Наши юбиляры
Татьяна Ярцева
Поздравления юбиляру
И это все о ней.
Информация к размышлению








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Конкурсы Клуба Красного Кота
Мой смешной любимец
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Детективы и мистикаАвтор: Владимир Невский
Объем: 20265 [ символов ]
Детективное агентство «ЛЕО» Ищите женщину
Женя так и не решился зайти в подъезд, подняться на нужный этаж и позвонить в дверь. Дверь, за которой на шесть часов было намечено празднование дня рождения Фаечки. Его сотрудницы по детективному агентству «ЛЕО», которое он создал, и которое в последнее время процветало, приобретая вес и популярность. Да, длинное получилось вступление, как и сомнения моего героя Лужина: идти или нет. А все упиралось в то, что Сава открыл ему глаза, в переносном, конечно, смысле. Фая влюблена в него! Это и радовало и пугало одновременно. Такое не могло не нравиться, когда в тебя влюблена классная девчонка, сотканная из одних достоинств. Он и сам часто ловил себя на мыслях о ней. И не только, как о перспективном юристе и компетентном детективе, но и как о прекрасной женщине. Но разница в возрасте (без малого десять лет) не давала его воображению переходить на активные действия. Он чувствовал себя намного старше, мудрее, вкусившего жизнь, во всех ее проявлениях. Для него она по-прежнему оставалась девочкой. Именно так он называл ее в мыслях, да и при разговоре иногда вырывалось. Шестым чувством он понимал, что если сейчас он поднимется, то покинет квартиру лишь утром. Решиться на это сл в себе он так и не нашел. Оставив шикарный букет на лавочке, он побрел по ночному городу.
Около одиноко стоящей пятиэтажки, он увидел милицейский УАЗ, из которого, кряхтя, вылезал Ковальчук. Их взгляды пересеклись.
– Лужа!
– Серж! – они обменялись крепким рукопожатием. – На вызов?
– Ага. – Кивнул головой майор. – Труп.
– Криминал?
– Сейчас разберемся. – Ответил Сергей, и предложил. – Пошли? Если досуг.
– Не до них. – Отшутился Женя, и они направились к подъезду. К ним на встречу выскочил участковый и доложил:
– Козлов Кирилл Матвеевич, 1950 годя рождения. Живет, то есть проживал, в этом доме, квартира №60. Работал учителем в 39 школе. Я его знал лично. Хороший, умный, да и во все он был положительным.
– Пошли, посмотрим. – Сказал Ковальчук, и первым зашел в подъезд.
Козлов лежал на лестнице. Голова покоилась на верхних ступеньках, ноги - на нижних. Около трупа суетился медэксперт. Ковальчук вопросительно глянул на него, и тот, снимая перчатки, начал докладывать:
– Смерть наступила между 20 и 22 часами, то есть, час-два назад. Повреждений нет. Скорее всего, сердце. Шел себе спокойненько домой, а сердце раз – и встало. Вот и рухнул.
– А на голове имеется след удара о ступеньку? – спросил вдруг Евгений. И эксперт, и Сергей повернулись к нему. Женя пояснил: - Если он разом рухнул, то, судя по положению тела, должен бы быть след от удара о край бетонной ступеньки.
Эксперт глянул на труп.
– Да, странно. Но следа удара нет. Но, как говорится, вскрытие покажет. Можно забирать?
– Да. – Задумчиво ответил майор. – Поднимемся в квартиру.
В квартире висела тишина. Жена покойного сидела в кресле и теребила в руках влажный носовой платочек. За ее спиной стоял парень, лет 15-16, и курил, стряхивая пепел в ведро с фикусом. Ковальчук представился и начал беседу под протокол. А Лужин оглядывал комнату, лишь иногда прислушиваясь к разговору. Через час они покинули квартиру, и вышли на улицу. Около машины остановились, закурили.
– А парнишка, между прочим, курит «St. Morris». – Заметил Женя. – А это очень дорогие сигареты.
– Да? И что?
– Козлов был учителем. Зарплата смешная. Жена вообще безработная. А парень шикует.
– Ну и что? – уже раздраженно вопросил Серж. – Люди просто баловали своего единственного чадо. Это, раз. Два: парень сам работает на рынке. Имеет свой постоянный доход. Что еще ты заметил странного, мистер Холмс?
– У Козлова на зеленой рубашке одна из пуговиц пришита белыми нитками.
– Ну и что? – в третий раз продублировал вопрос майор.
– Уважающая себя женщина этого не сделает никогда.
– Слушай, – перебил его Сергей. – Ты в каждом деле ищешь криминал? Я тебя умоляю. «Висяков» у нас и без этого предостаточно. Сердечный приступ. Все! Вердикт окончательный и обжалованию не подлежит. Понял, Евгений?
– Не дурак, вроде.
– Ладно. Извини. День выдался тяжелым. А у супруги день рождения сегодня, между прочим. А я не попал на торжество, да и подарок не купил. Эх, неправильную профессию я выбрал. Но она мне нравится, и нести мне этот крест до самой пенсии.
– Кстати, – Евгений достал из кармана флакон. – Вот возьми. Духи. Французские. Бери, бери!
– Спасибо, брат, выручил.
– Сочтемся. Ну, что, пока?
– Подвезти?
– Пройдусь пешком. – Они вновь обменялись рукопожатием.
 
Ночью ему снилась всякая дребедень: то труп Козлова, то его сынок с отвратительной усмешкой на лице, то одинокий букет цветов на лавочке, то стоящая у окна Фая со следами слез на щеках. Проснулся с тяжелой головой. И только после контрастного душа, чашки крепкого кофе и сигары, он пришел в относительное нормальное состояние. Уже готовый действовать и здраво рассуждать. Вот только где-то в глубине пульсировало раскаянье. Фаечка, наверняка, обиделась на него. И ему было стыдно встречаться с ней. Даже не стыд, а непонятная боязнь. Он позвонил Саве:
– Привет.
– Привет, шеф. Как дела?
– Слушай, я, наверное, сегодня не появлюсь в офисе. Одно дело наклевывается. Поработаю.
– Ок. – Сава отключился, и Женя был рад, что разговор дальше не продолжился и не перешел на неприятную тему.
– Что, Лужа. – Обратился он к зеркальному отражению. – Назвался груздем – так полезай в кузов. Не нравится мне эта смерть. Но и майора можно понять. И не стоит его сейчас ни напрягать, ни раздражать. Начнем исподтишка.
Первым делом он поехал в морг. Медэксперта он нашел в подсобке за завтраком. «Не завидная работенка» - Подумал он, глядя на изнеможенное усталое лицо эксперта.
– День добрый.
– А? Проходи, садись. Чай будешь?
– Нет, спасибо.
– Ты, кажется, друг нашего знаменитого Ковальчука?
– Да. А по совместимости, еще и частный детектив. – Евгений продемонстрировал удостоверение.
– Понятно. Тоже работаешь по вчерашнему телу? Я уже отправил отчет.
– Мы ведем параллельные расследования.
– Извини, – он развел руками. – Без приказа не имею права ничего не говорить.
– А если так. – Женя все же рискнул и положил на краешек стола купюру в 20$, почему-то опасаясь реакции эксперта. Сейчас как поднимет крик! От скандала не уйдешь. Но Фортуна была сегодня на его стороне. Деньги с ловкостью фокусника исчезли со стола и потерялись в одном из многочисленных карманах халата. «Лучшее лекарство от усталости» – мелькнуло у него в голове, видя, как резко преобразился мужик. Подтянулся и даже как-то помолодел:
– Вскрытие показало инфаркт. Это однозначно и сомнению не подлежит. Дело в другом: где он, этот инфаркт, случился? Ты оказался прав: упади он там, на голове была бы гематома, которую я не наблюдаю.
– Значит, его уже мертвого положили на лестницу?
– Получается, что так.
– Странно. Зачем это нужно, если он умер от естественной смерти?
– Ты что-нибудь слышал о гиосциамине?
– Гиосциамин? – медленно переспросил Лужин. – Нет. А что это такое?
– Медицинский препарат. При определенной дозе он способен вызвать инфаркт.
– Ого! – Евгений присвистнул. – Это же в корне меняет дело.
– Квалифицирую, как преднамеренное убийство. – Закончил его мысль эксперт. – И след на сгибе руки от вакцинации имеется.
– А этот препарат можно приобрести в аптеке?
– Нет. Он строго учета, списывается поштучно. Но в наше лихое время можно все купить и все продать.
– Спасибо. – От души поблагодарил его Женя и покинул морг.
На улице он с наслаждением закурил. Ситуация принимала мрачноватый оттенок. Шестое чувство, прозванное в народе «чуйка», в очередной раз не подвело Лужина: криминал был на лицо. Немного успокоившись и поразмыслив, Евгений мысленно набросал план действий и тут же поехал в 39 школу.
В фойе учебного заведения висел большой портрет Козлова в траурной рамке. Разговоры с учителями ничего интересного не несли. Все были удивлены, что у молодого и здорового человека, учителя по физкультуре, так неожиданно случился инфаркт. Зато беседа с уборщицей был намного благотворней.
– Ой, не говори, сынок. Жалко Кирилла Матвеевича. Хороший был мужчина, правильный. Не пил, не курил, спортом занимался. Уйду я с этой работы. Страшно мне.
– А чего вы боитесь?
– Так Козлов-то уже второй.
Лужину стало жарко в прохладной бытовке обслуживающего персонала, он расстегнул пуговицу на вороте рубашки:
– Как второй? – не понял он.
– Покойник второй. И тоже учитель.
– А кто первый? – он непроизвольно перешел на шепот.
– Француженка. Галина Ивановна Солодова. Убили ее, еще в декабре.
– Убили? – стало еще жарче.
– Ага. Встретили около собственного дома. Кирпичом по голове, и все.
– Да. Печальная история.
– Вот и я про то же. Проклятое тут место.
Разговор прервал звонок на урок, и женщина, сетуя на объем работы, подхватила ведро и ушла. Лужин вернулся на улицу, к сигаре и размышлениям. Умозаключение о том, что это было убийство, лишь окрепло. Все в один голос утверждали, что у мужика было крепкое богатырское здоровье. Вел активный образ жизни, и раз – инфаркт с летальным исходом. Такое просто не укладывается в голове. Лужин бодро шагал по тротуару, разговаривая сам с собой в полный голос, чем вызывал недоумение и настороженность у прохожих:
– Каждое преступление оставляет след. Либо финансовый, либо семейный. В случае с Козловым это, скорее всего, бытовой оттенок. Скажу больше: на лицо все признаки любовного треугольника. Нашел себе мужик другую женщину. С женой скандалил постоянно, и потому сам пришивал себе пуговицы. Что ж, логично. Но тогда его жена попадает в список подозреваемых и занимает там первое почетное место. А значит, вести с ней беседу следует в последнюю очередь, когда на руках будут факты, которые заставят ее признаться. А сейчас? Что сейчас? Шерше ля фам.! Ищите женщину! Только как начинать поиск? В школе несколько раз упоминали при разговоре, что Козлов – отличный семьянин. И без всякой иронии и двусмысленности. Значит, никто не подозревал о его второй жизни. Стоп, Лужа! Кто как ни бабушки у подъезда? Агенты невиданного фронта. Они все и про всех знают. Только надо иметь талант вызвать их на откровенный разговор и отсеять по его итогам все домыслы, сплетни и наговоры.
Разговор по душам состоялся в тот же вечер. И он подтвердил наличие женщины! Но, к сожалению, на этом вся информация и заканчивалась. Кто она, как выглядит никто не знал. Не видели ее, и все! Вырисовывался тупик, как бы ни было это печально. И следовало искать иные пути. Лужин остаток вечера и часть ночи просидел в кресле-качалке с сигарой в зубах и чашкой чая в руках. Телевизор монотонно и приглушено бубнил о последних новостях, которые сегодня не интересовали Евгения. Все мысли работали в одном направлении, и главное было то, что в течение дня он не вспоминал о Фае.
Весь последующий день он провел на рынке. Не зря все же говорят: «Хочешь побольше узнать о жизни города – побывай на местном рынке». Жизнь здесь кипела и бурлила. А приобрести можно абсолютно все, начиная от швейной иголки и заканчивая крутой иномаркой за несколько сотен тысяч баксов. Да и «черный рынок» был насыщен наркотиками, оружием и крадеными вещами. Чего уж говорить о медицинских препаратах. Полное изобилие. И тогда, получается, что и Матвей Козлов, сын покойного, вполне способен сменить мать с первой строчки хит-парада подозреваемых. А что? Вполне логично и объяснимо: обиделся сын на отца, сильно обиделся, раз решился на такое. Надо прощупать его. А для сего необходимо восстановить поминутно тот злополучный вечер, как у Кирилла, так и у Матвея. Не легкая задача.
Проезжая на такси мимо здания, где находился офис «ЛЕО», Женя заметил отсутствие света в его окнах. И попросил высадить его здесь. В офисе он тут же прошел в потайную комнату, где включил компьютер. Дискетки с происшествиями за каждый прошедший месяц лежали в шкафу, Фая добросовестно выполняла свои обязанности. Он выбрал декабрь прошлого года, действуя чисто интуитивно. Что-то зарождалось в голове, пока не определенное и непонятное, но судя по опыту, очень важное.
– Так, вот оно! Солодова Галина Ивановна, 1955 года рождения. Адрес, работа в школе №39. Убита двумя ударами кирпича. Мотив: ограбление. Часы, кошелек, позолоченная цепочка, норковая шапка. – Лужин откинулся на спинку стула и потеребил мочку уха. – Что-то мне не очень нравится это ограбление. Получается, что с нищего сняли последнюю рубаху. Она и так бы отдала свои «сокровища». Хотя на улице полно отморозков, которые и за пятак порежут кого хочешь. Но проверить все равно следует, что бы потом не возвращаться.
 
Утром он был в отделении милиции. Увидев его, Ковальчук аж скривился?
– Лужа, ты?
– Я.
– Надеюсь, не по поводу Козлова? Заходи, располагайся.
– Нет. Там же все понятно: инфаркт.
– Ой уж. – Усмехнулся горько Сергей. – И про гиосциамин ты, конечно же, ничего не знаешь?
Евгений на всякий случай округлил глаза. Майор не купился на уловку, но спорить не стал, обреченно махнул рукой.
– Говори уж, какими путями тебя на этот раз занесло?
– Убийство Солодовой Галины Ивановны, в декабре прошлого года.
– А это зачем?
– Люблю «висяки». – Ушел от прямого ответа Женя.
– Так, Солодова, Солодова. Ага, кажется, Захаров вел это дело, или все еще ведет. Подожди. – Он схватил трубку телефона. – Захар? Привет. Ковальчук беспокоит. Дело убитой Солодовой у тебя? Отлично. Принеси мне его на полчасика. Да. Нет. Тут один сыскарь интересуется. Ладушки. – Он бросил трубку и внимательно посмотрел на старого друга.
Тот сидел с невозмутимым видом.
– Говори.
– Не сейчас.
– А потом?
– Обязательно.
Пришел Захаров и принес тоненькую папочку с долом. Оно и понятно: ни свидетелей, ни допросов. Лишь протокол с места преступления и акт вскрытия. Чем дольше читал их Евгений, тем больше в кабинете становилось жарче, и меньше воздуха. Картина вырисовывалась очень занимательная. «Ограбление для отвода глаз. Вот на какие мысли наталкивает она. А это преднамеренное убийство. Потому факт, что грабитель первым ударом оглушил женщину, а вторым проломи височную часть, прямо говорит об этом. Похоже на контрольный выстрел. На кирпиче остались ворсинки шерстяных перчаток серого цвета». Женя на миг прикрыл глаза, и ясно восстановил в памяти картину – в прихожей квартиры Козлова, на трюмо лежали вязальные спицы и клубок пряжи, мышиного цвета. «А дальше вообще интереснее: по заключению экспертов, грабитель долго поджидал свою жертву. На снегу оставил отпечатки кроссовок 41-го размера и три окурка сигарет «St. Morris». По раскладке получается, что это Матвей убил Солодову. Но зачем?» – задал себе вопрос Женя и тут же уверенно ответил. – «А потому, что Солодова и была любовницей отца! Стоп! Не пори горячку! Надо все тщательно проверить».
Он положил папочку на стол и обратился к майору, который что-то сосредоточенно печатал на компьютере:
– Спасибо, Серж.
– Не за что. Нашел хоть что-нибудь полезное?
– Время покажет. Пока.
– Давай.
Лужин намеревался поехать на место проживания Солодовой. Главное на данном этапе было доказательства того, что Козлов и Солодова состояли в любовной связи. Сама Галина Ивановна была в разводе, имела 23-хлетнюю дочь. Значит, свободна. И могла не скрывать чувства к Козлову, храня фотографии, записки и прочую мелочь. Но попал он в квартиру только поздним вечером. Дверь ему открыла миловидная, очень симпатичная девушка.
– Здравствуйте.
– Здравствуйте.
– Я – Лужин Евгений Олегович, частный детектив.
– Да? – удивилась девушка. – Чем могу быть полезной?
– Мне хотелось бы переговорить с вами, на счет вашей матери.
Лицо девушки вмиг посерело, осунулось, проявились заметные морщинки около рта.
– Заходите.
Они прошли в уютную, чистую комнату. Роскошью тут и не пахло, но все было чисто и аккуратно. Она предложила присесть в кресло, и сама расположилась в аналогичный, теперь их разделял только журнальный столик.
– А как это дело попала к вам? – поинтересовалась девушка.
– Чисто случайно. – Честно ответил Женя. – И мне кажется, что я смогу найти убийцу вашей матери.
– Убийцу?
– Именно. Не грабителя, а хладнокровного убийцу. – Подтвердил Женя. – Я уверен, что это было запланированное убийство.
Девушка прикрыла лицо ладошками и всхлипнула. Но ее слабость была минутной, она быстро взяла себя в руки.
– Спрашивайте.
– Скажи, у твоей матери был мужчина?
– Был. – После небольшой паузы ответила она. – Только я не знаю, кто он и как его зовут. Сколько раз я просила ее познакомить нас. Но она все откладывала на потом. А «потом» так и не наступило.
– Может, у нее остались записные книжки, дневники?
– Да, конечно. – Девушка встала и подошла к книжному шкафу. Достала обыкновенную школьную тетрадку. – Это все, что я нашла у нее в столе. Но там ни слова о мужчине.
Евгений пролистал тетрадь. Девушка была права. Здесь были собраны цитаты великих людей и краткие комментарии к ним самой Солодовой. На одной страничке он наткнулся на стихотворение, написанное на иностранном языке. Он вопросительно посмотрел на девушку.
– Это французский. Но я, к своему сожалению и позора, так и не выучила его. Сколько б мама не уговаривала. Училась я в школе с математическим уклоном.
Чем-то привлекало это стихотворение, заставляя проявить особое внимание. И Женя стал внимательно разглядывать незнакомый текст, пока не пришло озарение. У стихотворения отсутствовала рифма. Не надо было быть полиглотом, что бы увидеть, что окончание строк были разительно противоположны. «Чуйка» вопила, что он напал на след.
– Разрешите, я возьму эту тетрадь.
– С возвратом?
– Конечно. – Он поднялся с кресла. Девушка, закрывая за ним дверь, она тихо попросила:
– Найдите этого подонка.
– Обещаю. – Так же тихо ответил он.
 
Утром он отправился в филиал МГУ, где точно существовала кафедра французского языка. Ее декан с радостью, даже без вознаграждения, согласился помочь расследованию.
– Да, на первый взгляд это стих. Но это ошибочное мнение. Это проза. Горькая проза нашей жизни. Записывайте, молодой человек.
Я и не подозревала, что в 45 можно вновь познать любовь. Любимый мой, козленочек, как же я рада, что судьба нам дала этот шанс познать всю глубину счастья. Вот только одно тревожит меня. Твоя семья, особенно сын Матвей. Я видела его, говорила с ним. Боже, сколько в нем зла, обиды и непонимания. Я удивляюсь, как ты, такой прекрасный, честный, добрый человек мог породить это исчадие ада. Он не даст нам пути. Он убьет нашу большую и светлую любовь.
Из университета Лужин вышел с тяжелым сердцем. Дело было почти раскрыто, да не одно, а целых два. Видимо. Кирилл стал подозревать сына в убийстве любимой женщины. И тот решил убить собственного отца. О, времена! О, нравы!
Ковальчук выслушал его внимательно, не перебивая и не торопя, позволяя делать лирические отступление о несправедливости мироустройства. Потом они вдвоем еще раз сверили все факты и улики. Получив увесистую порцию благодарности, Лужин с чистой совестью и чувством выполненного долга покинул отделение.
Возвращаясь домой, на одной из улиц, он нос к носу столкнулся с Фаей.
– Ой! – она от неожиданности вскрикнула.
– Привет.
– Здравствуйте.
– Опять на «вы»? – он покачал головой.
– Не привыкла.
Женя окинул взглядом полупустую улицу и заметил небольшой ресторанчик.
– Значит, так, – он взял ее под локоток. – Сейчас зайдем в ресторанчик, где выпьем на брудершафт. Тем более, я должен загладить свою вину перед тобой.
– Какую?
– Я не мог прийти на твой день рождения. Так уж получилось. Извини. Просто шел к тебе, и встретил майора Ковальчука. И в итоге за это время раскрыл сразу два преступления.
– Да вы что?
– Серьезно. Вот только денег у нас от этого не прибавится.
– Расскажите?
– Обязательно. Но только после того, как мы выпьем шампанское на брудершафт. – Он ярко выделил тоном последнее слово. Словно давал понять, что в этой процедуре переход на «ты» не столь важен. А вот поцелуй, который закрепляет соглашение!!! От мысли осознания этого щечки Фаины покраснели, а во рту резко пересохло.
– А ты мне расскажешь, как прошло празднование твоего дня рождения. Ладушки?
– Ага. – Автоматически ответила Фая.
Хотя и рассказывать было абсолютно нечего. Потому, как не было празднования. Приглашала она только Лужина и Саву. А потом намекнула Саве, что его присутствие – необязательно. Тот все понял и подбодрил сотрудницу. И долго она стояла у окна, наблюдая, как Евгений не решается войти. Так и не зашел, оставив букет на скамейке, чем вызвал обильные слезы на ее лице.
Copyright: Владимир Невский, 2014
Свидетельство о публикации №331629
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15.08.2014 06:41

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
Поговорим о русском языке
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов