Список участников второго выпуска журнала
Начался отбор текстов
для третьего выпуска журнала


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Бенефис к юбилею
Надежды Сергеевой
Моя жизнь и мой юбилей
Мое творчество
и мои книги
Мое дело и моя профессия
Возобновляем издание журнала
"75 лучших строк"
Положение о проекте
Мир искусства. Приложение к № 7 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Журнал "Великолепная деcятка". Выпуск номер 3

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Эд Гемадзе
Объем: 15859 [ символов ]
В десятку
Впечатление
 
Она заставила меня задуматься.
В тот рождественский вечер я был впечатлен и озадачен, испытав
необыкновенное, ранее никогда не ведомое мне чувство.
Весь уходящий день, как бы готовил мне сюрпризы – впечатления,
которые до сих пор не оставляют меня и не дают моей памяти ни
малейшего шанса на перезаписи волнительных следов. С тех пор всё
происходящее, с чем мне ежедневно приходится сталкиваться, в той или
иной степени связываются с событиями того вечера. И я, находясь уже в
пространстве своих впечатлений, живу, словно в ловушке, куда загнал я
самого себя и не желаю оттуда выходить. Теперь я в ожидании хоть
малейшего намека на продолжение того, что так же неожиданно тогда
ворвалось в мою жизнь, потом исчезло, как и появилось – вдруг.
Так уж мы созданы, что отрезки времени, которые фиксирует наша
память, остаются в нас благодаря впечатлениям, особенно ярким
впечатлениям, возникшим от неожиданного явления.
Маленький свет, который мы на мгновение можем увидеть, например, в
темном заснеженном лесу, как это однажды случилось со мной в
предновогоднюю ночь, где я со срубленной елкой блуждал в безнадежном
поиске дороги домой, и есть то яркое впечатление, которое способно
взбудоражить наши чувства пробуждением надежды на спасение.
Этот маленький свет, как долгожданное явление, способен проявить в
сознании нашем яркое впечатление. Он – словно огромная звезда для нас,
в действительности какая-то очень маленькая светлая точка, появившаяся
в нужный момент в совершенно темных безднах нашего мира.
Таким же впечатлением для меня может стать просто лицо незнакомой
девушки, мелькнувшее в толпе, как вспышка света, оставившее след во
мне, исчезнув навсегда.
«Я под впечатлением», – говорим мы, осознав мгновенье в вечности,
где нас давно уж нет.
 
В ту рождественскую ночь многое происходило, как в волшебном сне.
Я встретил её где-то далеко, на тёплом поясе земном, где всё было
впервые для меня и необычно ново. Казалось бы, всё происходит в
стороне, как будто без тебя, и вдруг ты в этом мире, почувствовал, что
ты со всеми вместе, что живешь. Это и есть то впечатление – из будней
вырванная красота, как мысль, которая случается однажды и впервые.
В тот вечер, когда на веранде, выходящей в сад, жара уже начинала
разваливаться, когда исчезающие лучи еще освещали розы, которые
бросали тень на стены дома, а последние краски дня еще были видны на
небе, я вдруг почувствовал за спиной чей-то взгляд.
Мгновенье словно застыло для меня с сознанием того, что стоит
повернуться мне к нему лицом, оно может исчезнуть в следующий миг иль
измениться с неизвестным продолженьем.
Боясь спугнуть свое же впечатление, я вышел в сад. Взгляд за спиной
преследовал меня, но обернувшись, я не увидел никого.
"Странно", - подумал я, и тут же на стене заметил тень. Тень девушки,
стоявшей за моей спиной.
- Ты кто? – спросил я тень.
- Я впечатление твое, – ответил мне приятный голос, – хочу побыть с
тобой немного, чтобы продлить его.
- Ты хочешь быть или побыть? - спросил я, повернувшись к ней.
Явленье не застало меня врасплох, но все же превзошло все ожидания.
- Ты впечатлён, я рада, пусть это будет для тебя моим
рождественским подарком.
- Спасибо.
- Теперь нужно решить тебе, как дальше быть.
- И что мне предложить?
- Не знаю, сам решай, ты мне понравился, и можешь изменить свою
судьбу.
- Ты его хочешь для меня продлить или, чтобы самой остаться с этим
впечатленьем жить?
- Хотелось бы остаться, но не могу пока, – ответила она, – я создана
для впечатлений, приятных и дурных. Мне суждено их постоянно
создавать, чтоб дать почувствовать другим, хотя бы на мгновенье, что они
живут. На этот раз ты дал почувствовать его и мне, но оставаться с этим
впечатленьем я не смогла бы без тебя. Ты нужен будешь рядом.
- Так в чем же дело? Вот он я, и остаюсь с тобой.
- Не все так просто, дорогой, тебе придется жить со мной, – свободной
впечатлять других.
- Как это?..
- Я буду впечатлять других, а ты – любить меня такой, какая есть.
- А так, чтобы не впечатлять других, нельзя?
- Пока, нельзя.
- Тогда, пока, до следующих встреч, – сказал я вопреки своим
желаниям.
- До свиданья, я еще вернусь.
- Когда?
- В красивую рождественскую ночь, - услышал я прощальный голос.
Она ушла, исчезла неожиданно, оставив свою тень во мне и легкий
нежный запах.
«Бывает же такое, как можно впечатлять других при человеке, с
которым ты готова рядом быть», – подумал я и посмотрел на стены без
теней.
Солнце зашло и стало грустно мне без них, и без неё.
Теперь я не уверен был, смогу ли отказать ей в следующий раз.
Впервые я был впечатлен вдвойне, но и не только это. Я до сих пор
живу с глубоким чувством, что она во мне…
И с сожалением, что не со мной.
 
Обнаженный обман
Одесская штучка
 
Реклама, которую прочёл Миша в большом магазине, гласила:
«Купи от 12 тысяч рублей, получи до 20 тысяч рублей. Сегодня
последний день».
- Что это значит, Соня? - спросил Миша у своей жены.
- Ничего не значит, - ответила она.
- Как ничего, Соня, там пишут про 20 тысяч.
- Это обман, Миша, не застревай здесь.
- Нет, Соня, постой, тут и дураку ясно, они дают больше, чем ты у них
хочишь.
- Перестань говорить про дураков. И что ты собираешься купить на
больше 12 тысяч, хотела бы я придумать? Откуда у нас такие тыщи,
Миша?
- Ничего не надо думать, Соня. Мы купим один телевизор, потом нам
дадут ещё больше. Там так написано.
- Дадут? Не говори глупость, Миша. Когда нам хоть раз что-то давали,
ты можешь вспомнить?
- Если честно, нет, но это такой случай, который мы потом будем
вспоминать, вот увидишь.
- Мне уже смешно от тебя, Миша.
- Не бойся, мы купим покупки, как нада. Ты за них потом будешь рада.
Вот смотри, телевизор. Он стоит 17 тысяч рублей.
- Ну, и что из этого мы будем делать?
- Или мы не можем его купить?
- Я спрашиваю вопрос, зачем он нам, Миша, у нас есть телевизор. И
потом, такой телевизор в другом магазине стоит наверно меньше. Я знаю,
как свои пять пальцев.
- Ты, правда, знаешь?
- Чтоб, да, так нет, но что ты хочишь? Найти среди здесь честных? Я тебя
умоляю.
- Я с вас смеюсь, - сказал продавец, - или вы не читали наши
предложения?
- Я читал ваши плакаты, они говорят за подарки. Как вы думаете, это
правда, что они там пишут, не знаете? - спросил Миша.
- Я себе знаю, а вы себе думайте, как хотите, - ответил продавец.
- Что скажешь, Соня? Давай его купим, сегодня последний день.
- Ты можешь не послушать, Миша, но чтобы потом не получилось, как у
Рабиновича.
- А что у Рабиновича?
- То шо всегда.
- Ты не скажешь?
- Ой, не хочу я об этом вспоминать, - сказала Соня, не желая больше
спорить.
- Так вы будете брать или мне забыть про вас навсегда? - предлагал
продавец сделать покупку.
- Тока не надо меня уговаривать, - сказала Соня, - я и так соглашусь.
- Я готов послушать за вашу просьбу, - сказал Миша.
И Миша послушал. Он заплатил свои сбережения и купил плазменный
телевизор за 17 тысяч.
Ему потом дали еще, – телевизор «за меньше две тысячи рублей» и
сказали, что завтра сами доставят это к ним у подъезд.
- Ну, и что мы видим, на минуточку? – спросила Соня.
- Да, - сказал Миша, - ты смотрела в воду, они таки дали нам меньше 20
тысяч, и, главное, всё правильно.
- Я не смотрела в воду, Миша, я смотрела твой дурацкий сон.
- Я думал…
- А что ты думал, Миша, - сказала Соня, - что тебе дадут еще двадцать
тысяч, и ты спокойно заберешь их вместе с этой «плазменной штукой» и
уйдешь домой?
- Пойдем, Соня, нам еще кушать надо купить, - сказал Миша.
- Чтоб я так жила...
И они так жили. Теперь уже с тремя телевизорами на двоих. Зато в своем
родном городе – Одесса.
 
Левша
 
Федя с женой были приглашены на званый ужин деятелей культуры, по
случаю презентации фильма «Левша» известного кинорежиссёра, в
прошлом его одноклассника – Ольховского-Потоцкого-Лотоцкого.
После нескольких тостов гости за торжественным столом расслабились,
но ещё не до такой степени, когда некоторые из них могли себе позволить
брать салат из общей тарелки своей вилкой, ну, и уж конечно не руками.
Все ещё соблюдали незыблемые правила застольного этикета и терпеливо
ждали, когда заполнят рюмки для следующего тоста.
В промежутке между тостами Федя наблюдал за соседом, который ловко
орудовал вилкой, держа её, в левой руке. В отличие от других, рядом с
ним сидящий мужчина держал вилку в правой руке, но более уверенно
орудовал ножом.
«Странно», - подумал Федя и неловко покрутил своей вилкой, которую
держал в левой руке.
«И каким же идиотом надо быть, чтобы придумать правило держать
основной прибор в левой руке, если удобнее есть правой, отделяя кусочек
колбасы всё той же вилкой», - подумал он и переложил вилку в правую
руку. Нож, естественно, пришлось взять в левую и изображать, что им
как-то пользуется.
- Ой! - удивился мальчик, сидящий напротив.
- А почему дядя держит вилку в правой руке? - спрсил он у мамы.
- Потому что он левша, - ответила мама, - не обращай внимание.
«Точно», - подумал Федя, - «и как я сам до этого не додумался».
- Всему есть своё оправдание, - нравоучительно заметил Федя
мальчику, размахивая вилкой у него под носом.
Минутой позже Федя налил себе водки и, снова, для пущей
уверенности в себе, махнув вилкой перед носом мальчика, молча
опорожнил рюмку с левой руки за таких же, как он – за всех левшей,
которые вилку держат только в правой руке... как и всё остальное, между
прочим*.
"Кроме рюмки водки, конечно, когда правая рука в это время занята
чем-то другим" - подумала его жена.
 
Теория пи-пи
 
Федя с Клавкой были приглашены на банкет к его старшему брату
Петру по случаю защиты им своей докторской диссертации. В последние
несколько лет Федя редко виделся со своим братом, который был серьёзно
занят всё это время работой. Тема диссертации говорила сама за себя –
«Теория двойного поля», в которой Петру Васильевичу своими
нетрадиционными научными исследованиями удалось открыть новое
направление в области физико-математических знаний.
- Смотри, - шепнула Клавка мужу, - твой брат Митяй тоже здесь.
- А где ж ему быть сегодня, как не здесь, - сказал он жене.
Федя с Клавкой подошли к Митяю. Тот одиноко сидел на диване и пил
коктейль.
- Митяй, неужели это ты? – удивился Федя, - здравствуй, братец,
сколько лет, сколько зим! Как ты живешь? Ну, рассказывай, где ты
пропадал, что у тебя произошло в последние двадцать лет?
Митяй встал, поздоровался, и они, крепко обнявшись, похлопали друг
друга по спине.
- А Петро то наш прославился, что скажешь? - сказал Митяй.
- Что тут можно сказать, молодец Петро.
Банкет открыл проректор физико-математического университета
Баклажанов.
- Дорогие товарищи, коллеги и друзья, - сказал он, - сегодня мы все
были свидетелями блестящей защиты Петром Васильевичем
гениального открытия, изложенного им в своей докторской диссертации на
тему «Теория двойного поля».Должен вам сказать, что Ученый Совет
нашего университета решил представить открытие Петра Васильевича на
Нобелевскую премию. Мы с гордостью поднимаем бокалы за ваш талант,
Петр Васильевич, неподражаемое трудолюбие и неоспоримые достижения,
которые прославят и наш с вами университет.
Все захлопали и присоединились к сказанному тосту.
Петр Васильевич весь вечер скромно принимал поздравления
присутствующих и пил, смешивая коньяк с шампанским и пивом. Опьянев
окончательно, он подошел к своим братьям, с которыми выпил просто за
здоровье и разоткровенничался.
- Слышь, Федь, не верь им, я их всех уделал своей диссертацией, а они
нихрена не поняли, потому что тупые, как валенки, понял? - сказал Петро.
- Не понял, - сказал Федя.
- Эта моя теория – муть, - сказал он. - Теории вообще никакой нет,
Федя, только ты не проболтайся, понял?
- Понял, выпьем?
- Выпьем, - сказал Петро, - за вас.
Три брата выпили, и молча, смотрели друг на друга. Петро не мог
вспомнить, о чём он хотел сказать.
- Петя, ты лучше скажи, как ты додумался до своей теории двойного
поля? – спросил Федя.
- А! Очень просто, Федь, - сказал Петро, - я взял готовую теорию поля,
и умножил её на два, сечёшь? Вот что я хотел сказать.
- Ну, ты даёшь, - сказал Федя, - это же гениально!
- В том-то и дело, братцы, всё гениальное просто, - сказал Петро, - и в
этом что-то есть.
Федя и Митяй переглянулись.
- Петь, а я бы смог так же, как ты, написать и защитить свою
диссертацию? - спросил охмелевший Федя.
- Без проблем, - сказал Петро, - я и тему диссертации могу тебе
подобрать, и твоим научным руководителем быть.
- Какую тему, Петро? - спросил Федя, - давай сделаем это.
- Тему назовем «Теория тройного поля», ну как?
- Гениально! – сказал Федя, с трудом ворочая языком, - только у меня
нет для этого теории поля, которую, как я понимаю, надо будет умножить
на три, так?
- Так, профессор, на три, - сказал Петро, - а для этого тебе надо
будет, что? Просто взять мою теорию двойного поля, разделить всю её на
два…
- А потом умножить на три, - подхватил гениальную идею своего
брата, Федя.
- Совершенно верно, академик, - сказал Петро, - считай, что твоя
докторская диссертация у тебя в кармане.
Федя разволновался, неужели всё так просто? Он посмотрел на
Клавку, сунул руки в карманы и обнаружил, что они были насквозь
худыми.
«Эх, Клавка, Клавка, - огорчился Федя, глядя на свою жену, - и тут ты
умудрилась всё испортить. Не удержать мне свою диссертацию в твоих
худых карманах. Не удержать».
Клавка всё поняла, опустила глаза и покраснела. Ей впервые было так
стыдно за Федю.
- Митяй, и тебе что-нибудь придумаем, - сказал Петро.
- Уже придумал, братцы, - сказал Митяй, - я твою теорию, Петя,
умножу два раза на пи…
- Переведи.
- Умножу на 3,14…, и еще раз на 3, 14…, - подсказал свою гениальную
идею Митяй.
Федя сосредоточился, Петро задумался и прикинув, обнял брата.
- Диссертация на тему «Теория пи-пи», такого еще не было, братцы,
- сказал ученый Петро, - думаю, у нас всё получится, Митяй. Считай, что и
у тебя диссертация в кармане.
Митяй проверил свои карманы, они были без дыр.
«Три академика на одну семью, - подумал он, - ни себе чего».
«Может и себе чего можно?», - подумала Клавка и опорожнила бокал.
 
Наблюдения:
 
Повадки мужчин
Когда к двум скучающим за столом мужчинам подходит в хорошем
настроении третий, совершенно незнакомый мужчина, и, обняв обоих за
плечи, говорит, - «ребята…» - то за этим словом обязательно последует с
его стороны предложение, - «давайте выпьем».
И это замечательно, потому что от такого обычно не отказываются.
- Уважаю, - скажут ему потом…
 
Зарплата
Наконец, муж устроился на работу, принёс домой первую долгожданную
зарплату, и сказал жене, что завтра они идут в магазины тратить её.
Утром следующего дня жена предложила:
- А давай мы её сейчас тратить не будем, а подождём следующую
зарплату.
- Давай, - согласился муж, - чего её натощак тратить, нужно сначала
нажраться.
На том и порешили.
Copyright (с): Эд Гемадзе. Свидетельство о публикации №367453
Дата публикации: 13.08.2017 13:45
Предыдущее: Формула жизниСледующее: Зарплата

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Энциклопедия современных писателей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой