Скоро!




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурный извозчик
Илья Майзельс
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: РассказАвтор: Наталия Букан
Объем: 17171 [ символов ]
Письмо
Алиса стремительно вышла из кабинета санаторного врача и, не останавливаясь, направилась к выходу на улицу.
– Алиска! Я же жду тебя! – взметнулся вслед удивлённый возглас Юли. – Юра занял очередь на теннис, она уж скоро подойдёт, давай поиграем в павильоне, а то дождь собирается, – тараторила Юля, не отставая от взволнованной, раскрасневшейся подруги. – Что случилось-то? Зачем Макарыч вызывал?
– Юльчик, потом. Ладно?
По дорожке вдоль потемневшего, отливавшего мокрым асфальтом озера Алиса добежала до своего корпуса. В палате никого не было. Она с ходу достала из ящика ручку, блокнот, села у окна и начала писать: «Дорогой дядя Макс!», – но сумятица одолевавших её чувств не давала подобрать нужные слова. Теснившиеся, напиравшие друг на друга, они отказывались стройно ложиться на бумагу и подобно составляющим какого-нибудь взбаламученного сообщества выскакивали вперёд, толкались, не соблюдали никакой последовательности… Дядя Макс, любимый дядя, родной брат мамы… Она часто гостила в его доме, вот и после санатория должна была бы поехать к нему, на дачу. А теперь?.. Алиса взглянула на быстро надвигавшуюся из «гнилого угла» темень. Гнилым углом здесь называли северо-запад, откуда чаще всего приходили дожди.
Ещё совсем недавно она ничего не знала ни об этом санатории, ни о том, что у неё непорядок в лёгких. Последнее обнаружилось в марте, когда при очередном институтском медосмотре старенький врач-рентгенолог неожиданно спросил: «На учёте в тубдиспансере состоите? – и, получив отрицательный ответ, сказал: – Будете состоять. Ничего катастрофического, но надо обязательно быть под наблюдением. И желаю вам, милая девушка, поскорее «стареть», да, да, не шучу, – он сокрушённо покачал головой, – молодых эта болезнь особенно любит».
Хоть никакого незамедлительного лечения и не требовалось, на нём всё-таки настояла мама Алисы. Будучи сама врачом, она заставила дочку срочно оформить в институте академический отпуск и отправила её сначала на два месяца в больницу, затем ещё на два – сюда, в край чистых озёр и соснового леса. Недалеко от этих мест, в Комарово, находилась и дача дяди Макса… Не позвонить ли ему вместо письма? Но нет! Она пока не готова к объяснениям, уговорам, препирательствам, которые обязательно будут в телефонном разговоре...
Нервное стаккато косого ливня, с силой барабанившего по стёклам, смолкло, исчезла сплошная водяная завеса, и стали опять видны озеро и терраса главного корпуса с прятавшимися там обитателями санатория. Некоторые из них уже начинали покидать укрытие, и Алиса поспешила продолжить письмо: «Срок моей путёвки, как Вы знаете, подходит к концу, и я чувствую себя прекрасно отдохнувшей. Здесь красиво. Корпуса стоят на берегу небольшого озера, на той стороне сосны растут прямо на камнях, а наш берег песчаный, с причалом для лодок. И я научилась грести! Говорят, это полезно. В лесу полно вереска, как в Комарово, а опушки лиственные, и на них растёт земляника, – этим нарочито описательным вступлением она старалась удержать себя от чрезмерного выказываниия рвущейся наружу обиды. – За первый месяц я прибавила в весе. Правда, в июльский заезд приехало много молодёжи, стало весело, и вес мой (чуть-чуть!) поубавился. Между прочим, по моим подсчётам, я здесь выпила полтора ведра кумыса! Представляете?!
Дядя Макс, всё это я собиралась рассказать при нашей встрече. Но – и это главное, о чём хочу предупредить Вас, – в Комарово я не поеду! Так что выборгский поезд не встречайте!! В Петербург приеду на автобусе и оттуда – прямо в Вологду, домой! Маме пока не сообщала, но уверена, что она моё решение обязательно поддержит!
А дело в том, дядя Макс, что сегодня утром меня вызвал к себе лечащий врач и показал Ваше письмо, где Вы спрашиваете, не могут ли заразиться от меня Ваши домашние. Дядя Макс, Вы же знаете, что – нет! У меня же закрытая форма! В общем, врач посоветовал мне не ездить в Комарово, и это моё решение бесповоротно! Всем от меня привет. Целую, до свидания. Ваша любящая племянница Алиса».
Тяжёлые капли из переполненных глаз упали на стол. Письмо к врачу, написанное втайне от неё и мамы, вмиг всё перевернуло, отдалило дядю, сделало его чужим… чужим – родного дядю Макса… Алиса любила его, можно сказать, с пелёнок и себя всегда ощущала любимой племянницей. Какой рёв она устроила однажды, расставаясь с ним! Было это в третьем классе. Её тогда почему-то на первое полугодие отправили учиться в Петербург, к дяде. Она, понятно, мечтала скорее вернуться в свою школу, к друзьям, но, когда мама увозила её домой, с горя закатила такую истерику, что удивлённая соседка по купе спросила осторожно: «А куда вы везёте девочку?».. И дядя Макс, с его мягким голосом, ласковой улыбкой, конечно же, сумел уговорить, успокоить и даже рассмешить.
Она представила, как он расстроится, когда получит её письмо, и тотчас в груди гулко толкнулось мстительно-злорадное чувство: вот и хорошо, пусть, пусть... На миг затмив всё остальное, именно оно, это чувство, принесло мимолётное облегчение.
В дверь заглянула Юля.
– Юльк, сходишь со мной в посёлок? Надо письмо опустить. Дождь совсем кончился?
– Кончился, кончился, июльский дождик вам – не сентябрьский дождь! Ну, пошли тогда? – подруга подтолкнула задержавшуюся у зеркала Алису. – Что ты там увидела, новые веснушки?
– Знаешь, что я подумала? – Алиса собрала в хвост густые русые волосы, перекинула их на один бок, потом на другой и, продолжая внимательно себя разглядывать, медленно проговорила: – По моему виду ни у кого ведь даже мысли не возникнет, что у меня туберкулёз… И по твоему – тоже! – обернулась она к Юле.
– Ну, и что? Чего это ты вдруг? Идём! Кстати, зачем Макарыч вызывал?..
 
Они шли по твёрдой, песчаной с камушками дороге, на которой даже после ливней не оставалось луж. Солнце опять вовсю светило, и лишь из последних, еле видимых остатков туч временами выливался сверкавший грибной дождик, обычно тёплый и приятный, тот самый, под которым хочется раздеться и бегать, как в детстве – дождик, дождик, лей, лей на меня и на людей!.. Но сейчас подруги его не замечали.
– Не знаю, что и сказать, кто прав, кто не прав, – рассуждала Юля после Алисиного рассказа. – Я, честно говоря, всегда готова к чьим-нибудь опасениям. Не все ведь так подкованы, чтобы сразу сообразить, что заразно, а что – нет. Одно слово «туберкулёз» у некоторых вызывает панику. Понимаешь?
– Понимаю…
– Я думаю, он сделал это, чтобы у домочадцев не было лишних разговоров, – пыталась докопаться до истины Юля.
– Может быть… Домочадцев много, у сестры родился ребёнок и к нему взяли няню, приезжую девушку, она живёт у них. Да и прежняя домработница на месте.
– Ну, вот видишь? Ясно, были пересуды. Не обижайся ты на него! На самом деле он оказался в трудном положении.
– А я не в трудном?
– В трудном… Но вот, чего я не понимаю, так это зачем Макарыч тебе рассказал… Взял и выдал без обиняков! Он, видимо, отвечать не собирается?
– По-моему, нет, не собирается. Но показывать мне письмо он не должен был в любом случае! Так ведь? – сама Алиса всегда избегала даже нечаянных заглядываний в чужие письма – как раз из боязни ненароком прочесть что-нибудь такое, чего лучше было бы не знать.
– Должен, не должен… А это, Алиса, как посмотреть! Коль благоприятного ответа от него не будет, тебя там могут сторониться. Вот и стало ему за тебя обидно. Я же говорю, не равнодушен он к твоим синим глазам, – Юля лукаво взглянула на подругу. – Ну, ладно, ладно… Так вот, а с другой стороны, напишет он, что не опасна ты, а закрытая форма возьми и превратись в открытую.
– Не через неделю же, – уныло возразила Алиса.
– Ой, да что мы такое говорим?! Тьфу, тьфу, тьфу!
– Ну, если он боится взять на себя ответственность за мою незаразность, – Алиса наконец улыбнулась, – то и вообще молчал бы!
– Владимир Макарович – загадка! – Юля многозначительно подняла вверх указательный палец. И они переключились на Макарыча.
Перед почтой Алиса замедлила шаг.
– Кажется, я передумала, – она водила конвертом из стороны в сторону, точно решая, как с ним поступить... Затем убрала в сумку. Первый всплеск возмущения и обиды поутих, и теперь она не была уверена, что всё ещё хочет отправить сгоряча накатанное объяснение…
«Юлька во многом права… Наверно, правда, нет ничего ужасного в том, что дядя Макс просто-напросто хотел успокоить встревоженных домашних, сам-то он ведь всё понимает… А, может, ему пришлось писать под их нажимом?..» – размышляла Алиса, оставшись одна. Она сидела в тени – загорать возбранялось! – под небольшим навесом, на давно облюбованной уединённой лавочке. Низкая, из одной широкой доски лавка уютно приткнулась к стенке стоявшего на отшибе сарая. Напротив неё розовел на солнце сосновый бор с невысокой густой опушкой из кудрявого орешника, аромат хвои и омытых дождём цветущих трав растекался в воздухе. Монотонно гудели то ли шмели, то ли пчёлы, а на руку к ней села божья коровка. Алиса тихонько дунула: "Божья коровка, улети на небко..." – и та, щекоча лапками кожу, петляя туда-сюда, начала неторопливо перебираться на зажатую в пальцах веточку вереска…
Так же медленно, постепенно менялся Алисин настрой. Путеводной ниточкой, манившей сквозь все сомнения, находившей оправдывающие дядю доводы, была любовь. На душе теплело, и вот уже как будто бы исчезло отчуждение… Но ехать в Комарово она по-прежнему не хотела! Впрочем, как ни крути, и не могла: с какой стороны ни посмотреть, с чьей точки зрения ни взглянуть, везде самым верным выходом получался отказ от поездки... Она, конечно, потом поедет к дяде, потом – не сейчас... Да, и ещё! Это «ещё» было, пожалуй, даже важнее всего остального: никто у дяди Макса – и он сам, разумеется, тоже! – не должен знать, что Макарыч рассказал ей о письме. Только так и никак иначе!.. Окончательно утвердившись в своём решении, Алиса ощутила лёгкость, словно у неё внутри раскрылись неведомые створки и остатки негодования, обиды, растерянности целиком и полностью вылетели вон. Оставалось только придумать весомый предлог для отказа, но пока на ум не приходило ничего мало-мальски правдоподобного…
Между тем в прореху дряхлого навеса скользнул светлый луч, и чуть позже солнце ярко залило Алисино прибежище. Это означало, что настало время обеда. «Юлька, наверно, меня потеряла», – свой телефон Алиса выключила из страха перед несвоевременными звонками от дяди Макса. Вот будет она твёрдо знать, о чём с ним говорить, тогда и…
– Аааа, вот ты где! – из-за угла сарая, легка на помине, появилась наигравшаяся в теннис, оживлённая Юля. – Идём в столовую! Есть новости: ребята хотят завтра, в тихий час, устроить тебе отвальную! – без задержки выложила она и тут же спохватилась: – Алиска, да ты меня не слушаешь! – озабоченно-отсутствующее выражение лица подруги явно говорило об этом. – Ладно, тогда ты рассказывай, что надумала. А вечером давай сходим в кино!
– На что? – равнодушно отозвалась Алиса.
– «Свадьба лучшего друга». Ты раньше не смотрела?
– Не-а, не смотрела… Стоп! Как ты сказала? Свадьба?
Свадьба… Как птицы ловят подброшенный в воздухе корм, так и беспрестанно крутившиеся в поиске, проворные мысли на лету подхватили это многообещающее слово. Свадьба лучшего друга… Вот же оно! Свадьба лучшей подруги, у которой свидетельницей может быть только она, Алиса!
– Юлька! Ты же идею подала мне своим кином! Класс! Теперь слушай, что я решила…
Этим же днём, поговорив сначала с мамой, она без сучка и задоринки сумела убедить дядю в том, что из санатория вынуждена ехать прямо домой. И что причина ооочень уважительная…
– Почему не знала раньше? Дядя Макс, знала я, конечно, просто дату регистрации вдруг перенесли на более ранний срок. Понимаете? – вдохновенно, сама почти уверовав в легенду, сыпала словами Алиса. – Я пока не знаю, почему перенесли… Да мне, дядя Макс, тоже очень жалко, но что поделать, ведь любимая подруга…
 
В Петербург она приехала утром. Все поезда на Вологду отправлялись в вечернее время. Волнения по поводу наличия мест оказались напрасными, и ей благополучно достался билет на поздний экспресс "Белые ночи". Впереди был целый день.
Затерянность среди незнакомых людей в чужом городе Алиса за свои двадцать лет испытывала пока не часто, но уже поняла, что такое состояние ей очень нравится. Никто тебя не знает, нет никаких встреч, обязательств, есть только чудесное ощущение свободы. Иди себе куда глаза глядят!.. Но в этот раз настроение не было таким безоблачным...
День обещал стать жарким. Ещё не успевший раскалиться Невский проспект был полон загорелых прохожих. Два встречных потока, как два движущихся по широкому тротуару конвейера, пестрели летними нарядами. Она машинально влилась сначала в один, потом – в другой и в какой-то момент испуганно дёрнулась, стремясь спрятаться за спины: в идущем навстречу мужчине вдруг померещился дядя Макс...
Алиса погуляла, покаталась на речном трамвайчике, подкрепилась в кафе, а напоследок зашла на почту и уселась писать Юле, которая лучше всех могла понять её теперешние чувства…
– Девушка, вы ещё не заканчиваете?
– Ой, да, да, конечно, – сдвинувшись на край столика, она спешно приписала, что так и не может решить, правильно ли поступил Макарыч, но в любом случае он открыл ей глаза. Ведь, ощущая себя в общем здоровой, она с самого начала отнеслась к известию о болезни не слишком серьёзно – да просто легкомысленно! – и только теперь по-настоящему поняла, что в её жизни появилось осложняющее обстоятельство. Что-то вроде ущербности? Временной, до выздоровления… Нет, нет, надо брать пример с Юльки!
На вокзал она приехала перед самым отправлением. У входа на перрон Алиса увидела… дядю Макса! Первым инстинктивным побуждением было убежать, но он сделал быстрый шаг к ней, молча обнял, и, забыв о свадьбе лучшей подруги, о считанных минутах до отправления, Алиса уткнулась в родное дядино плечо и стала поливать его слезами…
– Письмо. Так я и думал.
– Я хотела, чтобы вы все не знали... Я хотела, дядя Макс, не хотела… – всхлипыванья усиливались.
– Ну, ну, ну, всё, всё, всё… – дядя успокаивающе похлопывал её по спине… Потом достал из своего кармана платок и, как в детстве, вытер ей нос.
– Дядя Макс, только не говорите у себя дома, что я знаю про письмо! Хорошо? Так ведь лучше всем…
– Хорошо, хорошо. Идём скорее, пора в вагон… – поцеловав Алису, он помог ей зайти в тамбур и добавил вдогонку: – Я скоро к вам приеду!
Она водила по стеклу пальцем, разводила руками – похоже, обещала написать большое письмо. Дядя Макс подтверждал жестами, что приедет, и показывал, что, мол, надо бы открыть окно, но вагон уже плавно плыл вдоль платформы… Алиса улыбалась… Уезжала она с лёгким сердцем.
Copyright (с): Наталия Букан. Свидетельство о публикации №306890
Дата публикации: 24.09.2017 12:12
Предыдущее: Откуда ты взялась, такая красивая?Следующее: Новый год (на Новогдний конкурс)

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Владислав Новичков[ 07.08.2013 ]
   Очень жизненно! Люди боятся -как бы что ни вышло! А больному обидно.
   Очень понравился рассказ. Талантливо написано!!!
 
Наталия Букан[ 07.08.2013 ]
   Владислав, спасибо большое за внимание и отзыв! С теплом, Наталия.
Израиль Рубинштейн[ 10.08.2013 ]
   Талантливо, понравилось! Страшно быть белой вороной!
 
Наталия Букан[ 11.08.2013 ]
   Дорогой Израиль! Спасибо за Ваш отклик, и очень рада Вашей оценке:)
   С уважением, Наталия.
Д. Артемьев[ 15.08.2013 ]
   Многословно. Текст написан грамотно. Надо работать.
 
Наталия Букан[ 15.08.2013 ]
   Спасибо за отзыв! Над Вашим замечанием подумаю, буду работать:)
Уваркина Ольга[ 17.08.2013 ]
   Светлый рассказ, Наташа...С таким оптимистическим финалом.
 
Наталия Букан[ 17.08.2013 ]
   Оля, спасибо!:) Н.
игорь толоконский[ 17.08.2013 ]
   Я затею такой разговор там
   И научу кой-кого,
   Как человека за бортом
   Не оставлять одного.
   
   В.Высоцкий
   1969
 
Наталия Букан[ 19.08.2013 ]
   В итоге - не оставили:)
Нора Эльцкая[ 18.01.2014 ]
   Читала с комком в горле и слезами на глазах. Спасибо!
 
Наталия Букан[ 19.01.2014 ]
   Дорогая Нора, спасибо!
   С теплом, Н.
Жуковский Иван[ 25.01.2014 ]
   Перечитываю. Слово так же проникает глубоко.
 
Наталия Букан[ 25.01.2014 ]
   Дорогой Иван, спасибо за сопереживание Алисе.
   С теплом, Н.
Николай Бурмистров[ 28.01.2014 ]
   Моя "избранная"­;­ ещё раз убедила в своём мастерстве
   рассказчицы. Нашла смелость взяться за острую,
   драматическую тему. И сумела с ней совладать.
    Но...
    Почему-то взглянул на "движок" страницы в этом
   месте:
   "– Девушка, вы ещё не заканчиваете?"
    Может быть, и вправду, рассказ затянут? Автору
   судить.
    Не согласен с мнением жюри о том, что концовку
   "хеппи-энд"­;­ нужно переделать в мрачную трагедию.
    Но более глубоко заглянуть в психологию героини
   Вам, Наталия, вполне по силам.
    Коллизия такая: дядя, проявив великодушие,
   переложил ответственность за близких на Алису.
   Какой она окажется на поверку? Эгоистичной
   больной? Или любящей и способной на самоотречение
   девушкой?
    Об этом, мне кажется, умолчала рассказчица в
   последнем абзаце.
 
Наталия Букан[ 28.01.2014 ]
   Дорогой Николай! Спасибо Вам за внимание!:)
   Что касается Алисы. Она больной себя не чувствует и знает, что для окружающих её болезнь (её стадия) не представляет опасности, поэтому её не за что упрекнуть в эгоизме и неспособности на самоотречение. Смысл я вкладывала такой: письмо дяди за её спиной сделало его чужим, настроило против него, и она не хотела его видеть, боялась даже случайно встретить (на Невском), чтобы не выслушивать никаких объяснений.... В общем, в конце возобладала любовь:)
Николай Бурмистров[ 28.01.2014 ]
   "Она больной себя не чувствует..." Ой ли! И автор с читателями
   ничего не чувствуют? У нас чуть в горле запершит мы такого
   "начувствуем&qu­ot;.­
    Надо здесь, Наталия, смелее автору вторгаться в психологию
   персонажей, "просвечивать&q­uot;­ её своим рентгеном.
    И две точки кульминации в одном рассказе - перебор.
Валентина Тимонина[ 24.02.2017 ]
   Наталия, я внимательно прочитала и перечитала рассказ. В нем-жизненная правда. Вы хорошо написали о естественных внутренних переживаниях героини и опасениях дяди за медицинские последствия встреч с племянницей. Но Вы грамотно построили произведение, показав, что над сомнениями возобладали родственные отношения близких людей. И кто-то из читателей, возможно, задумается над аналогичной ситуацией.
    И еще я думаю, что автор вправе развить сюжет так, как считает нужным. Мне кажется, что он выстроен вполне грамотно и не требует изменения.
    С уважением, Валентина.
   И простите за нескромность: если будет время и желание - приглашаю Вас в гости на "Крошку хлеба".
 
Наталия Букан[ 25.02.2017 ]
   Валентина, спасибо и за то, что заглянули, и за Ваше мнение)
   С благодарностью, Н.

Темы недели

Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Призовой отдел
Розыгрыш заявок на соискание премии "НОС"
Генератор счастливых чисел
Форум призового отдела
Положение о Сертификатах "Талант"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой