Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского




Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Буриме
Представляем новых членов МСП "Новый Современник"
Хамзет Мусаев
Вы не видели моего счастья?
Новости Региональных отделений МСП "Новый Современник"
День рождения
Михаила Поленок, Калиниградское РО
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

7-й Международный Грушинский Интернет-конкурс (7 МГИК) 2016-2017 годов

Номинация: Малая проза

Все произведения

Произведение
Жанр: РассказАвтор: Евгений Трубачёв
Объем: 7042 [ символов ]
Ядерное убежище
Ржавая сирена устало выкрикивала давно заученные и забытые фразы, пробивающиеся через тоскливую жару дня: «Внимание! Город подвергается массированной бомбардировке! Всем незамедлительно укрыться в ближайшем убежище, обозначенном зеленым светом сигнальной ракеты!» Репетитор торопливо вышел на балкон, увидел над панорамой плотно застроенного города сотни зеленых светлячков, нашел ближайшего в соседнем дворе и поспешно вернулся в квартиру. Репетитор отправил мальчика, которому давал уроки, домой, сам взял документы и немногочисленные деньги, закрыл квартиру и через минуту уже был свидетелем огромной очереди, выстроившейся в горло убежища. Толпа шумела, некоторые били морды друг другу. Репетитор поинтересовался, что такое происходит. Крайние ответили, что не пускают вовнутрь, что железная дверь закрыта на массивный замок и ни у кого нет ключа от нее. Репетитор, возмущенный подобным, пошел к голове выстроившейся змейкой толпы и встретил отнюдь не закрытую дверь, а крепкого мужчину, стоявшего на входе. Рассредоточившаяся вокруг голова массы шипела и кричала на того, но ничего разобрать не удавалось. Репетитор подошел к мужчине, загородившему собой вход, и поинтересовался, что здесь происходит, и почему людей не пускают. Тот ответил, мол, в убежище не хватает места и питания для всех, мол, строили его не с расчетом на такую свору народа, поэтому запускают только техников, врачей и тех, кто может сохранить знания для будущих поколений. Репетитор, было, попятился, но воскликнул, что он бывший профессор здешнего университета, он очень много знает и его нужно непременно пустить в убежище. Мужчина на входе потребовал бумагу. У репетитора ее не было. Короткое препирательство не помогло, и ему пришлось отойти от места жарких споров и криков.
На лавочке под последним не срубленным тополем сидели двое мужчин, один в летах, другой моложе. Оба были аккуратно причесаны, одеты в костюмы, на лицах у них красовались следы болезней от праздной, а не активной жизни. Вот и здесь они без лишне суеты сидели и просто говорили. Тот, что старше, с брошенной недалеко дорогой машиной и кучей важных документов, был депутатом. Младший, с пожелтевшими от сигарет и вечно расплескивающегося кофе пальцами, был менеджером. Общих тем у них было мало: один был олицетворением власти, другой ее инстинктивно ненавидел; первый был закален старыми ценностями, второй был готов продать все за идеалы нового времени; пробовали, было, говорить о женщинах – оба не были приверженцами постоянных связей – но им стало так тошно, что перестали. В конце концов, паника начала навязывать свои темы. Она начала с младшего:
– А ведь нас-то не пустят! Ты говоришь, что за пять минут «до бомбы» они начнут запускать всех, ну, потому что бомбоубежище не заполнят, а ведь все равно не пустят! Мы с тобой – два верблюжьих горба! В нас вода и все такое, да вот только мы нужны в долгих стабильных переходах по пустыням! А сейчас-то что? Сейчас весь верблюд под землю зароется, там ему воды будет предостаточно, просто сбросит нас, горбы-то, чтоб не мешали, чтоб места не занимали!
– Верблюды… да ты хоть понимаешь, какую чушь городишь? Верблюд, горб откинувший, сам погибнет! С непривычки и преставится! Мы с тобой – мы руководящее звено! Как они ж иначе будут норму воды и еды распределять меж собой? Они ж перегрызут друг дружьи глотки! Вон, смотри, что делается! – старый палец ткнул в середину очереди, где двое взрослых мужиков избивали чахлого парня в очках, то ли оттого, что тот влез без очереди, то ли еще почему – и никто ему помогать не торопился, – Звери! Как страх почувствуют сполна, как в угол загнанным себя почувствуют, так и когти выпустят, да давай силу мерить: кому жить, а кому нет! Только мы с тобой их успокоить, построить сможем!
– Ага, сейчас! Больно слушать они нас станут! Ты зачем свой значок депутатский-то снял? Чтоб тебя не избили, небось? Сам их боишься, да еще строить собрался! Случайно заехал сюда, во двор какой-то, к ближайшему фонарику дымному, к ближайшему сигналу, машину на трассе бросил, чтобы не светиться, а еще командовать собираешься! Да там военных полным-полно, ты глянь на верзилу у входа! Они сами все там устроят, как надо, без нас справятся! Черти, человек десять только пустили, а убежище на трехсот рассчитано!
– Ты б чертями их не называл, они ж все-таки люди. Оба видели, что двух женщин с колясками пустили, даже документов не потребовали. Люди, что тут скажешь. А что нас не пускают? Ты сам погляди, что нам с тобой в бетонной коробке делать? Лет двадцать там сидеть. Род продолжать? Да наши с тобой кости – хилые, кому они нужны? А чем мы там поможем? Будем строй держать? Там – ты правильно сказал – и без нас полно руководителей. Ни болезнь вылечить, ни кран починить мы с тобой не в силах. А потому и нечего туда метаться. За первый же год палками забьют наши властолюбивые фигуры. Так что сиди в тополиной тени и не рыпайся.
– Последнее дерево во дворе, – пыл Молодого сошел на нет, – а ведь это мой двор. Когда-то тут был целый лесок из восьми-десяти деревьев. Потом вырубили и заасфальтировали под парковки. Это деревце стояло особнячком, и его трогать не стали. Помню, давно-давно, сколько воспоминаний связано с этим двором и другим, за аркой. Здесь мы пикник устраивали, прямо перед окнами, и друзья нам скидывали воду попить, там, на «семейке», качались «до стука», я раз шестьдесят подряд сделал! Какое же время было!
– Да и сейчас оно никуда не ушло. Просто забот у вас больше стало. Дети все продолжают играть в «бутылочку» в кустах, кататься на «великах» на речку и зимой играть в хоккей на замерзшем асфальте, разбегаясь в стороны, когда проезжает машина. Так и в наше время было, так и сейчас есть. – Старший тоже успокоился, и его лицо заняла улыбка.
– Нет. Теперь дети другие – у них на уме только пьянки да компьютеры. Время другое.
– Что ты городишь? – Старший засмеялся, добрым искренним смехом, – У меня внук растет, двенадцать лет (их-то в убежище пустят – у них отец инженер), сидит за компьютером, стреляет в монстров. Я ничего в этом не понимаю. Но как только друзья зовут его на улицу – он бросает своих монстров и героев, бросает и бежит к друзьям. Дети перерастают это. Так что все у них будет хорошо. – он посмотрел на сутулого мужчину, стоящего недалеко и слушающего их разговор, – А Вы что там стоите? Присоединяйтесь к мужскому клубу! – репетитор услышал, что его зовут, приободрился, подошел и сел.
– Все будет хорошо.
Оставались две минуты. Мужчина на входе в убежище, перекрикивая ругань толпы, сказал, что могут войти еще двести семьдесят человек, поскольку больше людей рабочих профессий вокруг не было. Толпа рванулась в узкое дверное горлышко. В очереди было как раз ровно двести семьдесят пар обуви. Дверь с гулом запечатала двадцатилетний покой своеобразного винного погреба. На улице никого не осталось, только трое сидели на лавочке в тени тополя. Они даже не обернулись на звук лязгающего железа. Турбины, заправленные жженым маслом, гнали реактивных монстров в городские скверы. Коронация аллей драгоценным металлом началась.
– Все будет хорошо.
Copyright: Евгений Трубачёв, 2017
Свидетельство о публикации №362007
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 20.01.2017 15:49

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
МСП "Новый Современник" представляет
Елена Крылова
Шмели
Наши новые авторы
Анна Демина
Цыганский табор
Философия времени
Ирина Азарова
Проснуться и увидеть новый день
Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"