Вниманию членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей. Началось размещение произведений во второй этап Литературного конкурса на премию МСП «Новый Современник» «Чаша Таланта - 2017». Читайте Положение о проекте в разделе конкурса в центре портала.
САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Бенефис
Раисы Лобацкой
Моя жизнь в
очертаниях 500 слов
Об истоках творчества
Великолепная Эльвира!
4-я страница обложки
журнала "Великолепная десятка-2"
Как разместить материалы о себе на обложках наших изданий


Что хочет автор
Электронная газета
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Фантастика и приключенияАвтор: Олег Бунтарев
Объем: 41871 [ символов ]
На следующий день после конца света
1
Вроде бы все описал в «Апокалипсисе». Но хочется добавить несколько строчек. Вы можете представить себе мёртвую землю? Без травы, деревьев, без массы животных, насе-ляющих её? А ещё вот возьмите и представьте водоёмы, полные мёртвой рыбы, тухнущей, распространяющей вокруг себя смрад, прибиваемой волнами к берегу вперемешку с тру-пами животных. Нет, я не хочу, чтобы вы это видели. Достаточно того, что это увидел я.
Зловоние, конечно, неимоверное, но под ногами зелёная трава. А вон на вершину горы взбираются горные бараны. Жизнь никогда не может прерваться окончательно. Наверное, даже если бы разразилась атомная война, всё равно кто-то спасся бы, возможно, мутиро-вал, но жизнь всё равно бы продолжилась.
Друзья, это не паническое настроение. Просто жизнь должна была переродиться. Все в мире меняется. Когда-то динозавры уступили место млекопитающим. А теперь наша тех-ногенная цивилизация должна уступить место другой. Все должно измениться: и мы, и окружающий мир.
Стою на краю скалы. Высоко забрался. Оглядываю мир у её подножия. Огромные кучи деревьев, трупов людей и животных. Чуть дальше – бескрайний океан, тоже заваленный мусором и погибшими животными.
Я прикасаюсь рукой к гладкой стене горы Кайлас. И от этого прикосновения открыва-ется дверь, огромная такая, хоть слонов заводи. Вот она – дверь в Шамбалу. Открылась. И почему мне? Разве я достоин того, чтобы пройти через её врата? А внутри слышу голос: «Если сомневаешься, значит, достоин».
Читал как-то Мулдашева «Матрица жизни на Земле». Он очень много писал о горе Кайлас и её окрестностях. Про пещеры, в которых в состоянии самати находятся люди из прошлых веков и нынешнего. Когда приходит время, они, как Иисус, оживают и спасают весь мир. А что сейчас спасать? Придёт ли спаситель?
Снова оглядываюсь вокруг. Вижу землянку у подножия горы, в которой сладким сном спят Марина и Рита. Коты разбрелись в разные стороны, обследуют окрестности. А кру-гом поваленный лес. Смрад от гниющих трупов. И где-то вдалеке видна чистая река. Сво-им течением она очистила себя, прибив к берегу все, что для неё было посторонним. Вот и мы, как и река, должны очистить себя, отбросить все ненужное. И снова возродиться. Так наступил первый день после конца света.
Заглядываю в открывшиеся Врата. Зелёная чистая долина. Люди в разноцветных туни-ках. Белоснежные пляжи. И чистое бескрайнее море. Рай. Вот где рай. Мне хочется пус-титься туда бегом. Но я останавливаю себя, смотрю вниз на землянку. Сделанный чужими руками рай нам не нужен. Его надо создавать здесь, на Земле. Пускай вымершей, разру-шенной, наполовину уничтоженной. Но мы-то есть. Очистим наш уютный уголок. По-строим дом на берегах реки. И, надеюсь, больше никогда не совершим тех ошибок, кото-рые совершали наши предки. Ворота портала за мной закрылись. И слышу голос как будто издалека: «Новая раса придёт на смену. Помогите ей возродиться!»
Я маленькая песчинка. Да и котов наших спаслось больше, чем людей. Может быть, это будет раса кошек? Но мне уже никто не ответил. Портал закрылся, голос исчез. А я стою возле вершины Кайласа. Смотрю вниз, на обезображенную Землю. И всё-таки наде-юсь, что на следующий день после конца света человечество снова возродится. Но только оно будет иным, более добрым. И тогда Земля будет к нам добрее.
Вот я вам и рассказал, что будет на следующий день после конца света. А если вовре-мя опомнимся, изменимся, то все, что я рассказал, будет всего лишь сказкой. Её сделают легендой, и человечество станет жить по-новому на следующий день после конца света. Ведь если мы изменимся, этого конца для нас не будет. Нам просто надо измениться, чуть-чуть, в лучшую сторону. Тогда он вроде бы будет и не будет. Для плохих людей это будет концом, а для хороших – началом. Надеюсь, друзья, что этот рассказ так же, как и рассказ «Апокалипсис», останется лишь сном о том, что дай Бог, никогда не случится. А если случится, давайте, друзья, встретимся на следующий день после конца света.
Я надеюсь, что новый мир будет чище, добрее. Шамбала – это не сказочная страна. Незачем её искать. Мы сами можем её создать. Главное, поверить, что мы это можем.
 
2
Замечательный пляж с белоснежным песком. Хотя территорию полностью очистить не удалось, но всё-таки уже здорово. Месяц мы в этом райском уголке. Никто не появлялся, хотя нет, вру. Мимо нас прошли буддийские монахи, совершающие обход вокруг горы Кайлас. Они будто и не заметили, что произошло в мире. Они даже, наверное, не увидели, как океан приблизился настолько, что чуть не затопил нас. Как положено, так и идут по кругу, звенят в свои колокольчики. А мы, Марина, Рита, Оксанка, которую на бревне при-несло вместе с её котами, лежим на пляже на песочке.
Солнце печёт, вода тёплая. Лежим на пляже. Делать совершенно ничего не хочется. Рыба чуть ли не сама из воды выпрыгивает. Коты обожравшиеся разбрелись по всему бе-регу. Мария со своими собаками на лодке приплыла. Те котов погоняли, потом успокои-лись. Смотрю, вместе рыбу трескают.
В общем, лежим на пляже. И тут большая такая лодка к берегу прибивается. Горючка явно кончилась. Их ветром принесло. Подскакиваем все вместе. Бежим, помогаем при-швартоваться. Каково же было моё удивление, когда из лодки выпрыгивают Света, Саш-ка, их дети и весь их зоопарк! Блин, лишь Sonik_off не хватает.
Только я так подумал – и к берегу причаливает ещё одна лодка. Соответственно там не только он, но и его кот Гай. Призёр, блин, сразу к Белочке приставать стал. Тигра, конеч-но, был против. В общем, на берегу произошёл полный бедлам. К Бен Ладану это не име-ет никакого отношения. Коты начали делить кошек. Кошки, зазнавшись, стали выбирать себе котов. Но что самое замечательное, все друзья собираются вместе.
Не успели принять одних пассажиров, только открыли бутылку шампанского, чтобы отпраздновать наше спасение, а тут вёсельная лодка загребает. Мужик на вёслах сидит, гребёт изо всех сил. На корме женщина с ребёнком. А на носу собака. Морду вперёд вы-тянула и уже издалека потявкивает. Течение тоже помогло, лодка приблизилась быстро, ткнулась носом в песчаный берег. Гребец выскакивает, вытягивает её подальше.
– Атанас, ты что ли?
– Извините, что задержался. За женой в Красноярск сплавал.
– И все на вёслах?
– Да нет, сначала на катере плыл.
Смотрю, к берегу ещё лодки причаливают, лодки, катера. Кто кого привёз. А ещё го-ворят Ноев ковчег. Да кому он нужен? Главное, вокруг собрались все друзья. Ефимыч со своей знаменитой бутылкой пива. С ним ещё куча народу приплыла. Выбирается. Видел-то я его только на фотографиях, но узнать могу. Рад безмерно.
Приглашаю всех прибывших к костру. А уже вечереет. Прямо на пляже развели ог-ромный костёр. В котелке варим уху из пойманной днём рыбы. Девчонки скучковались вокруг котелка. Химичат там что-то. Как здорово! Лежишь на тёплом песке. Возле ног плещутся тёплые воды океана. Звёзды в небесах. Костёр, пылающий искрами. Над ним кипит котелок. Разносится аромат дымка и свежеприготовленной ухи. Самое главное…
Мимо снова прошли паломники. Какой круг они уже сделали? А мы сидим вот здесь. Сейчас снимем котелок и будем есть уху. Из темноты доносится звон колокольчиков ко-лонны буддистов. Это они завершают очередной круг вокруг горы Кайлас. Странные лю-ди. Они даже не заметили того, что произошло в мире. Вот они прошли мимо нас и снова исчезли в темноте.
Перед нами песчаный пляж и тёплый океан. Костёр, вздымающий в небо искры. На-евшиеся коты бродят по пляжу. У ног ласковые собаки. И мы, друзья, все вместе. Как бы далеко мы ни были, но в этот момент мы оказались на одном берегу вместе с нашими лю-бимыми животными. Лопаем уху из котелка деревянными ложками. Правда, откуда они взялись? Но это нас особенно не волнует. Главное, мы все вместе.
Раздаётся крик ребёнка. Атанас подскакивает от костра и бежит к жене.
– Что ты так разволновался? Он всего лишь хочет есть, – и она прикладывает малыша к груди.
Я только успеваю крикнуть, предупредить об опасности, когда в берег врезается ог-ромный лайнер. Он пропорол песчаный пляж почти до самого костра и, возвышаясь небо-скрёбом над нашими головами, остановился. Огни на его борту помигали и погасли. В полной темноте опустился трап. И по этому трапу стали спускаться наши родные, друзья и знакомые. Вот такой Новый год – 2013. Это не конец. Это начало.
Одного котелка мало. Над углями ставим ещё два. Слава Богу, за день рыбы наловили много, ухи хватит на всех.
 
МКС
Тридцатая экспедиция МКС. Экипаж – четыре человека. Два американца, один рус-ский. И японец, который готовит стыковочный модуль для их челноков. Уже конец декаб-ря 2012 года. На борту МКС все готовятся к празднику. Как всегда только русский в за-начке среди своих вещей умудрился протащить бутылочку коньяка. Скоро будут отмечать католическое Рождество, и эта бутылка здорово пригодится.
В ночь с 20 на 21 декабря весь экипаж МКС проснулся от того, что их как бы подбро-сило вверх, перевернуло. Отстегнув ремни, члены экипажа прильнули к иллюминаторам и увидели, как огромное космическое тело врезается в Землю. Именно гравитация этого те-ла встряхнула станцию. А громадный космический булыжник врезался в планету в районе Азорских островов. Сначала вокруг Земли прошла красная волна, а вслед за ней, туша многочисленные пожары, пронеслась волна цунами. Одна, вторая, третья. Земля вздрог-нула почти как живой человек, которому нанесли удар. Потом по ней стала растекаться кровь. Это ожили давно потухшие вулканы, которые теперь выбрасывали лаву на поверх-ность. С высоты МКС это было похоже на струйки крови, текущие по нашей Земле.
Волны океана, пронёсшиеся над планетой, отхлынули, но материки, острова – всё ста-ло неузнаваемым. В некоторых местах там, где была суша, появилось море. В других мес-тах – наоборот. Все континенты изменили свои очертания и перестали быть похожими на те, что космонавты привыкли видеть с орбиты. В пучину вод ушла Япония и Курильские острова. Верхняя часть Северной Америки тоже скрылась под водой. Затоплено больше половины Европы. В северной Африке из-под воды видны только пирамиды, и то – самые верхушки (это удалось разглядеть через телескоп). В общем, вся планета изменилась, по всей видимости, на ней совсем не осталось жизни. Моря и океаны похожи на огромную помойку с плавающим на ней мусором. Жуткое зрелище.
ЦУП вызывать даже не пытались. Смысла нет. Провизии на станции ещё на две неде-ли. Ждать помощи с Земли, прилёта грузовых кораблей уже бесполезно. Весь экипаж МКС собрался на совет.
Капитан экипажа, дважды герой России Алексей Румянцев возглавил совет. Он же на-чал докладывать обстановку.
– В общем, так. Связи с ЦУПом нет. На Земле вряд ли кто-то остался жив. А если и ос-тался, то помочь нам они не смогут. Предлагаю всему экипажу перенести продовольствие в спускаемый аппарат «Союз» и попытаться самостоятельно приземлиться в более-менее сухой зоне. Так, чтобы до берега добраться. Какое-то время протянем на запасах, которые возьмём с собой. Ну а там, глядишь, найдём способы выживания. Возражения есть?
Экипаж долго молчал. Тут Кацумото поднял вверх руку и сказал:
– Запасов с собой мы можем погрузить лишь на несколько дней. А здесь, на станции, у нас как минимум недельный запас.
Тут же в диалог вступил Вейнер, американский астронавт:
– А у меня такое предложение. Грузим двухдневный запас. На остальном живём здесь, пока он не кончится. Ну а потом уже отстыкуемся.
Веллингтон (женщина на МКС):
– Я против этого ничего не имею. Только с вами тремя Евой я точно не буду.
– Ну, об этом никто и не говорил.
Кто произнёс эту фразу, осталось за кадром. Мужики перемигнулись. А тут как трях-нёт! Ещё один астероид устремляется к Земле, чуть не задев МКС. Станция начала вра-щаться. Экипаж прижало к стенкам. И только благодаря автоматике реверсные двигатели снова вернули её в нормальное положение. Экипаж опять прильнул к иллюминаторам. Астероид, хоть и маленький, но ударил (по предположению, так как материки поменяли свои очертания) прямо в центр Атлантического океана. Новая волна накрыла оставшуюся сушу и несколько раз, огибая высокие горы и возвышенности, прокатилась вокруг Земли.
– Нихренасе! Хорошо, что не спустились! – это был возглас командира экипажа. Ну, чисто по-русски. Мы же не будем говорить теми словами, которыми он выразил своё от-ношение к происходящему.
Материки ещё больше поменяли свои очертания. Волны океана, пронёсшиеся над зем-лёй, заполнили все мелкие и глубокие впадины. И Земли стала напоминать планету-океан. Тибет, Гималаи, Антарктида – это, наверное, были единственные участки суши, не затро-нутые гигантской волной. Вода, конечно, отхлынула, освободив жизненное пространство, вот только для кого, для чего?
Ещё четыре дня они летели по орбите, рассматривая то, что осталось от человечества, которое было гордым, зазнавшимся и которого теперь не стало.
Румянцев снова собрал совет.
– В общем так. Ни продуктов, ни жизнеобеспечения. Станция больше не выдержит нас. Пора её покидать. Единственное, надо выбрать место, куда мы постараемся посадить спускаемый аппарат. В районе Тибета, недалеко от горы Кайлас, сегодня ночью я видел огни. Значит, там есть живые люди. Раз есть люди, то и мы спасёмся. Вместе переживать трудности легче. Ну и в любом случае не одни будем. Возражения есть?
Веллингтон:
– А вдруг там дикари индийцы? Вы не думаете, что мы попадём к ним на завтрак?
Румянцев:
– Знаете, может быть, и попадём на завтрак, но в этом я сомневаюсь. Скорее всего, зав-траком нас угостят. Кроме тех огней я больше нигде не заметил признаков жизни. А ещё там очень много кораблей и лодок, пришвартованных к берегу.
Веллингтон:
– Тогда возражений нет.
Недолгие сборы. Все перебираются в спускаемый аппарат «Союз». Чтобы не допус-тить перегрузки и взять как можно больше провизии с МКС, Веллинтон пришлось рас-прощаться со своим плюшевым мишкой, а она им так дорожила! Хотя мишка – это мягко сказано. Это такой здорооовый плюшевый медведь. Улетая на МКС, в те 30 килограмм, которые разрешили взять с собой, она погрузила его, а больше почти ничего не влезло. Расставание было трогательным.
– Ничего! Мишка полетает на орбите, – сказал Румянцев.
Задраили люки. Нажата кнопка «Пуск». Пиротехнические патроны отрывают спускае-мый аппарат от станции. И тот медленно, всё наращивая скорость, начинает приближаться к Земле.
Что-то не совсем так сработало. Температура в спускаемом аппарате начала возрас-тать. Тридцать, сорок градусов. Термометр явно не врёт. Должны были сработать стаби-лизирующие двигатели.
– Наверное, мы сгорим, – сказал Вейнер.
Кацумото приложил руки ко лбу и начал читать какую-то молитву. В это время раз-дался хлопок. Это выбросило парашют. Кацумото с закрытыми глазами то крестился, то складывал руки вместе, то читал что-то на своём. Наверное, всех богов перебрал. А мо-жет, его молитва и помогла? Румянцев сидит улыбается. Не зря у него такая фамилия. Щёки румяные-румяные.
– Что, ребята, сдрейфили? И похуже бывало. Вот правда, отнесло нас на несколько ки-лометров. Но это не страшно.
Веллингтон посмотрела на него жалобно, глазами, полными слёз:
– Вы правду говорите, что все будет хорошо?
– Конечно! Слава Богу, уже не падаем, а приземляемся.
Она провела ладонью по своему лицу, вытирая слёзы:
– А ведь, правда, спускаемся. Только качает сильно.
– Вот и успокойся. Будем живы – не помрём.
В этот момент спускаемый аппарат обо что-то ударился. Раздались хлопки. Это пиро-заряды отстегнули парашют. Потом снова удар. И все замерло. Спускаемый аппарат не двигается.
– Никак на Землю попали, - сказал Кацумото.
– Кто бы сомневался! – улыбнулся Румянцев. – Куда хотели, туда попали.
Конечно, при такой жёсткой посадке иллюминаторы обгорели, и сквозь них ничего не было видно. Так, мутные тени. Было слышно, как кто-то стучит по обшивке с наружной стороны. Вот уже кто-то долбится в люк, пытаясь его открыть. Только непонятно, друзья это или враги.
– Ну что, выходим? – Румянцев оглядел экипаж.
– Ну не всю жизнь здесь сидеть, – ответил ему Вейнер.
Веллингтон закрыла руками лицо и сказала:
– Открывайте! Как там у вас, у русских, говорят? Двум смертям не бывать, а одной не миновать.
– Ну, тогда открываю, – Румянцев нажал рычаг блокировки и открыл люк.
Свежий прохладный воздух Земли ворвался внутрь. А в открытый люк заглядывали добрые, улыбающиеся лица:
– Добро пожаловать на остров друзей!
Фраза прозвучала по-русски, но с жутким акцентом. Румянцев первый вылез из люка. Его подхватили дружеские руки, опустили на землю и помогли выбраться другим.
Прошёл уже почти целый год после катастрофы. На берегу бескрайнего океана сидят женщины с младенцами. Среди них (хотите – верьте, хотите – нет) Веллингтон. Она тоже держит маленького, который присосался к её груди и не хочет отрываться. Она счастлива. Да и все вокруг счастливы. Нет войн, нет гонки вооружений. А есть просто берег. Спаси-тельный берег. И вокруг только друзья.
 
Прикосновение
Солнце осветило вершину горы, из которой вырвался яркий луч. Трудно описать его цвет, который менялся с синего на голубой, потом становился зеленоватым и снова тёмно-синим. Мы все видели его. Это не было галлюцинацией. Потом луч пропал.
На нашем берегу оказалось всего лишь 306 человек. Это вместе с космонавтами. Веро-ятно, в других местах ещё кто-то спасся. Но, к сожалению, связаться с остальными невоз-можно. Связь не работает. Быть может, у тех, кто тоже выжил, и передатчиков-то нет. За прошедшие 10 месяцев, разбирая корабли, мы построили уютные домики. Население наше немного увеличилось с появлением малышей. Несколько яхт переоборудовали под рыба-чьи шхуны. Поэтому недостатка в рыбе в посёлке не было. Труднее приходилось с мясом. Загнать горного козла – огромная проблема. Но если это удавалось, был праздник.
Посреди посёлка разжигались костры, на которые ставились котелки и кастрюльки. И женщины готовили каждая по своему рецепту. Насколько же они изобретательны! Хотя на нашем маленьком огородике кроме лука, чеснока и картошки ничего не было, они умудрялись найти какие-то травки. У кого-то в заначке оставались приправы и специи с яхт и кораблей. В общем, у каждой получалось своё кушанье. Проблему с солью тоже быстро решили: женщины стали добавлять морскую воду. Конечно, немного горчило, но это было лучше, чем есть без соли. А потом начинался праздник. Всякий желающий мог отведать блюдо из любого котелка или кастрюльки, и самой лучшей похвалой для жен-щин было то, что у их котелка кто-то задерживается больше, чем на одну ложку.
Стали появляться свои племенные обычаи. Об одном из них я уже рассказал, но были ещё и другие. Хотя здесь собрались люди разных вероисповеданий и каждый молился своему богу, но главным Богом для нас стало тёплое солнце, согревающее наш берег, ог-ромная гора Кайлас, снабжающая нас пресной водой, и то везение, которое нас спасло и собрало всех вместе.
Но что-то я отклонился от темы. После того, как мы увидели свечение на горе Кайлас, я, вспоминая то, что читал у Рерихов, Мулдашева, Блаватской, решил собрать небольшую экспедицию и поискать вход в таинственную Шамбалу. Точно помню, как кто-то из ис-следователей писал, что в горе Кайлас должен быть проход. Собираем немного продуктов, берём с собой самодельный лук с тетивой из жил горного барана, десяток стрел, сделан-ных из того, что придётся (использовали и обшивку). В общем, стрелы из подручных ма-териалов. И пускаемся в путь. С нашей стороны прохода точно не было. По этому мар-шруту, по которому мы идём, буддистские монахи ходили не один раз. Вот и мы отпра-вимся по нему.
Сомати… сомати… Об этих пещерах Мулдашев очень много писал. Нет пещер. Хотя вот знакомое место. Я его никогда не видел, но по описанию очень похоже. Прямая такая стена, а в ней как будто дверь вырезана. Прикасаюсь к ней. Кажется, будто проваливаюсь куда-то. Вижу, как от руки бегут голубые молнии. Войти?.. А разве есть другой выбор? У меня нет выбора. Дверь открывается. Я вхожу. Вот она Шамбала, где люди словно в раю.
Странное ощущение. Почему-то многие говорят, что перед смертью человек видит всю свою жизнь. Проносятся все самые важные моменты. В моей голове мелькало что-то непонятное. Конечно, и детство вспоминалось. Но, прикоснувшись к двери, я увидел и будущее, и прошлое, и настоящее.
Я увидел, как те, кого я привёл за собой, готовы молиться на меня как будто на Бога. Нет, я не бог. Пытаюсь объяснить им, но они не понимают. Ну что? Разве я должен быть распят как Христос? А в ответ только рок-н-ролл. Мельтешат какие-то события. Вы что? С ума сошли? Неужели вы не понимаете, что происходит? А в ответ снова музыка. Обна-жённые женщины на детских каналах. Весь мир сошёл с ума.
Земля встряхнулась. Даже если бы эти метеориты не попали в неё, это произошло бы. Земля встряхнулась. Вы уже почувствовали? Земля хочет сбросить всех нас. Только глу-пец этого не почувствует. Она такая же живая, как и все мы. Встряхнулась, как собака, ос-вобождающаяся от блох. Земля встряхнулась.
Мы, жалкие единицы, те, кто остались, должны возродить человечество. А стоит ли его возрождать? Земля – мать. Солнце – отец. А мы неразумные дети, которых надо всегда наказывать. Начинается новая жизнь. Мы, те, кто остались, помним достижения цивили-зации. Но пройдут тысячи лет, и все, что мы рассказали, станет преданиями, легендами. А может, совсем забудется.
Мы умели летать на самолётах. Мы могли погружаться в пучины океана. Вот только для наших предков это было всего лишь легендой. Легендой о другом мире, который бу-дет казаться фантазией нашим потомкам.
Хотите – верьте, хотите – нет. Что было предсказано, то сбудется. Мы сможем погру-зиться на огромные глубины. Мы сможем подняться ввысь, исследовать далёкие планеты. Но мы никогда не сможем понять самих себя. Это останется самой большой загадкой – понять самих себя. Эту загадку мы не сможем разгадать никогда. А так хочется.
Все это пронеслось в моей голове за считанные секунды. Мне только показалось, что дверь в Шамбалу открылась. Так, прикоснулся к порогу, заглянул в щёлку. И нам сразу дали понять, что мы ещё не готовы к тому, чтобы эта дверь нам открылась.
Я предложил другим дотронуться до этой каменной двери. Но больше не было ни го-лубых молний, ни иллюзий, хотя все, что увидел я, увидели и остальные. Это было первое и последнее, единственное предупреждение.
Дорога туда для нас закрыта. Мы возвращаемся назад.
 
Лабиринты времени
Несколько дней мы провели в лагере, а меня так и не оставляло чувство, пережитое в момент прикосновения к двери. Как? Как? Как можно изменить человечество? Слава Бо-гу, в нашем небольшом посёлке не было ни ссор, ни драк. Но ведь рано или поздно они возникнут. Как это предотвратить? На чистых страницах, вырванных из бортовых журна-лов, я пишу эту историю, историю о нас, о новом мире. Рано или поздно бумага рассы-плется в прах, и то, что на ней написано, станет легендами – легендами нового человече-ства. Так много хочется рассказать, описать! Поведать новому поколению о том, какой Земля была. А ведь они уже не поверят в это. Для них все мои рассказы будут сказками, преданиями или ещё неизвестно чем. Скоро разрядятся последние аккумуляторы, писать придётся при свете лучин.
Посёлок разрастается. Дети подросли. Вон они резвятся на пляже. Как приятно за ни-ми наблюдать! Чувствуется, что они другие, не такие, как мы. Они как-то иначе воспри-нимают мир, наверное, по-другому его чувствуют. Прошёл всего лишь год, но как сильно все изменилось.
Несколько раз я собирал друзей для того, чтобы обойти гору Кайлас. Дальше той две-ри мы так и не заходили. Доходили до неё, прикасались, но уже не было ничего. Просто кусок скалы, который больше не давал воспоминаний. А идти дальше почему-то не хоте-лось. Свечение над горой появлялось время от времени, но мы к нему уже привыкли.
Земля продолжает вздрагивать. Иногда огромные волны докатываются чуть ли не до нашего посёлка. Кажется, что и нас, оставшихся, она хочет сбросить с себя, но в самый последний момент словно щадит и оставляет в покое.
Однажды ночью раздался грохот. Прямо перед нами из океана поднялась скала, с ко-торой с грохотом и пеной начала срываться вода. Мы словно оказались в глубокой про-пасти, а сверху низвергается водопад. К счастью, он не задел нашего посёлка, а как бы обогнул нас.
Наверху сквозь брызги и пену мы видим человека. Он стоит на камне возле самого об-рыва, очень высоко. Если он сорвётся вниз, то наверняка разобьётся. Машем ему руками, стараясь предупредить об опасности. Он оглянулся, внимательно посмотрел на нас, а по-том, преодолевая течение, ползком по скользким камням стал удаляться и скрылся из ви-ду. Мы долго смотрели ему вслед, наблюдая, как с огромной высоты падает вода, и все время ожидали, что в этом водопаде мы увидим того странного человека. Слава Богу, это-го не произошло, потому что, если бы он упал с этой высоты, наверняка бы разбился.
Позади гора Кайлас. Маленький городок, построенный из обломков кораблей. Перед нами огромная стена, с которой мощным потоком падает вода, брызги долетают до наше-го уютного мирка. Наверное, дома переносить придётся. Ощущение, будто... Да разве пе-редать эти ощущения? Слава Богу, человек, который был наверху, скорее всего, выбрался.
Мы убедились, что вода из водопада была пресной. Ну вот и новый источник пресной воды. Жалко только, что она закрыла выход к морю. И неизвестно, каких ещё неприятно-стей ждать. Хотя ничего. Нашли место, где её можно обогнуть. И здорово, что наши шху-ны уцелели, после землетрясения и этого коллапса их вынесло на берег невредимыми.
Как бы вам правильно описать, как рассказать? Не скала это была, а нечто огромное, поднимающееся из океана отвесной стеной почти до горизонта. С левой стороны от нас море или океан. Справа – отвесная стена. Позади – город. Если бы можно было взлететь вверх, то я бы описал место, где мы находились, примерно так: могучая река, текущая во-преки законам физики вверх по скальному образованию, а потом, как и положено, сры-вающаяся вниз мощным потоком, напоминающим Ниагарский водопад. Там, куда она об-рывается, небольшое озеро, вправо и влево от которого уходят протоки. На берегу этого озера небольшой посёлок. Чуть дальше видны горы. Справа – бескрайний океан. А слева – выжженная земля. Но это можно увидеть с высоты птичьего полёта. А снизу, из посёлка, виден огромный водопад и уходящая за горизонт отвесная стена. И мы стоим возле наших лодок, которые выбросило на берег землетрясением, или планетотрясением. Слава Богу, этот катаклизм нас не коснулся. Могло быть и хуже.
Перебираю руками по дну, стараюсь преодолеть силу течения. На секунду всё-таки оборачиваюсь. Под радужной аркой я вижу зовущих, манящих меня людей, добрых, близ-ких, родных. Нет, ещё не время. Когда время настанет, я приду к ним. И тогда мы все вме-сте будем на этом острове. Машут руками, пытаются о чём-то предупредить. Я и сам по-нимаю, что если упаду вниз, то наверняка разобьюсь. Махнул им рукой и ползу по скольз-ким камням, туда, подальше от водопада. Вы усомнились в моих способностях? Я – нет! Вот только бы найти ещё и спуск. Вода вокруг меня начинает меняться в цвете. Бац! – и я вижу, как сам себе машу рукой. Бац! – и снова ползу против течения. Интересно оказаться в двух местах одновременно. Ну ничего, продолжение следует…
 
Экспедиция
Первыми забеспокоились коты и кошки в нашем лагере. А потом, будто сговорившись, они бросились к ближайшим вершинам. Я быстро пробежался по лагерю, будя всех, кто в нём находился. Мы тоже побежали наверх вслед за животными, когда земля задрожала. Огромная волна смыла наш лагерь и разбросала по берегу стоявшие на причале корабли, лодки. Слава Богу, благодаря животным нам удалось спастись.
Всё надо начинать сначала. Заново строить лагерь, но в более безопасном месте. Опять засевать огороды. Если, конечно, у нас сохранились семена. В общем, приходится начинать с нуля. К счастью, все живы. Несколько небольших лодок с огромным трудом всё-таки удалось стащить обратно в воду. А вот лайнеры – уже невозможно. Да и горюче-го для них не было, поэтому мы не особо и расстраивались.
Новый посёлок стали строить выше в горах, чтобы неожиданное цунами не причини-ло вреда. К сожалению, в посёлке начались ссоры. Небольшая группа отделилась ото всех, считая наш образ жизни неправильным. Долго пытались их уговорить, но, увы, ничего не получилось. Они ушли выше в горы, где образовали свой новый посёлок. Мы стали назы-вать их горцами. Слава Богу, неприятностей они нам пока не доставляли.
Ещё несколько раз земля содрогалась. На берег, где был наш лагерь, обрушивались ог-ромные волны. А мы смотрели, как стихия уничтожает то, что мы строили несколько лет.
На закате над одной из гор я увидел свечение. Свечение странное, очень похожее на искусственное. Луч голубоватого света уходил далеко в вышину. Я предложил тем, кто захочет, сходить со мной осмотреть это место. Вызвались три человека. И вот мы вчетве-ром отправились в нашу экспедицию. Путь предстоял долгий и трудный. Два раза оста-навливались на ночёвку. И каждый вечер на закате наблюдали таинственное свечение.
Наконец добрались до этой горы. Гора небольшая, но подъём довольно-таки трудный. Взбираемся, связавшись верёвкой в качестве страховки. На середине пути, когда начало вечереть, решили организовать привал. На закате из горы снова вырвался голубоватый луч, будто на вершине что-то стояло. Но пока это всего лишь предположение.
Утром продолжаем восхождение. Вершина все ближе и ближе, а над ней все чётче и чётче виднеется огромный хрустальный череп. Вот мы уже рядом с ним. Он высотой поч-ти в два человеческих роста. Пустые глазницы направлены на север. Мы почувствовали, что от него исходит какая-то энергия.
Спуск был легче подъёма. Кое-где спускались на верёвках. Кое-где так просто. А у меня все не выходил из головы вопрос, кто и зачем поставил этот хрустальный череп на вершине горы? О направлении его взгляда я мало сказал. Пустые глазницы смотрели на гору Кайлас. И если провести прямую линию, то примерно туда, где располагался вход в подземелье, то самое подземелье, которое нас не пустило.
В лагерь вернулись поздно ночью голодные и уставшие, но про нас не забыли. Еда была быстро подогрета на кострах. Наелись и завалились спать. Утро вечера мудренее.
Утром меня осенило: проход открывается именно тогда, когда луч из хрустального черепа бьёт в небо! Я снова предложил добровольцам сходить туда, к проходу. И снова вызвались только трое смельчаков.
К сожалению, поход наш не удался. Те, кто отделился от нас, напали на нас поздно ночью, желая заполучить лодки и пищу. Так произошла первая война после конца света.
Даже несмотря на то, что человечество пережило, несмотря на то, что оно было почти полностью уничтожено, дух войны и завоеваний остался в нём. Война за пищу, война за место проживания и просто война ради войны, ради того, чтобы разделять и властвовать. Неужели мы никогда не изменимся? Даже после таких катаклизмов, даже теперь, когда нас осталось так мало.
Слава Богу, бой прошёл без потерь с обеих сторон. Никто не погиб и не получил травм. А ближе к вечеру я с тремя спутниками отправился на Кайлас ко входу в пещеру, которая служила вратами в Шамбалу. Что ждёт нас? Об этом в следующем рассказе.
 
Ворота в новый мир
Ворота снова не пустили нас. Даже возможности заглянуть нам не предоставили. А так хотелось. Понурив головы, мы вернулись в лагерь. Пока мы возвращались, наступила ночь. Из-за горизонта вышла полная луна. В её свете мы увидели страшное зрелище: ла-герь разгромлен, в кострах еле тлеют остатки углей. Нас встретила небольшая группа женщин и детей. Все остальные после налёта ушли вместе с «горцами» в надежде, что там будет лучшее пропитание и защита.
История не меняется. Изменяется оружие, способы убийств, но человек в своём па-губном пристрастии к власти и наживе всегда затевает войны. И неважно, насколько они справедливы. Оправдание всегда найдётся.
Земля под нашими ногами задрожала. Новое землетрясение и новая катастрофа. Ка-залось, что она нас подбрасывает, настолько мощными были толчки. Наши неказистые домики начали подпрыгивать и рушиться у нас на глазах. С теми, кто остался, мы пошли по тропинке вверх, туда, к воротам.
Луна поднимается все выше и выше. Она на небосклоне, а мы – на содрогающемся склоне горы Кайлас. Надо добраться до самой высокой точки. А вдруг опять цунами, и ещё более мощное? В наступившей темноте ориентирами нам служили белоснежная вер-шина горы и начинавший все ярче и ярче светиться хрустальный череп.
Так вот в чём разгадка! Полнолуние! Луна светит в череп, и свет из его глазниц откро-ет проход! Оборачиваясь к идущим за мной людям, я прошу их прибавить шаг. Трудно, конечно, особенно, когда несёшь на руках маленьких детей, идти по содрогающейся земле под градом камней, срывающихся с утёсов.
Ну вот! Успели, добрались. Мощнейший толчок сбивает нас с ног. Гул из-под земли похож на рык дьявола. Мы не успеваем подняться, как новый толчок валит нас на землю. Что-то гремит, сыплется сверху. Того и гляди, нас погребёт под каменным дождём.
И в этот момент луна, достигнув своей наивысшей точки, посылает свои лучи на хру-стальный череп. Глаза его сначала засветились ярко-красным, а потом из них прямо к ка-менной двери протянулся ослепительный голубой луч. Дверь открылась, и за ней мы уви-дели ясное голубое небо, дорогу, уходящую к белоснежному храму. Дорога словно висела в воздухе, полупрозрачная, как будто сделана из горного хрусталя. А под ней во все сто-роны были видны зелёные леса, наполненные разные животными. Но об этом мы узнали потом. Какие-то строения, непонятные, загадочные.
Пропустив вперёд женщин и детей, а вслед за ними и остальных участников нашей группы, я оглянулся назад, на берег, который в своё время приютил нас. И в этот момент поднялась огромная волна. Трудно судить о её высоте, но казалось, что она захлестнёт даже вершину горы Кайлас. Ещё раз я бросил взгляд на приближающуюся волну и вслед за всеми вошёл в проход. Луч из глазниц черепа, светящий мне в спину, померк, и ворота закрылись.
Как мало нас осталось… Окидываю взглядом тех, кто пришёл со мной. Вот Рита с грудным младенцем на руках. Света, Саша, Андрей, мой одноклассник... В общем, все верные и преданные друзья. Вон Олежка из Новосибирска улыбается. Бородищу отпус-тил. Сколько раз я предлагал ему её сбрить. Стоит радостный со своей семьёй, да и у меня настроение весёлое, хорошее. Других, отягощённых злом, ворота бы, наверное, не пропус-тили. Кругом дружеские лица, нет ни злобы, ни зависти. Впереди дорога по хрустальному мосту. И на эту дорогу могут ступить только настоящие, верные друзья.
Цепочкой друг за другом мы, осматривая все, что нас окружает, идём к белоснежному замку. Вот под нами древний город инков, но не заброшенный и пустой, а заселённый множеством народа. С другой стороны возвышается гигантская башня, грандиозное строение, украшенное голубой мозаикой. Это же Вавилон! Мы идём долго, а время вокруг нас как будто остановилось. Под нами все новые и новые города, разные народы, которые живут в мире и согласии.
Вот и конец пути. Огромный белоснежный замок с настежь распахнутыми воротами встречает нас. Оборванные, потрёпанные, все в синяках, мы заходим в его главное строе-ние. Дворец не дворец, но что-то такое великолепное, причудливое, постоянно меняющее свою форму. Залы, по которым мы шли, тоже меняли свой облик. Но главный зал, в кото-ром мы остановились сейчас, оставался неизменным. Рыцарские доспехи вдоль колонн. Посреди зала огромный круглый стол. Прямо напротив нас на искусно вырезанном троне восседает король в золотой короне и белом одеянии, и это, по всей видимости, повелитель этого мира. Казалось, что его пронзительный взгляд прожигает нас насквозь. Не было со-мнений, что он видит и знает все наши чувства, помыслы, все, что было и будет. Мне по-казалось, что он осматривал нас целую вечность. И наконец он заговорил:
– Я рад приветствовать вас. Вы прошли все испытания и остались людьми, достойны-ми, чтобы жить вечно на нашем бескрайнем острове. Острове Авалон, Шамбале. Вы мо-жете где угодно основать своё поселение. А можете присоединиться к другим, таким же прошедшим проверку и доказавшим, что они настоящие люди. Никто не ограничивает вашей свободы.
Конечно, мы не захотели расставаться друг с другом. Мы пережили страшные испы-тания, увидели гибель Земли и несмотря ни на что сохранили дружбу. Мы решили остать-ся вместе. В краю, похожем на сибирскую тайгу, но с более мягким климатом, мы основа-ли свой лагерь. Сначала это было маленькое поселение, которое постепенно разрасталось, превратилось в деревню, потом в город. Город становился все больше.
Прошла уже почти тысяча лет. Каким красивым городом стало наше некогда малень-кое поселение! Мы не стареем. Места нам достаточно. Остров Авалон, или Шамбала, про-сто бескрайний. На нём всегда найдётся место для всех. Вот только, учитывая ошибки прошлого, мы живём в гармонии с природой и с самими собой. И живём так долго, пото-му что гармония и доброта – это и есть сила жизни.
 
Хрустальный череп
Тёмный вагон редко освещается фонарями полустанков, пассажиры спят, а я вышел в тамбур покурить. Тусклый свет пробивается из запылённого окна. Импровизированная пепельница из-под пивной банки, прикрученная к решётке двери. Стою, задумался о чём-то. Мимо проносится переезд с красными мигающими огнями, опущенным шлагбаумом. С детства знакомый звонок.
Проехали переезд, несколько домиков, в которых течёт своя жизнь, а потом снова бес-крайняя степь и чёрное звёздное небо над головой. Где-то мелькают огоньки, но они так далеко. Вот какую-то речку переехали, звёзды отражаются в воде. Курю под равномерный стук колёс, и в этот момент откуда-то сверху прямо к тамбуру, где я курю, опускается луч света. Прослеживая его, я вижу, как он упирается в небесный объект, который у нас при-нято называть НЛО.
Луч такой мощный и сильный, что, кажется, он просвечивает даже сквозь металличе-скую дверь вагона. А на нём два человека в чёрных комбинезонах стоят и машут мне ру-кой, а этот луч прямо возле моих ног заканчивается. Встаю на него, и сам удивляюсь, что я уже нахожусь за пределами поезда за закрытой дверью вагона. Вслед за этими двумя фигурами вместе с исчезающим за нами лучом я попадаю на борт инопланетного косми-ческого корабля.
Кажется, всё же не инопланетного. Судя по тому, что они мне говорили, они давно живут на Земле. Просто как это правильно выразиться? Наверное, параллельный мир. Ни-чего плохого они мне не сделали. Летим над какими-то горами. Высокими такими. А тут внизу ущелье, тёмное как ночь, а на горе перед нами, похожей на пирамиду, огромный хрустальный череп. На какое-то время они зависли над ним, благодаря чему я смог его разглядеть. А тот изнутри вспыхнул голубоватым светом, и только после этого мы пошли на спуск. Видимо, это был сигнал.
Водят меня по каким-то подземельям, там целые цеха у них, объясняют, показывают схемы, чертежи какие-то. Голосов их не слышу, а в голове что-то такое происходит. В общем, понимаю то, что хотят до меня донести.
Завели меня в какой-то огромный зал, парты как в школе и мест много-много. Занял я место, сижу. Тут ещё людей заводить стали. Оглянулся, а уже почти все парты заняты. Эти в комбинезонах стоят в центре, доска в экран превратилась, на ней изображение та-релки в разрезе. Начинают нам объяснять, как да что устроено, как и по какому принципу действует. Голосов их не слышно, внутри головы только, но всё понятно и запоминается так, что забыть невозможно. Сколько уж лет прошло, а до сих пор всё помню.
Потом опять на экскурсию повели, разбили на группы – одних в одну сторону, других в другую. Водят, рассказывают. И сборочный цех посмотрели, где тарелки эти собирают, и другой цех, где скафандры штампуют. В общем, там у них целый подземный город, вот только неизвестно, в какой реальности он находится – в нашей или параллельной. Не-сколько раз в голове проносится слово «Шамбала». Блин, так пирамидальная гора – это же, наверное, гора Кайлас! Читал, помнится, про неё. А в ушах так и продолжает звенеть: «Шамбала… Шамбала…».
Снова приводят в огромную пещеру с партами. На доске, как на огромном мониторе, появляются схемы, потом звёздное небо, созвездия – знакомые и незнакомые, потом опять какие-то схемы. И объясняют, объясняют, объясняют…
Оглядываюсь кругом, смотрю, меньше нас стало, свободных парт прибавилось. А по-том эти двое манят меня за собой, идём по тёмным коридорам. Жутковато мне почему-то стало. Вывели в какой-то огромный ангар, а там тарелок видимо-невидимо. Подвели к од-ной небольшой, стена как бы вниз опустилась. Нет, не стена, это люк открылся в тарелке. Ступеньки удобные, а изнутри голубоватый свет. Завели внутрь, показывают, как управ-лять. В принципе, ничего сложного. На мониторе все мои действия отражаются. Всё так просто. Тот, который меньше (скорее всего, женщина), что-то говорит на незнакомом языке, а в моей голове – как будто на родном думаю – всё сразу переводится:
– Ну что, давай, пробуй.
Нажал нужные кнопки, под рукой джойстик как компьютерный. Смотрю, получается: летим из ангара. Стены расступились, и над нами ясное синее небо. Вот и гора та, похожая на пирамиду, а на её вершине гигантский хрустальный череп. Светится, переливается все-ми оттенками синего и фиолетового. Взмываю ещё выше. В душе радость управляемого полёта и ощущение полной свободы. Поравнялся с хрустальным черепом, теперь только от меня зависит, насколько долго я рядом с ним провешу. И мне хочется его рассмотреть. Вот он, огромный, прямо передо мной. С этого расстояния он кажется почти обычным, и только когда приблизишься, убеждаешься, что он невероятных размеров.
Яркий луч света ударил в глаза. Руку обожгло до невозможности. Это почти истлев-ший бычок обжёг мои пальцы. Проехали переезд Новосибирск-Западный. Ещё двадцать минут, и будет конечная остановка. Мимо проносятся знакомые дома. А в голове блужда-ют мысли, что же это было? Сон? Не сон? Видения? Не видения? Или просто моя фанта-зия? Но запомнилось очень хорошо. Помню ещё один момент: когда поднялся высоко вверх, возле гор плескалось море. На его берегу стоял небольшой посёлок.
Copyright (с): Олег Бунтарев. Свидетельство о публикации №317208
Дата публикации: 24.12.2013 21:27
Предыдущее: АпокалипсисСледующее: РадоНиковые собаки

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Раиса Лобацкая
"Дамский преферанс"
ГЛАВА ИЗ РОМАНА
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой