Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Первая тема застолья с
бравым солдатом Швейком:
Как Макрон огорчил Зеленского








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Обсуждения в режиме онлайн и на встречах в городе Рязани
Блиц-конкурсы дежурных по порталу
Буфет. Истории
за нашим столом
Буриме
Представляем новых членов МСП "Новый Современник"
Хамзет Мусаев
Вы не видели моего счастья?
Новости Региональных отделений МСП "Новый Современник"
День рождения
Михаила Поленок, Калиниградское РО
Россия-Украина:
мнение наших авторов
Владимир Папкевич
С кем вы, люди мира?
Владимир Шишков
День гнева
Николай Риф
Имперская поступь…
Константин Евдокимов
А мы ставим на любовь
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Литературно-издательский проект "ПИШУЩАЯ УКРАИНА". ФИНАЛ 2012 (Участие по персональным приглашениям)

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Историческая прозаАвтор: Рогочая Людмила
Объем: 8368 [ символов ]
Зэка
Конец августа пятьдесят пятого. Днём ещё жарко, но с
наступлением вечера целительная прохлада вытаскивает обитателей
рабочего квартала на улицу. На лавках, как куры на насесте,
размещаются старухи и молодежь. Вокруг них вьётся чумазая детвора.
Бабушка Рая за день умаялась, но не собирается отступать от
заведённого порядка. Как только солнце откатилось к горизонту, она
надела чистый «хвартук», заново перевязала головной платок,
внимательно и строго осмотрела меня. Слышу как обычно:
– Люда, умойся! С этакой чумичкой стыдно и на улицу итить.
Я плеснула из ведра на лицо горсть тепловатой воды и промокнула его
застиранным вафельным полотенцем. Сейчас мы займём обычное место
на скамейке перед двором и будем ждать родителей с работы. А они
обязательно принесут «от зайчика» что-нибудь вкусное: краюшку
хлеба, сухарик, а может быть, и конфету.
Вдруг раздался несмелый стук в калитку, и бабушка поспешила открыть
её. Я задрожала от страха и ухватилась за подол её широкой юбки. Под
забором стоял тот самый старик, которым нас, детей, пугали: широкий,
костлявый, с тёмным бородатым лицом и мешком за плечами.
Я спряталась за спину бабушки и ещё крепче вцепилась в её юбку.
Однако, несмотря на страх, мой пытливый ум подверг сомнению
подлинность старика: «Мешок маленький. Как в него помещаются
дети?»
Бабушка вовсе не испугалась незваного гостя. Наоборот, приветливо
ответила на его «здравствуйте» и шире распахнула калитку:
– Заходи, добрый человек! Ты, наверное, голодный?
Старик смущённо закивал головой, и было непонятно: да или нет. Но
бабушка крепко взяла его за рукав и завела во двор. Она стащила с его
плеча мешок, усадила на бревно под вишней, а сама побежала в
летнюю кухню.
«Вот, – подумала я", – опять за ужином родители будут ворчать.
 
«Самим есть нечего, – скажет мама, – а вы всех нищих кормите». А папа
спросит: «Нам-то что-нибудь осталось? Не всё съели ваши зэки?»
"Может, это тоже зэк», – успокаивала я себя.
С некоторых пор они появились в городе: старые, беззубые, многие на
костылях, одетые в ветхие выгоревшие ватники и с печальными глазами
на длинных худых лицах. Зэки стучали в ставни окон, в ворота, в
калитки, и люди выносили им хлеб и воду. Некоторые приглашали к себе
в дом и кормили, как это делала моя бабушка. Другие ничего не давали
и зло кричали с порога:
– Проваливай отсюда. Бог подаст.
У нас еда была, вернее, мне казалось, что была. Тушёные бураки, каша-
мамалыга из кукурузной крупы, иногда суп с редкой картошкой и
лебедой. Но сегодня у нас праздник. Мама сшила платье мордастой
тётке с китайским зонтиком, и та расплатилась мукой, пшеничной.
Муки хватило на оладьи, тоненькие, румяные. Бабушка, экономя
постное масло, жарила их на почти сухой сковородке. Но вкуснятина!
Мы с братом получили по одной оладье. Я свою сразу съела, а младший
брат Саша побежал на улицу и, хвастаясь, кричал на всю округу:
– А у нас аядики!
Представляю, как лопались от зависти соседские ребята. И вот сейчас
этот ужасный дед ест наши оладьи и запивает узваром. Так бабушка
по-станичному называла компот из сухих яблок. Хоть он был без сахара,
но очень приятный на вкус.
Старик доел угощение и вытер рукавом беззубый рот. Я заметила, что у
него нет руки. Рука-то была, но короткая, без кисти. Там, где должны
быть пальцы, я увидела завязанный край рукава. Дед ловко ртом и
пальцами здоровой руки завернул в клочок газеты щепоть табаку,
чиркнул спичкой о зажатый в коленях коробок и закурил вонючую
папиросу.
Пришло время разговора. Сейчас бабушка, как всегда, отошлёт меня
гулять, чтоб «дитё не слушало», о чём рассказывают зэки. Предвидя
это, я затаилась на чурбачке за открытой дверью кухни.
Я знала, что бабушка сидит сейчас на низенькой табуретке, горестно
подперев рукой щеку, и слушает гостя. Потом она долго будет шептать
ему какие-то утешительные слова, пересыпанные пословицами,
присказками, ссылками на милость Божью. На прощанье бабушка сунет
зэку кусочек хлеба и спичечный коробок с солью.
Она жалела всех и объясняла своё поведение тем, что сама много горя
приняла и понимает чужие беды. Родители ворчали на неё, но не очень
сильно.
Старик курил папиросу и жутко кашлял.
– Грудь болит? – участливо спросила его бабушка Рая.
– Да. Туберкулёз, – задыхаясь, сквозь кашель просипел зэк.
– И что это за болезнь такая? У нашей девочки тоже был туберкулёз.
– Вылечили? – подняв на бабушку голубые, как небо, глаза,
поинтересовался дед.
– Говорят, что вылечили, – неуверенно ответила она, – только худая –
страсть. Да ты видел её.
– Болезнь не красит, – кивнул головой зэк, – может, я тоже подлечусь,
а?
– Конечно, – подтвердила бабушка, – сейчас многие болезни научились
лечить. А с рукой у тебя что? – жалостливо спросила она.
– В шахте прибил палец, – охотно откликнулся зэк, – началась
гангрена. Чтобы не сдох, отсекли всю кисть. Для профилактики, – уныло
ухмыльнувшись, добавил он.
– И сколько же ты оттрубил, касатик?
– Десятку. По пятьдесят восьмой.
– Это ж как понять?
– ПШ. – Увидев недоуменный взгляд бабушки, он пояснил: – Подозрение
в шпионаже. Знаете, мать, я ведь в плену у немца был. Десять дней. На
одиннадцатый бежал. Вышел к своим, обрадовался, чуть ли не героем
себя почувствовал. А меня в СМЕРШ. И на десять лет. За каждый день
плена – по году, – он опять желчно усмехнулся и загасил папиросу,
собираясь уходить.
– Постой-постой... – бабушка даже привстала с табуретки, – а сколько
же тебе лет? – Она изумлённо посмотрела на старика, словно
догадалась о чём-то невероятном, и неуверенно спросила: – Ты что, в
войну был призывного возраста?
– Ну да, с восемнадцатого я, – подтвердил бабушкину догадку зэк.
– Что делается на белом свете?! Куда смотрит Бог? Так тебе, солдатик,
тридцать шесть, как моему Васе. А я думала, что ты старше меня. Я-то с
восемьдесят шестого.
– У меня мать с девятисотого.
– Жива ли она? – бабушка опять присела на свою скамеечку. Зэк тоже,
упершись спиной о дерево, вытянул худые, в разбитых ботинках ноги и
обречённо произнёс:
– Кто ж знает?
– А куда идёшь, сынок?
– Домой, в Ассиновскую.
– В Ассиновскую? – оживилась бабушка. – И чей же ты будешь?
– Афонин Пётр.
– Ой! – опять вскочила на ноги бабушка, – Фросин сын! Петя! Живой,
слава тебе, Господи!
Она опустилась на бревно рядом с зэком, ласково коснулась ладонью
его небритой щеки и, уткнув в фартук лицо, тихо заплакала.
Я давно вышла из своего укрытия и стояла рядом с ними. Бабушка меня
даже не заметила.
– Вы чего, хозяйка? – удивился зэк, – и откуда вы знаете, как зовут мою
мать?
– Фрося-то жива, мамашенька твоя, только глазами ослабела. – И,
словно не слыша Петра, бабушка заголосила: – Выплакала она
глазоньки, тебя-то выглядаючи. Выбелила головушку свою, тебя
поджидаючи. Исходила ноженьки, по конторам ходячи. Изробила
ручушки без свово помощничка. Осталась одна-одинёшенька на свете
белом... – Закончив тираду, бабушка объяснила: – Не в Ассиновской
Фрося. А дома у себя, в Слепцовской. Когда в войну дед с бабкой
померли и на отца похоронка пришла, переехала она в отеческий дом.
Я ведь, Петя, Белогурова в девках была, как и твоя мамаша.
Двоюродные мы с Фросей. Может, помнишь? Тётя Рая Лизунова?
Пётр неопределённо пожал плечами, а бабушка уверенно продолжала:
– А ты,значит, Петя, мне племенник будешь. Вот радость сестрице!
Счастье-то какое! – умилилась она.
Гость благодарным взглядом окинул бабушку, встал и низко поклонился
ей.
– Спасибо вам, тётенька, за хлеб-соль, а ещё большее спасибо за
хорошую весть. А ты, – он нежно здоровой рукой пригладил мои
стриженые вихры, – расти, малышка, и лучшей доли тебе. Пойду я.
Домой!
Бабушка, неожиданно приобретя нового родственника, принялась его
усиленно отговаривать идти в ночь:
– Оставайся, Петя, у нас до утра. Скоро Василёк с работы придёт.
Отдохнёшь, поговорите.
Но Пётр был намерен идти немедленно. Он стал даже как будто выше
ростом. Глаза у него ожили, помолодели. И я увидела, что никакой он
не старик.
– Нет, тётя, пойду я. Мать ждет.
Он перекинул через плечо свой мешок и бодро направился к калитке.
Бабушка перекрестила его вслед и, вытерев фартуком мокрые от слёз
глаза, прошептала:
– В добрый путь, сынок! Храни тебя Господь!
Copyright: Рогочая Людмила, 2013
Свидетельство о публикации №293740
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19.12.2013 19:06

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Михаил Лезинский[ 22.12.2012 ]
   Бабушка перекрестила его вслед и, вытерев фартуком мокрые от слёз глаза, прошептала:
   – В добрый путь, сынок! Храни тебя Господь!
   +++
   И я вытер слёзы , - вся наша семья , чуть раньше , прошла через это чистилище адово ...
   Об этом всегда надо помнить !
   Вы , Людмилочка , напомнили!
 
Рогочая Людмила[ 23.12.2012 ]
   Да, многие через это прошли. У нас по всем линиям.
   Надо помнить, чтобы это не повторилось!
Вадим Сазонов[ 26.12.2013 ]
   Потрясающе написано! Как будто поприсутствовал в этом дворе и
   разговор послушал! Спасибо!
   С уважением, Вадим
Светлана Дурягина[ 20.01.2014 ]
   Память, память, куда от неё деться?! Очень выразительная иллюстрация времени получилась, Людмила! С уважением
 
Рогочая Людмила[ 22.01.2014 ]
   Спасибо!

МСП "Новый Современник" представляет
Елена Крылова
Шмели
Наши новые авторы
Анна Демина
Цыганский табор
Философия времени
Ирина Азарова
Проснуться и увидеть новый день
Мнение. Критические суждения об одном произведении
Ол Томский
Завеснеть
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Юрия Юркого
По велению музы
Сергей Малашко: творчество и достижения
Рыбалка начинается в одиннадцать утра
Помолвка на операционном столе
Альбом достижений
Участие в Энциклопедии современных писателей
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"

Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"