САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Наринэ Карапетян
Мир искусства. Приложение к № 8 к журналу
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: ПьесыАвтор: Наталья Ланге (ПЕГАС)
Объем: 41048 [ символов ]
СЕРДЦЕ КОМПОЗИТОРА (пьеса в одном действии)
НАТАЛЬЯ ЛАНГЕ
 
СЕРДЦЕ КОМПОЗИТОРА (пьеса в одном действии)
 
Действующие лица:
 
РОМАН (слепой, 45 летний человек)
ЗОЯ, (его жена)
ДАНА, (их дочь)
ВЕРА
АНТОН, (ее сын)
ПРОФЕССОР
СВЕТА, (медсестра)
 
КАРТИНА 1.
 
Больница. Хирургическое отделение. В коридоре сидят Зоя и ее дочь
Дана. Рядом с ними сидит Вера.
ЗОЯ. (Вынимает из сумки бутерброд и протягивает его Дане). Дана!
Возьми бутерброд. Ты второй день ничего не ешь.
ДАНА. Мама, отстань! Я не хочу есть.
ЗОЯ. Надо что-нибудь съесть. Выпей хотя бы сок…
ДАНА. Сок я выпью. Спасибо. (Пьет сок. Все молчат).
ВЕРА. Вашему мужу тоже сейчас делают операцию?
ЗОЯ. Да. Обширный инфаркт… Кто же мог подумать. Муж – совсем молодой
человек. Всего сорок пять лет.
ВЕРА. И моему мужу только сорок два года.
ЗОЯ. Инфаркт?
ВЕРА. Нет. Авария. Муж – музыкант. Он ехал на концерт. Какой-то
сумасшедший на грузовике сбил нескольких людей, стоящих на остановке,
а потом врезался в нашу машину.
ДАНА. Я слышала по радио про теракт. Погибло шесть человек.
ВЕРА. Да. Журналисты посчитали и моего мужа. Но он оказался жив.
Врачи пытаются его спасти. (Плачет).
ЗОЯ. Успокойтесь. Надо надеяться на лучшее.
ВЕРА. Врачи сказали, что состояние мужа критическое. Его оперирует сам
профессор… Но у мужа сильная травма головы и переломаны кости рук и
ног… (плачет). Он не сможет играть. Для него это равносильно смерти.
ЗОЯ. Выпейте воды. Хотите бутерброд?
ВЕРА. Нет. Спасибо. Я не могу есть. Я не могу спать. Я не могу жить без
него.
ЗОЯ. Я Вас понимаю. Мой муж - компьютерщик. Готов был все двадцать
четыре часа сидеть за компьютером. Переболел гриппом и … ослеп.
Представляете? Я его стала любить еще больше. Он, как ребенок.
Старается помочь мне, но у него все падает и разбивается.
ДАНА. Папа научился наощупь клеить конверты. Работал. Теперь
неизвестно, что будет…
ЗОЯ. Все будет хорошо. Главное, чтобы он выжил. Думай только о
хорошем исходе операции. Мысли, говорят, материальны.
ВЕРА. Отчего случился инфаркт? Он волновался?
ЗОЯ. Дочка экзамены в университет не сдала, но это не повод для
волнений. Поступит в университет в будущем году.
ДАНА. Папа очень расстроился. Не знала, что он примет все так близко к
сердцу. Я сама виновата, не подготовилась, думала проскочу…
В коридор выходят профессор и медсестра Света.
СВЕТА. Извините. Тут есть кто-то из семьи Семеновых?
ВЕРА. Я – Вера Николаевна Семеновна. (Профессор смотрит на Свету, а
она на профессора. Они молчат). Что? Почему Вы молчите? Мой муж… он
жив?
СВЕТА. (Подходит и обнимает Веру за плечи). Я была на его концертах. Он
так талантливо играл…
ПРОФЕССОР. Мы сделали все, что могли. Приношу свои соболезнования.
(Вера теряет сознание. Света дает ей понюхать вату с лекарством,
проверяет пульс.)
ДАНА. Она пришла в себя.
ЗОЯ. Что с моим мужем? Его зовут Роман.
ПРОФЕССОР. Если супруга Семенова даст разрешение на использование
сердца ее мужа для трансплантации, мы попробуем спасти Вашего Романа,
хотя гарантии на успешный исход операции дать сложно…
ВЕРА. Нет! Нет! Это ужасно… (рыдает).
ДАНА. Его сердце может спасти моего отца. Я Вас очень прошу… если мой
папа умрет, Вы не сможете себя простить.
ЗОЯ. Будьте великодушны.
ВЕРА. Возьмите его глаза, если это поможет слепому. Но сердце… Не могу
поверить… его нет… Нет… (застывает, как кукла).
СВЕТА. Успокойтесь. Идите за мной. Я сделаю Вам укол. Постарайтесь
встать… (Выходят).
ПРОФЕССОР. (Зое). Состояние Вашего мужа критическое. Если будет
согласие на пересадку сердца, то вы должны подписать разрешение на
операцию. Идите со мной.
ДАНА. Если операция на сердце пройдет успешно, то можно отца сделать
зрячим? Вера Николаевна не возражает, чтобы глаза ее мужа …
ПРОФЕССОР. Посмотрим. Сейчас идет речь о том, чтобы спасти ему жизнь.
(Уходят).
ДАНА. (Звонит по телефону). Это я. Да. Дана. Папа на операции. Извини.
Потом сама перезвоню. Не звони мне. (Уходит. Гаснет свет).
На авансцене появляется Вера. Она идет, шатаясь. Останавливается.
ВЕРА. Этого не может быть… Еще утром он выпил кофе, поцеловал меня,
сказал, что у него серьезная репетиция и концерт, а завтра мы собирались
уехать в отпуск… Он еще сказал, что сочиняет концерт для фортепьяно с
оркестром, что у него подписан договор на серию концертов за границей…
Надо позвонить его матери… У нее тоже больное сердце… Как я сыну
сообщу, что отца больше нет? У погибшего террориста, который своей
машиной сбил мужа, тоже есть мать. Она наверно гордится, что воспитала
такого зверя? (Уходит).
 
КАРТИНА 2.
 
