Скоро!




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурный извозчик
Илья Майзельс
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Елена Хисматулина
Объем: 10836 [ символов ]
Мужняя жена
Когда Ольга Ивановна выходила замуж, фамилию менять не стала. Она никак не пыталась это объяснить, просто привыкла к своей фамилии, и так ей было удобно. С годами она уловила определенный знак в когда-то принятом решении. Фамилия ее - Сможная – нашла свою понятную для Ольги Ивановны трактовку, то есть способная все смочь, преодолеть. Образом жизни, достижениями, успехами она демонстрировала, что не зря когда-то фамилия эта возникла в ее роду.
Ольга Ивановна все делала правильно, основательно. В телефонной книжке значились координаты людей, с которыми сводила судьба. Перед праздниками обязательно делался звонок - пара слов о самом празднике, предложение об абоненте, три вопроса о новостях, детях, месте жительства и контакт поддержан. Это позволяло никогда не терять связей, быть в курсе дел сослуживцев, школьных и институтских друзей, приятелей, с которыми довелось вместе познакомиться на отдыхе, врачей, парикмахеров, мастеров-ремонтников и многих других, важных и необходимых при определенных обстоятельствах людей. Ольга Ивановна создавала впечатление абсолютно гармоничной личности. Сбалансированными в ней были возможности и желания, весьма обычные, средние способности поддерживались настойчивостью характера, отсутствие высокой интеллектуальности компенсировалось здоровым прагматизмом и сверх высокой уверенностью в правильности своих действий. В работе и домашних делах Ольга Ивановна была всегда на высоте. Накрахмаленные скатерти, пельмени ручной лепки в морозилке, чисто убранная квартира, ухоженный муж и умница дочь. При этом полный порядок в мыслях и сознании, ровные доброжелательные отношения с коллегами, статус высокого профессионала, персональные открытки от начальства к праздникам и очередь желающих поздравить в день рождения. Такие люди в коллективе создают фундамент стабильности, в семье – основу благополучия и долгих лет совместной жизни.
Ольга Ивановна к своему сорокапятилетию добилась положения и статуса, но, надо отдать ей должное, всегда находила в себе силы ставить новые цели и упорно идти к их достижению, не замечая препятствий и не обращая внимания на мелкие неприятности.
Все шло хорошо и размеренно. Строились планы покупки квартиры для дочери. Мечты эти начали принимать реальные очертания в виде подписанного договора на долевое строительство. Ольга Ивановна забросила при этом удочки еще и насчет беспроцентной ссуды на строительство коттеджа, съездила с мужем отдохнуть в Европу, прошла курс омолаживающих процедур и готовилась праздновать круглую дату в полном достатке, всеобщем уважении и восхищении лицом и личностью.
В этом состоянии довольства и покоя, Ольга Ивановна возвращалась вечером с работы. Ехала в трамвае. День сложился напряженный, пришлось задержаться дольше положенного, она устала и с удовольствием села у окна, без мыслей, лишь просто наблюдая длинную пробку урчащих в вечернем свете машин, прохожих, бредущих по скверу и только народившуюся зелень кустов сирени, высаженных вдоль трамвайного полотна. Взгляд ее двигался медленно, не останавливаясь на чем-то конкретном, не цепляясь на лицах, предметах, окружающем мире, и вдруг остановился. Произошло это неосознанно. Ольга Ивановна хотела было отвести глаза в другую сторону, да так и застыла. В скверике стоял ее муж и разговаривал с какой-то женщиной. Нет, в их встрече не было, наверное, ничего необычного и привлекающего внимания. Просто Ольгу Ивановну поразило, что муж говорит о чем-то с посторонней женщиной свободно, открыто, смеется, чуть отклоняясь назад, и тут же возвращаясь к собеседнице с готовностью слушать, и слушать ее, по-видимому, с интересом и особенным вниманием.
Трамвай, в котором сидела Ольга Ивановна, застыл вместе с потоком машин. Эта случайная задержка в пути в сознании Ольги Ивановны растянулась в вечность. Муж все говорил и говорил, собеседница улыбалась, иногда чуть касаясь его локтя и этим легким движением приближая или снова немного отдаляя его от себя, когда по дорожке мимо них то в одну, то в другую сторону шли люди. Этот жест, столь легкий, но уверенно и непринужденно управляющий стоящим рядом мужчиной, вызвал в сердце Ольги Ивановны волну ревности. Она задыхалась и сдерживала дыхание одновременно. Она приблизила лицо к окну, не обращая внимания на стоящих рядом людей. Ей было наплевать, что о ней станут думать. Муж - ее собственность, ее создание, на которое она положила двадцать с лишним лет жизни, продукт ее воспитания, образец ее вкуса, доказательство ее женской состоятельности – стоял и улыбался другой женщине.
Пошел дождь, весенний, легкий, внезапный. Женщина достала зонт, он быстро взял его в руки и раскрыл над ее головой. Не над своей, над ее, не приближаясь к ней, не хранясь от прохладных капель под единым кровом. Он охранял ее, нежно, ненавязчиво, подчеркивая этим в сто крат больше свое к ней отношение.
Трамвай тронулся. Ольга Ивановна, не помня себя, добралась до дома. Перевела дыхание, только открыв дверь и вспомнив, что дочь сегодня ночует у подруги. Она бы заплакала, если бы могла, но она никогда не плакала - разучилась за годы планомерного и неустанного созидания семейного счастья. Она бы завыла, но это было так чуждо ее характеру. Что делать? Впервые она не знала, как поступить. Ей больше подходила драка, битва за свою территорию и свой клан. Она упорная, она может все довести до логического конца, она может всего добиться вопреки обстоятельствам. Снова захлестнула ревность. Ольга Ивановна решительно скинула туфли, плащ, бросила на комод шарфик, подняла глаза и увидела себя в зеркале. Щеки пылали, глаза потемнели от расширенных зрачков. Вот он – эффект омоложения. Ей не дашь сейчас и тридцати пяти. Пантера, рысь, дикая кошка!
И враз она потушила в себе страсть. Заработала голова – ну что случилось? Ну встретил он знакомую, ну поговорил, ну раскрыл зонт – что в этом особенного? Ольга Ивановна, не переодеваясь, рванулась на кухню, достала суп из холодильника, поставила разогревать, сунула в микроволновку блины с мясом, подумала, и достала из шкафа заготовленные ею осенью помидоры и лечо. Руки быстро и споро сделали привычную домашнюю работу. Кухня наполнилась ароматами сытого дома. Ольга Ивановна сервировала стол, подумала и прибавила бутылочку красного полусухого вина. Но, словно испугавшись, убрала ее обратно в шкаф, решив достать уже после ужина, когда не будет на столе тарелок из-под супа и блинов, а можно достать высокие тонкие бокалы, вино, виноград…
Зачем виноград? Он стоит там, в сквере, ему хорошо, а она, уставшая до боли в затылке, греет ему ужин, достает какие-то заготовки. Снова ревность поднялась в душе. Ольга Ивановна выключила плиту – придет, тогда можно и разогреть. Ее мысль о том, что в возрасте сорока пяти лет она может остаться без мужа, брошенной в глазах знакомых, ненужной старой, вызвала агрессию. Ей хотелось расправиться с ним за унижение, которого еще не было. Ей хотелось первой принять решение, хотя бы внешне оставаться самостоятельной успешной и все в своей семье определяющей.
Хлопнула дверца лифта. Ольга Ивановна вытянулась как струна, подалась корпусом немного вперед, слух напрягся, словно она выслеживала дичь. Звонок в соседнюю дверь, голоса, все стихло, но Ольга Ивановна продолжала сидеть в напряжении. Она боялась шелохнуться и за этим движением не услышать шаги своего мужа. Она боялась повернуть голову и увидеть в окно, как быстро темнеет, и как с уходящим днем исчезает ее надежда на возвращение мужа. Злость, обида снова спрятали свои алчные лики. Ольга Ивановна затихла. Она боялась плакать, боялась притронуться к еде, боялась сходить переодеться. Она замерла и хранила этим в себе ту минуту надежды, которая затеплилась в ней, когда, накрыв стол, она села ждать его скорого прихода.
Сколько времени прошло она не знала. Все-таки ей пришлось осознать, что на улице стало совсем темно. Ни звонка, ни шагов за дверью. Казалось, исчезли все и вся, остановилась жизнь, и только Ольга Ивановна, как часовой, одна не могла оставить свой пост. Усилием воли она заставила себя подойти к двери и заглянуть в глазок – пустая ровно освещенная лестничная площадка. Ольга Ивановна села под дверью, прикрыла глаза, и только слух ее все острее и цепче хватался за звуки в подъезде. Она слышала кашель соседа, тихую музыку из квартиры снизу, шум въезжающих во двор машин. Как только хлопала дверца, сердце Ольги Ивановны начинало бешено стучать. Она мысленно представляла, как муж выходит из машины, идет к подъезду, нажимает код, открывает дверь, вызывает лифт, поднимается на их этаж. Она считала даже не секунды, она наполняла доли секунд его движением. Вот отмеренное время заканчивалось, она прибавляла к расчетному еще минуту, две, но звон ключей перед их квартирой так и не раздавался. Все снова погружалось в тишину.
Ольга Ивановна бесшумно, но быстро, метнулась к телефону, взяла в руку трубку с намерением позвонить мужу на сотовый, трусливо набрала восьмерку и дала отбой. Она боялась, что на том конце вместо его голоса услышит уходящие в пустоту гудки. Всегда трезво и рационально мыслящая ее голова дала сбой. Ольга Ивановна потерялась в себе, в своей квартире, она потеряла своего мужа и не знала, где его найти. Это был ее муж, он не должен был быть ничьим, и он должен был сам уже давно вернуться домой. Так было всегда. Она могла задержаться, прийти поздно, но здесь дома все должно было быть таким, как ею задумывалось. У нее не было больше сил бороться. Она устала, ей было плохо, она не знала, что и подумать. Мысли о том, что с ним что-то могло случиться, она не допускала. Она видела его рядом с женщиной, которой он явно симпатизировал, и это было причиной его отсутствия, а ее мучений. За что он ее мучит?
Внезапно вспомнилось выражение «мужняя жена». Почему оно возникло сейчас, Ольга Ивановна не знала, но только сегодня в эту минуту она поняла смысл слов. Жена принадлежащая мужу, зависящая от него, и жизнь ее зависящая от того, есть ли он у нее. Зачем ей фамилия Сможная? Что она хотела смочь, что доказать? Она и может все только потому, что ее успехи есть кому показать, усилия есть в кого вложить. Не было бы мужа, дочери, семьи, были бы только одинокие подруги, стала ли бы так биться она за продвижение в карьере? Она была бы равной с ними, читала бы умные книги, ходила бы в кино на сеансы элитарного фильма, обсуждала бы новости, моды…
Она извелась настолько, что пропустила звук хлопнувшей внизу двери. Она не услышала, как он подошел и достал ключи. И только увидев его на пороге, Ольга Ивановна подняла глаза и тихо заплакала. Она не понимала, что он ей говорит, не понимала, почему он испуганно ищет какие-то таблетки, дает ей стакан с водой. Он обнимал ее, тряс за плечи, что-то спрашивал, просил вспомнить, что предупреждал, насколько задержится. Все это было неважно. Она повторяла как заклинание одно только: «Мужняя жена, мужняя жена».
 
Из сборника "Не про меня, но обо мне"
Copyright (с): Елена Хисматулина. Свидетельство о публикации №293159
Дата публикации: 02.12.2012 21:56
Предыдущее: Самостоятельная жизньСледующее: Прощание с Серым Усом

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Ферафонтов Анатолий[ 04.02.2016 ]
   Елена, ну просто мастерски написанный рассказ, без лишней патоки и назидания. А как классно передано внутреннее состояние замужней женщины, преодолевшей верхнюю границу молодости, с возрастающим беспокойством за свою дальнейшую семейную жизнь. И как в конце концов падает с души камень, когда она находилась на грани обморочного состояния. Здорово! Профессионально! Спа - си - бо!
 
Елена Хисматулина[ 05.02.2016 ]
   Спасибо, Анатолий! Рада, что Вам понравилось. Я часто присматриваюсь к людям, пытаюсь разгадать их
   внутреннее состояние по лицам, жестам, голосу, манере общения. В рассказах всегда стараюсь придумать и
   представить себе портрет героя, а к нему дорисовать характер. И иногда понимаю, что не я веду героя, а он
   меня. То, что первоначально задумывалось, перестает вписываться в его натуру, не лепится, разваливает
   образ. Мне ужасно нравится, когда герой "начинает вести себя" подобным образом. Только тогда, мне
   кажется, может получиться что-то живое. Получается, правда, нечасто :)). С благодарностью и
   пожеланиями удачи. Елена.
Ферафонтов Анатолий[ 05.02.2016 ]
   Лена! Мой статус старшего товарища позволяет мне обращаться к вам именно так, но без фамильярности. Вы - большая умница и зрелый профессионал. Поверьте мне: я знаю, что говорю. Ваши работы, даже те, которые удалось прочитать - это прекрасный образец прозаического творчества. А ваши внутренние качества - это тот самый стимул, который не позволит вам ошибаться в описании психологического состояния героев. А успешное владение русским языком - выше всяческих похвал. Я благодарен судьбе за случайность нашей встречи. Я - хреновый критик, но в своих предпосылках почему-то часто оказываюсь прав. А вам желаю не сбавлять оборотов и писать так, как подсказывает ваше естество. С искренним теплом, Анатолий.
Елена Хисматулина[ 06.02.2016 ]
   Уважаемый Анатолий! Я по доброму улыбнулась, отреагировав на Ваши слова про старшего товарища.
   На самом деле, предполагаю, что мы не очень далеки по годам. Но главное, что я хочу Вам сказать, Вы,
   действительно, обладаете даром видеть не только то, что бежит строками по бумаге, но и то, что автор
   пытался вложить в свои "творения"­.­ В этом смысле Вы - идеальный читатель. Идеальный настолько, что
   позволяете автору поверить, что он "донес" смысл (даже если это не всегда случилось), и дать автору ту
   светлую развивающую силу и желание соответствовать Вашим оценкам, которые, возможно, позволят
   ему чуть-чуть критичнее и строже отнестись к самому себе. Это всегда способствует творчеству. Только
   при всем этом никому из авторов нельзя не забывать, что Вы - прекрасный автор, замечательный
   рассказчик, глубокий человек, и еще - человек с "двумя парами глаз и двумя силами сопереживания" :)).
   Т.е. Вы рассматриваете в несовершенном потенциал, в несостоявшемся - мысль, в едва наметившемся -
   идею. И в этом бываете гораздо совершеннее самого автора - Ваше внутреннее содержание развивает и
   подсказывает сознанию то, что иногда не прорвалось и не состоялось у начинающего автора. Поэтому я
   всегда внимательно отношусь к Вашим отзывам и комментариям - в них и надо "считывать"­;­ то, как в
   итоге надо писать. Огромное Вам спасибо! Я также рада нашей случайной встрече на портале. Елена.
Ферафонтов Анатолий[ 06.02.2016 ]
   Здравствуйте, Елена! Ну вот, что называется, обменялись любезностями. Признаться, я и не считал никогда, что я такой "замечательный&­quot;.­ И в этом "заблуждении&qu­ot;­ буду оставаться и дальше. Открою небольшой секрет, Лена. В институте иностранных языков мне почему-то нравились занятия, на которых мы буквально по "косточкам"­;­ разбирали произведения Зегерс, Бехера, Штриттматера, Борхерта и др. Для более глубокого проникновения в "природу" языка обращали пристальное внимание на владение немецким... самого автора. У нас даже возникали дискуссии о том - почему романист прибегает к тем или иным языковым средствам для описания как природных красот, так и взаимоотношений между главными героями. Дискуссии проходили, естественно, на иностранном - что приводило преподавателя в неописуемый восторг. И вот у меня с тех пор осталась привычка внимательного чтения любого материала, которая позволяет замечать опечатки даже в читаемых книгах. Немного странно, правда? Видимо оттуда берёт своё начало и другая привычка - сразу замечать и выделять работы портальных авторов, написанных с большим прилежанием и литературным мастерством. К ним принадлежите и вы, Елена. Причём хочу заметить: я никогда не говорю комплиментов, а только чистую ...правду, ибо в переводе с французского "комплимент&quo­t;­ означает то, чего "нет на самом деле". Желаю вам приятных выходных и лирического настроения.

Темы недели

Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Призовой отдел
Розыгрыш заявок на соискание премии "НОС"
Генератор счастливых чисел
Форум призового отдела
Положение о Сертификатах "Талант"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой