Наши юбиляры
Татьяна Ярцева
Поздравления юбиляру
И это все о ней.
Информация к размышлению








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Конкурсы Клуба Красного Кота
Мой смешной любимец
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Илья Майзельс
Объем: 8247 [ символов ]
Наследство Доронина. Рассказ.
Схоронив жену, дед Доронин недолго вдовствовал и привел в
дом старуху Петровну, которая жила с племянником в домике на
соседней улице. Прописывать не стал, но отношения зарегистрировал и
прожил с ней больше пяти лет. Хозяйство у Доронина было крепкое,
дом содержал в исправности, помогала ему в том и Петровна,
супружница новая, а когда требовалось, и оба его сына, жившие от
отца отдельно. Основательным был дед и в бумагах: после его смерти
они обнаружились в отдельной папочке и в полном порядке: книга
домовая, дела земельные и страховые, квитанции разные. Там же было
и завещание: все имущество он отписал сыновьям.
Сыновья Доронина погоревали, помянули отца на девятый день, затем
на сороковой, деликатно не касаясь вопроса о наследстве: думали,
Петровна, совершенно чужая им старуха, сама вернется туда, откуда
пришла: к племяннику, в домик на соседней улице. Но она – ни-ни,
даже вещи не собирает. А тут и весна поспела, ранняя она была в тот
год; Петровна заготовила ящики с рассадой – чтоб по теплу высадить
ее в землю. И ящиков этих оказалось столько, что сыновья Доронина
заволновались – не к осаде ли готовится долгой? И прямо сказали:
пора, мол, и честь знать, освобождай помещение – знаешь ведь про
завещание. А Петровна уперлась: что ей завещание, супруга она была
законная, ей и доля полагается в наследстве. В общем, и впрямь
решила старуха держать осаду.
В положенное время сыновья Доронина получили свидетельство о
наследстве и опять к Петровне: ну все, старуха, выметайся. Ничего
твоего тут нет, а отец-покойник тебя не то чтоб в завещание – в книгу
домовую не внес, жила без прописки, не по закону. А Петровна их
опять в поворот: у вас, дескать, свои законы, а у меня – свои. И подала
в суд, оспаривать завещание. Но могла б и не подавать – сыновья-то и
так прознали, что права старуха: как бывшей жене да пенсионерке,
сиречь нетрудоспособной, полагалась ей обязательная доля в
наследстве. Да надеялись на совестливость ее и незнание.
Напрасно надеялись. Что делать – пришлось им договариваться со
старухой, не дом же делить, тем более что каждому из детей Доронина
было где жить. Предложили они ей: живи в доме как жила, но долю
свою нам отпишешь, по завещанию. На том и договорились. Съездили
они с ней к нотариусу, подписала она завещание и один экземпляр им
отдала на хранение.
Года три еще жила Петровна в доме Дорониных. Первое время к ней
все племяш захаживал: когда надо, крышу чинил, или забор с калиткой,
или у крыльца ступеньки. Однако затем пропал, вообще не появлялся у
нее – даже в праздники. Старуха же начала сдавать, все болела, но
врача позвать или в аптеку сходить было некому. Тяжело доживала
Петровна, нелегко уходила. Раз или два племянник все ж заявлялся, но
вместо помощи какой или слова теплого от него лишь сквозило: чего
ерепенишься-то, старуха, давай, отходи скорей…
А как умерла Петровна, так все и выяснилось: взяла-таки она грех на
душу – наново оформила завещание, вместо детей Доронина отписав
все племяннику. Думала: все же кровь родная, и помощник по дому,
болеть начнет – уход обеспечит. Однако племянник, получив бумагу с
завещанием, тут же и забыл о тетке. Не сразу, но она это поняла.
Что ж получалось: Петровна, претерпев обиду от мужа, была
вынуждена терпеть ее и от племянника своего, наглеца? Но как
поступить-то: к нотариусу что ль идти-ковылять – в третий раз? Да и
кому отписывать – не было у нее другой родни. Потому племяш-то и был
спокоен, еще и поторапливал, наглец, с отходом… Плохо же он знал
свою тетку! Как мужу, хоть и покойному, она нос утерла, отсудив у его
детей свою долю, так утерла она нос и племяннику-наглецу – уже с
того света!
После смерти Петровны, не дожидаясь и девятого дня, не говоря уж о
сороковом, покуда душа обманутой им тетки обитала еще, по
православной вере, где-то в нижних высях, он явился к сыновьям
Доронина. Предъявил теткино завещание в свою пользу и предложил
купить долю, ему отписанную. Просил пока дешево, потом станет
дороже, да и дом делить будет хлопотно. Сумму же назвал такую, что
Доронины ахнули.
Возмущенные коварством покойницы и в гневе от наглости ее
родственника, Доронины пришли к нотариусу: как же так, что за шутки
с последней волей, разъясните, может ли быть такое. «Может, все
может…» – ответила им нотариус. А вдобавок такое им сообщили, что
они снова ахнули!
Оказывается, нашла-таки Петровна еще одну родню! У Дорониных
даже лица вытянулись – ох и шустрая оказалась покойница! Где ж
откопала она эту родню? Не на старом же кладбище?
Не стала их томить нотариус – протянула бумагу с третьей, на этот раз
и в самом деле последней волей Петровны. Поскольку, распорядилась
она, племянник такой-то бессовестно ее обманул, она лишила его
завещанного раньше имущества и отписала все… государству.
Государство приравняла она к родне: оно и заботилось о ней, как могло
и умело, пенсию, хоть небольшую и не всегда в срок, выплачивало, да и
похоронить сможет, если родственники откажутся или их вовсе не
будет.
Но Доронины отнюдь не пострадали – долю Петровны в их
родительском доме они могли теперь выкупить у государства; по
остаточной стоимости это был сущий пустяк. Надо было видеть лицо
племянника, когда Доронины сообщили ему об этом! Не поверил – так
ему и бумагу сунули: читай, мол, прохвост, есть-таки справедливость на
свете! Потому как и старушка свое получила – дожила спокойно в
доронинском доме, и сыновья его не пострадали. Пострадал лишь
племяш: как-никак, а умасливая Петровну, на чужом доме он и крышу
чинил, и забор с калиткой, и ступеньки к крыльцу. Да еще и схоронил
ее за свой счет, с венком, и на поминки тратился – стол накрывал для
соседей. Ох и смеялись же над ним эти соседи, когда узнали о таком
раскладе по наследству Петровны. Эх, узнать бы еще, как смеялась над
племяшом и сама Петровна, но, по православной вере, душа ее была уж
далеко-далеко…
Долго пил, не находя покоя и утешения, несостоявшийся наследник.
Однако потеряли покой и некоторые из стариков, прознавших об этой
истории. Было от чего задуматься: последняя воля – дело святое, но и
тут, как выяснилось, могут быть такие заморочки…
– Надо бы к нотариусу сходить, – говаривал один их стариков. –
Распоряжение хочу сделать, да боязно. Сами знаете, смертные эти
дела непростые, все надо предусмотреть заранее. Вдруг нотариус
поймет что неправильно или – не дай Бог! – обманет. Буду потом
горевать – на том свете, заодно с Дорониным.
– Ну да, сядешь с ним на одной лавочке, – продолжил другой старик, –
и будешь охать, на пару…
– Доронин-то, покойник, царствие ему небесное, поди и думать не
думал, что с волей его такая петрушка случится. И Петровна, старуха
его, покойница, царствие ей небесное, на что хитрая была, – как она с
детьми Доронина обошлась, надо же, распоряжение подменила! – но и
она едва не обманулась. Хорошо, опомнилась вовремя…
– Да-а…
Долго еще вздыхали и охали старики по этому поводу.
Синдром доронинского наследства поразил и чьих-то детей. Вдовый
старик Петерин сговорился было с одной пенсионеркой, тоже вдовой:
вместе решили век доживать, но не просто в сожительстве, а в браке –
соседей стыдилась. Никакой корысти у них не просматривалось: у обоих
были и дом, хозяйство, а дети их, люди вполне устроенные, раньше
против этого брака не возражали. Но теперь, после истории с
наследством Доронина, они всполошились. «Ты что, – говорилось по
обеим сторонам предполагаемого брака, – хочешь и нас втянуть в
такие разборки?»
Тем и обрекли стариков на одинокое вдовство. Но Петерин
одиночествовал не долго… Справный он был хозяин, и работник
хороший: калымил по строительству да ремонту, но, дело обычное,
попивал. А когда не дали ему зажить по-новому, пить стал без меры.
Получил как-то за шабашку деньги и заявился с ними в ночной магазин.
Его нашли потом в уснувшем на ночь пруду…
После смерти Петерина об истории с наследством Доронина стали
забывать: тем, кто знал про нее, язык распускать стало боязно. И
только нотариусам доставалось еще какое-то время: все разъясняли
старикам, какие «петрушки» могут случаться с последней волей.
Copyright: Илья Майзельс, 2012
Свидетельство о публикации №34926
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 31.01.2012 18:51

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Валентина Тимонина[ 23.02.2016 ]
   Ох.Илья! Ну какой же Вы молодец, что написали такой поучительный, жизненный рассказ. Его надо читать всем-всем- и старым и молодым. Вы исподволь формируете у людей разного возраста милосердие и бескорыстие, семейную ответственность и своевременность принятия важных решений. А каков язык! Немного с юмором, с подтекстом, чуть-чуть назидательный. Мой восторг Вам! Рязань

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
Мы в ответе за тех,кого приручили
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов