Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" представляет








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: ПриключенияАвтор: Алексей Тверской
Объем: 30021 [ символов ]
Хождение по мукам
Самолет спикировал, пронесся над землей, разбрасывая бомбы, и с ревом сытого зверя взмыл в небо. Оля плотнее прижалась к Настиной худенькой спине. Она вскрикивала, когда раздавался взрыв, и земля вздрагивала и дыбилась черной стеной.
Валя лежала рядом с подружками. Она очень боялась, но молчала, прикрыв тонкими руками голову с черными курчавыми волосами.
Русоволосая Настя, свернувшись, как ежик, иступлено шептала:
– Не бойся, Олечка, сейчас все прекратится, и мы вернемся к Раечке. Наши летчики ошиблись, сейчас разберутся и улетят. Папа говорил, что так бывает на учениях. Ты не плачь, всем страшно.
– Настя! На этих самолетах черные кресты, – послышался голос Вали.
Через десять минут все стихло, только слышалось потрескивание горящего строения, и черный дым поднимался к опустевшему небу.
Девочки одновременно приподняли головы и вскочили.
– Говорила мне мама, что не нужно ночью ходить на прогулки! – воскликнула Оля, поправляя на голове светлые, как солома, волосы. Ей сегодня исполнилось двенадцать лет. Она теперь ровесница Вале, а Настя пока младше на год. Девочки в качестве подарка преподнесли имениннице ночное купание в лесном озере тайком от Раечки, пионервожатой гарнизонной школы, которая пошла с десятью детьми в поход на лесную заимку егерей.
Девочки вторую ночь спали в лесном домике.
Завтра к ним приедет егерь, который возглавит группу наблюдения за животными.
Когда Валя и Настя тихонько растолкали Олю, она, потянувшись, добродушно пробурчала:
– Ни днем, ни ночью от вас нет покоя!
Девочки выскользнули быстрыми тенями через дверь. Затем благополучно вышли из избушки, завернули за сарай, пересекли поляну и направились по темному лесу.
Оля опасливо присматривалась к огромным деревьям вдоль колдобистой тропинки, в страхе делала рывок вперед и натыкалась на спину Вали. Та оборачивалась и ворчала:
– Держи дистанцию, Заячий Хвостик!
Настя шла позади всех и тоже трусила среди мрачного лесного царства, но не подавала вида, молча, спешила за подругами.
– Я держу! – возражала Оля. – Ты просто быстрее иди, а то мы до завтрака не вернемся с моего подарка.
Ночное лесное озеро в скупом свете полной луны казалось серебряным блюдцем с темным ободком отражающейся в нем по кругу кромкой леса.
– Я купальник не взяла с собой, – попыталась увильнуть от купания Оля, зябко подернув плечами. – Я на бережке посижу, поберегу ваши вещички.
– Не смеши мои коленки! – рассмеялась Валя, сбрасывая одежду. – Кто нас видит здесь? Голышком полезем.
Она разделась и подошла к воде, пробуя ногой воду.
– Как парное молоко, – заключила подруга, повернувшись к Насте с Олей. Рослая школьница выглядела русалкой в скупом свете луны.
Настя быстро разделась и подошла к ней. Ее худенькая фигурка ребенка рядом с исправным телом Вали казалось скелетом, и Оля заметила:
– Кормят тебя, кормят, а толку нет. Тощая и костлявая, как Кощей.
– Ты сама чуть лучше! – прикрикнула Валя. – И не загорела совсем, ходишь, как белена. Не тяни резину, иди к нам и получи подарок. Мы, лучшие подруги, желаем тебе счастья и здоровья.
Втроем девочки, не спеша, зашли в воду по пояс.
Валя сразу окунулась с головой и сказала:
– Я же говорила, что ночью вода теплая.
Настя закрыла глаза, погрузилась в воду и вынырнула.
– Оля, прыгай к нам!
Белокурая девочка долго примерялась, но после гневного крика Вали: «Настя! Поможем имениннице?», быстро прыгнула к подругам.
Девочки поплавали, вышли на берег, растерлись полотенцами и оделись. По телу разлились бодрость и приятное тепло.
– Хороший подарок, никогда бы не подумала. Вы такие умные! – Глаза Оли сияли от удовольствия.
Девочки прошли половину пути, когда услышали в предрассветном небе гул самолетов.
– Ого! Самолеты, вы не боитесь заплутать? – заметив силуэты над лесом, пошутила Настя.
– Учение, девочки! – заверила Валя.
– Не спится в воскресенье?
– Скажи, что в день рождения! – рассмеялась Настя.
– Ладно, идем, пусть учатся! – Валя прибавила шаг.
Они уже почти вышли из леса, откуда был виден дом под тесовой крышей с красным флагом на высокой жердине.
Вдруг со стороны, куда улетели самолеты, вернулись две машины.
– Новые самолеты, девочки, таких не видели, – сказала Валя и замолчала, заметив, как они стали падать на поляну. Избушка вдруг вздрогнула, из середины вырвался черный дым, красное пламя и крыша осела.
Самолеты улетели, девочки прибежали на заимку.
Жилой дом бомба разбила вдребезги.
Рядом высилась мачта с пробитым осколками флагом.
Подружки растеряно переглядывались и не знали, что предпринять.
Вдруг у края леса раздался протяжный стон. Девочки подбежали и увидели на траве окровавленную Раю. Восемнадцатилетняя девушка с трудом открыла глаза.
– Я думала, что никого в живых, кроме меня. Я вышла на пробежку, когда они налетели, – сказала она.
– Кто налетел? – спросила Валя.
Пионервожатая с трудом ответила:
– Это – война, девочки.
Девушка закрыла глаза.
– Раечка, не умирай, пожалуйста! Что нам делать? – заплакала Оля.
– Сейчас перевяжем тебя, – сказала Валя, заметив кровь на груди Раечки.
– Меня оставьте здесь и уходите на дорогу.
– За нами приедут, мы обождем возле тебя! – запротестовала Настя.
– Нет, уходите, спасайтесь, – Рая закрыла глаза и затихла.
Валя опустилась на колени, потрогала лоб и сказала:
– Не дышит наша Рая.
Девочки стояли, опустив голову, и плакали.
Первой пришла в себя Валя и сказала, направляясь к уцелевшему сараю:
– Ее нужно накрыть. Я поищу что-нибудь.
– Она же сказала, уходить! – Настя ринулась следом, увлекая за собой Олю.
– Нет, подождем до обеда, может, егерь придет, – решила Валя.
Дети вернулись с куском брезента, накрыли Раю.
Прошел час, как девочки перешли в беседку.
– Ну, идем, поищем что-нибудь съестного, – сказала Валя.
В продуктовой кладовой сарая лежали две буханки хлеба, три пшеничных батона и мясные консервы.
– Немножко съедим, а, если спросят, скажем, что мы взяли. Это будет по-честному? – Оля вопросительно смотрела на подруг.
– Думаю, не заругают, – сказала Настя.
– Ладно, я скажем, что хотели есть, – Валя взяла батон.
– Может, никто не знает, что нас бомбили? – предположила Настя, когда перекусили в сухомятку. – Нужно сообщить.
– Как? – Валя оглядела заимку. – Телефона нет, деревни поблизости тоже.
– Тогда нужно решать: ждем или уходим? – сказала Настя.
– А в сарае выбило дверь, нас любой волк загрызет! – испугалась Оля.
Девочки посмотрели в сторону, где лежала Рая, затем на развалины с погребенными одноклассницами.
– Уходим, девочки! – решилась Валя. – Настя правильно сказала. – Доберемся до ближайшего села, расскажем все.
И девочки покинули лагерь в спортивных костюмах и кедах. Они быстро шагали по лесной тропке, уходили от места трагедии ближе к людям.
Валя, Настя и Оля остановились на обочине автомобильной дороги. Навстречу по всей ширине большака двигался поток людей, повозок и урчащих автомобилей.
– Тетенька! – обратилась Валя к женщине, которая остановилась напротив девочек. – Куда идут все?
Женщина удивленно оглядела детей.
– Вайна, дзетачкі! Немцы ідуць за намі, вось, мы бяжым ад іх, куды вочы глядзяць, як мага далей.
– Наше войско побили крепко! – крикнул какой-то мужчина. – Кто утек в леса, кто отступил. Сейчас осталась одна дорога – на восход.
– Я не пойду от мамы с папой, – заплакала Оля. – Они приедут, а нас нет.
– Оля права, – сказала Настя, обнимая за плечи подругу. – Куда мы пойдем одни?
– Да, ладно тебе реветь, Оля! Мы вернемся и будем ждать на заимке, раз так.
– Там хотя бы хлеб остался, – сказала Настя.
Вскоре подружки ступили на поляну. Все было, как прежде, но вместе с тем, что-то изменилось.
Девочки нерешительно топтались на заимке, пытаясь сообразить, что насторожило их.
– Я знаю, – зашептала Оленька. – Кто-то снял флаг, взгляните на мачту.
– Точно! Он не мог сам упасть, – сказала Настя.
Школьницы переглянулись. Кто-то был здесь недавно.
– Немцы? – вскрикнула Оля.
– Ты же видела сама, что на дороге их не было. Может, воры приходили, – предположила Настя.
– Обе не болтайте! Слышите?
Кто-то за сараем переговаривался: доносились мужские голоса.
– Наши! – обрадовалась Оля.
Валя едва успеха перехватить девочку за руку:
– Тише, оглашенная! Посмотрим, что за люди.
Девочки выглянули из-за сарая. Два человека копали яму возле стройной березки. Молодой худощавый мужчина резко обернулся и заметил детей. Он воткнул лопату в желтую кучку земли и что-то сказал пожилому, кряжистому напарнику.
– Это ваши товарищи там? – худощавый кивнул на избушку.
– Да, и Рая умерла еще! – громко сказала Валя.
– Видели! – буркнул мужчина постарше.
Девочки рассказали о себе.
– Время нашли, по лесам шастать! – недовольно сказал кряжистый мужчина.
– Недельный поход входит в первый разряд нормы ГТО! – возразила гордо Валя.
– Значит, готовы к труду и обороне теперь? – не отставал от девочек пожилой мужчина.
– Прекрати, Семен! – вмешался его товарищ. – Они же не знали, что начнется война.
– Да, что ты говоришь! Никто не знал? Ты, Матвей, мне не заговаривай зубы! – Семен разволновался.
– Остынь! Дети причем, если взрослые не знали?
– Не знали, не виновны, промолчали. Тогда кто ответит, что враг гуляет по нашим дорогам и убивает детей?
– Ладно, потом, а пока нужно земле предать невинные души!
Мужчины уложили останки в могилу, накрыли брезентом и зарыли могилу.
Девочки стояли рядом и плакали. В невысокий холмик воткнули деревянный крест.
– Пусть земля будет вам пухом! – в завершении сказал Матвей. – Потом вернемся, обустроим могилу, как полагается.
Мужчины развели костер и подогрели консервы, затем нарезали хлеба и принесли в котелке воды.
– Садитесь на землю, дочки, подкрепитесь.
Матвей, заметив, что девочки сыты, сказал:
– Получается так, что не можем мы взять вас с собой, и здесь вам оставаться нельзя. Решили, что проведем завтра с утра к одной доброй женщине.
– Какая женщина? А, если немцы там уже? – Валя недоуменно смотрела на мужчин.
Оля захлюпала носом и спросила:
– Где сейчас мои папа и мама?
Настя не плакала, но ждала, что скажет Матвей.
– В том-то и дело, что сейчас не разберешься, где родные, где враги. Война! Немцы везде уже, куда ни пойдешь сейчас.
– Откуда вы, дяденька, знаете? – Вале не хотелось верить.
– Да, уж знаю, дочка, – сказал Матвей и добавил. – И еще ни в каком случае не рассказывайте, что вы дети военных. Скажете, что гостили на границе с семьей, а теперь беженцы, потерялись во время налета авиации, пробираетесь в Новгород.
– Зачем? – спросила Настя.
– Чтобы не забрали вас немцы, как офицерских детей. До Новгорода, пожалуй, им не дойти, поэтому не проверят. Для вас, девочки, закончилось детство, запомните. Теперь всегда думайте, что сказать.
– Мы навесим в сарае двери, чтобы зверь не забрел. Нам нужно на ночь отлучиться по делу, а к утру вернемся за вами. Одни не забоитесь? – спросил Семен. – Мы вам фонарь «Летучая мышь» оставим, керосина хватит до утра, все веселее будет при свете.
Желтый свет фонаря вырвал из темноты круг двухметровым радиусом. За ним черно, «хоть в глаз коли». Девочки долго не могли заснуть на сене в углу сарая. Каждый шорох отдавался страхом в душе, воображение рисовало страшных животных, которые бродили рядом.
Оля легла между подруг и каждый раз вздрагивала от любого щелчка.
– Да, спи ты, не бойся, мы же с тобой, – проворчала Валя.
– Да, вам хорошо, вы родились смелыми, а у меня душа уходит в пятки.
– Спите, девочки, не травите души. Уже ничего не вернуть назад, нужно жить настоящим, чтобы выжить, – сказала Настя.
Школьницы замолчали, и вскоре их сморил сон.
Девочки проснулись одновременно. Они открыли глаза и долго смотрели на озорных солнечных зайчиков, запрыгнувших через многочисленные щели в полумрак сарая. Солнце уже поднялось довольно высоко. За стенами слышалось разноголосое пение пернатых.
Наступил второй день войны. Матвея и Семена не было слышно, и девочки боялись начать об этом разговор. Они смотрели на лучики солнца, которые напоминали детство, и молчали.
– Подъем! – прервала безмолвие Валя и бодро скомандовала, подражая отцу в выходной день. – Всем мыться, бриться и одеколониться.
– Есть, товарищ командир! – подыграла ей Настя.
– Можно мне не бриться сегодня, товарищи командирши, у рядового Ивановой борода не отросла еще? – подала голос Оля.
– Разрешаем, выносим благодарность, что не растеряла чувство юмора, но умываться обязательно! – снисходительно махнула рукой Валя.
Колодезная вода взбодрила, хлеб утолил голод, а вода жажду.
Девочки нарвали букет полевых цветов, отнесли на могилу.
Мужчины не пришли к обеду, не вернулись к ужину. И девочки вновь ночевали в сарае. Только не зажигали фонаря.
В этот раз школьницы меньше пугались шорохов.
Следующий день не принес изменений, Матвей и Семен не давали о себе знать. Продукты были на исходе, и девочки экономили на третий день: собирали щавель на поляне, «заячью капусту» в лесу и побеги хвоща в небольшой болотине у озера.
– Еще можно есть сосновые побеги, утоляет голод и цинги не будет, – сказала Настя. – Меня папа учил этому.
Девочки попробовали, им было не вкусно и горько, но они сжевали по горсти сосновых побегов салатного цвета с привкусом смолы.
Валя урезала пайку хлеба до минимума, давала каждому одну краюху на день. Последнюю банку консервов съели на троих в обед, и дали Оле жестянку, чтобы она соскребла себе жир. Девочка больше всех страдала от недоедания. Она, как голодный зверек, вычистила банку до блеска и с сожалением отбросила ее в сторону.
Валя и Настя тоже хотели есть, но держались, не падали духом.
На пятый день Валя сказала:
– Они не придут, нам нужно уходить отсюда. Хлеб кончился, на одной траве не протянем долго.
– Куда? – спросила Настя.
– На дорогу и дальше пойдем на восток до первого села, – уверенно ответила Валя.
– Девочки, миленькие, сделайте что-нибудь. Я кушать очень хочу! – заплакала Оля.
У нее явно началась истерика.
– Не плачь, Оленька! – Настя обняла подругу за плечи и успокаивала. – Мы уходим отсюда к людям. Они помогут нам.
– Все, девочки! – вмешалась Валя. – Слезами горю не поможешь. Собрались и вперед!
Вещей ни у кого не осталось, но Валя прихватила заплечный мешок, оставленный Матвеем.
Школьницы вышли на тропинку и зашагали к дороге. Они вышли на большак, который был пуст: ни машин, ни людей.
– Может, война уже закончилась, а мы сидели в лесу, как дуры, и не знали? – Настя посмотрела на подруг и указала на дорогу. – Тишина!
– Почему же тогда никто не приехал к нам? – возразила Валя. – Ладно, дойдем до первого села, узнаем там.
– И поедим, правда, девочки? – Оля обрадованно шагала рядом с подругами, пытаясь заглянуть им в глаза.
Валя с Настей дипломатично промолчали в ответ.
Девочки шагали по пыльной дороге. Яркое солнце пригревало и стало жарко. Подружки скинули панамки, обмахивалась ими, как веером, и не сразу услышали мотоциклетный шум позади.
– Немцы! – вдруг закричала испуганно Настя. – Бежим в лес!
Дети почти скатились вниз по крутому откосу с дороги и побежали. Мотоциклетный треск нарастал с каждой секундой, но девочки, не оглядываясь, уже домчались до леса.
Они не сразу сообразили, отчего некоторые ветки деревьев над головами, вдруг отлетали и падали на землю. Валя первая догадалась, что по ним стреляли фашисты: позади слышались автоматные очереди. Немцы заметили убегающие фигурки в лесу и на ходу стреляли в том направление.
– На землю, девочки! – крикнула Валя и упала за большой елью. Настя и Оля плюхнулись рядом, запалено дыша и закрывая руками головы.
Колонна на большаке, не останавливаясь, пролетела дальше.
Валя поднялась на ноги и посмотрела на подруг, лежащих на земле:
– Все, они уехали, вставайте!
Настя вскочила на ноги и весело крикнула Оле:
– Слышала? Подъем!
Девочка зашевелилась, немного приподнялась и опять легла. Потом с трудом перевернулась. Она испуганно смотрела на подруг и заплакала.
– Ты чего? – спросила Настя. – Вставай!
– Не могу, – тихо ответила Оля.
– Что не можешь? – грозно вмешалась Валя. – Что случилось?
– Ноги не слушаются меня.
Девочки переглянулись. Настя присела к лежащей подруге и попросила:
– Подвигай левой ногой, Оля.
Та сделала попытку – безрезультатно.
– Теперь правой!
Ноги белокурой школьницы не слушались, и она беспомощно лежала на земле, как большая и красивая кукла.
– От испуга! Что будем делать? – спросила Настя.
Валя задумалась, потом сказала:
– Ее нужно донести до села. Хватай с одного бока, а я – с другого!
Девочки приподняли Олю, но она не стояла на ногах, которые, как тряпочные, подгибались.
– Да! – махнула рукой Валя. – Оставь ее, Настя! По другому поступим: ты останешься с ней, а я пойду к людям за помощью.
– Валя! Настя! – закричала Оля и обхватила Валю за ноги руками. – Не бросайте меня, пожалуйста. Я боюсь одна!
Девочки горько причитала.
У подруг выступили слезы. Валя опустилась на колени и убежденно заговорила:
– Мы, слышишь, никогда не бросим тебя, вместе выберемся отсюда! Когда придешь в себя, тогда и пойдем дальше. Если успокоишься, то и ножки вернуться к тебе, а мы обождем. Правда, Настя?
– С места не сдвинемся, пока Оленька не поправится! – Настя присела рядом. Мы стали теперь, как сестренки. Правда же?
Оля благодарно смотрела на подруг и уже не плакала. Через десять минут она встала на ноги. Потом сделала шаг, другой и сказала:
– Снова вернулись ноги ко мне, спасибо вам, сестренки!
– Тогда передохни чуток, сестричка, и в путь! – обрадовались девочки.
Первая и небольшая деревня оказалась в пятистах метрах отсюда.
Девочки остановились у колодца. Но никого не увидели, даже скотина в хлевах молчала. Школьницы уселись на скамью и стали ждать.
Из дома напротив вышла женщина с ведром, и сразу же в окне показались любопытные головы малых детей.
– Вы куда идете, деточки? – мягко спросила она.
– Мы потерялись, тетенька, теперь не знаем, что нам делать, – ответила Валя.
– Да, тяжело вам, девоньки, но надо в город податься. Там помогут, а у нас деревня маленькая, сами не знаем, как прожить нынче.
– Мы кушать хотим очень, – тихо и грустно выговорила Оля.
Женщина исподтишка разглядывая девочек, потом со вздохом сказала:
– Сейчас вынесу вам пару картошин и хлебца на дорожку.
Она принесла три картофелины, три краюшки хлеба и, протягивая их Вале, виновато сказала, глядя в глаза Насти:
– Я не могу вас к себе взять, девочки. Своих детей полон дом, не знаю, как прокормить. Да сохранит вас Бог!
За деревней Валя поделила хлеб возле речушки, где остановились на отдых. Каждому досталось по картофелине и половине ломтя хлеба. Остаток хлеба девочка убрала в мешок и сказала:
– НЗ!
Школьницы с наслаждением съели еду.
– Мой кусок хлеба был больше вашего! – заметила Оля.
– Тебе показалось, – насмешливо ответила Валя, лукаво взглянув на Настю.
К вечеру школьницы добрались до какого-то села. Там женщина вынесла три брюквины, по куску хлеба и отдала девочкам, но не предложила заночевать.
На ночь устроились в копне сена на лугу за деревней.
На другой день попадались сожженные села. В уцелевших избах люди не смотрели из окон, не выходили к ним.
Снова ночевали за селом, в какой-то заброшенной сараюшке. Подруги собрали щавеля, заячьей капусты и старались утолить голод, но помогло мало. Очень хотелось есть. Оля была на грани очередного срыва, и девочки очень боялись за нее, говорили:
– Потерпи еще чуть, чуть, дойдем до города, а там придумаем что-нибудь.
Ослабевшая девочка молчала и лишь кивала головой, соглашаясь. Ненамного лучше чувствовали себя Валя и Настя.
Утром отправились дальше. Часто по дороге проезжали немецкие колонны, но девочки вовремя успевали скрываться в лесу.
В следующей деревне немцев не было, а старый мужчина, который выехал из ворот дома на телеге, предложил подвести до города.
По дороге он пытался расспросить, откуда и куда направляются девочки, но слышал неопределенные ответы.
На въезде в город стоял немецкий пост. Он останавливал повозки и досматривал. Девочки испугались, но возница, заметив это, сказал:
– Сидите! Если спросят, скажу, что со мной внучки, а не спросят, промолчу.
Немцы бегло осмотрели повозку, не обратив внимания на детей, подняли шлагбаум.
Через сотню метров девочки сошли с телеги и поблагодарили мужчину:
– Спасибо вам, дедушка! До свидания!
– И вам счастливого пути, внучки! – улыбнулся он.
Школьницы шагали по мощенной улицы, присматриваясь к домам, и решили свернут на другую улицу, но сразу наткнулись на патруль. Девочки растерянно стояли напротив трех полицейских.
Молодые люди в черной форме и винтовками уставились на школьниц.
– Кто такие? – грубо спросил один из них, высокий и рыжий парень с бельмом на глазу, разглядывая их.
Валя, Настя и Оля промолчали, не зная, что сказать.
– Ну, языки присохли? – усмехнулся невысокий и коренастый полицай. – Или не знаете, что соврать.
– К тете идем, – сказала Валя. – Беженцы – мы.
– Одни? – не поверил рыжий мужчина.
– Растерялись в бомбежке, – ответила, не растерявшись, Настя. – вот, уже пришли почти.
Рыжий парень отступил в сторону, давая дорогу, но вдруг спросил Валю:
– Ты часом не жидовочка?
– Мы – русские, в Новгороде жили, – ответила за нее Настя. – Сестры!
– Ну, смотрите, если наврали. А то возьму за ногу и об стенку размажу! – зло сказал полицай.
– Где тетя живет? – подозрительно крикнул в спину коренастый мужчина.
– В конце улицы будет ее дом! – ответила Валя, не оборачиваясь.
Полицейские ничего не сказали, но стояли и наблюдали за школьницами.
Девочки уже прошли молча половину улице, и Оля сказала:
– Какие вы молодцы, девочки! Я со страха едва не шлепнулась, а вы…
Но Валя прервала подругу и прошептала:
– Вот, гады, наблюдают, ждут, куда мы свернем. Все, заходим во двор того домика, а там будь, что будет.
Девочки открыли калитку и прошмыгнули во дворик деревянного дома. Полицейские пошли дальше, а школьницы остановились у раскрытого окна.
До них донесся духмяный запах пирожков с капустой. Школьницы сглотнули слюну и потупились в землю. Оля побледнела и стала оседать к земле. Валя с Настей подхватили безвольное тело и посадили на землю, прислонив к завалине.
– Она умрет, если не покормим, – всхлипнула Настя.
– Я приду, ждите меня, – сказала Валя.
Девочка постучалась в дверь. Никто не ответил ей. Валя осторожно открыла дверь и вошла в комнату.
На столе она увидела тарелку, полную жаренных пирожков. Девочка позвала хозяев, не отрывая взгляда от румяного богатства. Никто не отозвался. Валя взяла один теплый пирожок и вышла к подругам. Оля завороженно уставились на ее руку. Валя поспешно разделила пополам добычу и отдала половинку Оле. Вторую разломила на две части, одну протянула Насте, а другую запихала себе в рот.
– Девочки, я очень плохая? – грустно спросила подруг Оля, когда жадно расправилась с едой.
– Почему? – Настя посмотрела на нее.
– Потому что я сожрала одна столько, сколько вы вдвоем. Я ненавижу себя за это! – девочка заплакала.
– Ты – хорошая! Просто сильно проголодалась, мы не осуждаем тебя нисколечко! – Настя погладила по щеке Олю.
– Спасибо вам! Мы можем идти дальше, я не буду падать больше в обморок, стану сильная, как вы.
– Нет, обождем хозяев, сидите, девочки, – сказала Валя. – Чтобы они не подумали, что мы украли пирожок. Где же они?
– Здесь – я, девочки! – из сараюшки вышла миловидная женщина с ведерком молока. – Я слышала разговор. Вы заходите в дом, накормлю.
На щеках женщины были видны следы слез. Она ласково смотрела на школьниц:
– Вы хорошие подруги, я не сомневаюсь, что вы не воровки, так нужно было для сестрички.
Хозяйка усадила детей за стол и стала кормить выпечкой с молоком.
– Хватит на первый раз, а то заболит живот, – сказала она, когда они съели по пирожку.
– Да, много выпало на ваше детство. А, знаете, что, девочки, оставайтесь у меня, пока не закончится война и все не уляжется вокруг. Я живу одна. Меня зовите тетя Маша или Мария Ивановна, как захочется.
Школьницы согласились. Мария Ивановна распределила каждой обязанности по дому. Девочки по очереди водили козу Зойку на пастбище – большой луг в черте города возле протекающей речки. Они помогали хозяйке дома на небольшом приусадебном участке: пололи и поливали грядки.
Вскоре девочки забыли о голоде. Мария Ивановна сводила детей на вещевой рынок и купила им платья, пальтишки и платочки на голову.
– Чтобы не ходили у меня, как на стадионе «Динамо», – пошутила женщина.
По вечерам все любили пить чай за большим столом. Хозяйка рассказывала о себе, расспрашивала девочек о их семьях.
– Так, вы из Ленинграда? – удивилась Мария Ивановна.
– Да, я и Настя родились в Ленинграде. Наши папы служили в одном полку. Их недавно перебросили на границу Белоруссии с Польшей. Перед самой войной они нас забрали к себе, – рассказала Валя. – А, Оля уже жила там.
– Тоже питерская? – повернулась к девочке женщина.
– Нет, я родилась в Калининской области. Мой папа, лейтенант, служил в городе Ржев. Его тоже командировали в Белоруссию.
Незаметно пробежала суровая зима, и наступила ранняя весна 1942 года. Девочки помогали сажать картофель Марии Ивановне, когда на их оживленный разговор заглянула на огород соседка Тося.
– Весело трудитесь, как я погляжу, молодцы, быть, значит, хорошему урожаю картошки! – воскликнула она.
– Нашей большой семье неурожай ни к чему, спасибо! – беззаботно откликнулась тетя Маша. – Какие новости в городе, соседушка?
– Новостей нет, если не считать, что началась регистрация населения, поговаривают, что будут отправлять людей в Германию на работы.
– Так в прошлом году переписывали жителей. Да, впрочем, пускай, нам не страшно, у нас на трех малолетних детей одна кормилица в доме.
– Не скажи, Мария, мой шурин служит в полиции. Он по секрету сказал, что от двенадцати до тридцати пяти лет отбирать будут женщин. Мужчин до сорока лет, но у вас их нет, бояться нечего.
Спасибо за новость, но самой старшей из моих – 11 лет, а другим еще меньше. Какая Германия для них?
– Я тебя предупредила, а тебе решать, как быть. Только Вале можно больше дать лет, выглядит на все пятнадцать годиков.
– Она с виду рослая, а так ребенок еще.
– И, еще, Мария, ходят слухи, что какие-то люди ходят, ищут командирских детей, пропавших в этих краях, – соседка сказала шепотом.
– И ты думаешь, что я поселила их у себя, не сообщив властям? Я же тебе говорила, что они – мои племянницы.
– Племянницы, так, племянницы! Мне, что за дело! – уже громко и вызывающе сказала непрошенная гостья, рассматривая девочек плутоватыми глазами. – Хороший семенной картофель у тебя, соседушка, а у меня погнила зимой, не знаю, чем сеять буду.
– Ну, идем, отсыплю тебе корзину картофеля.
– Вот, спасибо, у кого только не просила пару клубней до нового урожая, а ты сама предложила.
Мария Ивановна рассказала Насте о соседке – женщина рассчитывала на ее разум. Валя – очень прямолинейная, Оля – совсем ребенок, а Настя поймет и найдет слова, объяснит подругам, как вести, если спросят о родителях.
– Да, не маленькие, теть Маш, все будет хорошо.
Через неделю в дом нагрянули полицаи. Они обходили всех и переписывали молодежь.
– Не твое дело! – нагрубил Марии Ивановне рыжий полицейский, когда спросила: для чего. – Мы – люди маленькие, начальство велело, мы делаем. Ты лучше скажи, твоя племяшка – еврейка?
– С чего ты взял, Панас? Мой брат – русский, как и я, а, что волос у ребенка такой, так в мать свою удались, – отмахнулась женщина.
– Вот, вот, а, может, мама – еврейка? – вмешался второй полицай, нахально рассматривая Валю.
– Я же вам сразу сказала! – откликнулась Настя, рассматривая тишком третьего полицейского, как две капли воды, похожего на Матвея с заимки.
– А, ты – цыц! – огрызнулся рыжий. – Сами разберемся без подсказки.
– Да, вовсе непохожа она, Панас, на еврейку. Ты быстрее заполняй бумаги и идем дальше. Чего к соплячкам цепляешься? – поторопил третий полицейский, отворачиваясь от настороженного взгляда Насти.
– Двенадцать лет стукнуло ей? – указал хозяйке на Валю Панас.
– Одиннадцать, а другим девочкам – десять и девять годочков еще. Так что не доросли они до твоих бумажек.
– Врешь, Мария! Эту девку записываю, а других не стану, больно тощие.
– Бога побойся, Панас!
– Все, я сказал! У меня тоже план есть! Если всех отмазывать буду, кого в фатерлянд отправлю
Девочки о дяде Матвее решили не говорить хозяйке.
Через месяц пришла повестка Вале, явиться на сборный пункт.
– Может, спрятать тебя? – всплеснула руками женщина. – Чем в неметчину отдавать!
– Не поможет это! – возразила Валя. – Дом сожгут за невыполнение распоряжения коменданта. Вы не переживайте, тетя Маша, не одна поеду туда.
Вечером хозяйка куда-то уходила и вернулась через час совсем обеспокоенная. Она собрала девочек в доме и тихим голосом сообщила:
– Панас записал Валю еврейкой. Ее отправят в концлагерь. Вам, девочки, нужно уходить. Вас проведут верные люди в лес к партизанам.
Валя, Настя и Оля сидели вечером с Марией Ивановной в доме, ожидая провожатого в лес. Женщина придирчиво осмотрела девочек, чтобы были одеты потеплее.
Вскоре в дом вошел Матвей.
– Здравствуй, Мария! Готовы? – поздоровался он с хозяйкой и повернулся к школьницам. – Вот, снова увиделись. Спасибо вам, что не выдали меня полицаям. Сразу прошу прощения, что не забрали вас из леса тогда, сами попали в облаву и сидели под стражей. Потом наши люди ходили на заимку.
Из партизанского отряда, куда привел школьниц Семен, их отправили самолетом за линию фронта.
Copyright: Алексей Тверской, 2013
Свидетельство о публикации №310821
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 18.10.2013 17:08

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Владимир Смирнов[ 17.10.2013 ]
   Хороший язык, интересная история, прочел с удовольствием.

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов