Стихи по 10 рублей штука
А что вы скажете об этом?


Дежурный редактор
Илья Майзельс
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Ирина Лунева
Объем: 12820 [ символов ]
Больше чем дом
Галине было далеко за тридцать. Разведённая и бездетная, она жила со своими родителями. Дом был большой и просторный, но Галина всегда мечтала обзавестись собственным жильём.
От развода с мужем она не получила ничего. Умышленно не получила, иначе бы не отвязалась от этого неадеквата никогда. Она не могла терпеть упрёков и хотела свить именно своё гнездо.
Однако на зарплату учителя музыки в маленьком райцентре можно было только гнездо свить….и водрузить его на дерево для вороны!
Единственно, на что она заработала – маленькая иномарка, которую Галя в шутку называла «моя двухкомнатная квартира на колёсах».
В очередной раз после уроков Галина ехала домой в «своей двухкомнатной квартире» и увидела на остановке, с которой уезжали в село, голосующую женщину с маленьким мальчиком. В этот час маршрутки уже в сёла не ходили, да и попутки дождаться было почти невозможно. В позднем, холодном ноябре «все свои уже сидят дома, это только чужие по улицам шастят», как говорил кот Матроскин.
Бабушка с ребёнком ехала в соседнее село, в Подгорное.
«Тридцать километров для бешеной собаки – не верста», – подумала Галя и взяла пассажиров. Она их довезла до дома, а возвращаясь обратно, увидела полуразвалившуюся церковь.
Женщина вышла из машины и подошла к церкви. Закрыта. Красные кирпичи, покрытые мхом, на полукруглых окнах – ажурные решётки. На железных церковных дверях – объявление двухлетней давности: «Просьба сдать с каждого двора по три тысячи на восстановление крыши и куполов храма».
«Три тысячи – сумма немалая, учитывая зарплату сельчан в шесть-восемь тысяч», – подумала Галя.
Рядом висело расписание службы в церкви, так как постоянного батюшки не было, и он приезжал по воскресеньям и большим праздникам.
Галина переписала номер телефона и периодически созванивалась, чтоб привести деньги на строительство храма. Но постоянно что-то мешало, потом сильная зима началась. Только через полгода она добралась в село и отдала деньги.
Мысль приобрести личное жильё её не оставляла. Прямо-таки идея-фикс, будто что-то подталкивало сделать этот шаг.
Чтобы проверить авто, Галя заехала к своему знакомому автослесарю Павлу. Он был отзывчивый, душа-парень, открытый для всех, лёгкий на подъём.
Галя давно к нему присматривалась, но репутация дамского угодника заставляла её держаться от него подальше. После развода с первой женой он пустился во все тяжкие: глушил свою обиду и гнев в женских телесах. Галя считала, что она не в его вкусе с её непонятной для неё самой фигурой. Да и не хотелось ей быть для него просто очередной…
Денег за осмотр авто Павел с неё никогда не брал, и Галя иногда привозила ему всякие вкусности, зная, что он холост и всегда голоден.
В этот раз она привезла ему борщ.
Павел наяривал борщ, низко склонившись над тарелкой.
Осунувшиеся щеки надувались от крупно откусанных кусков хлеба. Поцарапанные, мазутные руки с грязными ногтями с двух краёв придерживали тарелку, и казалось, он хочет перевернуть её содержимое целиком себе в рот, чтобы не махать по одной ложке.
«Поистрепался», – наблюдала за ним Галя.
Павел не вызывал у неё чувства отторжения. Наоборот, ей хотелось его вымыть, причесать, закутать в большое махровое полотенце и уложить в тёплую постель – материнский инстинкт! И самой прижаться к нему – женское истощение! Хотелось сделать для него что-то уютное, ласковое.
Но в родительский дом она его привести не могла, а её малолитражка была только номинальной двухкомнатной квартирой!
Он встал и поцеловал её в щёку.
Что это? Благодарность за обед? Жалость? Надежда на…?
Да, ничего! Это женщинам свойственно во всём искать смысл и продолжения желаемого. А мужчины многое делают просто так, не придумывая себе проблем.
– Домой? – она ласкала его глазами.
– Домой! – он смачно сплюнул в сторону. – Вон мой дом, – кивнул на свою старенькую «семёрку». – Неделю в ней сплю! Домой тошнит появляться, свою б/у (так он называл бывшую жену) видеть. Я уже давно подыскиваю себе домишко.
Галина навострила ушки.
– Цены бешеные. Купить бы с кем-нибудь напополам…да кому такое доверить? Вот с тобой бы я купил, – прогнусавил он, чертя
по земле веткой.
В Галю будто из пушечного ядра выстрелили. Она подалась вперёд:
– А давай купим! Хочешь? Веришь? Значит, будет!
Казалось, только и ждала, чтобы уцепиться хоть за маленький рычажок и перевернуть все обстоятельства.
Дали объявление в газету: «Снимем дом в аренду с последующим выкупом». Через три дня позвонили.
Это был не дом! Это был кошмар! Сказать точнее, Галина увидела этот кошмар, пробравшись вместе с Павлом через трехметровые заросли деревьев, которые скрывали облупленную хатку в две комнаты общей площадью сорок квадратных метров, без дверей, с разбитыми окнами, с разваленной верандой. Но зато с новой шиферной крышей, с хлипкими, но железными воротами (от собак закрыться можно), с центральным водопроводом и газовым отоплением, и почти в центре города.
Учитывая эти плюсы, они договорились о покупке.
Женщина отдала свою половину суммы сразу, а вернее, всё, что было на сберкнижке. Другую половину Павел надеялся взять на себя в кредит.
Собрали многочисленные документы и ожидали решение банка.
Решение вынесли: банк отказал!
Попросили у хозяина дать им отсрочку. Хозяин согласился ждать полгода.
В родительском доме назрел крупный скандал. Родители не понимали дочь, считали, что она бесится с жиру.
Но Галиной будто кто-то руководил, она действовала по написанному сценарию и исполняла отведённую ей роль. Женщина настойчиво взялась за обустройство своего сарайчика. Разгневанные родители выписали дочь из дома. Непокорную бунтарку выгнали из рая!
Галина и Павел перебрались в свою хатку в позднем ноябре.
На чердаке ворковали голуби (хоть живые голоса сверху!), а ниже чердака люди стали вить своё гнездо.
Мужчина установил дешёвую входную дверь, лишь бы закрыться от ветра. Все деньги решили бросить на выплату долга.
Женщина заклеила разбитые окна скотчем, как во время войны, занавесила их тряпками-шторками, включила на полную мощь газовый котел и села на табуретку посреди облезлых стен, осматривая низкий потолок со сволоками:
– Главное тепло и вода в кране! Обживёмся!
Сосед приволок им разбитый диван и обеденный стол. В тот же день на блошином рынке купили маленький холодильник-тумбочку «Бирюса».
Ранний вечер заглянул в облупленные окна. Павел вкрутил в патрон тусклую лампочку. Галя подняла на лампочку глаза:
«Не до театрального освещения!» – подумала.
«Это только начало», – сказал внутренний голос.
Женщина стала стелить постель и отметила про себя, что не испытывает никакого смущения. Застилала спокойно и ловко. Мысль, что сейчас впервые ляжет с Павлом, не вгоняла её в краску, словно он давным-давно был её мужем. Просто находился в длительной командировке, а теперь вернулся, и они живут дальше, как и прежде.
Но когда последняя складка на простыне была расправлена, Галя застыла, опустив руки. Её обдало жаром, не знала, как пригласить Павла к приготовленному ложу.
Она обернулась и вздрогнула, увидев молча стоящего мужчину.
Он был гладко выбрит, чист, с едва уловимым запахом приятного одеколона и смотрел на неё глубокими, грустными карими глазами.
– Моя хорошая, чего ты испугалась? – притянул к себе. Широкой ладонью прижал её спину, а другой рукой стал гладить по волосам.
– Устала…наверное, – пробормотала и уткнулась в его грудь.
Ночью Галя угнездила свою голову на плече Павла и вытянулась вдоль его тела, плотно прижавшись к нему. Он гладил её всю обеими руками, её плечи, волосы, тело, и было удивительно, насколько могут быть нежными и ласковыми эти рабочие грубые руки.
Она лежала обмякшая и расслабленная. Хотелось каждой клеточкой проникнуть в него, чтобы больше не расставаться.
Утром протёк холодильник. В малюсенькой кухоньке появилось озеро.
– Сиди, я сам.
Павел взял тряпку и стал собирать воду. Сильные руки выкручивали тряпку, и она истекала белой водой.
У Галины из глаз потекли слёзы. Она стыдилась их и не могла остановиться. Казалось, ссора с родителями, страх перед выплатой долга, отсутствие бытовых удобств и постоянная физическая усталость выкручивали её, как эту тряпку, выжимая и выжимая из неё слёзы.
Из родительского дома она перевезла пианино и после основной работы в музыкальной школе стала давать частные уроки по фортепиано.
Чтоб хоть как-то украсить ободранные стены комнат, не вводить в шок родителей, которые приводили детей на уроки, и не пугать самих детей, задрапировала их атласной зелёной тканью.
Получились эдакие симпатичные комнатки-шкатулочки!
Без выходных с восьми утра до девяти вечера, с короткими перерывами, работала почти год. Снотворным для неё стали еженощный подсчёт невыплаченного долга и постоянный страх, что придёт хозяин, стукнет кулаком и потребует срочно денег.
Его ожидание и так уже перевалило за полгода: шёл девятый месяц. И что ей тогда делать? Терять уже отданную сумму и возвращаться с позором к родителям?
Не так страшны были эти два фактора, как дальнейшие пожизненные поучения папы и мамы и убеждения в том, что она глупа и жизни не знает.
А ещё очень не хотелось поворачивать назад. Её натуре было свойственно, несмотря ни на что, не бросать начатое, идти только вперёд, если нет сил – ползти. Если уже нет сил ползти, лечь вектором вперёд.
Да уже ни при каких обстоятельствах Галя бы не оставила Павла! Он тоже упирался на двух работах. Его заработок уходил на оплату коммуналки, питание и содержание машины.
Женщина навещала Подгоренскую церковь. Там вовсю шло строительство крыши, штукатурились стены. Её это радовало, но в своей халупке она не могла позволить даже косметический ремонт.
Обследовать домишко перед покупкой у них не было времени. Они словно бежали от какого-то бедствия и спрятались в первую попавшуюся трущобу, поэтому знакомились с домом, одновременно живя в нём.
На веранде после дождя образовалась приличная лужа.
Галя вышла во двор и смотрела на крышу.
На улице затарахтело «Жигули».
Павел приехал с работы с полными сумками продуктов.
– Ты чего здесь? – зашёл на веранду и тут же вышел.
– Не плачь, и так на улице мокро! – приобнял унылую Галину, передал ей сумки и полез на крышу.
– Хозяйка, принимай работу! – улыбался он, заходя в дом.
– Непогода работу примет, – вздохнула она.
Стали выгружать продукты: сок, молоко, яйца, колбасу, булки, мясо, фрукты, чёрный хлеб.
– Добытчик! – восхищалась про себя женщина.
Взяла буханку черняги, уткнулась в неё носом и закрыла глаза, вдыхая аромат.
– Праздник!
Сготовили вместе ужин. За столом говорили обо всём и ни о чём.
Галя стала мыть посуду. Павел подошёл сзади и обнял, прижал её спиной к груди кольцом своих сильных рук. Она застыла с чашкой, держа её под напором воды из крана.
Что это? Благодарность за ужин? Жалость? Надежда на…?
Да, ничего! Это только женщинам свойственно…. Не хотелось думать.
Она готова была так простоять в его руках вечность. Мужчина закрыл кран и развернул Галю к себе. Прижал, уткнулся носом в её макушку. Молчали. Она слушала стук его сердца, не учащённый, заведённый гормонами, вызывающими страсть, а спокойный, уверенный, дающий защиту. Он вдыхал травянистый запах её волос.
– Ничего. Прорвёмся, – подбодрил.
Как странно: они вошли в этот сарайчик и, не сговариваясь, стали жить вместе, вместе делать ремонт, вместе тянуть эту повозку жизни.
И повозка набирала ход.
Пережили зиму. По весне Павел начал достраивать веранду. С утра до ночи во дворе кипела работа.
В начале лета Галина отдала последнюю сумму долга. Шатаясь, зашла в дом и сползла по его кривой стене на пол. Хотелось и плакать, и смеяться, и напиться, и раствориться. Чувствовала, что подкатывает истерика. С неё свалился огромный груз. Теперь это её дом! Её и Павла! И никто их не выгонит, и не надо ни перед кем отчитываться в своих действиях.
С родителями помирилась, они звали их жить вместе. Но двум взрослым семьям ужиться под одной крышей сложно. Поэтому лучше в своей норе, чем в общем замке.
Галина понимала, что её дом – залог совместной жизни с Павлом, а значит этот дом – больше, чем дом.
Это обитель, где она обрела себя, свою женственность и семью, о которой мечтала.
И ещё женщина считала этот дом подарком от Бога. Когда-то она дала деньги на восстановление храма, а получилось, что появилась собственная крыша над головой.
Подгоренская церковь обрела купола. Появился постоянный батюшка.
У Гали тоже появился её постоянный хозяин. Они с Павлом обустроили дом: обложили сайдингом, сделали в комнатах ремонт, облагородили двор, поставили новые заборы, купили новые машины.
Как-то вечером муж сказал:
– Поехать бы в город моей молодости, сто лет там не был.
– Знаешь, в Библии есть такая фраза «По вере вашей да будет вам». И если ты хочешь и веришь, значит, всё сбудется! – сказала жена.
Copyright (с): Ирина Лунева. Свидетельство о публикации №363894
Дата публикации: 10.03.2017 16:17
Предыдущее: Зима-портнихаСледующее: Зимняя змейка

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Вениамин Обухов[ 18.03.2017 ]
   Ирина, добрый вечер. Прочитал Ваш спокойный выверенный шедевр и
   обнаружил подсказку - "С милым рай и в шалаше". А написано и всамом
   деле ПРОСТО о ЖИЗНИ. успехов Вам.
 
Ирина Лунева[ 27.05.2017 ]
   Вениамин, не думаю, что это шедевр))) Но, действительно, всё - правда!
Татьяна Чанчибаева[ 27.05.2017 ]
   Жизненно, искренне написан рассказ, Ирина. Спасибо!
   
   С теплом, Татьяна.
 
Ирина Лунева[ 27.05.2017 ]
   Рада, что Вам понравилось, Татьяна, спасибо. Это на реальных фактах.

Наша символика
Атрибутика наших проектов

Издание книг в серии
"Писатели нового века"
по цене от 3 тыс. рублей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Пример страницы участника
Дмитрий Чарков
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Удостоверение Писателя
нового века в pdf
Форум проекта
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты взносов
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Тема недели