Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского




Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Буриме
Представляем новых членов МСП "Новый Современник"
Хамзет Мусаев
Вы не видели моего счастья?
Новости Региональных отделений МСП "Новый Современник"
День рождения
Михаила Поленок, Калиниградское РО
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

7-й Международный Грушинский Интернет-конкурс (7 МГИК) 2016-2017 годов

Номинация: Малая проза

Все произведения

Произведение
Жанр: РассказАвтор: Ерофеевский Сергей
Объем: 9503 [ символов ]
Исповедь хирурга
Исповедь хирурга
Way… a can’t give everything away,
Дэвид Боуи
 
Их нет. И Зураба, и Сашки, и Русланчика, и Мухаммеда. Разных таких. Перемешанных эклектикой характеров. Отутюженных асептической суетой. Обласканных психологией спасителя. Расплющенных психологией палача.
Каждый, выбирающий себе подобную дорогу, грезит. Успехами, виртуозной техникой и серьезным вкладом в мировую науку. Каждый, выбирающий подобную профессию, безусловно, незнаком. С мнительной тяжестью неуспеха, с кошмаром ночи, когда во снах, в ночных видениях оживает телесная оболочка умершего больного. Укоризненно оживает. С упреками.
Постигая хирургию, хочется заорать идущим вслед: «Осторожно, товарищи! Минное поле»! Да что толку? Идущие вслед романтичны. Бегущие вслед азартны. Желающие следом в след уже пьяны.
***
Роман Завьялов спешил на экстренную операцию…
Рома- плотный мужик сорока лет. Высокий, сутулый, с животиком. А вот руки…Пальцы изящные, тонкие. Фаланги ровненькие, без загогулин. Все как у принцесс положено.
И жизнь у Ромы аккуратная. Не то, чтобы прилизанная. Старательная. Работа; преферанс по копеечке за вист; научные статьи в хирургических журналах; жена Людмила в бигуди и с тонюсеньким томиком любовной лирики во взгляде; любовница Марина с карьерой и без принципов; пельмени под водочку; трешка до получки и дежурства, дежурства, дежурства. Ночь - суетливая, стремительная. День - длинный, томительный, дремотный. Как у богемы, только наизнанку. Без праздностей и искусственных эмоций. Операции Рома выполняет толково, чисто. Пальцы бегают, но не суетятся. И мысли не торопится. Работают, мысли. Кумекают. Поперек рук не спешат. Гармония. Потому хирург Роман отличный. Как говорят - от Бога!
***
 
В приемном отделении монотонно гудят голоса. Травматолог Петушков Николай Осипович уже слегка поддавший и потому сладко воняющий клубничной жвачкой тактично, слегка покачивая головой, выслушивает жалобы поступающего больного. Терапевт Нина Петровна выполняет маникюр. Невропатолог Изольда Петровна вертит в руках неврологический молоточек и с любопытством рассматривает через грязное окно скучные зимние пейзажи. Близится ужин.
- Я вот что, Ниночка, заметила, - Изольда Петровна кладет молоточек на стол, зевает и тянет, - чем меньше больных поступает днем, тем больше их поступает ночью. Такие закономерности я стала замечать, дорогуша.
- Уж и не говорите, Изольдочка Петровна. Такие уж времена теперь настали, - легко соглашается Нина Петровна.
- Демократия, тудыть-сюдыть, - в кабинет на ужин заглянул травматолог Петушков.
- Какая еще такая демократия в медицине? – Изольда Петровна возмущенно вздымает брови.
- Я так, к слову, тудыть-сюдыть, - Николай Осипович миролюбиво покашливает, так как с упоением чувствует закупоренную теплую чекушку в глубоком кармане халата.
Врачи приступают к трапезе, обсуждению больничных сплетен и к монотонному ничегонеделанью в ожидании ночных поступлений.
***
Рома тем временем ковыряется в собственных «Жигулях» восьмой модели. В автомобиле обычный набор неполадок бесшабашно собранной русской железной тарахтелки: шалит карбюратор, заедает поворотник, тухнет габаритный фонарь сзади, скрепит подшипник ступицы справа и досадно худо греет печка.
«На Западе, вероятно, хирурги сами свои машины не чинят, - тяжело сопит Роман, - руки врача капиталисты берегут. А, затем, этими вот руками деньжища загребают. Ценят, на Западе, квалифицированный труд работников социальных сфер».
А автомобиль Роману к завтрашнему дню требуется непременно. Родителям газовый баллон необходимо заправить и доставить на дачу. Это раз. С дочерью съездить в магазин и купить джинсовую юбку, так как обещал уже давно, а работы невпроворот, да и в выходные постоянно хочется крепко поддать, а ребенок тут не причём. Это два. Съездить в суд и оформить развод. Это три. И так. По мелочам. А их много. Это четыре.
В связи с вышеописанным на душе у Ромы скверно.
***
- Доктор! Вас же, в конце концов, в приемном отделении ждут уже давно, - к Роману, пузырясь от негодования, подплывает медицинская сестра Рита. Как фрегат к пристани подплывает. Без парусов, но с желаньем.
- Я же предупредил, где меня искать, - оправдывается Роман.
- А я что должна? Искать вот так, бегать, страдать от непонимания такой ситуации? – Рита сморит исподтишка, прищурившись.
- Извини, - Роману не хочется ни пошло кокетничать, ни эротично сквернословить.
-Если каждый будет что хочет, а я буду всем должна, то … уж больно прыткие вы на это дело, хирурги, - и медсестра Рита, скорчив, по ее мнению, интимную гримасу, сладко покачивая ягодицами, уплывает. За Ритой уплывают запахи и медсестринской раздевалки, и серой больничной пищи, и лукавой похоти.
«И причем тут это дело? У меня машина барахлит, семья разлетелась во все стороны, деньги заканчиваются и жить после развода где-то нужно, не на вокзале же? - злится Роман».
***
В кабинете хирурга Романа, елозя на каталке, дожидается больная.
- Уж больно болит у меня нога, доктор.
- ?
И больная исповедуется:
«Родилась давно. Аж в начале века. А жизнь не удалась. Муж пил. Умер, окаянный, после очередного запоя. Дочь - безобразница. Гулящая, да и бестолковая. Все ей мужиков было мало. А сейчас одинокая. Вся в отца. Пьет, меры себе не знает. Внуки забросили. Гостинцы раз в год, ко дню рождения привозят. Гостинцы, что привезли - сожрут. Часок-другой посидят. И так до следующего года. Вот, с котом вдвоем так и живем. А кот хороший. Ласковый. Но уж больно старый, кот. Время пришло, видно, помирать нам вместе с котом. По телевизору говорят, что жизнь теперь стала хорошая. И где она, эта хорошая жизнь? Когда пенсия рупь с копейками, лекарства дорогущие, а здоровья с годами не прибавляется. И одиночество. Пилит, пилит. Напополам перепилило, одиночество проклятущее. Вот и сейчас нога разболелась. Аж мочи нет, как разболелась».
«Плохо дело, - соображает Роман, - эмболия артерии у старушенции и ишемия уже выраженная. Без операции умрет старушка. А операция – опасна. И возраст, и ишемическая болезнь сердца, и выхаживать, бабушку, видно некому. Вот поди и разберись. Отписаться мудрёными фразами? Мол, риск операции превышает ее, операции, целесообразность. Или дать шанс? Рискнуть. А как же машина? С ней дел еще невпроворот. И палец гаечным ключом ушиб. Вон, как ноет палец».
- Понимаете, бабуль…
- Да все я понимаю, сынок. Кому мы, старики, нужны?
«До чего же все банально выходит. Детство, юношество, зрелость, старость. Умирание. Все как задумано. Этапы распределены, разложены по полочкам. И наша нужность должна нормально вписываться в каждый этап. В детстве и юношестве нам нужны родители. В зрелости родителям нужны мы. А в старости? На самом деле? Кому мы нужны в старости? Детям? А если не вышло? Государству? А на кой черт мы ему нужны? Немощные, обидчивые, одинокие, грустные. Так кому»?
- Будем оперироваться, бабуль. Вот, покапаем, подготовим, анестезиолог, терапевт вас поглядят и … оперироваться, - даже радостно произносит Роман. С облегчением.
- Ты что, с ума сошел? – анестезиолог кладет историю болезни на стол, вертит в руках шариковую ручку и вопросительно смотрит в даль, минуя взгляд Романа,- как я этому божьему одуванчику наркоз то буду давать? Она же помрет тут же.
- А если не помрет?
- У тебя что, руки чешутся?
- А если совесть? Давай местную анестезию совместим с потенцированием и попробуем.
- Ну, я даже не знаю, - кряхтит анестезиолог.
- Тогда пиши. Отказ накалякай и иди бухать. Или трахаться валяй. С Ритой.
- Да пошел ты …Неврастеник. Тебе лечиться необходимо.
- Тяжелая бабуля, - Нина Петровна своим мелким почерком оставляет заключение в истории болезни, - но я согласна с вами, Роман Сергеевич. Попытаться можно. Бабуля говорит, что дома кот у нее один остался. А это -мотивация.
***
На операции все пошло наперекосяк. То зонд лопнул, то нитки необходимые в экстренной операционной отсутствовали, то коагуляция барахлила. То мысли неподходящие в голову Роману наведывались. Елозили мысли. Скверно.
Спустя час с лишним после начала операции у старушки остановилось сердце. Проведенные реанимационные мероприятия - без эффекта. Хирургической бригадой констатирована биологическая смерть больной.
***
- Пойдем, накатим что ли граммов по сто спиртяги? – анестезиолог Леха Золин приобнял Романа за плечи.
- Пойдем, - соглашается Роман.
- Не дотянем мы с такой работой до старости, - кряхтит Леха.
- Все может быть, - грустно улыбается Роман.
- Ты машину пойдешь дальше ремонтировать? – беззлобно уточняет Леха.
- А старушка мне поверила. Убедил я ее в нужности. Пусть, для кота. А вышло? – уставившись в одну точку, монотонно произносит Роман.
- А знаешь, почему хирурги так часто умирают молодыми?
- Ну, инфаркты, инсульты, вероятно.
- Нет. Потому, что вмешиваются в Божий промысел. Мне так один православный священник говорил.
- А как иначе?
- В том то и дело, что никак.
***
Их нет. И Зураба, и Сашки, и Русланчика, и Мухаммеда.
Перемешанных эклектикой характеров. Отутюженных асептической суетой. Обласканных психологией спасителя. Расплющенных психологией палача.
Постигая хирургию, хочется заорать идущим вслед: «Осторожно, товарищи! Минное поле»! Да что толку? Идущие вслед еще пьяны.
Москва 2016 г.
Copyright: Ерофеевский Сергей, 2017
Свидетельство о публикации №363335
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 25.02.2017 09:01

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
МСП "Новый Современник" представляет
Елена Крылова
Шмели
Наши новые авторы
Анна Демина
Цыганский табор
Философия времени
Ирина Азарова
Проснуться и увидеть новый день
Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"