Комната Романа и Зои. Роман в темных очках ходит по комнате,
спотыкается о мебель, садится в кресло. Заходит его жена Зоя. Садится у
его ног. Роман гладит жену по голове. Вдруг очень громко начинают
звучать оркестровые партии, наступает тишина. Потом, словно перед
началом оркестра, разыгрываются музыканты. Роман прислушивается к
звукам, а Зоя их не слышит.
РОМАН. Зоя! Выключи, пожалуйста, радио.
ЗОЯ. (Удивленно). Я его не включала, дорогой.
Музыка становится громче и оркестр играет классическое произведение.
Слышна партия скрипок.
РОМАН. Слышишь, как скрипки начали играть? Душа рвется на части…
ЗОЯ. Ты, наверно, плохо спал, дорогой. В доме тишина…
Звуки музыки переходят на джаз. Роман улыбается.
РОМАН. Теперь слышишь? Какая прелесть…
ЗОЯ. Ты мне что-то сказал, мой дорогой? Что я – прелесть?
Звучит красивая мелодия и затихает.
РОМАН. Зоя! Ты стала еще красивее. У профессора золотые руки: сердце
пришил, зрение вернул. Фантастика!
ЗОЯ. Какой ты видишь меня? Я постарела за эти годы, да?
РОМАН. Зоечка! Мне хочется сказать об этом стихами… Во мне клокочет
музыка… После операции еще не восстановилась полностью память.
Профессор сказал, что для этого нужно время. Наверно в детстве я играл
на скрипке, или на гитаре, но не помню этого…
ЗОЯ. Странно… Раньше ты никогда не ходил с нами на концерты, говорил,
что терпеть не можешь классическую музыку, а тем более попсу и рок.
РОМАН. Музыка теперь меня успокаивает.
ЗОЯ. Отдыхай, милый. Мне надо готовить обед. (Уходит).
РОМАН. Иди, дорогая. Я ничего не помню. Очнулся в больнице. Говорят,
что больше недели жил с помощью аппарата дыхания и каких-то новых
систем… С трудом учился ходить. Не помню… Сильная слабость. (Хочет
встать и сразу садится. Включает магнитофон. Тихо звучит музыка И.С.
Баха. Роман сидя начинает дирижировать, словно перед ним оркестр).
ДАНА, (заходя в комнату, видит дирижирующего отца), Папочка! (целует
его). Врачи сказали, что ты у нас умница! Операция прошла успешно.
Только тебе нельзя волноваться. Смотри на мир, словно через прозрачную
занавеску… Что это за музыка? Бах?
РОМАН. Да. Я слышал эту музыкальную тему, когда звонил пелефон
сотрудника. Теперь я слушал бы классику с утра до вечера, и даже
ночью…
ДАНА. Включить тебе что-нибудь посовременнее?
РОМАН. Нет. Музыка заполняет меня полностью. Я ощущаю ее каждой
клеточкой тела и души.
ДАНА. Раньше музыка тебя очень раздражала. Ты даже не пошел со мной,
когда я сдавала экзамен игры на гитаре.
РОМАН. А где сейчас твоя гитара? Научи меня играть на ней. Во мне
звучат мелодии, но не могу их запомнить и записать.
ДАНА. (Приносит гитару). Папа! Я познакомилась с одним парнем. Он,
сочиняя музыку, сразу записывает на магнитофон, а потом обрабатывает.
Классно получается.
РОМАН. (Удивленно). Ты не говорила, что у тебя появился друг. Кто это?
ДАНА. Когда-нибудь я Вас с ним познакомлю. Где мама?
РОМАН. Готовит вкуснятину на кухне.
ДАНА. Хочу есть, как зверь. (Убегает на кухню).
Громко звучит музыка Баха. Роман берет гитару и нежно гладит ее струны.
Гаснет свет).
 
КАРТИНА 3.
 
Звучит романтичная музыка. Роман к ней прислушивается. Музыка резко
обрывается. Потом начинает звучать эта мелодия в сопровождении
оркестра. Роман ходит по комнате. Музыка замолкает. Звучит музыкальная
тема флейты… Роман сидится за стол, берет тетрадь и сочиняет стихи,
отбивая ритм карандашом.
РОМАН. (Читает написанный им стих).
Как музыка рождается в душе?
Как строчка у поэта? А, быть может,
Она, как цифры, чувства подытожит,
И… звуки к звукам тянутся уже.
Весь нотный стан наполнится значками:
Кодированный стон, и плач, и крик…
Мелодия незримыми зрачками:
Заглянет прямо в душу – напрямик.
Заходит Зоя в красивом платье, надевая бусы.
ЗОЯ. Роман! Я купила новое платье. Тебе нравится?
РОМАН. Тебе оно к лицу. Носи на здоровье.
Зоя подходит к столу и удивленно разглядывает стихотворение,
написанное мужем.
ЗОЯ. Это стихи? Ты раньше никогда не писал стихов. (Обнимает мужа).
РОМАН. (Отстраняется). Подожди, Зоя. Не мешай. Я хочу дописать…
ЗОЯ. (Заглядывает в тетрадь). А про чьи голубые глаза ты пишешь? У меня
глаза карие.
РОМАН. Это образ. Ты не понимаешь. «Подснежники – глаза любви. Вы
открываетесь весной. На простыне родной земли сверкаете голубизной».
Это надо читать со сцены, а фоном будет звучать мелодия флейты, или это
должна играть скрипка, возможно ей вторит арфа… (Дирижирует. Слышна
мелодия флейты, а потом к ней подсоединяется скрипка… мелодия
становится тише и замолкает).
ЗОЯ. Арфа? При чем тут арфа? А… понимаю. В доме жара сумасшедшая, а
в сердце твоем весна, подснежники… Человеку всегда мало того, что у
него есть. Летом он мечтает о снежинках, а зимой хочет солнца и теплого
моря… (Вытирает пыль с мебели). Роман! Забыла тебе сказать. Я узнала у
медсестры Светы телефон и пригласила сегодня к нам вдову того
человека, благодаря которому ты выжил. Ты не против, дорогой мой?
РОМАН. Правильно сделала. Я благодарен этому человеку. Оказалось, что
он известный талантливый музыкант, а я, увы, никогда его не видел.
Жаль, что его не смогли спасти.
ЗОЯ. Когда показывали новости по телевизору, я видела, что его машина
была смята, как фольга. Музыканта с трудом вынули из кабины.
РОМАН. Я читал в газете, что террорист погубил много людей, стоящих на
остановке, а потом врезался в эту машину. В какое страшное время мы
живем. Мирный человек выходит из дома, едет на занятия, или на работу,
а его подстерегает такая сволочь, несущая смерть…
ЗОЯ. Тебе нельзя волноваться. Дана! Помоги мне поставить фрукты на
стол. Вера Николаевна скоро должна прийти.
Дана помогает родителям поставить чашки и блюдца на стол. Слышен
звонок в двери.
ДАНА. Это Вера Николаевна. Она согласилась прийти в два часа. По ней
можно проверять часы. Ровно два!
ЗОЯ. Верочка! Проходите, пожалуйста. Как я Вам благодарна. Вы мне, как
сестра, как спасательный круг. Я бы не выжила, если бы Роман умер. Ой,
извините… Садитесь к столу.
Вера заходит. Оглядывается. На ней черный плащ. Она видит Романа и
останавливается.
ВЕРА. Добрый день. Вы – Роман? Я рада, что операции прошли удачно. Зоя
сказала по телефону, что Вы, слава Богу, прозрели.
РОМАН. Проходите, спасительница моя. Благодаря Вам, вернее Вашему
мужу, точнее бывшему супругу… Извините… Садитесь.
ВЕРА. (Садится и молчит. Все молчат. Вера вытирает слезы). Не могу без
него… Может он меня там ругает за то, что я отдала его сердце и глаза. А
может… он бы одобрил мое решение… Он был добрейшей души человек.
Возможно, он бы не возразил, ведь главное, что Вы живы. Его уже нет…
Извините… Я пойду… (встает).
ЗОЯ. Посидите с нами. Возьмите фрукты. Расскажите о Вашем супруге.
ДАНА. Мама. Я должна бежать на лекцию. Вера Николаевна! Спасибо. Вы
спасли папу. Я Вас очень люблю за это. (Целует Веру и убегает на
лекцию).
ВЕРА. Да… Да… Я расскажу о нем. Удивительно скромный, гениальный,
добрый, ласковый, всем всегда помогал, сочинял стихи и музыку,
выступал в разных странах и всегда очень успешно.
ЗОЯ. Мой муж тоже стал писать стихи после операции и музыку полюбил.
Может быть сердце Вашего мужа было переполнено стихами и мелодиями.
ВЕРА. Да. Я что-то читала об этом. Иногда после таких сложных операций
меняется характер и люди становятся похожими на донора… Извините.
Мне надо идти…
РОМАН. (Снимает темные очки). Не уходите. Вера. Я Вас вижу в первый
раз, но кажется, что знал Вас всю жизнь. Слышал Ваш голос…
ВЕРА. Не смотрите на меня так, Роман. У Вас глаза, как у моего мужа,
которого уже нет… Не смотрите на меня, пожалуйста, (плачет).
ЗОЯ. Верочка! Милая. Успокойтесь. Жизнь продолжается. У Вас дети есть?
ВЕРА. Сын.
ЗОЯ. Он похож на отца?
ВЕРА. Да. Вот. Посмотрите на их фотографии. (Показывает фото.
Роман наклоняет голову к Вере и его бьет, словно током).
РОМАН. Меня точно током ударило.
ВЕРА. И меня. Наверно, муж там сверху смотрит… Хотя… он не может
смотреть. У Вас его глаза.
РОМАН. Не уходите. У Вас такой красивый сын. Это фото сделано во время
концерта?
ВЕРА. Да. Они с отцом часто играли вместе. Сын аранжировал классику
под современную музыку и у них здорово это получается… получалось…
Не могу привыкнуть говорить о муже в прошедшем времени.
ЗОЯ. Пейте чай… Берите фрукты. Приходите к нам чаще. Я понимаю, что
Вам одиноко. Мы Вам рады.
РОМАН. Ваш сын может научить меня играть на гитаре? Мы ему заплатим
за уроки.
ЗОЯ. Конечно, заплатим. Я целый день на работе, а Роман дома скучает.
Пусть на гитаре бренчит…
ВЕРА. Думаю, что сын согласится. Он из соседских мальчишек прекрасный
ансамбль создал. Теперь они не бьют окна, не выпивают в подъезде, а на
репетицию стрелой мчатся. Я Вас на их концерт приглашу и обязательно
позвоню, если у сына свободное время для занятий найдется. Хорошо,
Роман, что в Вас живет сердце его отца. До свиданья. Будьте здоровы.
РОМАН. И Вам здоровья, Вера! Рад был с Вами познакомиться. (Вера
уходит).
ЗОЯ. Какая приятная женщина. Осталась вдовой, бедная. (Берет тарелки
со стола и уходит на кухню).
РОМАН. Судьба. (Начинает звучать музыка В. Бетховена. Тема судьбы.
Роман ходит по комнате. Закрывает уши руками. Мелодия резко
обрывается. Роман садится за стол и сочиняет стихи, записывая их в свою
тетрадь. Гаснет свет).
 
КАРТИНА 4.
 
На диване сидит Роман и сын Веры – Антон.
РОМАН. Антон! Меня еще гитара не слушается. Пальцы устают…
АНТОН. Роман Сергеевич! Вы талантливый ученик. Я записал нотами Вашу
мелодию, которую Вы напели. Разберетесь теперь. (Раздается звонок в
двери).
РОМАН. Открыто! (Заходит в салон медсестра Света).
СВЕТА. Можно пройти? Я Вам не помешаю?
РОМАН. Светочка? Конечно заходите.
СВЕТА. Мы Вам отправили сообщение по телефону, а вы не ответили. Я
проходила мимо Вашего дома и решила зайти. Профессор приглашает Вас,
Роман Сергеевич, завтра в три часа к нам на кафедру. Он планирует
рассказать студентам о том, как проходили операции. Как Вы себя
чувствуете?
РОМАН. Спасибо. Заново родился на свет. Познакомьтесь, - это Антон, сын
моего спасителя.
СВЕТА. Вы похожи на своего отца, Антон. Я была почти на всех его
выступлениях. У меня дома хранятся афиши его концертов.
АНТОН. Спасибо. Отец был известным музыкантом…
СВЕТА. Его состояние было безнадежным. Профессор сделал все, что
смог… Эта страшная катастрофа…
РОМАН. Светочка! А я решил изучать игру на гитаре, хотя раньше музыка
меня раздражала.
СВЕТА. Вот об этом Вы обязательно расскажите профессору. Мы собираем
подобные данные, иногда люди повторяют судьбу донора…
АНТОН. Не дай Бог!
РОМАН. Не волнуйтесь, у меня нет автомобиля.
АНТОН. А у меня есть. Света! Вас подвезти? У меня сегодня свободный
вечер.
СВЕТА. Спасибо. Мне надо посетить еще двух пациентов. До свидания.
(Уходит с Антоном).
РОМАН. Ох. Аварии мне только не хватает. (Роман надевает плащ и
уходит. Гаснет свет).
Роман появляется на авансцене. На глазах темные очки. Начинает звучать
мелодия. Роман прислушивается к ней. Мелодия обрывается. Роман
начинает нервничать. Курит. Снова звучит мелодия. Роман перестает
курить. Прислушивается. Слышны звуки скрипки и виолончели. Звучат две
музыкальные темы, которые переплетаются и к ним присоединяется
оркестр. Роман стоит и дирижирует невидимым оркестром. Потом
оглядывается, никто ли его не видел. Выбрасывает папиросу и уходит.
 
КАРТИНА 5.
 
Квартира Веры. Стол. Стулья. На стенах афиши и фотографии музыкантов.
Антон перебирает листы с нотами.
АНТОН. Какие замечательные мелодии писал отец. Ему сам Бог диктовал
эту музыку. А эту симфонию он не закончил… Эту сюиту мы с ним
репетировали. (Перелистывает ноты). Этот концерт он играл в Италии.
Что теперь делать с этим? Надо перепечатать его произведения и
предложить оркестрам. Музыка отца должна звучать… (Аккуратно
складывает ноты в папку).
В комнату заходит Вера.
ВЕРА. Антон. Ты поел?
АНТОН. Да, мама, не волнуйся.
ВЕРА. Все осталось на столе нетронутым. У тебя нет аппетита? Приготовить
тебе твой любимый холодный борщ?
АНТОН. (Целует мать). Нет. Не хочу. Я спешу на репетицию. Хочу с
ребятами разучить сонату, которую не успел дописать отец. Мы выступим
на дне, посвященном памяти отца.
ВЕРА. Мне звонили его друзья из оркестра. Они репетируют его последний
концерт для фортепьяно с оркестром. Еще не знают, кто будет за
фортепьяно… Так, как он играл, никто не сыграет…
АНТОН. Мама! Ты так похудела. Ночами не спишь. У тебя всю ночь горел
свет.
ВЕРА. Не волнуйся, дорогой. Я могу поспать днем. (Дает Антону сверток).
Возьми бутерброды с собой на репетицию. В перерыве перекусишь и ребят
угостишь.
АНТОН. (Накидывает куртку). Спасибо. Отдохни, ладно? Мы ведь ничего
уже не можем изменить. Надо научиться жить без него… Но, как жить без
него? (Уходит).
Вера вытирает пыль с фотографий, висящих на стене, словно гладит их
ладонью. Потом садится за стол, кладет голову на руки и засыпает. Звучит
фортепьянная музыка.
Вера спит, сидя за столом, положив голову на руки. Раздается несколько
раз звонок, потом слышен стук в дверь. Вера просыпается и идет
открывать двери. Заходит профессор.
ВЕРА. (Резко). Проходите, профессор. Я, кажется, подписала все бумаги.
Что Вам еще от меня надо? Вы всегда посещаете лично семьи пациентов,
умерших под вашим скальпелем на операционном столе? (Устало).
Извините. Я знаю, что Вы сделали все возможное. Но я надеялась на чудо.
Вы меня понимаете? Чудо не произошло… Вы – светило в области
медицины. Но даже Вам не под силу было спасти музыканта, которому
рукоплескал весь мир…
ПРОФЕССОР. Вы позволите мне сесть?
ВЕРА. Извините. Садитесь, пожалуйста. Я была резка с Вами. Вы
постучали. А мне показалось, что сейчас откроется дверь и муж, улыбаясь,
вбежит в комнату, скажет, что мне просто приснился страшный сон, что мы
будем счастливы. Я не могу жить без него… Без его музыки… без его
голоса… Мне так одиноко… Мне так тяжело…
ПРОФЕССОР. Я был на концертах Вашего мужа. Он действительно
замечательный музыкант… Только не знал раньше, что мы соседи. Я живу
в доме на соседней улице, где цветочный магазин. Решил зайти к Вам.
Простите меня, если помешал Вашему одиночеству. После смерти жены я
тоже чувствую себя очень одиноко.
ВЕРА. Значит, Вы сможете меня понять. Не приходите, пожалуйста, к нам.
Я сама должна справиться со своим горем.
ПРОФЕССОР. Благодаря Вам мы спасли человека, который был в
тяжелейшем состоянии.
ВЕРА. Из-за этой трансплантации, профессор, я чуть не сошла с ума. У
этого человека глаза моего мужа, голос, интонации. Мне показалось, что
это реинкарнация, что душа моего мужа вселилась в чужое тело… Это
страшно… Это убивает меня.
ПРОФЕССОР. Успокойтесь. Такое ощущение пройдет. Нужно время. Вот
мой телефон. Звоните. Мы же с Вами соседи. У Вас прекрасный,
талантливый сын. Я слышал, как они играли на концерте в консерватории,
где преподавал Ваш муж. Берегите себя и сына. Еще раз извините за
беспокойство. Будьте здоровы. Говорят, что Время лечит! (Раскланивается
и уходит).
Вера выключает свет. Уходит.
 
КАРТИНА 6.
 
Комната Веры. Света сидит на коленях у Антона, кусает яблоко и дает это
яблоко, чтобы откусил Антон.
АНТОН. (Не хочет яблоко. Грызет «Бисли»). Светка! Парадокс! Я должен
был тебя ненавидеть за то, что не смогла спасти моего отца, а я влюбился
в тебя с первого взгляда. (Подхватывает ее на руки и кружит по комнате).
СВЕТА. Антошка! Прекрати. Сейчас Вера Николаевна придет. Она нас
увидит обнимающихся. Мне будет неловко. Лучше дай послушать твои
записи. (Слушают музыку и танцуют под нее). Я балдею от твоей музыки.
Ты – гениальный, малыш.
АНТОН. (Мрачно). Отец мой был гениальный. Я бы убил этого террориста,
если бы он сам не взорвался.
СВЕТА. (Гладит Антона по голове). Открою тебе тайну, малыш. Я была
влюблена в твоего отца, вернее в его музыку. Но он ничего не знал. Я
вырезала его фотографии из газет, собирала афиши. Ты так похож на
него. (Целуются). Давай поженимся.
АНТОН. Ой, Светка! Я опаздываю на репетицию. Ты со мной? (Убегают.
Гаснет свет).
 
КАРТИНА 7.
 
На авансцене появляется Роман в плаще. Он вынимает свою тетрадь и
что-то пишет, зачеркивает, вырывает лист, мнет его и выбрасывает. Снова
что-то пишет, зачеркивает.
РОМАН. За неделю – ни одной строки… а ведь я это предчувствовал… Даже
стихи меня покинули… Вот последнее стихотворение, которое написалось:
Снятся ночью стихи, или даже поэмы,
А проснешься, - растаял весь предутренний бред…
В сердце – лезвие льда. Губы вялы и немы.
А от прежних стихов даже ниточки нет.
Размотать бы клубок тайных ассоциаций.
Распознать бы сигналы, да намеки небес.
Захлебнувшись, попасть в область странных простраций,
Отодвинув иллюзий заржавевший навес.
Снятся ночью стихи. Рифмы, образы снятся.
Там бушует любовь. Страсть, как лава кипит.
Может в жизнях других нам с тобой не расстаться?
Может Ангел Любви нашу связь укрепит?
Снятся ночью стихи… В них мы вместе… мы – рядом.
Неразлучны с тобой, несмотря на века.
Души переплелись… Утро капает ядом,
Отравляя реальностью, горькой слегка…
Снятся ночью стихи… (Вынимает сигарету, курит).
Теперь уже не снятся… Я – бездарь, возомнивший себя поэтом. Голова
опустела и нет в ней ни одной строки, ни одной мелодии, только шум в
ушах. Голова болит от этого шума. Я, как поломанная антенна, не
принимающая сигнала. Эй! Мой дорогой донор! Композитор! Подари мне
еще пару мелодий. Что? Тебе жаль?! Для тебя там, наверху, это раз
плюнуть, а для меня на земле – это сплошное мучение. А может быть, мой
милый спаситель, и тебе кто-то свыше диктовал мелодии и стихи? (Гасит
сигарету). Я же понимаю, что не талантлив. Даже не могу записать нотами
то, что слышу… вернее раньше слышал… (Садится на скамейку). Зачем
меня спасли? Какое мое предназначение в жизни? За какие грехи я был
наказан и ослеп? Почему мне вернули зрение? Почему тебя не спасли,
композитор? Ты же мог принести людям свой бесценный дар. Я пытаюсь
отыскать себя, понять для чего живу. Не хочу быть в тягость людям. У
жены я, как гиря на ноге. Она красивая, молодая, может найти себе кого-
то лучше меня, а ей приходится возиться со мною, как с ребенком… Когда
я был на операционном столе, то вдруг почувствовал, как вижу сверху
свое безжизненное тело, накрытое простыней, слышу голос профессора,
приказывающий ассистентке проверить исчезающий пульс, потом увидел,
находясь еще где-то наверху, свою жену и дочь, сидящих около
хирургического отделения. Отчетливо были слышны ее слова: (Слышен
голос Зои), «Мой муж - компьютерщик. Готов был все двадцать четыре
часа сидеть за компьютером. Переболел гриппом и … ослеп.
Представляете? Я его стала любить еще больше. Он, как ребенок.
Старается помочь мне, но у него все падает и разбивается». Мне кажется,
что на осколки разбивается моя жизнь и в этом виноват только я сам.
(Встает со скамейки. Уходит. Выключается свет).
КАРТИНА 8
 
Комната Романа и Зои. Зоя звонит по телефону.
ЗОЯ. Дана! Отец не говорил тебе куда он хотел идти? Нет? Я ужасно
волнуюсь. Мне надо уходить на работу, а его все нет. Утром все было в
порядке. Он позавтракал. Принял лекарства. Я пошла в магазин за
покупками, встретила бывшую сотрудницу. Мы немного поболтали.
Подожди… кажется он вернулся. Все в порядке. Не приходи с занятий
поздно. Целую!
Роман заходит в комнату, снимает плащ, слыша слово «Целую!»
РОМАН. Не опоздаешь на работу?
ЗОЯ. Уже убегаю.
РОМАН. Ты сегодня идешь после работы на лекцию?
ЗОЯ. Нет, дорогой. Лекцию перенесли на следующую неделю. Не скучай.
Еда на кухне. Ой! Опаздываю.
РОМАН. (Сердито). А кому это ты только что прощебетала: «Целую!»?
ЗОЯ. А ты, милый, выздоравливаешь! Уже ревнуешь? Я с Даной говорила,
чтобы она не задерживалась после занятий. Поешь борщ и твое любимое
жаркое. Включи телевизор. Отдыхай. Да. А где это ты был целый день?
РОМАН. Гулял, размышлял о жизни…
ЗОЯ. Философ мой любимый! Не скучай!
(Зоя целует мужа, надевает куртку и уходит. Роман слоняется по квартире.
Подходит к зеркалу и разглядывает себя).
РОМАН. Ну, что? Компьютерщик! Списали нас на инвалидность? Жена
купила новый компьютер, а меня к нему не тянет. Раньше сутками мог
сидеть перед экраном. Теперь глаза сразу устают. (Берет книгу и швыряет
ее в сторону). Читать не хочется. (Берет яблоко и кладет его обратно на
тарелку). Аппетита нет. Любимую еду противно брать в рот. Грызу какие-
то вредные «Бисли». Во мне словно поселился другой человек со своими
привычками. Может, – это шизофрения? Во мне я… и не я… Словно
марионетка на ниточках. Кто управляет мной? Зачем? Мой дом кажется
мне чужим… Если расскажу врачу, то быстро упекут в сумасшедший дом.
(Берет пакет с «Бислями» и грызет). Погибаю. Может у меня депрессия?
Де-прес-сия! Я под ее прессом. (Ходит по комнате). Телевизор надоел.
Смотреть нечего! Перед выборами все подленько друг на друга грязь льют,
а потом обниматься будут. Лицемеры! Жена магнитофон унесла в починку.
Тишина. Мучительная тишина. Я не могу выдержать эту тишину. Я
пропадаю от этой дикой тишины. (Садится к столу. Обхватывает голову
руками). Музыка перестала звучать в моей голове. Я задыхаюсь без
музыки, словно рыба без воды. Голова болит. Где мои таблетки? Сейчас
выпью их все сразу и усну. Жена найдет себе нормального здорового
мужика. Выйдет замуж. Она заслужила счастливую жизнь! Никого не буду
мучать и кончатся все мои мучения. (Берет стакан и полную пригоршню
таблеток).
ВЕРА. (Заходя в комнату). У Вас дверь открыта. Что Вы делаете?
(Подбегает к столу и забирает у Романа таблетки). Роман! Выплюньте эту
гадость. Этого только не хватало.
РОМАН. (Выплевывает таблетки, которые успел взять в рот и кашляет).
Дайте воды.
ВЕРА. (Протягивает стакан с водой). Вас не для того спасли, чтобы Вы
покончили с собой. Книжек начитались? Сериалов насмотрелись?
Обещайте мне, что это больше не повторится… (Вера садится к столу и
берет руки Романа в свои ладони. Они сидят молча). Вы должны жить! Я
умоляю Вас не делать глупости.
РОМАН. Вера. Не знаю, как объяснить Вам свое состояние. Заранее прошу
извинить. Обещайте, что не будете перебивать меня.
ВЕРА. Успокойтесь.
РОМАН. Боюсь даже себе признаться. Все время думаю о Вас. Я не бабник.
Никогда не бегал за юбками. Искренно любил и люблю свою жену…
ВЕРА. Давайте не будем говорить на эту тему. Я тоже любила и буду
любить только своего мужа…
РОМАН. Вот. Посвятил Вам целую тетрадь стихов. Во мне рождалась
музыка. Она заполняла меня полностью. Вам одной открою тайну, что я…
уже не я. Сейчас даже музыка оставила меня… Я никому не нужен…
Никому…
ВЕРА. Мне, видимо, не надо было приходить в Ваш дом. Но когда я вижу
Ваши глаза, то мне становится легче. Словно мой муж ожил, и я могу
поговорить с ним, посоветоваться. Меня, будто магнит, влечет в Ваш
уютный дом.
РОМАН. Ощущение, что я все знаю про Вас, хотя до операции мы не были
знакомы. Я люблю, как сына Вашего Антона, я люблю… Вас. (Целует Вере
руку).
ВЕРА. Не надо. Прошу. Вы берете мою руку, а я чувствую нежное
прикосновение моего погибшего мужа. Его душа поселилась в Вашем
сердце? (Роман снова целует ее руку). Что я делаю… (отстраняется). Как
же Ваша жена? Она любит Вас. Чудесная женщина.
РОМАН. И я люблю ее и тебя… Лучше бы я умер…
ВЕРА. Нет! Что ты говоришь. Живи! Живи! Я прошу тебя! Живи!
РОМАН. Ты будешь приходить ко мне, хотя бы изредка? Ты мое
вдохновение. Моя Муза! Мое счастье. Моя новая жизнь.
ВЕРА. Береги себя! Музыка обязательно вернется к тебе. Я знаю. (Вера
целует его в лоб и уходит).
Роман берет тетрадь со стихами и подходит к окну, что-то пишет в
тетради, а потом читает) Ты пришла… и ушла… Только снег голубой,
словно преданный пес побежал за тобой… (Звучит музыка. Гаснет свет).
 
КАРТИНА 9.
 
На авансцене стоит под зонтом Света в голубом плаще и смотрит на часы.
Появляется профессор.
ПРОФЕССОР. Добрый вечер, Светлана. Рад Вас видеть.
СВЕТА. Добрый вечер, профессор. Я не записала, к какому пациенту нас
вызывали.
ПРОФЕССОР. Сегодня у нас, слава Богу, свободный вечер, и я хочу
пригласить Вас поужинать в кафе.
СВЕТА. В кафе? У Вас день рождения? Юбилей? Поздравляю.
ПРОФЕССОР. Захотелось отметить ряд успешных операций. Когда-нибудь
человек сможет дожить до пятисот лет, если медицина такими шагами
пойдет вперед. Мы сможем заменить почти все органы, все кости и
суставы на новые… Когда-то операции на сердце считали фантастикой, а
теперь…
СВЕТА. (Поеживаясь). Дождь усиливается…
ПРОФЕССОР. Вы же не обиделись, что я пригласил именно Вас, Светлана.
Вы были моей ученицей, мы работаем вместе много лет, понимаем друг
друга без слов, во время операций Вы моя лучшая ассистентка, правая
моя рука… Мне не хочется сегодня идти домой. Там меня ждет только мой
пес.
СВЕТА. Понимаю. Вы хотели бы, чтобы кроме пса Вас дома ждал еще кто-
то.
ПРОФЕССОР. Вы читаете мои мысли.
СВЕТА. Не будем отрезать собаке хвост по кусочку, якобы жалея ее. Вы
научили меня говорить прямо то, что я думаю. После развода с мужем я
несколько лет была одна. Но сейчас у меня появился друг. Мне не
хотелось бы, чтобы он подумал, что я из жалости к Вашему одиночеству
пошла с Вами в кафе. Мы договорились, что вечер проведем с ним вместе.
Я Вас очень ценю и уважаю. Не сердитесь на меня, профессор. Я должна
отдохнуть. Завтра утром сложная операция.
ПРОФЕССОР. Спасибо за искренность. Меня уже заждался мой старый
пес… Желаю вам удачи.
СВЕТА. До завтра, профессор. (Света уходит, а профессор долго смотрит
ей в след. Слышен шум дождя. С зонтом бежит Дана и натыкается на
профессора).
ДАНА. Ой! Это Вы профессор? Становитесь под мой зонт. Что Вы делаете
тут под дождем?
ПРОФЕССОР. Я люблю время дождей. Они смывают иллюзии… Нет
иллюзий… Нет!
ДАНА. Хорошо, что я Вас встретила. Хотела посоветоваться с Вами.
ПРОФЕССОР. Я Вас внимательно слушаю.
ДАНА. Вы не могли бы отцу пересадить другое сердце?
ПРОФЕССОР. Операция прошла успешно. Не волнуйтесь.
ДАНА. Отец очень изменился. В доме будто поселился другой человек с
новыми привычками и привязанностями. Я не могу к этому привыкнуть. Он
не сидит за компьютером, а стоит посреди салона и дирижирует в тишине,
будто перед ним оркестр. Он разговаривает сам с собой. Не написав ни
строчки, шепчет, что сочиняет поэму! Он целый день грызет, как мышь
«Бисли», говоря, что кто-то диктует ему незнакомую волшебную музыку.
Он живет в нереальном мире. Верните ему его сердце! Я прошу Вас.
ПРОФЕССОР. Мы же не пересадили ему сердце погибшего в драке
пьяницы, бандита, или не дай Бог, наркомана с больной печенью. У него
сердце талантливого человека. Вы зря беспокоитесь. Пересадка органов
обычно не влияет на личность и поведение Хотя, правда, иногда были
такие случаи. Например, одному человеку пересадили почку донора,
погибшего от случайного выстрела. Тот попал в себя, когда пугал ружьем
ворон на огороде. Почка успешно прижилась. Спасенный познакомился с
вдовой погибшего донора и через какое-то время женился на ней. В
прессе появилось сообщение, что через год он погиб при сходных
обстоятельствах, застрелившись на огороде. Но это единичные случаи.
ДАНА. Может их обоих пристрелил тот, кто положил глаз на вдову,
попросту говоря, влюбился.
ПРОФЕССОР. Интересная версия. Возможно. Но об этом сообщения в
прессе не было.
ДАНА. Если верить газетам, то сейчас появилась телятина, выращенная из
стволовых клеток. Скоро вы сможете выращивать нужные органы для
пересадки? Длинные ноги для манекенщиц! Ласты вместо ног для
водолазов! Сердца, которые не будут иметь износа до 120 лет.
ПРОФЕССОР. Это бы очень облегчило состояние больных людей. Может
быть, врачи используют трехмерную печать и сконструируют органы,
которые будут намного долговечнее натуральных. Уже трехмерная печать
позволяет делать запасные детали для самолетов, международная
космическая станция использует трехмерный принтер. Наконец, наступила
пора создать долговечные сердца…
ДАНА. Профессор. Вы не ответили. Можно ли отцу вернуть его же сердце?
ПРОФЕССОР. Уже используется практика пересадки собственных органов.
Мы прочистили сосуды сердца вашего отца, и оно хранится в растворе.
Если возникнет необходимость во вторичной операции, то я буду иметь в
виду Вашу просьбу.
ДАНА. Спасибо. Я Вам верю. У меня еще один вопрос личного характера.
Только о нашем разговоре никто не должен знать. Когда лучше делать
аборт? Сразу после того, как женщина узнает о беременности, или
желательно использовать преждевременные искусственные роды?
ПРОФЕССОР. Если бы это было в моей власти, то я бы запретил аборты.
Это – убийство!
ДАНА. Бывают в жизни обстоятельства…
ПРОФЕССОР. Девочка! Иметь ребенка – это огромное счастье. Кто лишен
счастья родить, тот готов идти на сложные операции, на длительное
лечение, или усыновляет ребенка из детского дома. Знаете, что? Это не
разговор под дождем. Идемте, посидим в кафе и поговорим об этом
подробнее. (Уходят).
 
КАРТИНА 10.
 
Комната Романа и Зои. Зоя меряет новое платье. Крутится перед зеркалом,
красит губы. Заходит Дана. Снимает мокрый плащ. Садится на диван.
Листает тетрадь со стихами отца.
ДАНА. (читает стихи из тетради отца).
О, композитор! Помоги понять,
Как музыку любви ты смог разъять
На черных нот бегущие значки,
На росчерк пауз? Точно червячки
Они съедают звуки... Но душа
Уже звенит, как эхо, все круша
И поглощая полностью других...
И всю планету... Темперамент лих, -
Он доверяет нам свой пыл, свой жар.
И вот уже земной несется шар
Куда-то в бездну от таких страстей...
О, композитор! Я не вижу стен...
Не вижу зала... тех, кто визави...
Я - лава, что расплавилась в любви!!!
Дана листает страницы папиной тетради со стихами.
ЗОЯ. Дана! Ты хочешь есть?
ДАНА. Нет. Я поела в кафе.
ЗОЯ. Ты не идешь в дискотеку?
ДАНА. Нет.
ЗОЯ. Тебе нравится мое новое платье?
ДАНА. (Не глядя). Да.
ЗОЯ. У тебя скоро экзамены?
ДАНА. Нет. Отстань.
ЗОЯ. Что произошло? Ты поссорилась со своим другом? Могла бы
познакомить нас с твоим парнем.
ДАНА. Мама! Я же не лезу в твою личную жизнь?
ЗОЯ. Что это значит?
ДАНА. Папа спит в салоне. Ты спишь в спальне.
ЗОЯ. Доченька. Твой отец после операции. Ему нужен покой.
ДАНА. Папа в кого-то влюблен. Ты не видишь?
ЗОЯ. Не вижу.
ДАНА. Папа стал писать поэму. Целый день тренькает на гитаре.
ЗОЯ. В нем говорит живое сердце музыканта, погибшего в катастрофе.
Видимо, так бывает…
ДАНА. Не бывает! Мой друг, когда был в меня влюблен, писал песни. А
теперь мы расстались, потому что я его больше не вдохновляю. Он ищет
другую Музу.
ЗОЯ. Ты не права. Вдохновение приходит и уходит. Потом снова
приходит…
ДАНА. Этот психует, что у него не музыка, а какая-то какофония
получается. Я не громоотвод.
ЗОЯ. Дочка! Все будет хорошо. Мысли материальны. Я мечтала и верила,
что твой папа прозреет. Свершилось чудо! Он видит после нескольких лет
полного мрака – яркий, цветной мир вокруг. Поэтому пишет стихи и
музыку. Я счастлива! Я люблю его.
ДАНА. Отец прозрел, а ты ослепла. Не видишь, что отец расцветает, когда
приходит Вера Николаевна.
ЗОЯ. Что ты такое придумала? Романа переполняет чувство благодарности
к этой доброй женщине.
ДАНА. Ты послушай, что отец пишет:
Все волшебным казалось, увы, не сбылось.
Мы расстанемся, милый мой друг.
Никогда не забыть, что пройти нам пришлось,
Рук любимых спасательный круг. (Многозначительно смотрит на мать).
Вновь судьба перепутала наши пути.
Эта встреча случайна, как сон.
Но прошу я: «Прости! И меня отпусти!»
Ведь несбыточным кажется он.
А музыка в душе звучит.
Я снова страстью опьяненный
Стою в безудержной ночи
Смешной, безумный и влюбленный.
Колдовским твоим взглядом опять опьянен,
Я шепчу: «Не исчезни, мой друг!»
Жаркой страсти огнем утолен, опьянен,
Жить уже без тебя не смогу.
Удержи наше счастье, прошу, сохрани!
Нам уже расставаться невмочь.
Мы с тобою одни. В целом мире – одни.
Нам подарит любовь эту ночь…
А музыка в душе звучит.
Я снова страстью опьяненный,
Стою в безудержной ночи
Смешной, безумный и влюбленный.
Мама! Мне кажется, что папа любит эту женщину. Вернее, не он, а его
глаза и сердце…
ЗОЯ. Девочка моя! Тебе это все показалось. В стихах присутствуют
удачные поэтические образы и метафоры. Все будет хорошо. Все должно
быть хорошо… (Зоя обнимает Дану. Гаснет свет).
 
КАРТИНА 11.
 
(Комната Романа и Зои. Звучит музыка. На диване сидят Роман с гитарой,
Антон и Света).
РОМАН. Светочка! Профессор похвалил меня. Сердце приспосабливается
ко мне, а я к нему. Зрение, по его словам, скоро не будет делать мне
проблем. Недавно на телевидении брали интервью и сказали, что им
понравилась моя поэма. Хотите прочитать?
СВЕТА. С удовольствием прочту в другой раз. Мне надо ехать на работу.
АНТОН. (Протягивает Роману ноты). Клевые мелодии, которые мы с Вами
записали. Своеобразное построение фразы, не грамотно, но весьма
оригинально. Если обработать, то получатся классные мелодии. Попробуем
с моим ансамблем их исполнить.
РОМАН. Буду рад.
СВЕТА. Антончик! Ты меня подвезешь? Вечером я не дежурю. Мы пойдем в
дискотеку?
АНТОН. Конечно, солнышко. (Нежно гладит ее волосы. Заходит Дана.
Останавливается).
РОМАН. Дана! Познакомься. Это Антон, который учит меня играть на
гитаре. Я тебе говорил о нем. Сын моего спасителя.
ДАНА. Какого спасителя?
РОМАН. Сердце его отца стучит в моей груди. Послушай-ка, тик-так, тик-
так, как метроном.
ДАНА. Это ты меня послушай, папа. Чтоб ноги Антона не было в нашем
доме!
АНТОН. Дана! Что это означает? Показываешь свой характер? Ревнуешь?
РОМАН. Вы знакомы?
ДАНА. Да. Мы прекрасно знакомы. Ты хочешь узнать все подробности,
папа. Только не волнуйся, пожалуйста. Это приятные новости. Скоро ты
станешь дедушкой.
АНТОН. Дана. Ты шутишь?
ДАНА. Убирайся из моего дома. Зачем ты пришел? Сама ребенка выношу и
выращу. А ты нам не нужен. Сами справимся. Катись отсюда вместе со
своим Солнышком.
АНТОН. Данка! Что же ты молчала, глупая. Я же не знал. Дурочка…
ДАНА. Папа! Ты слышал? Я думала, что он мириться пришел. А он
пробрался хитростью в мой дом и дурой меня называет. Убирайся!
СВЕТА. Антончик! Я не поняла, что за новости? Ты сказал, что любишь
меня и посвятишь мне новую песню.
ДАНА. Меня этот прохвост поймал на эту же удочку. Посвятил венок
сонетов. Потом оказалось, что их чуть раньше написал Вильям Шекспир.
СВЕТА. Антон. Почему ты молчишь?
АНТОН. Света. Прости. Не могу тебя подвезти в больницу. Мне тут надо
кое-что выяснить.
СВЕТА. (Надевает плащ). Антон. Я ухожу.
АНТОН. Иди, Светка. Не до тебя сейчас. (Света уходит).
ДАНА. Беги за ней.
РОМАН. Дана! Что за спектакль ты устроила? О каком ребенке ты
говоришь? Ты сама еще ребенок.
ДАНА. Я уже выросла, а ты, папа, не заметил.
РОМАН. Вот на какие занятия ты убегала каждый вечер? Поэтому
провалила экзамены в институт?
(Из кухни выходит Зоя).
ЗОЯ. Что за крик? Роман. Тебе нельзя волноваться.
РОМАН. Идем, дорогая. Молодым людям надо поговорить. (Уводит жену в
кухню).
АНТОН. Это мой ребенок?
ДАНА. Ты сомневаешься?
АНТОН. Теперь я понял, отчего ты стала такая резкая, нервная,
невыносимая.
ДАНА. Тебе кажется, что я буду выносить твои романы со Светами, Катями,
Танями, Ирами?
АНТОН. (Обнимает Дану и кружит ее по комнате). Ура!!!
ДАНА. Чем ты так обрадован? Тем, что я все знаю о твоих любовных
похождениях?
АНТОН. У нас будет талантливый, красивый ребенок. Я мечтал об этом!
ДАНА. Будет очень талантливый и красивый, если пойдет в тебя. Я же у
тебя Дурочка.
АНТОН. Глупышка! Мне показалось, что ты меня разлюбила, поэтому тебе
на зло я стал встречаться с девчонками. Я люблю тебя! Выходи за меня
замуж. Сегодня! (Целуются).
Входит Вера.
ВЕРА. У Вас настежь распахнуты двери. Я думала, что-то случилось. С
Романом все в порядке? Антон! Ты меня слышишь?
АНТОН. Да. Все замечательно, мама. Познакомься с моей невестой.
ВЕРА. Мы знакомы. Очень приятно.
ДАНА. Вера Николаевна! Вы мама Антона?
ВЕРА. Да. Жаль, что мой дорогой муж не дожил до этого счастливого
момента. Счастья Вам, дорогие мои.
(Из кухни, держась за руки, выходят Зоя и Роман).
ДАНА. Мы с Антоном решили пожениться и подарить Вам внука. Не
возражаете?
ЗОЯ. Я очень рада. Будьте счастливы! Будем жить все вместе. Квартира у
нас большая.
РОМАН. Значит Бог решил так! (Все обнимаются. С цветами заходят Света
и профессор. Звучит мажорная музыка в исполнении оркестра).
КОНЕЦ СПЕКТАКЛЯ
Copyright (с): Наталья Ланге (ПЕГАС). Свидетельство о публикации №363905
Дата публикации: 31.12.2017 13:28
Предыдущее: ДОБРАЯ СКАЗКАСледующее: ПЕРВОЕ АПРЕЛЯ!

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Тема недели
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой