в душе у Натальи была весна. Она с головой погрузилась в рабочий процесс, и рабочие дни её пролетали один за другим быстро: в офисе – законотворчество, а для разнообразия - поездки в суд и арбитраж.
У Наташи появился стимул заняться собой, и, наконец-то, притормозить так пугавшее её, предрекаемое психологами сближение внешнего вида навстречу друг другу участников пар со значительной разницей в возрасте. Женщина отбросила свою обычную мнительность и, обновив гардероб, уже скоро влезла в новые джинсы, часто меняла блузки и пиджаки, о существовании которых даже забыла, сидя дома, поскольку все эти годы в шкафах имелось кошмарное количество вечерних нарядов, большой выбор спортивных костюмов и разного рода халатов. Так что работа не только спасла Наташу от разрушительных последствий грозного синдрома, она развернула её на девяносто градусов, будто заставив взглянуть на себя в зеркало, к которому она всё это время стояла спиной.
Там же на работе и случилось знакомство Натальи с Валентином, с которым они вместе занимались договорами, заключаемыми кампанией с разными организациями и дочерними кампаниями. Молодые люди были ровесники, и это было здорово, потому что, работая бок о бок, плечом к плечу над одними и теми же вопросами, коллегам лучше иметь общность представлений о жизни, примерно равные силы, энтузиазм и желание развиваться дальше. Через год они стали друзьями.
Работая в тандеме, проводя вместе кучу времени, люди начинают делиться друг с другом интересами, подробностями своей личной жизни, а дружба, как известно у разнополых людей, не имеет границ. В процессе её может обнаружиться родство душ, которое часто приводит к появлению привязанности и даже зависимости людей друг от друга, любовной зависимости. В общем, Наташа влюбилась в невысокого, коренастого, лысеющего блондина с задумчивым взглядом больших светлых глаз и пухлыми губами Валентина или Вальку, который стал самым симпатичным и желанным для неё.
Это обстоятельство радовало и одновременно тревожило её, поэтому однажды вечером она затеяла с мужем щекотливый разговор, когда он, задвинув все свои дела на работе, вернулся домой пораньше.
- Почему ты никогда не ревнуешь меня? - спросила Наташа у мужа, когда и они, как бывало раньше, сидели за столом на кухне, ужинали и мирно беседовали.
- Понимаешь, любимая, - начал Борис с улыбкой и продолжил, - Я у тебя просто очень умный и уверенный в себе мужчина. С такой разницей, мне вообще не надо было жениться на тебе, если бы я был другим. Как можно лишить человека семнадцати лет жизни, вычеркнуть из неё годы, которые необходимы для накопления жизненного опыта, состоящего из проб и ошибок, и заставить двадцатилетнего превратиться сразу в тридцатисемилетнего. Задача нереальная, и только дурак, законченный эгоист может пытаться это осуществить.
Наташа улыбнулась мужу в ответ и с грустью подумала о том, что, если бы он хоть немного ревновал, то это, наверное, заставило бы её одуматься и не совершать шагов, которые могут повлечь за собой неблагоприятные последствия для их брака. Но муж не собирался ревновать, а значит, быть тому, на что Наташа пока не решалась. После этого разговора женщина дала волю чувствам и ответила согласием на предложение Валентина поехать за город в дом, который по рассказам остался у него после смерти бабушки.
Вторая половина месяца мая радовала солнечной погодой. Всё было красиво и необычно. Старый деревянный дом, утопавший в зелени крон деревьев, разросшихся вокруг, находился прямо возле кольцевой дороги, отрезавшей Московскую область от Москвы. Из окон дома с весёленькими кружевными занавесками виделись многоэтажные жилые дома нового и строившегося района. Доносившийся с автотрассы приглушённый гул движения множества машин не мог помешать двоим, присутствующим в комнате людям, слушать музыку, лившуюся из старенькой магнитолы.
Рядом с бабушкиной тахтой стоял полированный журнальный стол из серии первых шедевров отечественного мебельного производства, на котором стояла обезглавленная бутылка шампанского, хрустальные фужеры, ваза с фруктами и открытая коробка шоколадных конфет...
После поездки, которая казалась Наташе удивительной, она долго не могла прийти в себя, настолько романтично выглядела первое свидание их с Валентином, а после того, что в итоге произошло в этом доме между молодыми людьми, Наташа стала безразлично относиться ко многим вещам, которые имели ценность до этого. Значимость некоторых понятий и чьих-то мнений отошла у неё на второй план. Всё было неважно женщине теперь, кроме возлюбленного и его отношения к ней.
Валька был ласковым и нежным. Она думала о нём теперь каждую минуту и страсть буквально кипела внутри неё. Наташа наслаждалась своим состоянием и старалась не думать, о том, что, по сути, вступив в любовную связь, они с Валентином согрешили, поскольку оба были не свободны: она была замужем, он – женат. Она гнала от себя эти мысли и безумно хотела продолжения и дальнейшего развития романа.
Вполне вероятно, что дома изменившееся состояние жены было заметно мужу, но, несмотря на то, что вечерами Наташа становилась неразговорчивой и замкнутой, вопросов ей он не задавал. Со своей стороны женщина боялась только одного, что супруг захочет супружеской близости и будет настаивать на этом, а она не сможет, ведь её новая любовная связь разрушила магию, существовавшую между супругами долгие годы. И что сейчас Наташа видит перед собою не укоренившийся в сознании образ красавца мужа, каким он был десяток лет тому назад, а пятидесятилетнего, вздорного человека, разрушающего свой внешний вид и здоровье дурными привычками и алкоголем.
А ещё она думала о том, что зря мужчины, дружно смеются над особенностями стареющего женского тела, муссируя подробности, мол, «уши спаниеля у этой», или, «дряблые ягодицы у той» и прочее. Женщины тоже могут посмеяться от души над тем, что у сильного пола отвисает и усыхает с годами пока идёт угасание основного инстинкта, но они этого деликатно не делают, а просто теряют интерес или находят себе помоложе.
Помимо работы любовники встречались два раза в неделю. Свидания их проходили в разных местах: в бабушкином доме, в пустовавших квартирах неизвестных друзей Валентина. Они ходили в кафе, в кино, колесили по красивым дорогам и местам Подмосковья. Теперь у них были общие планы и общие мечты, так, во-всяком случае, казалось Наташе, но…
О том, что у них с Валентином нет будущего, Наташа узнала неожиданно через три месяца, когда пришла на корпоратив по случаю юбилея кампании и увидела его с супругой. Она была очень удивлена и удручена этой неприятной неожиданностью, поскольку за день до этого события они с любимым договорились «хорошенько оттянуться и потусить». Почему он пришёл не один и даже не предупредил, было непонятно.
А жена любовника, о которой он говорил, что «не любит», «не может», «женаты со школы», что у неё постоянные проблемы со здоровьем, оказалась обыкновенной приветливой тётенькой, домашней и пухленькой, просто энциклопедический пример и образец настоящей матери и жены. Более того, при взгляде на их супружескую пару чувствовалось, что не она «при нём», а он «при ней».
Уже вскоре Наташе сделалось не по себе. Как пьяный после ушата холодной воды, она будто протрезвела и прозрела: «С кем я связалась? Зачем? Они друг другу под стать, причём здесь я? Пусть живут - не тужат…».
Нет, она не чувствовала себя униженной, - она чувствовала себя умалишённой оттого, что запуталась, закрутила роман с женатым человеком, который от скуки своей обыкновенной и малоинтересной жизни искал приключений на стороне, которому от неё нужно было только одно. Он втянул её в блуд, мало заботясь о том, что будет с нею потом.
Наташа уже не могла находиться здесь более, ей было не до праздника. Она решительными шагами направилась к выходу из заведения.
Проходя мимо большого зеркала в холле, она автоматически бросила взгляд на своё отражение и ужаснулась: «Оделась, разукрасилась, как на панель!»
В ту же секунду ей нестерпимо захотелось домой, захотелось увидеть Бориса. А через две недели Наташа уволилась с работы переводом в небольшую фирму, где была частичная возможность работать с документами на дому.
 
Всё в жизни – и плохое и хорошее имеет своё начало и свой конец. Пребывание дамы на курорте подходило к концу. Оставалось не полных три дня, когда утром в столовой к ней подошёл Саша. Он поздоровался, приветливо улыбнулся и сказал:
- Вы не могли бы сегодня поужинать с нами? Завтра с утра мы с супругой отбываем домой, и нам хотелось бы в приятной компании отметить наш отъезд. Лиза просила меня пригласить вас, поскольку она считает, что вы самый приятный здесь человек и ваше лицо кажется ей знакомым.
Что могла сказать дама в ответ на это предложение? Конечно же, она согласилась. И в семь вечера, принарядившись, дама пришла на набережную в кафе, где был назначен званый ужин. За картинно-накрытым блюдами кавказской кухни столом уже сидели супруги и в виде аперитива потягивали красное вино из глиняных бокалов.
Лиза очень обрадовалась появлению дамы:
- Спасибо, спасибо, что пришли! Саша, наверное, уже сказал вам, что мне кажется, что я вас видела раньше. Откуда вы?
С этого и начался их знакомство, разговор застолье. Оказалось, что пара приехала из Питера, что Лиза волнуется, как без них маленький сын, которого они оставили с престарелой бабушкой дома, что купили ему здесь. А Саша обнимал жену и успокаивал.
Примерно через час тёплого и душевного общения, Лиза спохватилась и попросила новую приятельницу рассказать о себе.
Дама задумалась. Что она могла рассказать о себе своим молодым друзьям, наблюдая за которыми больше недели верила в сходство своей судьбы, судьбы своего неравного брака с их судьбами и браком, и ошибалась в своих предсказаниях?
Разве рассказать им о том, что её покойный муж, который скоропостижно умер от рака в пятьдесят восемь лет, был ей лучшим другом и оставался им до конца, несмотря на то, что супруги разошлись из-за неожиданного пустяка, бурной и глупой сцены ревности, устроенной Борисом, после которой она подала на развод? Или то, что, за два года до трагедии, когда они разъехались, Борис уехал из московской квартиры в загородный дом в Старую Купавну, где его отыскала тридцатипятилетняя бывшая секретарша, о которой он всегда со смехом говорил жене, когда та пыталась ревновать, что «это общественный транспорт на котором только он не ездит»?
Бывшая секретарша напросилась в прислуги, и потом доброжелатели сообщили Наташе о дачном романе хозяина. Она же - бывшая жена целых два года потом делала вид, что не знает ничего, и всегда принимала Бориса с радостью, когда он приезжал в Москву в их квартиру. Иногда он оставался ночевать и говорил, что им снова нужно сойтись. И продолжал заботиться о ней: ежемесячно привозил солидную сумму денег, хотя, она никогда не просила его об этом, поскольку неплохо зарабатывала сама.
В своих отношениях они по-прежнему были мужем и женой. Он рассказывал ей обо всём, что творилось у него на работе, о планах, советовался и очень переживал, если не видел блеска в её глазах и улыбки на лице.
О болезни Бори она узнала последней. Хотя, могла бы догадаться раньше по внешним признакам, могла бы обратить внимание на фразу, которую, якобы в шутку, неоднократно произносил он: «Боюсь, без меня ты пропадёшь, дорогая. Нищета - не для тебя».
Но нет, не догадалась, не могла себе представить, потому что ко времени трагической развязки, краха их союза они с мужем были на пике своих отношений и взаимопонимания, достигли вершины дружбы двух очень близких и родных людей…
 
Наташа овдовела в сорок один год. О том, что означает для неё эта потеря и насколько невосполнима утрата, женщина тогда не думала. А когда было думать? Если всех, кто окружал Борю при жизни – его родственников, первую семью после его смерти интересовало только одно: как поделить наследство и забрать у неё больше заработанного покойным, ведь они с Борисом официально находились в разводе.
Несмотря на то, что Наташу интересовало только «совместно нажитое имущество супругов», на которое она могла бы претендовать даже в разводе, её таскали по судам в качестве ответчика почти два года. Судебные тяжбы могли продлиться и десятилетие, если бы женщина, не стремилась покончить с этим скорее.
«Зачем мне эти имущественные войны? Ради кого и чего сражаться? Детей нет. Квартира есть. Зачем?» - думала она, и, пойдя на уступки, раздала всё и всем разом.
Сестра покойного мужа, которой Борис отписал двухэтажный особняк в Купавне при жизни, успокоилась, когда получила долю - учредительский процент крупного предприятия, в котором Борис был акционером. Сын, ведомый и подстрекаемый в дележе своей мамашей – вышел из дела, получив землю – десять гектаров в Красногорском районе, сельский дом с земельным наделом в Тверской области и участок в шесть соток под Рузой, подаренный Наташе на день рождения мужем, «чтоб выращивала там редиску». Новый Джип Чероки покойного мужа Наташа сначала хотела оставить себе (не зря же она ездила с инструктором столько времени), но уже вскоре, рассудив, что если раньше не села за руль, то сейчас тем более не сядет, она отдала его пасынку.
Единственное, что не досталось никому и зависло в отсутствии документов, так это плодоовощной завод в Болгарии, который был обещан Наташе в виде подарка ещё до развода, и раскруткой деятельности которого покойный муж планировал заняться всерьёз. Она слабо представляла себе, местонахождение этого предприятия, поскольку не была в Болгарии, а родственники об этом не знали вообще, иначе бы предъявили свои права и на него. О том, куда пропали деньги из сейфа мужа в загородном доме в Купавне, она старалась не думать, так как, почти наверняка, знала ответ.
 
«Разве об этом расскажешь? Лучше не рассказывать ничего», - решила дама и предложила тост за счастье и взаимопонимание в доме Саши и Лизы, здоровья их замечательному сыну.
Застолье продолжалось до полуночи, после чего их троица долго обнималась, целовалась, прощаясь на живописном берегу моря под сиявшим россыпью ярких звёзд темным небом. Наташа знала, что у этой пары всё в жизни сложится и будет хорошо.
Она знала, что и у неё всё будет неплохо, если хоть маленькая часть её скромных желаний осуществится. Человека, который предугадывал малейшие желания, старался воплотить в жизнь её мечты, даже самые нереальные, на свете не было. Большие желания больше не посещали её.
В жизни женщины после ухода Бориса случались ещё и встречи и романы. Дважды она собиралась замуж, но передумывала, потому что не была уверена в силе своих чувств к этим достойным людям, и в том, что может осчастливить их. А полтора года тому назад вдруг ощутила сильную привязанность к человеку, с которым меньше всего хотела бы связать свою жизнь, поскольку он был моложе.
Надо сказать о том, что Наташа всегда относилась настороженно к парам, у которых неравенство в возрасте основывалось на старшинстве женщины над мужчиной. Она воспринимала с иронией возможность такого союза, и супружеские пары, в которых жена годилась в матери мужу, были ей неприятны и смешны. Что-то противоестественное и порочное виделось ей в этих отношениях. Слава Богу, что человек, которым она увлеклась всерьёз, был моложе, но не так молод, так сказать, в пределах среднего возраста.
 
Дама смотрела в иллюминатор самолёта, набравшего высоту, и любовалась пушистыми облаками, устилавшими его небесный путь в столичный аэропорт.
Она со спокойствием думала: «Как странно иногда судьба распоряжается жизнью человека! Не захочешь, а полюбишь, если встретился «твой человек»… Не стоит сопротивляться, пытаться просчитать действия свои и его, чтобы сложилось… Может, вообще, ничего не сложиться, потому, что тебе только показалось, что это «твой человек», а он не твой, более того, абсолютно чужой. Судьба тоже умеет смеяться!
Но, если вдруг само начнёт собираться, складываться и лепиться в единое, - это серьёзно, это по судьбе... Тогда, впрямь, «пять лет – точно мои»…
Copyright (с): Светлана Ливоки. Свидетельство о публикации №368460
Дата публикации: 03.10.2017 14:09
Предыдущее: Июльский сонСледующее: У тебя много лиц...

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Андрей Павленко[ 01.10.2017 ]
   Понравилось.
Андрей Павленко[ 01.10.2017 ]
   Философски-житейско.­
 
Светлана Ливоки[ 01.10.2017 ]
   Спасибо, что прочитали и решили поделиться своим мнением! Это всегда приятно и ценно. В отношении философско-житейског­о...,­ я поменяла бы
   местами эти два слова... Если иметь ввиду мой рассказ, то без экспериментов и осмысления полученного опыта не было бы никакой философии...
   Так что житейское прежде всего...
   С уважением, Светлана))
Андрей Павленко[ 01.10.2017 ]
   Сначала дают сверху пять счастливых лет...
   потом - в новой ипостаси - ещё пять
   счатливых лет...Думаю, эти пятилетки
   качественно разные( несмотря на мысль о
   якобы одинаковости счастья...) Но это
   отдельная тема)))...
Андрей Павленко[ 01.10.2017 ]
   Опечатки : 1)...ИвА Монтана...2)...общес­твА­
   друг друга...3)... они были заняты только "
   собой" - может лучше "друг другом"? 4)...на
   кровати в спальнЕ...5)...преду­гадывал­ её
   малейшие "желания" - пропущено
 
Светлана Ливоки[ 01.10.2017 ]
   Получается не опечатки, а «недопечатки»))) Спасибо, что заметили, внесу коррективы!
   С уважением к Вам!
Андрей Павленко[ 01.10.2017 ]
   Здорово про слёзы, как дар великий и про
   сближение внешнего вида с течением
   времени...)))
   С удовольствием от прочитанного и
   пожеланием творческих успехов!
 
Светлана Ливоки[ 01.10.2017 ]
   Ещё раз спасибо!
   Добра и тепла Вам!
   С уважением, Светлана
Людмила Морозова[ 01.02.2018 ]
   Отличный у Вас слог, Светлана! Читается легко, увлекательно. Вроде бы
   и не детективная история, и тексты ,длиннее пяти тысяч знаков, я давно
   осиливаю с большим трудом, а тут "проглотила&quo­t;­ за один присест. Удачи
   Вам!
 
Людмила Морозова[ 01.02.2018 ]
   Я правильно поняла,Светлана, что именно это произведение Вы имели в виду в комментарии к моим "размышлениям&q­uot;?­ Во-первых,
   спасибо за подробный и интересный отклик. Да, вполне вероятно, что в истории с героями моей публикации всё обстоит именно так,
   как написали Вы. А Ваш рассказ - еще одно подтверждение тому, что в отношениях между мужчинами и женщинами чаще роковую
   роль играют вовсе не различия в возрасте, а такие вещи как , к примеру, пьянство или неверность(Валентин)­.­ Еще раз спасибо! За
   отклик и за то, что мы с Вами оказались единомышленницами.
Светлана Ливоки[ 01.02.2018 ]
   Большое спасибо, что осилили, Людмила!)) И ещё очень приятно мне слышать от Вас
   похвалу произведению, в которое я вложила, может быть, чуть больше души и
   меньше фантазии, чем в некоторые свои произведения!
   
   Желаю Вам творческих успехов и всего самого доброго!
Светлана Ливоки[ 01.02.2018 ]
   Мы безусловно единомышленницы по многим вопросам и взглядам на жизнь. Так
   кажется и мне. И Вы всё правильно поняли, не сомневайтесь в этом! За что отдельное
   спасибо)))
Людмила Морозова[ 02.02.2018 ]
   Светлана! Вы меня заинтриговали настолько, что я ещё раз прочту эту историю!
   
    А я всегда пишу только правду, не меняя даже имена. Только один раз -при регистрации- придумала миниатюру, но и ту честно
   назвала "фантастической­".­ Просто везёт мне на интересных людей, у которых жизнь небанально протекает! Вот и сейчас!!!
Светлана Ливоки[ 02.02.2018 ]
   Вот, одно из доказательств нашего единомыслия, Людмила! Ваш комментарий
   служит поводом для продолжения нашего с Вами разговора, поскольку в нём Вы
   затрагиваете тему, очень интересную для собеседника, на которую ему (мне) есть,
   что сказать))). Я тоже всегда придерживаюсь правды. Неправда как-то не
   пишется, особенно в малых формах - рассказах, эссе... В стихах тоже основа у
   меня правдивая на основе личного, пережитого, но больше сравнительных
   образов. Я вообще начинала и долго писала раннее от своего имени, основываясь
   на реальных событиях, которых в моей жизни на тот момент было великое
   множество (сейчас тоже событийность присутствует, только с возрастом мой
   взгляд на многие вещи изменился, и не всякое удивляет так как раньше). Так вот,
   однажды мой товарищ по порталу написал мне: попробуй выводить образы,
   заслуживающие внимания, а не только писать о себе. Я сначала обиделась на его
   замечание, а потом приняла его предложение, и, хотя писать было труднее (всё-
   таки это не чья-нибудь, а личная правда!) у меня это получилось. После этого я
   переписала с "я" на героиню по имени Лариса целую книгу, и во время этой нудной
   и кропотливой работы (около 300 стр. книга), как раз "высветились&qu­ot;­ сырые места
   в тексте, где я "нафантазировал­а"­ лишнего. В больших форматах невозможно не
   творить, иначе читателя не удержишь. "Присочинять&qu­ot;­ приходится!
   Спасибо за ваш комментарий! Обязательно поброжу на Вашей странице, поищу
   произведения, которые близки мне по восприятию и вызовут желание высказаться.
   Всего самого доброго Вам, Людмила!
   С уважением, Светлана
Людмила Морозова[ 02.02.2018 ]
   Ничего себе! Вы автор книг ! Это круто!!! Поздравляю и искренне восхищаюсь !
   
    А я на Портале человек случайный. И в литературе - никто. Зарегилась исключительно для того, чтобы почаще встречаться с
   подругой, с которой нас разделяют тысячи километров. Вы её знаете, это хозяйка второй гостиной Английского Клуба Любаша
   Кулагина. Золотой человечек и добрейшая душа!
    Ещё раз спасибо Вам, и всего самого-самого доброго!
Светлана Ливоки[ 03.02.2018 ]
   Спасибо! Первую книгу рассказов издала в Люберецком издательстве в 2003 году
   после случайного знакомства в гостях у своей подруги с редактором. Помнится, за
   столом я рассказала ей, что пишу и остановиться не могу, записывая свои
   впечатления и складывая их в папку. Ей стало любопытно и она предложила мне
   привезти подборочку)). Что я сделала незамедлительно, а ей эти "самоделкины
   рассказы" понравились и она прикрепила мне редактора, чтоб вычитал и
   подготовил к печати...
   Так что, уважаемая Людмила, из таких, вот случайностей и состоит жизнь.
   Случайности приводят к настоящим открытиям! А Вы... на известном Портале, да
   ещё, имея в друзьях уважаемую всеми Любовь Кулагину!!!??? Вы уже в
   литературе, дорогая! И прекрасно, что относитесь к этому просто без пафоса,
   излишней уверенности, так как истиное творчество - это всегда труд. А труд у
   литераторов нелёгкий, порою каторжный...
   Пишите и творите. Радуйте всех своими произведениями дальше!
   С уважением и теплом, Светлана.

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов