Приглашаем всех, кто на портале, в чаты общения "Заходи, кто на портале" и "Между нами, писателями, говоря." Ссылки на чаты для общения размещены в центральной колонке ссылок в центре портала.
Первый выпуск "Великолепной десятки" направлен в рассылку


Дежурный редактор
Новости издательства "Новый Современник"
Спасибо за верность порталу!
Возобновляем издание журнала
"75 лучших строк"
Положение о проекте
Мир искусства. Приложение к № 6 журнала
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Пятый Международный Интернет-конкурс
Грушинского фестиваля 2014-2015 годов

Номинация: Малая проза - Судьба человека

Все произведения

Произведение
Жанр: РассказАвтор: Ольга Лесовская
Объем: 13391 [ символов ]
Бабушка
В небольшом, недавно
отремонтированном
помещении толпился
народ. Посетители собирались в группки, что-то встревожено
обсуждали, тянули шеи к стенду с образцами заявлений. Кто-то писал
заявления, кто-то держал уже готовое, вложенное в паспорт.
Тут и там, около стены, в углах, а то и прямо в середине зала, на
полу стояли пакеты, сумки, рюкзаки, набитые продуктами.
Сумки, как и люди, ожидали своей очереди к трем маленьким
оконцам с деревянными подоконниками. Когда подходила очередь и
проситель оказывался у вожделенного окна, он наваливался на
подоконник локтями и грудью, всем телом, норовил просунуть голову в
отверстие, именуемое окном, насколько было возможно, словно боясь
пропустить хотя бы слово из сказанного приемщиком.
Было душно. Запах стоял специфический: не больничный, не запах
овощного магазина времен застоя и не запах старого подъезда, давно
не ремонтированного и немытого.
С чем сравнить этот запах? С ощущением беды, беспомощности,
тревоги, неопределенности?
Всю описанную картину можно было наблюдать в пункте приема
передач следственного изолятора.
Посетители этого заведения, женщины и мужчины, реже молодые,
чаще среднего возраста и старше, переговаривались, кивая друг другу
с пониманием и сочувствием. Кто-то молча слушал, напряженно
всматриваясь в говорившего, силясь понять и запомнить сказанное.
Вдоль стен помещения тянулась скамейка и наиболее проворные
ожидали своей очереди сидя.
У самых дверей, зажатая стеной с одной стороны и полной
женщиной с другой, сидела старушка.
Несмотря на лето, за окном стоял июль, она была тепло одета:
темно-зеленое пальто, такого же цвета платок, низко надвинутый на
глаза. Старушка сидела, сгорбившись, голова была опущена, в правой
руке она держала матерчатый мешок, в котором угадывалось
содержимое – немного продуктов. Левой рукой она опиралась на палку.
Она не двигалась и, казалось, не замечала шума и суеты снующих
вокруг
нее людей. Можно было подумать, что она замерла или просто заснула,
и от этого положение ее представлялось еще более отчаянным и
беспомощным.
Однако, присмотревшись, можно было увидеть, что губы ее
медленно шевелятся, пытаясь что-то выговорить или спросить.
Кто-то из людей неравнодушных и сердобольных, наклонившись к
ней, громко спросил:
- Что тебе, бабушка? К кому ты пришла?
Старушка качнулась, медленно, словно приходя в себя, подняла
голову и сказала:
- К внучку… Внучку передачу принесла…
- Куда стоишь, бабуля, в какое окошко? – снова был задан вопрос.
- Не знаю. Что делать-то надо?
Старушка медленно переводила взгляд с одного лица на другое.
Какое там написать заявление на передачу для внука! Глаза,
воспаленные и слезящиеся, отказывались разглядеть что-либо в
написанных мелким шрифтом текстах. Натруженные, изломанные
старостью и тяжелой работой руки дрожали, с трудом удерживая
палку. Да и был ли у нее с собой паспорт?
- А что, бабушка, прийти сюда кроме вас некому? – спросил
участливый голос.
Вопрос задан был громко, чтобы она его расслышала.
- Некому, одна я у него… Отец помер … от пьянки. Мать … кто ее
знает, где она. Одна я у него.… Недоглядела….
-И сколько же лет внуку?
-Восемнадцать было, девятнадцатый пошел…
-И за что его сюда?
-Сказали, схулиганил, украл что-то, … Есть, наверно, хотелось…
Люди, невольно слышавшие этот разговор, кто сочувственно, кто
равнодушно, кивали. Каждый уносился мыслями в свой случай, свое горе,
понимая, что у старушки ситуация совсем гиблая, безнадежная. И как
не удивительно, именно такие, вроде бы неразрешимые ситуации,
заставляют людей преображаться, оживать.
Толпа вокруг несчастной погудела, обменялась разными мнениями,
предположениями и советами и выдала решение: надо идти к
Начальнику и просить, "от лица народа", чтобы приняли у бабушки для
внука передачу и без очереди!
После таких взлетов человеческой доброты становится светлее,
легче дышится. И уже не замечается грязь вокруг и запах не
чувствуется и бранная речь не слышится. И лица людей вокруг –
человеческие. И сами "человеки" – сильные, добрые и
все им по плечу.
 
"В чем дело? Что за шум?" – раздался мужской голос. Толпа вокруг
старушки расступилась, пропуская мужчину в форме офицера с
повязкой дежурного на руке. - "Еще раз спрашиваю, что случилось?" -
дежурный оглядел собравшихся, остановил взгляд на старушке.
Паренек, который первым обратил внимание на пожилую женщину,
ответил:
- Да вот думаем, как помочь человеку! Ведь старенькая и совсем
одна. Хотели к вам идти, просить за нее.
Народ закивал, поддерживая его. Это приободрило парнишку, и
он добавил:
- Внук здесь у нее и никого больше нет, кроме него. Помогите
оформить передачу, она ведь и заявление вряд ли напишет!
Дежурный взглянул на старушку, наклонился к ней и спросил:
- Гражданка, сможете встать и пройти со мной, ко мне в кабинет?
Затем обернувшись, оглядел стоявших рядом людей и предложил;
-Пусть кто-нибудь поможет ей.
Старушка, поддерживаемая под руку женщиной средних лет,
опираясь другой рукой на палку, дошла до кабинета дежурного. Когда
обе женщины расположились на предложенных стульях, хозяин
кабинета спросил, есть ли у нее паспорт.
- Паспорт, паспорт доставай, бабуля! – легонько подтолкнула ее
помощница.
Старушка медленно негнущимися пальцами раскрыла мешок и, пошарив
в нем, достала из глубины старый, потертый паспорт. Помощница
передала его офицеру. Тот открыл и прочитал вслух:
- Егорова Аглая Семеновна, тысяча девятьсот двадцать третьего
года рождения, деревня Прудки.
"Да это не далеко отсюда", - уже задумчиво добавил он, как бы про
себя.
И снова обратился к старушке:
- Как же так, Аглая Семеновна, дети-то ваши просмотрели сына! У
внука фамилия Егоров? Звать как, год рождения какой? – задавал он
вопросы.
Старушка сначала и не поняла, что обращаются к ней.
« Когда же последний раз называли ее Аглаей Семеновной? –
мелькнуло в голове, когда она, наконец, поняла, что вопрос обращен к
ней. – Разве что, когда директор колхоза вручал грамоту за
добросовестный труд на благо колхоза? А так, Ваня, муж, звал Глаша,
так это когда же было! Он в сорок пятом, в марте на фронте погиб.
Старше был , девятнадцатого года рождения».
- Петькой зовут внука, восемнадцать лет ему исполнилось. Не знаю,
как вас по батюшке величать, - встрепенулась старушка, - Егоров,
Егоров, а то, как же, сын ведь у меня, Ванька! Иван, - поправилась она и
тихо добавила: - Помер уже.
- Николаем Александровичем меня зовут, - представился дежурный,
и Аглая Семеновна, услышав произнесенное имя, успела подумать, что и
председателя колхоза так звали и хороший это был человек.
Но уже не видела, что человек с таким хорошим именем куда-то
звонит и запрашивает какие-то документы. Мысли старушки опять
унесли ее в молодые годы, когда любимый муж звал ее Глаша. И такое
недолгое счастье их подарило им сына. И она настояла, чтобы сын был
непременно Иваном Ивановичем.
В кабинет зашел человек в военной форме и принес папку с
документами. Хозяин кабинета просмотрел их, отложил в сторону и
перевел взгляд на старушку. Та сидела, опустив низко голову,
неподвижно, рука сжимала палку, словно она, даже сидя на стуле,
боялась упасть.
- Что делать будем, Аглая Семеновна? Внук ваш обвиняется в
краже магнитофона из машины, - обратился к несчастной офицер, не
дождавшись ответа, спросил:
- Сын давно умер?
«Сын, Ваня, звал ее мать. Нет, в детстве, правда, мама. Ну да это
давно было. А уж взрослеть стал, от рук отбился. Она же на ферме все
пропадала, грамоты за добросовестный труд зарабатывала, а он, Ваня
ее, сынок, сам по себе рос. Как-то пришел вечером с разбитым носом,
она к нему кинулась помочь, пожалеть хотела, а он ей:
- Ты что, мать! Не надо, немаленький!
Так и пошло: на работе – «Семеновна», дома - «мать». Ох,
спрашивает ведь меня начальник что- то, - очнулась она.
Офицер повторил свой вопрос.
- Умер Ваня в восемьдесят первом году. Сердце отказало.
- Где работал ваш сын? В колхозе?
«Нет, еще у нее одно имя было, Петя так ее звал, внучек, когда
еще совсем несмышленышем был. Произносил он два слова слитно и
получалось – Бабаглая».
- Да, слесарил, чинил технику колхозную. И Петьку с собой таскал,
приучал к инструменту. Любил он его, Петьку. Как не любить, Петька-то
- поздний у него был и вылитый Ванюшка. И руки «на месте». Когда Ваня
помер, остался от него дома целый ящик с инструментом. Петька берег
его, нет – нет, да и начнет доставать, рассматривать,перебирать.
Память все-таки от отца. Эх, кабы не пил Ваня!
- Где же мать Петра Ивановича, внука вашего? – задал очередной
вопрос дежурный офицер.
- Да кто же ее знает, Верку-то? Петьке в первый класс идти, а ее
след простыл. Вертихвостка, сразу было видно. Да Ванька влюбился и
все тут. Как она пропала, Ванька и запил. А ее в городе видели наши
деревенские, перебивается с одной работы на другую.
-Как внук ваш оказался в городе? Один?
- Нет, зачем один? К землякам послала. Он как восемь классов
закончил, решил в училище поступать, учиться на слесаря, машины
чинить. Да не пошла учеба, выгнали за драку. Земляки поругали, но
устроили учеником слесаря в мастерскую. Вот оттуда он уже к вам
попал.
 
Петр Иванович Егоров, восемнадцати лет от роду стоял у окна. Думы
его были грустные. Будущее не обещало ничего хорошего. Послушав
разговоры соседей по камере, людей бывалых, он понял, что придется
отвечать за кражу чужого имущества. Тоска давила и напоминала, что
никто не будет хлопотать о нем, плакать по нему. Некому. Бабушка
Глаша одна у него осталась. Разве что только ей он нужен. Ну, по-
переживает, прийти-то все равно не сможет. Куда ей! Совсем
старенькая стала да почти ничего не видит.
Мысли вернулись к недавнему прошлому. Два месяца он работал в
автосервисе. Старался, да и навыки, полученные от отца, пригодились.
Бригадир даже похвалил его однажды и пообещал, если так и дальше
пойдет, добавить зарплату. В тот день перед обедом, бригадир
неожиданно подозвал его к шкафу, где хранились гаечные ключи.
- Ты не брал? - спросил он у Петра.- Не хватает нескольких.
Посмотри, может где-то оставил и забыл?
Петр точно помнил, что не брал, но осмотрел все углы, где мог
забыть инструмент. Подойдя к бригадиру, он сказал:
- Я ничего не нашел, да и не брал я.
- Ну, гляди, если еще раз на тебя покажут, вылетишь с работы.
Петр оглянулся и заметил, как посматривают на него мастера, с
которыми почему-то никак у него не складывались отношения. Не
нравился он им. Несговорчивым оказался мальчонка, не платил им
«десятину», да и бригадир уж больно его нахваливает.
Спустя две недели в одной из машин, стоявших на ремонте, пропал
магнитофон. После поисков нашли его в шкафчике, где раздевался
Петр. Объяснения его во внимание не приняли, и дело закончилось
обвинением в краже.
- Егоров, тебе передача!
Петр вздрогнул: «Ну, явно не мне, ошиблись!»
- Егоров, сколько раз звать, иди, распишись!
Петр принял небольшой полиэтиленовый пакет, расписался и,
прижав пакет к груди, присел на край скамейки. В этот момент луч
солнца, чудом протиснувшись в оконце камеры, скользнул по пакету,
руке. Ощутив тепло от его прикосновения, Петр вдруг понял, от кого
эта передача. Такие же солнечные лучи согревали его в детстве, когда
он с бабушкой Глашей собирал землянику на лесной поляне. Лучи
солнца пробивались сквозь ветки высоких сосен, стоявших по краю
поляны, скользили по траве, лицу, рукам. Маленький Петя подставлял
ладошки и представлял, что они наполняются золотым теплом.
«Все - таки дошла», - подумал он.
 
В течение двух недель у дверей следственного изолятора, из которой
выходят освободившиеся, внимательный прохожий мог наблюдать
такую картину: на бордюре сидела старушка в теплом, не по сезону,
темно-зеленом пальто и такого же цвета платке. В одной руке она
крепко держала палку, во второй матерчатую сумку. Как говорят
очевидцы, она приходила сюда каждый день к тому часу, когда из
служебной двери начинали выходить отпущенные на свободу.
Старушка всматривалась во вновь появившегося, затем
опускала голову и поднимала ее, когда из дверей выходил новый
человек. В конце рабочего дня она, опираясь на палку, медленно
уходила.
Сегодня, не успев присесть на ставшее привычным место, она
прислонилась к стене здания, стоящего напротив интересующей ее
двери.Дверь в положенный час открылась и, ослепленный солнечными
лучами, зажмурив глаза, на свободу вышел ее внук Петька, Егоров Петр
Иванович, самый близкий для нее человек.
Старушка узнала его сразу. Она оторвалась от стены, покачнулась,
впилась в землю палкой, чтобы не упасть и крикнула: «Петя, внучек!»
Петька увидел ее, подбежал, схватил, чтобы она не упала,
приподнял и закружил. Осторожно опустил на землю, заглянул ей в
глаза. Бабаглая плакала, конечно, от радости. Но Петька не мог себе
этого позволить. Во-первых, он – мужчина, во-вторых, он – на свободе:
нашли настоящего виновника кражи. И, в-третьих, он же – опора для
бабушки Глаши, какие же тут слезы! Разве что, украдкой!
Copyright (с): Ольга Лесовская. Свидетельство о публикации №303031
Дата публикации: 09.03.2015 08:49
Предыдущее: Однажды летомСледующее: Крокодил

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Громов Игорь[ 28.04.2013 ]
   Очередной раз порадовался нашему недавнему знакомству, Ольга! Удивительно легко читаются ваши рассказы, а этот, ещё и с трепетностью. Всегда верил, что в русских людях сохранилась доброта и отзывчивость. Живя среди чужого народа, хочу в это верить. Благодарен таким авторам как вы, что пишите о доброте, о человечности.
   Со службы ещё остались добрые воспоминания о бабушках, об их материнском отношении к солдатам.
   С теплом,Игорь.
 
Ольга Лесовская[ 28.04.2013 ]
   Спасибо, Игорь, за внимание и поддержку! Очень рада и я, что встретила понимание и сочувствие к таким темам. Спасибо.
Евгения Цаголова[ 01.06.2013 ]
   Добрый день, Ольга!
   Очень приятный стиль изложения. Правдоподобные, живые, настоящие описания всего - обстановки, людей, событий и запахов.
   Смысл, что Вы пытались передать, понятен. И очень радует, что есть среди нас люди, которые чувствуют такие моменты и готовы придти на помощь.
   Мне понравилось всё. Чуть меньше - окончание рассказа. А именно - "Значит, нужны слабые и беспомощные... Они делают нас сильными..."
   С этой фразой я позволю себе не согласиться. Мне обидно, что наше государство делает пожилых людей слабыми и беспомощными. Я не считаю, что люди сделали всё, что смогли - передав внуку котомку от бабушки. Мне бы хотелось более существенной помощи для этой бабушки...
   Но, увы и ах, и такой-то помощи в наше время не всегда дождешься. Грустные времена, не геройские. А, оказавшие минимальную помощь, люди уже считают, что они совершили великое дело...
   И это даже не критика в Ваш адрес, Ольга. Это скорее печальная констатация. А Вы уже молодец, что попытались в эту историю добавить крошку теплоты и заботы. Дай Бог нам всем начать с маленькой доброты и выйти на серьезный уровень взаимопомощи и поддержки!
   Спасибо Вам. Простите, что сумбурно немного изложила свою точку зрения. Следовательно, тронула история... Не смогла просто мимо пройти... А это всегда плюс автору. Спасибо.
 
Ольга Лесовская[ 01.06.2013 ]
   Евгения, здравствуйте! Спасибо за внимание к моему рассказу. У меня и самой были сомнения по поводу "беспомощности&­quot;­ старшего поколения, которые вы очень точно отразили в рецензии. Но мы настолько погружены в свои проблемы, что порой вид беспощного человека приводит в чувство, "отрезвляет&quo­t;­ и напоминает, что есть те, кому еще труднее, и они нуждаются в нашей помощи. С уважением, Ольга.
Любовь Здорова[ 24.06.2013 ]
   Здравствуйте, Ольга. Считаю, что тема очень насущная, но сюжет развит слабо. Читая ваш рассказ, я ловила себя на мысли, что так оно в жизни и есть, но мне не достаточно лишь жизненной правды. Литературное произведение тем и отличается от жизненных реалий, что можно что-то исправить, пожелать, рекомендовать или посоветовать в соответствующей форме, наконец, изменить ситуацию и судьбу человека. Я думаю, что концовка должна была быть другой. Быть сильным на фоне сирых и убогих - это по меньшей мере не достойно. Они не могут быть источником, они скорее являются целью. Со стороны властей - защитить и улучшить их благосостояние, а со стороны мошенников - остатки отобрать и.... Желаю вам творческих успехов.
 
Ольга Лесовская[ 24.06.2013 ]
   Спасибо, Любовь! С уважением к Вашему мнению, Ольга.
Надежда Николаевна Сергеева[ 31.08.2014 ]
   Ольга, миниатюра ваша трогает. Написано душевно, характерно. Но
   вывод, мне кажется, надо сделать не о силе, а о доброте! Что как ни
   убиваем мы доброту в своих сердцах, при встрече с такими старушками,
   доброта наша оживает... И мы не в силах ей сопротивляться.
   
   А вот повтор Значит, нужны слабые и беспомощные..... и
   Получается, нужны они нам: бабушки и дедушки.... текста не
   красит. Вы повторяете мысль, а зачем? Надо бы сформулировать так,
   чтобы не было этого повтора
   
   с теплом, Надежда
 
Ольга Лесовская[ 31.08.2014 ]
   Спасибо, Надежда Николаевна, особенно за замечания и совет! Согласна, концовка нечеткая, постараюсь, поработать над ней. С уважением, Ольга.
Глушенков Николай Георгиевич[ 15.11.2014 ]
   Думаю, Ольга, что Вы вложили свою душу в этот рассказ. Особенно Вам
   удалось передать то, что произошло с Петькой, через повествование
   бабули. Хорошо описан эпизод, в котором проявилась доброта
   присутствующих. Но больше всего меня порадовал конец. Тем не менее,
   думаю, рассказ надо бы немного подработать в соответствии с
   замечаниями рецензентов. Их суждения справедливы.
   
   Посмотрите, пожалуйста, на некоторые мои замечания:
   *Когда подходила очередь(,) и проситель оказывался у вожделенного
   окна = однородные придаточные
   *Кто-то(,) молча слушал, напряженно – «молча» - это наречие
   *Она не двигалась и вроде( )- бы не замечала шумА и суетЫ снующих
   вокруг = 1) при переходных глаголах восприятия с отрицанием
   требуется Р.п. (Ср. Степка проглотил... конфеты и даже не заметил их
   вкуса (В. Гроссман; 2) вроде бы
   *Натруженные, изломанные старостью и тяжелой работой руки(,)
   дрожали
   *Вопрос задан был громко, чтобы она его расслышала. Вопрос был
   услышан. = второе предложение лишнее
   *Отец помер(,)… от пьянки. Мать…(,) кто ее
   *не доглядела = недоглядела
   * И как нЕ удивительно
   * И уже не замечается грязь вокруг ЗПТ и запах не чувствуется ЗПТ и
   бранная речь не слышится = и не замечается, и не чувствуется, и не
   слышится
   *КАВЫЧКИ В чем дело? Что за шум? КАВЫЧКИ – раздался мужской голос.
   *- Еще раз спрашиваю, что случилось? ТИРЕ Дежурный оглядел
   собравшихся, остановил взгляд на старушке.
   *- Да(,) вот(,) думаем
   *Думали(,) к вам идти, просить за нее
   * ВНУК ЗДЕСЬ у нее ЗПТ и НИКОГО больше НЕТ,
   *Когда старушка, ПОДДЕРЖИВАЕМАЯ под руку женщиной средних лет,
   ВЫЗВАВШЕЙСЯ сопроводить ее, и ЗПТ ОПИРАЯСЬ другой рукой на
   палку, все же дошла до кабинета дежурного, и обе женщины
   расположились на
   предложенных стульях, тот спросил, есть ли у нее паспорт. –
   Предложение немного сумбурное, его следовало бы переделать
   *КАВЫЧКИ Да это не далеко отсюда КАВЫЧКИ = 1) недалеко («не»
   пишется слитно, т.к. можно заменить на «близко»); 2) Прямая речь в
   кавычках
   *Звать как, год рождения(,) какой? - разг.
   *« Когда же последний раз называли ее Аглаей Семеновной?(») –
   мелькнуло в голове, когда она, наконец, поняла, что вопрос обращен к
   ней. –( «) Разве что, когда директор колхоза вручал грамоту … -
   оформление прямой внутренней речи
   *…поправилась она и тихо добавила() ДВОЕТОЧИЕ - Помер уже.
   *что и председателя колхоза так звали(,) и хороший это был человек –
   * чтобы сын был(,) непременно(,) Иваном Ивановичем. = НЕПРЕМЕННО –
   не вводное слово
   *она к нему кинулась(,) помочь,
   * Не надо, не маленький! – немаленький ( «не» слитно, т.к. можно
   поставить синоним «большой»)
   *спрашивает ведь меня начальник что- то(»), - очнулась она –
   открывающей кавычки нет, не нужна и закрывающая
   *«Нет, еще у нее одно имя было… . Произносил он два слова слитно(,) и
   получалось – Бабаглая». – не понял постановку кавычек. Относится ли
   эта часть к предыдущей реплике?
   * Разве(,) что только ей он нужен. – «разве что» - цельное сочетание
   * Совсем СТАРЕНЬКАЯ СТАЛА(,) ДА почти ничего НЕ ВИДИТ.
   * Петр вздрогнул:( -) «Ну, явно не мне, ошиблись!»
 
Ольга Лесовская[ 15.11.2014 ]
   Спасибо, Николай Георгиевич, за помощь! Доработаю текст, исправлю ошибки. Рассказ в первоначальном варианте был короче. Конец вызывал непонимание у некоторых читателей. Решила его дописать, времени было очень мало, а вот написала "на одном дыхании". Спасибо. еще раз.

Cписок авторов первого выпуска журнала "Великолепная десятка"
Cписок авторов второго выпуска журнала "Великолепная десятка"
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Энциклопедия современных писателей
Положение о проекте
Писатели нового века
Список авторов 1-го тома
Форум проекта
Формат pdf. Cтраницы 1-2
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Билеты и другая атрибутика
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой