Вниманию членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей. Началось размещение произведений во второй этап Литературного конкурса на премию МСП «Новый Современник» «Чаша Таланта - 2017». Читайте Положение о проекте в разделе конкурса в центре портала.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Бенефис
Раисы Лобацкой
Моя жизнь в
очертаниях 500 слов
Об истоках творчества
Великолепная Эльвира!
4-я страница обложки
журнала "Великолепная десятка-2"
Как разместить материалы о себе на обложках наших изданий


Что хочет автор
Электронная газета
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Фантастика и приключенияАвтор: Марина Соколова
Объем: 67510 [ символов ]
Вудеваса
С некоторых пор к Любаве, как репей, пристала кличка «вудеваса». Это слово, означающее «дикий человек», имеет древнеанглийское происхождение, но «вудевасе» от этого было ничуть не легче. В ехидном исполнении главного задиры Гоши Разумного пещерная кличка встречала девочку на пороге лицея, преследовала по пятам и провожала до самого подъезда. В квартиру Любава входила уже без прозвища, но и без лица. Мама, как обычно, писала диссертацию и ничего вокруг себя не замечала. Папа по привычке что-то изобретал в кабинете, отгородившись от семьи стеной молчания. Исключение он сделал только для всеобщего любимца Дювэ, который время от времени давал изобретателю дельные советы. Общаясь с Дювэ, Папа, образно говоря, убивал двух зайцев: совершенствовал изобретение и свой кошачий язык, который изучил в «Кошкином доме» Юрия Куклачёва. Один попугай Африка, оставшись не у дел, слонялся по квартире как неприкаянный и – от нечего делать – всё видел, всё слышал и во всё вникал. Услышав стук каблучков и узрев потерянную Любаву, он с ходу атаковал её вопросом: «Где твоё лицо?» Отмахнувшись от дотошного попугая как от мухи, девочка шла в «детскую» и долго смотрелась в зеркало, познавая то, что осталось от потерянного облика. Потом она ставила любимый диск с мультиками про Любаву и богатырей – и к ней постепенно возвращалось исчезнувшее изображение. Обретя своё лицо, девочка носила его до самого утра, пока не сталкивалась с язвительным Гошей.
Так продолжалось целых две недели – до приезда Наташи. Бывшая шимпанзе, а ныне выдающаяся учёная девочка только что вернулась с Х-го Всеафриканского обезьяньего конгресса – и сразу же угодила в крылатые объятия попугая Африки. «Любава – вудеваса, Любава – вудеваса», - без передышки хрипел попугай, вырывая из своих длинных крыльев одно серое перо за другим. «Это очень серьёзно», - определила Наташа, устремляясь на помощь старшей сестре. Влетя в «детскую» вместе с неотступным попугаем, взволнованная младшая сестра увидела вопиющий беспорядок, среди которого выделялась безукоризненная Любава. Уставившись в трюмо, пострадавшая девочка осуществляла собственный фейсконтроль.
«Любава – вудеваса», - повторил горластый Африка, продолжая рвать на себе перья. «С чего ты взял?» - полюбопытствовала Наташа, разглядывая со всех сторон безупречную старшую сестру. «С того, что в моём геноме нашли 5% денисовских генов, как у меланезийцев», - безразлично объяснила Любава. «Потрясающе! – восхитилась работница науки. – Представляю, как обрадуются денисовцы».
Изумлённая Любава стряхнула оцепенение, а попугай Африка зазвенел, как будильник. «Сестрёнка, денисовцы давно вымерли», - осторожно напомнила старшая сестра. «Давно… очень давно», - подтвердил эрудированный Африка. «Это устаревшее мнение, - нахмурила брови Наташа. – Они всего лишь перекочевали с Алтая на острова Океании». «И когда это произошло?» - поинтересовалась Любава. «В верхнем палеолите», - охотно уточнила младшая сестра. Старшая сестра скептически ухмыльнулась, а солидарный Африка загудел, как пароход. «У денисовских людей не было пароходов, зато они умели строить плоты, - сдержанно отреагировала Наташа. – Но главное заключается в другом. В верхнем палеолите большие территории составляли с континентальной Юго-Восточной Азией единый участок суши. Именно туда – через Китай – перебрались алтайские люди. В конце ледникового периода уровень океана поднялся на сто метров, вследствие чего образовались многочисленные острова. Таким образом, денисовцы стали островитянами». «И долго они там жили?» - начала верить Любава. «Они и сейчас живут в Океании, - с чувством превосходства усмехнулась Наташа, - на одном из островов, который называется «Атлантида». «Платон мне друг, но истина дороже», - процитировала образованная птица. Рассмеявшись, младшая сестра сменила высоколобую спесь на демократическую скромность: «К Платоновской Атлантиде современные денисовцы, действительно, имеют отношение, но только не прямое, а опосредованное».
Оторвавшись от опостылевшего трюмо, Любава, влекомая жаждой знаний, надолго устроилась в комфортабельном кресле и приготовилась слушать свою просвещённую сестру. Подражая юной хозяйке, любознательный попугай Любавиной походкой прошествовал к семейному креслу, взлетел на мягкий валик и задал первый интересующий вопрос: «Почему Атлантида?» «Современные денисовцы называют себя «атлантами», так как через шейный позвонок – «атлант» - поглощают космическую энергию. Соответственно, остров их проживания носит имя Атлантиды», - любезно ответила Наташа. «Атланты держат небо на каменных руках», - пропела сидячая энциклопедия. «Они не барды, они солидные люди, - учёная сестра снова впала в высокомерное чванство. – К Платоновской Атлантиде денисовские атланты имеют то отношение, что берут с неё пример». «А ты откуда всё это знаешь?» - недоверчиво спросила Любава. «Откуда, откуда», - поддакнул Африка, вступившись за оскорблённых бардов. «От атлантов, разумеется, - снисходительно ответила Наташа. – Не далее как вчера мы общались в скайпе. Ещё вопросы есть?» «Конечно, есть – и очень много», - чинно произнесла Любава, подчёркивая свой старший статус. «У нас их много-много», - попугай с готовностью поддержал Любавин авторитет. «Ну что же, я вас внимательно слушаю», - без лишних слов согласилась Наташа. «Спроси, как они познакомились», - услужливо подсказал Африка. «Как вы познакомились?» - приняла подсказку Любава. «Они сами на меня вышли, точнее – на наше «Общество бывших шимпанзе». Атланты – передовые гомо модернус: у них обширная сфера интересов. Они собираются участвовать в ХI-ом Всеафриканском обезьяньем конгрессе, тема которого «Новый облик обезьяны будущего». «Это что же такое получается? - разволновалась Любава. – Атланты – передовые, а мы, что ли, - отсталые?» «Нам до них далеко, - бесстрастно констатировала учёная. – 50 так называемых «молчащих генов», в которых заключены уникальные человеческие возможности, у новых атлантов «заговорили в полный голос». Поэтому они в состоянии летать как ракеты, плавать как субмарины, а также проходить сквозь непроходимые преграды».
Пока старшая сестра, наморщив лоб, осмысливала услышанное от младшей, Африка взял инициативу в свои крылья. «Гомо модернус, гомо модернус», - не уставал повторять учёный попугай. Встрепенувшись, Любава спросила, кто такие «гомо модернус». «Гомо модернус – это вид людей, к которым относят себя современные атланты, - со знанием дела растолковала Наташа. – Они напичканы чипами с макушки до пят: звуковыми, контактными, чип-тюнингами, биочипами и, наконец, модчипами. Атланты открыто кичатся своим чипованием, а от модчипа образовали слово «модернус». «Для чего им столько чипов?!» - одновременно ужаснулись человек и птица. «Для нужных целей, - спокойно ответила привыкшая Наташа. – Звуковой чип служит для произнесения различных звуков, в контактный чип записывается важная информация, чип-тюнинг улучшает параметры работы организма; биочип – это электронный паспорт, позволяющий атланту подконтрольно перемещаться в любом пространстве; модчип особенно котируется в Атлантиде, так как помогает обойти технические средства защиты противника».
Согнувшись в три погибели и обхватив живот крепкими крыльями, Африка всем своим видом давал понять, что насилу переваривает полученную информацию. Любава же, наоборот, пружинисто распрямилась в кресле и, как китайский болванчик, ритмично качала взлохмаченной головой. «Ты что-нибудь надумала?» - осведомилась младшая сестра, с интересом наблюдая за старшей. «Есть одна мыслишка, - не сразу раскрылась Любава. – То, что ты рассказала об атлантах, производит неоднозначное, но очень сильное впечатление. А что если впечатлить Гошу Разумного живым денисовцем?» «Хорошая идея, - вмиг оценила сообразительная Наташа. – Пойду поговорю с Денисом. Он, должно быть, бродит по Млечному Пути». «У него есть скайп?» - Любава не смогла удержать нелепый вопрос. «У него повсюду имеются чипы», - тонко улыбнулась Наташа, доставая свой старенький ноутбук.
Денис не стал жеманиться, как курсистка. По договорённости с сёстрами он пренебрёг прогулкой и полетел прямиком в дедовский лицей. «Атлант летает на атлантском корабле?» - утвердительно спросила Любава. Наташу явно покоробило Любавино недопонимание: «Пойми ты, ради бога: атлантам не нужны летательные аппараты. Они ощущают себя в воздухе, как мы с тобой на земле». «Денис – птица, фи-и-и, Денис – птица», - засвистел жако, который обожал красоваться в центре всеобщего внимания. Погладив попугая по роскошному алому хвосту, Наташа не преминула сбить с него птичье зазнайство: «Тебе до Дениса – как от Земли до Солнца. Ты не долетишь даже до своего родного Конго». Не дослушав до конца, африканский попугай обиделся до глубины своей африканской души и принялся изображать шимпанзе, очевидно, намекая на Наташино происхождение. Теперь настала очередь очеловеченной обезьянки обижаться на ершистую, балованную птицу.
Пока младшая сестра самозабвенно препиралась с попугаем, старшая сестра, не теряя времени на пустопорожнюю болтовню, договаривалась о выступлении Дениса. Встреча лицеистов с «человеком будущего» (формулировка Любавы) была назначена на 12 часов предстоящей субботы. Половина двенадцатого Денис, утомлённый длительным перелётом, приземлился в ближайшем лесу, с помощью чип-тюнинга привёл в порядок истрёпанный организм – и ровно в полдень, свеженький как огурчик, подошёл к актовому залу. Около массивных дверей он увидел смущённых сестёр, а те увидели «человека будущего». К ним лёгкой спортивной походкой приблизился гигант почти двухметрового роста, атлетического телосложения, довольно симпатичный – с карими глазами, каштановыми волосами и смуглой кожей.
«Привет, девчонки! – весело поздоровался денисовец. – Превосходно выглядишь, Наташа, - я тебя сразу узнал. А это твоя старшая сестрёнка? Красивая… Познакомь нас, пожалуйста». В ходе знакомства и обмена любезностями были поставлены все точки над «i». Атлант во время встречи с подготовленными лицеистами расскажет им об Атлантиде, о преемственности цивилизаций, о гоминидах – и завершит своё выступление эффектным трюком. «Будет сделано», - с приятным денисовским акцентом пообещал обходительный Денис – и стремглав вошёл в аудиторию под громовой раскат накалённой ученической толпы. Супермен, как из ведра, окатил зал леденящим взглядом, охладив пыл разбушевавшихся подростков. «Вы взаправду гомо алтаенсис?» - робко спросил Гоша Разумный. «Взаправду», - Денис одарил усмирённого забияку солнечным взором – и тот расцвёл от радости и удовольствия. Вопросы посыпались один за другим. Вперёд пробилась рыжая бестия с невинными глазами: «Скажите, пожалуйста, какая связь существует между вашей Атлантидой и Платоновской?» «Мы рассматриваем нашу цивилизацию как продолжение цивилизации, которая имела место в затонувшей Атлантиде; а та, в свою очередь, была правонаследницей Лемурии. Чтобы не выглядеть голословным, приведу конкретные примеры. (Лицо нового атланта оживилось и заиграло яркими красками – как у человека, оседлавшего любимого конька.) Подобно Платоновской Атлантиде, наш остров разделён на десять территорий, которыми управляют независимые цари. Они скрупулёзно придерживаются нерушимых законов, запечатлённых на орихалковой стеле в святилище Посейдона. То на пятый, то на шестой год попеременно, отмеривая то чётное, то нечётное число, правители съезжаются на Великое собрание. «Парламентом» для них служит храм, а сами они, кроме царских регалий, имеют статусы верховных жрецов». «Неужели на острове нет атеистов?» - возмутился заядлый безбожник Вася Христосов. «Атлантида – теократическое государство, - пояснил законопослушный атлант. – Жизнь общества подчиняется жрецам-царям. Но не всё обстоит так гладко во взаимоотношениях общества с правящей элитой. Периодически вспыхивают восстания и недовольства. Атланты выступают против неограниченной власти жрецов, которые пытаются держать людей в подчинении посредством разнообразных культов». «Почему вы выбрали такую архаичную форму правления?» - вырвалось у Любавы. «Подражая Платоновской Атлантиде. Вы полагаете, что ваше государственное устройство лучше нашего? Великий Платон выявил универсальную очерёдность власти: цари, аристократы, народ, толпа. В настоящее время ваша страна находится на аристократическом этапе развития. Следовательно, вы не сильно продвинулись по сравнению с нами». Звенящую тишину перекрыл чей-то негромкий голос: «В Атлантиде живут счастливые люди?» «Счастье – непостоянная величина, - задумчиво проговорил Денис. – На обширном острове, превышающем, по Платону, «Ливию и Азию, вместе взятых», существуют чрезвычайно благоприятные условия для безоблачной жизни. Жители снимают два урожая в год. Зимой идут обильные дожди, а летом многочисленные каналы обеспечивают поля животворной водой. В Атлантиде имеются все природные ресурсы: обилие пресной воды, руды жизненно важных металлов, пышная растительность, а также бесчисленные стада животных, включая слонов. Но самыми большими ценностями считаются кристаллы. Они используются как источники энергии и применяются в различных сферах жизни. В каждого атланта вживлены многофункциональные чипы, то есть интегральные схемы, нанесённые на разнотипные кристаллы. Мы бесконечно гордимся неповторимой атлантской архитектурой. Хрустальные культовые храмы стоят в особых местах, энергии которых резонируют с вибрациями кристаллических сооружений. Исцеляющие храмы возводятся там, где теллурические токи способны оздоравливать больных. Храмы науки строятся таким образом, чтобы земное излучение стимулировало работу ума и совести. Эти гигантские здания состоят из огромных залов и великолепных башен. Башни необходимы для обсерваторий, а также для культа Солнца, или Сверхразума, живущего в огненном теле Светила. Храмы и общественные дома, построенные из бело-чёрно-красного камня, декорированы инкрустациями и золотыми пластинами. Они окружены рощами и садами – с горячими и холодными источниками…» «А как называется ваша столица?» - перебил лектора вопрос от нетерпеливой «камчатки». «Город Золотых Ворот, - отчеканил необидчивый новый атлант. – Его двенадцать врат блистают драгоценными каменьями. По преданию, город основал сам бог Посейдон, вырезав концентрические кольца, наполненные водой, которые защищают метрополию от внешних врагов. Цари-жрецы усовершенствовали план города, прорыв внушительный подземный тоннель, проходящий через кольца суши и круговые каналы и соединяющий их с морем. Над каналами простираются широкие мосты, а в каждом кольце обороны возвышаются высокие стены, заключённые в металл: внешняя стена сияет бронзой, вторая покрыта оловом, а третья – орихалком, сверкающим и днём и ночью. Во внешних районах города правители соорудили гавань, склады и казармы, насадили тенистые рощи и воздвигли храмы в честь богов. Главный храм, посвящённый богу Посейдону, стоит в самом центре на святой горе, которая отбрасывает тень на пять тысяч стадий и чья вершина касается небесного купола. Храм Посейдона снаружи отделан серебром, а его верх – золотом. Внутри золотой бог морей правит колесницей, запряжённой шестью крылатыми лошадьми – в окружении сотни нереид на дельфинах». В актовом зале снова повисла красноречивая тишина и висела долго – до очередного щекотливого вопроса: «Вы можете сказать, Денис, какова мощь атлантской армии?» Дисциплинированный новый атлант ответил ожидаемо сжато: «Атлантида располагает надёжными вооружёнными силами. Однако основным нашим оружием является гипноз, так как мы обладаем весьма развитым третьим глазом – органом настройки на частоту психической энергии». «Всё это очень похоже на то, что писал Платон об Атлантиде, погибшей около 9500 года до Рождества Христова. И в то же время далеко выходит за рамки повествования…» Наташа в упор смотрела в карие глаза Дениса – и он заметно дрогнул, а потом сдался на милость победительницы: «Вы правы: диалоги, воспроизведённые Платоном, явились лишь отправной точкой для создания нового атлантского общества. Решающую информацию мы получили от жреца Гоормеса…» Все сто заинтригованных сапиенсов буквально пожирали глазами не в меру откровенного модернуса – и тот понял, что придётся договаривать до конца: «Предки, оказавшиеся на острове в конце ледникового периода, случайно выловили в океане хронокапсулу – искусственно замкнутое пространство, внутри которого время то ускоряет, то замедляет свой ход. В саркофаге лежало тело, находившееся в глубоком анабиозе, а также несколько странных предметов. Пока денисовцы обозревали предметы, тело… выбралось из хронокапсулы и превратилось в жреца Гоормеса. Он на безукоризненном денисовском языке поведал пещерным людям историю затонувшей Атлантиды. Про себя Гоормес рассказал, что был заживо похоронен в хронокапсуле, чтобы вернуться к жизни в более подходящее время. Жрец из древней Атлантиды оказался необыкновенной личностью. Он научил денисовских гоминидов, как обустроить нетронутый остров». «И сколько же он прожил?!» - сгорая от любопытства, пылко воскликнул Гоша Разумный. «Разве я сказал, что он мёртв? - вопросом на вопрос ответил разговорчивый атлант. – Через год ему исполнится ровно 12 тысяч лет». В то время как наэлектризованные лицеисты, отказываясь верить собственным ушам, продвигались к Денису на опасное расстояние, Любава огласила последний вопрос: «Вы не боитесь, что вашу Атлантиду постигнет участь Платоновской?» Утративший бдительность беспечный парень ответил беззаботно и обстоятельно: «Боги наслали на атлантов землетрясение и потоп, когда они сошли с пути мудрости и добродетели. Мы же руководствуемся законами добрососедства и взаимоподдержки и поэтому…»
Закончить фразу Денису не удалось из-за Гоши Разумного, который, не скрываясь, дышал ему в затылок. Очнувшись, атлант почуял нешуточную угрозу; взмахнул руками, как крыльями; возвысился над возбуждённой оравой и, высадив окно твердокаменной головой, как вольный ветер, вырвался на свободу. Выйдя из шока, Гоша Разумный семенящей походкой подошёл к Любаве. «Тты ттоже ттак уммеешь?» - спросил, заикаясь, обузданный дебошир. Неприступная денисовка окинула поверженное ничтожество презрительным взором, после чего выразительно глянула в разбитое окно. В одно мгновение взор из презрительного сделался колючим и вонзился в отдельно растущую ёлку. На ней, словно человекообразная птица, сидел, нахохлившись, новый атлант. У Любавы заныли все 5% денисовских генов – и она бросилась вон из лицея. Наташа догнала и обогнала старшую сестру на лестничной площадке. В три прыжка превращённая шимпанзе очутилась под разлапистой ёлкой и в два – возле превращённого денисовца. «Ты что тут делаешь?» - полюбопытствовала Наташа, пялясь на согбенного атланта. «Спасаюсь от разъярённых лицеистов», - через силу признался Денис. «Ты позоришь денисовцев перед лицом прогрессивного человечества!» - прокричала снизу вверх задетая за живое Любава. «Откуда ты знаешь? Не исключено, что наши с тобой предки именно так защищались от врагов», - неуверенно парировал Денис. «Никто никогда этого не узнает», - вынесла оправдательный вердикт присяжная младшая сестра. «Машинка времени, машинка времени», - грянуло с небес трубное кудахтанье. Несвятая троица задрала головы… и воочию увидала неотвязного Африку, восседавшего на макушке дерева, как квочка на насесте. Единодушные сёстры замахали на него четырьмя руками. Сообразив, что от них толку не добьёшься, атлант обратился к всезнающему попугаю: «Это что за машинка такая?» «Папа изобрёл, куд-куда-куда-куда, - закудахтал пернатый озорник. – Машину времени, куд-куда-куда-куда». Не доверяя легкомысленной птице, Денис озадаченно воззрился на сестёр. «Это правда, - горделиво подтвердила Наташа. – Наш Папа сконструировал самую настоящую машину времени». «Мы уже путешествовали в будущее», - похвасталась старшая сестра. Новый атлант, не владея собой, закричал истошным голосом: «Это воистину уникальный человек! Познакомьте нас поскорее: я жажду им восхищаться». «Уникальный человек» встретил своего почитателя в угнетённом состоянии. Он только что повздорил с Дювэ на почве кошачьего языка: своенравный кот отказывался признавать сиамское произношение. Пока Любава представляла Папе неадекватного атланта, тот – без лишних слов – пал ниц перед изобретателем века. В смятении чувств сверхскромный инженер на несколько минут потерял дар речи. Придя в себя, Папа забормотал нечто вроде: «Все могут» и «Ученье свет, а неученье тьма». Понукаемый рассерженными сёстрами, Денис принял вертикальное положение и немедленно задал наболевший вопрос: «А вы не могли бы отправить меня в эпоху верхнего палеолита?» «Куда именно?» - уточнил растерянный Папа. «К гомо алтаенсис на 40 тысяч лет назад», - новый денисовец смотрел на нового кулибина подобострастно и умоляюще. «Если только приблизительно… - замялся изобретатель. – За 40-50 тысяч лет до нашей эры». «В таком случае я, как научный работник, буду его сопровождать», - твёрдо заявила Наташа. «А я, как старшая сестра и потомок денисовцев, буду сопровождать вас обоих», - категорически высказалась Любава. «Маленькая машинка времени, кукареку», - голосисто прокукарекал неисправимый проказник-попугай. «Это блестящая идея! – враз одобрил смекалистый Папа. – Надо непременно над этим поработать». Над созданием малогабаритной машинки времени изобретатель трудился три недели, в течении которых сёстры одолели ускоренный курс обучения древним языкам. Пока ученицы грызли гранит науки, атлант успел облететь три галактики, задержавшись в Туманности Андромеды.
Когда он спустился в папин кабинет, обновлённая машинка уже была упакована в красный чемоданчик и терпеливо ожидала своей участи. Вокруг чемоданчика собралась вся честная компания: Папа, Дювэ, Африка, Любава и Наташа (Мама безостановочно корпела над диссертацией и не подозревала о готовящемся сговоре). До ужина заговорщики составили схематичный план действий, а после ужина – каждый на свой лад – устроились на беспокойный ночлег. За беспокойным пробуждением последовали хлопотливые сборы в дорогу. В то время как Наташа укладывала рюкзаки, а Любава составляла аптечку, Денис успешно решал транспортные вопросы. Заказав на сайте три билета до Барнаула, расторопный атлант наметил предстоящий маршрут до Денисовой пещеры. Он будет пролегать через село Солонешное и по истечении трёхсот километров завершится в научно-туристическом комплексе, расположенном на берегу реки Ануй. Комплекс под названием «Денисова пещера» послужит подходящим временным прибежищем для трёх необычных туристов. «Я готов», - доложил новый денисовец. «Мы тоже», - вытянулись в струнку собранные сёстры. В прихожей их ждала группа поддержки: Папа, кот Дювэ и попугай Африка. Поглядывая на плотно закрытую дверь, за которой в муках рождалась мамина диссертация, конспиративная тройка тихо переговаривалась… на кошачьем языке. Появление отважных путешественников было встречено троекратным «Мяу!». Приняв на себя основную тяжесть дорожного груза, впереди упругой походкой шагал подтянутый атлант. За ним едва поспевали усталые сёстры, прижимая к себе зелёный рюкзачок и красный чемоданчик. «Счастливого пути! Привезите древнего денисовца», - неудачно сострил остроумный попугай. Преисполненные чувства долга и ответственности за человечество, путешественники в прошлое выглядели озабоченными и плоскую шутку Африки пропустили мимо ушей. Подражая Юрию Гагарину, Любава крикнула: «Поехали!» - и взмахнула свободной от рюкзачка левой рукой.
В противоположность героям космоса, герои науки ехали в комфортных условиях: сначала два с половиной дня в фирменном поезде, затем четыре с половиной часа в микроавтобусе. У пассажиров было достаточно времени, чтобы по достоинству оценить красоты Алтая. Стоило им отъехать недалеко от Барнаула, как воздух прочертили две сороки, и чья-то добрая рука расстелила бескрайнее поле цвета раннего солнца. Поля, как платья с цветными оборками, были оторочены голубыми соснами, серебристыми берёзами, пепельно-зелёными осинами. Вскоре из-за горизонта показались причудливые горы, уступившие дорогу незамутнённым рекам. На одной из таких рек раскинулся лагерь «Денисова пещера». Там жителей Подмосковья приняли как родных: удобно устроили в коттеджике, вкусно накормили в столовой, жарко пропарили в сауне. Выйдя сухим из пара, неразлучное трио стало на время разлучным: Любава заспешила на массаж, Денис – на волейбольную площадку, а Наташа – в конференц-зал. Как только раскольники воссоединились в коттедже, они живо обменялись свежими новостями. «Отличный тайский массаж», - похвалила Любава. «Наша команда выиграла», - информировал Денис. «Можно посмотреть каскад водопадов на реке Шинок», - предложила Наташа. В отличие от неуверенной Любавы, Денис не колебался ни секунды: «Я думаю, что нам крайне необходимо набраться положительных эмоций». «Настоятельно советую лететь на вертолёте», - потребовала знающая Наташа. Вопреки обыкновению, старшая сестра не стала спорить с младшей – и правильно сделала. Загрузившись в вертолётик, который выжидал неподалёку от лагеря, молодые люди с высоты птичьего полёта без удовольствия приглядывались к разбитой дороге, тянувшейся к реке Шинок. Вертолётик поднял туристов на должную высоту – и опустил в относительной близости от водопадов. Ступив на пересечённую местность, группа риска углубилась на три километра. Ей удалось подступиться к «неприступной» реке и её каскаду. Зрелище чудес природы превзошло все ожидания. Дремучий кедровый лес, растущий по склонам гор, дополняет великолепие водопадов. Самые высокие из них носят красочные имена: «Ласковый мираж», «Двойной прыжок» и «Жираф». Первый «рассыпной» водопад окружён живописным лесом. Второй обрушивается вниз в два этапа, обдавая всё вокруг мелкими брызгами. Третий и самый высокий водопад с длинной, как у жирафа, шеей, низвергаясь, разрезает отвесные скалы, пропитывая влагой чистейший воздух. Надышавшись натуральным воздухом, городские жительницы ощутили лёгкое головокружение. Они покачивались, как от морской болезни, и переступали с одной натруженной ноги на другую. Совсем иначе чувствовал и вёл себя новый атлант. Он активизировал свой чип-тюнинг и всё время выглядел бодрым и здоровым. Пока сёстры, постанывая, любовались грохочущим водопадом, Денис без страха и упрёка… принимал водопадный душ. Падающая вода обходила его стороной – и только смелые капли повисали на длинных ресницах. «Как бы нам здесь не заблудиться», - перекрывая шум водопада, прозрачно намекнула Любава. «Это начисто исключено, - проревел атлант, приведя в действие звуковой чип. – Благодаря вживлённому биочипу атлантский Центр контроля всегда в курсе моих передвижений». «У меня ноют ноги», - отведя глаза, пожаловалась Наташа. «Простите меня, девчонки, - спохватился Денис. – Я необдуманно увлёкся». «Итак, будем считать, что мы пополнили запас эмоций, - подытожила Любава. – Завтра с утра отправляемся в пещеру».
Билет на экскурсию в Денисову пещеру стоил 50 рублей – незначительные деньги, особенно учитывая, что вместе с билетом экскурсанты получили прелестную десятиручку – соломенную куклу Дениску. Экскурсовод Дениза Ивановна предостерегла туристов от курения, сквернословия и хулиганских выходок, дабы не вызвать дух Белой Дамы. «Расскажите про неё, пожалуйста», - вежливо попросила Наташа. «Белая Дама – это генеральская дочь Ксения. Во время Гражданской войны её отец отступал к границе Монголии. В составе колонны шла семья генерала. В селе Топольном им пришлось задержаться, отстав от обоза. Местный атаман Жихарев заприметил красавицу Ксению и захотел на ней жениться. Попытка бегства генерала с семьёй не удалась: Жихарев настиг беглецов и убил всю семью, а непокорную невесту заточил в Денисовой пещере. Пока бандиты шумно праздновали канун свадьбы, Ксения из темницы исчезла, а на этом месте остались неразвязанные верёвки. Через некоторое время найти банду Жихарева помогла странная женщина в белом рубище со светлыми волосами. Она шла по снегу и не проваливалась. Банду взяли, однако Жихареву удалось уйти. А весной в Денисовой пещере обнаружили тело атамана с перекошенным лицом, словно перед смертью он увидел какой-то кошмар. С тех пор говорят, что в одной из галерей поселился дух Белой Дамы. Она на дух не переносит грубиянов, пахнущих алкоголем и табаком». Присмиревшие экскурсанты все двести метров от лагеря до пещеры хранили глубокомысленное молчание. Когда же экскурсовод остановилась вблизи широкого входа, ведущего к сонму завораживающих тайн, ещё одна загадка всемирного памятника была разгадана по просьбе Наташи: «Охотно отвечаю на ваш вопрос, - профессионально откликнулась гид. – «Денисова пещера» - это русское название памятника. Дело в том, что в конце ХVIII-го века в ней надолго нашёл приют отшельник Дионисий, последовательный защитник старой веры. Для местных староверов он был духовным наставником, пастырем. А коренные алтайцы прозвали пещеру «Аю-таш» («Медвежий камень»). По народным преданиям в ней жил Чёрный Шаман-оборотень, который мог превращаться в огромного медведя. Злой колдун держал в страхе все алтайские кочевья, заставляя их платить непомерную дань. А с теми, кто ему противоречил, расправлялся с помощью грозового валуна, который скатывал с высокой горы. Валун приносил с собой злополучным алтайцам беспрерывные дожди, голод и бедствия. Отчаявшиеся люди обратились за поддержкой к всесильному Белому Шаману. И тот одолел злодея, навеки оставив его в шкуре медведя-шатуна. Белый Шаман спрятал грозовой валун в дальней галерее пещеры, и непогода сразу прекратилась». «До недавнего времени, - бестактно вмешался хмурый мужчина из Чёрного Ануя. – Посмотрите на небо, уважаемые. К нам спешит во-о-он та набухшая туча, которая скоро прольётся проливным дождём. А всё из-за вредоносных археологов. И что они роют в Аю-Таше, постоянно дразня злых духов? Они разве не знают, что достаточно отколоть крохотный кусок от шаманского камня – и ливень гарантирован на два-четыре дня?»
На самом деле Денисова пещера была похожа на строительную площадку. По канатной дороге «Пепелац» с характерным скрежетом двигались навешанные на крестовину вёдра, везущие вынутый грунт на берег Ануя. Оправдав предсказание сельского провидца, туча дождя за пять минут добежала до Денисовой пещеры – и промочила туристов до последней нитки. Под руководством Денизы Ивановны мокрая от дождя экскурсионная группа ринулась в сухую пещеру. В условиях до основания раскопанной пещеры экскурсанты с опаской продвигались по деревянным настилам – сначала в центральный зал, потом в боковые галереи. Отделившись от группы, Денис взялся разбирать надписи на многострадальных стенах: «Сдесь был Алтай», «Саша + Маша = любовь». «Ты почему отстал? – обеспокоенная Любава дёрнула атланта за рукав. – А-а-а… Наши предки тут ни при чём. Пожалуйста, сосредоточься: группа вступает в восточную галерею». Опомнившись, новый денисовец отвернулся от сомнительной каллиграфии и вслед за Любавой поспешил к одиноко стоявшей Наташе. Девочка расстегнула красный чемоданчик – и перед заговорщиками во всей красе появилась миниатюрная машинка времени. «Вот это да!» - чересчур громко вскричал Денис. «Т-с-с», - осадила его Любава, указывая на маячившие впереди спины экскурсантов. Под сводами пещеры гулко звучал голос Денизы Ивановны: «Здесь археолог Александр Сабанков нашёл маленькую косточку – фалангу пальца, которая заставила весь мир говорить о Денисовой пещере. Это исторический памятник мирового значения, содержащий 22 культурных слоя. Самые нижние слои имеют возраст около 200 тысяч лет. В рыхлых отложениях пещеры обнаружены артефакты этнографического времени, средних веков, раннего железного века, поздней бронзы, развитой бронзы, ранней бронзы – так называемой афанасьевской культуры…» «Пора», - дала отмашку Наташа – и положила ладонь на блестящую ручку. Без единого слова Денис и Любава – по очереди сымитировали её жест. Волшебная ручка повернулась два раза вправо, потом три раза влево – и замерла в глубокой древности.
Путешественники ничего нового не почувствовали, зато кое-что новое приметили. Прямо перед собой Денис увидел… самого себя – только в другой одежде. Его копия была покрыта шкурой некогда матёрого медведя. Поймав ошарашенный взгляд нового денисовца, архаичный денисовец довольно улыбнулся и провёл свободной рукой по ухоженной густой шерсти: «Нравится? Шерстинка к шерстинке. Недавно был медвежий праздник, и племя съело моего брата. От него осталась эта шкура – она по наследству перешла ко мне». Пещерный человек гордо выпятил расчёсанную грудь, демонстрируя пришельцам пещерную от-кутюр. И если девочки смотрели на троглодита с нескрываемым страхом, то Денис очень быстро преодолел потрясение и разом подхватил родную денисовскую речь: «Шикарный прикид. А что ты держишь в правой руке?» «Заготовку для браслета – просьба Лю. Занимаюсь внутренней расточкой. Больше всего на свете Лю любит две вещи: охоту на мамонта и украшения из хлоритолита». Как только речь зашла о бижутерии, сёстры перестали страшиться – и всмотрелись в будущий браслет. В сумерках галереи они различили мерцающий зелёный камень. Хлоритолит сжимали неожиданно тонкие, нервные пальцы первобытного человека, нагнувшегося над первобытным станком. Разогнувшись до цивилизованного положения, древний мастер, наконец, как следует разглядел гостей. «Твоё лицо мне знакомо, - произнёс он в раздумье, показывая камнем на Дениса. – А это кто с тобой? На монголоидов не похожи. Вы принесли бусы из скорлупы страусиного яйца, которые я заказал для Ва?» «Вообще-то мы с сестрой сапиенсы…» - начала объясняться Любава. «Мы принесли много прекрасных подарков», - перебила её Наташа. «Сапиенсы, - уважительно повторил алтаенсис. – То-то я смотрю, что вы чудно´ одеты. А в наших краях в моде песец и горностай». «А я, как и ты, бравый алтаенсис, - подмазался Денис. – Скажи, пожалуйста, как тебя зовут?» «Дени, - добродушно ответил древний предок. – Раз такое дело, давайте знакомиться». При имени Любавы Дени непонятно воодушевился и принялся ходить кругами вокруг сконфуженной девочки. На седьмом круге Любава не выдержала – и бросила на младшую сестру требовательный взгляд. «У вас нет никаких оснований для беспокойства», - дипломатично заявила Наташа. Почесав затылок, троглодит оставил Любаву в покое. «Мы прибыли к вам в гости, - миролюбиво сказал Денис, - и рассчитываем на гостеприимство». «В пещере говорят: непрошеный гость хуже неандертальца, - беззлобно прокомментировал алтаенсис. – Поймите меня правильно: я против вас ничего не имею. Но есть гоминиды поважнее Дени. Вы не видали моих сестёр: это сущие шельмы, и с ними лучше не связываться. Если вы намерены остаться, я должен показать вас сестрёнке Ба». «А она кто?» - насторожилась Любава. «Ба – Белая Шаманка нашего племени, мимо неё не проскочишь. Мой вам добрый совет: постарайтесь ей угодить». «Она такая всемогущая?» - заинтересовалась Наташа. «Ба – не менее могущественная, чем сама Лю, - подтвердил Дени. – Она победила Чёрного Шамана-оборотня. Этот злодей заставлял наше племя платить непосильную дань. А если мы отказывались ему повиноваться, он скатывал с горы грозовой валун, вызывавший ливни и бедствия. Ба лишила Чёрного Шамана колдовской силы, а грозовой валун спрятала в пещере». «Эту историю я уже слышала», - припомнила старшая сестра. А младшая озвучила совсем другие мысли: «Ты знаешь, что предпримет Белая Шаманка?» «Сперва, безусловно, камлание, - Дени привела в замешательство неосведомлённость гостей. – Пообщается с духами верхнего и нижнего мира… бр-р-р… жуткая картина. Ну, а что будет после – предсказать не берусь. Дальнейшие действия зависят от диалога с духами». «Не вешайте носы, девчонки. – Новый атлант, желая подбодрить струхнувших сестёр, оттолкнулся от земли и недолго повисел в воздухе. – Не так страшен чёрт, как его малюют». Вернувшись на землю, Денис подмигнул обомлевшему предку и учтиво спросил дорогу к Ба.
Устрашающая шаманка встретила чужаков медвежьим рёвом. Она поразила нежданных гостей не только звериным воплем, но также поразительным сходством с Дени, а, следовательно, - и с Денисом. Выслушав сбивчивую речь брата, шаманка прекратила рычание, окаменела на медвежьей подстилке и, грея у огня своё бренное тело, вознеслась мыслью к недосягаемым высотам. Окончив размышления, она облекла мысль в словесную форму: «Я зову вас, вы, мои птицы, летите ко мне, мои десять животных гоните сюда и мои три медведя приведите сюда, потому что хозяйка велит их привести». На этом предварительная стадия завершилась – и наступила главная ритуальная процедура. Встав на ноги, Ба взяла в руки медвежью шкуру, чтобы затем облачить в неё возрождённое тело. Она зашаталась, как медведь-шатун, и придвинулась к пещерной медвежьей голове. Цепкие пальцы шаманки уцепили рыжевато-бурую морду с сильнопокатым лбом и мелкими пустыми глазницами. Они ловко надели массивную медвежью голову на шишковидную головёнку Ба, после чего схватили шаманский бубен из оленьей кожи. Перебирая кривыми и мощными, как у медведя, ногами, шаманка стала поколачивать бубен тщательно отёсанной колотушкой и виртуозно хрипеть – по канонам горлового пения. Погрузившись в транс, Ба устроила бесподобный театр одного актёра. Диалог с духами происходил в разной тональности. Иногда шаманка подражала звукам природы, иногда мямлила слова магических заклинаний. Её неуклюжий танец не затихал ни на мгновение. Вскидывая по очереди тяжёлые ноги, Ба напоминала дрессированного медведя, приученного ходить на задних лапах. Гости из будущего смотрели на шаманку как заворожённые, а заколдованный Дени находился на грани нервного срыва. Внезапно колдунья выкрикнула нечеловеческим голосом: «Я слышу, я вижу: пришельцы из другого мира! Им повелевают злые духи! Они проникли в души пришельцев! Чёрные души, Чёрные Шаманы! Убить пришельцев! Я приказываю: убить! убить! убить!» Повинуясь приказу, Дени задёргался, как от удара электрическим током, - и бросился на Наташу. Девочка судорожно закрыла лицо руками, ожидая непоправимого… Прошла секунда, пролетела вечность… Чьи-то тёплые ладони ласково прикоснулись к её студёным рукам. Наташа не вдруг открыла лицо – и, как в тумане, углядела непробиваемую грудь нового атланта. Справа от неё лежал опрокинутый троглодит, а слева отрешённая шаманка снимала ритуальную экипировку. Восстановив утраченное самообладание, Наташа кинулась к оторопелой старшей сестре и выхватила из её флегматичных рук дорожный рюкзачок. Лихорадочно покопавшись в белье, девочка нащупала спасительную золотую рамку и резким движением выдернула её на свет огня. Языки пламени потянулись к драгоценной рамке, а скрюченные пальцы Ба – к драгоценному изображению медведя. Не посмев дотронуться до святыни, шаманка вторично ударилась в экстаз и рухнула пред священным тотемом. Побившись головой о землю, она слегка успокоилась – и новыми глазами посмотрела на пришельцев. Очухавшийся Дени не сводил с неё осоловелого взгляда. «Я пережигаю чёрное зло до белой золы», - отчётливо проговорила Белая Шаманка. Дени подполз к могучей сестре и растянулся пред тотемом и Наташей – одновременно. «Принимаю на себя все их страдания и извлекаю часть души, куда проникли болезнетворные духи», - чуть слышно бормотала шаманка. Учёная девочка расшифровала заклинание и, переведя дух, положила картинку на медвежью шкуру. «Передай племени, что я приняла гостей, - распорядилась шаманка. – А до возвращения Лю найди для них полезное занятие». Дени безропотно подчинился начальственной сестре – и развёл пришельцев по разным галереям. Своего дальнего потомка он взял себе в помощники, а сестёр присоединил к молодым денисовкам, изготовлявшим костяные иглы. Любава тут же обратила внимание на свою ровесницу, проливавшую на косточки горючие слёзы. Именно к ней подвёл сестёр Дени. «Опять ревёшь из-за своего неандертальца? – насупил брови суровый алтаенсис. – Утри слёзы и учи кроманьонок делать иголки». Дени грустно вздохнул и, не мешкая, покинул работниц. «Вы с ним очень похожи», - начала издалека лукавая Наташа. «Это мой старший брат», - поведала плачущая девочка. «Будем знакомиться? – дружелюбно спросила Любава. – Меня зовут Любава, а мою сестру – Наташа». «Неужели? – денисовка так удивилась, что все слёзы моментально исчезли с её миловидного лица. – А моё имя – просто Ва». Любава решила проигнорировать удивление – и продолжила знакомство: «Мы пришли из другого мира, чтобы на вас посмотреть и себя показать». У Ва загорелись глазки и приоткрылся ротик, из которого выскочил непослушный вопрос: «А в другом мире разрешают любить неандертальцев?» «Разрешают», - не моргнув глазом, брякнула Любава. «Любовь… это сложное чувство», - Наташа вспомнила, как дала отставку навязчивому Патрису. «Очень сложное…» - снова зарыдала Ва. «Может быть, мы сумеем чем-нибудь помочь?» - посочувствовала Любава. «Правда?» - с надеждой в голосе переспросила влюблённая. «Для этого мы должны знать твои проблемы», - подчеркнула рациональная Наташа. «Проблема всего одна, но неразрешимая, - с трудом выдавила из себя Ва. – Нам с Ро не разрешают встречаться». «Но почему?!» - в один голос воскликнули сёстры. «Ро – неандерталец из Каминной пещеры. К тому же, он убил двух медведей». «Значит, ваше племя враждует с неандертальским», - сделала вывод прозорливая Наташа. Ва не просто удивилась, она просто-напросто остолбенела. «Ну конечно, - подтвердила несчастная влюблённая, выйдя из столбняка. – Все денисовцы ненавидят неандертальцев и считают их доисторическими. А за то, что племя Мамонтов, к которому принадлежит мой Ро, охотится на медведей, моё племя уже съело одного неандертальца. Лю грозится уничтожить всю Каминную пещеру». В то время как Любава хваталась за голову, невозмутимая Наташа продолжала спрашивать: «Скажи, пожалуйста, кто такая Лю?» «Лю – моя старшая сестра и вожак нашего племени Медведей, - напыщенно объявила Ва. – Она самая сильная, самая храбрая, самая умная… только…» «Только что?» - допытывалась Наташа. «Она мне запретила видеться с Ро», - денисовская девочка поникла, как ива на дедовском пруду. Усилием воли Любава вырвалась из панического плена и вставила свой вопрос: «А как племя Мамонтов относится к племени Медведей?» «Очень плохо, - покачала головой денисовка. – За то, что наши охотятся на мамонтов, неандертальцы обещают съесть всех денисовцев». Научная работница торопливо перевела разговор на научные рельсы: «Как ты думаешь, почему ваша пещера называется «Денисовой»?» «Потому что в ней живёт мой родной брат Дени», - без запинки отбарабанила Ва. «Увлекательная версия», - призадумалась Наташа. Паузой не замедлила воспользоваться старшая сестра, дабы показать, что и она не лыком шита: «Но ведь денисовцы тоже питаются медвежатиной?» «Это абсолютно разные вещи! – горячо возразила Ва. – Медведь сам захотел быть убитым, он не сопротивлялся и показал место для смертельного удара. Лю выпустила на свободу его душу, которая переселилась в лучший мир». В галерею для проверки заглянул Дени, окинув преподавателя подозрительным взглядом. «Я их почти научила», - покраснев, солгала говорливая Ва. Поверив на слово, Дени убрался восвояси, а Ва, без дальнейших проволочек, приступила к обучению гостей. Пока старшая сестра вникала в работу, младшая сидела как на иголках. Вскочив с иголок, Наташа схватила красный чемоданчик и, сославшись на необходимость, оставила девочек в недоумении. «В конце концов, у неё должно быть личное время», - оправдала поступок Любава, вставляя иглу в трубчато-костный футляр. За диковинным и потому захватывающим делом незаметно пробежали два часа. Передавая Любаве следующую иголку, Ва выпрямилась, как спица, и навострила ушки. «Это они! Это охотники! – радостно закричала девочка. – Судя по звукам, им сопутствовала удача!»
Усердные работницы побросали кости – и устремились в центральный зал. Поддавшись стадному чувству, Любава последовала их примеру. Вломившись в зал, девочка напоролась на толпу древних денисовцев, в которую затесался их далёкий отпрыск. Пещерная знать стояла особняком от пещерных плебеев – поближе к наскальному образу пещерного медведя. Любава подошла к разноцветной живописи, любуясь искусством стародавнего художника. «А где Наташа?» - послышался за спиной участливый голос Дениса. Пока старшая сестра собиралась с мыслями, младшая выросла как гриб из-под земли. Любава незамедлительно призвала её к ответу. «Позже отчитаюсь», - заверила провинившаяся Наташа, поправляя «звериный» гребень в распущенных волосах. «Они пришли!» - сакрально провозгласила шаманка – и сотрясла воздух внушительным медвежьим рёвом. Многоголосый рык приветствовал торжествующих охотников во главе с величественной Лю. Вождь племени величаво приблизилась к наскальному медведю и кинула к его лапам кусок бизоньего мяса. Затем, соблюдая обряд, она опустилась на колени, чтобы восхвалить покровителя за богатую добычу. В то время как Лю отбивала поклоны, Любава намётанным глазом лицезрела её наряд. Стройный высоченный стан предводительницы был наполовину закрыт комбинированным костюмом из песца и горностая. Мех переливался серебром благодаря множеству крохотных бусин. Первозданную красоту денисовской вожатой подчёркивали подвески из зубов оленя, браслеты из хлоритолита, кольца из мрамора. Дождавшись своей очереди, Лю заменили остальные охотники, заранее сбросив на землю копья с копьеметалками, а также неодинаковые по размеру части разделанного бизона. Тем временем предводительница, отряхнув колени, встала возле Ба, заполнив брешь в руководящем клане. Она, как две капли воды, была похожа на других членов семьи, разве что повыше на крупную голову. «Лю, Ба, Ва – все сёстры в сборе», - пересчитал Дени, замыкая объединённую родню. «Что?» - бессознательно отреагировала Любава. Опережая гнев родного начальства, подчинённый брат выгодно отрекомендовал пришельцев. Лю долго переводила прищуренный взгляд с одного гостя на другого – и, в результате, остановилась на Денисе. Сравнив его с братом, семейная вожатая расплылась в приветливой улыбке: «Приветствую родственников из Усть-Канской пещеры. Вы, наверное, проголодались? Придётся немного подождать. Сейчас старухи займутся приготовлением еды. Как говорится, голод не тётка. Пойду расслаблюсь после загонной охоты. Дени проследит за тем, чтобы лучшие куски достались семье и почётным гостям». «Служу Денисовой пещере!» - шутовски отрапортовал младший по званию, после чего, остепенившись, обратился к Ва: «Устрой пришельцев в гостевой галерее – одна нога здесь, другая там». Понурая Ва со всех ног побежала выполнять задание брата. «Ничего себе субординация в этой мафии, - присвистнул Денис. – Помчались, девчонки!»
Гостевая галерея оказалась небольшой, не лишённой пещерного уюта: несколько шкур на земляном полу, охапки сухого разнотравья. Маленькая хозяйка большой пещеры умело поправила шкуры, перебрала пахучую траву. Выражение её лица оставалось скорбным и безутешным. «Что – очень плохо?» - жалостливо спросила Любава. «Хуже некуда, - раскрыла душу влюблённая. – Целый месяц не могу встретиться с Ро. – Меня отсюда не выпускают, а его сюда не впускают». «Простите, девчонки, - прервал откровения Денис. – Вы тут погутарьте, а я пошёл на разведку». Когда атлант скрылся за поворотом, Ва дала волю горьким чувствам. «Успокойся, пожалуйста, - расстроилась Любава. – Мы обязательно тебя спасём». «Он каждую ночь подходит к пещере, - сотрясалась горемычная Ва. – Дени хочет сдать его племени. Они зажарят Ро, как бизона». «Не отчаивайся! – прикрикнула на неё Наташа. – Сейчас придёт Денис…» «Уже пришёл», - как бог, явился новый атлант. «… и что-нибудь придумает», - закончила за сестру Любава. «Уже придумал», - мгновенно сообразил гомо модернус. «Говори», - в унисон прошептали сёстры. «Мне удалось узнать, что после ужина в пещере останется очень мало народу: большинство уйдёт на открытую стоянку. Дени поручено охранять непослушную сестрёнку Ва. Я напрягу третий глаз, чтобы применить внушение, и поменяюсь с ним местами. Остальное, как говорится, дело техники – пусть алтайская Джульетта ждёт своего Ро в гостевой галерее». Любава облегчённо вздохнула, зато Наташа тревожно выдохнула: «Ты догадался, что Лю принимает нас за родных из Усть-Канской пещеры?» «Это было нетрудно, - широко улыбнулся Денис. – Не переживайте, девчонки: третий глаз уже функционирует и без усилий подсмотрит мысли Лю. На её вопросы буду отвечать я один. Постараюсь не сесть в лужу». Однако опасения Наташи не подтвердились, поскольку трапеза совершалась в мёртвом молчании. «Когда я ем, я глух и нем», - огласила пещерная вожатая – и все шестьдесят пещерных подопечных послушно прикусили языки. Наевшись до отвала, потяжелевшие троглодиты гуськом поплелись к выходу. «Время идти на покой, - зевнула предводительница. – Завтра рано утром снова на работу. Денис будет загонять мамонта, а девочки – делать иголки. Нам всем не мешает хорошенько отдохнуть». Вскоре переполненная пещера почти полностью опустела. Оставшиеся денисовцы разбрелись по углам – чтобы спать, а три заговорщицы затаились в гостиной – чтобы ждать. Томительное ожидание длилось целых три часа, которые надо было как-то сократить. «Ты забыла отчитаться за отсутствие», - попеняла сестре Любава. «Я переносилась к скифам-пазырыкцам», - склонила повинную голову своевольная младшая сестра. «И как они тебя принимали?» - скривила губы Любава. «Лучше не бывает. Я выдала себя за амазонку и завоевала всех пазырыкцев джигитовкой и стрельбой из лука». «Это они тебе подарили серебряный гребень?» - позавидовала старшая сестра. «Не завидуй – это всё твоё», - стремясь задобрить раздосадованную сестру, Наташа разложила перед ней настоящую роскошь: детский акинак в «зверином» стиле, уздечную подвеску с грифоном, кожаную флягу с фигурками грифов, схвативших когтями тетеревов. Пока любительницы «звериного искусства» чахли над сокровищами, у влюблённой мало-помалу лопалось терпение. И в тот самый момент, когда оно окончательно лопнуло, в галерею вступил с виду типичный неандертальский юноша. Он был незначительно старше Ва, зато значительно ниже её ростом. Черты лица выглядели грубоватыми и мужественными: широкий нос, толстые губы, маленький подбородок, выдающиеся надбровные дуги, под которыми прятались небольшие, но умные глаза. Небрежно избавившись от дубины, неандерталец сохранил в руках… костяную флейту. «Ты почему так похудел?» - не сдержалась страдающая Ва. «Вожак. Морит голодом. Хочет убить. За любовь», - рублеными фразами ответил Ро. При этих словах из глаз возлюбленной, подобно горным рекам, бурными потоками полились безудержные слёзы, способные затопить всю гостевую галерею. У сестёр беспомощно опустились руки, зато у неандертальца они уверенно поднялись, приблизив к губам древнейший музыкальный инструмент. Проворные пальцы забегали по четырём отверстиям, извлекая из флейты резкие, пронзительные звуки. Кружась в солёном, влажном воздухе, звуки постепенно превратились в необузданную мелодию. Музыка любви заполнила пещерное пространство и истерзанную женскую душу. Она нежно затрепетала – и воспарила навстречу счастью и благополучию. «Неандертальца несут – сейчас будем жарить!» - свирепый ор вторгся в гостевую галерею, давя светлое чувство любви. За ором показался разгорячённый Дени с горящими глазами и дрожащими ноздрями. Наткнувшись на живого неандертальца, он захлопнул звериную пасть и остановился как вкопанный в землю столб. Обмозговав ситуацию, Дени вырвал флейту из рук безоружного Ро и расплющил её о пещерную стену. «Я сделаю с тобой то же самое», - ощерился троглодит. На пути взбешённого денисовца возвысился непреодолимый атлант. Ударившись головой о литой корпус модернуса, алтаенсис отступил на два шага и затрясся от злости. «Денисовцы так не поступают», - остервенело прошипел Дени, вращая кровавыми глазами. «Беги, Ро, любимый!» - взмолилась обезумевшая Ва, поднимая с земли позабытую дубину. Воспользовавшись помощью друзей, возлюбленный юноша, как вихрь, сорвался с места – только его и видели. «Я обо всём доложу вожаку, - предупредил поостывший Дени, - а пока готовьте свои желудки. Неандертальцы очень сладкие, несмотря на то что недоразвитые». Показав гостям медвежью спину, алтаенсис, переступая с пятки на носок, пошёл разжигать костёр. «Я не голодная», - сжалась в комок Любава. «Я тоже, - с олимпийским спокойствием сказала Наташа. – Предлагаю проигнорировать пир и посетить древних тюрок. Интереснейшая эпоха!» «Отличная мысль, девчонки! – поддержал новый атлант. – Вы путешествуйте, а я вас прикрою. Никогда раньше не пробовал человечинку». Кивнув Денису, Наташа достала машинку времени и позвала старшую сестру. Девочки одна за другой возложили длани на таинственную ручку – и испарились из Денисовой пещеры.
Через мгновение ока они вочеловечились в пещере древних тюрок. За это ультракороткое время гостевая галерея преобразовалась в пещерную едальню. За шероховатым столом на шероховатой скамье восседал молодой воин с широкими скулами и раскосыми глазами. Сверху донизу он был закован, как в броню, в натуральную кожу; его боевое оружие (сабля и кинжал) было украшено фигурными бляхами. Мужчина неспешно отправлял в рот куски жареной конины, запивая их кумысом из глиняного кубка. Сочетая приятное с полезным, воин впился жадным взором в филигранные писаницы. Вся столовая галерея была испещрена изображениями животных и всадников, птиц и змей, фантастических существ, батальных сцен и сцен охоты. Петроглифы сопровождались руническими комментариями. От чрезмерного старания наморщив узкий лоб, пытливый воин, скрипя мозгами, вчитывался в заковыристые руны. «Салам. Нэ вар, нэ йох?» - на плохом азербайджанском обратилась к нему Любава. «Яхшы», - машинально ответил древний тюрк, переключаясь с высокого искусства на дерзких девчонок. Толкнув старшую сестру в бок, в разговор вступила учёная полиглотка: «Низко кланяемся мужественному воину. Да благословит тебя Тенгри!» «Что здесь потеряли женщины???» - лицо древнего тюрка покрыла краска гнева, не предвещая сёстрам ничего хорошего. Глядя на разгневанного мужчину, Любава подумала о машинке времени, а Наташа – об акинаке. Вынув скифский меч из-за пояса, решительная младшая сестра с размаху всадила его в столовое дерево – между большим и указательным пальцами женоненавистника. Тот вздрогнул от неожиданности – и нацелился на холодное оружие. Судя по всему, в нём воин разбирался лучше, чем в руническом письме. Повертев «звериный» акинак, тюрк преисполнился неподдельным восторгом: «Я слышал про скифское оружие, но вижу его впервые». «Он – твой», - выпалила Наташа. «Прошу искусных амазонок разделить со мной скромную пищу», - почтительно произнёс древний тюрк, усаживая девочек на лучшие места. Проголодавшиеся от треволнений сёстры набросились на конину, как волк на ягнёнка. Когда они опустошили по чаше с кумысом, радушный хозяин пришёл к выводу, что пора продолжить беседу: «Я много наслышан о женщинах, ни в чём не уступающих мужчинам. Уважаемые гостьи прибыли издалека?» Важно покивав головой, Наташа вернула хозяину изысканный комплимент: «Мы с сестрой будем счастливы узнать имя доблестного воина». «Меня зовут Тумынь из племени Ашина, - надменно назвался тюрк. – Теперь пусть прозвучат ваши имена». Пока младшая сестра представлялась древнему тюрку, старшая освежала в памяти древнюю историю. «У вас историческое имя», - первой вспомнила Наташа. Тумынь признательно улыбнулся: «Я рассчитываю на то, что оно останется в веках. Для этого я решил породниться с жужанским ханом Анахуанем». «Слушайте меня внимательно, - сомкнув губы, изрекла Наташа. – Я, знаменитая чревовещательница, берусь предсказать ваше будущее: предводитель Тумынь одержит много славных побед и станет величайшим тюркским каганом». Играя роль Кисы Воробьянинова, Любава усиленно надувала щёки и поддакивала младшей сестре. Потрясённый воин перешёл на льстивый тон: «Если проницательные амазонки разбираются в руническом письме, они не откажутся прочесть вслух надписи на пещерных стенах». Разомкнув губы, Наташа без запинки воспроизвела текст под батальным рисунком: «Кони нашего войска были тощи, провианта не было». Будущий тюркский каган признал полное поражение: «С минуты на минуту сюда придут мои воины, которые выгуливают боевых коней. Они, как и я, с радостью послушают мудрых амазонок». Польщённая младшая сестра высоко задрала носик, так что настала очередь старшей приводить её в чувство. Любава сделала страшное лицо и процитировала маминым голосом: «Не забывайте, дети мои: главное – вовремя остановиться». Вслушиваясь в незнакомую речь, Тумынь одобрительно наклонял конический головной убор. «Прощаться будем по-английски», - образумилась младшая сестра – и, сжав Любавину ладошку, аккуратно положила её на машинку времени…
«Вы куда запропастились, девчонки? – с укоризной выговорил атлант. – Положение очень сложное. Будем держать совет». «Что случилось в наше отсутствие?» - не на шутку встревожились сёстры. «Только не надо унывать, - сбавил тон ответственный мужчина. – Дело в том, что во время незапланированного ужина Дени донёс на неандертальца. Племя поклялось отловить Ро и съесть его живьём». Любава ахнула, а Наташа спросила деловито: «Дени сказал, кто привёл неандертальца в пещеру?» «Пока нет, - передёрнул плечами атлант. – Но может сказать в любой момент». «Наша миссия закончена. Пора возвращаться домой», - резюмировала младшая сестра. Ей немедля воспротивилась старшая: «Мы не можем бросить бедных влюблённых на съедение троглодитам». «Ты права, - поймал на лету гомо модернус. – Заберём с собой Ро и Ва. Им будет хорошо в Атлантиде». «Спасибо, Денис, - расчувствовалась Любава. – Но решение остаётся за ними». «Ждите меня здесь. А я полетел согласовывать», - с этими словами Денис пулей вылетел из гостиной. Чтобы скоротать невыносимо длинное время, сёстры развязали дискуссию. «Ты по-прежнему считаешь, что легенда о Беловодье связана с буддистскими преданиями о Шамбале?» - поинтересовалась Любава. «Да, я разделяю точку зрения Николая Рериха», - заверила Наташа. «Однако для её обоснования недостаёт доказательств», - заметила старшая сестра. Младшая сочла своим долгом заступиться за замечательного археолога и неповторимого художника: «Доказательств более чем достаточно, но они скрыты за завесой секретности». Любава не желала соглашаться, Наташа не хотела уступать – и дискуссия, выйдя из-под контроля, зашла чересчур далеко. «Есть один человек, который не понаслышке знаком с Беловодьем», - закинула удочку младшая сестра. «И что ты предлагаешь?» - проглотила наживку старшая. Наташа заискивающе взглянула в лучистые Любавины глаза: «Ну пожалуйста, во имя науки. Туда и обратно». «Если ради высокой цели…» - поддалась Любава. Улучив момент, жертва науки включила машинку времени – и, как в омут головой, бросилась в будущее. «Не переносись без меня!!!» - прокричала верная сестра… и только равнодушное эхо многократно откликнулось на призыв преданной души.
Упав в восемнадцатый век, Наташа больно ободрала коленки. «Это что за чудо-юдо такое? – послышался строгий старческий голос. – Неужли поповцы приняли облик антихриста?» Девочка встала в разобиженную позу – и обожглась о непримиримый взгляд Дионисия. «Сгинь, сатана!» - потребовал яростный старец. «Я не сатана, я Наташа», - выстояла учёная. Не дав отшельнику опамятоваться, Наташа подошла к рабочему столу и положила на него «Псалтирь». Отодвинув чернильное перо, Дионисий полистал священную книгу и окропил её старческой слезой: «Благодарствую. Буду по «Псалтири» учить кержаков грамоте». «А они часто к вам приходят?» - в интересах науки поинтересовалась Наташа. «Наведываются иногда из беспоповской общины, - мирно проговорил старовер. – Присаживайся, дщерь божья: в ногах правды нет. Беру на душу тяжкий грех. Чему быть, того не миновать: осквернюсь беседой с нечистой иноверкой. Потом во искупление наложу на себя длительную епитимию». Наташа присела на краешек самодельной табуретки и опустила глаза долу. «Зачем пожаловала?» - подобрел Дионисий. «Поговорить о Беловодье», - поклонилась уважительная гостья. «Сперва ответь: следует ли молиться за царей?» - рубанул с плеча идейный старец. «Не следует», - убеждённо ответила демократка. «Ну, добре, - одобрил продвинутый старовер. – Тогда говори свои вопросы». «Вы видели Беловодье?» - чуть не захлебнулась Наташа. «И неоднократно, - просиял благочестивый старик. – Обетованная земля с молочными реками и кисельными берегами». «А кто её создал – Господь Бог?» - полюбопытствовала атеистка. «Беловодье – творение божьих людей, - назидательно молвил отшельник. – Воплощённая на земле самобытность русского жизненного уклада. В нём царит мирское согласие, построенное на началах соборности, самоуправления, нравственности и свободы». Наташа собралась было спросить о Шамбале… но у неё порывисто перехватило дыхание, и к горлу подступил тугой комок. Будучи не в состоянии шевелить языком, девочка пошевелила распухшими пальцами, натужно повернув ручку машинки времени…
Когда Наташа вновь очутилась в Денисовой пещере, она увидала нижеследующую картину: в конце галереи сгрудились готовые ко всему Любава, Ва, Ро и Денис, а на них, обнажив каменные ножи, надвигались озверелые троглодиты. Спотыкаясь, горе-путешественница кинулась наперерез пещерным убийцам и, выставив вперёд спасительную машинку, подсунула её под омертвелые, бесчувственные пальцы… Раздался шум, треск, грохот – и на месте пещерных дикарей возник цивилизованный Папа. «Мяу-у-у», - от волнения Папа забыл человеческий язык. Склонившись под тяжестью увесистой диссертации, в прихожую заглянула изнурённая Мама: «Девочки, вы почему не предупредили, что у нас будут гости? Проходите, пожалуйста, в гостиную. Я только что закончила диссертацию – и ужасно проголодалась. Африка мне поможет накрыть на стол». Из папиного кабинета выпорхнул разнузданный Африка и выбежал всклокоченный Дювэ. «Пещерные люди, пещерные люди», - наподобие костяной флейты, пронзительно засвистел попугай. «Мы – денисовцы, - надменно произнёс Денис. – Моя кровная сестра Ва, от имени новых денисовцев я приглашаю тебя и твоего любимого неандертальца к нам – в Атлантиду. Центр контроля в ожидании вашего прибытия подготавливает чипование». «А зачем это нужно?» - испуганно спросила Ва. «Чтобы осуществлять за вами общий контроль», - снизошёл гомо модернус. «Мы – свободные гоминиды!» - самосильно высказался неандерталец. «Сестрички, можно мы с Ро останемся у вас?» - попросила убежища древняя денисовка. Воспитанные сёстры тотчас переадресовали слёзную просьбу своим родителям. «Разумеется, можно… если только Мама не возражает», – согласился влюблённый Папа. «Моё мнение всегда совпадает с папиным!» - выкрикнула из гостиной возлюбленная Мама. «Прошу к столу! Прошу к столу!» - хлебосольно позвал хозяйственный Африка. «Я голодный как волк, - пожаловался Денис. – Последнее, что я ел, было мясо неандертальца». От противоречивых чувств Папа схватился за сердце, попугай клюнул атланта в темечко, Дювэ сказал: «гав-гав», а Мама разбила новый кофейник.
«Мы сейчас тебе всё объясним!» - заголосили спевшиеся сёстры и наперегонки понеслись в гостиную спасать кофейный сервис.
Copyright (с): Марина Соколова. Свидетельство о публикации №318580
Дата публикации: 15.01.2014 16:22
Предыдущее: С юмором о великомСледующее: Побег Латюда (перевод с французского, автор Жорж Куртелин)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Раиса Лобацкая
"Дамский преферанс"
ГЛАВА ИЗ РОМАНА
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой